ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

ФЕНОМЕН ДУХА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

                                                    Составил С.А.Порохин, полковник в отставке,

 кандидат философских наук,

 член Союза писателей России.

 

    

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».                                                                                                                                                                                                                                     Евангелие от  Иоанна 15.13.

 

 « Не в силе Бог, а в Правде».

                                                                          Святый Благоверный Великий Князь

                                                                                                       Александр Ярославович Невский.

              

                            Сама армия есть точное подобие того народа, из которого она  вышла.

                                                                                                     Генерал  Е.И. Мартынов.

 

                                      Наиболее ярко характер народа проявляется в роковое для него время. А таким роковым временем для народа, в частности, для русского народа, была Великая Отечественная война. Рассматривая события этой войны чисто с материалистических позиций, мы мало чего сможем понять. Так, например, когда у Красной Армии, казалось, имелись все материальные преимущества, для победоносных действий, по сравнению с силой противника, она «вдруг» проявила необъяснимую, прямо ошеломляющую в военном отношении слабость, и, наоборот, тогда, когда для осуществления стратегического наступления сил и средств было совершенно недостаточно, армия, вопреки законам военного искусства, смогла осуществить победоносное наступление. Срабатывал мало поддающийся расчёту и управлению некий духовный фактор. Так почему же он не работал в одних условиях, и срабатывал в других? Когда, в какое время народ в массе своей мог силой и действием отозваться на Слово?[1] Здесь, в этом вопросе, оказывается не всё так просто, как трактовали (кормушечные) политические и военные теоретики. В Великую Отечественную войну ярко проявился некий феномен, точнее, Русский феномен, и именно он  сыграл решающую роль в войне. И вот уже более семи десятилетий со времени окончания войны это удивительное явление продолжают упорно замалчивать в нашей стране. Почему? Попробуем разобраться. Все предпосылки для объективного анализа есть. Война была истребительной и тотальной, она в свою воронку втянула более полутораста миллионов соотечественников, которым пришлось перестроить на военный лад всю свою жизнь. Молох войны регулярно требовал от них жертву в двадцать тысяч жизней среднесуточно в течение всех 1418 дней, пока эта война продолжалась. Многочисленные цифры и факты, приводимые здесь, помогут лучше разобраться и осознать то явление,которое  происходило в действительности, название которому может быть дано: Русский феномен или феномен Православия.

* * *

      Среди множества кровавых уроков Великой Отечественной войны руководство Страны Советов  и командование Красной Армии  только под Сталинградом по-настоящему усвоило самый хрестоматийный и самый главный: чтобы побеждать противника, совершенно недостаточно одних только материальных факторов: ни превосходства в численности войск, ни превосходства в вооружении и технике, недостаточно даже того, что военачальники смогли теоретически овладеть основами военного искусства: чисто  законами тактики и стратегии и применять их в условиях современной войны. Необходимо было понимать значение особенностей именно духовного фактора, осознать его генезис в человеке-воине. Учитывать его и управлять этим фактором – есть величайшее искусство. Проще говоря, необходимо ещё было для обеспечения победоносности Красной Армии иметь качественно другие командные кадры, самодостаточные, отнюдь не слепопослушные. А ведь именно слепепослушные, удобные для управляемости, а не для ведения настоящей войны военные кадры и были выкованы руководством страны, всей советской системой. Суворовское изречение: «Воюют не числом, а уменьем», казалось, знали все. Более того, до войны у всех на слуху был сталинский лозунг: «Кадрырешают всё!» Но кадры-то оказались не те, как «гранаты не той системы». С началом войны в армию призывались военнообязанные и старших возрастов. Они уже повоевали и в Гражданскую войну, и Русско-Германскую имели боевой опыт. Но радикальных перемен к лучшему в управлении армиями и войсками не происходило. Задачу по «перековке» профессиональных качеств сражающейся армии пришлось решать в боевой обстановке, в самом горниле войны, ценой большой крови. Для частного боя и для проведения крупных сражений требовалось не слепопослушные командиры, а самостоятельные, самодостаточные офицеры-профессионалыспособные каждый на своём месте приниматьответственные решения. Ещё фельдмаршал Кутузов утверждал: «Каковы офицеры, такова и армия».

     Как податливый графит при определённых условиях перекристаллизуется в сверхпрочный алмаз, так и качества человека как вида, как личности, как воина, требовалось «перекристаллизовать» в качества воина-победоносцавоина-профессионала, способного на равных противостоять врагу. Это - непростая задача. Изначально надо знать, какие именно качества в Отечественной войне потребны. Среди сотни тех или иных качеств, которыми обладает человек, надо выявить сущностные, понять их природу, и создать условия для развития и проявления таких качеств. То есть, необходимо уметь управлять этим внутренним духовно личностным процессом.  Это задача, разумеется, должна быть решена ещё до войны. Причём, решена  грамотно, с учётом особенностей склада русской души нашего воина.

      Отечественная военная наука располагала большой военно-исторической базой, обобщающей опыт строительства русской армии. Военные деятели, мыслители России и Русского Зарубежья создали к тому времени уникальное по содержанию русское военно-теоретическое наследие. Только в Зарубежье было опубликовано свыше тысячи книг и брошюр, выходили до полутора сотен периодических изданий, в которых были запечатлены мысль, дух и традиции русской военной школы.  Но тот проверенный веками боевой опыт так и не был востребован. «И сами с усами!» Полагали, что эта задача в принципе решена столпами новой мировой интернациональной идеологии. К началу войны в СССР красных командировготовили к войне в 19 военных академиях и 203 военных и 7 высших военно-морских училищах.[2] Даже в военных училищах курсанты обучались боевому делу по полной программе по 2 года, и в военных академиях так же. На начало 1941 года из 1833 командиров полков Красной Армии 14% окончили военную академию, военные училища - 60% и лишь 26% - военные курсы.  В предвоенную пору краскомы считались элитой советского общества, они выделялись военной формой  и выправкой, были всегда при оружии, одним словом, «краса и гордость РККА!» Полагали, что с такими «орлами» победа над любым врагом обеспечена.   Историк В.Шлыков приводит такие цифры: «К 22 июня 1941 г. в Красной Армии насчитывалось 680 тыс. офицеров, а в течение только первого месяца войны было призвано (из запаса) ещё 650 тыс. В то же время во всем гитлеровском вермахте (а не только на Советско-Германском фронте) насчитывалось к 1 декабря 1941 года всего 148 тыс. офицеров, из которых лишь 23 тыс. являлись кадровыми, а остальные были призваны из запаса или подготовлены на краткосрочных курсах».[3]. К 5,5 миллионам солдат и офицеров состоявших «под ружьём» в кадровой Красной Армии «за первые восемь дней войны в Вооружённые Силы было мобилизовано 5,3 миллиона человек» из запаса[4] Обороняющаяся армия уже сразу более чем в 2 раза превосходила по численности армию Германии и её союзников, осуществляющих в России стратегическое наступление… А для обороны, как правило, требуется примерно в три раза меньше сил, чем для того, кто наступает. Красная армия, казалось, имела все преимущества для проведения успешной обороны, но  противник так и не был остановлен. Наступление врага развивалось ошеломляюще успешно, и совершенно необъяснимо для тех, кто умел оперировать цифрами.

     Только война смогла, наконец, выявить, что у наших командиров сформированы не совсем те качества, что требовались для защиты страны. Пришлось задачу по изменению качества «кадров» решать в огне войны, рассчитываясь за ошибку непомерно большой кровью.

      Благо, у Верховного Главнокомандующего Сталина хватило ума и интуиции осознать, с каким офицером, с какими такими его профессиональными  качествами можно добиться успеха в современной тотальной войне. Но это произошло не сразу. Только осенью 1941 года он уже больше не «прокололся», как это было в его первом обращении к «Братьям и сёстрам»  3 июля 1941 года! Тогда он, вероятно, чисто по идеологической зашоренности, в качестве жупела указал на  «восстановление (врагомвластипомещиковвласти царизма…».[5] Уж чем-чем, а порядками «царской России» замордованныйинтернационал-большевистской властью  русский народ было не запугать. Результат получился совершенно неожиданный: за короткий срок 3,8 миллиона солдат и офицеров «профессионально» вымуштрованной Красной армии (а это 70% её личного состава на начало войны)[6] во главе с восемью десятками генералов (8% «генеральского корпуса»)[7] «проголосовало» за царизм …ногами. Миллионы в большинстве своём не контуженных и не раненых красноармейцев волей-неволей «промаршировали» неисчислимыми колоннами за колючую проволоку в плен к немцам. Кроме того, более миллиона[8] соотечественников за годы войны надевали немецкий мундир или нарукавную повязку полицая. Такого позора за всю историю России ещё не бывало. Для сравнения «В войне 1914-1918 годов центральные державы (Германия и Австро-Венгрия - СП) взяли в плен 2417 тыс. русских. Из них умерло 70 тысяч. (…) несмотря на активную немецкую пораженческую пропаганду в лагерях в 1917 году, лишь…  2 тысячи украинских националистов согласились дезертировать в немецкую армию».[9]

    Цвет Красной Армии лучшие её дивизиикорпуса и армии в самом начале войны были разгромлены. Это произошло не смотря на наше почти пятикратное(!) превосходство в количестве  танков, которые, вдобавок, по боевым и тактико-техническом характеристикам были ещё и лучше танков противника. (Это утверждаю, как инженер-специалист, прослуживший всю жизнь в танковых войсках). Превосходство было не только в танках. В 2 – 3 раза в Красной Армии было больше артиллерийских орудий и боевых самолётов, кораблей военно-морского флота. Та техника у нас тоже была не хуже! Побеждала нас слабейшая армия! 

  К 1941 году Германия ещё не успела полностью вооружиться. Обстоятельства заставили Гитлера нанести превентивный удар по Советскому Союзу, так как время работало против него. Темпы наращивания производства военной техники в Германии были ниже, чем в СССР. Почему же войска Вермахта к началу войны не смогли достаточно вооружиться? А потому, что согласно Версальскому договору, Германия не могла иметь вооружённые силы более 100-тысяч человек в сухопутных войсках и 15-ти тысяч в ВМС. Германии было запрещено производить танки, военные самолёты, а кораблей военно-морского флота - иметь более минимально дозволенных квот. Как известно, когда Гитлер пришёл к власти в 1933 году, он  только в  1935 году отказался выполнять условия унизительного для Германии договора. Вермахт стал усиленно вооружаться, начиная  с самого низкого, почти нулевого уровня. В то время, как промышленность СССР одних только танков выпускала в среднем по 3 тысячи в год, уже с 1931-го года. Для нападения на Советский Союз Гитлер смог выделить 3865 танков и штурмовых орудий, его союзники добавили к ним ещё 402 танка. Сталин же к началу войны располагал 25784 танками, из них 15687 – в западных военных округах.[10] Однако все эти цифры, свидетельствующие о количественном и качественном превосходстве нашей военной техники с начала войны целых полвека были строго засекреченными… от собственного народа. Британский вице-маршал Кингстон-Макклори в своей книге «Руководство войной» точно заметил: «…Часто факты о серьёзных ошибках, приведших к трагическим последствиям, засекречиваются и становятся доступными для историка слишком поздно…»[11] Следует уточнить, что не только для историка, но и для собственных граждан, которые, зная эти факты, могут сделать свои вводы, не совпадающие с официальной «научной» (наукообразной) трактовкой.

       Следует ещё помнить, что Советский Союз перед войной немало сделал для того, чтобы усилить Германию. В том, что Германия не встретилась сразу с большими хозяйственными трудностями, в значительной мере «заслуга» нашего руководства: Германия была обязана Советскому Союзу немалыми продовольственными и сырьевыми поставками в 1939-1941 годах.

      С началом войны у Красной Армии было ещё одно преимущество: она вела оборонительныеоперации, для которых, в отличие от наступательных, согласно азбуке военного искусства, требуется сил и средств в три раза меньше, чем  наступающему противнику. Более того, на Западе было немало старых крепостей, построенных по последнему слову науки. Первый секретарь ЦК КП(б) Белорусской ССР П.К.Пономаренко писал ещё в марте 1940 г. Сталину: «Старые укреплённые районы представляли собой нить-цепочку капитальных укреплений, не дополненных никакой системой искусственных препятствий в глубину и по фронту…. Долговременные огневые точки строились по шаблону – против 6-дюймовых или против 8 дюймовых пушек. ДОТов же лёгкого типа, способных противостоять артиллерии мелких калибров и пулемётному огню не строили».[12] А что же тогда делал инженер генерал Карбышев, перед войной? Разве он не строил инженерных сооружений, укрепляя ими танкоопасные направления Западных военных округов? Имелись, кроме того, целые города-крепости. Каждый из сотен обычных городов мог стать настоящим  Сталинградом. Известный британский теоретик Фуллер писал: «Город - не крепость, но до тех пор, пока гарнизон стойко держится и его линии снабжения действуют, превратить город в груду развалин – это не что иное, как легчайший способ создать препятствие, которое сильнее любой из специально построенных крепостей».[13]

     Почему же тысячи городов, крупных населённых пунктов, десятки тысяч сёл и деревень  так и не стали  «Брестскими крепостями и Сталинградами» на пути врага? Ведь именно в Сталинграде «За каждый дом, цех, водонапорную башню, железнодорожную насыпь, стену, подвал и, наконец, за каждую кучу развалин велась ожесточённая борьба, которая не имела себе равных…» - писал об упорстве наших войск немецкий генерал Ганс Дёрр.[14] За Сталинград в 1942 году ожесточённая борьба велась, а в 1941 году за Минск, Киев, Орёл, и за сотни других городов почему-то так не велась! Почему?

   У нас было ещё одно преимущество. В ближайшем тылу Красной Армии находились фронтовые и армейские базы снабжения с огромными стратегическими запасами горючего, боеприпасов, продовольствия и военным снаряжением. Противнику же приходилось поначалу всё необходимое доставлять за сотни километров по оккупированной им же нашей территории, где уже начали действовать против него партизанские отряды.

    Сколько было у нас таких, казалось бы, «козырных карт»! А что в результате? Как же так могло случиться, что армия, на оснащение которой  современным оружием и военной техникой так напряжённо и день и ночь в три смены работали в течение двадцатилетия заводы всей страны, «вдруг» всё в «одночасье распатронила» и сдала врагу?

    В чём был роковой просчёт? Может быть, генералы оказались не те? Но, как известно, Генштаб, «мозг армии», возглавлял Г.К.Жуков, казалось бы, самый авторитетный во время войны и после неё военачальник. Нарком Красной Армии маршал Тимошенко, хотя и уступил должность Главковерха Сталину, но он в течение всей войны успешно командовал фронтами. А Василевский, Конев, Рокоссовский, Горбатов, тот же Власов? (Кстати, генерал Власов до войны командовал лучшей в  Красной Армии дивизией, он сам её и вывел в лучшие, потом успешно командовал корпусом, армией, был назначен заместителем командующего фронтом, пока не попал в плен). Талантливых генералов было немало. Сотни высших командиров имели боевой опыт (Хасан, Халхин-Гол, Испания, Финляндия, Польша…). Часть из этих генералов ещё в Первую Мировую войну были боевыми офицерами Русской армии. (Шапошников, Говоров, Василевский, Малиновский, Баграмян). Тогда, может быть,  военная теория:  стратегияоперативное искусство и тактика у нас были не на должной высоте, и наши военачальники значительно отставали в этом отношении от своих противников? – Так нет же! Наоборот! Отечественные военные теоретики опережали! Опережали  почти на пятилетие и немецкого генерала Гейнца Гудериана и французского полковника Шарля де Голля. В своих теоретических разработках их опередил комкор В.К.Триандафилов, зам начальника штаба РККА. Он  ещё в 1929 году опубликовал книгу: «Характер операций современных армий». Его работа теоретически развила идеи английского военного теоретика Фуллера, и предопределила характер сражений, который будет превалировать в грядущей войне. Он показал всё возрастающую роль крупных манёвренных танковых и механизированных объединений, предназначенных для  прорыва обороны противника, нанесения  глубоких ударов в  тылу  противника с целью охвата и окружения крупных его сил. И эту азбуку военной науки блестяще знали не одни только красные командиры, но и солдаты хотя бы по предвоенным фильмам, в которых воспевался удар и маневр танковых войск.

    Может быть, роковую роль сыграла так называемая «внезапность» нападения «вероломного врага»? Но ведь наша славная Красная Армия все эти годы усиленно готовилась к военной схватке с «армиями стран мирового капитала». Война ещё не началась, а уже  из Сибири, Средней Азии и Забайкалья в сотнях воинских эшелонов выдвигались десятки дивизий на усиление Второго стратегического эшелона Красной Армии. Войска Первого стратегического эшелона (часть войск Западных военных приграничных округов) сурово придвинулись к государственной границе. С конца мая 1941 военные типографии стали печатать одну за другой серии русско-немецких разговорников, тиражом по 100 - 200 тысяч экз. в каждой, таких серий было с десяток! (Сделан был большой запас военных карт стран Центральной и Западной Европы. А вот военными картами своей Западной части СССР Генштаб почему-то не удосужился обеспечить наши войска! Понятно, почему! (Известно, также и то, как это «упущение» роковым образом отразилось на планировании и ведении оборонительных  и контрнаступательных боёв, проводимых  нашими  войсками. У офицеров дивизионного и полкового звена таких  топографических карт в начальный период войны почти ни у кого не было).

     Офицеры Красной Армии меж собой толковали о предстоящей прогулке на Запад. Так, у захваченного в плен сына И.В.Сталина Якова Джугашвили было обнаружено письмо,  в котором его друг офицер писал Якову, что он «перед прогулкой в Берлин  хотел бы ещё раз повидать свою Аннушку».[15] Внезапность нападения Германии на СССР – это байка для простачков, чтобы как-то объяснить небывалый разгром сильнейшей армии мира. С началом войны по планам подлежало развернуть 30 приёмных пунктов военнопленных. Но фронт покатился в обратную сторону. «…Через месяц после начала войны действовало немногим больше половины».[16] А «количество прошедших через приёмные пункты НКВД военнопленных за первый месяц войны составило 1494 человека».[17]

     Может быть, в наших войсках патриотизма было недостаточно? Был, и ещё какой, да только не совсем, тот, что надо, скорее интернациональный. Повоевали в Испании. Сговорясь с Германией, поделили Польшу, кровопролитно повоевали в Финляндии, параллельно-последовательно ввели войска в Эстонию, Литву, Латвию, Западную Украину, Бесарабию. Готовились «освобождать» от «капиталистов» другие страны Европы.  Школьников всерьез обучали военному делу, учили метко стрелять, совершать прыжки с парашютом. В каждом районном центе стояла парашютная вышка! Миллион человек прыгали с парашютом. На всю страну звучали советские ура-патриотические песни, с «зажигательными» словами, например, такими как: «Броня крепка и танки наши быстры», или «Мы раздуваем пожар мировой.

                                                  Церкви и тюрьмы сравняем с землёй.

                                                  Ведь от тайги до британских морей

                                                  Красная армия всех сильней!»

      И вот, «наконец», война «внезапно» началась… Армии вступили в противоборство. Красная Армия стала рассыпаться под ударами врага. «За первые двое суток войны самолётный парк ВВС (Красной армии) только на северо-западном и юго-западном стратегических направлениях сократился на 3922 самолёта».[18] Вооружение армии, огромные стратегические запасы – всё это, как оказалось, не впрок!  Одних стратегических военных запасов, захваченных на советской территории, хватило потомпротивнику  на пару лет войны с Советским Союзом, хватило как раз именно на тот самый срок, который оказался необходимым Германии для того, чтобы промышленность Германии смогла  перестроиться на военный лад - на массовое производство военной техники и вооружения. Феноменслабости советской военной машины казался невероятным. Выходит, была создана большая бездушная, но малоэффективная военная машина с шестерёнками, звёздочками и т.п. При выходе из строя каких-то звеньев, застопоривался её ход. Достаточно из людей сколотить такие машины и пустить в нужном направлении, и они будут автоматически работать, пока все части её не разрушатся. И эта военная машина, которой являлась Красная Армия, оказалась по началу несостоятельной.  Она  буквально разваливалась на глазах. Инженер бы в таком случае, рассуждая о машине, сказал, что тут или конструкция её плоха, или материал, из которого она сделана, не отвечали её предназначению. Но эту военную машину – армию, создали преданные Верховной власти военспецы, и «конструкция» этой военной машины, казалось, соответствовала последнему слову военной техники и военного искусства. Тогда, значит, материал, из которого военная машина  сделана, оказался не тот. Материал - это люди. Выходит,  что всё дело было в людях? «Солдаты, мол, у нас не те».

     Однако история войн  свидетельствует,  что солдату русской армии издавна была присуща    стойкостьупорство в бою, выносливость и неприхотливость в походных и боевых условиях, а главное, нашему солдату была присуща та нравственная сила, благодаря    которой  на   протяжении   целого   тысячелетия русский народ   с достоинством   выходил   из  самых тяжелейших испытаний. А раз так, то армия - не механизм, («артикулом предусмотренный») а организм, подобный организму человеческому со всеми, присущими ему достоинствами и недостатками, с его временными периодами силы и слабости, периодами здорового состояния и периодами болезни. А человеку присуща ещё и душа, Народу и армии – дух.

     Духовная сила христолюбивого русского воинства являлась отнюдь не последним фактором. Даже, случалось, и при не самом лучшем  руководстве,   как то, например, имело место в Первую мировую  войну,  русская  армия сохраняла живучесть, держала оборону и  оставалась  серьёзной   военной   силой, с которой врагам  России приходилось считаться. Когда   Россия   «оказалась   в   омуте  Февральской-Октябрьской   «революции» 1917 года, Русская  Армия   погибла  на  боевом посту, сражённая ударами не с фронта, а с тыла. Генерал-лейтенант Русской Армии  профессор Н.Е. Головин указывал, что «Закон распространения разложения  Русской Армии  имел направление от тыла к фронту».[19] Только лишь после года такого мощного идеологического революционного разложения доселе победоносные войска (Кавказский фронт) побежали с фронта. Побежали последними!  (Мы-то теперь хорошо знаем, кто подзуживал в русском тылу, кто там у нас в тылу, в Петербурге «окопался», а потом проехал в Россию через Германию в «пломбированном вагоне», а также «пришвартовался» на кораблях из Америки»). Лишь от удара в спину погибла Русская Армия, а вслед за тем погибло и  Российское государство - государство русского народа, с русским императором во главе. На его развалинах возник Советский Союз. За двадцатилетие  была создана, казалось бы, из того же самого «человеческого материала» «непобедимая и легендарная» Красная Армия.

     Когда-то, на Х съезде РКП(б) в марте 1921г. Ленин откровенно  заявил: «Пока революции нет в других странах, мы должны были вылезать десятилетиями, и тут не жалко сотнями миллионов, а то миллиардами поступиться из наших необъятных богатств, из наших необъятных источников сырья, лишь бы получить помощь крупного передового капитализма. Мы потом с лихвой себе вернём. Удержать же пролетарскую власть в стране, неслыханно разорённой (ими жеинтернационал-глобалистами! - СП), с гигантским преобладанием крестьянства, так же разорённого, без помощи капитала,… нельзя».[20] И страна на двадцатилетие была превращена в военный плацдарм, подпитываемая на начальном этапе мировым капиталом, в целях дальнейшей глобализации мира, его завоевания и закабаления населения, и получения сверхприбылей «интернациональной» кастой, мечтавшей стать властелинами Земли. (Те же самые «хазары» третье тысячелетие «заказывают свою музыку», т.е. политику, поскольку именно они – интернационал-капиталисты-глобалисты  тогда и сейчас в своих руках сосредоточили финансы - самое универсальное средство мировой политики).  Но «созданное марксистским Интернационалом Советское государство стало жертвой духовного расщепления, выдуманного в 1864 г. марксистами.[21] Из народов и племён, входящих в СССР к строю антимарксистов, ((националистов) во вторую мировую войну - СП) «примкнули дивизии эстонцев, латышей, украинцев, добровольцев из Грузии, Азербайджана, Крыма, с Кавказских гор, из Средней Азии, примкнул Казачий корпус, Особая дивизия полковника Рейгенау и Русская освободительная армия, насчитывающая в своём составе 2 дивизии на Востоке и 500 батальонов на Западе» - констатировал в своём исследовании «Измерения войны» полковник русской армии Евгений Месснер.[22]

                                                                              ***

    Не прошло и недели с начала Великой Отечественной войны, а  уже передовые части танковых групп, возглавляемые  немецкими генералами Готом и Гудерианом, «сомкнулись в Минске 28 июня».[23] Для сравнения можно привести другой факт. В тот же Минск во время Первой Мировой войны германские войска смогли войти только 20 февраля 1918 года,[24] и то, только тогда, когда Русская армия в результате революции полностью разложилась! То есть, в Первую мировую немцы вошли в Минск только  на 1300-й день с начала войны, а в Великую Отечественную – уже  на 7-ой день!  Разительное сравнение! Так какая из русских армий сражалась лучше? Царская или Красная? По началу успех сопутствовал Гитлеру, его войска преодолели две трети расстояния (от Бреста до Москвы) за 26 дней!

    Чудовищный погром самой сильной армии мира - Красной Армии ставил Верховного Главнокомандующего в тупик. В чём-то он крупно просчитался.  Почему кадровые войска, в профессиональном отношении наиболее подготовленные и прекрасно вооружённые, в массе своей с самого начала войны не проявили должной стойкости? Почему такое случилось? Да потому только, что смута была в мозгах у «советских» людей. В результате происходил паралич воли и у кадровых  военных. «Ура–патриотические» лозунги били, выходит, по воздуху. Это потому только, что Советская власть оказалась для подавляющей части народа чуждойчужойинородческой, и держалась  первоначально исключительно на терроре, штыках и иностранной валюте.  Страна и до войны была уже превращена в настоящий военный лагерь. (Это в наибольшей степени осознавали люди старшего поколения, которых ныне естественно уже нет. Сказать правду о войне они  не могут. А писать правдивые мемуары в то времямало кто осмеливался. Тогда шёпотком меж собой говорили: «Язык до Киева доведёт, …или до Магадана»).

      Духовные основы русского народа всё предвоенное двадцатилетие целенаправленно подрывались, все русское осмеивалось и хулилось. Русская православная церковь претерпела неслыханные гонения. Руководители Советского Союза были, в основном,  инородцами. «И тщетны будут попытки будущих исследователей первых 30 лет Советской Власти найти где-нибудь в крупнейших многотиражных газетах, …а также в «толстых» журналах статьи и исследования об этой «обратной пропорциональности» и объяснение, как и почему получилось так, что представители этнической группы всего в 2% населения России заняли в среднем около 80% всех ключевых постов во всех областях жизни страны. Случай доселе неизвестный истории» - писал историк Андрей Дикий.[25] (О том, кто руководил страной,  красноречиво  свидетельствуют имена, отчества, фамилии и партийные клички, опубликованные в книге: «Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской революции»).[26] (Сейчас многие из их соплеменников во властных структурах  «косят» под «Ивановых»). Вот, вероятно, тот ключ к пониманию многих наших проблем и истинных причин невероятного по масштабу погрома Красной Армии на начальном этапе войны.  Эти чужие «вожди народа», каждый на своём месте, целое двадцатилетие перед войной целенаправленно уничтожали преимущественно русский народ, потому что русский народ имел тысячелетний опытгосударственности, умел защищать свой духовный мир, и своё Отечество. Именно он (и один в поле воин, коль по-русски скроен!) стоял на пути интернационализации (читай, глобализации) мира! Именно на него и был направлен смертельный удар идеологов тёмных сил пломбированный» вагон Ленина через Германию, пароходы «русских» из Америки в 1917 году). Захватившие власть инородцы, обладая полным всевластием, и безнаказанностью надругались над русскими святынями, искусно сумели перелицевать отечественную историю, извратили гуманитарное образование и социальные дисциплины. По всей России планомерно разрушались величественные соборы и храмы, закрывались и разрушались древние монастыри  очаги милосердия, духовного просвещения, христианского подвижничества и призрения больных и немощных. Сносились памятники героического прошлого такие, как: храм Христа Спасителя в Москве, который был воздвигнут в память о подвиге воинов и народа России, защитивших своё Отечество от нашествия полчищ Наполеона, и изгнавшего его из России, и после освободившего от его ига Европу. На стенах этого храма размещено было 177 мраморных плит, увековечивавших героев Отечественной войны 1812 года, отличившиеся в сражениях полки и полководцев русской армии. По сути, для антирусской власти такой величественный Храм-памятник был «как нож под сердце»! Это была целая кампания по уничтожению памятников национальной славы. На Бородинском поле взорвали могилу Багратиона. В самом центре Первопрестольной снесли памятник «Белому генералу» Скобелеву, освободителю болгар от турецкого ига.  На кладбище Новодевичьего монастыря осквернили могилу генерала Брусилова. (Знать,  только за то, что  за границей он оставил вторую часть своих мемуаров, с «клеветой» на Советскую Власть!) Воинствующие безбожники под покровительством государства надругались не только над алтарями и очагами, но и над могилами и надгробьями, имевшими  крест. На могилах Осляби и Пересвета в центре Москвы возвели промцеха завода ЗИЛ. Спилены были кресты над надгробьями русских поэтов Кольцова и Никитина в центре Воронежа, а прочие могилы городского кладбища уничтожены.  Разрушили там же и собор, на месте которого впоследствии был возведён цирк посреди перепаханного кладбища, названного сквером. В народе этот сквер называли: «ЖИМ» (живых и мёртвых).  То же и в Улан-Удэ (Верхнеудинске). В Суздале уничтожена была усыпальница освободителю России князю Пожарскому. И так всюду, по всей России. Менялся православный облик русских городов и сёл, массово сносились храмы и памятники.  Под Костромой снесли памятник Ивану Сусанину. (Не за то ли, что он завёл в леса отряд польских шляхтичей и, тем самым, «спас» юного царя Михаила Романова?!) Не пощадили кремлёвских святынь: Чудова монастыря и др. В Ленинграде осквернили Александро-Невскую лавру -  в ней устроили Институт крови. Святыня русского Севера  Соловецкий монастырь - был превращён в ГУЛАГ –  первый в мире концлагерь для русской интеллигенции. Потом их стало тысячи! Вглядитесь в лики святых русских новомучеников, на старых кинохрониках! Трудно поверить, что именно таким был весь русский народ! Для осуществления глобализации нужно было извести национальную элиту. К 1940 г. число заключённых в СССР достигло 5,5 миллионов человек и росло по мере депортации из Прибалтики и Западной Украины. Только за 1937-1940 годы насильственная смерть настигла от 2,9 до 3,6 миллионов человек.[27] Поголовно уничтожали национальную элиту, а вслед за ней всех тех, кто смел иметь свои собственные взгляды и политические убеждения. Посмотрите, сколько на мемориальных досках в подмосковном Бутово запечатлено имён православных священников, в возрасте 60-80 лет, расстрелянных только в одном 1937 году! Не было русской семьи, в которой кто-то не был бы репрессирован. Эта Внутренняя война в годы «мирного строительства социализма» обошлась русскому народу сопоставимым числом жертв, как и кровавая Великая Отечественная!

     «В.В.Шульгин писал, что для уничтожения русского народа интернационалисты придумали слово «буржуй». Буржуи должны были подлежать истреблению. Вследствие неопределённости термина истребителям «буржуазии» предоставляется полный простор в определении «Очереди уничтожения». (…) Далее Шульгин рассказал о том, как интернациональные палачи распределяли группы и устанавливали порядок истребления: «Под понятие «буржуи» последовательно подводились:

А. Императорская фамилия.

Б. Вооружённые силы государства: 1) полиция, 2) жандармы, 3) офицеры.

В. Правящий элит: 1) высшие чиновники, 2) высшее духовенство, 3) титулованные дворяне:: «князья и графья», 4) крупные помещики, 5) богатые люди в городах, 6) крупные купцы и промышленники.

Г. Культурный класс: 1) дворяне вообще, 2) духовенство вообще, 3) чиновники вообще, 4) помещики вообще, 5) интеллигенция вообще.

Д. Аристократия низов: 1) зажиточные крестьяне, 2) квалифицированные рабочие, 3) казачество.

Е. Любые группы, признаваемые по тем или иным причинам в данное время вредными. (…) Не нашлось мальчика из сказки Андерсена, который бы крикнул: «Тятенька, тятенька, да ведь все-то они русские»».[28]  

     Весь русский народ эта чужеродная интернационал-глобалистская власть отучала от веры их отцов. Отучала его  быть русским, взамен прививала интернационалистскую идеологию. Русский патриот Михаил Меньшиков писал: «…Народ, отвыкающий, молиться вообще и в частности за Отечество, теряет самый могущественный способ возбуждать в себе силу».[29]

В 1936 году перед Второй мировой войной в зарубежье русский генерал Геруа писал о подавлении веры в Советской России: «Около 20 миллионов молодёжи из бывших христианских семей там не знала крещения. Вероятно свыше того числа православных, забывших свою религию».[30] Этот фактор в войне и проявился в полную силу.

     Советским вождям мало было  монополии на идеологию, им требовалась ещё дармовая рабсила для создания материальной базы мирового господства. Нужны были миллионы рабов для укрепления российского плацдарма, с которого можно было сделать бросок, и осуществить свои глобалистскиезамыслы в мировом масштабе. Требовались миллионы бездумных идеологически фанатичных бойцов-смертников. Люди в глазах вождей были лишь средством для достижения их цели, были для них пушечное мясо. Непокорных целыми республиками умиротворяли голодоморами в урожайные годы! (уморено голодом 9 миллионов!) Этот геноцид был отнюдь не гуманнее холокоста, учинённого подручными Гитлера, только циничнее: ибо «свои» уничтожали «своих» и в более крупном масштабе. Одним словом, весь уклад русской жизни  Советская Власть планомерно разрушала и добилась известной цели. (Итоги русской трагедии минувшего столетия налицо, стоит только сравнить географические карты России Х1Х века и начала ХХ1. Также полезно рассмотреть статистические данные, чтобы убедиться, что принесла России инородная «Народная власть!», сменившая Российскую Империю. Погублено 3а 70 лет - 60 миллионов человек!). В России произошла национальная русскаякатастрофа. И сейчас русское население  России сокращается не на миллион в год, как официально объявляют! На миллион в год сокращается население России. Но к нам ежегодно приезжает более миллиона гастрабайтеров, а население всё равно на миллион сокращается…за счёт вымирания двух миллионов своих.    Осуществляется геноцид русского народа по два с лишним миллиона в год, Годовые потери населения сейчас в 4 раза больше, чем среднегодовые потери его в Первую мировую войну!                ( Подсчитано на 2005 г. – СП)

       К некой индифферентности к агрессору (врагу?!?) население подспудно было подготовлено самой «пролетарской» властью. Троцкий писал в своих мемуарах: «Война (ещё Гражданская война - СП) снесла целое поколение, как бы для того, чтоб создать перерыв в памяти народов, и чтоб не дать новому поколению слишком непосредственно заметить, что, в сущности, оно занимается повторением пройденного, только на более высокой исторической ступени и, следовательно, с ещё более угрожающими последствиями».[31]  И история жёстко отмстила нам за наше беспамятство.

      Спрос всегда с властей предержащих. Стоит обратить внимание на то, кто именно осуществлял (олицетворял) эту власть перед войной, то обнаружим сплошной кагал, где русское имя составляет редкое исключение. В ленинском Совете Народных Комиссаров, состоявшем из 22 членов, только 3-е были русскими или условно русскими, как Ленин, а 17 человек – евреи, в то время, как евреи составляли только 2% населения России.[32] И такое национальное несоответствие было всюду  во властных государственных структурах. Например, в руководстве Военного Комиссариата 76% составляли представители «избранного» народа, в Комиссариате Иностранных дел - 76%, Финансов – 81%, Юстиции - 80%, Просвещения –95%(!), Социального просвещения - 100%,  Труда - 88%, и т.д., и т.п.[33]   Мало что в процентном отношении изменилось в Советском руководстве вплоть до самой войны, как в центре, так и на местах, несмотря на сталинские чистки.   

   Вот откуда не только у русских людей сформировалась юдофобия. Чистки государственного аппарата обеспечили  Сталину сосредоточение всей власти в одних его собственных руках. Слепопослушные, пусть хоть сплошь инородческие кадры он по началу не менял. Для Сталина - главное, лишь бы слушались и не замышляли за его спиной смены его личной власти.  Разумеется, в течение всей войны единоначалие в руководстве страной и армией ещё сыграет огромную положительную роль. Но одного единоначалия для успешного руководства оказалось мало.

   Началась война. Но на фронте в начале войны происходило что-то невероятное. Секретный сталинский приказ № 0019 от 16.июля 1941 г. констатировал: «На всех фронтах имеются многочисленные элементы, которые даже бегут навстречу противнику и при первом соприкосновении с ним бросают оружие». Солдаты и офицеры массами сдавались в плен. Прежняя Русская армия не ведала такого позора, какой заслужила армия первого в мире социалистического государства. «Армия - плоть от плоти народа». Население городов, сёл и деревень, замордованное Советами,  встречало поначалу германское войска как освободителей от инородческой, антинародной власти, как это уже было на Украине в марте 1918 года. Гетман Украины генерал-лейтенант Скоропадский вспоминал время, накануне прихода немцев в Киев в 1918 году. Что тогда происходило на Украине, в частности в Киеве до германской оккупации: «В это время (январь-февраль 1918 г.) в одном Киеве было перебито около трёх тысяч офицеров. Многих (большевики) мучили. Это был сплошной ад. Несмотря на моё желание точно знать, уже при гетманстве, цифру расстрелянных офицеров и мирных жителей, я не мог установить её. Во всяком случае, нужно считать тысячами. Особенно много погибло офицеров…».[34] Тогда в 1918-м году войска кайзеровской Германии остановили большевистскую резню на Украине. Народу это запомнилось. Но на сей раз пришли другие немцы.

   О том, как в 1941 году встречало население сёл и городов германские войска, имеются многочисленные свидетельства. Вот слова германского солдата, воевавшего на Восточном фронте: «Почти в каждой украинской деревне женщины стояли на улицах с хлебом, солью и молоком. Сотни тысяч их мужей требовали оружия, чтобы сражаться против Сталина».[35] Примерно то же утверждал на допросе, проведённом 30 марта 1946 года бывший министр иностранных дел Германии Иоахим Риббентроп: «…На Украине, в украинских деревнях, население было настроено к нам не враждебно, а дружественно».[36] Но вскоре фашисты  на оккупированной ими территории проявили своё подлинное лицо, и отношение к ним стало уже другое. Крупный русский мыслитель Иван Ильин писал об этом так: «Русский человек был поставлен между двумя беспощадными врагами: внутренним вампиром и внешним завоевателем-истребителем; последнего он сначала принял за «друга» и «культурного освободителя», - и жестоко за это поплатился».[37] Определённые настроения части русской эмиграции отразил в своих мемуарах небезызвестный Феликс Юсупов (Младший). Тот самый, кто вместе с думцем Пуришкевичем убил в накануне Февральской революции Григория Распутина. Юсупов пишет: «Нападение Германии на Советскую Россию сначала оживило надежды многих эмигрантов. Первой их мыслью было: коммунистам конец. …Решили, что можно возобновить борьбу с большевизмом и завербовались в немецкую армию кто бойцом, кто переводчиком. Такое же отношение к немцам было поначалу и в России. Стали проводить в исполнение секретный план: армию за армией сдавали почти без боя. И оккупационные войска население встречало хлебом-солью. Люди проклинали Коминтерн и в оккупантах видели освободителей. Через несколько месяцев  всё изменилось».[38]

    Прославленный русский генерал Горбатов писал о начальном периоде войны: «Находясь в обороне, мы производили анализ потерь за время отступления. Большая часть падала на пропавших без вести, меньшая часть – на раненых и убитых (главным образом командиров, коммунистов и комсомольцев).[39]Эта статистика красноречиво свидетельствовала об истинном отношении к советской власти основной массы народа и армии. Уж кому-кому, а правдолюбцу генералу Горбатову, которого не сломила Колыма, нельзя не верить. Это ведь тот самый генерал, про которого потом Сталин скажет, что «Горбатова только могила исправит!». То, что происходил паралич воли у солдат на фронте, было не случайным для народа. В 1939 году на очередную пятилетку ставилась задача «Закрыть последний храм и уничтожить последнего священника».[40] 

      Высшее командование для поддержания боеспособности войск прибегло к беспрецедентным мерам: расстрелам, неведомым в Русской императорской армии. «С 22 июня по 10 октября 1941 г.  особыми отделами и заградотрядами НКВД было задержано 657364 военнослужащих, из которых арестовано 25878 человек, в том числе расстреляны 10201(!) человек».[41]

    Война выявила много такого, чего Сталину, а потом и кормушечным советским историкам потребовалось целые десятилетия скрывать или фальсифицировать. В результате к осени 1941 года враг оказался у стен Москвы. Сталин осознал свою роковую ошибку, и уже в другой своей речи 7 ноября 1941 года вынужден был использовать совсем другие аргументы. Он вернее и быстрее чем кто-либо из партийных бонз осознал, что нужно сказать воину, идущему на смерть. Он прекрасно понимал, какой народ составляет основу войска, и на  каких струнах надо сыграть, чтобы вдохновить воина на подвиг.  Сталин ведь и сам когда-то более 10 лет проучился в духовном училище и в православной духовной семинарии и он, наверное, как никто другой, понимал, какое значение для русского человека имеет обращение властей предержащих к его духовным святыням, к его историческим примерам ратного подвига. Сталину хватило ума сделать идеологический поворот на 180 градусов. Именно в это время он разрешил священникам Русской православной церкви возобновить службы в церквях. А действующих-то оставалось лишь немногим более 200 (!) православных приходов.(без западной Украины и Западной Белоруссии).[42] В книге: «Россия перед Вторым Пришествием» сообщается: «20 тысяч храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. (Уточним: во время войны - СП) Вся Россия молилась тогда!»[43] Уместно заметить, что в  России в 1914 году было 48 тысяч православных приходов.[44] И только за время царствования Императора Александра III в России было открыто более 25 тысяч церковно-приходских школ.[45] В России одних только монастырей было более 1300, к началу войны не осталось ни одного. По уточнённым данным, которые привёл в своём докладе протоирей Димитрий Смирнов на секции «Церковь. Армия. Народ» 1Х Всемирного Народного Собора в Военной академии Генерального штаба ВС РФ, прошедшем в начале 2005 года. Им приводились такие факты: «Если по переписи 1913 г. в Российской Империи было 67108 храмов, то к 1941г. всего осталось 350 действующих церквей на весь СССР. Из 64 архиереев на свободе осталось только 4. Из 66140 священников  действующих осталось только 500. (…) Только за 1937 г. - было репрессировано 175700 духовенства (не только священников, но и простых монахов и церковнослужителей), из них расстреляно 110700 человек».[46] Расстреляли именно тех, кто в наибольшей степени обладал духовным опытом. (Обратите внимание только возраст расстрелянных священников, указанный на десятках мемориальных досок у храма  в посёлке Бутово под Москвой).

                                                                ***

      Война разрасталась, германские войска наступали. Поначалу казалось, что «открыто молиться русский человек может только на территориях занятых немецкими войсками. Немцы практически беспрепятственно разрешали открывать церкви, и есть точные данные по Псковской епархии, в которой в 1917 году числилось 367 церквей и 424 священника, а в 1941 году перед изгнанием большевиков – 0 (ноль) священников и 0 (ноль (действующих) церквей. Через полгода после прихода немцев в губернии уже действовали 193 церкви, которые обслуживали 86 священников (Гос. арх. Пск.обл. Ф.1633. Оп.1; Д.19; Л.32-33).[47]

    Сталин наконец понял, что надо делать. (А может быть только теперь смог это сделать, когда его окружение умотало из Москвы в Куйбышев?!) Обращаясь к воинам, уходящим на фронт, Сталин 7 ноября 1941 года произнёс те самые слова, которые были так необходимы воинам, идущим на смертную битву. Сталин попал в точку! Он на Красной площади произнёс речь, которую не могла не  услышать вся страна: «Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова…».[48] Сталин назвал почитаемых в русском народе святых и подвижников  Земли Русской. Слова эти заставляли каждого гражданина, каждого воина переосмыслить свою судьбу в судьбе Отечества, и жизнь и смерть во имя святого дела. Весь народ, и каждый воин в отдельности, услышали сердцем своим этот призыв Родины. Каждый воин, будь-то генерал или рядовой, осознал свою личную ответственность за судьбу Отечества. За результат своего сражения, своего боя  за город, за пядь родной земли. Каждый стал генералом на своём месте. Стал одухотворённым Высшей Правдой. Тогда и смерть не напрасна, когда война священна. А такую армию уже победить невозможно. Ничем иным этот, имевший место феномен русского духа, феномен качественной перекристаллизации армии снизу доверху, объяснить нельзя, кроме  как качественным перерождением бойца по образу, подобию а, главное, по духу с подвижников и с воителей Земли Русской. В стихии боя каждый воин как бы представал перед всевидящим оком Всевышнего.(«Не нам, не нам, но Имени Твоему…» Материализовалась в великую силу совесть и вера каждого в дело правое. А «русский человек, когда он в ладу с совестью, необорим» - утверждал ещё протопоп Аввакум.  Как будто во-истину свершилось некое чудо, всё удивительно совпало, как по промыслу Господнему: «7 ноября (1941)  морозы впервые нанесли нам тяжёлые потери» - писал стратег танковых войск Германии генерал Гудериан.[49] Бывший офицер Русской Императорской армии Штрик-Штрикфельд, служивший во время второй мировой войны переводчиком в штабе Вермахта писал: «Партизанское антинемецкое движение стало возрождением общенародной войны, во время нашествия Наполеона…. Генералов Красной Армии награждали вновь учреждёнными орденами Кутузова и Суворова; эти имена возбуждали в каждом русском воспоминания о героической борьбе предков. Мужчин и женщин, стариков и молодёжь, членов партии и бывших офицеров – всех призывали к борьбе за Родину, за Россию, за стоящую под угрозой Москву».[50] В одном из современных исторических исследований о Великой Отечественной войне есть верное утверждение: «…В критическое, переломное время происходит взлёт национального, этнического самосознания, люди особенно остро ощущают свою тревогу за судьбу отечества и выступают на его защиту независимо от своего социального положения. Один из таких кризисных периодов в истории России – Великая Отечественная война 1941-45 гг.».[51]     Действительно фронт, тыл и население оккупированной территории всколыхнулись в сражении за Россию. О настроениях, господствующих среди русского населения, можно было, между прочим, судить по высказываниям одного старого царского генерала в беседе с тем же генералом Гудерианом, произошедшей в оккупированном Орле осенью 1941. Он честно сказал немецкому генералу: «Теперь мы боремся за Россию и в этом мы все едины».[52] Даже нацистский идеолог Геббельс признал, что «Сталину удалось при нашем продвижении по советской территории сделать войну против нас священным патриотическим делом, что имело решающее значение» - Перед тем он писал: «У большевизма в русском народе до начала войны было сравнительно мало сознательных и фанатичных приверженцев».[53] Правда, эту запись он сделал слишком поздно -  в марте 1945 года. Это был феномен «перекристаллизации» качеств народа, русского народа… Как тут не вспомнить слова Фёдора Глинки, написанные им во время наполеоновского нашествия на Россию: «Вера, верность и любовь к родине составили многочисленные ополчения и вооружили их непреодолимой твёрдостью. Нет ничего полезнее для государства и ничего ужаснее для врагов его, как восстание целого народа».[54] Уточним: восстание целого народа против оккупантов, народа, поверившего своему вождю.

     «Для многих военные испытания  стали промыслительным путём возвращения к вере. Война пришла тогда, когда в душе народной ещё хранилось под спудом многое от сравнительно недавней минувшей эпохи,  и поэтому могло легко выйти на свет и возродиться: кому в 1941 году было 25 лет, родились до революции, а кому 45 – родились в Х1Х веке. Русские вспомнили, что они - дети и внуки тех, кто противостоял немцам в 1914, а японцам в 1904, туркам на протяжении всего императорского периода. Русский народ сплотился, оставив в сторону безумные классовые теории и ощутив единство тысячелетней истории» - пояснил это удивительное явление пробуждение русского духа, этот русский феномен протоирей Валентин Асмус.[55] Другой исследователь России, Ф.Ф.Нестеров писал: «…При внимательном изучении русской истории, число таких невероятных событий резко возрастает, (таких, например, как победа русских на Куликовом поле: «исторический парадокс заключается в том, что русская рать на Куликовом поле не могла победить и всё же победила»), и обобщённое понимание их требует либо создания некоторой «теории невероятностей», автоматически подыскивающей соответствующую случайность для интерпретации любого исторического факта, либо нахождения такой точки зрения, с которой невероятное представляется уже вероятным, закономерным и даже необходимым».[56] Русская армия (Красная Армия) как будто переродилась.     

     Начальник германского штаба группы армий Центр генерал Блюментрит  писал  «Гитлер не смог взять Москву, и только после этого противник стал вести войну по-настоящему».[57]  Русская армия пошла в наступление. В результате контрнаступления Красной Армии зимой 1941 года враг был отброшен от Москвы. Немцы также были выбиты из Ростова-на-Дону. Даже самонадеянный Гитлер вынужден был признать этот удивительный феномен силы, казалось бы, уже разбитой Красной Армии, проявившейся в конце 1941 года. Причём, Гитлер использовал свои аргументы и свойственную ему солдатскую лексику: «Япония 7.12.1941 года  когда на нас обрушились зимние метели и натиск русских, то есть (когда -СП) мы оказались «по уши в дерьме», вступила в войну и облегчила наше положение».[58] В сражении же с русским «клинок немецкой армии затупился». Английский историк Фуллер констатировал: «…В эти зимние месяцы острие «Великой армии 1941 г.» затупилось, и никакие рекрутские наборы итальянцев, румын и солдат других стран-сателлитов не могли вернуть ему (Гитлеру) былую остроту».[59]

   Тут же, после выступления Сталина перестроилась и советская пропаганда. Вот что писал один из приближённых Гитлера, офицер Генри Пикер после просмотра в Ставке Гитлера советской трофейной кинохроники, посвящённой победе Советских войск под Москвой в декабре 1941 года: «Вначале звенели колокола всех московских церквей, советские зенитки открыли огонь по нашим самолётам, мелькнули таинственные силуэты Кремля, где обосновался Сталин, которого Гитлер считает гением и открыто восхищается им, православные священники в полном облачении высоко поняв кресты, пошли от дома к дому, от избы к избе, поднимая мужчин и женщин, молодых и старых на последний, решительный бой «за священную русскую землю»».[60] Историк О.В.Дружба в своём исследовании пишет: «Что же позволило людям переломить настроения первых дней и недель войны, что стало их опорой, помогло им собраться и преодолеть все тяготы? За что они готовы были сражаться до последней капли крови – за советскую власть, за Сталина или за какие-то иные, более близкие и значимые для них ценности? На этот вопрос сложно дать однозначный ответ. Однако очевидно, что в годы войны произошла активизация ряда культурных архетипов, которые обладали большим интегрирующим импульсом и помогли сплочению общества в единое целое. Для того, чтобы выстоять в тяжелейшей войне потребовалась опора на глубинные пласты культуры, сознания, на вековые традиции, которые стали своего рода спасательным кругом, позволившим обществу удержаться на плаву. Один из таких «спасательных кругов» - мощный патриотический подъём. Патриотическая идея была определяющей в жизни общества. Однако в общественном сознании  произошла коррекция содержания понятия «патриотизм», оно приобрело несколько иной, чем перед войной, смысл. (..) Если в 20-е годы, в начале 30-х гг. официальная пропаганда разделяла господствующие классы и угнетённые, отрицала существование  универсальных, не зависящих от классовой принадлежности, черт национального  характера, всячески подчёркивала, что Октябрьская революция открыла новую эру в истории человечества, что советское общество, это общество, которое в значительной степени начинает свою историю с чистого листа, с нуля, то теперь она стремилась подчеркнуть, что советский народ является наследником героических традиций предков, носителем тех лучших качеств национального характера…».[61]  Далее она отмечает важный русский национальный аспект: «Советское руководство хорошо осознавало значение патриотического подъёма и всячески поддерживало его. На пропаганду патриотизма «работали» вновь учреждаемые ордена, которые были названы в честь выдающихся русских полководцев – Суворова, Кутузова, А.Невского, Нахимова, Ушакова. О русской истории напоминали кодовые названия операций советских войск в 1943-1944 гг.: «Кутузов», «Багратион», «Полководец Румянцев». В 1941 г. появилась советская гвардия. … В 1943 году армия вернулась к погонам и форме, напоминавшей форму старой русской армии, а в указе об учреждении специальных военных учреждений для детей-сирот, говорилось, что они создаются по образу и подобию «старых кадетских корпусов».[62]

    Таким образом, уже с зимы 1941-42 гг. воины Красной Армии, признав Отечественную войну праведной, стали по-другому воевать и смогли побеждать противника, но, опять же, какой ценой?! Трудно представить, что потери же в 1941 году только по военнослужащим составляли по 24 тысячи человек среднесуточно!!![63] Потери гражданского населения, подпадающего под власть немецких оккупантов, составляли ежесуточно в среднем по 300 тысяч человек!  Никакие цунами в Малайзии в 2005, или в Японии в 2011 году, которые потрясли мир, не сравнимы по масштабу с русской трагедией времён Отечественной войны! Но с людскими потерями не принято было считаться! «Любой ценой!» - вот таким был  главный лозунг командиров всех степеней. Но потери армии надо было восполнять.

   Вот ведь, отнюдь не количество солдат определяет победоносность армии. Повторю цифры. К 5,5 миллионам бойцов и командиров, уже стоявшим «под ружьём» в Красной Армии на июнь 1941 года, «только за первые 8 дней Великой Отечественной войны в Вооружённые Силы СССР было мобилизовано 5,3 миллиона человек» - указывал в своей книге Министр Обороны СССР маршал Гречко.[64] А ведь были ещё и ополченцы, не подлежащие по возрасту или здоровью призыву в армию. Гречко также сообщает: «Всего в начальный период войны народное ополчение дало около 2 миллионов самоотверженных бойцов».[65] А в результате массовое отступление армии и плен для чуть ли не половины красноармейцев…

     С людьми, особенно с людьми думающими, советская система не считалась. Вот что пишет об отрядах  добровольцев генерал Г.Щербатов в своей статье «60 лет чьей победы?»  В ней он рассматривает социальный состав: «…Зададимся вопросом о личном составе этих отрядов смертников (т.е. добровольцев). Был ли там представлен партийный пролетариат? Почти нет: профессиональные «партейцы» были заняты в другом месте и имели бронь от фронта. То есть в атаку шли в основном учителя, врачи, работники науки, культуры и бесполезные для ковки оружия представители ИТР. Такой способ разом вырезать всю русскую интеллигенцию не приходил в голову самому… Гитлеру».[66]Советская система безжалостно губила остатки элиты русского народа: «Война всё спишет!»  «В целом к концу 1941 года было призвано более 14 млн. чел. из общего мобресурса 32-х возрастов более чем в 20 млн. человек».[67] Из более 6 млн. солдат и офицеров безвозвратных потерь, которые понесла Красная Армия в 1941 году, 2/3 составили военнопленные. Более 2,5 миллионов из этих военнопленных не пережило зиму 1941-42гг. (Общие потери войск 1941 года – 8,2 млн. (убитые, пленные, раненые и искалеченные)).[68] Вот такой выходит парадокс: профессионально подготовленные кадровые войска должного сопротивления как раз и не оказали. Его оказали  непрофессионалы - новые воинские формирования! Вот вам яркий пример для тех, кто сейчас ратует за создание так называемой «профессиональной» армии. Доморощенных отечественных и иностранных ландскнехтов из «россиянских» гастрабайтеров  тотчас перекупит враг прямо перед боем. У мировых банкиров мира фунтов, долларов и евро, разумеется, хватит на подкуп тех, кто утратил связь с народом, на подкуп ожиревшего генералитета и так называемых «профессионалов»! Война в Ираке -  тому пример.    

    К 1942 году наши солдаты уже «научились» по приказу умирать, да только Сталин и его генералы ещё не научились профессионально командовать. Так, в соответствии с директивой Ставки Сталинградскому фронту  была поставлена задача «прочно удерживать Сталинградский рубеж, западнее Дона  и ни при каких условиях не допустить прорыва противника восточнее этого рубежа в сторону Сталинграда». «Почему всё-таки западнее, а не восточнее Дона? – спрашивают историки А.А.Кольтюков и Ю.П.Квятковский, - Ведь с незапамятных  времён любая армия стремилась использовать при обороне противоположный берег водной преграды. Это обеспечивало  не только экономию  собственных сил, но и врагу  создавало  дополнительные трудности. Он вынужден был форсировать реку под огнем...».[69]Ставка, вероятно, ещё не созрела до оперативно-стратегического мышления, допускала ляпы и войска, теряя целые полки и дивизии, продолжали отступать под натиском врага, уступавшего в численности и их техническом оснащении: «С 23 по 31 июля  в сражении участвовало 270 тыс. солдат и офицеров Вермахта против 300 тыс. советских; немецкая сторона имела 3,4 тыс. орудий и миномётов, а Сталинградский фронт – 5 тыс.; против 400 немецких танков действовало около 1000 советских».[70]

      27 июля 1942 года появился жёсткий приказ №227, названный в армии: «Ни шагу назад!» Приказ был прочитан перед строем каждой роты. В нём, в частности, Сталин указывал: «Мы уже потеряли 70 миллионов населения… У нас уже нет преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба».[71] Не смотря на суровость мер, армия продолжала пятиться. Уже в отличие от предыдущего года боялись попасть в окружение. За 1942 год в плен попало в 2 раза меньше солдат и командиров Красной Армии. Бойцы и командиры тех частей, которые наиболее стойко удерживали свои позиции, на деле оказывались в наиболее худшем положении. Соседи бежали, а их окружал противник, и брал в плен. Окруженцы и пленные автоматически поражались в правах, даже если кому и удавалось пробиться к своим. (Кто побывал в плену, тот и после войны уже не имел права учиться в военной академии.) Кроме того, у  тех, кто попадал в плен, родные подвергались суровым  репрессиям. Но всё равно, даже и после приказа: «Ни шагу назад!» военачальники не могли соорганизовать войска для отпора врага. Войска продолжали отступать. В частях Красной Армии к 15 октября 1942 г. было сформировано 193 заградотряда. Согласно справке НКВД с 1 августа по 15 октября 1942 года, заградотряды  задержали 140775 военнослужащих.[72] (В среднем по 3 тысячи беглецов ежедневно!)  Нужно было опять находить решение.

    И Сталин, наконец, сделал правильный выбор. «Учитель и вождь всех народов», опять прижатый, но уже не к Кремлёвской стене[73], а к самой реке-Волге, сделал ставку на офицеров образца Русской императорской армии. Ему позарез понадобились именно такие в боевом отношении офицеры,  которых он знал. Против именно белых офицеров ему самому  здесь же на Волге под Царицыном в Гражданскую войну,  доводилось сражаться. Тогда сила пересилила силу. И сейчас  железный закон войнытребовал от сражающейся Красной Армии именно таких командиров, какими были офицеры старой русской армии. Но таких офицеров в армии почти не осталось. Их прочти всех, как класс, уничтожили. Историк-исследователь Русской императорской армии, её офицерского корпуса С.В.Волков констатирует:  «Из 110 тысяч  офицеров оставшихся на Советской территории после Гражданской войны, в том числе и из (части) тех 45-47 тысяч, (кто служил и в Красной Армии),  от 70 до 80 тысяч  было расстреляно или погибло в тюрьмах и лагерях».[74]   

   И вот осенью 1942 года  пришлось воссоздавать качественно другой офицерский корпус, потребовалось формировать у  командного состава Красной Армии профессиональные качества прежнего русского офицерского корпуса. Для победы в этой войне потребовался качественно другой и генерал и офицер. Нужен был  офицер самостоятельный, самодостаточный, способный принимать ответственные решения, каждый на своём месте, сообразуясь с боевой обстановкой, в русле общей задачи. Нужен был офицер, который не станет всякий раз спрашивать, как быть и что делать, чтобы в случае чего можно было переложить ответственность с себя на вышестоящего начальника. Сталин сформировал удобные в управлении для самого себя слепопослушные кадры. А для войны такие слепопослушные командиры оказались непригодными.  Война потребовала совершенно другую генерацию офицеров. Вернее, ту самую, которая прежде и составляла офицерский корпус Русской армии. В октябре 1942 года были упразднены политруки, порождавшие двоевластие и размывавшие ответственность. «Лучше один посредственный генерал, чем два хороших» - утверждал ещё Наполеон. (К сожалению,  многие военачальники и сейчас  не понимают смысл и значение этого простого принципа. Для них, по-прежнему лучше два хороших генерала, чем один посредственный). А тогда в 1942 командиры понимали его правильно. «Зам начальника связи 1-й гвардейской армии полковник Черкасов, прочитав приказ (об упразднении института комиссаров) перекрестился и заявил: «…Слава Богу, 24 года существовала путаница, которая связывала командира – командир принимает решение, комиссар не соглашается, начинается писанина…»(Из фискальной докладной Казакевича на имя  Зам. комиссара внутренних дел Абакумова).[75] С отменой «двоевластия» укреплялось единоначалие, как основа управления войсками. Рос авторитет командира. В это же время появились на плечах командиров офицерские погоны, точно такие, какие были у русских офицеров, у офицеров-белогвардейцев, с которыми прежде полчища Красной Армии сражались. Достаточно только вспомнить, что в 1920 году у Врангеля, защищавшего Крым, была армия численностью только в 70 тысяч [76], в то время,  как в Красной Армии было 5 300 тысяч.[77]  Несопоставимое соотношение! Качество воинов Врангеля  противостояло количеству (полчищам) Троцкого. Троцкий сам признавал это: «Слишком велик был перевес организации и опыта у противника. Отдельные белые роты, состоявшие сплошь из офицеров, совершали чудеса».[78]  Понятно, что не только против Врангеля, но в основном против собственного народа нужна такая несметная военная сила. Воинские гарнизоны стояли буквально в каждом городе. Прав был британский военный теоретик Фуллер, который сказал: «…В деспотических государствах правительства создают две армии: одну для борьбы со своими врагами, а другую для того, чтобы держать в повиновении собственный народ».[79] Можно провести параллель с современной Россией начала ХХI века: при численности армии в 1 миллион человек, численность милиции-полиции и войск МВД составляет 2 миллиона человек. Так, небольшая ремарка, для размышления. (А ныне ещё и 1,5 млн. охранников - «ЧОПовцев).

    Наконец-таки и Красная Армия стала победоносной, когда вся армия от солдата и до Верховного Главнокомандующего приобрела качества воина-профессионала.  Именно  тогда, сразу поле Сталинградской битвы Гитлер в разговоре с министром иностранных дел Германии Риббентропом вынужден был признать: «Любой другой народ после сокрушительных ударов полученных в 1941-1942 гг. вне всякого сомнения, оказался бы сломленным. Если с Россией этого не случилось, то своей победой русский народ обязан только железной твёрдости этого человека (Сталина). Несгибаемая воля и героизм которого призвали и привели народ к продолжению сопротивления. Сталин – это именно тот крупный противник, которого он (Гитлер) имеет как в мировоззренческом, так и в военном отношении».[80] 

    К этому времени и народ и армия, то есть её солдаты и офицеры под руководством Верховного Главнокомандующего Сталина стали совершенно другими, возродили вновь прежние свои природные качества. На берегу Волги качество армии (вернее качество её офицерского корпуса) поневоле пришлось перевоссоздавать, в самом горниле Сталинградской битвы. Чудом уцелевших «царских» офицеров  призвали в армию. Именно они, офицеры русской армии, эти последние из могикан, привнесли с собой в сражающуюся армию прежний рыцарский духсамодостаточность и духовность, издревле присущие русскому воинству. Верховный Главнокомандующий и командование Красной Армии в горниле войны осознали необходимость радикальных перемен в армии, во всех сферах командирской деятельности,  в том числе и в сфере неформального общения офицеров. Поворот «линии партии», уточним: «генеральской», к личности офицера происходил без особой помпы, и как бы втихую. Армия, внутренне реорганизовывалась так, чтобы не вызвать сопротивления ещё сильного инородческого госпартполитаппарата. Но для перекристаллизации качеств командного состава  нужно было создать условия. Нужно было сделать так, чтоб у офицеров и на фронте была возможность неформального общения друг с другом. Надо было создать условия, при которых, офицеры могли бы «отшлифовывать» свои профессиональные качества, обмениваться боевым опытом, учиться штабной культуре у старших командиров, перенимать у старых русских офицеров принятые в офицерской среде неписаные обычаи, традиции и форму межличностного общения. Офицеры должны были научиться во всём отличать сущностное от второстепенного, и блюсти офицерскую честьНовое, как говорят, хорошо забытоестарое. Ставка как бы дала «добро», а в штабах фронтов генералы уже созрели, они осознали необходимость качественной перестройки, перекристаллизации качеств.

   Нужно было более живое, так сказать более демократическое внеслужебное общение офицеров. Как цепная реакция в начале 1943 года произошло вот что: по всем фронтам сверху вниз стали организовываться полковые офицерские собрания с уставом и правленим, удивительно схожим на те, прежние, уставы и положения, какие были в полках русской армии.  Общим для всех этих полковых и гарнизонных офицерских собраний было то, что в них   создавались условия для духовного развития офицера, для психологической разрядки и отдыха в редкие часы фронтового затишья. Офицер и на фронте в действующей армии стал тянуться к культуре, постигал значение боевых традиций. Он стал перенимать обычаи, существовавшие в офицерской среде. Такого офицера, к примеру, безнаказанно уже не мог ударить старший начальник. Офицер становился личностью. Среди офицеров и солдат возникал корпоративный дух воинского сословия, на которое легла ответственность по защите Отечества. Офицерский корпус приобретал духовную ипостась. Усваивались элементы присущего офицерам этикета.  Да, шла суровая война, а на полковых торжествах чествовали отличившихся в недавнем бою воинов. Офицеры приглашали  на танец под музыку патефона девушек из соседнего медсанбата. И, надо заметить, в те времена у офицерского контингента ещё сохранялся довольно высокий уровень общей культуры. Офицеры-фронтовики в подавляющей своей массе, хотя и были выходцами из рабочих и крестьянских семей, в отличие от нынешней постперестроечной генерации офицеров, умели распевать песни, танцевать  вальсы и фокстроты.  Так было принято в офицерской среде. Не только золото погон перешло к ним по наследству от офицерского корпуса русской армии, но и тот офицерский дух,  как сейчас говорят, имидж. Боевой авторитет способствовал формированию самодостаточного командира. Осознание себя воином, защищающим уже не государственный строй, а родное Отечество от его поработителей, предопределяло истинную духовность. Офицер считал себя причастным к тому  высокому сословию в Отечестве своём,  которое  подаёт пример исполнения долга, что означает по писанию положить «душу свою за други своя». Такая формула в духовном плане требует высшей жертвенности, а не только жизни. (Это уже религиозно-философский вопрос). А раз человек  внутренне готов к такой великой жертве, он становится уже качественно другим. Он осознаёт себя уже не «механизмом, артикулом предусмотренным», а «воином, понимающим свой манёвр», христолюбивым воителем, воином-профессионалом.

     С начала Великой Отечественной войны до завершения Сталинградской битвы  шёл сложный  процесс перекристаллизации качеств офицерского корпуса. Это была настоящая школа офицерской выучки. Офицер наконец становился воином-профессионалом. А с такими офицерами и солдатами уже и командующие фронтами и армиями, командиры корпусов и дивизий смогли осуществить свои стратегические и оперативно-тактические замыслы. Блестяще разработанная и проведённая впервые под Сталинградом такого масштаба стратегическая операция по окружению и разгрому крупной группировки противника, в которой участвовали войска нескольких фронтов, показала профессионализмкомандования, професссионализм офицеров и солдат. С этого времени армия стала победоносной. С такой армией уже не могла не прийти Победа. По национальному составу «к концу войны в армии насчитывалось: русских -77,6% , украинцев -13,7%, белорусов – 4%, Латышей татар, башкир и представителей других национальностей 4,7%».[81] Другими словами русские: великороссы (их ныне называют русскими), малороссы, (украинцы) и белорусы составляли более 95% численности всей армии, и их отцы и деды были православными. Осознавая истинный вклад русского народа в достижении Победы Генералиссимус И.В.Сталин на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии в конце приёма произнёс последний тост. В нём, в частности, были такие слова: «Я пью прежде всего за здоровье русского народа…Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение. У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения… Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошёл на это… пошёл на жертвы… И это доверие русского народа советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, над фашизмом. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! За здоровье русского народа!».[82]  Война многих воинов лишь укрепила в Отеческой вере, т.е. в православии. Христолюбивое православное воинство в полной мере сумело в жесточайшей войне отстоять общечеловеческие ценности. Герман Геринг второй после Гитлера военный и экономический руководитель Третьего рейха на Нюрнбергском процессе заявил: «Мы не учли моральный дух и силу русского народа. Мы просчиталисьРусский человек всегда был загадкой для иностранцев, и это оказалось для нас роковым».[83]

     Историк Шахмагонов утверждает, что «Большевизм привёл к тому, что фашисты добились на первых порах серьёзных успехов, и, казалось, были близки к победе. Сталинская национальная политика вдохновила русский народ, подняла его на победы, потому что пробудила русский дух  непобедимости, мужества, стойкости».[84] С этим невозможно не согласиться.

     Потом уже после войны эту нашу победоносную армию укатали. Офицеру вновь дали понять, что ему дозволено проявлять лишь те из профессиональных качеств, какие вписывались в прокрустово ложе удобоуправляемости армией, со стороны руководства государства. А кто из военных людей не вписывался в него, тех «выметали из армии метлой», не считаясь с прежними заслугами.  Так задвинут был  Маршал Жуков, сняты с должностей Нарком ВМФ Кузнецов,  командующий авиацией  Главный маршал ВВС Новиков, а Министром обороны был назначен хотя и «тусклый», зато «ручной» Булганин. Уволены были из армии и флота такие  герои, как подводник Александр Маринеско, оставивший германский флот без подводников, лётчик-истребитель, дважды герой Советского Союза Амет-Хан Султан, тысячи и тысячи  инициативных молодых и перспективных офицеров-фронтовиков. Взамен им набрали курсантов-«желторотиков». Всем в армии дали понять, какие качества стали потребны. «Хочешь служить – не высовывайся!» Афганистан и Чечня показали истинное «качество» командования и подчинённых ему войск. Факт, как говорят «на лице».

    Если в России уже назрела потребность иметь боеспособную и победоносную  армию, то руководство страны и армии должны создать условия для перекристаллизации качеств нынешнего  офицерского корпуса по образцу и подобию с офицеров-фронтовиков, истинных воиновпобедоносцев. Это не требует финансовых сверхзатрат. «Нужное не сложно, а сложное не нужно». А какие качества нужны – почитайте генерала Драгомирова.[85] атамана Краснова[86], философа Ильина[87], ротмистра Кульчицкого[88], учёного Теплова[89], с тем, чтобы на поиски идеала не растрачивать сил и времени! Такие качества были присущи офицеру Русской Армии, офицеру-фронтовику Великой Отечественной войны, начиная со Сталинградской Битвы вплоть до Победы. Назову сущностные профессиональныекачества офицера. Это физические, умственные, волевые, самодостаточность и духовность.[90] Для каждой должностной категории – своя планка. Духовность же и для солдата и для генерала, и для гражданина едина: Она либо есть, либо её нет. Если нет духовности, то собственно нет и воина. Профессиональные сущностные качества есть внутренний стержень  человека военного, особенно офицера, осознанно выбравшего профессию защитника Отечества. Главная роль в правильном формировании качеств воина лежит на государстве. Великий патриот России, один из вождей Белого Движения атаман Всевеликого Войска Донского, генерал Петр Николаевич Краснов в своём актуальном и ныне труде по военной психологии, названном «Душа Армии», утверждал: «Государство, которое отказывается от религии и от воспитания своей молодёжи в вере в Бога, готовит себе гибель в материализме и эгоизме. Оно будет иметь трусливых солдат и нерешительных начальников. В день великой борьбы за своё существование оно будет побеждено людьми, сознательно идущими на смерть, верующими в Бога и бессмертие своей души».[91] Русский феномен, проявившийся на просторах Отечества от Бреста к Сталинграду, выявил, чей взгляд на подготовку воина-профессионала оказался истинным.  Пора бы, наконец, вспомнить нам позабытый русский урок. Без офицера – профессионала нет победоносной армии, - есть только рыхлое полчище, одно потенциальное пушечное мясо для грядущих битв.

      Создание же так называемой профессиональной армии, путём набора контрактников, абсолютно не отвечает интересам нашего российского государства: («что русскому здорово – французу смерть», и наоборот!). Так как, по нашему мнению, именно те, кого заманят в ряды армии длинным рублём, в час, когда реально запахнет порохом, будут морально неспособны жертвовать своим здоровьем и жизнью ни за какие коврижки. Ещё Аристотель подметил, что «Наёмники становятся трусами всякий раз, когда опасность слишком велика…».[92] Новоявленные российские ландсхкнехты окажутся грозной  силой скорее не противнику, а  собственному командованию, которое поневоле вынужденно будет идти у них на поводу, становясь марионеткой в их руках, в лучшем случае, свадебными генералами. Чего доброго, сдадут эти наёмники своё собственное командование врагу за соответствующую мзду. Цифирь решит дело. Вспомним только, как осаждали своё командование в Чечне наши контрактники за одну только задержку им жалования. От своих же наёмников может исходить в военное время угроза собственному государственному устройству. Такое нередко случалось в истории. (Например, Рим периода солдатских императоров). Нам же, гражданам России, прежде всего следует брать полезное из истории своегоОтечества, где немало поучительного и полезного доныне. Оборона государства - это общенародное дело, и её нельзя доверять какому либо сословию, классу,  цеху или корпорации.  «Сила государства, - как утверждается в Манифесте Императора Александра II от 1 января 1874г., - не в одной численности войска, но преимущественно в нравственных и умственных его качествах, достигающих высокого развития, только тогда, когда дело защиты Отечества становится  общим делом народа, когда все, без различия званий и состояний соединяются на это святое дело».[93] Только во всенародном деле может раскрыться весь личностный и духовный потенциал гражданина-воина. Раньше государственные мужи это прекрасно понимали. Поймут ли нынешние «отцы Отечества»?! Контр-адмирал А.Д.Бубнов в Первую мировую войну Начальник Морского управления Ставки верховного Главнокомандующего  писал: «…В обстановке современных войн, в которых участвует весь народ, а не одна лишь армия, как прежде успех может быть достигнут лишь при условии полного единения власти с народом… (…)…Во время войны настоятельно необходимо оберегать всеми способами дух нации и принимать всяческие меры для поддержания его на должной высоте, дабы вся нация была способна выдержать до конца крайнее моральное напряжение, требуемое от неё современными условиями войны; но никак не ослаблять силу сопротивляемости её духа пагубным, а тем более оскорбительным для неё направлением внутренней политики».[94]

     Давно бы пора понять, что «Великая Отечественная война стала явным вразумлением Божиим для богоборческих властей. В народе росло ощущение собственной греховности, чувство покаяния и осознания войны, как праведного наказания Божия. Вера, которую стремились уничтожить в течение 25 лет, вдруг стала великой мобилизующей силой в борьбе против фашизма!»[95] Руководство страны и армии вместе с народом России как молитву должны помнить завет адмирала Макарова: «Помнивойну

   А поскольку на войне ежечасно стоит вопрос о жизни и смерти воина, то рядом с ним всегда был священник.      Поэтому роль церкви на войне особенно велика: это слово  священника о предназначении человека, воина, беседа о жизни и смерти, о спасении души. Это и последнее исповедание умирающего, агонизирующего солдата, утешение изувеченного воина,  об истинном предназначении человека и о том, как и в таком положении найти в себе силы, чтобы продолжать борьбу за истинные ценности человеческого духа. К этим сложным вопросам больше кого-либо другого подготовлен священник. Значит, связь армии и церкви необходимо всячески укреплять.                                                            

                                                                                         ***

    Сейчас мало что  делается в армии для формирования требуемых качеств у офицеров. Куда далеко ходить! Офицеры даже Московского гарнизона кинуты армейскими центрами культуры. В домах офицеров прекратилась былая яркая офицерская жизнь. Молодому офицеру, самое главное, должно быть  интересно служить в армии. Офицера армии чиновничий генералитет по образу и подобию с себя превращает в слепопослушное быдло. Не служба – тоска зелёная. Что офицер видит от «КПП до отбоя»? И нет никакой отдушины. Почти два десятилетия в домах офицеров не проводятся офицерские балы, которые проводились прежде регулярно. Часть помещений сдаётся сомнительным структурам. Штат домов офицеров есть, а офицеров приходящих отдохнуть нет. Одна бумажная показушность. Да что там говорить! Не позаботились военные чины обеспечить библиотеки даже столичных домов офицеров современными военными и духовными книгами. «Приказала долго жить» православная всеармейская газета «Победа, победившая Мiръ»,  из-за отсутствия копеечных средств. Она издавалась на всю миллионную армию семитысячным тиражом! Позор! Напрочь отсутствует пласт литературы Русского Зарубежья, Русского военного Зарубежья! На фоне всеобщей чиновничьей нищеты духа, всё же можно увидеть и подвижничество иных офицеров. Так, трудами Савинкина А.Е и Домнина И.В. сделано более двадцати пяти(!) выпусков Российского военного сборника. Эти книги уникальны по своему значению для русского офицерского корпуса. Но их тираж -  2-3 тысячи экземпляров - на все вооруженные силы. (А силовых-то ведомств в России более десятка!) Да за такой (никакой) тираж весь «наш» Генштаб – «мозг армии», со всеми  военными академиями к чёртовой матери разогнать в пору! Вся наша военная наука определяется ценой в один крутой автомобиль - «мерседес», которых на дорогах десятки тысяч! И ни один генерал при такой диспропорции не шваркнул папахой по чиновничьей морде, не учинил скандал в «благородном семействе!» Нет личностей, одна слепопослушная рать! С таким воинством не то, что побед не видать, - погибели не миновать! Историей нам  отпущено весьма  ограниченное время на реформу армии, на  перекристаллизацию офицерского корпуса, чтобы выстоять всем нам в грядущее лихолетье как самобытному народу. Не сегодня-завтра чужие «стяги будут стоять в Путивле». «О Русская Земля! Уже ты за холмом!»[96]                                          

                                                                               ***                                         

    В марте 2017 года исполнится 100 лет  со времени отречения Императора Николая II. Россия потеряла ось, вокруг которой вращались все её государственные и общественные институты. Народ вместо свобод получил братоубийственную Гражданскую войну, голод, безвременье, Великую Отечественную, Холодную войны, рассыпание Российского государства на части…  На примере Русского феномена, ярко  проявленного в Великую Отечественную войну, можно только  предположить, какая судьба мажет ожидать Россию уже в ближайшее время с утратой в русском  народе  Православной веры и Русского национального  духа.   

      Целостная картина русского феномена войны, этого грандиозного величественного явления, вблизи, как правило, непостижима. «Большое видится на расстояньи». С расстояния 7-ти десятилетий начинают только прорисовываться контуры  мировой бойни, угробившей элиту человечества.  Что это за силы, которые смогли столкнуть подлинно цивилизованные народы в пожар войны, и кто на этом деле погрел руки? Эти вопросы – самые главные. Для того чтобы понять  наше роковое время, в котором осуществляется последний акт человеческой драмы – мировой глобализации. В унифицированном мире не каждый народ сможет выжить. «Что русскому здорово – французу смерть»- гласит поговорка, - и, вероятно, она будет справедлива, если понимать её наоборот. Так устроена природа: пальма не растёт на севере, а берёза - на юге, у каждого народа свой духовный мир, с утратой его народ вырождается и гибнет.  В той мировой войне русский народ (впрочем, как и германский) утратил свою национальную элиту. А это значит, что он оказался обречённым. Главнокомандующий Британской армией фельдмаршал Монтгомери в своих мемуарах высказал верную  мысль: «В международной сфере, … нации, чтобы она выжила, и не позволила  распространиться централизованному контролю и посредственности, требуется две вещи. Это важнейшие составляющие: а) религия; б) образованная элита, представители которой не боятся думать и действовать самостоятельно и не будут следовать «общественному мнению»».[97] Инородческая в своей основе советская система и мировая войнананесли каждая - свой роковой удар. Русский народ надорвался. Именно об этом пишет и Александр Солженицин: «Не упустить же, и что была для русских та война. Выручившая от Гитлера не только свою страну, не только советское еврейство, но и общественную систему всего Западного мира, война эта потребовала от русского народа такого жертвенного всплеска, после которого силы его и здоровье уже никогда не возобновилось в полноте, он – надорвался».[98]  Русский народ и сейчас ещё от этих ударов не оправился, не собрался с силой. И он не постиг в массе своей «тайный смысл» Второй мировой войны.    Есть над чем призадуматься каждому, кто хочет понять  Русский  феномен Великой Отечественной в свете Православной веры.

    Определением Собора Русской Православной Церкви установлено совершать в День Победы – 9 мая особое ежегодное поминовение усопших воинов за Веру, Отечество и Народ жизнь свою положивших, и всех страдальчески погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.[99] И тот факт, что День Победы 9 мая 1945 года промыслительно совпал со Средой Светлой Седмицы Пасхи Христовой и днём памяти Святого Георгия Победоносца, не указывает ли он нам на  Богодарованность этой Победы?![100]

                                                                            ***

   В последнее время появилось немало книг, о чудесах, которые происходили на войне. Но при этом в некоторых из них  содержится явная ложь. К примеру, в книге «Чудеса, на дорогах войны», продающейся во многих  православных храмах, явная ложь, допущенная на её страницах, не может не бросать тень на святость Православного вероучения. Так, в рассказе: «Митрополит Илия возвещает волю Божию» есть такие строки: «Каждое утро ему (Илии) приносили сводки с фронтов Великой Отечественной войны о числе убитых…»[101]  Как же это было возможно получать столь подробные сводки, когда и весь Генштаб не всегда порой мог справиться с такой задачей? Ведь и до сих пор не установлена более или менее правдоподобная цифра потерь. Если верить тому, что написано, то все эти сведения надо было собрать на многотысячекилометровом фронте на сотнекилометровой его глубине. И всю эту огромную разнородную цифирь, собранную из разных мест надо в одном центре оперативно обобщить и мгновенно доставить за тысячу километров… через линию фронта! Можно только представить, какой  по численности штат добросовестных и истинно героических  осведомителей мог быть у Илии. И как это ни Гестапо, ни НКВД их не обезвредило? Подобные авторские интерпретации «чудесных» явлений, которые действительно могли быть «на дорогах войны» больше смущают, чем просветляют верующих.

    Другая крайность в объяснении наших побед на войне - это увлечение людей впечатлительных, которые приписывают  чудеса проявления победоносности наших войск исключительно тому, что в расположение войск своевременно были доставлены священные иконы. Им молились воины и ими  обнесли поля сражений (или был совершён облёт на самолёте с ними).  При всём, при том что молитва перед ликом святых икон благотворно воздействовала на воинский дух людей верующих, уместно привести высказывание протопресвитера Русской армии Григория Шавельского. Он писал: «Чтобы помощь Божия пришла к нам, мы должны были заслужить её, а для этого, конечно, недостаточно было привезти в ставку ту или другую икону. Злоупотребления и даже неосторожность в этой области, не принося пользы военному делу, могли подрывать и убивать веру».[102] Победа в Великой Отечественной войне была дарована русскому воинству за его великую жертву во имя Правды на Земле, во имя свободы нашего Отечества. И мы должны об это помнить. Хранить  в сердце своём святоотеческую православнуюверу в Господа нашего Иисуса Христа, которая помогла выстоять русскому народу в течение целого тысячелетия и в роковых войнах, и в роковое  российское безвременье!

     Помоги, Господи, русскому народу в нынешнее роковое время, сохранить русский дух и подняться с колен!                                  

                                              Русь крепка Православною верой,

                                              Верой прадедов, дедов крепка.

                                              С властью, ставшею строгим примером,

                                              Устоит в роковые века.  

                                              Русь, храни Православную веру,

    Знай в лицо мирового врага.

    Кто мечом поучать вознамерен,

    Встреть мечом. Да не дрогнет рука![103]

 

     Главный вывод: В том случае, когда результирующий вектор деятельности государственной власти совпадает с вектором чаяний народа, именно с вектором духовного склада народа, тогда Россия и её народ приобретают великую непобедимую силу; происходит кристаллизация воли и сил: «из графита - в алмаз». В том случае, когда вектор деятельности власти и вектор духовного склада народа противоположны, тогда  государство гибнет, а у русского народа происходит паралич воли. История двух мировых войн в отношении  России это подтверждает.

     Именно «здесь Родос! Здесь прыгай!» Здесь ключ к пониманию главного вопроса, вопроса жизни и смерти Российского государства, жизни и смерти русского народа, а вместе с ним и всех братских народов страны. Русский народ молит Бога, чтобы власть в России стала состоять из просвещённых лиц, именно из лиц государствообразующего народа, или хотя бы из пропорциональной доли численности его в составе всех граждан страны. Но в настоящее время голос Русского народа нынешней властью, как бы, и не слышен. Для властей он лишь «глас вопиющего в пустыне». Но время неумолимо и вопросы выживаемости страны и народа требуют незамедлительного решения. Иначе будет поздно…

 

 

 

 

 



[1] «В начале было Слово. Слово было у Бога. И слово было Бог» - Евангелие от Иоанна.1.1.

 

[2] Советская военная энциклопедия в 8 тт., Воениздат, 1976, т.2, С.255.

[3]Шлыков В. - Принципы формирования армии: мировой опыт. В книге: Армия и общество, М., Прогресс, 1990,  С.340.

[4]Гречко А.А. - Вооружённые Силы Советского государства, М., Воениздат, 1975, С.66.

[5] Сталин.И.В. - О Великой Отечественной Войне Советского Союза. Воениздат, М.1949, С.13.

[6] Александров К. - Тайное оружие Вермахта. Посев № 6, 2001г.С.5.

[7]Кузнецов И.И.-  Сталин и Красная Армия. Улан-Удэ, 1992 С.49.

[8] Александров К.М. - Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А.А.Власова 1944-1945 СПБ БЛИЦ 2001,

С.16.

[9] Толстой Н.Д. - Жертвы Ялты, М., Воениздат, 1996, С.153.

 

[10] Мельтюхов М.И. - Упущенный шанс Сталина. М., Вече, 2000, С. 477-478.

[11] Кингстон-Макклори Э.Дж. - Руководство войной, М., Инлит, 1957, С.30.

[12] Докладная записка первого секретаря ЦК КП(б)Б И.В.Сталину об оборонительных мероприятиях в пограничной полосе Белорусского особого военного округа, 11 марта 1940 г. Минск.// Исторический архив, №6, 2004 г. 

[13] Дж.Ф.С.Фуллер - Вторая мировая война 1939 – 1945гг. Иностранная литература. М.,1956, С.247.

[14] Дёрр Г. - Поход на Сталинград. По: Роковые решения, СПБ, Полигон 2003, С.492.

 

[15] См.: Пикер Г. - Застольные беседы Гитлера, Смоленск, Русич, 1993, С.303

[16] Власова И.В. - Руководство фронтовой сетью управления по делам военнопленных и интернированных

    НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны //Вестник военной истории, №3, 2009. С.34.

[17]  РГВА. Ф.1п Оп.23а.Д.1. Л.2. (Вестник военной истории №3, 2009, С.34.)

[18] ЦАМО РФ, ф.35, оп.107559, д.6, л.4-6.40-82. (Цит. по: ВИЖ №8, 2002, С.8.)

[19]  Головин Н.Н. - Военные усилия России в Мировой войне - Жуковский-Москва, Кучково Поле, 2001, С.344.

[20]  Ленин В.И. - Полн. Собр. Соч., 5-е изд., Т.43, С.68.

[21]  В 1864 году марксисты в Лондоне организовали Центральный совет международного товарищества рабочих.

[22]  Меснер Е.Э. - Творческое исследование: «Хочешь мира, победи мятежевойну!», М., Военный университет,  

     Русский путь, 2005, С.79.

[23] Уткин А.И. - Россия над бездной: 1918- декабрь 1941 г., Смоленск, «Русич», 2000, С.369..

[24] Уткин А.И. - Забытая трагедия, Смоленск «Русич», 2000, С.492.

[25]  Дикий И.И. – См.: Евреи в России и в СССР, Новосибирск, 1994, Благовест С.147.

[26]  См.: Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской Революции   М.Книга 1989.

[27]  Коммунистический режим и народное сопротивление в России 1917 –1991. М., Посев 1997, С.12.

[28] Цит. по: Шахмагонов Н. Сталин и Пржевальский, М., «Шахмагонов Н.Ф. 1999, С.21-22.

[29] Меньшиков М. - Молитва за Россию //Христолюбивое воинство. Российский военный сборник, выпуск 12, М,  

    Военный университет, Русский путь, 1997, С.10.

[30]  Геруа А. - Политическая сила православия. По: Христолюбивое воинство, М., Русский путь, 1997, С.80.

[31]  Троцкий Л. - Моя жизнь. Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство. 1991. С.555.

[32] Дикий И.И. – См.: Евреи в России и в СССР, Новосибирск, 1994, Благовест С.451.

[33]  Там же, См: С.452-462.

[34]  Скоропадский П.П. - Спогади (Воспоминания), Киев, «Филадельфия», 1995, С119.

[35]  Кардель Х. -  «Адольф Гитлер – основатель Израйля». Русский Вестник, М, 2002, С.184.

[36]  Иоахим Риббентроп  - Мемуары нацистского дипломата, Смоленск, Русич, 1998, С.362.

[37] Ильин И.А. - Сочинения в 10-тт, М, 1993, Русская книга, Т-1, С.23.

[38]  Князь Феликс Юсупов. - Мемуары. Захаров М.,2001, С.402.

[39] Горбатов А.В. - Годы и войны, М., Воениздат, 1989, С.191.

[40]  Куличкин С. - 60 лет Великой Победы, Журнал «Мы», М., С.31, №1,  июнь 2006. 

[41]  Александров К.М. - Тайное оружие вермахта -  «Посев», М, № 6, 2001г.С.6.

[42]  Коммунистический режим и народное сопротивление в России 1917 – 1991. С.18.

[43]  Россия перед Вторым Пришествием. Составитель: Фомин С. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993, С.242.

[44] Коммунистический режим и народное сопротивление в России 1917-1991. С.17.

[45]  Боханов А.Н.-  Николай II – М., Молодая Гвардия – ЖЗЛ, Русское слово, 1997, С.80.

[46]  Смирнов Д.: «Народ продолжал исповедовать свою веру» - Победа, победившая мiръ, № 4/2005г.

[47] Цит. По: А Кузнецов - О советско-германской войне. М., май 2004, С.16. 

[48]  Сталин.И.В. - Там же С.40.

[49]  Гейнц Гудериан - Воспоминания солдата. Ростов-на-Дону, Феникс, 1998, С.242.

[50]  Штрик-Штрикфельд В.К. - РОА против Сталина и Гитлера, М., Посев, 1993, С.83.

[51] Дружба О.В. - Великая Отечественная война в  историческом сознании советского и постсоветского общества 

    Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук,  Ростов-на-Дону, 2000, С.25.

[52]  Гудериан Г. - Там же, С.246.

[53] Геббельс Й. - Последние записи, Смоленск, Русич, 1993, С.57.

[54]  Глинка Ф.Н. - Письма русского офицера, Киев, Днипро, 1991, С. 164.

[55]  Асмус В. -  Судьба России была именно такой. Русский Вестник, М., №11, 2005.

[56]  Нестеров Ф.Ф. - Связь времён. М., Молодая Гвардия, 1980, С.29.

[57]  Блюментрит Г. - Московская битва. По: Роковые решения, М., Воениздат, 1958. С.111.

[58] Пикер Г. - Застольные разговоры Гитлера, Смоленск, Русич, 1993, С.212.

[59] Фуллер Д. -  Вторая мировая война, - Там же, С.220.

[60]  Пикер Г. – Там же, С.332.

[61] Дружба О.В. – Там же, С.95-96.

[62]  Дружба О.В. – Там же, С.98.

[63]  См.: Россия и СССР в войнах ХХ века, М., Олма – Пресс, 2001,С.260;  Гриф секретности снят, М., Воениздат,    

    1973,  С.159.

[64]  Гречко А.А. - Вооружённые силы Советского Государства, М., Воениздат, 1975. С.66.

[65]  Гречко А.А. - Там же, С.168.

[66]  Щербатов Г. - 60 лет чьей «победы»? //По: Сборник.: 60 лет чьей победы?» С.59.

[67]  Соколов Б.В. - Тайны Второй Мировой, М., Вече, 2001, С.237.

[68]  См.: Соколов Б.В. - Там же, С.295.

[69]  Битва за Сталинград /под общей ред. А.А. Кольтюкова и Ю.П. Квятковского/. – М.-СПб.: «Искусство    России»  2002, С.5.

[70]  Битва за Сталинград - Там же, С.8.

[71] Бешанов В.В. – Год 1942 – учебный. Минск, «Харвест», 2002, С.298., См, также: Б.Шапталов -Испытание

    войной, М., АСТ, 2002, С.212.

[72]  Бешанов В.В. - Год 1942 - «учебный», Минск, Харвест 2002, С.291. , См., также: Сталинградская эпопея, М., 

     Звонница-МГ 2000, С.222.

[73] Скорее, не прижатый к стене, а развязавший себе руки, отправив в ноябре 1941 г последних своих

   «идеологов» в Куйбышев

[74] Волков С.В. - Трагедия русского офицерства, М., Центрополиграф. 2001. С.398-399.

[75] Сталинградская эпопея. М., Звонница-МГ 2000, С.229.

[76]  Шкаренков Л.К. - Агония белей эмиграции 3-е изд. – М.:Мысль, 1987. С.22.

[77] Павловский И.Г. - Сухопутные войска СССР. Воениздат, М., 1985 С.27.

[78] Троцкий Л.Д. - Моя жизнь Опыт автобиографии Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издание, 1991,  

    С.380.

[79] По: Дж.Ф.С.Фуллер - Вторая мировая война 1939 – 1945гг. Иностранная литература. М.,1956, С.82.

[80]  Риббентроп И. - Мемуары нацистского дипломата, Смоленск, Русич, 1998, С.265.

 

[81] Гречко А.А. - Там же, С.141.

[82]  И. Сталин - О Великой Отечественной войне, Воениздат, М.,1949., С.196-197.

[83] Цит. по: Шерпаев В.И. - Моральный дух российской армии. Екатеринбург 1999, С.76.

[84]  Шахмагонов Н.Ф. - Павел Первый и Сталин: История двух злодейских убийств. М., Граница, 2000, С.38.

[85] Драгомиров М.И. - Избранные труды, Воениздат, М, 1956.

[86] Краснов П.Н. - Душа армии, См, Русский путь, М., 1997.

[87] Ильин И.А. - Путь к очевидности, М, Республика, 1993.

[88]  Журнал «Пограничник», М., № 2/2002.

[89]  Теплов Б.М. - Ум полководца, М., 1985.

[90] См.: Порохин С.А. - Модель личности офицера как средство исследования его сущностных качеств. Дисс.  

    кандидата философских наук, М., Гуманитарная академия Вооружённых Сил Российской Федерации,  1992.

[91]  Краснов П.Н. - Душа Армии По: Российский военный сборник, Вып. .№ 13, М, Военный  университет,  

     Русский Путь, С.73. .

[92]  Аристотель - Никомахова этика, Соч. в 4-х тт. Т-4, М., Мысль, 1983, С.112.

[93] См.: Головин Н. Н. – Там же, С.16.

[94] Бубнов А.Д. - В царской ставке., М., Вече, 2008, С.265, 266.

[95]  Филимонов В.П. - Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа, СПБ, Сатис-Держава, 2004, С.128.

[96]  Слово о полку Игореве - «Изборник» Сборник произведений древнерусской литературы, М.,Худлит, С.201.

[97]  Мемуары фельдмаршала Монтгомери виконта Аламейнского, «Изографус», «Эксмо», М., 2004, С.555.

[98] Солженицын А.И. Двести лет вместе М., Русский путь, 2002, Т.2, С.386-387.

[99]  Принято на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, проходившем 24 ноября –2 декабря1994 г.

[100]  Асмус В. -  Судьба России была именно такой. Русский Вестник М., №11, 2005.

[101] Чудеса на дорогах войны. Сборник рассказов, М., 2004, С.10.

[102]  Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. М., Крутицкое

      подворье, 1996, Т.2.С.73.

[103]  Порохин С.А. – Восьмистишье из стихотворения Александр Ярославович Невский, Поморье, газета, М., ноябрь 2005.