ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды



Верховный Главнокомандующий Русской армии и вождь Белого движения

генерал Лавр Георгиевич Корнилов

 

                                                                                                                             Порохин С.А. полковник в отставке, кандидат философских наук.

     

     Верховный Главнокомандующий Русской армии - в роковой для России год 1917-й и вождь Белого движения в России. Генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов был яркой фигурой отечественной истории. Многие годы в нашей стране  имя «белого» генерала Корнилова было опорочено. Он многие десятилетия считался врагом трудового народа. Но истина рано или поздно возвращается к нам, и имя Корнилова, русского полководца, подвижника и государственника вновь становится в ряд великих деятелей России. О Корнилове в своё время писали его соратники А.И.Деникин, А.С.Лукомский и др. В последние десятилетия о Корнилове вышли  книги Г.М.Каткова, Г.З.Иоффе, С.В.Волкова, Н.П.Кузьмина, А.В.Шишова А.И.Ушакова, В.П.Федюка и др.

     1 февраля 2018 года исполнится 100 лет со дня гибели генерала Корнилова, вождя Белого движения.

                                                                           ***

     Лавр Георгиевич Корнилов родился 18 августа 1870 г. в Усть-Каменогорске Семипалатинской области. Отец его Егор - сибирский казак станицы Каркалинской, (ныне это Карагандинская область Казахстана). Он своей многолетней беспорочной службой достиг чина хорунжего, затем, выйдя в отставку, стал коллежским секретарём, то есть его чин был десятого класса, начиная с низшего - четырнадцатого. Егор был женат на постой казашке из кочевого рода. В семье Корниловых было трое детей. Кроме Лавра, был ещё его брат Пётр и сестра Анна, все они познали с детства крестьянский труд.  Старший сын Лавр, уже будучи офицером, переиначил своё отчество с Егоровича на Георгиевича, и в Первую мировую войну ставший Верховным Главнокомандующим Русской армии, в роковом 1917 году о своём социальном происхождении заявлял, что он - сын «казака-крестьянина», хотя уже был сыном чиновника.

   Лавруша Корнилов с детства владел грамотой, любил читать книги. В 1889 году он окончил Омский (1-й Сибирский кадетский корпус имени Александра I). Окончил с наивысшим балом. Это дало ему право выбора военного училища. Его выбор пал на Михайловское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге. «Учебный план этого училища предусматривал изучение Закона Божьего и иностранных языков, истории и военного законоведения, алгебры и аналитической геометрии, дифференциального и интегрального исчисления, механики и физики, химии и артиллерийского дела, общей тактики и тактики артиллерии, артиллерийского черчения и артиллерийской администрации, фортификации и топографии» - отмечал военный историк А.В.Шишов в своей недавно вышедшей книге «Корнилов главный враг революции».(1)   Михайловское училище Корнилов блестяще окончил в 1892 г., и мог бы пойти служить в гвардию, но он в чине подпоручика выбрал службу в Туркестанской артиллерийской бригаде. Ведь он в том крае родился и прекрасно изяснялся на нескольких туркестанских языках. Позднее Корнилов скажет: «Служба в Туркестане – это годы моей командирской закалки».(2) Через три года Корнилов в 1895 г. он поступит уже в Академию Генерального штаба – высшее военное заведение; там вместе с ним учились ставшие потом генералами А.И.Деникин и М.Д.Бонч-Бруевич. Последний – брат сподвижника, вождя мировой революции Ленина.

      Академию Генштаба Корнилов окончил в 1898 г. с серебряной медалью. «Затем в продолжение 6 лет он служит в штабе Туркестанского военного округа, причём неоднократно получал командировки в окрестные страны» - писал к книге о Корнилове, бывший его начальник генерал-лейтенант Е.И.Мартынов.(3) Именно там Корнилов стал ловким бесстрашным разведчиком Российского Генерального штаба.. Так с февраля 1899 года по март 1904 года Корнилов совершил инкогнито продолжительные служебные командировки в Персию, Афганистан, Индию и Китай. В то время между Великобританией и Россией шло острое соперничество за влияние в Азии. По возвращению из таких «походов» Корнилов делал аналитические записки о состоянии сил граничащих с Россией стран. Так, в 1902 г. подполковнику Корнилову было поручено редактировать секретное издание Штаба Туркестанского военного округа: «Сведения, касающиеся стран, сопредельных с Туркестанским военным округом». 

    В русско-японской войне 1904-1905 гг. Л..Г.Корнилов участвовал с сентября 1904 г. в должности штаб-офицера при штабе 1-й стрелковой бригады. С ней он вступил в Манчжурию и принял участие в сражениях при Сандепу и под Мукденом. В этих сражениях Корнилов отличился, как боевой офицер и был произведён в полковники. В частности в сражении под Мукденом Корнилов во время общего отступления вывел из боя 1-й, 2-й и 3-й стрелковые полки, которым угрожало окружение. За что он был награждён орденом Святого Георгия 1У  ст. и золотым Георгиевским оружием, с надписью «За Храбрость».(4)

    По заключении мира с Японией Корнилов 11 месяцев прослужил в Петрограде в управлении генерал-квартирмейстера Генерального штаба. А потом с 1907 по 1911 гг. Корнилов был военным агентом в Китае. За четыре года своего пребывания в Пекине получил несколько орденских наград от правительства Великобритании, Франции, Германии и Японии.(5) Затем очень короткое время он командовал 8-м Эстляндским пехотным полком, расположенным близ Варшавы. Вскоре Корнилов был переведён в Заамурский округ пограничной стражи – начальником 2-го отряда, состоявшим из 2-х пехотных и 3-х конных полков. В декабре 1911 г. он получил чин генерал-майора. А с декабря 1912 г. Корнилов возглавил бригаду Сибирской дивизии, расположенной во Владивостоке. В июле 1913 г. Корнилов принял под своё командование 1-ю бригаду той же 9-й Сибирской стрелковой дивизии.

     С объявлением мобилизации в 1914 году Корнилов немедленно отправился на театр первой мировой войны против Австро-Венгрии, и вступил в о временное командование 48-й пехотной дивизии в 8-й армии генерала Брусилова. «Во время сражения у Равы-Русской 27 августа (9 сентября 1914) IV австро-венгерский корпус нанёс поражение XXIV корпусу, причём основной удар пришёлся на дивизию Корнилова, потерявшую почти всю артиллерию и много пленных» - отмечалось в книге историка К.А.Залесского(6). «Когда фронтовая организация «устоялась» (11 сентября 1914 г.) генерал-майор Корнилов был назначен командиром 1-й бригады 49 пехотной дивизии. Но в этой должности он не пробыл и двух месяцев. В конце 1914 года следует назначение командиром 48-й пехотной дивизии, одной из наиболее прославленных в рядах русской армии во время Первой мировой войны. (…) Именовалась она ещё и Суворовской дивизией» - отмечал военный историк А.В.Шишов.(7)

     Под руководством Корнилова 48-я дивизия быстро стяжала себе почётное название – «Стальная». Историк Н.Стариков писал: «Известен случай, когда горстка добровольцев 148-го Измайловского полка, входившего в состав этой дивизии под руководством самого Корнилова яростной «суворовской» атакой опрокинула в Карпатских горах два австрийских полка, взяв 1200 пленных и одного генерала».(8) За умелое руководство боями 48-й дивизией в Карпатских горах Корнилов 15 февраля 1915 г. был произведён в генерал-лейтенанты.

    Боевая деятельность генерал-лейтенанта Корнилова в Галиции завершилась весной 1915 г. весьма трагично. Во время вынужденного отступления русской армии в апреле 1915 г. Корнилов со своей дивизией прикрывал отход корпуса, и был дважды ранен; (в руку и в ногу). «После четырёхдневного блуждания в Карпатах генерал Корнилов 12 мая (29 апреля) со своим штабом… сдался одной австрийской  части» - писал уже в советское время  о Корнилове его «сокамерник» по австрийскому плену Е.В.Мартынов. – После взятия в плен Корнилов первоначально был помещён в замок Нейгенбах, близ Вены, а затем перевезён в Венгрию…в селении Лека. Тут он нашёл своего бывшего начальника по Заамурскому округу генерала Мартынова, попавшего в плен ещё 10 августа 1914 г. года, после того, как аэроплан, на котором он вместе с лётчиком Васильевым, вылетал на разведку и был подбит под Львовым».(9) «Действия в Карпатских горах Стальной дивизии, несмотря на печальный исход её прорыва из вражеского окружения, были высоко оценены главнокомандующим Юго-Западного фронта генералом от артиллерии Н.И.Ивановым. Он обратился к верховному главнокомандующему Николаю Николаевичу (Младшему)  с ходатайством о награждении бойцов и командования Стальной дивизии. Уже по ходатайству последнего Император Николай II пожаловал генерал-лейтенанту Корнилову военный орден Святого Великомученика Георгия Победоносца 3-й степени.

    В своих мемуарах генерал Мартынов вспоминал своего напарника по плену: «Как хороший солдат, Корнилов страшно томился в плену и рвался к боевой деятельности; к тому же его непрерывно точил червь неудовлетворённого честолюбия. Свой вынужденный досуг он старался заполнить чтением, но читал почти исключительно книги о Наполеоне, что ещё больше раздражало его, так как он имел обыкновение проводить параллели между различными случаями из жизни великого корсиканца и своей собственной».(10)

     В июле 1916 г. Корнилов бежал из тюремной больницы, где лечился, ночами пробирался на восток, и наконец добрался до Румынии и там – до расположения русских войск. По именным спискам Ставки на сентябрь 1916 г. в германском и австрийском плену находилось 62 русских генерала, а бежал оттуда только один Корнилов» - отмечал военный историк А.В.Шишов.(11) Фронтовые газеты немало писали об этом исключительном  случае, удачном  побеге русского  генерала из австрийского плена.  Возвратившись в Россию, Корнилову так и не пришлось подлечиться после бегства из плена, и он уже  13 сентября 1916 г.  был назначен командиром 25 армейского корпуса, на Юго-Западном фронте. Этим корпусом Корнилов командовал до февральской революции 1917 г. К тому времени корпус входил в составе Западного фронта, и Русская армия до лета 1917 года вела позиционную борьбу.

   Надо отметить, что к 1917 году противники России Германия и Австро-Венгрия в военном отношении уже выдохлись. Наступивший 1917-й год должен был принести победу России и её союзникам - Англии, Франции, Японии. В результате чего Балканские народы были бы освобождены от векового турецкого гнёта, а Россия имела бы свободный выход в Средиземное море и тем самым беспошлинную торговлю с большинством стран Европы. Но такое развитие событий становилось неприемлемым для мировой, и в первую очередь, финансовой закулисы. Эти тайные силы исподволь готовили удар в спину Великой Российской Державе. Благодаря масонскому заговору, в который был втянут и наш высший генералитет, Император России был свергнут. В России в 1917 году произошла так называемая «февральская бескровная» революция. Власть поменялась, а война продолжалась.

   Уже 2-го марта 1917 г. Временное правительство назначило Л.Г. Корнилова Командующим войсками Петроградского военного округа, численность войск которого составляла почти 640 тыс. чел. Тогда же он был произведён в чин генерала от инфантерии, т.е. полного генерала. «Деятельность нового главнокомандующего столичным военным округом началась с того, что он с группой офицеров по указанию военного министра А.И.Гучкова арестовал в Царском Селе Императрицу Александру Фёдоровну».(12) Генерал Корнилов пытался навести порядок в столичном гарнизоне, но его радикальные меры, которые он хотел провести в жизнь, временным правительством не допускались. И поменять распропагандированные и разложившиеся гарнизонные войска на фронтовиков также ему позволено не было. Корнилов наконец осознал ту степень вреда для России, какую ей принёс «демократический» февральский переворот.  «К концу своего пребывания на посту главнокомандующего Петроградским военным округом генерал Корнилов уже стал лидером тех сил в рядах русской армии, которые стояли за старую Россию. За монархию, за «единое и неделимое» российское Отечество. За спасение русской армии с её славным боевым прошлым от окончательного развала» - писал о Корнилове Шишов.(13)  Уже 23 апреля Корнилов подал рапорт военному министру. В нём Он писал: «Находя, что… Исполнительный комитет принимает на себя функции правительственной власти и что я при таком порядке никоим образом не могу принять на себя ответственность за спокойствие в столице, ни за порядок в войсках, я считаю необходимым просить Вас об освобождении меня от исполнения обязанностей главнокомандующим Петроградского военного округа…»  После чего Корнилов получает назначение на фронт на должность командующего 8-й армией ЮЗФ, которой, одно время  командовал генерал А.А.Брусилов, войска которого год назад совершили знаменитый прорыв на австро-венгерском фронте. Но фронт к этому времени стал другим. К моменту приезда туда Корнилова между солдатами воюющих армий происходило самостийное братание. Но по соотношению сил победа армий Антанты, казалось, близка. Командующий русской армией генерал Брусилов решил предпринять на ЮЗФ крупное наступление. И генерал Корнилов, командующий 8-й армией сумел вдохновить солдат и начать наступление наших войск. Действия этой армии в июньском наступлении ЮЗФ вошли в летопись Первой мировой войны как последний яркий след разрушающейся армии старой России.  В плен было взято 800 офицеров и 36 тысяч солдат противника. Потери русской армии убитыми, ранеными и пропавшими без вести составили 352 офицера и 14456 солдат. Но это летнее наступление русской армии не получило развития  из-за отсутствия поддержки союзников по Антанте.

    Надо отметить, что возвращение Корнилова на фронт и его руководство войсками ещё больше подняло в России его авторитет. Временное правительство уже  не могло этого не замечать. В конце июня 1917 г. Корнилов производится в чин полного генерала. А уже 8 июля 1917 г. генерал Корнилов вступил в командование Юго-Западным фронтом. «Став командующим фронта, Корнилов на следующий день послал Верховному Главнокомандующему Брусилову, министру-председателю Львову и военному министру Керенскому телеграмму. В ней он заявлял о необходимости применения смертной казни на театре военных действий».(14) Надёжные части стали задерживать дезертиров и передавать из военно-полевому суду, который дезертирам выносил смертные приговоры. Действия генерала Корнилова отрезвили армию, подняли боевой дух. И уже 19 июля 1917 г. Временным правительством генерал Корнилов был назначен вместо генерала Брусилова Верховным Главнокомандующим. Временному правительству он послал телеграмму со своими требованиями: «1) Ответсвенность перед собственной совестью и всем народом. 2) Полное невмешательство в мои оперативные распоряжения и потому в назначения высшего командного состава. 3) Распространение принятых… на фронте мер и на те местности тыла, где расположены пополнения армии…» «Обращает на себя внимание, что Верховный Главнокомандующий России хочет отвечать за свои действия не перед правительством, которое его назначает главой Ставки, а «перед собственной совестью и всем народом» - отмечал Шишов.(15)  Почти 40 дней Корнилов возглавлял русскую армию до конца августа 1917 года. Военный и морской министр Временного правительства А.Ф.Керенский подводит «объяснительную базу» под назначение на фронт генерала Корнилова: «Решимость активно пользоваться огромными правами большого начальника - смелость действовать, не боясь ответственности, не прячась за чужую спину – это были в то время самые нужные качества; качества которые, к сожалению, мне почти не приходилось встречать среди высшего командования. (…) …Генерал Корнилов, несмотря на «ультимативные» формы проявления своей активности, быстро и решительно был выдвинут мною вперёд…»(16) Сам же Корнилов в своих обращениях к Временному правительству писал: «Я заявляю, что Отечество гибнет, а потому, хотя и неспрошенный, требую немедленного прекращения наступления на всех фронтах для сохранения и спасения армии и для её реорганизации на началах строгой дисциплины дабы не жертвовать жизнью немногих героев, имеющих право видеть лучшие дни».(17)

   Историк А.В.Шишов о Верховном главнокомандующем Корнилове писал: «Генерал Корнилов, возглавлявший русскую армию в самый тяжёлый час её существования, видел бездну, развернувшуюся под номами ослеплённой России. Он считал спасительным установление сильной власти на диктаторских началах».(18)  

   Генерал Н.Н.Головин, известный военачальник и военный исследователь, писал: «Вступление Корнилова в Верховное Главнокомандование означало поворот к восстановлению дисциплины в Армии».(19) Авторитет Корнилова в армии был действительно велик. (26 августа) 12 сентября 1917 г. по договорённости с А.Ф.Керенским двинул войска на Петроград. 28 августа А.Ф.Керенский отрёкся от договора, объявил Л.Г.Корнилова мятежником и сместил с поста Главнокомандующего Русской Армии. Тогда Корнилов обратился циркулярной телеграммой по линиям железных дорог и всем начальствующим лицам со словами: «… «Свершилась великая провокация, которая ставит на карту судьбу отечества. Русские люди! Великая родина наша умирает. Близок час кончины. Вынужденный выступить открыто – я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большевистского большинства Советов действует в полном согласии с планами германского генерального штаба и одновременно с предстоящей высадкой вражеских сил на Рижском побережье убивает армию и потрясает страну внутри. Тяжёлое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне в эти грозные минуты призвать всех русских людей к спасению умирающей родины. Все, у кого бьётся в груди русское сердце, все, кто верит в Бога, - в храмы, молите Господа Бога, о явлении величайшего чуда, спасения родимой земли!  Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ путём победы над врагом до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад своей новой государственной жизни. Предать же Россию в руки исконного врага – германского племени и сделать русский народ рабами немцев  я не в силах и предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли. Русский народ, в твоих руках жизнь твоей родины! 27 августа 1917 года. Генерал Корнилов».(20)  Заручившись поддержкой старших генералов, Корнилов выпустил …обращение к народу, и приказ по армиям и воззвание к казакам. 1) Обращение к народу:. «Я, Верховный главнокомандующий, генерал Корнилов, перед лицом всего народа, объявляю, что долг солдата, самопожертвование гражданина свободной России и беззаветная любовь к родине заставили меня в эти грозные минуты бытия отечества не подчиниться приказанию Временного правительства и оставить за собою верховное командование народными армиями и флотом. Поддержанный в этом решении всеми главнокомандующими фронтов, я заявляю всему народу русскому, что предпочитаю смерть устранению меня от должности Верховного. Истинный сын народа русского всегда погибает на своём посту и несёт в жертву родине самое большое, что он имеет – свою жизнь. В эти поистине ужасающие минуты существования отечества, когда подступы к обеим столицам почти открыты для победного шествия торжествующего врага, Временное правительство, забывая великий вопрос самого независимого существования страны, кидает в народ призрачный страх контрреволюции, контрреволюции, которую оно само своим неумением к управлению, своею слабостью к власти, своей нерешительностью в действиях вызывает к скорейшему воплощению.  Но мне, кровному сыну своего народа, всю жизнь свою жизнь на глазах всех отдавшего на беззаветное служение ему, не стоять на страже великих свобод, великого будущего своего народа. Но ныне будущее это в слабых безвольных руках; надменный враг, посредством подкупа и предательства, распоряжающийся у нас в стране, как у себя дома, несёт гибель не только свободе, но и существованию Народа Русского. Очнитесь, люди русские, от безумия ослепления и вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идёт наша Родина. Избегая всяких потрясений, предупреждая какое либо пролитие русской крови в междуусобной брани и забывая все обиды и все оскорбления, я перед лицом всего народа обращаюсь к Временному правительству и говорю: Приезжайте ко мне в ставку, где свобода ваша и безопасность обеспечены моим честным словом и совместно со мной выработайте и образуйте такой состав Правительства Народной Обороны, который, обеспечивая победу, вёл бы народ русский к великому будущему, достойному Могучего Свободного Народа. 28 августа 1917 года. Верховный главнокомандующий генерал Корнилов».(21) Тогда же он обратился с воззванием к казакам: « Казаки, дорогие станичники! Не на костях ли ваших предков расширялись и росли пределы государства Российского? Не вашей ли могучей доблестью, не вашими ли подвигами, жертвами и геройством была сильна великая Россия? Вы – вольные, свободные сыны Тихого Дона, красавицы Кубани, буйного Терека, залётные могучие орлы, Уральских, Оренбургских, Астраханских, Семиреченских и Сибирских степей и гор и далёких Забайкалья, Амура и Уссури всегда стояли на страже чести и славы ваших знамён, и Русская земля полна сказаниями о подвигах ваших отцов и дедов. Ныне настал час, когда вы должны придти на помощь Родине». Далее, обвинив правительство в нерешительности, неспособности и даже в предательстве, Корнилов заканчивал следующими словами: «Казаки, рыцари земли Русской!  Вы обещали встать вместе со мной на спасение Родины, когда я найду это нужным. Час пробил: Родина накануне смерти. Я не подчиняюсь распоряжениям Временного правительства и ради спасения Свободной России иду против него и против тех безответственных советников его, которые продают Родину. Поддержите же, казаки,  честь и славу беспримерно доблестного казачества, и этим вы спасёте Родину и свободу, завоёванную революцией. Слушайтесь же и исполняйте мои приказания. Идите за мной». Напоминая казакам их обещания помочь ему, Корнилов имел в виду резолюцию от 6 августа, в которой говорилось: «Совет союза казачьих войск заявляет громко и твёрдо о полном и всемерном подчинении своему вождю-герою Корнилову».(22)

    Керенский, в свою очередь, разослал по фронтам и армиям телеграмму: «Восставший на власть Временного правительства бывший верховный главнокомандующий генерал Корнилов, заявлявший о своём патриотизме и верности народу в своих телеграммах, теперь на деле показал своё вероломство. Он взял полки с фронта, ослабив его сопротивление нещадному врагу – германцу, и все полки отправил против Петрограда. Он говорил о спасении родины – и сознательно создаёт братоубийственную войну. Он говорит, что стоит за свободу, - и посылает на Петроград туземную дивизию. Товарищи, час испытания вашей верности свободе, революции наступил и в сознании святости выполняемого долга перед родиной, встретьте стойко и славно ваших, обманутых генералом Корниловым, бывших товарищей по армии. Пусть увидят они перед собою истинно революционные полки, непреклонно решившиеся защищать правительство революции и пусть, пока не поздно, поймут и устыдятся того дела, на которое их преступно послали. Если же не поймут, я, ваш министр, уверен, что вы без страха и до конца исполните свой великий долг. Министр-председатель, военный и морской министр А.Керенский».(23)              

     Не осознавая опасности накатывающейся на Россию великой смуты 1917 года, генерала Корнилова ни войска, ни казаки не поддержали. Корнилов оставался на посту Верховного до 1 сентября 1917 г., пока его не сменил генерал Алексеев.

     Генерал Н.Н.Головин в книге Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. писал: «Днём 14(1) сентября генерал Алексеев прибыл в Могилёв и без всяких затруднений принял в своё подчинение Ставку. (…) Генерал Корнилов и ближайшие соучастники его выступления были сначала подвергнуты домашнему аресту…  Но затем они были переведены в г. Быхов, находящийся в 50 километрах от Могилёва.  (…) Недели через две в Быхов были перевезены генерал Деникин и арестованные с ним чины управления Юго-Западного фронта. Ввиду крайнего озлобления солдатских масс против генерала Корнилова, была применена оригинальная форма охраны. Таковая была двойной: наружная – состоящая из солдат Георгиевского батальона при Ставке, посты этой охраны и осуществляли лишения свободы «быховских узников», - внутренняя же охрана неслась преданными генералу Корнилову Текинцами, которые охраняли его и арестованных вместе с ним лиц от проявления какого либо насилия извне».(24) К середине ноября в Быховской тюрьме осталось всего пять человек из числа участников августовского путча – генералы Корнилов, Лукомский, Романовский, Деникин и Марков.    

    4(18) ноября 1917 г. последний Верховный Главнокомандующий, назначенный Временным правительством, генерал Духонин освободил Корнилова и его сторонников. Командиру сводного ударного отряда, прибывшего в Могилёв и готовых защищать Ставку от большевиков приказал покинуть город. Он сказал: «Я не хочу братоубийственной войны. Тысячи ваших жизней будут нужны Родине. Настоящего мира большевики не дадут. Вы призваны защищать Родину от врага и Учредительное собрание от разгона…»(25)    За освобождение «Быховских пленников» генерал Духонин был зверски убит прибывшими в ставку революционными балтийскими матросами на глазах только что назначенного ленинским правительством нового Главковерха прапорщика Крыленко. «Быховские узники»  решили различными путями пробиваться на Дон, к атаману Каледину. Первую неделю пути на Новочеркасск  Корнилов держал вместе с конным текинским полком. Из-за того, что Главковерху Крыленко стало известно, что с текинцами следует на Дон «враг революции» генерал Корнилов,  текинцы стали подвергался на своём пути частым налётам  красногвардейцев. «Корнилов, полагая, что текинцам будет безопаснее идти одним, оставил свой преданный полк. (…) С генералом осталась небольшая группа из 11 офицеров и 32 всадников».(26)  В селе Погары он простился и с ними, приказав им догонять свой полк. Переодетый в простого мужика, беженца из Румынии, пробирался на Дон генерал Корнилов. 

     Одним из последних «быховских узников «5(19) декабря 1917 г. (Корнилов) прибыл в Новочеркасск, где (с генералом Алексеевым) приступил к формированию Добровольческой армии».(27)   По взаимной договорённости генералов с 5 декабря 1917 года  в Новочеркасске Корнилов возглавил Добровольческую армию. Генерал Каледин управлял Донской областью. Генералу Алексееву было поручено Гражданское управление, внешние сношения и финансы. Это был своего рода триумвират, представлявший первое общерусское антибольшевистское правительство. Начальником штаба Добровольческой армии Корнилов назначил своего соратника генерала Лукомского. В декабре эта «армия» не превышала тысячи штыков и сабель. Генерал Деникин позже напишет: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевистской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, это был бы не народ, а навоз для удобрения  беспредельных полей старого континента, обречённую на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к великому, но замученному народу».(28)

     Красные войска наступали а Дон с четырёх сторон. Главная угроза шла от красногвардейских отрядов Донецкого каменноугольного бассейна. В конце января в столице области Войска Донского обстановка для добровольцев сложилась критическая. Атаман Каледин так и не смог сформировать казачью армию. Полки и отдельные сотни, прибывавшие с фронта в свою область тут же расходились по домам. Начинать боевые действия против своих же распропагандированных земляков, пусть и иногородцев, казаков не вдохновляло. Понимая своё бессилие поднять их борьбу атаман Каледин 29 января 1918 г. застрелился. Генералы Алексеев и Деникин считали, что спасти «добровольческую армию» может только поход на Кубань, где кубанское казачество всколыхнётся на борьбу вместе с ними на борьбу с большевиками. Оставаться добровольцам в городе было равносильно гибели. В ночь на 9 февраля 1918 г. Добровольческая армия, состоящая из незначительного числа  штыков и сабель вышла из Ростова в свой Первый Ледяной поход. Генералы Корнилов и Лукомский были за уход в зимовники, вместе с донскими казаками генерала Попова. В станице Ольгинской было принято решение идти на Кубань. Корнилов и Алексеев вывели добровольческую «армию» в 1-й Кубанский (Ледяной) поход.

 «На то время белая Добровольческая армия была по численности  была меньше пехотного полка образца военного 1914 года более чем на полторы тысячи человек» - писал историк Шишов.(29) (Значит, полк по штату имел 4000 штыков, минус 1500. Получается, что  пехоты было 2500 человек, а кавалерии 800 сабель).  Всего было «3700 бойцов, 36 были генералами и 242 – штаб-офицерами, то есть старшими офицерами. 20 из них числились за Генеральным штабом. Половина армии заслужили офицерские погоны на фронтах первой мировой войны. из них штабс-капитанов было 251, поручиков, 394, подпоручиков 535, прапорщиков 668, в том числе произведённых из юнкеров старших курсов. Нижних чинов в белой армии числилось 1067 человек. Из них кадетов и юнкеров 437. при войсках находилось 118 гражданских беженцев и большое число врачей и медицинских сестёр» - отмечал Шишов.(30) Да, не густо набралось офицеров из почти 300-тысячного их числа, участвовавшего в Первой мировой!

    Дочь Генерала Корнилова стала  в Новочеркасске добровольной медицинской сестрой в новочеркасской «Больнице общества донских врачей». Когда начался 1-й Кубанский поход, семья Корнилова – жена, дочь и сын скрывались у верных людей в одной из терских казачьих станиц.   

    Полковник Кубанского казачьего войска Елисеев писал о первопоходниках: «В эти жуткие дни Добровольческая армия генерала Корнилова, не имея в своих рядах и пяти тысяч бойцов, с обозами, ранеными, занимала станицы только для ночлега, а наутро покидала их уходя дальше в неизвестность… Она пополнялась добровольно кубанскими казаками, которые тут же вели бои с красными и на следующее утро покидали свои станицы, свои семьи, свой отчий дом – на террор и разграбление красных, которые входили станицу «завтра или в тот же день…»(31)  Корнилов запретил войскам проводить реквизиции. Но война есть война. «Когда уходили красные -  население с удовлетворением подсчитывало, что у него осталось… Когда уходили белые – население со злобой высчитывало, что у него взяли… Красные грозили, и грозили весьма недвусмысленно взять всё и брали часть – население было обмануто и … удовлетвореною белые обещали законность, брали немногое – и население было озлоблено…» - писал один из корниловцев А.А. фон Лампе.(32) Такова была проза гражданской войны.  Почти каждый день своего похода корниловцы вели бои. В боях Добровольческой армии в ходе разгоравшейся Гражданской войны пленные офицеры, мобилизованные в ряды Красной армии, как правило «призывались» в ряды белых. Расстрелу подвергались только члены партии большевиков чья вина в развале русской армии была доказана их бывшими сослуживцами. Добровольцы держали путь на Екатеринодар – столицу Кубанского казачьего войска. Но под натиском красноармейцев атаман Кубанского казачьего войска генерал-лейтенант А.П.Филимонов 1 марта вынужден был  с казаками без боя оставить город. «Это был тяжёлый удар по армии. (…) Гипноз «Екатеринодара» среди добровольцев был весьма высок, и разочарование, казалось, должно было отразиться на духе войск…» - писал Деникин.(33) А ведь Добровольцам до Екатеринодара оставалось всего два-три перехода! Обстановка требовала объединения всех сил и атаман Филимоном соединил кубанских казаков с корниловцами. Однако бои за столицу Кубанского казачьего войска оказались намного тяжелее, чем предполагалось вначале операции. За город шёл бой непрерывно уже четверо суток с 27-го по 31 марта 1918 г.   «на рассвете 31 марта артиллерия красных обстреляла район фермы (под Екатеринодаром), где находился штаб белых. Один из снарядов пробил стену в комнате, где за столом сидел Корнилов, и разорвался. Один осколок поразил Лавра Георгиевича в висок, второй ударил в правое бедро. Через несколько минут вождя Белого движения не стало. «Неприятельская граната попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного»».(34)     

     (1 апреля) 13 апреля (по старому стилю) 1918 г. генерал Корнилов погиб во время штурма Екатеринодара частями Добровольческой армии, им созданной. «Уже после отступления белых тело генерала Корнилова будет извлечено из могилы красноармейцами. Это было осуществлено  по приказу командующего красными войсками И.Л.Сорокина.(35) Труп генерала опознают, его привезут в Екатеринодар (Краснодар) и при большом стечении народа разденут и повесят на дереве. Потом пьяные комиссары изрубят тело Лавра Георгиевича шашками, растопчут ногами, обложат соломой и сожгут. Вечная ему память!»(36)

    Смерть Корнилова поначалу от многих казаков Кубани была некоторое время скрыта. Вот какое объяснение тому дал позже кубанский священник А.И.Кулабухов: «Имя генерала Корнилова было так высоко в сердцах всех российских патриотов. Только этим именем держалась Добровольческая армия. Только это одно ИМЯ звало всех в её ряды, куда шли не рассуждая, слепо веря в этого героического человека и большого российского патриота. После его смерти в бою армия переживала почти полную гибель. Но мы верили, - надо было только передохнуть. Но сказать тогда, что генерал Корнилов УБИТ, - означало вырвать веру из сердец многих».(37)

       После гибели командующего Корнилова, Добровольческую армию возглавил генерал Деникин. Он развернул армию и возвратился на Дон, где против красноармейцев поднималось восстание казаков Войска Донского. «За 80 походных дней Добровольческая армия 44 дня вела бои с превосходящими силами противника. (…) Вышла из Ростова в составе четырёх тысяч бойцов, а вернулась на донскую землюв составе пяти тысяч, пополнившись кубанцами-добровольцами и казаками».(38)

      В заключение надо отметить, что Лавр Георгиевич Корнилов был «военным профессионалом самого высокого класса, - отмечал военный историк Шишов. - Он имел девять боевых наград. Среди них ордена Святого Георгия 3-й и 4-й степени, Святого Владимира 1-й и 2-й степени, Святого Александра Невского. Лишь немногие из русского генералитета имели такой впечатляющий «орденский бант»».(39)

      «О генерале Корнилове писали в своих мемуарах его соратники по Первой мировой и Гражданской войнам по борьбе за Российскую державу А.И.Деникин и А.С.Лукомский, П.Н.Врангель и А.И.Гучков, Н.Н.Головин и П.Н.Милюков, Б.В.Савинков. По иному говорят о нём его недоброжелатели – А.Ф.Керенский, Л.Д.Троцкий, А.И.Верховский и Е.И.Мартынов. В последнее десятилетия вышли работы таких историков и писателей, как Г.М.Катков, Г.З.Иоффе, С.В.Волков, Н.П.Кузьмин и т.д.» - отмечал военный историк А.В.Шишов.(40) 

---

1.      Шишов А.В. Корнилов главный враг революции, М., Вече, 2013, С.9-10

2.      См: Шишов А.В. – Там же, С.12.

3.      Мартынов Е.И. «Корнилов» //Политика и стратегия. М., Финансовый контроль, 2003, С.280.

4.      См.: Залесский К.А. Сто великих полководцев Первой мировой, М., Вече, 2013, С.189-190.

5.      См.: Шишов А.В. – Там же, С.48.

6.      См. ЗалесскийК.А. – Там же, С.190.

7.      Шишов А.В.- Там же, С.56.

8.      Стариков Н.В. – 1917  разгадка «русской» революции. М., Яуза, Эксмо, 2011, С.284.

9.      Мартынов Е.И. – Там же, С.282, 283.

10.  Мартынов Е.И. – Там же, С.283.

11.  Шишов А.В. – Там же, С.75.

12.  Шишов А.В. – Там же, С.83.

13.  Шишов А.В. – Там же, С.98.

14.  Рыбас С. Генерал Кутепов. Олма-Пресс. 2000, С. 97.

15.  Шишов А.В. – Там же, С.138.

16.  Цит. по: Шишов А.В. – Там же, С.120-121.

17.  Цит. по: Шишов А.В. – Там же, С.125.

18.  Шишов А.В. – Там же, С.154

19.  Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне, М.Кучково Поле, 2001, С.369.

20.  Мартынов Е.И. – Там же, С.367.

21.  Мартынов Е.И. - Там же, С.372-373.

22.  Мартынов Е.И. – Там же, С.374.

23.  Матрынов Е.И. – Там же, С.376.

24.  Головин Н.Н. Российская контрреволюция 1917-1918 гг. М., Айрис-Пресс, 2011, Т.1, С.200.

25.  См.: Шишов А.В. – Там же, С.235.

26.  Шишов А.В. – Там же, С.237.

27.  См.: Веллер М., Буровский А.  Гражданская история безумной войны. Приложение М., АСТ, 2010, С.554.

28.  Цит. по: Шишов А.В. – Там же, С.268.

29.  См.: Шишов А.В. – Там же, С.301.

30.  Шишов А.В. – Там же, С.302.

31.  Елисеев Ф.И. С Корниловским конным. М., Астрель, 2003, С.332.

32.  Цит. по: Шишов А.В.- Там же, С.304.

33.  Цит. по: Шишов А.В. – Там же, С.317.

34.  Шишов А.В. – Там же, С.332.

35.  См.: Залесский К.А. – Там же, С.193.

36.  Стариков Н. Кто убил Российскую Империю? М. Яуза, Эксмо, 2006, С.474.

37.  Цит. по: Елисеев Ф.И. С Корниловским конным, М., Астрель, 2003, С.223.

38.  Шишов А.В. – Там же, С.338.

39.  Шишов А.В. – Там же, С.135.

40.  Шишов А.В. – Там же, С.4.

 

СЕНТЕНЦИИ ЛАВРА КОРНИЛОВА

·         Страшна не смерть, а позор и бесчестие. (Цит. по: Стариков Н. Кто убил Российскую Империю? М. Яуза, Эксмо, 2006, С.417.

·         Я принял армию в состоянии почти полного разложения. Благодаря войсковым комитетам высший командный состав был лишён влияния на войска. Многие генералы и значительная часть командиров полков под давлением комитетов были удалены от занимаемых должностей. За исключением немногих частей, братание процветало. Были случаи братания с участием хоров немецкой музыки, выставлявшихся между нашими и немецкими проволочными заграждениями. В течение двух месяцев мне почти ежедневно пришлось бывать в войсковых частях, лично разъяснять солдатам необходимость дисциплины. (Цит.: Там же, С.441)

·         Армия обезумевших тёмных людей, не ограждающихся властью от систематического развращения и разложения, потерявших чувство человеческого достоинства бежит… Это бедствие может быть прекращено, и этот стыд или будет снят революционным Правительством, или, если оно не сумеет того сделать, неизбежным ходом истории будут выдвинуты другие люди. Я, генерал Корнилов, вся жизнь которого – от первого дня существования доныне – проходит в беззаветном служении Родине, заявляю, что Отечество гибнет, и потому, хотя и неспрошенный, требую немедленного прекращения наступления на всех фронтах в целях сохранения и спасения армии для реорганизации на началах строгой дисциплины и дабы не жертвовать жизнью немногих героев, имеющих право увидеть лучшие дни… (из телеграммы на имя Керенского 11(24) июля 1917 г.) (Цит.: -  Там же, С. 443)

·         Для окончания войны миром, достойным великой, свободной России, нам необходимо иметь три армии: армию в окопах, непосредственно ведущую бой, армию в тылу – в мастерских и заводах, изготовляющую для армии фронта всё ей необходимое, и армию железнодорожную, подвозящуюю это к фронту. (На совещании с участием министров путей сообщения и продовольствия (30 июля (12 августа 1917 г.) (Цит.:  – Там же, С.449-450)

·         Русские люди! Великая Родина наша умирает. Близок час её кончины. Вынужденный выступить открыто, я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большинства советов действует в полном согласии с планами германского генерального штаба и одновременно с предстоящей высадкой вражеских сил на рижском побережье убивает армию и потрясает страну изнутри. Тяжёлое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне в эти грозные минуты призвать всех русских людей к спасению умирающей Родины. Все, у кого бьётся в груди русское сердце, все, кто верит в Бога, в храмы, молите господа Бога об объявлении величайшего чуда спасения родимой земли. Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ путём победы над врагом до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни. Предать жн Россию в руки исконного врага германского племени и сделать русский народ рабами немцев я не в силах. И предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли. Русский народ, в твоих руках жизнь твоей Родины! (- 28 августа 1917 г., после объявления Корнилова вне закона Керенским) (Цит:. – Там же, С.456-457)

·         «Армия обезумевших тёмных людей, не ограждавшихся властью от систематического развращения и разложения, потерявших чувство человеческого достоинства – бежит… На полях, которые даже нельзя назвать полями сражений – царит сплошной ужас, позор и срам, которых Русская Армия ещё не знала с самого начала своего существования…Меры правительственной кротости расшатали дисциплину и вызывают беспорядочную жестокость ничем не сдерживающихся масс. Эта стихия проявляется в насилиях, грабежах и убийствах… Смертная казнь спасёт многие невинные жизни ценою гибели немногих изменников, предателей и трусов… Это бедствие должно быть прекращено. И этот стыд – или будет снят революционным правительством, или, если оно не сумеет этого сделать, - неизбежным ходом истории будут выдвинуты другие люди… Я, генерал Корнилов, вся жизнь которого от первого дня сознательного существования и доныне в беззаветном служении Родине заявляю, что Отечество гибнет, и потому, хотя и не спрошенный, - требую немедленного прекращения наступления на всех фронтах в целях сохранения и спасения армии для реорганизации на началах строгой дисциплины, и дабы не жертвовать жизнью немногих героев, имеющих право увидеть лучшие дни. Необходимо немедленно, в качестве временной меры, исключительно вызываемой безвысходностью создавшегося положения, введение смертной казни и учреждение полевых судов на театре военных действий. ДОВОЛЬНО!  Я заявляю, что если правительство не утвердит предлагаемых мною мер и тем лишит меня единственного средства спасти армию и использовать её по действительному назначению для защиты Родины и Свободы – то я, генерал Корнилов, самовольно слагаю с себя полномочия Главнокомандующего. Генерал Корнилов» По: Елисеев Ф.И. С Корниловским конным, М, Астрель, 2003, С.107-108.

·         Я, Верховный Главнокомандующий, генерал Корнилов, перед лицом всего народа, объявляю, что долг солдата, самопожертвование гражданина Свободной России и беззаветная любовь к Родине заставили меня в эти грозные минуты бытия отечества не подчиниться приказанию Временного правительства и оставить за собою Верховное командование народными армиями и флотом. Поддержанный в этом решении всеми Главнокомандующими фронтов, я заявляю всему народу Русскому, что предпочитаю смерть устранению меня от должности Верховного. Истинный сын народа Русского погибает на своём посту и несёт в жертву Родине самое большое, что он имеет – свою жизнь. В эти поистине ужасающие минуты существования отечества, когда подступы к обеим столицам почти открыты для победоносного шествия торжествующего врага, Временное правительство, забывая вопрос независимого существования страны, кидает в народ призрачный страх контрреволюции, которую оно само своим неумением к управлению, своею слабостью к власти, своею нерешительностью в действиях вызывает к скорейшему воплощению. Не мне, кровному сыну своего народа, всю жизнь свою на глазах всех отдавшему на беззаветное служение ему, не стоять на страже великих свобод, великого будущего своего народа. Но ныне будущее это в слабых, безвольных руках; надменный враг, посредством подкупа и предательства, распоряжающийся у нас в стране, как у себя дома, несёт гибель не только свободе, но и существовании Народа Русского. Очнитесь, люди Русские, от безумия и ослепления и вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идёт наша Россия. Избегая всяких потрясений, предупреждая какое-либо пролитие русской крови в междуусобной брани и забывая обиды и все оскорбления, я перед лицом всего народа обращаюсь к Временному правительству и говорю: приезжайте ко мне в Ставку, где свобода ваша и безопасность обеспечены моим честным словом, и совместно со мной выработайте и образуйте такой состав Правительства Народной Обороны, который обеспечивая победу, вёл бы народ Русский к великому будущему, достойному Могучего Свободного Народа. По: Головин Н.Н. Российская контрреволюция 1917-1918 гг. М., Айрис0Пресс, 2011, Т.1., С.173-174.    

·         Казак настоящий не может не быть не монархистом. Корнилов. По: Керсновский А.А. История Русской Армии, М., Воениздат, 1999, С.723.

 

СЕНТЕНЦИИ КОРНИЛОВА    По: Шишов А.В. Корнилов главный враг революции. М., Вече, 2013.

·         Отступных плутонгов? (взводов) Лучше об оных не помышлять! Влияние их солдату весьиа опасно, а потому ни о каких ретирадах в пехоте и кавалерии не мыслить!… С.17.

·         Русско-японская война научила меня видеть, как опасно на войне лишать подчинённых права проявлять собственную, разумную инициативу. Права бороться за победу собственным умом, дерзостью и командирской отвагой…С.26.

·         Увещевания, воззвания действовать на массы не могут. Нужны власть, принуждение, страх наказания…Развал внутренний достиг крайних пределов, дальше идти некуда. Войско стало грозным не врагу, а Отечеству. С.102.

·         Я не остановлюсь ни перед чем во имя спасения Родины от гибели, причиной которой является подлое поведение предателей, изменников и трусов. С.123.

·         Смертная казнь спасёт многие невинные жизни ценою гибели немногих изменников, предателей и трусов. 12 июля 1917 г.  С.125.

·         Я верю в гений русского народа, я верю в светлое будущее нашей Родины и верю в то, что боеспособность нашей армии, её былая слава будут восстановлены. 13 августа 1917 г. С.141.

·         (Прежде чем рассуждать о стратегии, надо восстановить боеспособность армии). С.148

·         …Есть предел свободе армии. С.148.

·         «благоразумие предписывает не воображать себя Наполеоном, пока это не подтвердится на деле» Фон дер Гольц. С.211.

 

 

 

О КОРНИЛОВЕ

·         «Принял фронт в исключительно тяжёлых условиях прорыва противнком, обусловленного разложением и развалом, вызванном в армиях падением дисциплины, следствием чего явились самоходные уходы полков с позиций, отказ в немедленном оказании поддержки. Соотношение сил, приблизительно один против пяти наших, что явилось решительным доказательством вышесказанного. Такое положение чревато чрезвычайно грозными и тяжёлыми последствиями. Нахожу безусловно необходимым обращение Временного правительства и Совета к войскам с вполне откровенным и прямым заявлением о применении исключительных мер вплоть до введения смертной казни на театре военных действий, иначе вся ответственность на тех, которые словами думают править на тех полях, где царит смерть и позор предательства, малодушия и себялюбия. 8 июля 1917 года. №3733. Генерал Корнилов». Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003,  С.291-292.

·         «Армия обезумивших тёмных людей, не ограждавшихся властью от систематического развращение и разложения, потерявших чувство человеческого достоинства, бежит…  Это бедствие может быть прекращено, и этот стыд или будет снят революционным правительством или, если оно не успеет это сделать, неизбежным ходом истории будут выдвинуты другие люди… Я, генерал Корнилов, вся жизнь которого от первого дня сознательного существования доныне проходит в беззаветном служении родине, заявляю, что отечество гибнет, и потому, хотя и не спрошенный, требую немедленного прекращения наступления на всех фронтах в целях сохранения и спасения армии для её реорганизации на началах строгой дисциплины и дабы не жертвовать жизнью немногих героев, имеющих право увидеть лучшие дни.   Необходимо немедленно, в качестве меры временной, исключительно вызываемой безысходностью создавшегося положения, введение смертной казни и учреждения полевых судов на театре военных действий. Довольно! Я заявляю, что если правительство не утвердит предлагаемых мною мер и тем лишит меня единственного средства спасти армию и использовать её по действительному назначению для защиты родины и свободы, то я, генерал Корнилов, самовольно слагаю с себя полномочия главнокомандующего». К этой телеграмме комиссар Юго-Западного фронта Савинков добавил: «Я, со своей стороны, вполне разделяю мнение генерала Корнилова и поддерживаю высказанное им от слова до слова». Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003,С.293-294.

·         «Постановление Временного правительства о назначении меня Верховным главнокомандующим я исполняю, как солдат. Обязанный являть пример воинской дисциплины, но уже как Верховный главнокомандующий и гражданин свободной России заявляю, что я остаюсь ев этй должности лишь до того времени, пока буду сознавать, что приношу пользу родине и установлению существующего строя. Ввиду изложенного докладываю, что я принимаю назначение при условиях: 1) ответственность перед собственной совестью и всем народом; 2) полное невмешательство в мои оперативные распоряжения и потому в назначения высшего командного состава; 3) распространение принятых за последнее время на фронте мер на те местности тыла, где расположены пополнения для армии; 4) Принятие моего предложения, переданного телеграфно верховному главнокомандующему к совещанию в ставке 16 июля. Докладываю, что лишь при осуществлении перечисленных условий, я в состоянии буду выполнить возлагаемую на меня Временным правительством задачу и в полном содружестве с доблестным офицерским составом и сознательной частью солдатской массы привести армию и народ к победе и долгожданному справедливому и почётному миру». Корнилов 19 июля 1917. Этот ультиматум, отправленный Корниловым 19 июля и напечатанный через два дня в газете «Русское слово» под заглавием «Условия генерала Корнилова, произвели в России и армии сенсацию. Было очевидно, что в случае принятия Временным правительством первого из поставленных условий Корнилов обратился бы в фактически в диктатора». Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003, С.298-299.

·         «В наследие от старого режима свободная Россия получила армию, в организации которой, конечно были крупные недочёты; тем не менее эта армия была боеспособной, стойкой и готовой к самопожертвованию. Целым рядом законодательных мер, проведённых после переворота людьми, чуждыми духу и пониманию армии, эта армия была превращена в безумнейшую толпу, дорожащую исключительно своей жизнью… Для восстановления армии необходимо немедленное принятие тех мер, которые я доложил Временному правительству». Корнилов. ». Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003,С.330.

·         … «Свершилась великая провокация, которая ставит на карту судьбу отечества. Русские люди! Великая родина наша умирает. Близок час кончины. Вынужденный выступить открыто – я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большевистского большинства Советов действует в полном согласии с планами германского генерального штаба и одновременно с предстоящей высадкой вражеских сил на Рижском побережье убивает армию и потрясает страну внутри. Тяжёлое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне в эти грозные минуты призвать всех русских людей к спасению умирающей родины. Все, у кого бьётся в груди русское сердце, все, кто верит в Бога, - в храмы, молите Господа Бога, о явлении величайшего чуда, спасения родимой земли!  Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ путём победы над врагом до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад своей новой государственной жизни. Предать же Россию в руки исконного врага – германского племени и сделать русский народ рабами немцев  я не в силах и предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама русской земли. Русский народ, в твоих руках жизнь твоей родины! 27 августа 1917 года. Генерал Корнилов» ». Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003,С.367.

·         Заручившись поддержкой старших генералов Корнилов выпустил …обращение к народу, приказ по армиям и воззвание к казакам. 1) Обращение к народу. Я, Верховный главнокомандующий, генерал Корнилов, перед лицом всего народа, объявляю, что долг солдата, самопожертвование гражданина свободной России и беззаветная любовь к родине заставили меня в эти грозные минуты бытияотечества не подчиниться приказанию Временного правительства и оставить за собою верховное командование народными армиями и флотом. Поддержанный в этом решении всеми главнокомандующими фронтов, я заявляю всему народу русскому, что предпочитаю смерть устранению меня от должности Верховного. Истинный сын народа русского всегда погибает на своём посту и несёт в жертву родине самое большое, что он имеет – свою жизнь. В эти поистине ужасающие минуты существования отечества, когда подступы к обеим столицам почти открыты для победного шествия торжествующего врага, Временного правительство, забывая великий вопрос самого независимого существования страны, кидает в народ призрачный страх контрреволюции, контрреволюции, которую оно само своим неумением к управлению, своею слабостью к власти, своей нерешительностью в действиях вызывает к скорейшему воплощению.  Но мне, кровному сыну своего народа, всю жизнь свою жизнь на глазах всех отдавшего на беззаветное служение ему, не стоять на страже великих свобод, великого будущего своего народа. Но ныне будущее это в слабых безвольных руках; надменный враг, посредством подкупа и предательства, распоряжающийся у нас в стране, как у себя дома, несёт гибель не только свободе, но и существованию Народа Русского. Очнитесь, люди русские, от безумия ослепления и вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идёт наша Родина. Избегая всяких потрясений, предупреждая какое либо пролитие русской крови в междуусобной брани и забывая все обиды и все оскорбления, я перед лицом всего народа обращаюсь к Временному правительству и говорю: Приезжайте ко мне в ставку, где свобода ваша и безопасность обеспечены моим честным словом и совместно со мной выработайте и образуйте такой состав Правительства Народной Обороны, который, обеспечивая победу, вёл бы народ русский к великому будущему, достойному Могучего Свободного Народа. 28.августа 1917 года. Верховный главнокомандующий генерал Корнилов»  Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003. С.373.   

·         Воззвание к казакам, было написано самим Корниловым. « Казаки, дорогие станичники! Не на костях ли ваших предков расширялись и росли пределы государства Российского? Не вашей ли могучей доблестью, не вашими ли подвигами, жертвами и геройством была сильна великая Россия? Вы – вольные, свободные сыны Тихого Дона, красавицы Кубани, буйного Терека, залётные могучие орлы, Уральских, Оренбургских, Астраханских, Семиреченских и Сибирских степей и гор и далёких Забайкалья, Амура и Уссури всегда стояли на страже чести и славы ваших знамён, и Русская земля полна сказаниями о подвигах ваших отцов и дедов. Ныне настал час, когда вы должны придти на помощь Родине». Далее, обвинив правительство в нерешительности, неспособности и даже в предательстве, Корнилов заканчивал следующими словами: «Казаки, рыцари земли Русской!  Вы обещали встать вместе со мной на спасение Родины, когда я найду это нужным. Час пробил: Родина накануне смерти. Я не подчиняюсь распоряжениям Временного правительства и ради спасения Свободной России иду против него и против тех безответственных советников его, которые продают Родину. Поддержите же, казаки,  честь и славу беспримерно доблестного казачества, и этим вы спасёте Родину и свободу, завоёванную революцией. Слушайтесь же и исполняйте мои приказания. Идите за мной». Напоминая казакам их обещания помочь ему, Корнилов имел в виду резолюцию от 6 августа, в которой говорилось: «Совет союза казачьих войск заявляет громко и твёрдо о полном и всемерном подчинении своему вождю-герою Корнилову». Цит. по: Мартынов Е.И.Политика и стратегия, М., Финансовый дом, 2003. С.374.

 

 

СМ.:  РУССКИЕ ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

Лавр Георгиевич Корнилов - герой полководец.

 

«В молодости, по заданию русской военной разведки ему (офицеру Корнилову) пришлось под чужим именем объехать Афганистан, Персию, Северную Индию. В чине капитана он участвовал в японской кампании (1904-1905 гг.), получил Георгия за Мукденское сражение. (…) Весной 1915 года дивизия, которой командовал корнилов, прикрывала отступление русских армий Юго-Западного фронта. …Дивизия была окружена и рассеяна, аштаб её после трёхдневного блуждания по лесам, попал в плен к австрийцам. В пленуКорнилов провёл более года и в 1916 году бежал. (…) История его побега, расцвеченная фантастическими эпизодами не сходила со страниц газет. (…) После Февральской революции, пот настоянию тогдашнего военного министра Гучкова, Корнилов ста командующим Петроградским военным округом, но пробыл в этом качестве недолго. …Он становится командующим фронтом, а в июле 1917 года, после неудачи последнего русского наступления, Корнилов назначается Верховным Главнокомандующим. (…) После провала выступления (против Керенского - СП) бывший Главковерх, его начальник штаба генерал А.С.Лукомский, генерал-квартирмейстер ставки генерал И.П.Романовский были помещены под стражу в старинном здании иезуитской коллегии в белорусском городе Быхове. Здесь же оказались командующий Юго-Западным фронтом генерал А.И. Деникин со своим начальником штаба генералом С.Л.Марковым. (…) …Внешнюю охрану тюрьмы нёс Текинский полк, до ареста Корнилова выполняющий роль его личного конвоя. Комиссия, назначенная Керенским для расследования обстоятельств мятежа, тянула дело и к концу октября следствие по прежнему топталось на месте. После известия о победе в Петрограде Советской власти последний Верховный Главнокомандующий Временного правительства генерал Духонин тайно распорядился выпусть арестованных на свободу. С фальшивыми документами генералы выехали на Дон… Сам же Корнилов решил прорваться с боем во главе преданных ему туркменских всадников-текинцев. Но в черниговских лесах текинцев разбили, а Корнилов … С документами на имя беженца из Румынии Лариона Иванова пробрался в Новочеркасск.(1)

---

1.      Федюк В.П. Предисловие к книге Белые армии, чёрные генералы. Ярославль. Верхне-Волжское книжное издательство. 1991, С.8-9.