ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды



Генерал-лейтенант  Мосолов

 

                                                                      Порохин С.А. полковник в отставке, кандидат философских наук

 

    Александр Александрович Мосолов родился в 1854 году. В 20 лет Александр Мосолов был вольноопределяющимся, а затем в феврале 1875 года был произведён в корнеты конного Лейб-Гвардии полка.  В том самом, которым командовал барон, а затем граф Фредерикс, будущий Министр Двора. Это было время перехода от рекрутских наборов рядовых кавалеристов со сроком службы в 15 лет к общевоинской повинности. С производством в офицерское звание Мосолова поздравил сам Великий князь Николай Николаевич (старший) - будущий командующий русской армией в русско-турецкой войне 1877-78 гг., затем он был представлен самому Императору Александру II. 

    Мосолов был участником русско-турецкой войны на Балканах.  Мосолов стал прекрасным кавалеристом, знал толк в лошадях. С начала 80-х годов Х1Х века, Мосолов состоял флигель-адъютантом и командовал конвоем князя Александра Болгарского, в Софии. В течение многих лет Мосолов состоял при военном министре Ванновском  - по кавалерийской части. В 1888 году на крупных манёврах под Ровно состоял при Великом князе Николае Николаевиче (младшем), командовавшим конным объединением, состоящем из 30 эскадронов. После манёвров Николай Николаевич вынужден был сказать своему «противнику» генералу Струкову: «Боевая практика имеет значение. Один Мосолов мне вовремя напомнил придвинуть резерв, и из-за этого признали, что я тебя победил»(1) (Мосолов в 1877 году состоял ординарцем Струкова во время взятия нашими войсками Андрианополя в кампании на Балканах).

    На должность Начальника Канцелярии Императорского Двора Мосолов был назначен в чине полковника в марте 1900 года. Он снова попал под начало графа Фредерикса, который в это время был Министром Двора. 17 лет Мосолов  прослужил  на должности Начальника Канцелярии. «Смею уверить, что должность моя не была синекурою»- напишет позже генерал-лейтенант  Мосолов(2).

 С весны 1916 года Мосолов был назначен посланником в Румынии.

Сын Мосолова успел выехать из Берлина последним поездом перед самым объявлением войны. В странах Европы, в том числе и в Германии офицерам не возбранялось отдыхать в свой отпуск. «Видя что немцы арестовывают русских офицеров, он выскочил из поезда и перешёл границу пешком, несмотря на стрельбу часовых» - вспоминал Мосолов-старший(3). С началом Мировой войны на западе России отличился Лейб-казачий полк, в котором продолжил службу сын Мосолова. 

В августе 1916 года Мосолов был назначен чрезвычайным посланником  в Бухарест, «с оставлением начальником канцелярии» (Министра Двора). Назначение это должно было совпасть с вступлением русских войск в Румынию. В конце января 1917 (в декабре 1916 года) румынская королева Мария спрашивала мнение Мосолова, согласится ли государь (Николай II) выдать одну из великих княжон, своих дочерей, за её сына Карла, наследника румынского престола, впоследствии ставшего королём. Для доклада по этому  вопросу Мосолов выезжал в Петроград. Ответ царской четы был таков, что наследник Карл сначала должен побывать в Петрограде, а там видно будет. «Тошнило при мысли опуститься в грязный омут распутинского управления. (…) я чувствовал, что бессилен помоч графу (Фредериксу) (…)Простое и здоровое чувство самосохранения говорило мне: «беги от того, чему помочь не можешь» И я бежал в Яссы»(4).

   Весть из Петрограда об отречении Императора Николая II Мосолов получил в Яссах, где тогда находилось российское представительство. Революция в России принесла ей безвременье.

Мосолов писал: «Все письма и бумаги, имеющие исторический интерес, я откладывал, имея в виду в будущем напечатать подлинные документы… Всё накопленное мною было уложено в два ящика в первые дни ноября 1917 г. ящики эти были спрятаны у друзей после моего бегства. С каждым годом уменьшается вероятность их добыть. Прочитав «Воспоминания Витте», я пришёл к заключению, что ввиду моего преклонного возраста мой долг, пока память мне не изменила, поделиться тем, что мне известно и чему был свидетелем, и тем по мере сил способствовать составлению более ясной картины прошедшего»(5). Вскоре после кктябрьского переворота в  ноябре 1917 года Мосолов бежал в Румынию.

    В 1918 году Мосолов приезжал в Киев, участвовал в попытках спасти жизнь бывшего Императора Всероссийского Николая Романова и Его Семьи. Он встречался со своими сослуживцами князем Кочубеем и герцегом Лихтенбергским. Последний был двоюродным братом немецкого генерала Эйхгорна, начальника оккупационных войск на Украине. Мосолов написал письмо к германскому императору Вильгельму II. «В этом письме – вспоминал Мосолов – я просил германского императора заверить государя что ему и его семье будет дан свободный пропуск до Крыма, где он не будет считаться военнопленным Германии». С этим письмом к Вильгельму ездил немецкий граф Альсвенслебен, причисленный от германского штаба к гетману Скоропадскому. По возвращении в Киев граф, сказал Мосолову что кайзер не мог дать никакого ответа, не посоветовавшись со своими министрами.  Дипломатический представитель Германии при гетмане Скоропадском граф Мумм также отказался помогать. Мумм дал понять, что в данное время мнение кайзера в делах иностранной политики уже не имеет прежнего значения. Было ясно, что этот вариант спасения бывшего российского императора и его семейства не годится. Через несколько дней в Киев пришла весть о екатеринбургской трагедии.

 Мосолов был одним из организаторов «Общероссийского монархического съезда на баварском курорте Рейхенгале в мае 1921 г.

    С 1933 года Мосолов жил в Болгарии, где и написал свои воспоминания: «При Дворе последнего Императора». Они печатались в эмигрантском еженедельнике «Для вас» (Рига) в №1-5 и 7-32 за 1937 г. Было также отдельное издание воспоминаний, под несколько изменённым названием – «При Дворе Императора» (Рига, б.г., изд. «Филин»(6)

---

1.      Мосолов А.А. При дворе последнего Императора. Записки Начальника канцелярии Министра Двора. СПБ. «Наука», 1992, С.144.

2.      Мосолов А.А. - Там же, С.161.

3.      Мосолов А.А. – Там же, С.243.

4.      Мосолов А.А. – Там же, С.167.

5.      Мосолов А.А. – Там же,  С.27.

6.      См.: Предисловие к воспоминаниям Мосолова. С.2.

 

 

А. Мосолов.  При дворе последнего Императора.

Записки Начальника канцелярии Министра Двора. СПБ. «Наука», 1992.

 

НИКОЛАЙ II

·         Царь вдумчиво относился к своему сану помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осуждённых на смертную казнь Право милости – не приближало ли оно его всего более к Всемилостивому? С.73.

·         Для царя министр был чиновником, подобно всякому другому. Царь любил их, поскольку они были ему нужны, столько же, как всех своих верноподданных, и так же к ним относился. С.74.

·         Царь схватывал на лету главную суть доклада, понимал иногда с полуслова, нарочито недосказанное, оценивал все оттенки изложения. Но наружный его облик оставался таковым, будто он всё сказанное принимал за чистую монету. Он никогда не оспаривал утверждений своего собеседника… С.75.

·         …Спорить было противно самой природе царя. С.76.

·         …Он  (Николай II) воспринял от отца… незыблемую веру в судьбоносность своей власти. Его призвание исходило от Бога. Он ответствовал за свои действия только перед совестью и Всевышним. Императрица поддерживала в нём всеми силами эти взгляды. С.76.

·         …Всероссийский император никогда не имел частного секретаря. С.76.

·         …Царь недолюбливал доверять свои мысли посторонним. С.77.

·         …Только с министрами, на докладах, царь говорил серьёзно о делах, их касающихся. С.78.

·         Он (Николай II) был подавлен потерею своего любимого детища – флота, не говоря о гибели многих офицеров, столь любимых и облагодетельствованных им… С.78.

·         …Я мог убедиться, насколько катастрофа при Цусиме глубоко потрясла государя, вызвав серьёзную перемену в его характере. С.78.

·         Царь читал мастерски и на многих языках: по-русски, по-английски (на нём разговаривали и переписывались Их Величества», по-французски, по-датски и даже по-немецки (последний язык был государю менее известен). Заведующий собственною Его Величества библиотекою Щеглов представлял царю каждый месяц по крайней мере двадцать интересных книг, вышедших за это время. С.80.

·         Чтение вдвоём было главным удовольствием царской четы, искавшей духовной близости и семейного уюта. С.80.

·         «Конечно, я признаю много заслуг за моим знаменитым предком, но сознаюсь, что был бы не искренен, если бы вторил вашим восторгам. Этот предок, которого менее других люблю за его увлечения западною культурою и попирание чисто русских обычаев. Нельзя насаждать чужое сразу, без переработки. Быть может, это время как переходный период и было необходимо, но мне оно несимпатично» (Николай II – Мосолову) С.81.

·         «Я с большим сочувствием отношусь к Болгарии, и в особенности к её храброй армии. Но малейший намёк на вмешательство может вызвать европейскую войну. Нельзя быть в таких случаях недостаточно осторожным…» (Николай II – Мосолову в 1912 г.) С.82.

·         Подобно отцу, Николай II придерживался всего специфически русского. Помню фразу, сказанную им знаменитой исполнительнице русской народной песни Плевицкой после её концерта в Ливадии: «Мне думалось, что невозможно быть более русским, нежели я. Ваше пение доказало мне обратное;…» С.82-83.

·         Царь был большим знатоком родного языка, замечал малейшие ошибки в правописании, а главное, не терпел употребления иностранных слов. С.83.

·         Русский язык так богат, - сказал царь, - что позволяет во всех случаях заменить иностранные выражения русскими. Ни одно слово неславянского происхождения не должно было бы уродовать нашего языка. С.83.

·         В одной лишь среде царь чувствовал себя по-товарищески: среди военных. С.84.

·         Во время обсуждения в военном министерстве вопроса о перемене снаряжения пехоты государь решил проверить предложенную систему сам и убедиться в её пригодности при марше в 40 вёрст. Он никому, кроме министра двора и дворцового коменданта, об этом не сказал. Как-то утром потребовал себе комплект нового обмундирования, данного для испробования находившемуся близ Ливадии полку. Надев его, вышел из дворца совершенно один, прошёл 20 вёрст и, вернувшись по другой дороге, сделал всего более 40, неся ранец с полною укладкою на спине и ружьё на плече, взяв с собою хлеба и воды, сколько полагается иметь при себе солдату.  Вернулся царь уже при заходе солнца, пройдя это расстояние в восемь или восемь с половиною часов, считая в том числе и время отдыха в пути. Он нигде не чувствовал набивки плечей или спины, и признав новое снаряжение подходящим, впоследствии его утвердил. Командир полка, форму коего носил в этот день император, испросил в виде милости зачислить Николая II в первую роту и на перекличке вызывать его как рядового. Государь на это согласился и потребовал себе послужную книгу нижнего чина, которую собственноручно заполнил. В графе для имени написал «Николай Романов», о сроке службы – «до гробовой доски» С.84.

·         Царь считал себя военным, первым профессиональным военным своей империи, не допуская в этом никакого компромисса. Долг его был долгом всякого военнослужащего. С.85.

·         Продвижение противника в глубь России действовало удручающе на армию и народ. Царь считал, что своим вступлением в командование он поднимет дух войск и даст толчок, могущий остановить движение немцев. Конечно, в случае неудачи он рисковал своим троном, но у него было убеждение в конечной победе. Успех всё бы покрыл, и Россия стала бы всесильною. С.87.

·         Государь полагал, что он один мог сменить великого князя благодаря своему знанию командного состава армии. Этим избегалась обычная ломка её организации. С.88.

·         Царь прекрасно разбирался во лжи, но нелегко доверялся правде. С.90.

·         Главными же, доминирующими доводами были нежелание пролития крови при подавлении революции и надежда на беспрепятственное продолжение войны. С.90.

·         В Пскове вблизи Государя не было никого из его семьи. С.118. 

·         …Государь в роковой день не мог внять совету семьи не только по материальным условиям, но и вследствие постепенно сложившихся отношений. Этот росчерк пера во Пскове стоил жизни 17 членам династии меньше чем за два года. Большинство этих погибших не покинули России исключительно из преданности своему монарху, не желая побегом усугублять его положение. С.118.

·         Новый царь (Николай) был молод, и старшие родственники рассчитывали влиять на него. Когда эти чаяния не оправдались, молва возложила вину на императрицу. С.123.

·         Приняв Верховное командование, государь пошёл наперекор всем традициям: приказал готовить себе только самые простые блюда. Он мне однажды сказал: «Благодаря войне я понял, что простые блюда гораздо вкуснее, чем сложные». С.222.

·         Царь никогда не пропускал ни одной церковной службы, каковы бы ни были обстоятельства, могущие оправдать его непоявление в церкви. Служба начиналась только после прихода Его Величества и продолжалась около часу. С.226-227.

·         …У царя образовался один из самых обширных автомобильных парков в Европе… С.238.

·         …Казалось… невероятным, чтобы воля государя не могла запретить печатание нежелательных статей. С.25.

НЕ ПРИЗНАЛ ОПАСНОСТИ

·         …Склоняюсь скорее к тому, что царь до последней минуты не считал возможной и не хотел признавать опасности, которая ему уже тогда (14 февраля 1917 г.) угрожала. С.175.

·         Государь страшился дать народу самостоятельность раньше полного его развития, веря, что это единственный способ спасти массу от пагубных увлечений. С.178.

СЫН И МАТЬ

·         Государь(сын Николай), с своей стороны, оставил Марии Фёдоровне все прерогативы супруги царствующего императора... С.92.

·         По закону вдове императора полагалась лишь выдача по цивильному листу 100000 рублей в год. С.106.

АЛЕКСАНДР III

·         …Однажды… при возвращении из-за границы, Александр III приказал осмотреть в Вержболове багаж не только сопровождающих, но и собственный Их Величеств. Затем он сам уплатил за вещи царицы, купленные за границею, и приказал прислуге тоже уплатить пошлину, да ещё со штрафом за утаённые предметы. С.107.

РОМАНОВЫ

·         Взяв за отправную точку 1900 год… скажу, что императорская фамилия была и многочисленна и полна сил: у царя тогда имелись в живых один брат его деда, четверо дядей, десять двоюродных дядей, один брат, четверо двоюродных братьев и девять троюродных. Всего 29 – достаточно, чтобы стать в случае нужды в защиту главы семьи. С.117.

·         В 1909 году скончался в Париже великий князь Алексей Александрович, брат императора Александра III. Сложив с себя звание генерал-адмирала после гибели эскадры Рожественского при Цусиме, он последние годы своей жизни провёл во Франции. С.128.

·         Брат государя, великий князь Михаил Александрович, был на 10 лет моложе царя. Он отличался исключительной добротой и доверчивостью. С начала войны он командовал Кавказской кавалерийской, так называемой дикой дивизией, которая многократно отличалась в боях. Смелый, физически сильный, великий князь  выказал себя способным начальником... С.147.

ГОСУДАРЫНЯ

·         …При твёрдости её характера, она (Александра Фёдоровна - СП) могла бы помочь государю. Увы, горизонты мысли государыни были много уже, чем у государя, вследствие чего её помощь ему скорее вредила. С.33.

·         Елисавета Фёдоровна после нескольких лет пребывания в России душою и понятиями стала совсем русскою, тогда как императрица, любя Россию, до конца своего царствования не могла понять русскую душу и не умела внушить к себе той любви, которую внушала её сестра. С.33.

·         Дети учились английской грамоте от самой императрицы (Александры Фёдоровны)… С.113.

ЦАРЬ И НАРОД

·         Я утверждаю, что если бы в густой толпе, которая чуть ли не задавила государя (в Сарове), вырос под ним из земли высокий конь, возвышающий его над народом, то царь одним возгласом, одним повелительным мановением руки мог повести эти сотни тысяч людей на верную смерть или на какую угодно победу. Такова психология толпы вообще, и русской в частности. С.180-181.

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

·         …Граф (Фредерикс) мне (Мосолову) рассказал, что когда он, обрадованный приездом Николая Николаевича, сказал ему, что его приезд ждали, чтобы назначить диктатором, великий князь, будучи в каком-то неестественном возбуждении, выхватил револьвер и закричал: «Если государь не примет программы Витте и захочет назначить меня диктатором, я застрелюсь у него на глазах из этого самого револьвера». С.57.

·         Следует отдать справедливость великому князю (Николаю Николаевичу (младшему)): он сделал много для воспитания и приведения в порядок кавалерии. При нём она могла считаться одной из лучших в мире. С.145.

·         Во Франции, в изгнании, Николай Николаевич не сумел воссоединить русских монархистов в единое целое и, не пожелав признать главенства великого князя Кирилла Владимировича, значительно способствовал  бессилию наших легитимистов, лишённых возможности стать под единомышленное возглавление. С.145.

КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА В АРМИИ

·         Назначая Ванновского военным министром, государь (Александр Третий) дал ему простое и категорическое указание: назначения только по старшинству. (…) Несколько прямолинейная справедливость Ванновского завоевала ему популярность в широких армейских кругах, но имела то печальное последствие, что к моменту решительных военных событий (русско-японская война) наша армия была совершенно лишена подготовленных кандидатов на командные должности. С. 66.

ВИТТЕ

·         «С Витте всегда так. Ему трудно возражать, но в его словах редко чувствуется искренность» Николай Второй. С.53.

·         Ввиду общего недоверия, которое внушал Витте, злые языки говорили, что своими мероприятиями он стремится свергнуть монархический строй и стать президентом республиканской России. С.55.

·         13-го (октября 1905) Витте получил от государя телеграмму: «Впредь до утверждения закона о кабинете поручаю вам объединить деятельность министров, которым ставлю целью восстановить порядок повсеместно. Только при спокойном течении государственной жизни возможна совместная работа правительства с имеющими быть свободно выбранными представителями народа моего» Николай II – Витте. С.56.

ТРЁПОВ

·         Трёпов, призванный в разгар народных волнений 11 января (1905), их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах. С.41.

·         «А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. (Патронов не жалеть)». Трёпов.  С.43.

·         Император, дав Трёпову… полномочия при самом его назначении, повелел держать его, царя, в постоянном курсе своей деятельности. С.43.

·         Д.Ф.(Трёпов) мне ответил, что … разговоры на верхах о необходимости реформ так разожгли массы, что теперь уже нужно что-нибудь им дать. С.55.

СЛУЧАЙНОСТЬ?

·         В день крещения, 6 января (1905 г.), государь с блестящей свитой, предшествуемый духовенством и митрополитом, вышел из Зимнего дворца и отправился к беседке, устроенной на Неве, где происходило водосвятие. Началась торжественная служба, и был дан с Петропавловской крепости салют орудийными выстрелами. Во время салюта неожиданно для всех упали – как на павильон, так и на фасад Зимнего дворца – круглые картечные пули. В беседке было насчитано около 5 пуль, из них одна упала рядом с государём. Ни император и никто другой из свиты не дрогнули. Все стояли как вкопанные, недоумевая, что случилось. (…) Конечно, никто не верил, что это случайность, все были уверены, что это покушение на государя, исходящее из среды войск. (…) …В то время было сильное брожение среди рабочих в Петербурге. С.34.

ПРОВОКАЦИИ

·         …Хотя Гапон и считался преданным государственной полиции и своим человеком, всё же крепко связался с анархистами. С.35.

НАЦИОНАЛИЗМ

·         Время было уже не то (или ещё не то), чтобы проявления воинственного национализма могли успешно вызревать при дворе Николая II. С.84.

В ЗИМНЕМ

·         Великая (первая мировая) война. Зимний дворец превратился в громадную мастерскую для изготовления белья и санитарных принадлежностей, а затем стал огромнейшим госпиталем, обставленным по последнему слову науки благодаря необыкновенным заботам императрицы. С.86.

ХИТРЫЙ ХОД

·         Ставка выставила в своё оправдание две причины неудач: Недостаток в снарядах и германский шпионаж. Козлом отпущения явился военный министр Сухомлинов. Для поддержания этих тезисов по требованию великого князя Николая Николаевича сменили военного министра и отдали его под суд, а для подтверждения версии в шпионаже был повешен жандармский полковник Мясоедов и начались ссылки лиц, носивших немецкие фамилии. В последнем особенно усердствовал начальник контрразведки генерал Бонч-Бруевич. С.86.

Страх же шпионажа был лишь обычным средством сокрытия настоящих причин наших поражений. Царь по своей натуре, не высказывал недовольства, которое, безусловно накапливалось в нём. Несмотря на правильное понимание этого периода войны, царь не сделал ни одного шага, могущего дискредитировать Верховного (Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича), до дня РОКОВОЙ ПРИМЕР

·         Безнаказанность убийства Распутина дала пример для дальнейшего самоуправства, но уже в массах. С.132.

·          «Никто не имеет права убивать» - резолюция Николая II на письме родственников, заступившихся за Дмитрия Павловича. С.149.

МОНАРХИЗМ

·         Фредерикс считал, что для блага монархического принципа России следует поддерживать дружеские отношения с Германией. Пруссия, по его мнению, была последним устоем принципа легитимизма в Европе. С.159.

«СОЮЗНИКИ»

·         «Ни Франция, ни даже Англия, не постоят за нашу династию. Они были бы слишком довольны переходу России к республиканскому строю. Видя в этом ослабление её мощи. Они знают судьбу Самсона после того, как Далила его остригла» - (Фредерикс – Мосолову). С.159.

ФРЕДЕРИКС И ДВОР

·         «Инстинктивно я был против всякого отречения. Я говорил государю, что и при отречении неминуемо такое же кровопролитие, как и при подавлении уже вспыхнувших беспорядков. Я умолял его величество не отрекаться. Он же верил, что этим облегчится ведение нами войны и будет предотвращено кровопролитие внутри страны». (Фредерикс – Мосолову в начале ноября 1917 г.) С.161.

·         Ближайшая свита не могла быть полезна императору ни мыслями, ни сведениями относительно внутренней жизни страны вне круга идей, которые Его Величество черпал из докладов своих министров. Но самодержец не в состоянии исполнить свои единодержавные функции без возможности личной оценки, собственного контроля и верховного наблюдения. Нельзя быть единоличным властителем страны и не получать сведений из посторонних источников, кроме арминистративных. С.173.

ПРИДВОРНЫЕ

·         См. Придворные чины С. 188.

·         В общей сумме (придворных чинов) – 1543 персоны. С.188.

·         Придворные балы. С.199-201.

СРЕДОСТЕНИЕ

·         Оно (средостение) мне представляется так: наверху пирамиды стоит государь, внизу - бесформенная, но деятельная масса народа. Для полного счастья и спокойствия страны достаточно непосредственных отношений  между монархом и его подданными. Царь любит народ. Он – вне сословий, политических партий и личных соревнований. Он желает блага народу. Он располагает почти неограниченными возможностями для выполнения этого желания. Себе – ему ничего не нужно: все его стремления идут к Богом переданной ему на попечение стране. Что может препятствовать его благодеяниям? Нужно лишь одно условие – точно знать, что народу необходимо. С.173.

·         Не раз случалось, что министр представлял общественности строгость закона как последствие царских непреклонных требований, а милость – как плод министерского воздействия на государя. Зачастую было не в интересах бюрократии осведомлять императора о действительности… С.174.

·         Другая преграда – так называемая интеллигенция, люди, не достигшие власти, но чающие её захвата. Для этой категории лиц прямой исход - революция. С.174.

·         Средостение – это бюрократия и интеллигенция, другими словами – люди, достигнувшие целей и стремившиеся их сменить. Это два врага, солидарные в стремлении умалить престиж царя. Эти две силы построили вокруг царя истинную стену, настоящую тюрьму. Стена эта препятствовала императору обратиться непосредственно к своему народу, сказать ему как равный равному, сколь он его любит. Та же стена мешала искренним верноподданным государя (включая и молодёжь, которую пропаганда ещё не успела развратить) сказать царю, сколько есть им подобных, простых, благородных и привязанных кнему людей.  С.174.

·         Крестьянские массы любят императора. Его любит армия. Горожане толпятся по его пути и приветствуют восторженными криками.  Весь народ верит в него. Чувства эти стали бы беспредельными, если бы не средостение, мешающее Его Величеству полностью осуществить свой долг. С.174.

ПРИДВОРНЫЕ

·         См. Придворные чины С. 188.

·         В общей сумме (придворных чинов) – 1543 персоны. С.188.

·         Придворные балы. С.199-201.

БЕЛОВЕЖ

·         Во время войны Беловеж был занят немецкими войсками. (…) За убийство зубра или другого крупного животного грозило наказание, до смертной казни включительно. С.239.

  СЕНТЕНЦИИ

·         Нет ничего опаснее во время военных действий как… смена начальника, окружённого людьми, ему уже известными и оценёнными по достоинству, и передача его обязанностей другому лицу. С.87.

·         Прямолинейное и бескомпромиссное чувство военного долга пагубно отразилось на судьбах империи. С.87.

·         …В принципе невозможно, чтобы у государя было два докладчика по одному и тому же министерству. С.20.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А. Мосолов.  При дворе последнего Императора.

Записки Начальника канцелярии Министра Двора. СПБ. «Наука», 1992.

 

НИКОЛАЙ II

·         Царь вдумчиво относился к своему сану помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осуждённых на смертную казнь Право милости – не приближало ли оно его всего более к Всемилостивому? С.73.

·         Для царя министр был чиновником, подобно всякому другому. Царь любил их, поскольку они были ему нужны, столько же, как всех своих верноподданных, и так же к ним относился. С.74.

·         Царь схватывал на лету главную суть доклада, понимал иногда с полуслова, нарочито недосказанное, оценивал все оттенки изложения. Но наружный его облик оставался таковым, будто он всё сказанное принимал за чистую монету. Он никогда не оспаривал утверждений своего собеседника… С.75.

·         …Спорить было противно самой природе царя. С.76.

·         …Он  (Николай II) воспринял от отца… незыблемую веру в судьбоносность своей власти. Его призвание исходило от Бога. Он ответствовал за свои действия только перед совестью и Всевышним. Императрица поддерживала в нём всеми силами эти взгляды. С.76.

·         …Всероссийский император никогда не имел частного секретаря. С.76.

·         …Царь недолюбливал доверять свои мысли посторонним. С.77.

·         …Только с министрами, на докладах, царь говорил серьёзно о делах, их касающихся. С.78.

·         Он (Николай II) был подавлен потерею своего любимого детища – флота, не говоря о гибели многих офицеров, столь любимых и облагодетельствованных им… С.78.

·         …Я мог убедиться, насколько катастрофа при Цусиме глубоко потрясла государя, вызвав серьёзную перемену в его характере. С.78.

·         Царь читал мастерски и на многих языках: по-русски, по-английски (на нём разговаривали и переписывались Их Величества», по-французски, по-датски и даже по-немецки (последний язык был государю менее известен). Заведующий собственною Его Величества библиотекою Щеглов представлял царю каждый месяц по крайней мере двадцать интересных книг, вышедших за это время. С.80.

·         Чтение вдвоём было главным удовольствием царской четы, искавшей духовной близости и семейного уюта. С.80.

·         «Конечно, я признаю много заслуг за моим знаменитым предком, но сознаюсь, что был бы не искренен, если бы вторил вашим восторгам. Этот предок, которого менее других люблю за его увлечения западною культурою и попирание чисто русских обычаев. Нельзя насаждать чужое сразу, без переработки. Быть может, это время как переходный период и было необходимо, но мне оно несимпатично» (Николай II – Мосолову) С.81.

·         «Я с большим сочувствием отношусь к Болгарии, и в особенности к её храброй армии. Но малейший намёк на вмешательство может вызвать европейскую войну. Нельзя быть в таких случаях недостаточно осторожным…» (Николай II – Мосолову в 1912 г.) С.82.

·         Подобно отцу, Николай II придерживался всего специфически русского. Помню фразу, сказанную им знаменитой исполнительнице русской народной песни Плевицкой после её концерта в Ливадии: «Мне думалось, что невозможно быть более русским, нежели я. Ваше пение доказало мне обратное;…» С.82-83.

·         Царь был большим знатоком родного языка, замечал малейшие ошибки в правописании, а главное, не терпел употребления иностранных слов. С.83.

·         Русский язык так богат, - сказал царь, - что позволяет во всех случаях заменить иностранные выражения русскими. Ни одно слово неславянского происхождения не должно было бы уродовать нашего языка. С.83.

·         В одной лишь среде царь чувствовал себя по-товарищески: среди военных. С.84.

·         Во время обсуждения в военном министерстве вопроса о перемене снаряжения пехоты государь решил проверить предложенную систему сам и убедиться в её пригодности при марше в 40 вёрст. Он никому, кроме министра двора и дворцового коменданта, об этом не сказал. Как-то утром потребовал себе комплект нового обмундирования, данного для испробования находившемуся близ Ливадии полку. Надев его, вышел из дворца совершенно один, прошёл 20 вёрст и, вернувшись по другой дороге, сделал всего более 40, неся ранец с полною укладкою на спине и ружьё на плече, взяв с собою хлеба и воды, сколько полагается иметь при себе солдату.  Вернулся царь уже при заходе солнца, пройдя это расстояние в восемь или восемь с половиною часов, считая в том числе и время отдыха в пути. Он нигде не чувствовал набивки плечей или спины, и признав новое снаряжение подходящим, впоследствии его утвердил. Командир полка, форму коего носил в этот день император, испросил в виде милости зачислить Николая II в первую роту и на перекличке вызывать его как рядового. Государь на это согласился и потребовал себе послужную книгу нижнего чина, которую собственноручно заполнил. В графе для имени написал «Николай Романов», о сроке службы – «до гробовой доски» С.84.

·         Царь считал себя военным, первым профессиональным военным своей империи, не допуская в этом никакого компромисса. Долг его был долгом всякого военнослужащего. С.85.

·         Продвижение противника в глубь России действовало удручающе на армию и народ. Царь считал, что своим вступлением в командование он поднимет дух войск и даст толчок, могущий остановить движение немцев. Конечно, в случае неудачи он рисковал своим троном, но у него было убеждение в конечной победе. Успех всё бы покрыл, и Россия стала бы всесильною. С.87.

·         Государь полагал, что он один мог сменить великого князя благодаря своему знанию командного состава армии. Этим избегалась обычная ломка её организации. С.88.

·         Царь прекрасно разбирался во лжи, но нелегко доверялся правде. С.90.

·         Главными же, доминирующими доводами были нежелание пролития крови при подавлении революции и надежда на беспрепятственное продолжение войны. С.90.

·         В Пскове вблизи Государя не было никого из его семьи. С.118. 

·         …Государь в роковой день не мог внять совету семьи не только по материальным условиям, но и вследствие постепенно сложившихся отношений. Этот росчерк пера во Пскове стоил жизни 17 членам династии меньше чем за два года. Большинство этих погибших не покинули России исключительно из преданности своему монарху, не желая побегом усугублять его положение. С.118.

·         Новый царь (Николай) был молод, и старшие родственники рассчитывали влиять на него. Когда эти чаяния не оправдались, молва возложила вину на императрицу. С.123.

·         Приняв Верховное командование, государь пошёл наперекор всем традициям: приказал готовить себе только самые простые блюда. Он мне однажды сказал: «Благодаря войне я понял, что простые блюда гораздо вкуснее, чем сложные». С.222.

·         Царь никогда не пропускал ни одной церковной службы, каковы бы ни были обстоятельства, могущие оправдать его непоявление в церкви. Служба начиналась только после прихода Его Величества и продолжалась около часу. С.226-227.

·         …У царя образовался один из самых обширных автомобильных парков в Европе… С.238.

НЕ ПРИЗНАЛ ОПАСНОСТИ

·         …Склоняюсь скорее к тому, что царь до последней минуты не считал возможной и не хотел признавать опасности, которая ему уже тогда (14 февраля 1917 г.) угрожала. С.175.

·         Государь страшился дать народу самостоятельность раньше полного его развития, веря, что это единственный способ спасти массу от пагубных увлечений. С.178.

ОБ ИМПЕРАТОРЕ

·         …В принципе невозможно, чтобы у государя было два докладчика по одному и тому же министерству. С.20.

·         …Казалось… невероятным, чтобы воля государя не могла запретить печатание нежелательных статей. С.25.

СЫН И МАТЬ

·         Государь(сын Николай), с своей стороны, оставил Марии Фёдоровне все прерогативы супруги царствующего императора... С.92.

·         По закону вдове императора полагалась лишь выдача по цивильному листу 100000 рублей в год. С.106.

АЛЕКСАНДР III

·         …Однажды… при возвращении из-за границы, Александр III приказал осмотреть в Вержболове багаж не только сопровождающих, но и собственный Их Величеств. Затем он сам уплатил за вещи царицы, купленные за границею, и приказал прислуге тоже уплатить пошлину, да ещё со штрафом за утаённые предметы. С.107.

РОМАНОВЫ

·         Взяв за отправную точку 1900 год… скажу, что императорская фамилия была и многочисленна и полна сил: у царя тогда имелись в живых один брат его деда, четверо дядей, десять двоюродных дядей, один брат, четверо двоюродных братьев и девять троюродных. Всего 29 – достаточно, чтобы стать в случае нужды в защиту главы семьи. С.117.

·         В 1909 году скончался в Париже великий князь Алексей Александрович, брат императора Александра III. Сложив с себя звание генерал-адмирала после гибели эскадры Рожественского при Цусиме, он последние годы своей жизни провёл во Франции. С.128.

·         Брат государя, великий князь Михаил Александрович, был на 10 лет моложе царя. Он отличался исключительной добротой и доверчивостью. С начала войны он командовал Кавказской кавалерийской, так называемой дикой дивизией, которая многократно отличалась в боях. Смелый, физически сильный, великий князь  выказал себя способным начальником... С.147.

ГОСУДАРЫНЯ

·         …При твёрдости её характера, она (Александра Фёдоровна - СП) могла бы помочь государю. Увы, горизонты мысли государыни были много уже, чем у государя, вследствие чего её помощь ему скорее вредила. С.33.

·         Елисавета Фёдоровна после нескольких лет пребывания в России душою и понятиями стала совсем русскою, тогда как императрица, любя Россию, до конца своего царствования не могла понять русскую душу и не умела внушить к себе той любви, которую внушала её сестра. С.33.

·         Дети учились английской грамоте от самой императрицы (Александры Фёдоровны)… С.113.

ЦАРЬ И НАРОД

·         Я утверждаю, что если бы в густой толпе, которая чуть ли не задавила государя (в Сарове), вырос под ним из земли высокий конь, возвышающий его над народом, то царь одним возгласом, одним повелительным мановением руки мог повести эти сотни тысяч людей на верную смерть или на какую угодно победу. Такова психология толпы вообще, и русской в частности. С.180-181.

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

·         …Граф (Фредерикс) мне (Мосолову) рассказал, что когда он, обрадованный приездом Николая Николаевича, сказал ему, что его приезд ждали, чтобы назначить диктатором, великий князь, будучи в каком-то неестественном возбуждении, выхватил револьвер и закричал: «Если государь не примет программы Витте и захочет назначить меня диктатором, я застрелюсь у него на глазах из этого самого револьвера». С.57.

·         Следует отдать справедливость великому князю (Николаю Николаевичу (младшему)): он сделал много для воспитания и приведения в порядок кавалерии. При нём она могла считаться одной из лучших в мире. С.145.

·         Во Франции, в изгнании, Николай Николаевич не сумел воссоединить русских монархистов в единое целое и, не пожелав признать главенства великого князя Кирилла Владимировича, значительно способствовал  бессилию наших легитимистов, лишённых возможности стать под единомышленное возглавление. С.145.

КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА В АРМИИ

·         Назначая Ванновского военным министром, государь (Александр Третий) дал ему простое и категорическое указание: назначения только по старшинству. (…) Несколько прямолинейная справедливость Ванновского завоевала ему популярность в широких армейских кругах, но имела то печальное последствие, что к моменту решительных военных событий (русско-японская война) наша армия была совершенно лишена подготовленных кандидатов на командные должности. С. 66.

ВИТТЕ

·         «С Витте всегда так. Ему трудно возражать, но в его словах редко чувствуется искренность» Николай Второй. С.53.

·         Ввиду общего недоверия, которое внушал Витте, злые языки говорили, что своими мероприятиями он стремится свергнуть монархический строй и стать президентом республиканской России. С.55.

·         13-го (октября 1905) Витте получил от государя телеграмму: «Впредь до утверждения закона о кабинете поручаю вам объединить деятельность министров, которым ставлю целью восстановить порядок повсеместно. Только при спокойном течении государственной жизни возможна совместная работа правительства с имеющими быть свободно выбранными представителями народа моего» Николай II – Витте. С.56.

ТРЁПОВ

·         Трёпов, призванный в разгар народных волнений 11 января (1905), их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах. С.41.

·         «А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. (Патронов не жалеть)». Трёпов.  С.43.

·         Император, дав Трёпову… полномочия при самом его назначении, повелел держать его, царя, в постоянном курсе своей деятельности. С.43.

·         Д.Ф.(Трёпов) мне ответил, что … разговоры на верхах о необходимости реформ так разожгли массы, что теперь уже нужно что-нибудь им дать. С.55.

СЛУЧАЙНОСТЬ?

·         В день крещения, 6 января (1905 г.), государь с блестящей свитой, предшествуемый духовенством и митрополитом, вышел из Зимнего дворца и отправился к беседке, устроенной на Неве, где происходило водосвятие. Началась торжественная служба, и был дан с Петропавловской крепости салют орудийными выстрелами. Во время салюта неожиданно для всех упали – как на павильон, так и на фасад Зимнего дворца – круглые картечные пули. В беседке было насчитано около 5 пуль, из них одна упала рядом с государём. Ни император и никто другой из свиты не дрогнули. Все стояли как вкопанные, недоумевая, что случилось. (…) Конечно, никто не верил, что это случайность, все были уверены, что это покушение на государя, исходящее из среды войск. (…) …В то время было сильное брожение среди рабочих в Петербурге. С.34.

ПРОВОКАЦИИ

·         …Хотя Гапон и считался преданным государственной полиции и своим человеком, всё же крепко связался с анархистами. С.35.

НАЦИОНАЛИЗМ

·         Время было уже не то (или ещё не то), чтобы проявления воинственного национализма могли успешно вызревать при дворе Николая II. С.84.

В ЗИМНЕМ

·         Великая (первая мировая) война. Зимний дворец превратился в громадную мастерскую для изготовления белья и санитарных принадлежностей, а затем стал огромнейшим госпиталем, обставленным по последнему слову науки благодаря необыкновенным заботам императрицы. С.86.

ХИТРЫЙ ХОД

·         Ставка выставила в своё оправдание две причины неудач: Недостаток в снарядах и германский шпионаж. Козлом отпущения явился военный министр Сухомлинов. Для поддержания этих тезисов по требованию великого князя Николая Николаевича сменили военного министра и отдали его под суд, а для подтверждения версии в шпионаже был повешен жандармский полковник Мясоедов и начались ссылки лиц, носивших немецкие фамилии. В последнем особенно усердствовал начальник контрразведки генерал Бонч-Бруевич. С.86.

Страх же шпионажа был лишь обычным средством сокрытия настоящих причин наших поражений. Царь по своей натуре, не высказывал недовольства, которое, безусловно накапливалось в нём. Несмотря на правильное понимание этого периода войны, царь не сделал ни одного шага, могущего дискредитировать Верховного (Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича), до дня РОКОВОЙ ПРИМЕР

·         Безнаказанность убийства Распутина дала пример для дальнейшего самоуправства, но уже в массах. С.132.

·          «Никто не имеет права убивать» - резолюция Николая II на письме родственников, заступившихся за Дмитрия Павловича. С.149.

МОНАРХИЗМ

·         Фредерикс считал, что для блага монархического принципа России следует поддерживать дружеские отношения с Германией. Пруссия, по его мнению, была последним устоем принципа легитимизма в Европе. С.159.

«СОЮЗНИКИ»

·         «Ни Франция, ни даже Англия, не постоят за нашу династию. Они были бы слишком довольны переходу России к республиканскому строю. Видя в этом ослабление её мощи. Они знают судьбу Самсона после того, как Далила его остригла» - (Фредерикс – Мосолову). С.159.

ФРЕДЕРИКС И ДВОР

·         «Инстинктивно я был против всякого отречения. Я говорил государю, что и при отречении неминуемо такое же кровопролитие, как и при подавлении уже вспыхнувших беспорядков. Я умолял его величество не отрекаться. Он же верил, что этим облегчится ведение нами войны и будет предотвращено кровопролитие внутри страны». (Фредерикс – Мосолову в начале ноября 1917 г.) С.161.

·         Ближайшая свита не могла быть полезна императору ни мыслями, ни сведениями относительно внутренней жизни страны вне круга идей, которые Его Величество черпал из докладов своих министров. Но самодержец не в состоянии исполнить свои единодержавные функции без возможности личной оценки, собственного контроля и верховного наблюдения. Нельзя быть единоличным властителем страны и не получать сведений из посторонних источников, кроме арминистративных. С.173.

ПРИДВОРНЫЕ

·         См. Придворные чины С. 188.

·         В общей сумме (придворных чинов) – 1543 персоны. С.188.

·         Придворные балы. С.199-201.

СРЕДОСТЕНИЕ

·         Оно (средостение) мне представляется так: наверху пирамиды стоит государь, внизу - бесформенная, но деятельная масса народа. Для полного счастья и спокойствия страны достаточно непосредственных отношений  между монархом и его подданными. Царь любит народ. Он – вне сословий, политических партий и личных соревнований. Он желает блага народу. Он располагает почти неограниченными возможностями для выполнения этого желания. Себе – ему ничего не нужно: все его стремления идут к Богом переданной ему на попечение стране. Что может препятствовать его благодеяниям? Нужно лишь одно условие – точно знать, что народу необходимо. С.173.

·         Не раз случалось, что министр представлял общественности строгость закона как последствие царских непреклонных требований, а милость – как плод министерского воздействия на государя. Зачастую было не в интересах бюрократии осведомлять императора о действительности… С.174.

·         Другая преграда – так называемая интеллигенция, люди, не достигшие власти, но чающие её захвата. Для этой категории лиц прямой исход - революция. С.174.

·         Средостение – это бюрократия и интеллигенция, другими словами – люди, достигнувшие целей и стремившиеся их сменить. Это два врага, солидарные в стремлении умалить престиж царя. Эти две силы построили вокруг царя истинную стену, настоящую тюрьму. Стена эта препятствовала императору обратиться непосредственно к своему народу, сказать ему как равный равному, сколь он его любит. Та же стена мешала искренним верноподданным государя (включая и молодёжь, которую пропаганда ещё не успела развратить) сказать царю, сколько есть им подобных, простых, благородных и привязанных кнему людей.  С.174.

·         Крестьянские массы любят императора. Его любит армия. Горожане толпятся по его пути и приветствуют восторженными криками.  Весь народ верит в него. Чувства эти стали бы беспредельными, если бы не средостение, мешающее Его Величеству полностью осуществить свой долг. С.174.

ПРИДВОРНЫЕ

·         См. Придворные чины С. 188.

·         В общей сумме (придворных чинов) – 1543 персоны. С.188.

·         Придворные балы. С.199-201.

БЕЛОВЕЖ

·         Во время войны Беловеж был занят немецкими войсками. (…) За убийство зубра или другого крупного животного грозило наказание, до смертной казни включительно. С.239.

  СЕНТЕНЦИИ

·         Нет ничего опаснее во время военных действий как… смена начальника, окружённого людьми, ему уже известными и оценёнными по достоинству, и передача его обязанностей другому лицу. С.87.

·         Прямолинейное и бескомпромиссное чувство военного долга пагубно отразилось на судьбах империи. С.87.

 

 

 

 

 

 

 

А. Мосолов.  При дворе последнего Императора.

Записки Начальника канцелярии Министра Двора. СПБ. «Наука», 1992.

·         …В принципе невозможно, чтобы у государя было два докладчика по одному и тому же министерству. С.20.

·         …Казалось… невероятным, чтобы воля государя не могла запретить печатание нежелательных статей. С.25.

·         …При твёрдости её характера, она (Александра Фёдоровна - СП) могла бы помочь государю. Увы, горизонты мысли государыни были много уже, чем у государя, вследствие чего её помощь ему скорее вредила. С.33.

·         Елисавета Фёдоровна после нескольких лет пребывания в России душою и понятиями стала совсем русскою, тогда как императрица, любя Россию, до конца своего царствования не могла понять русскую душу и не умела внушить к себе той любви, которую внушала её сестра. С.33.

·         В день крещения, 6 января (1905 г.), государь с блестящей свитой, предшествуемый духовенством и митрополитом, вышел из Зимнего дворца и отправился к беседке, устроенной на Неве, где происходило водосвятие. Началась торжественная служба, и был дан с Петропавловской крепости салют орудийными выстрелами. Во время салюта неожиданно для всех упали – как на павильон, так и на фасад Зимнего дворца – круглые картечные пули. В беседке было насчитано около 5 пуль, из них одна упала рядом с государём. Ни император и никто другой из свиты не дрогнули. Все стояли как вкопанные, недоумевая, что случилось. (…) Конечно, никто не верил, что это случайность, все были уверены, что это покушение на государя, исходящее из среды войск. (…) …В то время было сильное брожение среди рабочих в Петербурге. С.34.

·         …Хотя Гапон и считался преданным государственной полиции и своим человеком, всё же крепко связался с анархистами. С.35.

·         Трёпов, призванный в разгар народных волнений 11 января, их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах. С.41.

·         А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. (Патронов не жалеть).  С.43.

·         Император, дав Трёпову… полномочия при самом его назначении, повелел держать его, царя, в постоянном курсе своей деятельности. С.43.

·         «С Витте всегда так. Ему трудно возражать, но в его словах редко чувствуется искренность» Николай Второй. С.53.

·         Д.Ф.(Трёпов) мне ответил, что … разговоры на верхах о необходимости реформ так разожгли массы, что теперь уже нужно что-нибудь им дать. С.55.

·         Ввиду общего недоверия, которое внушал Витте, злые языки говорили, что своими мероприятиями он стремится свергнуть монархический строй и стать президентом республиканской России. С.55.

·         13-го (октября 1905) Витте получил от государя телеграмму: «Впредь до утверждения закона о кабинете поручаю вам объединить деятельность министров, которым ставлю целью восстановить порядок повсеместно. Только при спокойном течении государственной жизни возможна совместная работа правительства с имеющими быть свободно выбранными представителями народа моего» Николай II – Витте. С.56.

·         …Граф (Фредерикс) мне (Мосолову) рассказал, что когда он, обрадованный приездом Николая Николаевича, сказал ему, что его приезд ждали, чтобы назначить диктатором, великий князь, будучи в каком-то неестественном возбуждении, выхватил револьвер и закричал: «Если государь не примет программы Витте и захочет назначить меня диктатором, я застрелюсь у него на глазах из этого самого револьвера». С.57.

·         Назначая Ванновского военным министром, государь (Александр Третий) дал ему простое и категорическое указание: назначения только по старшинству. (…) Несколько прямолинейная справедливость Ванновского завоевала ему популярность в широких армейских кругах, но имела то печальное последствие, что к моменту решительных военных событий (русско-японская война) наша армия была совершенно лишена подготовленных кандидатов на командные должности. С. 66.

·         Царь вдумчиво относился к своему сану помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осуждённых на смертную казнь Право милости – не приближало ли оно его всего более к Всемилостивому? С.73.

·         Для царя министр был чиновником, подобно всякому другому. Царь любил их, поскольку они были ему нужны, столько же как всех своих верноподданных, и так же к ним относился. С.74.

·         Царь схватывал на лету главную суть доклада, понимал иногда с полуслова, нарочито недосказанное, оценивал все оттенки изложения. Но наружный его облик оставался таковым, будто он всё сказанное принимал за чистую монету. Он никогда не оспаривал утверждений своего собеседника… С.75.

·         …Спорить было противно самой природе царя. С.76.

·         …Он  (Николай II) воспринял от отца… незыблемую веру в судьбоносность своей власти. Его призвание исходило от Бога. Он ответствовал за свои действия только перед совестью и Всевышним. Императрица поддерживала в нём всеми силами эти взгляды. С.76.

·         …Всероссийский император никогда не имел частного секретаря. С.76.

·         …Царь недолюбливал доверять свои мысли посторонним. С.77.

·         …Только с министрами, на докладах, царь говорил серьёзно о делах, их касающихся. С.78.

·         Он (Николай II) был подавлен потерею своего любимого детища – флота, не говоря о гибели многих офицеров, столь любимых и облагодетельствованных им… С.78.

·         …Я мог убедиться, насколько катастрофа при Цусиме глубоко потрясла государя, вызвав серьёзную перемену в его характере. С.78.

·         Царь читал мастерски и на многих языках: по-русски, по-английски (на нём разговаривали и переписывались Их Величества», по-французски, по-датски и даже по-немецки (последний язык был государю менее известен). Заведующий собственною Его Величества библиотекою Щеглов представлял царю каждый месяц по крайней мере двадцать интересных книг, вышедших за это время. С.80.

·         Чтение вдвоём было главным удовольствием царской четы, искавшей духовной близости и семейного уюта. С.80.

·         «Конечно, я признаю много заслуг за моим знаменитым предком, но сознаюсь, что был бы не искренен, если бы вторил вашим восторгам. Этот предок, которого менее других люблю за его увлечения западною культурою и попирание чисто русских обычаев. Нельзя насаждать чужое сразу, без переработки. Быть может, это время как переходный период и было необходимо, но мне оно несимпатично» (Николай II – Мосолову) С.81.

·         «Я с большим сочувствием отношусь к Болгарии, и в особенности к её храброй армии. Но малейший намёк на вмешательство может вызвать европейскую войну. Нельзя быть в таких случаях недостаточно осторожным…» (Николай II – Мосолову в 1912 г.) С.82.

·         Подобно отцу, Николай II придерживался всего специфически русского. Помню фразу, сказанную им знаменитой исполнительнице русской народной песни Плевицкой после её концерта в Ливадии: «Мне думалось, что невозможно быть более русским, нежели я. Ваше пение доказало мне обратное;…» С.82-83.

·         Царь был большим знатоком родного языка, замечал малейшие ошибки в правописании, а главное, не терпел употребления иностранных слов. С.83.

·         Русский язык так богат, - сказал царь, - что позволяет во всех случаях заменить иностранные выражения русскими. Ни одно слово неславянского происхождения не должно было бы уродовать нашего языка. С.83.

·         Время было уже не то (или ещё не то), чтобы проявления воинственного национализма могли успешно вызревать при дворе Николая II. С.84.

·         В одной лишь среде царь чувствовал себя по-товарищески: среди военных. С.84.

·          Во время обсуждения в военном министерстве вопроса о перемене снаряжения пехоты государь решил проверить предложенную систему сам и убедиться в её пригодности при марше в 40 вёрст. Он никому, кроме министра двора и дворцового коменданта, об этом не сказал. Как-то утром потребовал себе комплект нового обмундирования, данного для испробования находившемуся близ Ливадии полку. Надев его, вышел из дворца совершенно один, прошёл 20 вёрст и, вернувшись по другой дороге, сделал всего более 40, неся ранец с полною укладкою на спине и ружьё на плече, взяв с собою хлеба и воды, сколько полагается иметь при себе солдату.  Вернулся царь уже при заходе солнца, пройдя это расстояние в восемь или восемь с половиною часов, считая в том числе и время отдыха в пути. Он нигде не чувствовал набивки плечей или спины, и признав новое снаряжение подходящим, впоследствии его утвердил. Командир полка, форму коего носил в этот день император, испросил в виде милости зачислить Николая II в первую роту и на перекличке вызывать его как рядового. Государь на это согласился и потребовал себе послужную книгу нижнего чина, которую собственноручно заполнил. В графе для имени написал «Николай Романов», о сроке службы – «до гробовой доски» С.84.

·         Царь считал себя военным, первым профессиональным военным своей империи, не допуская в этом никакого компромисса. Долг его был долгом всякого военнослужащего. С.85.

·         Великая (первая мировая) война. Зимний дворец превратился в громадную мастерскую для изготовления белья и санитарных принадлежностей, а затем стал огромнейшим госпиталем, обставленным по последнему слову науки благодаря необыкновенным заботам императрицы. С.86.

·         Ставка выставила в своё оправдание две причины неудач: Недостаток в снарядах и германский шпионаж. Козлом отпущения явился военный министр Сухомлинов. Для поддержания этих тезисов по требованию великого князя Николая Николаевича сменили военного министра и отдали его под суд, а для подтверждения версии в шпионаже был повешен жандармский полковник Мясоедов и начались ссылки лиц, носивших немецкие фамилии. В последнем особенно усердствовал начальник контрразведки генерал Бонч-Бруевич. С.86.

·         Страх же шпионажа был лишь обычным средством сокрытия настоящих причин наших поражений. Царь по своей натуре, не высказывал недовольства, которое, безусловно накапливалось в нём. Несмотря на правильное понимание этого периода войны, царь не сделал ни одного шага, могущего дискредитировать Верховного (Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича), до дня отрешения его от должности: вот почему оно и явилось для всех такою неожиданностью.  С.87.

·         Нет ничего опаснее во время военных действий как… смена начальника, окружённого людьми, ему уже известными и оценёнными по достоинству, и передача его обязанностей другому лицу. С.87.

·         Прямолинейное и бескомпромиссное чувство военного долга пагубно отразилось на судьбах империи. С.87.

·          Продвижение противника в глубь России действовало удручающе на армию и народ. Царь считал, что своим вступлением в командование он поднимет дух войск и даст толчок, могущий остановить движение немцев. Конечно, в случае неудачи он рисковал своим троном, но у него было убеждение в конечной победе. Успех всё бы покрыл, и Россия стала бы всесильною. С.87.

·         Государь полагал, что он один мог сменить великого князя благодаря своему знанию командного состава армии. Этим избегалась обычная ломка её организации. С.88.

·         Царь прекрасно разбирался во лжи, но нелегко доверялся правде. С.90.

·         Главными же, доминирующими доводами были нежелание пролития крови при подавлении революции и надежда на беспрепятственное продолжение войны. С.90.

·         Государь(сын Николай), с своей стороны, оставил Марии Фёдоровне все прерогативы супруги царствующего императора... С.92.

·         По закону вдове императора полагалась лишь выдача по цивильному листу 100000 рублей в год. С.106.

·         …Однажды… при возвращении из-за границы, Александр III приказал осмотреть в Вержболове багаж не только сопровождающих, но и собственный Их Величеств. Затем он сам уплатил за вещи царицы, купленные за границею, и приказал прислуге тоже уплатить пошлину, да ещё со штрафом за утаённые предметы. С.107.

·         Дети учились английской грамоте от самой императрицы (Александры Фёдоровны)… С.113.

·         Взяв за отправную точку 1900 год… скажу, что императорская фамилия была и многочисленна и полна сил: у царя тогда имелись в живых один брат его деда, четверо дядей, десять двоюродных дядей, один брат, четверо двоюродных братьев и девять троюродных. Всего 29 – достаточно, чтобы стать в случае нужды в защиту главы семьи. С.117.

·         В Пскове вблизи Государя не было никого из его семьи. С.118. 

·         …Государь в роковой день не мог внять совету семьи не только по материальным условиям, но и вследствие постепенно сложившихся отношений. Этот росчерк пера во Пскове стоил жизни 17 членам династии меньше чем за два года. Большинство этих погибших не покинули России исключительно из преданности своему монарху, не желая побегом усугублять его положение. С.118.

·         Новый царь (Николай) был молод, и старшие родственники рассчитывали влиять на него. Когда эти чаяния не оправдались, молва возложила вину на императрицу. С.123.

·         В 1909 году скончался в Париже великий князь Алексей Александрович, брат императора Александра III. Сложив с себя звание генерал-адмирала после гибели эскадры Рожественского при Цусиме, он последние годы своей жизни провёл во Франции. С.128.

·         Безнаказанность убийства Распутина дала пример для дальнейшего самоуправства, но уже в массах. С.132.

·         Следует отдать справедливость великому князю (Николаю Николаевичу (младшему)): он сделал много для воспитания и приведения в порядок кавалерии. При нём она могла считаться одной из лучших в мире. С.145.

·         Во Франции, в изгнании, Николай Николаевич не сумел воссоединить русских монархистов в единое целое и, не пожелав признать главенства великого князя Кирилла Владимировича, значительно способствовал  бессилию наших легитимистов, лишённых возможности стать под единомышленное возглавление. С.145.

·         Брат государя, великий князь Михаил Александрович, был на 10 лет моложе царя. Он отличался исключительной добротой и доверчивостью. С начала войны он командовал Кавказской кавалерийской, так называемой дикой дивизией, которая многократно отличалась в боях. Смелый, физически сильный, великий князь  выказал себя способным начальником... С.147.

·         «Никто не имеет права убивать» - резолюция Николая II на письме родственников, заступившихся за Дмитрия Павловича. С.149.

·         Фредерикс считал, что для блага монархического принципа России следует поддерживать дружеские отношения с Германией. Пруссия, по его мнению, была последним устоем принципа легитимизма в Европе. С.159.

·         «Ни Франция, ни даже Англия, не постоят за нашу династию. Они были бы слишком довольны переходу России к республиканскому строю. Видя в этом ослабление её мощи. Они знают судьбу Самсона после того, как Далила его остригла» - (Фредерикс – Мосолову). С.159.

·         «Инстинктивно я был против всякого отречения. Я говорил государю, что и при отречении неминуемо такое же кровопролитие, как и при подавлении уже вспыхнувших беспорядков. Я умолял его величество не отрекаться. Он же верил, что этим облегчится ведение нами войны и будет предотвращено кровопролитие внутри страны». (Фредерикс – Мосолову в начале ноября 1917 г.) С.161.

·         Ближайшая свита не могла быть полезна императору ни мыслями, ни сведениями относительно внутренней жизни страны вне круга идей, которые Его Величество черпал из докладов своих министров. Но самодержец не в состоянии исполнить свои единодержавные функции без возможности личной оценки, собственного контроля и верховного наблюдения. Нельзя быть единоличным властителем страны и не получать сведений из посторонних источников, кроме арминистративных. С.173.

·         Оно (средостение) мне представляется так: наверху пирамиды стоит государь, внизу - бесформенная, но деятельная масса народа. Для полного счастья и спокойствия страны достаточно непосредственных отношений  между монархом и его подданными. Царь любит народ. Он – вне сословий, политических партий и личных соревнований. Он желает блага народу. Он располагает почти неограниченными возможностями для выполнения этого желания. Себе – ему ничего не нужно: все его стремления идут к Богом переданной ему на попечение стране. Что может препятствовать его благодеяниям? Нужно лишь одно условие – точно знать, что народу необходимо. С.173.

·         Не раз случалось, что министр представлял общественности строгость закона как последствие царских непреклонных требований, а милость – как плод министерского воздействия на государя. Зачастую было не в интересах бюрократии осведомлять императора о действительности… С.174.

·         Другая преграда – так называемая интеллигенция, люди, не достигшие власти, но чающие её захвата. Для этой категории лиц прямой исход - революция. С.174.

·         Средостение – это бюрократия и интеллигенция, другими словами – люди, достигнувшие целей и стремившиеся их сменить. Это два врага, солидарные в стремлении умалить престиж царя. Эти две силы построили вокруг царя истинную стену, настоящую тюрьму. Стена эта препятствовала императору обратиться непосредственно к своему народу, сказать ему как равный равному, сколь он его любит. Та же стена мешала искренним верноподданным государя (включая и молодёжь, которую пропаганда ещё не успела развратить) сказать царю, сколько есть им подобных, простых, благородных и привязанных кнему людей.  С.174.

·         Крестьянские массы любят императора. Его любит армия. Горожане толпятся по его пути и приветствуют восторженными криками.  Весь народ верит в него. Чувства эти стали бы беспредельными, если бы не средостение, мешающее Его Величеству полностью осуществить свой долг. С.174.

·         …Склоняюсь скорее к тому, что царь до последней минуты не считал возможной и не хотел признавать опасности, которая ему уже тогда (14 февраля 1917 г.) угрожала. С.175.

·         Государь страшился дать народу самостоятельность раньше полного его развития, веря, что это единственный способ спасти массу от пагубных увлечений. С.178.

·         Я утверждаю, что если бы в густой толпе, которая чуть ли не задавила государя (в Сарове), вырос под ним из земли высокий конь, возвышающий его над народом, то царь одним возгласом, одним повелительным мановением руки мог повести эти сотни тысяч людей на верную смерть или на какую угодно победу. Такова психология толпы вообще, и русской в частности. С.180-181.

·         См. Придворные чины С. 188.

·         В общей сумме (придворных чинов) – 1543 персоны. С.188.

·         Придворные балы. С.199-201.

·         Приняв Верховное командование, государь пошёл наперекор всем традициям: приказал готовить себе только самые простые блюда. Он мне однажды сказал: «Благодаря войне я понял, что простые блюда гораздо вкуснее, чем сложные». С.222.

·         Царь никогда не пропускал ни одной церковной службы, каковы бы ни были обстоятельства, могущие оправдать его непоявление в церкви. Служба начиналась только после прихода Его Величества и продолжалась около часу. С.226-227.

·         …У царя образовался один из самых обширных автомобильных парков в Европе… С.238.

·         Во время войны Беловеж был занят немецкими войсками. (…) За убийство зубра илидругого крупного животного грозило наказание, до смертной казни включительно. С.239.

·           

·