ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

a



     ГЕНЕРАЛ БРУСИЛОВ   - ТВОРЕЦ БРУСИЛОВСКОГО ПРОРЫВА                      

                                                                               Порохин С.А. полковник в отставке, кандидат философских наук. 

 

    Генерал Брусилов – самый известный генерал (особенно для людей советской эпохи) из военачальников старой русской армии, которые отличились в первой мировой войне. С его именем связано самое крупное  победоносное наступление русских войск в масштабе целого фронта, (одного из четырёх). Луцкий, или иначе, Брусиловский прорыв войск Юго-Западного лета 1916 года вновь привёл армии к широким маневренным действиям, возобновившимся в зашедшей в тупик позиционной войне. В таком тупике противоборствуюшие армии пребывали уже почти два года. Армии воюющих стран закопались в землю, и линия фронта на Востоке представляла собой сплошные окопы на тысячи километров от моря и до моря.

    Блестяще задуманная и столь же блестяще осуществлённая фронтовая операция могла бы дать стратегический результат, если бы командующие трёх других фронтов одновременно поддержали войска Брусилова своими активными действиями, хотя бы сковали силы противника, но этого не произошло. Революция в России положила крест всем военным усилиям России в предыдущие эпохи.

                                                                           ***

     Алексей Алексеевич Брусилов родился 19 августа 1853 года в Тифлисе в не слишком богатой семье. Отцу его, генерал-лейтенанту, тогда было 66 лет, а матери - 27. У Алексея было четверо братьев. Характерно, что в знаменитой многотомной военной энциклопедии Сытина, издававшейся до революции, помещена только одна биография на фамилию Брусилов: Брусилов Лев Алексеевич, вице-адмирал, первый начальник морского генерального штаба – это родной брат А.А.Брусилова. На 1910 год Алексей Алексеевич был, вероятно, ещё не столь знаменит, как его младший брат – моряк, скончавшийся в 1909 году на 53-м году от роду. (Почему-то Алексей Брусилов чин умершего брата упоминает в своих мемуарах другой - контр-адмиральский).

    6-ти лет Алексей лишился отца, а через несколько месяцев умерла и мать. Братья Брусиловы воспитывались у тетки и её мужа. «…Они оба заменили нам отца и мать в полном смысле слова» - вспоминал на закате своей жизни Брусилов.(1) 14-ти лет будущий Верховный Главнокомандующий Алексей Алексеевич Брусилов поступил в привилегированный Пажеский корпус в Петербурге, который окончил в 1872 году. С 1873 по 1877 год он был адъютантом 15 драгунского Тверского полка, стоявшем в Закавказском крае. Полк считался, по выражению Брусилова, «забубённым».

    Офицером армейской кавалерии уже в чине поручика он принял участие в Русско-Турецкой войне 1877-1878 гг. В апреле-мае 1877 г. русские войска добились большого успеха и осадили сильнейшую крепость Карс. О состоянии боевого духа своего полка и в целом русской армии Брусилов пишет: «… Не было ни одного человека в полку, который бы не радовался наступившему военному времени. (…) …Дело царёво решать, а наше – лишь исполнять. …Такие настроения и мнения существовали во всех полках Кавказской армии».(2) В той войне Брусилов отличился при штурме крепости Ардаган, при осаде и взятии крепости Карс, за что он был награждён орденами Св. Станислава 2-й и Св. Анны 2-й степени. В своих воспоминаниях в главе «Война 1977-1878 гг.» Брусилов вспоминал один случай, который на него произвёл сильное впечатление: «…Крепостная граната из Карса попала во взвод эскадрона, причём убило лошадей всего взвода, но ни одного человека не ранило. Граната, ударив по голове правофланговой лошади и спускаясь ниже, последней лошади во взводе оторвала копыто. Я никогда больше такого случая в жизни не видал».(3) Можно сказать, мистика!   

   В молодости Алексей Брусилов имел увлечение оккультизмом и мистикой, произведениями Е.П.Блаватской. «Я начитался вдоволь всевозможных журналов и книг по этим вопросам, устраивали спиритические сеансы» - позже признается Брусилов.(4) Это обстоятельство впоследствии, вероятно, способствовало его сближению с аристократическими кругами Петербурга, где было модно такое увлечение, как фронда в лоне святоотеческого православия. 

   С 1878 по 1881 год Брусилов был начальником полковой учебной команды на Кавказе. В 1881 году он поступил в Петербургскую Офицерскую кавалерийскую школу, и по окончании её в 1883 году остался при ней.  Блестящий офицер-кавалерист, он стал адъютантом начальника Школы - генерала Тутолмина, которого вскоре сменил генерал Сухомлинов. Будущий военный министр генерал Сухомлинов с 1886 по 1898 год возглавлял Офицерскую кавалерийскую школу. О своём подчинённом он дал такой отзыв: «Все эти годы в лице ротмистра Брусилова я имел прекраснейшего сотрудника, которому передал… инструкторскую часть (до этого он у меня был адъютантом) Своими выдающимися способностями и знанием техники кавалерийского дела, при знании к тому же иностранных языков, он принёс неоценимую пользу делу создания в русской армии рассадника кавалерийской культуры. …Когда впоследствии (с 1902 г. – СП) (Брусилов) стал сам во главе Офицерской кавалерийской школы, то повёл её …опытной и твёрдой рукой».(5) В то время Брусилов сочетал преподавание с  самообразованием: «В школе я тогда читал офицерам лекции о теории езды и выездки лошадей. Но все эти кавалерийские интересы не поглотили меня всецело. Я читал военные журналы, множество книг военных специалистов, русских и иностранных, и всю жизнь готовился к боевому делу, чувствуя, что могу и должен быть полезен русской армии не только в теории, но и на практике».(6)  

    В 1906-1909 гг. Брусилов был начальником 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. С  1909 по 1912 гг.  Брусилов командует 14-м армейским корпусом, который непосредственно подчинялся Командующему Санкт-Петербургским округом - дяде Императора Николая II – Николаю Николаевичу-младшему – будущему Верховному Главнокомандующему русской армии  в мировой войне на её начальном этапе. «Он относился ко мне чрезвычайно любезно и верил мне безусловно» - отмечал Брусилов.(7)

     В 1912-1913 гг. Брусилов являлся помощником командующего войсками Варшавского военного округа. Перед Мировой войной в 1913-1914 гг. Брусилов командовал 12-м армейским корпусом Киевского военного округа.

                                                                     ***

    В полной мере свой полководческий талант Брусилов раскрыл в Мировую войну. «В начале войны фамилия брусилова была в русской армии почти неизвестна, но изобилующая победами карьера быстро выдвинула генерала в первые ряды наиболее популярных личностей» - писал в своих воспоминаниях бывший командующий фронтом генерал В.И.Гурко.(8)  С началом её Брусилов возглавил 8-ю армию, отличившуюся в Галицийской и Карпатской операциях 1914 года. Совместно с 3-й армией генерала Рузского Брусилов взял Львов (Лемберг). За умелое руководство войсками при занятии Галиции, взятии городов Галич, Перемышль и выход в район Дуклинского перевала в Карпатах Брусилов был удостоен высшего военного ордена Св. Георгия 4-й и 3-й степеней. Сражение под Перемышлем, длившееся более месяца и закончившееся взятием крепости 9 марта 1915 года,  по мнению Брусилова было последнее, о котором  он мог сказать, что давал его «с регулярно обученной армией, подготовленной в мирное время. За три слишком месяца с начала кампании большинство кадровых офицеров и солдат выбыло из строя».(9) В апреле в Перемышль приезжал Николай II, принимал парад войск, тогда же он пожаловал Брусилову звание генерал-адъютанта.  Но война затягивалась. Армия израсходовала запасы артиллерийских снарядов. Российская военная промышленность на тот момент отставала от Германской по выпуску снарядов. Русская армия вынуждена была отступать. Уже летом 1915 года крепость Перемышль и город Львов были оставлены русской армией, как и значительная часть Галиции. К лету 1915 года потери в личном составе были самыми большими. «За год войны обученная регулярная армия исчезла; её заменила армия, состоящая из неучей» - напишет Брусилов.(10)

     Именно в это критическое время Русскую армию возглавил Николай II. Генерал Редигер писал: «Государь 23 августа (1915) сам вступил в командование армиями, находившимися в то время в самом критическом положении».(11)  Армия в тот период, можно сказать, одними штыками сдерживала сильнейший натиск германской, австро-венгерской и турецкой армий. Потери армии в этот период времени накануне смены главнокомандующих составляли самый большой процент за всю войну.(12) Генерал-лейтенант Генерального штаба Н.Н.Головин писал, что средние потери Русской Армии с 1мая по 1 сентября 1915 года только военнопленными составляли по 200 тысяч солдат и офицеров ежемесячно!(13)  А ведь Русскую Армию до 23 августа 1915 года возглавлял опытный и авторитетный Верховный Главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич, которого любила армия! Но оказалось, что и он не смог сдерживать противника. «На фронте… дела ухудшались…Русский фронт между Вислой и Карпатами был прорван. Русские войска поспешно отступали. Много частей попало в плен, в том числе и генерал Л.Корнилов. Постепенно оставлялись Перемышль, затем Львов. На севере положение было не лучше. Недостаток снарядов вызвал всеобщие толки об измене. Говорили, что изменники – генералы, что изменники – министры».(14) «Не смотря на неудачи на фронте, популярность Николая Николаевича росла именно в оппозиционных кругах, которые видели в двоевластии Ставки и Правительства умаление Верховной власти» - анализировал ситуацию, которая сложилась на фронте в середине 1915 года, историк В.С.Кобылин.(15) «…За образом «отличного служаки» скрывался весьма посредственный стратег» (Вел. Книколай Николаевич) - констатировал историк П.В.Мультатули.(16)  Во всю раскручивался глобалистский план «тёмных сил», мечтавших, на развалинах европейских империй в результате мировой бойни, о своём мировом господстве. Именно в этот роковой момент для России Император Николай II принял решение самому стать во главе Армии. «Это было единственным выходом из создавшейся критической обстановке – писал историк А.Керсновский. – (…) История часто видела монархов, становившихся во главе победоносных армий для лёгких лавров завершения победы. Но она никогда ещё не встречала венценосца, берущего на себя крест возглавить армию, казалось безнадёжно разбитую, знающего заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только тернии».(17)  

    Приказ по Армии и флоту от 23 августа 1915 года гласил: «Сего числа Я принял на СЕБЯ предводительствование всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами, находящимся на театре военных действий. С твёрдою верою в милость Божию и с непоколебимой уверенностью в конечной победе будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца и не посрамим земли русской». Строки, означенные курсивом Император приписал на приказе собственноручно.   Император Всероссийский Николай II возглавил армию, в роковой момент её отступления. «Господи, помоги и вразуми меня» - написал в этот день  в своём дневнике Николай II.(18) «Если этот его шаг вызвал в тылу, в правительственной, общественной и парламентской сферах самые разноречивые толкования с общим оттенком недоброжелательного к нему отношения, то в армии и народе жертва, принесённая Царём была оценена инстинктом народной мудрости и сердца…» писал генерал Дитерихс, исследовавший трагическую судьбу российского императора и России.(19) 

   Николай II возложил на себя тяжелейший крест ответственности ещё и за армию! Начальником штаба Царь назначил генерала М.В.Алексеева, неутомимого штабиста-трудягу, сына простого солдата. Он только что вывел восемь русских армий из грозившего им окружения. (Впоследствии Алексеев стал одним из создателей Добровольческой Армии). Смена командования всколыхнула на подвиг русские войска. В первый же день, как стало известно, что сам Царь возглавил армию, наши войска на Юго-Западном фронте успешно атаковали противника. Генерал Иванов, командующий ЮЗФ сообщал в Ставку: «Сегодня (25 августа 1915 г.) наша 11 армия (Щербачёва) в Галиции атаковала две германские дивизии… было взято свыше 150 офицеров и 7000 солдат, 30 орудий и много пулемётов».(20) «И это случилось сейчас же после того, как наши войска узнали о том, что я взял на себя верховное командование. Это воистину Божья милость, и какая скорая» - писал император Николай Александрович жене.(21) «Всегда уравновешенный Государь и был причиной резкого улучшения положения на фронте после смены Верховного Командования» - объяснял стабилизацию фронта историк Кобылин.(22) Генерал Алексеев, за спиной Царя-Главнокомандующего перестал нервничать, войска перестали отступать, фронт стабилизировался, тыл успокоился,  оборонная промышленность стала наращивать выпуск необходимого количества артиллерийских снарядов. Одно из первых распоряжений Верховного Главнокомандующего Императора Николая II касалось наведения порядка на фронте, где он требовал по отношению к тем немногим нестойким частям «не останавливаться ни перед какими мерами для водворения строгой дисциплины в войсках».(23)

     В марте 1916 года Брусилов сменил генерала Иванова на посту Главнокомандующего Юго-Западным фронтом. Помимо 4-х армий главнокомандующему ЮЗФ подчинялись Киевский и Одесский военные округа, включающие 12 областей. Брусилов воспользовался приездом Верховного Главнокомандующего Николая II на ЮЗФ, и при встрече с ним в Каменец-Подольске, доложил Императору, что он не согласен с мнением бывшего главнокомандующего Иванова в отношении того, что войска не в состоянии наступать. Брусилов сказал Царю: «…Я твёрдо убеждён, что ныне вверенные мне армии после нескольких месяцев отдыха и подготовительной работы находятся во всех отношениях в отличном состоянии, обладают высоким  боевым духом и к 1 мая будут готовы к наступлению, а потому я настоятельно прошу предоставления мне инициативы действий, конечно – согласовано с остальными фронтами. Если же мнение, что Юго-Западный фронт не в состоянии наступать, превозможет и мое мнение не будет уважено, как главного ответственного лица в этом деле, то в таком случае моё пребывание на посту главнокомандующего не только бесполезно, но и вредно и в этом случае прошу меня сменить».(24)   1-го апреля 1916 г. на Военном Совете под председательством Николая II на котором присутствовали генералы Алексеев, Куропаткин, Эверт, Иванов, Клембовский, военный министр Шуваев и инспектор артиллерии  - великий князь Сергей Михайлович,  Брусилов высказал буквально следующее: «Я считаю, что недостаток, которым мы страдали до сих пор, заключается в том, что мы не наваливаемся на врага сразу всеми фронтами, дабы прекратить противнику возможность пользоваться выгодами действий по внутренним операционным линиям, и потому, будучи значительно слабее нас количеством войск, он, пользуясь своей развитой сетью железных дорог, перебрасывает свои войска в то или иное место по желанию. В результате всегда оказывается, что на участке, который атакуется, он в назначенное время всегда сильнее нас и техническом и в количественном отношениях. Поэтому я настоятельно прошу разрешения и моим фронтом наступательно действовать одновременно с моими соседями…» После обсуждения, план Брусилова был принят к разработке и военачальники приступили к подготовке войск. Брусилов стал готовить к наступлению войска всех четырёх своих армий. Срок готовности войск к началу наступления Брусилов назначил на 10 мая 1916 г.  Как обычно бывало Ставка, стремилась приурочить день «Ч» наступления армий ЮЗФ к готовности армий и других фронтов, перенесла срок на более позднее время. А потом генерал Алексеев, начальник штаба Ставки предложил Брусилову вместо нескольких подготовленных участков для атаки, выбрать один, усилив его войсками других. Брусилов наотрез отказался менять свой план, и если на изменении плана Ставка будет настаивать, просил его сменить на посту Главнокомандующего фронтом. Ставка «умыла руки».

    С рассвета 22 мая 1916 года по всему фронту армейские, корпусные, дивизионные и полковые батареи открыли сильный артиллерийский огонь по окопам противника. Уже к 24 мая было взято в плен 900 офицеров и 40000 солдат противника. Другие фронты наступление своевременно не поддержали. А без такой поддержки победа Брусилова имела лишь тактический, а не стратегический успех, и на судьбу войны она повлияла мало. «Надавить» как начальник штаба Ставки на других командующих фронтов на Куропаткина и Эверта Алексеев не «отваживался», так как прежде он сам служил под их началом. Тем не менее, в течение лета осуществил крупную наступательную операцию, впоследствии названную «Брусиловским прорывом». Его Юго-Западный фронт взял в плен 450000 солдат и офицеров. В боях противник потерял до 1500000 человек убитыми и ранеными.(25) Сам Брусилов считал, что «грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего верховного командования в 1916 году, была непростительно упущена.

Русская армия понесла также не малые потери. «Устроить наступление без потерь можно только на манёврах: зря никаких предприятиях и теперь не делается, и противник несёт столь же тяжёлые потери, как и мы… Что касается до технических средств, то мы пользуемся теми, которые у нас есть; чем их более, тем более гарантирован успех; но чтобы разгромить врага или отбиться от него, неминуемо потери будут, притом значительные» - писал Брусилов.(26)

 Немецкий генерал Людендорф писал об этом периоде войны: «Судя по всему, русские пытались решить исход войны  на австро-венгерском фронте, однако располагали достаточными резервами, чтобы нанести мощный удар и на нашем фронте, или, на худой конец, удержать нас от переброски дополнительных воинских частей на юг».(27)  Сам Брусилов за эту операцию был награждён Георгиевским оружием.

     Россия готовилась к победоносному 1917 году. Но в результате заговора «тёмных сил» заинтересованных в глобализации мира  под своим управлением, роковой удар был нанесён в самое сердце России – по монархической форме правления. В результате государственного переворота Российский Император Николай II отрёкся от престола.  Россия, как могучее православное русское государство перестала существовать.   

   В исторической книге С.С.Ольденбурга «Царствование императора Николая II» приводится взгляд Черчилля на Россию 1917 года: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду. Она уже перетерпела бурю, когда всё обрушилось. Все жертвы были принесены, вся работа была завершена. Отчаянье и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена. Долгое отступление окончилось, снарядный голод побеждён; вооружение притекало широким потоком, более сильная, более многочисленная, лучше снабжённая армия сторожила огромный фронт. Тыловые сборные пункты были переполнены людьми. Алексеев руководил армией, а Колчак – флотом. Кроме того – никаких трудных действий уже больше не требовалось: оставаться на посту, тяжёлым грузом давить на широко растянувшиеся германские линии; удерживать, не проявляя особой активности, слабеющие силы противника на своём фронте, иными словами держаться; вот всё, что стояло между Россией и плодами общей победы.

     В марте (1917) Царь был на престоле; Российская империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна.

     Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор 30 месяцев войны с Германией и Австрией должен был исправить эти лёгковерные представления. Силу Российской Империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедам, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которые она оказалась способна.

    В управлении государствами, когда творятся великие события, вождь нации, кто бы он ни был, осуждается за неудачи и прославляется за успехи. Дело не в том, кто проделывал работу, кто начертывал план борьбы, порицание или хвала за исход довлеют тому, на ком авторитет верховной ответственности. Почему отказывать Николаю II в этом суровом испытании? … Бремя последних поражений лежало на Нём. На вершине, где события превосходят разумение человека, где всё неисповедимо, давать ответы приходилось Ему. Стрелкою компаса был Он. Воевать или не воевать? Наступать или отступать? Идти вправо или влево? Согласиться на демократизацию или держаться твёрдо? Уйти или устоять? Вот поля сражения  Николая II. Почему не воздать Ему за это честь? Самоотверженный порыв русских армий, спасших Париж в 1914 г., преодоление мучительного бесснарядного отступления, медленное восстановление сил, брусиловские победы, вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо, разве во всём этом не было Его доли? Несмотря на ошибки большие и страшные – тот строй, который в Нём воплощался, которым Он руководил, которому своими личными свойствами Он придавал жизненную искру – к этому моменту выиграл войну для России.

    Вот Его сейчас сразят. Вмешивается тёмная рука, сначала облечённая безумием. Царь сходит со сцены. Его и всех Его любящих предают на страдание и смерть. Его усилия преуменьшают. Его память порочат…

    Остановитесь и скажите: а кто же другой оказался пригодным? В людях талантливых и смелых, людях честолюбивых и гордых духом; отважных и властных – недостатка не было. Но никто не сумел ответить на те несколько простых вопросов, от которых зависела жизнь и слава России. Держа победу уже в руках, она пала на землю заживо, как древле Ирод, пожираемая червями».(28)

     После отречения Всероссийского Императора Николая II от престола, Брусилов некоторое время был военным советником Временного правительства. А в мае-июле Брусилов становится Верховным Главнокомандующим русской армией, …но был снят в июле 1917 г. на своей вершине военной славы премьер-министром России Керенским. Последовательно был командующим армией, фронтом, всеми вооружёнными силами России  снят в июле 1917 г. на своей вершине военной славы премьер-министром России Керенским. Победы армий, которые возглавлял Брусилов, объясняются тем, что он прекрасно знал русского солдата, умел понимать его душу и сердце и при этом был волевым и умелым военачальником, твёрдым и непреклонным в осуществлении своего стратегического замысла.  

                                                                         ***

    Брусилов любил солдат и солдаты любили Брусилова. Помимо чисто военных вопросов, большое внимание уделял Брусилов поддержанию высокого боевого духа своих войск. От давал солдатам и на фронте возможность по-человечески отдыхать  даже в разгар Первой Мировой войны, когда ещё в помине не было штатных «клубовщиков». Процитируем прославленного генерала Брусилова, описывающего крещенские празднования  1915-16гг. в расположении его частей  в действующей армии. Он пишет: «Удивительно, на что только наш солдат ни способен, чего он только самодельно, с большим искусством ни наладит. На большой поляне перед лесом, в котором  были расположены землянки этой дивизии (102-й пехотной), нас поместили как зрителей удивительного зрелища: солдаты, наряженные всевозможными народностями, зверями, в процессиях, хороводах и балаганах задали нам целый ряд спектаклей, танцев, состязаний, фокусов, хорового пения, игры на балалайках. Смеху и веселья было без конца. И вся эта музыка, шум и гам прерывалися раскатами вражеской артиллерийской пальбы, которая здесь была значительно слышней, чем штабе. А среди солдат и офицеров царило такое беззаботное веселье, что любо-дорого было смотреть».(29)

                                                                                   ***

    В конце мая 1917 года Брусилов принял должность Верховного Главнокомандующего, уже в июле он был с этой должности снят Керенским. Судьба Алексея Алексеевича Брусилова, можно сказать, была трагична. После отстранения от командования Русской армией он покинул Ставку и выехал в Москву. В дни Октябрьского переворота Брусилов проживал в Москве. Во время революционных боёв в его московской квартире разорвался тяжелый гаубичный снаряд и тяжело ранил знаменитого полководца. Пройдя всю войну, часто бывая на передовых позициях, он ни разу не был ранен. А тут он получил от новой власти в качестве «благодарности» тяжелое увечье от снаряда выпущенного «своими». «Одного меня осколок гранаты изувечил, будто именно меня нужно было выбить из строя. Я фаталист и много думал об этом впоследствии. Случайности я не допускаю в данном случае… А ведь не будь я ранен, я вероятно уехал бы на юг, к Алексееву. И всё приняло бы другой оборот в моей жизни... Хорошо ли, дурно ли вышло, но я в том не повинен.(…) И я остался один…. Ни правых, ни левых, ни белых, ни красных в душе моей не было… Была далёкая, широкая, великая матушка Россия в целом».(30) Генерал тяжело поправлялся и тяжело переживал русскую трагедию. Как только он стал поправляться, новые хозяева России тут же упрятали на Лубянку и потом в застенок Кремля. Сам он об этом напишет: «вот уж не ожидал… что за всю мою работу во имя Родины попаду под арест под надзором… латышских и еврейских юношей».(31) Брусилов обращался к Председателю ВЧК Дзержинскому с просьбой, чтобы его выпустили на свободу. Тот ему ответил: «Надо ждать. Пишите свои воспоминания о прежней армии, ругайте бывшее правительство и царскую семью, этим вы можете ускорить свой выпуск».(32) Брусилов наотрез отказался писать такие «вынужденные» воспоминания.  И лишь благодаря широкой популярности русского полководца самозванные пришлые «пролетарские» вожди не посмели с ним расправиться. В конце концов, изувеченный и быстро состарившийся генерал был выпущен домой. Но он постоянно находился  под неусыпным оком ЧК. Несколько раз ему подбрасывались провокационные письма… В Бутырской тюрьме в 1918 году умер младший брат Брусилова - Борис.

    На положении «бывшего царского генерала» сам Брусилов провел в «красной» Москве два полуголодных года. Единственный сын Брусилова, Алексей офицер Императорской Армии, который «принял революцию, как благо для русского народа», и ставший командиром полка в РККА погиб на гражданской… Будущее для престарелого генерала становилось беспросветно. «Встревоженный наступлением польских войск А.А.Брусилов выступил с обращением к русским офицерам, призывая их к участию в обороне страны вместе с Красной Армией».(33) Около 14 тысяч офицеров отозвалось на его призыв и выступило на советско-польский фронт.  Однако, сам Брусилов вскоре был втянут  в авантюру, сотрудничая с новой властью, «во имя спасения России». Старый русский генерал полагал, что ради этого  можно, в какой-то степени сотрудничать и с Советской властью. Бывшему генералу Брусилову со стороны властей были предоставлены чисто номинальные, без реальных полномочий, должности в военном ведомстве: Председателя Особого совещания при Главнокомандующем вооружёнными силами, а затем – Инспектора кавалерии РККА. При этом ему пришлось пережить одно из страшных испытаний духовных сил, какое может выпасть на долю офицера, тем более, генерала. Он не мог представить, что во власть прошла новая генерация людей, каких прежде в представителях государственной власти Россия не знавала. Коварство и ложь у которых - обычное средство для достижения мировых целей. (Интернационализма – Глобализма).   Имя генерала Брусилова было использовано в воззвании к белым офицерам и солдатам, которое расклеивалось в Крыму, во время эвакуации Русской Армии генерала Врангеля.  В том воззвании, подписанном именем Брусилова, (которое он никогда не подписывал), солдатам и офицерам Русской армии Врангеля гарантировалась жизнь и свобода в «освобождённой» Советский России. «…Многие офицеры верили им, (расклееным  всюду воззваниям - СП), оставались на берегу и попадали в руки не мои, а свирепствовавшего Белокуна (еврей Коган), массами их растреливавшего. Суди меня Бог и Россия» - писал Брусилов.(34)

    В 1924 году Брусилов оставляет службу. Скончался А.А.Брусилов 17 марта 1926 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Уже после окончания Великой Отечественной войны в конце 40-х гг. могила его подвергалась осквернению. Это случилось после того, как в Русском Зарубежье были опубликованы обе части его мемуаров. Потом могила Брусилова была вновь восстановлена.

   Ещё в годы Гражданской войны Брусилов стал писать свои воспоминания. Первая часть охватывала события до 1917 года и была завершена в 1922 году. В 1925 году чета Брусиловых, благодаря содействию Михаила Фрунзе выезжала на лечение в Карлсбад (Карловы Вары). Там Брусилов диктовал жене вторую часть своих воспоминаний, не для печати в СССР, а «для истории». В дневнике Желиховской-Брусиловой, относящегося к периоду пребывания в Чехословакии имеется запись: «Всё это время, что мы живём здесь, Алексей Алексеевич диктовал мне…  Мы оставим эти записки здесь, в Праге, я счастлива, что хоть неполно, очень спешно, но всё же написано, и главные факты не умрут с нами».(35)

     Спустя примерно полгода после смерти мужа, «вдова Брусилова – Надежда Владимировна Желиховская (Брусилова) сообщила в Народный комиссариат по военным и морским делам о существовании рукописи воспоминаний (первой части)».(36)  Сам Брусилов завещал опубликовать воспоминания не ранее 2-3 лет после своей смерти. В журнале «Война и революция» отрывки из воспоминаний Брусилова были опубликованы уже в 1927 году.  В 1929 году в Госиздате вышла в свет первая часть воспоминаний, правда, с таким предисловием, в котором суждения выдающегося полководца, зрелого мужа и гражданина России, преподносятся довольно уничижительно: «Примитивны объяснения исторических процессов, свидетелем и участником которых  А.А.Брусилов был; узок и сплошь и рядом политически неверен анализ настроений…(…) Эти страницы воспоминаний… совершенно неприемлемые для нас, с точки зрения их установок, анализа обстановки и выводов, вместе с тем интересны…(…) Неприемлемость и ошибочность с нашей точки зрения суждений А.А. Брусилова  в этой области очевидна и оговаривать их  во всех случаях означало бы, по существу повторить в предисловии или в примечаниях азбуку марксизма»(37). Читатель, можно подумать, никак не разобрался бы сам без этой «азбуки марксизма»,  которой напичкано предисловие 1929 года!

    В 1930 году вдова генерала Н.В.Брусилова (Желиховская) со своей сестрой Е.В.Желиховской навсегда покинула Советский Союз. Она вывезла в Чехословакию и личный архив мужа. «После смерти вдовы полководца в 1938 г., рукописи его воспоминаний … были приобретены Русским заграничным историческим архивом (РЗИА) в Праге…  В 1940 г. Е.В.Желиховская передала в РЗИА заверенную рукописную копию второй части воспоминаний А.А.Брусилова. (…) После окончания Второй мировой войны документы РЗИА были подарены чехословацким правительством Советскому Союзу…  Оценка рукописи, сделанная руководством Главного архивного управления МВД СССР была резко негативной из-за обнаруженных в ней критических оценок, данных А.А.Брусиловым внутренней и внешней политике большевистского руководства. Посмертно генерал Брусилов был обвинён в двурушничестве, контреволюционной подрывной деятельности и в участии в заговорах против Советской власти. (…) В результате на долгие годы имя А.А.Брусилова исчезло со страниц научных и иных изданий».(38)           

                                                                              *** 

    Урезанные (без второй части) мемуары А.А.Брусилова, названные им «Мои воспоминания» вышли в свет только в 1963 году.(39) Эта замечательная книга с дарственной надписью: «Порохину Петру Фёдоровичу в знак дружбы и глубокого уважения (участнику брусиловского прорыва.  А.Кичанов, 3 октября 1963 года, п. Подюга» - была подарена моему деду, солдату Брусиловского прорыва. Воспоминания Брусилова деду подарил начальник Подюжского леспромхоза Аркадий Алексеевич Кичанов, с которым работал многие годы мой дед техник-прораб.(40) Впоследствии А.А.Кичанов, давний друг нашей семьи, возглавлял лесное хозяйство всей Архангельской области, он также был депутатом Верховного Совета РСФСР. Эту книгу Брусилова последовательно с интервалом в десятилетия с интересом читали три поколения семьи Порохиных: дед - солдат-ветеран, отец танкист-генерал и автор данной статьи, также, офицер-танкист.

     В солдатских воспоминаниях моего деда Порохина Петра Фёдоровича, частично опубликованных в журнале «Двина» о генерале Брусилове есть такие строки: «Как только Брусилов принял командование (Юго-Западным фронтом), мы стали усиленно готовиться к наступлению. Ночные учения с преодолением различных препятствий, стали обычным делом. Брусилов был боевой командир, когда подойдёт к полку или дивизии, узнать, что это командующий фронтом можно было только по титулованию его. А он носил солдатского сукна шинель, простые сапоги, простые погоны…. Одевался (Брусилов), как простой солдат. Если его встретишь один на один, никогда не подумаешь, что это и есть командующий Юго-Западным фронтом».(41)

     В предисловии  первого послевоенного издания урезанных мемуаров Брусилова, опубликованных в 1963 году  было указывалось, что вторая (тогда ещё не опубликованная часть) книги воспоминаний Брусилова, является фальшивкой, и что она написана рукой жены Брусилова – Н.В. Брусиловой-Желиховской. «Отдельным заметкам и наброскам покойного она придала композиционную стройность и антисоветскую направленность. Целью её кощунственных «упражнений» с заметками покойного супруга было «оправдание» его перед белой эмиграцией».(42)

     В предисловии к полному зданию воспоминаний Брусилова, которые вышли в издательстве Российская политическая энциклопедия (РОСПЭН), 2001, наконец, было дано объяснение. Как там сказано, это был  хитрый ход Главного архивного управления СССР. «Чтобы сохранить для советской исторической науки и пропаганды образ генерала Брусилова – сторонника Советской власти, честно служившего в Красной Армии и чуть ли не беспартийного большевика, вторую часть воспоминаний объявили фальшивкой, бездоказательно приписав авторство Н.В.Брусиловой-Желиховской и другим лицам. На сегодняшний день ни в одном из отечественных архивов не обнаружено каких-либо источников, опровергающих авторство А.А.Брусилова Впервые отрывки из второй части воспоминаний публиковались в 1989-1991 гг. в «Военно-историческом журнале»».(43)  12 июня 1925 года в Карлсбаде (Карловы Вары) Брусилов  в предисловии ко второй части своих записок напишет: «…Я опасаюсь, что всё, что я вспоминаю на этих страницах, что я пережил за эти годы, будет уничтожено в Советской России. Они слишком много лгали моим именем. А я бы хотел, чтобы в новой России наши потомки знали правду…»(44)

     Истинное величие генерала Брусилова заключался не столько в том, что он блестяще осуществил Луцкую  фронтовую наступательную операцию в первой мировой войне, а в том, что он сумел осознать и посмел высказать на страницах своих воспоминаний свои суждения о той опасности, на которую своевременно не обратили внимание государственные мужи и высшие  военачальники Русской армии, в том числе и он сам. Но именно эти его выводы тут же сделали тайной для русского народа на целых 80 лет советские идеологи и кормушечные советские историки. И сейчас о его мыслях и пророчествах мало кто знает. Это свидетельствует лишь о том, что судьба России по-прежнему в опасности. Ведь и сегодня актуальны слова Брусилова, сказанные им о власти: «…Нравственную подготовку народа к неизбежной … войне не то что упустили, а скорее недопустили».(45) Брусилов за границей напишет: «Я хочу, чтобы знали, что теперь, в 1925 году, я увидел свою ошибку, я понял, что такое происходит в России. Если бы я знал, что большевики укрепятся, будут преследовать религию и объявив атеизм своей официальной религией… В то время я ещё не понимал, что революции нашей, русской уже нет, что она нас прихлопнула окончательно, а дело нахлынуло совсем иное: всемирная борьба антихристианская, желающая уничтожить весь свет Христов во имя тьмы сатанинской. Совершенно для меня ясно, что не только многие большевики, но и множество евреев, решительно не знают в каком тупике очутились, на кого работают. Кто-то верно сказал, что большевики очутились в тёмной прихожей того большого антихристианского движения, которое ими руководит, и они сами не знают, кто даёт им свои директивы. (…) Я понял только теперь вполне, как прав был Сергей Нилус, как глубоко и верно судил Шмаков, предупреждая нас об опасности. (…) Старый безумец я, как и безумна вся наша интеллигенция. Мы, сами мы, сделали то, что погубило Россию. По беспечности, по глупости и по многим другим причинам, но мы сами всё подготовили. Особенная вина на нас, верующих людях, ибо неверующие – те не понимали многого, а мы, христиане, должны были понимать «Что близко, при дверях» (Мф. 53 33 гл. 24) что творится около нас. Мережковский совершенно прав, утверждая, что либеральная атеистическая наша интеллигенция и большевики-коммунисты имеют точку соприкосновения, равнозначащую и одинаковую в смысле вины перед Россией, ибо разрушали церковь, веру в народе одинаково. Теперь, я только понял, какие все мы были преступники, что вовсе не прислушались к Нилусу и Шмакову. А главное, не придали им вовремя того значения, какое следовало. У меня были завязаны глаза, я считал долго русскую революцию народной, выражением недовольства масс против старого порядка, которым сам был недоволен и оскорблён. Теперь я прозрел… Это всемирная борьба белой и чёрной магии, вопрос, поставленный ребром о всей христианской культуре всего человечества. Гонение на церковь, на лучших духовных лиц, развращение детей и юношества, искусственная прививка им пороков, приучение детей к шпионажу (в школах выспрашивание у малолетних есть ли дома иконы, ходят ли родители в церковь, вспоминают ли старину?) разрушение семьи… это всё русскому рабоче-крестьянскому народу не нужно…* (* Как не нужно и разрушение старинных кладбищ и памятников, стоящих та на могилах иногда более сотни лет. Русский крестьянин и рабочий к кладбищам относится с особым уважением).» (Вероятно, вот за эти-то самые слова уже после Великой Отечественной войны могила самого Брусилова была осквернена!) Далее Брусилов напишет: «Это необходимо антихристовым детям, каковы и есть большевики-коммунисты, руководимые ещё более высшей инстанцией чёрной силы врагов Христа. (…) На всех в России произведена примерная, «показательная»  операция. Мы своими страданиями, на своих плечах несём весь ужас этот, для того, чтобы весь мир узнал, что это такое и отшатнулся от этих мракобесов. Но русский народ, как бы его не развращали, не сбивали с пути истинного… начинает прозревать. (…) Народ живёт не годами, а веками. Одно поколение изгадить, морально погубить возможно, но вытравить имя Христово из многомиллионного народа не так-то легко. Одна у меня мольба к Богу: избавить нас от  антихристовых детей, одна надежда, что Христос не может быть побеждён сатаною, и этого не будет!.. Но наказаны мы сильно по грехам нашим и должны ещё много претерпеть».(46)

---

1.      Брусилов А.А. «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.15.

2.      Брусилов А.А. - Там же, С.19.

3.      Брусилов А.А. – Там же, С.25

4.      Брусилов А.А. - Там же, С.32

5.      Сухомлинов В.А. Воспоминания. Мемуары. М., Харвест, 2005, С.119.

6.      Брусилов А.А. – Там же, С34.

7.      Брусилов А.А. – Там же, С.42.

8.      Гурко В.И. Война и революция в России 1914-1917, М, Центрополиграф, 2007, С.27.

9.      Брусилов А.А. – Там же, С.105.

10.  Брусилов А.А. – Там же, С.140.

11.  Редигер А.Ф. История моей жизни (воспоминания военного министра), М., Канон-Прес-Ц, Кучково поле, 1999, Т.2, С.397.

12.  См.: Платонов О.А. Николай Второй в секретной переписке, М, Алгоритм, 2005, С.188.

13.   См.: Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне, Жуковский-Москва, Кучково поле, 2001, С.141.

14.  Кобылин В.С. Анатомия измены. Истоки антимонархического заговора, СПБ, «Царское Дело», 2005, С.103.

15.  Кобылин В.С. Там же, С.104.

16.  Мультатули П.В. Господь да благословит решение моё Император Николай во главе действующей армии и заговор генералов, СПБ, Держава, СатисЪ 2002, С.30.

17.  Керсновский А.А. История Русской армии. М., Воениздат, 1999, С.572.

18.  (24 августа 1915) Дневники императора Николая II, М., Орбита, 1991, С.544.

19.  Дитерихс М.К. – Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале, М., Скифы, 1991, Т.2, С.97-98.

20.  (24 августа 1915) Платонов О.А Дневники императора Николая II, М., Орбита, 1991, С.200.

21.  Там же, С.200.

22.  Кобылин В.С. Там же, С.122.

23.  Илющенко Р. Уроки 1915 года, / «Победа, победившая мир», №10,(38), октябрь 2005 г.

24.  Брусилов А.А. – Там же, С.164.

25.  Брусилов А.А. – Там же, С.189.

26.  Цит. по: Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне, М, Кучково Поле, 2001, С.139.

27.  Людендорф Эрих, Мои воспоминания о войне, М., Центрополиграф, 2007, С.103.

28.  Цит. по: Ольденбург Царствование императора Николая II, М., Терра, 1992, С.639-640. (Siс: Симптоматично, что эти мысли Черчилля были изъяты из последующего издания книги С. Ольденбурга, изданной в Ростове-на-Дону, «Феникс», 1998 г.!  С чего бы так?!)

29.  Брусилов А.А. – Там же, С.155.

30.  Брусилов А.А. Там же, С.261-262

31.  Брусилов А.А. – Там же, С.270

32.  Брусилов А.А. – Там же, С.272-273.

33.  См.: Предисловие к книге:  ААрусилов «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.3.

34.  Брусилов А.А. «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.304.

35.  Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф.5972, Оп.1, Д.21 а, Л.41.

36.  См.: Предисловие к книге:  ААрусилов «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.4.

37.  Предисловие к московскому (1929г.) изданию воспоминаний А.А.Брусилова. См. ААрусилов «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.11, 12.

38.  Предисловие к книге:  ААрусилов «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.4,5.

39.  Книга: А.А.Брусилов «Мои воспоминания», М., Воениздат, 1963.

40.  На 85 году жизни в 1980г. мой дед Порохин Пётр Фёдорович, после смерти жены – моей бабушки, взялся за перо и оставил своим  потомкам, солдатские, если так можно выразиться, «мемуары». Назвал он их, точно так же, как и генерал Брусилов - «Мои воспоминания». Небольшая часть из этих воспоминаний была опубликована в районной газете «Коношский курьер» 31.10.2003 г., а также журналах «Двина» №3/2004 и Роман-журнал, №10/2006 г.

41.  Порохин П.Ф. За Веру, Царя и Отечество. / «Двина», Архангельск, №3 /2004, С.34.

42.  Брусилов А.А. «Мои воспоминания», М., Воениздат, 1963. С.14.

43.  Предисловие к книге:  ААрусилов «Мои воспоминания», М., РОСПЭН, 2001, С.5.

44.  Брусилов А.А. – Там же, С.249.

45.  Брусилов А.А. – Там же, С.69.

46.  Брусилов А.А. – Там же, С.344-346.

 

      Мысли генерала Брусилова даются под традиционной рубрикой: «Блеск военной мысли»

 

          АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ         «МОИ ВОСПОМИНАНИЯ» М., РОССПЭН, 2001г.

                                                                                                Подборку мыслей Брусилова составил С.А. Порохин.

                             

 ОБУЧЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЕ И САМООБРАЗОВАНИЕ

·         …В мирное время от войск нужно требовать непременно и исключительно только того, что необходимо им в военное время. Эта забывающаяся истина впоследствии очень часто напоминала о себе, и много раз мы проклинали наши мирные методы обучения. С.22.   

·         Я читал военные журналы, множество книг военных специалистов, русских и иностранных, и всю жизнь готовился к боевому делу, чувствуя, что могу и должен быть полезен русской армии не только в теории, но и на практике. С.34

·         …Мы выступили (в войну 1914г.) с удовлетворительно обученной армией. (..) …К началу войны мы не могли похвастаться действительно отборным начальствующим составом. С.60.

·         В действительности… ни одно учебное заведение фабриковать военачальников не может, , так как для этого требуется много различных  свойств ума, характера и воли, которые даются природой и приобретаться обучением не могут. С.62.

·         …Нужно помнить, что необходимо вслед за окончанием курса, в течение всей службы, беспрерывно следить за военной наукой и продолжать изучать её, так как военная техника быстро совершенствуется, и тот, кто успокоится, сложа руки, по окончании какой бы то ни было академии, быстро отстанет от своего времени и дела и сделается более опасным для своей работы, нежели неуч, так как будет обладать отсталыми, а следовательно воображаемыми, но не действительными знаниями. С.62.

             

  КАЧЕСТВО ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА

·         …Каждому человеку дан известный предел его способностям, который зависит от многих слагаемых его личности, а не только от его ума и знаний… С.141.

·         Война – не шутка и не игрушка, она требует от своих вождей глубокого знания, которое является результатом не только изучения военного дела, но и наличия тех способностей, которые даруются природой и только развиваются работой. С.190.

·         В действительности, конечно, ни одно учебное заведение фабриковать военачальников не может, так как для этого требуется много различных свойств ума, характера и воли, которые даются природой и приобретаться обучением не могут. С.62.

·         Крас-ком – это кавалер, который грамоте выучился, превзошёл все военные, элементарные и высшие науки в три года. Правда, которые в наше время давались после семи лет кадетского корпуса, двух лет военного училища и трёх лет академии, краскомы получают в три года!) С.320.

АРМИЯ И ГОСУДАРСТВО

·         Кажется, было ясно, что вопрос о принципах и основах управления Россией находился в руках армии, т.е. миллионов бойцов, бывших на фронте и подготовившихся в тылу, составлявших цвет всего населения и к тому же вооружённых. Корпус офицеров, ничего не понимавший в политике, мысль о которой им была строжайше запрещена, находился в руках солдатской массы, и офицеры не имели на эту массу никакого влияния; возглавляли её разные эмиссары и агенты социалистических партий, которые были посланы Советом рабочих и солдатских депутатов для пропаганды мира «без аннексий и контрибуций». С.205.

           РУССКИЙ СОЛДАТ

·         Я больше 50 лет служу русскому народу и России, хорошо знаю русского солдата и не обвиняю его в том, что в армии явилась разруха. Утверждаю, что русский солдат – отличный воин и, как только разумные начала воинской дисциплины и законы, управляющие войсками, будут восстановлены, этот самый солдат вновь окажется на высоте своего воинского долга, тем более, если он воодушевится понятными и дорогими для него лозунгами. С.220.

                  МОЗГ АРМИИ

·         …В течение менее 8 лет… до начала великой войны 1914 г., было 6 начальников генерального штаба. Даже при условии, что все они были звёзды первой величины, такая быстрая смена одного за другим могла дать только отрицательные результаты и поэтому неудивительно, что мы не были готовы к войне.64.  

·         …Винить  тут нужно не корпус генерального штаба, а тех, в чьих (руках) находилось назначение на должность начальника генерального штаба… С.64.

                 НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

·         Николай Николаевич требовал строгой и справедливой дисциплины в войсках, заботился о нуждах солдата, усиленно следил за тем, чтобы не было засилья штабов над строевым элементом, не жалел наград для строевых работников, был скуп относительно награждений штабных и тыловых деятелей, строго запрещая награждать их боевыми отличиями. Я считал его отличным главнокомандующим. С.65-66.

              АЛЕКСЕЕВ

·         …М.В.Алексеев, человек очень умный, быстро схватывающий обстановку, отличный стратег. Его главный недостаток состоял в нерешительности и мягкости характера. С.66.

·         Ещё хуже у нас была подготовка умов к войне. Она была вполне отрицательная. С.68.

·         Деникин…был хороший боевой генерал, очень сообразительный и решительный, но всегда старался заставить своих соседей порядочно поработать в свою пользу, дабы облегчить данную им для своей дивизии задачу… С.149.

·         …Начальник штаба (Алексеев), невзирая на весь свой ум и знания, не был волевым человеком, да и по существу дела и вековечному опыту начальник штаба заменять своего принципала не может.

 

               НИКОЛАЙ II

·         Если бы у нас был настоящий верховный вождь и все главнокомандующие действовали по его указу, то мои армии, не встречая достаточно сильного противодействия, настолько выдвинулись бы вперёд и стратегическое положение врага было бы столь тяжёлое, что даже без боя ему пришлось бы отходить к своим границам, и ход войны принял бы совершенно другой оборот, а её конец значительно бы ускорился. С.184.

       ВОЙНА

·         Война – не шутка и не игрушка, она требует от своих вождей глубокого знания, которое является результатом не только изучения военного дела, но и наличия тех способностей, которые даруются природой и только развиваются работой. С.190.

                   ДУХ АРМИИ

·         …Нравственную подготовку народа к неизбежной европейской  войне, не то что упустили, а скорее не допустили. С.68-69.

·         Войска были обучены, дисциплинированы и послушно  пошли в бой, но подъёма духа не было никакого, и понятие о том, что представляла из себя эта война, отсутствовало полностью.  Невольно являлся вопрос: что за государственные люди окружали царя и что в это время думали ближние придворные чины всех рангов? С.70.

·         По состоянию духа войск вверенной мне армии и, …других армий Юго-Западного фронта мы находились … в блестящем состоянии и имели полное право рассчитывать сломить врага и вышвырнуть его вон из наших пределов (осень 1915г.) С.159.

                   ЦАРЬ

·         …Я должен подтвердить твёрдое моё убеждение, что император Николай II был враг вообще всякой войны, а войны с Германией в особенности. С.70.

·         Обвинять Николая 11 в этой войне нельзя, так как не заступиться за Сербию он не мог, ибо в этом случае общественное негодование со стихийной силой сбросило бы его с престола не в 1917, а в 1914 году. С.71.

·         …Я считал лично Николая II человеком чрезвычайно незадачливым, которого преследовали неудачи в течение всего его царствования, к чему бы он ни приложил свои руки. С.125.

·         …Никому в голову не приходило, что царь возьмёт на себя при данной тяжёлой обстановке обязанности Верховного главнокомандующего. Было общеизвестно, что Николай II в военном деле решительно ничего не понимал…С.145.

·         Если бы у нас был настоящий верховный вождь и все главнокомандующие действовали по его указу, то мои армии, не встречая достаточно сильного противодействия, настолько выдвинулись бы вперёд и стратегическое положение врага было бы столь тяжёлое, что даже без боя ему пришлось бы отходить к своим границам, и ход войны принял бы совершенно другой оборот, а её конец значительно бы ускорился. С.184.

                  КАЙЗЕР

·         …И нет причин или оснований считать Вильгельма чуть ли не единственным виновником этой чудовищной войны.  С.73.

                 ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ ПРОТИВНИКА

·          И нужно по справедливости признать, что она (Германия) во всех отношениях прекрасно подготовилась и не только могла, но на суше должна была победить и если она войну 1914-/18 гг. проиграла, то лишь потому что у неё не оказалось новых Бисмарка и Мольтке. С.75.

 

 ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОЙ РОССИИ

·         В то время я ещё не понимал, что революции нашей, русской, уже нет, что не она нас прихлопнула окончательно, а дело нахлынуло совсем иное: всемирная борьба антихристианская, желающая уничтожить весь свет Христов во имя тьмы сатанинской. Совершенно для меня ясно, что не только многие большевики, но и множество евреев, решительно не знают в каком тупике очутились, на кого работают! С.344.

·         Кто-то верно сказал, что большевики очутились в тёмной прихожей  того большого антихристианского движения, которое ими руководит, и они сами не знают, кто даёт им свои директивы. Не знаю и я, масоны это или сам сатана! Я понял только теперь вполне, как прав был Сергей Нилус, как глубоко и верно судил Шмаков, предупреждая нас об опасности. С.344.

РУССКИЙ ВОПРОС

·         Я великоросс и желал оставаться со своими братьями по крови, а не воевать против них. С.271.

·          «Я был всю жизнь националистом, таковым и умру …(…) моё глубокое убеждение, что спасти положение может только национальный флаг, иначе мы все окажемся под тяжёлой пятой иностранцев, которым мы нужны, как сырой материал для их выгод.. мировой революции мы пока не видим, быть может она и будет, но вероятно весьма нескоро. До неё не только нас русских, но и многих других народов, населяющих бывшую Россию, успеют истолочь в ступе и скушать до основания.» (Из письма Брусилова к Н.И.Раттелю). С.290

Я считал, что непроизвольная, неуловимая духовная пропаганда, невольное влияние наших людей, привычек, взглядов неминуемо отразиться на рядах Красной Армии, в большинстве состоящей из ничего не понимающих деревенских парней. Их в руках держали преимущественно еврейские красноречивые, наглые субъекты. Необходимо было влить в ряды их противовес, естественный, национальный элемент и под шумок парировать развращение русских, наивных, запуганных парней. Это могло бы сделаться само собой, духовными флюидами, силой духа, даже без всякого определённого заговора. С.302-303.

·         Я …глубоко верую и твёрдо знаю, что не ..сатанинским пигмеям (красным ораторам) вытравить веру христову из нас. Повторяю: одно поколение испакостить они смогут. А больше им ничего не удастся! С.329.

·         Кто-то верно сказал, что большевики очутились в тёмной прихожей  того большого антихристианского движения, которое ими руководит, и они сами не знают, кто даёт им свои директивы. Не знаю и я, масоны это или сам сатана! Я понял только теперь вполне, как прав был Сергей Нилус, как глубоко и верно судил Шмаков, предупреждая нас об опасности. С.344.

·         На всех в России произведена примерная «показательная» операция. Мы своими страданиями, на своих плечах несём весь ужас этот, для того, чтобы весь мир узнал, что это такое и отшатнулся от этих мракобесов. Но русский народ, как бы его не развращали, не сбивали с пути истинного, кажется, начинает прозревать. С.346.

ПОКАЯНИЕ

·         Теперь я только понял, какие все мы были преступники, что вовремя не прислушались к Нилусу и Шмакову. А главное, не придали им вовремя того значения, какое следовало. У меня были завязаны глаза, я считал долго русскую революцию народной, выражением недовольства масс против старого порядка, которым сам был недоволен и оскорблён. Теперь я прозрел…Это всемирная борьба белой и чёрной магии, вопрос, поставленный ребром о всей христианской культуре всего человечества! Гонение на церковь, на лучших духовных лиц, развращение детей и юношества, искусственная прививка им пороков, приучение детей к шпионажу (в школах выспрашивание у малолетних есть ли дома иконы, ходят ли родители в церковь, вспоминают ли старину?), разрушение семьи… это всё русскому рабоче-крестьянскому народу не нужно*…(*Как не нужно и разрушение старинных кладбищ и памятников, стоящих там не могилах более сотни лет. (…) это надругательство над кладбищами не русскими выдумано…) (* - Сноска Брусилова) Это необходимо антихристовым детям, каковы и есть большевики-коммунисты, руководимые ещё более высокой инстанцией чёрной силы врагов Христа. С.345

·         Одно поколение изгадить, морально погубить возможно, но вытравить имя Христово из многомиллионного народа не так-то легко. Одна у меня мольба к богу: избавить нас от  антихристовых детей, одна надежда, что Христос не может быть побеждён сатаною, и этого не будет!.. Но наказаны мы сильно по грехам нашим и должны ещё много претерпеть. С.346.

              СЕНТЕНЦИИ

·         …Без великих людей великих дел делать невозможно… . С.77.

·         …Если все люди равны в принципе, то по своим способностям, знаниям, характерам и силе воли, люди бесконечно разнообразны и что полное равенство может считаться красивой утопией, но в природе не существует. С.77.

·         …Я считал и считаю, что лучший способ обороны – это, при мало-мальской возможности, переход в наступлении…С.102.

·         Войска, при частых отменах приказаний, неизбежно теряют доверие к своим вождям…С.178.

·         Хуже глухого тот, кто сам не желает слышать. С.124.

·         За год войны обученная регулярная армия исчезла; её заменила армия, состоящая из неучей. С.140.

·         …На войне упущенный момент более не возвращается…С.190.

·         Война – не шутка и не игрушка, она требует от вождей глубокого знания, которое является результатом не только изучения военного дела, но и наличия тех способностей, которые даруются природой и только развиваются работой. С.190.

·         (Государственный корабль) легко может наскочить на подводные камни и погибнуть не от внешнего врага, не от внутреннего, а от недостатка управления и государственного смысла тех, которые волею судеб стоят у кормила правления. С.200.

·         Во время …самых боевых действий начать знакомиться со своим делом – поздно… С.188.

·         …В современных войнах, в которых привлекается весь народ на борьбу с врагом, такая война может быть успешной лишь при условии общих сверхестественных усилий всех сословий и всех классов безраздельно. С.213

·         «Выигрывает войну тот, чьи нервы крепче». Гинденбург. С.220.

·         «Лучше десять Распутиных, чем одна жидовская революция». Протопопов. С.280.

·         «Для правды свободы нет» С.301.

·         Господь мой!.. Где Россия, где моя страна, прежняя армия? С.341.

·         …Система Ставки с Алексеевым во главе – делать шаг вперёд, а потом сейчас же шаг назад. С.178

 

ИЗ ДРУГИХ ИСТОЧНИКОВ

ПОТЕРИ

·         Устроить наступление без потерь можно только на манёврах: зря никаких предприятиях и теперь не делается, и противник несёт столь же тяжёлые потери, как и мы… Что касается до технических средств, то мы пользуемся теми, которые у нас есть; чем их более, тем более гарантирован успех; но чтобы разгромить врага или отбиться от него, неминуемо потери будут, притом значительные» Брусилов.  По: Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне, М., Кучкорво Поле, 2001, С.139.

 

ИЗ ПРИКАЗОВ БРУСИЛОВА По: Брусилов А.А. Мои воспоминания, М., Олма-Пресс,. 2004.

 

·         В бою 24 мая (1915) был случай, когда части одного полка, имея противника в тысяче шагах, бросили винтовки, вышли из окопов и сдались в плен. Приказываю беспощадно бороться с этим нетерпимым явлением, позорящим честь и имя России. Для таких людей, забывших долг и присягу, не должно быть пощады. При повторении подобного случая соседние части, пулемёты, артиллерия обязаны по долгу службы направить огонь по сдающимся. Приказываю командирам корпусов привлекать к суду начальствующих лиц до командиров полков включительно 04260.

       Пр. 31 мая 12-00 1915.  Городок. 

 

·         …Первое – наступление было организовано и начато больше для виду, чем с твёрдой решимостью победить или умереть; в таком случае, очевидно, успех и не мог быть; второе – технически наступление повели так, как дай Бог вести его испытанным стойким частям с надлежащими кадрами, то есть повели его редкими цепями, где каждый стрелок должен работать самостоятельно, по собственным соображениям, но было забыто главное, что ныне люди мало обучены, а офицеров мало. Теперь для успеха наступления надо вести его густыми цепями, а поддержки иметь в ещё более густых цепях и колоннах. Немцы так и делают и теряют меньше нас потому, что у них в строю дисциплина и строгий порядок; кроме того сзади надо иметь особо надёжных людей и пулемёты, чтобы, если понадобится, заставить идти вперёд и слабодушных. Не следует задумываться перед поголовным расстрелом целых частей за попытку повернуть назад или, что ещё хуже, сдаться противнику. Все, кто видит, что целая часть (рота или более) сдаётся, должны открывать огонь по сдающимся и совершенно уничтожить их; третье – многие из господ начальников стремятся только управлять подчинёнными им частями, и это даже тогда, когда до очевидности настало время уже командовать, а не управлять;…(…) генералы и командиры частей не только могут, но и должны быть сзади, чтобы управлять, но до поры, до времени – раз какие-либо части дрогнули, вперёд не идут, а некоторые уже и поворачивают – место начальника впереди, а не на центральной телефонной станции, где можно оставить и адъютанта. Никаких оправданий в малом числе штыков быть не может: чем их меньше, тем легче перейти от управления к командованию, а это теперь зачастую  только и даёт успех. Мы начали отступать не по своей вине, но отступаем уже второй месяц.   Пора остановиться и посчитаться наконец с врагом как следует, совершенно забыв жалкие слова о могуществе неприятельской артиллерии, превосходстве его сил, неутомимости, непобедимости и тому подобное, а потому приказываю: первое при обороне занимать передовые окопы наименьшим числом стрелков, располагая сзади поддержки и резервы в несколько линий, а наступать густыми цепями, чтобы держать людей в руках, а за ними двигать поддержки и резервы в ещё более густых строях, не боясь потерь, которых при бесповоротном движении вперёд всегда меньше, второе – для малодушных – сдающихся в плен или оставляющих строй – не должно быть пощады; по сдающимся должен быть направлен и ружейный, и пулемётный, и орудийный огонь, хотя бы даже с прекращением огня по неприятелю, на отходящих или бегущих действовать таким же способом, а при нужде не останавливаться также и перед поголовным расстрелом,… 

              Из Приказа Армии № 493, Секретно5 июня 1915

 

·         Нужно помнить, что остановка в строй совершенно неподготовленных людей есть самообман, так как доведённые до известного состава роты существуют иногда лишь несколько часов, а затем люди пропадают без вести, не принося никакой пользы, а наоборот, большой вред, так как вместе с ними пропадают и винтовки. Из Приказа №579 23 июля 1915 г. ВИЖ, №3, 1963, С.79

·         Каждое слово, обращённое к солдату, должно исходить от сердца, и если это будет, то наш солдат пойдёт за своим начальником в огонь и в воду. Из Приказа №579 23 июля 1915 г. ВИЖ, №3, 1963, С.79.

·         …Подтянутый, по форме одетый, отлично снаряжённый солдат – всегда отличный боец и указывает на дисциплину и порядок в части, а распущенный мужик есть элемент деморализующий, доказывающий, что данная часть находится в негодных руках несоответствующего командира. Из Приказа №579 23 июля 1915 г. ВИЖ, №3, 1963. С.79-80

·         Свободная Россия правильно сделала, немедленно сняв цепи со всех бывших подвластных народов, но, освободив поляков и дав им возможность самоопределиться и устроиться по своему жеданию, впреве требовать того же самого и от них, и польское нашествие на змли, искони принадлежавшие русскому православному  народу, необходимо отразить силою. Из письма Брусилова Начальнику Всероссийского Главного штаба Н.И.Раттелю. 1 мая 1920 г. ВИЖ, №3, 1963., С.80.

 

ТЕЛЕГРАММА БРУСИЛОВА ГЕНЕРАЛУ АЛЕКСЕЕВУ НА МЯ НИКОЛАЯ ВТОРОГО 2 марта 1917 г. в 14 ч. 30 мин.

·         Прошу вас доложить Государю Императору мою верноподаннейшую просьбу, основанную на моей преданности и любви к Родине и Царскому Престолу, что в данную минуту единственный исход, могущий спасти положение и дать возможность дальше бороться с внешним врагом, без чего Россия пропадёт, - отказаться от престола в пользу Государя Наследника Цесаревича при регенстве Великого Князя Михаила Александровича. Другого исхода нет; необходимо спешить, дабы разгоревшийся и принявший большие размеры народный пожар был скорее потушен, иначе повлечёт за собой неисчислимые катастрофические последствия. Этим актом будет спасена и сама династия в лице законного наследника. Генерал-адъютант Брусилов.//Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. М., Айрис-Пресс, 2011, Т.1, С.52.

·          

 

 

 

                                                                                  Порохин С.А.

             БРУСИЛОВ

Алексей Алексеич Брусилов

Полководец, стратег-генерал,

Возродил святорусскую силу,

Австро-венграм урок преподал.

Враг затеял Войну мировую,

Так и быть, мать-Россия крепка,

Бог победу героям дарует,

И у русских не дрогнет рука.

Шла война, у врага поугасла

Проимперская прусская спесь,

Их солдаты в окопах увязли,

Вся мечта - чтоб поспать, да поесть.

Не любил оборону Брусилов,

На  военном  совете Царю,

Заявил, что солдат обессилит: -

«С ними год вши в окопах морю!».

Он одним Юго-Западным фронтом,

Вёл войска в  наступленье, в прорыв.

Вот такою была его фронда,

Наш суворовский русский порыв!

Что б, другие фронты поддержали!

Пожалели «несчастных» солдат!

Лишь брусиловцы честно сражались,

Шли в прорыв, не считая утрат.

Окопались  в тылу иноверцы,

Замутили народу мозги,

Разрывалося русское сердце:

Нет просвета, не видно ни зги!

Как России воссели масоны,

Пал под пулями Царь-Государь,

Покатилась Державы корона,

Разрасталася смута, как встарь.

Без сражения армия пала,

Враг коварный стал зваться собрат.

Уж в Москве-то, чего не бывало: -

Вот «подарочек» – свой же снаряд

Разорвался в дому генерала.

Но Брусилова люди спасли:

Кровь лилась из разорванной раны.

                               Пока к лекарю  други несли.

                               Год лечили врачи полководца,

                               А в Кремле, в богохульном Кремле,

                               Всё пытались его заколодить,

                               Чтоб сменил честь героя  на хлеб.

                               Обманули плуты генерала:

                               Его доблестным именем в Крым

                               К офицерам послали Воззванье, -

                              «Всем амнистия», - пунктом вторым.

                             Кто поверил – расстрелян был ранью,

                             А Брусилов, несчастный старик,

                            Прямо в сердце известием ранен,

                             Заболел-занедужил, поник.

                             Умер он в пролетарской России,

                             А  его сокровенны слова

                             Только-только в Россию пробились:

                             Мемуарам вернулась глава.

                              А мой дед был солдатом прорыва,

                              На войне он всего повидал.

                              По-солдатски судил он, не криво,

                              Честь и славу страдальцу  воздал.