ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

a

 

«БЕЛЫЙ ГЕНЕРАЛ» МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ СКОБЕЛЕВ,

«ПОЛКОВОДЕЦ-ГЕРОЙ,  СУВОРОВУ РАВНЫЙ».

     

                                                                            Порохин С.А. полковник в отставке,

кандидат философских наук.

 

    9 декабря 2014 года в День Героев Отечества, близ с Военной Академии Генерального штаба был установлен памятник «Белому генералу Михаилу Скобелеву, полководцу герою Суворову равному, как считал его наш народ. Долго пришлось ему ждать восстановления справедливости. Памятник отрыл бывший министр ВС РФ Сергей Иванов.

***

    Михаил Дмитриевич Скобелев (17.9.1843-26.6.1882) – русский генерал, герой Плевны и кумир славянских народов. Скобелев принадлежит к числу наиболее талантливых русских военачальников.  «Белый генерал» -  так его называли  в армии и народе не только за то, что в бой он выступал в белом мундире и на белом коне.  Как и Суворов, Скобелев не проиграл ни одного сражения. Михаил Дмитриевич был третьим генералом в роду Скобелевых. (Дед, отец, внук – все были генералами русской армии: Иван Никитич (1778-1849), Дмитрий Иванович (1821-1879) и Михаил Дмитриевич(17.9.1843-26.6.1882). Дед Михаила Дмитриевича – Иван Никитич Скобелев был сыном отставного сержанта, по окончании службы проживавшего в Калужской губернии. Иван Никитич Скобелев участвовал в нескольких войнах, которые вела Россия, в том числе и в  Отечественной войне 1812 г. Он служил в ординарцах у Кутузова, в последние годы жизни был комендантом Петропавловской крепости. Он первый в роду Скобелевых получил генерал-лейтенантский чин, и при этом являлся литератором. Он имел одну из высших воинских наград – орден Св. Георгия Победоносца 3-й степени, полученный в 1831 г. в рескрипте от 18.8.1831 г. записано: «В воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении против польских мятежников 14 апреля, где лишился руки, ядром оторванной»(1)

     Отец Михаила Дмитриевича Скобелева - Дмитрий Иванович, был также генералом, считался исправным служакой,  но не воином, как полагали некоторые из его сослуживцев. При всём при том Дмитрий Иванович удостоился чести войти в свиту императора, позже был назначен начальником конвоя императора.  Ое участвовал в  Восточной (Крымской) войне 1853-1855 гг. А с началом Русско-Турецкой войны сразу же отправился на Балканский театр военных действий). Там он тоже удостоился ордена Георгия Победоносца 3-й степени.

    Будущий полководец Михаил Скобелев родился в Санкт-Петербурге, в доме деда, находящимся на территории Петропавловской крепости. Дед умер, когда Михаилу было 6 лет от роду. Единственному своему сыну Михаилу его отец Дмитрий Иванович поначалу решил дать строгое домашнее воспитание. Ранние годы он находился под влиянием деда, после смерти Ивана Никитича некоторое время его воспитывал немец, который относился к нему весьма строго и даже жестоко. Двенадцатилетний Михаил восстал против своего обидчика.(2) После такого инцидента (Михаил дал пощёчину своему ментору) родители отдали Михаила известному педагогу Дезидерио Жирарде, державшему пансион в Париже. Выбор оказался удачным. Француз Жирарде стал настоящим наставником молодого Скобелева, а позже - и другом Михаилу на всю жизнь. «Часто сопровождал его в походах – был с ним в Туркестане, в Ахал-Теке и неутешными слезами проводил его тело в могилу» - писал об этом французе историк Николай Кнорринг.(3)  

    В 1860 г. вместе с Жирарде Михаил Скобелев из Парижа вернулся в Россию для продолжения своего образования на родине. Поначалу Михаил выбрал путь не военный: с 1858 года стал готовиться к поступлению в Петербургский университет. 1 августа 1861 года(4) он поступил на математический факультет университета. Но уже осенью 1961 года в университете вспыхнули студенческие беспорядки, и власть временно приостановила занятия.  Михаил решил вступить на военную стезю. Он пишет прошение на имя императора о зачислении его юнкером в Кавалергардский полк. Прошение было удовлетворено. В одной из первых аттестаций о Скобелеве написано: «Служит ретиво, не щадя себя»(5) В 1862 году его производят в портупей-юнкеры. А  1 марта 1863 г. Михаил Скобелев производится в корнеты – первый офицерский чин. За относительно короткое время молодой офицер успел  послужить в Петербурге,  Варшаве,  Туркестане, Павловске, на Кавказе, в Красноводске, Новгороде, Перми, Москве. Так, из Петербурга Скобелев рвётся в Польшу, где в то время происходили военные действия. Он перевёлся в 1864 году в Гродненский гусарский полк, который принимал участие в усмирении происходивших на польской территории выступлений. 30 августа 1864 г. Скобелева производят в поручики.  В том же году он «посетил театр войны в Датскую кампанию»(6)

   Осенью 1866 года Михаил Дмитриевич Скобелев поступает в Николаевскую академию Генерального Штаба. Учился неровно, показывал глубокие знания лишь по тем предметам, которые его интересовали. У него не было, как точно подметил писатель Иван Аксаков, «суеверия науки», он не делался рабом теоретических правил.  Скобелев превосходно знал лишь те из военных предметов, которые считал необходимыми, при этом он прекрасно владел пятью языками. Академию Генерального Штаба Михаил Скобелев закончил по второму разряду. (Последним!). Правда, вопреки академическим правилам, он всё же был причислен к Генеральному Штабу. Военный корреспондент, отправившийся на Русско-Турецкую войну 1877-78 гг. и ставший крупным писателем Василий Немирович-Данченко, хорошо  знавший Скобелева,  об этом академическом казусе напишет следующее: «На практических испытаниях в Северо-Западном крае задано было Скобелеву  отыскать наиболее удобный пункт для переправы через Неман. (У Н.Н.Кнорринга – р. Висла) Для этого нужно было произвести рекогносцировку всего течения реки. Вместо этого Скобелев прожил всё время в одном и том же месте. Явилась проверочная комиссия с генерал-лейтенантом Леером. Скобелев на вопрос о переправе, долго не думая, вскочил на коня и, подбодрив его нагайкой, прямо с места бросился в Неман и благополучно переплыл его в оба конца. Это привело Леера в такой восторг, что он тотчас же настоял зачислить решительного и энергичного офицера в Генеральный штаб»(7) У Немировича-Данченко в воспоминаниях о Скобелеве  есть такие строки: «…Я видел в нём гения, тогда как вражда и зависть шипели кругом… Мне выпала честь в прошлую кампанию (1877-1878 гг.) первому рассказать о нём, о его подвигах и доблестях, теперь я хотел отдать ему последний долг, нарисовав в беглых очерках не только богатыря, но и человека»(8). Незадолго до выпуска из Николаевской академии Генерального штаба 20 мая 1868 г. Скобелева производят в очередной чин – штаб-ротмистра.     

   Скобелеву 26 лет. Он только женился, но уже рвётся в Туркестан, где гремят пушки: «Или меня убьют, или вернусь генералом»(9).  В 1869 году он был направлен  в Ташкент, где состоял офицером Штаба Туркестанского военного округа. Там он выполнял разные поручения, в частности, производил картографическую съёмку недавно присоединённого к России Заревшанского округа. Скобелев тяготел к строю и в Чиназе, городке под Ташкентом, ему была доверена сотня уральских казаков. Репутация у Михаила Скобелева к тому времени  была довольно скандальной. Однако, как писал историк Николай Кнорринг, «в пороховом дыму он (Скобелев – СП) обнаружил качества и способности, которые заставляли забывать неприятные свойства его натуры»(10). В Туркестане молодой гуляка и дуэлянт Скобелев попал в подчинение генерал-губернатору края К.П.Кауфману, который сумел разглядеть и поддержать в нём подлинные качества воина.  Сам  Скобелев, как военный психолог, не имел себе равных.

   В 1870 году Скобелев был послан на Кавказ. К тому времени он уже был особенно щепетилен в вопросах дисциплины и порядка. Изящно одетый, холёный, он не забывал надушиться даже перед боем, терпеть не мог распущенности. Несмотря на строгость, солдаты его любили. Скобелев с настойчивостью развивал в них чувство собственного достоинства. «Здесь все товарищи» - говаривал Скобелев за офицерским застольем. «Его дружба давала одно право – первым идти на смерть, показать «пример»»(11).

     С весны 1871 года Скобелев служил уже в Красноводском отряде и командовал кавалерией. К тому времени осложнились отношения с хивинцами, назревал военный конфликт. Скобелеву было поручено произвести разведку дорог к Хиве в области, которая была под контролем враждебных племён. Путь в песчаной пустыне Усть-Урт под палящим солнцем был крайне тяжёл и опасен. «Скобелев произвёл маршрутную съёмку Усть-Урта, пройдя 760 вёрст в 6 дней, с охраной всего из шести джигитов».(12) Скобелев  представил по возвращении из Саракамыша план дорог по пустыне и мест, где есть колодцы, без которых путь по пустыне  военного отряда невозможен. В записке, приложенной к плану, Скобелев считал, что поддерживать того или другого претендента дешевле и выгоднее, нежели занимать страну. А главное – «не захватами достигнем мы прочного положения в Средней Азии, а основательным изучением страны, уяснением действий при различных возможных политических обстоятельствах, в особенности же подготовлением средств для исполнения наших планов со всевозможными шансами на успех…».(13)  После длительного, почти в год, отпуска, в 1872 году Скобелев по заданию Главного штаба участвовал в поездках в Ковенскую и Курляндскую губернии. 

   В июле 1872 года Скобелев назначен старшим адъютантом штаба 22 пехотной дивизии.(14) В том же месяце ему был присвоен чин капитана, а уже следующий чин подполковника Скобелев получил 30 августа 1872 г., -  менее чем через два месяца, после получения предыдущего. Уже в Московском военном округе Скобелев получает под своё начало батальон. Затем он переводится в 74-й пехотный Ставропольский полк. Но этот полк не был включён в число частей, участвующих в походе на Хиву. А Скобелев был не из тех офицеров, кто мог довольствоваться службой вдали от тех мест, где свищут пули.

   Поход на Хиву предпринимался, как напишет начальник экспедиции генерал К.П.Кауфман, «для освобождения наших соотечественников, томящихся в тяжёлом плену».(15) Раз заказан прямой путь, то Скобелев просится в «отпуск». Скобелев приехал в Туркестан, в разгар подготовки к походу на Хиву. С отрядом полковника Морозова он совершил мало результативный поход в Среднюю Азию при 50 градусной жаре. «Командуя  авангардом войск, действовавших против Хивы, М.Д.Скобелев участвовал в делах под Итабаем, Ходжейли, Манчитом, Ильялами, Хош-Купыром, Джананыком, Авли…».(16) 

     В 1873 году Скобелев снова в Туркестане. В апреле русские войска выступили в поход из четырёх пунктов. Скобелев командовал авангардом Мангышлакского отряда в составе 2140 человек. «От колодца к колодцу, от  стойбища к стойбищу шёл отряд к главной цели – Хиве». (…) 12 мая 1873 года Мангышлакский и Оренбургский отряды соединились в Кунграде, и общее командование перешло к генерал-майору Верёвкину».(17) 28 мая авангард Скобелева стоял под стенами Хивы, его отряд с боем первым ворвался в город. 29 мая Хива пала. В конце Хивинского похода Скобелев совершил выдающуюся по смелости и лихость рекогносцировку, за которую он получил высший военный орден Св. Георгия 4-й ст.  Скобелев провёл дерзкую разведку пути вглубь страны, совершённую им с группой туркмен по территории враждебных племён. Но в Петербурге уже появились у Скобелева завистники. По замечанию Полторацкого, члена Георгиевской Думы, присудившей Скобелеву Георгиевский крест «он (Скобелев) для удовлетворения чудовищного честолюбия лбом пробьёт стену, чтобы изобрести путь к дальнейшему ходу своей карьеры».(18) Скобелев часто рисковал жизнью. «Смерть, однако, не решалась его трогать его трогать, и солдаты считали его заговорённым, завороженным, неуязвимым».(19) 

   Свой отпуск в зиму 1873-1874 гг. Скобелев решил провести во Франции. При этом он успел побывать и в Испании, где проходила междуусобная война. В частности, он перенял опыт по обогреву бойцов в условиях зимы. (Каждый для похода запасался поленом). Потом этот опыт пригодится Скобелеву при зимнем переходе его отряда  через Балканы.

 22 февраля 1874 г. Скобелев был произведён в полковники, а 17  апреля он назначен флигель-адъютантом в свиту Императора Александра II.

    В мае 1875 года Скобелев в третий раз прибывает в Ташкент, в «вертеп», как там он называл свою службу. Как раз в это время кокандцы объявили «священную войну» против русских. Командующий войсками в Туркестанском крае генерал К.П.Кауфман поручает Скобелеву в своём отряде командование всей конницей. Его казаки отличились при штурме Намангана, затем Скобелев разгромил лагерь кокандцев. За бой под Махромом Скобелев в  32 года получил генеральский чин, а также награждён шпагой с надписью «За храбрость». В том бою он был ранен в ногу. Скобелеву было поручено командовать отрядом, состоящим из 16 рот, 7,5 сотен казаков, а также артиллерией, насчитывающей 22 орудия. В феврале 1876 года внезапной атакой был взят Коканд. За отличие в Кокандском походе Скобелев был награждён Георгиевским крестом 3-й ст.  Кокандское ханство окончательно было присоединено к России и на его территории образовывалась Ферганская область. Губернатором этой области и начальником войск, располагавшихся в её пределах, был назначен генерал Скобелев. Уже к концу апреля Ферганская область по своему административному устройству мало чем отличалась от внутренних российских губерний. В должности генерал-губернатора Скобелев находился год. Молодой губернатор быстро схватывал обстановку и быстро, с опережением событий, действовал. Умел подбирать сотрудников. Он сумел быстро замирить неспокойный край. Себе он создал славу справедливого правителя. «Скобелеву, как губернатору пограничного с колониальными владениями Англии края, пришлось столкнуться с решением острой политической проблемы: оказывания всеми средствами решительного отпора проникновению английского влияния в пределы области» - писал историк Б.Костин.(20) Здесь раскрылась ещё одна грань таланта Скобелева, как искусного политика, способного отстоять интересы России. 

    С приближением Русско-турецкой войны Скобелев рвётся на Балканы. В марте 1877 г.. Скобелев прибыл в Санкт-Петербург и явился на высочайший приём к императору.  Скобелев с большим трудом получает от  Александра II это разрешение.  При этом Царь крепко пожурил молодого генерала, за некоторые его «молодецкие проступки», но под конец аудиенции сказал Скобелеву: «Я надеюсь, …что… ты покажешь себя (на новом месте) молодцом».(21)

    Надо отметить, что ещё летом 1875 года в Боснии и Герцеговине произошли волнения славянского населения, весной 1876 начались выступления в Болгарии. Турки подавляли восстание с большой жестокостью. Причём вырезано до 15 тысяч душ и сожжено много селений».(22) На защиту единоверцев выступила Сербия и Черногория. Но силы были неравны. В таких обстоятельствах Россия не могла не вступиться за единоверцев братьев-славян. 12 апреля 1877 года Россия объявила войну Турции. Главнокомандующим Дунайской армией на Балканском театре военных действий был назначен брат императора великий князь Николай Николаевич. Другой брат императора великий князь Михаил Николаевич возглавил Кавказскую армию, насчитывающую 235 тысяч.

     Русско-турецкая война 1877-1878 гг., освободившая балканских славян от почти пятивекового османского ига,  создала Михаилу Скобелеву мировую славу. Поначалу он был назначен на должность начальника штаба казачьей дивизии, которой командовал его отец Дмитрий Иванович. Дивизия поначалу должна была находиться в тылу. Скобелев прибыл в передовой отряд генерала М.И.Драгомирова, которому была оказана честь первым форсировать Дунай. Скобелев напросился к Драгомирову состоять при нём хотя бы в качестве простого ординарца. Драгомиров принял Скобелева, «как человека, видавшего уже такие виды». Генералы Скобелев и Драгомиров уже третьим рейсом переправились через Дунай. На месте они принимали самые неотложные решения. Скобелев, находясь в гуще боя, во многом содействовал успеху операции, за что заслужил всеобщее признание… и нагоняй от высшего начальства, «за то, что он суётся туда, куда не спрашивают» - вспоминал участник войны на Балканах художник Василий Верещагин.(23) Драгомиров же, в своем рапорте на имя командира 8-го корпуса Ф.Ф.Радецкого о переправе своего отряда через Дунай писал: «С нашей стороны было немало подвигов беспримерного мужества со стороны как нижних чинов, так и офицеров… Не могу не засвидетельствовать также о великой помощи, оказанной мне Св(иты) Е(го) В(еличества) г.-м. Скобелевым, принимавшим на себя с полной готовностью все назначения, не исключая ординарческих, и о том благотворном влиянии, которое он оказывал на молодёжь своим блистательным и неизменно ясным спокойствием».(24) За эту успешно проведённую операцию по форсированию Дуная император Александр II наградил генерала Драгомирова орденом Св. Георгия 3-й ст.

     Генерал Скобелев жаждал самостоятельной командной должности. Наконец, получив дивизию, он занялся её боевым воспитанием. «Напоминаю войскам, что скоро и нам может предстоять боевое испытание; прошу всех об этом знать и крепить дух молитвою и размышлением, дабы свято, до конца исполнить, что требуют от нас долг присяги и честь русского имени» - такими словами напутствовал Скобелев подчинённые ему войска.(25) Своих солдат Скобелев всегда защищал. И солдаты его боготворили.

  В той войне Россия отстаивала свободу и честь славянских народов. Находившийся на Балканском театре военных действий военный корреспондент Немирович-Данченко свидетельствует: «В тягостные минуты после постоянных нападений противника Скобелев выходил к войскам удалым молодцом, изящный, величественный, одетый с иголочки, в белом романском полушубке с белым Георгиевским крестом на шее, не загибая головы под выстрелами: «Здорово молодцы!» - раздаётся его звучный, вызывающий голос. И точно электрический ток пробегает по измученным  запылённым рядам офицеров и солдат. И громкое лихое  «Здравия желаю!» - несётся навстречу генералу.  По его приказанию русские беззаветные  воины опять готовы  броситься в атаку, и принимать смерть безропотно, ибо Скобелев  не посылал их  в бой, а вёл за собой.  Первая пуля ему, первая встреча с неприятелем – его. «Я посылаю вас на смерть братцы, вон видите эту позицию, взять её нельзя. Да я брать её и не думаю.  Нужно чтобы турки бросили туда свои силы. А я тем временем подберусь к ним вон оттуда. Вас перебьют, зато вы дадите победу всему отряду. Смерть ваша будет честной и славною смертью.  Станут вас отбивать – отступайте, чтобы сейчас же опять броситься в атаку.  Слышите,  пока живы, до последнего человека, нападайте» И нужно было видеть и слышать каким «Ура!» отвечали своему вождю эти, на верную смерть посылавшиеся люди».(26) Бойцы верили Скобелеву, знали, что если  он так решает, значит так нужно. «В битве под Ловчею Скобелев, 34-летний генерал, самостоятельно распоряжался отрядом в 20000 человек» - свидетельствовал Василий Верещагин.(27) Историк же Б.А.Костин считал под Ловчей силы, которыми непосредственно командовал Скобелев, значительно меньшими: «Всего около пяти с половиной тысяч человек и четырнадцать орудий».(28) Рассогласование в цифрах двух исследователей деятельности Скобелева произошло вот по какой причине. Отряд Скобелева входил в соединение князя А.К.Имеретинского. накануне боя за Ловчу между Скобелев обратился к князю Имеретинскому. Вот как её позже описал сам Имеретинский: «Я подошёл под ловческие редуты, не имея никакого понятия о них самих, ни о местности перед ними, однако создавалось впечатление, что позиция неприятеля крепка, что дело будет трудное, но как идти на неё, с какой стороны, я не знал и мог узнать, конечно, только после рекогносцировки под неприятельским огнём. В это время ко мне явился Скобелев. Поздоровались. Он сказал: «Князь, вы новичок в этих местах и, конечно, не знаете ни расположения, ни стиль неприятеля, узнавать вам  придётся теперь не иначе как с большими потерями, а я давно здесь, изучил и ознакомлен с каждой пядью земли, с каждой возвышенностью, знаю все тропы, дороги и подступы, знаю дальность боя орудий, расположение траншей – доверьтесь мне, дело пойдёт скорее, ручаюсь вам за успех». Я доварился и не имел повода к раскаянию».(29) Общее же количество  русских войск под Ловчей было 27 тысяч указывал Б.А.Костин. 22 августа Ловча была взята войсками доблестной русской армии. На очереди была Плевна.   

    В третьем сражении под Плевной 30 августа 1877г., когда атаки полков захлебнулись, Скобелев повёл в атаку свой последний резерв. В критическую минуту боя Скобелев на коне появился среди атакующих войск. Произошло невероятное: потерявшие надежду на успех атаки солдаты со Скобелевым взяли очередной предместный «неприступный» редут «Казанлык». «В рукопашном бою у солдат внезапно появилось сознание безмерной ценности этого человека, которого нужно охранять как символ, как знамя, и редкий случай, во время жаркой рукопашной схватки солдаты и офицеры окружили Скобелева, … генерала посадили на лошадь и вывели из редута»(30) - писал исследователь жизни полководца историк Кнорринг. В решающую минуту штурма резервов Скобелев не получил. А он просил резервов, чтобы развить явный успех. «Если бы мне теперь одну свежую бригаду…»(Скобелев – Куропаткину).(31)  Под Плевной ему приходилось сражаться с турками, под началом самого главнокомандующего Осман-паши. А в штабе главнокомандующего русских войск из-за отсутствия точной информации о соотношении сил и положении дел возобладало решение: «только отступать». Так Плевна и на третий раз  взята не была…»в трёх штурмах Плевны русская армия потеряла тридцать две тысячи убитыми. Потери эти усиливались большим количеством раненых, которых после третьей Плевны было около десяти тысяч» - писал историк Костин.(32) По уточнённым данным современных историков «погибли 43 тысячи русских и 3 тысячи румын. Потери противника составили всего 13 тысяч человек. Русские воины вновь проявили высокую доблесть, самоотверженность и стойкость, но высшее командование действовало неумело и не смогло использовать благоприятных возможностей для достижения победы. Отрицательную роль сыграло отсутствие единого командования. Формально во главе Западного отряда стоял румынский князь Карл, фактически же руководство войсками осуществлл начальник штаба П.Д.Зотов; он же командовал русскими войсками. Румынские войска были в ведении своего генерала Черната. Под Плевной находились император Александр II, военный министр Д.А.Милютин, и главнокомандующий Дунайской армией Великий князь Николай Николаевич. Всё это не позволяло обеспечить чёткое управление союзными войсками».(33)

    Именно тогда, на военном совете, на котором присутствовал император, и было принято решение вызвать из Санкт-Петербурга все гвардейские части. За ними в столицу выехал генерал Гурко. Было принято решение подвергнуть Плевну планомерной осаде, начальником войск был назначен генерал Э.И.Тотлебен, мастер фортификационного искусства, проявиший себя ещё при обороне Севастополя в Крымскую войну. Не забыт был и Скобелев. За штурм Плевны, а потом и за искусный отвод войск из-под неё,  Скобелеву был присвоен чин генерал-лейтенанта, и он был назначен командиром 16-й дивизии,  при этом он был награждён орденом Станислава 1-й степени. После третьей Плевны Скобелев выехал на короткий срок в  Бухарест в отпуск.

     Скобелев, как-то в беседе со своим другом Немировичем-Данченко откровенно высказался: «До третьей Плевны я был молод, оттуда  вышел стариком! Разумеется не физически, не умственно… Точно десятки лет прошли за эти семь дней, начиная с Ловчи…Воспоминания об этой бойне – своего рода Немезида, только ещё более мстительная, чем классическая…».(34) Тогда при штурме Плевны Скобелеву не подбросили резервов. «Поддержи его тогда бесполезно стоявшими на Систовском шоссе резервами, и 30 августа Плевна была бы взята, война бы не потребовала таких ужасных жертв, и добрая сотня тысяч жизней не была бы вычеркнута из списков» - напишет позже Немирович-Данченко.(35) Он же напишет: «Для меня Скобелев был отличным мерилом для определения ума и бездарности. Как только начинают, бывало, ругать его, отрицать его талант – так и знаешь: формалист и дурак, или завидущая душа! Всё же молодое, умное способное относилось к нему с понятным уважением и даже обожанием».(36) Один из соратников Скобелева генерал Газенкампф записывает в дневнике: «У нас только один Скобелев и умеет водить войска на штурм».(37)  Генерал на белом коне – явление единственное, писали другие начальники. Скобелев не любил во время боя выслушивать доклады о потерях. «Не хочу знать!» - были его слова в таких случаях. Интересно характеризовал Скобелева другой знаменитый участник русско-турецкой войны Михаил Иванович Драгомиров: «…Он военный до мозга костей… Будь Скобелев главнокомандующим, охотно, не задумываясь пойду к нему под команду, невзирая на то, что он у меня в академии сидел на скамье; к Гурке (Гурко), который старше меня и моим учеником не был, не пойду ни за что по воле. …На мой глаз, Скобелев  человек большой и с вполне заслуженной военной репутацией».(38) С прибытием генерала Тотлебена на Балканы, началась планомерная осада Плевны. «Четвёртого штурма Плевны не будет», - заявил он. 

    С середины сентября 1877 г. Скобелев стал усиленно заниматься боевой подготовкой с частями своей 16-й дивизией. В одном из первых приказов по дивизии Скобелев требовал, чтобы во все части при передвижениях шли под музыку оркестров с песенниками. «Отныне удалые солдатские, задушевные русские песни, звуки оркестров раздавались над биваками. (…) Приводились в порядок вооружение, обмундирование, значительно улучшился быт солдат. К наступлению холодов дивизия была полностью одета в тёплые полушубки и фувайки» - писал историк Б.А.Костин.(39) 

     В конце ноября 1877 г. Осман-паша с тридцатитысячным турецким гарнизоном, находившийся в осаждённой Плевне, попытался сделать прорыв. Попытка прорыва для турок закончилась неудачей. С большими потерями они возвратились восвояси. Вскоре гарнизон Плевны вместе с Осман-пашой сдался. В Плевне у Михаила Скобелева с Осман-пашой произошёл обмен речами. «Скобелев–2-й (Михаил Дмитриевич) обратился к нему через переводчика, сообщает историк Б.А.Костин, -  «Скажите паше, что каждый человек, по натуре, более или менее завистлив, и я, как военный завидую Осману в том, что он имел случай оказать своему отечеству важную услугу, задержав нас на четыре месяца под Плевной» Паша поблагодарил. - «Русский генерал ещё молод, но слава его уже велика… Скоро он будет фельдмаршалом своей армии и докажет, что другие могут ему завидовать, а не он другим». И это говорил противник».(40)  Император Александр II прибыл в Плевну. Наградил достойнейших генералов.  К Скобелеву он обратился с такими словами: «Спасибо тебе, Скобелев!… За всё… за всю твою службу – спасибо!»(41)

    После падения Плевны Скобелев был назначен её военным губернатором. На военном совете было принято решение о переходе русской армии в наступление, не дожидаясь весны. Отряды возглавили генералы И.В.Гурко, Ф.Ф.Радецкий и П.П.Карцов. (Всем известна сентенция из депеш Радецкого, которые он отсылал в штаб: «На Шипке всё спокойно»). Дивизия Скобелева (Второго) входила в отряд Радецкого. Уже в конце декабря 1877 г.  Скобелев в неописуемо тяжёлых зимних условиях осуществил переход своих частей через Балканы, признанный невозможным для войск таким германским военным  авторитетом, как Х.Мольтке. Он утверждал: «Тот генерал, который вознамерится пройти через Троян, заранее заслуживает имя безрассудного, ибо достаточно двух батальонов, чтобы остановить наступление целого корпуса».(42) 28 декабря Скобелев одержал очередную победу под Шейновом.  Комадующий турецкими войсками в Шейново Вессель-паша, пленённый русскими войсками, сказал Скобелеву: «Сегодня гибнет Турция, такова воля Аллаха. Мы сделали всё!».(43) Вскоре русским сдался и шипкинский гарнизон.   Перестала существовать ещё одна из самых боеспособных турецких армий.  Стремительный переход Скобелева от Казанлыка к Адрианополю оставил след в военной истории. Шло состязание, чьи войска, русские или турецкие  скорее займут приготовленные позиции на подступах к городу. Перед городом было подготовлено 27 «неприступных», редутов, построенных по последнему слову фортификационного искусства. Скобелев опередил турок, занял их первым. «Никогда ещё не случалось пехоте совершать с такою быстротою походы, которые едва-едва под силу кавалерии. Масса силы, воли и энергии, обнаруженная при этом генералом, едва ли привела к подобным результатам, если бы дивизия его не получила такого блестящего военного воспитания» - свидетельствовал участник перехода Немирович-Данченко.(44) При вступлении в Адрианополь Скобелев обратился к солдатам и офицерам: « Поздравляю вверенные мне храбрые войска с занятием второй столицы Турции. Вашею выносливостью, терпением, храбростью приобретён этот успех. Великий князь главнокомандующий приказал мне благодарить всех. Порадовали вы …всю Россию».(45) Отряды Скобелева и Гурко совершенно изменили соотношение сил на Балканском театре военных действий. Путь на Константинополь был открыт…

      Европа взволновалась и из Петербурга пришло приказание войскам остановиться. 19 января 1878 года было подписано перемирие. «Даже нашим врагам казалась дикою мысль остановиться у ворот столицы и не занять её хотя на время…» - высказывал общее мнение войск военный корреспондент и писатель Немирович-Данченко. Генерал Тотлебен, назначенный главнокомандующим русской армией, боялся одного. «Проснусь, - говорил он, - и узнаю, что Скобелев залез в Константинополь со своим отрядом».(46) Офицерам же русской армии разрешалось посещать столицу Турции только в гражданском платье. Под Константинополем Скобелев даром времени не терял, приезжая в город, он составлял кроки, на которых были обозначены улицы, по которым удобнее было войску, в случае надобности занять Стамбул. Здесь он уже командовал  4-м корпусом. Начался  Берлинский  конгресс, на котором от России требовали ухода с Балкан и от проливов…

    19 февраля в Сан-Стефане был подписан мирный договор. «В начале апреля Великий князь (Николай Николаевич) пригласил Скобелева отправиться в составе его свиты с визитом к султану. (…) Султан оказал русской армии самый любезный приём».(47) Казалось, никакой войны и не было. Правящие круги Англии и Германии стремились не допустить усиления влияния России в Европе, принизить её роль в освобождении славян. Дипломатами была расчленена Болгария. Часть её, Восточная Румелия осталась турецкой провинцией. В Северной же Болгарии Скобелев занялся организацией гимнастических союзов, вольных дружин, общин стрелков. Учил их ратному делу для организации самообороны, формировал командные кадры болгарской армии, которыми являлись русские офицеры. По свидетельству В. Верещагина Скобелеву было даже предложение от Великого Князя Болгарии стать военным министром, но он его, правда, не без колебаний, отклонил. «…Этот человек, этот закалённый в бою вождь, обставленный всеми утехами почестей и славы, способен был рыдать, рыдать, как малое дитя, когда после восьмимесячного стояния в виду Святой Софии пришлось русским войскам отвернуться от Царьграда и отступать, Отступать назад! .. Это святые слёзы, это слёзы народные – это болело в нём само народное сердце!» - напишет о Скобелеве Иван Аксаков.(48)

    По условиям мирного договора Россия возвращала себе часть Бессарабии и, так называемую, «Турецкую Армению», утраченные после крымской войны. На Кавказе к России присоединялись крепости Ардаган, Карс, Батум и Баязет. Сербия, Румыния и часть Болгарии получили полную независимость и некоторые территориальные приращения. Бескорыстие русского народа, проливавшего свою кровь ради освобождения братских славян, создало России огромную популярность на Балканах. «То, что завоёвано кровью, не должно быть растрачено» - утверждал Скобелев.(49) 30 августа 1878 г. Скобелев был произведён в генерал-адъютанты.  

    После ухода русской армии из-под Константинополя и с Балкан Скобелев по заданию императора Александра II выезжал в Пруссию на германские манёвры, c целью поближе познакомиться с прусской армией. Скобелев вынес убеждение, что Германия стала готовиться к войне с Россией.  В апреле 1879 года Скобелев возвращается в Россию. Он продолжает командовать 4-м корпусом, дивизии которого располагались в нескольких белорусских городах, а штаб – в Минске.  «Как трудно прожить чуть ли не целый век на войне и сделаться воспитателем войск в мирное время. Одно дело создавать войска, другое – их расходовать. Это редко соединяется в одном человеке»(50) - писал Скобелев генералу Альбединскому, командующему Виленским военным округом, которому он подчинялся. По заданию Императора Скобелев в том же году побывал на германских военных манёврах в качестве представителя России.  

    Скобелев помимо прочего занимается благотворительностью. В родовом имении Спасском он намеревался открыть инвалидный дом для увечных воинов. «…На моей ответственности при постоянном боевом командовании, лежит много геройской крови… Я чувствую потребность сделать в пределах возможного для наших инвалидов доброе» -  Из письма Скобелева к И.И.Маслову.(51) Не забывает Скобелев и народного образования: «Я считаю делом добрым и русским… обеспечить по возможности средствами дело образования.  (…) Это великое дело – краеугольный камень будущего величия нашей родины, которую, когда будет грамотна, уже не испугают  какие-то негры, высаженные жидом (Биконсфильдом) на Мальту…»(52) Скобелев постоянно занимался самообразованием. Он никогда не расставался с книгами, и даже в походе в палатке на его рабочем столе можно было увидеть  фортификационные чертежи, карты, книги философа Куно Фишера, историю Шлоссера, физиологию Фохта. Так, например, во время военного экспедиции к Геок-Тепе Скобелев выписывал до 15 журналов и газет на разных языках, правда эта корреспонденция часто застревала на берегу Каспия в Красноводске.(53)

      После поражения русских войск под Геок-Тепе в 1879 г. Милютин выступил на военном совете. Он сказал, что «без занятия этой позиции Кавказ и Туркестан будут разъединены, ибо остающийся между ними промежуток уже теперь является театром английских военных происков, в будущем может дать доступ английскому влиянию непосредственно к берегам Каспийского моря. Организацию новой экспедиции поручили Скобелеву»)(54) 

    Так в 1879 г. Скобелев был вызван в Санкт-Петербург императором Александром II. Тот отправил его под Геок-Тепе для выправления положения, после неудачного штурма этой крепости отрядом генерала Ломакина. Скобелев умело сочетал расчётливость и осторожность стратега: «Войска превосходные, но их не умели вести». В осуществлении морских перевозок Скобелеву помог герой русско-турецкой войны С.О.Макаров. После планомерной подготовки войск, 12 января 1881 года Скобелев провёл штурм этой крепости. При этом отличился его неизменный начальник штаба полковник Куропаткин – будущий выдающийся начальник Генерального Штаба, который потом стал военным министром России.(Уточнить. См. нач штаба полковник Н.И.Гродеков)  Штурм закончился полной победой. Потери были незначительные – около 400 человек убитыми. «После штурма и взятия крепости Скобелев едет в ещё не сдавшийся Асхабад (Ашхабад). Ему навстречу семьсот текинцев в полном вооружении…- цвет текинского войска… Скобелев обратился к ним с каким-то укором… Они изъявили свою покорность…» - писал георгиевский кавалер, биограф Скобелева, писатель Немирович–Данченко. Текинцев Скобелев тут же назначил своим конвоем. «И свершилось небывалое. – Пишет военкор - Генерал один, окружённый семьюстами отчаянными врагами, верхом поехал в Асхабад…(…) С той минуты он стал кумиром всего племени теке».(55) 2-я Ахал-Текинская (1880-1881 гг.) экспедиция была закончена в 9 месяцев. Поход генерала Скобелева к Геок-Тепе проходил по безводной пустыне. Окружив крепость, он не мог сразу взять её. (…)  Скобелев сделал подкоп под стены, взорвал из, и солдаты бросились в прорыв. Произошёл рукопашный бой.  Конница противника отступила.  «Удивить - значит победить» - любил часто повторять М.Д.Скобелев во время Ахал-Текинской экспедиции…» - писал профессор Генерального штаба участник Первой мировой и Гражданской войны генерал-лейтенант А.К.Кельчевский. (56)

    Александр II  до своей трагической кончины успел достойно наградить генерала Скобелева «За покорение Ахал-Теке», орденом Георгия-Победоносца 2-й ст., который тот получил из рук флигель-адъютанта царя Меллер-Закомельского. «Скобелев, обожаемый войсками именно за свою храбрость, в беседе с одним из своих друзей сказал: - «Нет людей, которые не боялись бы смерти; а, если тебе кто скажет, что не боится, плюнь тому в глаза; он лжёт. И я точно так же не меньше других боюсь смерти. Но если люди, кои имеют достаточно силы воли этого не показать. Тогда как другие не могут удержаться и бегут перед страхом смерти. Я имею силу воли не показывать, что боюсь; но зато внутренняя борьба страшная, и она ежеминутно отражается на сердце» - писал о Белом генерале и о его понимании «Души Армии» казачий атаман П.Н.Краснов.(57)  Следует отметить, что после Скобелева в течение  32 лет, включая и период русско-японской войны, никто из военачальников русской армии не удостаивался столь высокой награды!

      После победы над воинственными племенами  Скобелев энергично устанавливал гражданский порядок. Керсновский писал о Скобелеве: «Лихой рубака хивинского похода, порывистый начальник конной партии Кокандской войны преобразился здесь в расчётливого, проникнутого сознанием ответственности полководца – полководца, сочетающего с огненной душой холодный ум, никогда не делающего второгошага, не закрепив первого, подчиняющего быстроту и натиск первой воинской добродетели 0 глазомеру».(58) Местное население по правам приравнивалось к русскому. Скобелев писал: «По духу нашей среднеазиатской политики париев нет, это наша сила перед Англией».(59) Он строго следил, чтобы ни солдаты, ни местные джигиты, ни служащие не брали с населения никаких взяток: «Предупреждаю, что виновные в этом будут казнены мною моею властью».(60)

     В России генерала Скобелева встречали с триумфом. По приезде в конце мая 1881 г. в Петербург он с вокзала поехал в Петропавловскую крепость к могиле Императора Александра II. Новый император Александр III встретил героя сдержанно. По замечанию современников популярность генерала в России была неизмеримо  выше, чем у молодого царя. Фронда Скобелева не осталась незамеченной. И вскоре Скобелеву пришлось в очередной раз выехать в отпуск «на воды» в Европу. Он, по мнению исследователя Кнорринга, дурил, то есть порой мнил себя в грядущем чуть ли не спасителем России, и освободителем от монархического правления. Якобы он предлагал на свидании с экс-министром Лорис-Меликовым в Кёльне арестовать Александра III.  «Всё, что вы прикажете, я буду делать беспрекословно и пойду на всё».(61) Сам же Лорис-Меликов в беседе с известным юристом А.Ф.Кони так охарактеризовал белого генерала: «Это мог быть роковой человек для России – умный, хитрый и отважный до безумия, но совершенно без убеждений».(62) Но в это трудно поверить. Скобелев радел о русском человеке, о русском духе. За Скобелевым закрепился ярлык: «Слишком русский генерал». Воспитатель и учитель  Царя Александра III,   Константин Победоносцев продолжал наставлять бывшего своего воспитанника: «Смею повторить снова, что Вашему Величеству необходимо привлечь к себе Скобелева сердечно. (…) …Теперь или никогда – привлечёте Вы к себе и на свою сторону лучшие силы в России. (…) Тем драгоценнее теперь человек, который показал, что имеет волю и разум и умеет действовать: ах этих людей так немного! (…) …Одни будут за вас, другие против вас. Иногда (тогда – СП), если на стороне Вашего Величества будут люди, хотя и преданные, но неспособные и нерешительные, а на той стороне буду деятели – тогда может быть горе великое и для нас и для России. (…) Можно быть лично и безнравственным человеком, но в то же время быть носителем великой нравственной силы и иметь громадное нравственное влияние на массу. Скобелев… стал великой силой и приобрёл на массу громадное нравственное влияние, т.е. люди ему верят и за ним следуют. (…) Когда подходит к Вам человек, подумайте, что тут не он и Вы, а он и Россия, тогда будет Вам ясно, как отнестись к человеку и что сказать ему». Победоносцев советовал Императору заручиться лояльностью Скобелева.(63) И Император Александр III внял этому здравому совету.

   Сам же Cкобелев новому военному министру Ванновскому, на его вопрос о преданности Императору ответил так: «…Если бы я имел хоть одного офицера в моём корпусе, который состоял бы членом тайного общества, то я бы его тотчас удалил со службы. Мы все приняли присягу на верность государю, и потому нет надобности вступать в тайное общество».(64)

   На годовщину победы под Геок-Тепе в Петербурге Скобелев опять выступил с очередной фрондой, он на банкете произнёс такую речь, из-за которой вынужден был вновь отправиться в заграничный отпуск. Но за границей, остававшийся формально командующим корпуса, Скобелев продолжал произносить политические речи, которые не без основания вызвали беспокойство правящих кругов России. В Париже Скобелев прямо называл Германию врагом России. В Париже, выступая перед сербскими студентами, Скобелев говорил: «Чужестранец проник всюду! Во всём его рука! Он одурачивает нас своей политикой, мы жертва его интриг, рабы его могущества. Мы настолько парализованы его бесконечным, гибельным влиянием, что если когда-нибудь, рано или поздно мы освободимся от него, на что я надеюсь, - мы сможем это сделать не иначе как с оружием в руках».(65) Скобелев был отозван в Петербург. Но, к удивлению многих, Скобелев был принят Александром III внешне довольно милостиво. Правда, сам Скобелев, входя в его кабинет, в какой-то мере обезоружил царя фразой: «Несу повинную голову, русское сердце заговорило».(66) Молодой царь, в последствии прозванный Миротворцем, оказался милостивым к бывшему товаришу по оружию. Скобелев вновь получил отпуск. Об Императоре Александре III, после аудиенции у него, Скобелев (7 марта 1882 г.) своему другу И.С.Аксакову напишет такие строки: «…Он (Государь) всё более и более становится единственною путеводною звездою на тёмном петербургском бюрократическом небосклоне…».(67) Опасность для Императора и России исходила не от Скобелева, а от тайных, «темных сил»(68), которые уже тогда начинали вершить судьбами мира. Какой-то злой рок обрушился на семью Скобелевых. Так, в 1880 г. внезапно заболел и умер отец Михаила Дмитрий Иванович, в тот самый момент, когда сын его готовился к проведению военной операции в Средней Азии. «…По Петербургу прошёл слух, что умер он не своей смертью. Явных врагов Дмитрий Иванович не имел, груз недугов, способных в одночасье свести в могилу, был невелик. И лишь немногим пришла в голову мысль, что удар сей направлялся против Скобеелева-сына, деятельно готовившего Ахал-Текинскую операцию. Но догадка эта так и не превратилась в подлинный факт. Телеграмма о смерти Дмитрия Ивановича надолго выбила Дмитрия Ивановича из колеи. Может быть, на этом строился расчёт  Мог ли предположить тогда Михаил Дмитриевич, что несколько месяцев спустя  он лишится и матери при обстоятельствах, породивших в России волну слухов, в которых нелепость шествовала рука об руку с довольно правдивым и подробным изложением убийства».(69)    

    Ещё во время русско-турецкой войны Мать Михаила Скобелева Ольга Николаевна включилась в работу по созданию санитарных отрядов, направлявшихся в Болгарию. Она была начальницей лазаретов. В одной из поездок в Болгарию она была убита неким поручиком Узатисом, сопровождавшим её. «Узатис убил Ольгу Николаевну ударом сабли, а нанятые им убийцы расправились с горничной и офицером, и лишь Иванову(сопровождавшему О.Н.Скобелеву унтер-офицеру), дважды раненому, удалось ускользнуть от нападавших и добраться до Филипполя. Спешно было организовано преследование, и отряд настиг убийц возле села Дермедере. В перестрелке подручные Узатиса были убиты, а сам он застрелился» - сообщает историк Костин.(70)  Узатис оказался бывшим ординарцем Скобелева во время Балканской кампании, он был замечен в мошенничестве и переведён в полк. Известие о смерти матери настолько сильно потрясло Скобелева, что он во время подготовки к Ахал-Текинской операции хотел было взять отпуск. В последний год жизни Скобелев предчувствовал свою близкую кончину. Близким друзьям он говорил: «Каждый день моей жизни – отсрочка, данная мне судьбою.  Я знаю, что мне не позволят жить. Не мне закончить всё, что я задумал».(71)

    История позже подтвердила провидение генерала относительно будущего. Врагом России тайные силы сделали Германию. Скобелев открыто предупреждал о германской опасности, ещё в то время, когда был во Франции.  По злой иронии судьбы случилось так, что Скобелев  вскоре после таких выступлений внезапно умер… в Отечестве своём. Умер он в ночь на 26 июня 1882 года в московской гостинице «Дюссо» в роскошном номере немки Ванды, которую знала вся кутящая древняя столица. Версия отравления официального подтверждения не нашла. 

   Вся Россия скорбела о своём герое, скорбели Сербия и Болгария. Из Тырнова пришла телеграмма: «Весь город в слезах» - вспоминал Немирович-Данченко. Вся площадь перед гостиницей была заполнена скорбящим народом, отставными солдатами. Когда гроб с телом Скобелева был вынесен, со всех сторон послышались рыдания. «Москва плачет… Народные похороны… - свидетельствовал Немирович-Данченко, - (…) К панихиде приехали из Петербурга Великие Князья Алексей и Николай».(72) Император Александр III направил сестре Скобелева письмо, в котором были такие строки: «Страшно поражён и огорчён внезапной смертью вашего брата. Потеря для Русской армии трудно заменимая, и конечно, всеми истинно военными сильно оплакиваемая. Грустно, очень грустно терять столь полезных и преданных своему делу деятелей».(73) Александр III, чтобы увековечить имя Скобелева, повелел переименовать военный корабль «Воин», в «Скобелев».(74) На похоронах генерала епископ Амвросий свою молитву закончил словами: «Ради любви его к нашему православному Отечеству, ради любви к нему народа Твоего… буди к нему милостив на суде Твоём праведном…»(75) Москва проводила героя троекратным ружейным залпом, залпом орудий. Скорбный поезд тронулся до Рязани. По обеим сторонам железнодорожного полотна стояли люди. «Крестьяне служили по пути сотни панихид».(76)  На станции Раненбург, гроб с телом Скобелева ждали крестьяне родового имения и села Спасское на Рязанщине. Последние вёрсты гроб несли на руках. В старой церкви Спасского, рядом с могилами отца и матери лёг последний из Скобелевых Михаил, - «Белый генерал», как его звали в народе. На венке от Генерального штаба была такая надпись: «Герою-полководцу, Суворову равному».  «Это утрата всенародная, не в риторическом, а в буквальном  смысле слова. Нет Русского, сознающего и чувствующего себя Русским, который не ощущал бы теперь, что его самого убыло. (…) Вдохновенный вождь, он вдохновлял и предводимые им войска. (…) Но нашлись же, к позору нашего общества и литературы жалкие умы и ничтожные душонки, эти «скопцы сердцем» по выражению Пушкина, которые ввиду настоящего всенародного горя, позволили себе поглумиться над Скобелевым именно за его увлечение будто бы «Славянофильскою теориею»! «Славянофильская теория»! Да эта теория тысячелетней нашей истории, начиная с Олега, да эта теория – самый тот нерв современного мира, прикосновения к которому в неотвратимом будущем чают со страхом и трепетом все народы, в которых таится жизнь грядущих времён! (…) Этого пульса народной жизни, этой души народной не ведают, не чтут, не слышат, не понимают лишь петербургские дипломаты… да наши убогие умом и душою, вольные и невольные отступники русской народности… (Да не взыщет с них Бог и Русский народ!)» - страстно писал в газете «Русь» на смерть Скобелева Иван Аксаков.(77) По свидетельству Немировича-Данченко, бывшего осенью 1882 года за границей, «один авторитет прусской военной науки прямо заявил, что смерть Скобелева равняется для немцев выигранной кампании».(78)  

    В Москве на тридцатую годовщину со дня смерти Скобелева 24 июня 1912 году на Тверской площади, (переименованной тогда в Скобелевскую, а позже в Советскую), перед домом градоначальника был установлен памятник Скобелеву, скульптора А.П.Самсонова. (Подполковник Самсонов был победителем в конкурсе на лучший памятник Скобелеву)  Генерал-губернатор Москвы Джунковский так описал этот памятник: «Памятник изображал «белого генерала» на скачущей лошади среди боя. Под ногами его оружие убитых богатырей, разбитые пушечные лафеты… Скобелев с обнажённой шашкой как бы мчится впереди войск в атаку – сюжет заимствован из знаменитого боя на Зелёных горах под Плевной 27 августа 1977 г., когда на Скобелева обрушились все армии Осман-паши. Несколько ниже Скобелева расположены были его «чудо-богатыри» - солдаты, идущие в атаку. Лица у всех серьёзные, сосредоточенные. На лицевой стороне была надпись: «Михаилу Дмитриевичу Скобелеву 1843-1882», тут же и барельефы: «Штурм Геок-Тепе, 12 января 1881 г.», «Атака Зелёных гор» и «Сражение при ШейновоШипка 28 декабря 1877 г.». На оборотной стороне выгравированы были слова из одного из приказов Скобелева: «Напоминаю войскам, что скоро и нам может предстоять боевое испытание; прошу всех об этом знать и крепить дух молитвою и размышлением, дабы свято до конца исполнить, что требуют от нас долг присяги и честь русского имени»».(79)   1 мая 1918 года, менее чем через шесть лет после установления памятника «белому генералу» он был снесён. «так на многие десятилетия из русской истории было изъято имя человека, который на протяжении всей своей короткой, но яркой жизни оставался слугой Отечества» - писал историк Б.А.Костин.(80) Памятник Скобелеву стал одним из первых, в числе тех сотен и тысяч памятников, которые были снесёны по распоряжению интернационал-глобалистской советской власти. Уж «слишком русский» для этой, по сути своей, инородческой власти в России, был «Белый генерал» Михаил Дмитриевич Скобелев.(81) Обелиск «Свободы» стоял напротив здания Моссовета. И москвичи в связи с этим меж собой толковали:  «Это что же, Моссовет против «Свободы», или «Свобода» против Моссовета?».  

    В первых числах июня 2007 г., в одной из телепередач выступал космонавт Алексей Леонов. Он рассказал, что в первые годы советской власти в СССР происходило развенчание славы Русского Отечества и его наиболее выдающихся подвижников. В число их попали и генералы Скобелевы. Родовая усыпальница Скобелевых была вскрыта. Один из краскомовских мародёров позарился на сапоги «Белого генерала», решил их стянуть с ног умершего. Труп генерала, по словам Леонова,  хорошо сохранился, ведь его в Москве предварительно забальзамировали, так как предстояло несколько дней везти его на родину по летней жаре. И по пути с ним прощалась вся  Россия.   Когда сапоги стягивали, то оторвался каблук. Вот такие были в России  времена! Вот такие нравы! Славное имя Скобелева, «Суворову равного» вернулось в Россию.  

 ---

1.       Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, Библиографический справочник, М., Русский мир, 2004, С.152.

2.       См.: Сурмина И.О. - Михаил Дмитриевич Скобелев.// Самые знаменитые герои России, М., Вече, 2002, С.266., также: Немирович-Данченко В.И. - Скобелев: личные воспоминания и впечатления. // Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.226.

3.       Кнорринг Н.Н. Генерал Михаил Дмитриевич Скобелев в кн.: Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.20.

4.       См.: Фото справки о зачислении М.Д. Скобелева в Санкт-Петербургский университет.// По: Костин Б Скобелев, М., Патриот, 1990., С.15

5.       Костин Б.А.  Скобелев, М., Патриот, 1990., С.18.

6.       Немирович-Данченко В.И. - Скобелев: личные воспоминания и впечатления. // Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.228.

7.       Немирович-Данченко В.И. – Там же. С.227.

8.       Немирович-Данченко В.И. - Там же, С.241.

9.       Кноринг Н.Н.Там же. С.27.

10.   Там же. С.25.

11.   Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.283.

12.   Керсновский А.А. История Русской Армии, М., Воениздат, 1999, С.379 (Примеч)

13.   См.: Кнорринг Н.Н. - Там же, С.29.

14.   Сурмина И.О. - Там же, С.268.

15.   См.: Костин Б.А. – Там же, с.23.

16.   Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.229.

17.   См.: Костин Б.А.. – там же, С.24.

18.   Кнорринг Н.Н. -Там же. С.37.

19.   Демьяненко Я. Генерал-адъютант Михаил Дмитриевич Скобелев. Военная быль, №86, Париж. Июль 1967,  Изд. общекадетского объединения. С32.

20.   Костин Б.А. – Там же, С.32.

21.   Кнорринг Н.Н. - Там же. С.63.

22.   Дружинин К.И. Военное дело в России при вступлении на престол Александра II и перед войной 1877-1878 гг.//По: История Русской Армии, М., Аст, СПБ, Полигон, 2004. С.381.

23.   Верещагин В.В. Михаил Дмитриевич Скобелев  //Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.442.

24.   Цит. по: Из боевого прошлого Русской Армии. Документы и материалы о подвигах русских солдат и офицеров. Под ред. проф. Н.Коробова, М., Воениздат, 1947, С.262. (ЦГВИА, ф. ВУА, д.7357, ч.1, лл.326-343. Копия.)

25.   См. Джунковский В.Ф. - Воспоминания,  М., Изд Сабашниковых, в 2-х тт. Т.1. С.688.

26.   Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.276., См. также: Эпизоды Русско-Турецкой войны – отрывок текста воспроизведён с аудиокассеты «Старинные марши Русской Армии №5»,. «Генерал Скобелев. Этот эпизод описан также в книге П.Н.Краснова «Памяти Императорской Русской Армии. По: Воспоминания о Русской Императорской Армии М., Айрис-Пресс, 2006, С451.

27.   Верещагин В.В. Михаил Дмитриевич Скобелев  //Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.443.

28.   Костин Б.А. – Там же, С.67.

29.   Там же, С.69.

30.   Кнорринг Н.Н. Там же. С.84.

31.   Костин Б.А. – Там же. С.90.

32.   Костин Б.А. Там же, С.98.

33.   Золотарёв В.А., Саксонов О.В., Тюшкевич С.А. Военная история России, Жуковский-Москва, Кучково поле, 2001, С.410.

34.   Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.289.

35.   Там же, С.309.

36.   Там же, С.364.

37.   Кнорринг Н.Н. – Там же. С.75.

38.   Там же. С.92.

39.   Костин Б.А. – Там же, С.106, 107.

40.   Костин Б.А. - Там же, С.114.

41.   Костин Б.А. - Там же, С.115.

42.   См.: Костин. Б.А. – Там же, С.130.

43.   См.: Костин Б.А. С.129.

44.   Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.382.

45.   См.: Голушко Ю.А., Колесников А.А. О долге и чести воинской, М., Воениздат, 1990. С.181.

46.   См.: Костин Б.А. С.145.

47.   Костин Б.А. С.143.

48.   Аксаков И. Смерть Скобелева // Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.438.

49.   См.: Костин Б.А. С.140.

50.   Кнорринг.Н.Н. -  Там же. С.121.

51.   Там же, С.129.

52.   Там же. С.129-130.

53.   См. Там же С.140.

54.   Костин Б.А. – Там же, С.153.

55.   Немирович-Данченко В.И.- Там же, С.378.

56.    Кельчевский А. К. Предисловие к статье: «Вооружение пехоты», //Война и мир, Берлин, №7/1923, С.92.

57.   Краснов П.Н. Цит. по: Душа армии, М., Военный Университет, Русский путь, 1997, С.45.

58.   Керсновский А.А. История Русской Армии, М., Воениздат, 1999, М., С.384.

59.   Кнорринг Н.Н. - Там же С.141.

60.   Там же. С.142.

61.   Там же. С.153.

62.   Там же. С.153.

63.   Константин Победоносцев Письмо Александру III.// //Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.463..

64.   Кноринг Н.Н. - Там же, С.160.

65.   Цит. по: Шолохов А.Б. «Слишком русский генерал», «Русский Дом», №9 2003, С.24.

66.   «Очерки минувшего» – Голос минувшего 1914, № 6, С.135.

67.   Из письма Скобелева И.С.Аксакову //Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.484

68.   См.: Марков Н.Н. Войны тёмных сил. М.2002.

69.   Костин Б.А. – Там же, С.157.

70.   Костин Б.А. – Там же, С.158.

71.   См: Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.232.

72.   Немирович-Данченко В.И. – Там же, С.419, 421.

73.   Костин Б.А. – Там же, С.170.

74.   См.: Демьяненко Я. – Там же, С.34.

75.   Кноринг. Н.Н. Там же, С.217.

76.   Немирович-Данченко В.И. – там же, С.423.

77.   Аксаков И. Смерть Скобелева // Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.434, 435, 438-439.

78.   Немировч-Данченко В.И. – Там же, С.425.

79.   Джунковский В.Ф. Воспоминания, М., издабашниковых, Т.1, С.688.

80.   Костин Б.А. – С.173.

81.   На этом месте был позже возведён обелиск со статуей «Свободы». Памятник был взорван 22 апреля 1941 года, в годовщину рождения Ленина, незадолго до начала Великой Отечественной войны. Прототипом статуи Свободы была не кто иной, как лик Натальи Троцкой – жены Льва Троцкого. В 1947 году на этом же месте был сооружён памятник основателю Москвы князю Юрию Долгорукому. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ИЗ ЭПИСТОЛЯРНОГО НАСЛЕДИЯ СКОБЕЛЕВА

                                (Составил Порохин С.А. По: Кнорринг Н.Н. Генерал Михаил Дмитриевич Скобелев                      

                                                                                     кн: Михаил   Скобелев, М., Новатор, 1997.)

 

ПОХОД

·         30 верст (перехода) приятно, 60 – неприятно, 90 – тяжело, 120 вёрст – крайность. С.46.

·         На рассвете выезжать, легко закусив, но водки и вина не пить; приехав на станцию, тотчас же садиться на свежую лошадь и скакать немедленно далее, так как всякий отдых разламывает; всю дорогу ничего не есть. С.46.

ДИСЦИПЛИНА

·         Дисциплина должна быть железною, но достигается она авторитетом начальника, а не кулаком. С.73.

·         Дисциплина заключается не в рабском исполнении желаний начальника. Она не только допускает, но требует рассуждений. Дисциплина не в форме, а в духе. С.74.

·         Залог прочной дисциплины надо искать не в переделке… уставов, а в утверждении справедливости, в общем духе воспитания войск… С.161.

·         Дисциплина в германских войсках весьма строгая… она соответствует складу народных понятий и симпатий общества. С.124.

НАЧАЛЬНИК

·         Начальник должен сам водить свою часть в бой, а не посылать её. С.74.

·         (Прежде всего) нужно, чтобы даже небольшая часть выстрела не делала, не рекогносцируя. С.75.

·         …Не поблажкою, не попущением беспорядков на марше и в бою достигается нравственная напряжённость, которая служит залогом победы, а железною твёрдостью, и…главное, умением начальника произвести внезапное впечатление на нервы части. Средством к этому можно назвать: А. Молодецкое слово молодца, В. Музыка и песни. С. Поддержание уставного порядка, хотя бы ценою крови, но накоротках и без продолжительного пиления С.78

·         Неудача всегда на войне возможна: победу даёт Бог, но грешно шутить войною, а коль дошутился, плати собственной кровью, а не кровью наших мучеников-солдатиков да молодцов армейских строевых офицериков! С.126.

ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

·         Трудно дать указание, как подметить в каком настроении часть в данную минуту. Это, как всё на войне зависит от обстоятельств. Ибо на войне только обстоятельства – сила С.77.

·         (Для поднятия духа войск) в русской армии для этого можно опереться или на сердце, или на дисциплину  строгом её проявлении. С.77.

СКОБЕЛЕВ О СЕБЕ

·         Я был до 30 августа (1877 -  это день штурма Плевны)  молодым, а после 30 августа сделался стариком. С.80.

·         В минуту самых тяжких испытаний, когда не думал вернуться живым, я всякий раз спрашивал себя, виноват ли я настолько, чтобы краснеть перед государём, и всякий раз совесть говорила мне, что нет, … с таковым же ответом готов я предстать и перед Богом. С.111.

·         Как трудно прожить чуть ли не целый век на войне и сделаться воспитателем войск в мирное время. Одно дело создавать войска, другое – их расходовать. Это редко соединяется в одном человеке. С.121

·         …Меня всегда продолжает тянуть туда, где ожидается выстрел… С.122.

ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ

·         …В Средней Азии… природа страшнее неприятеля.... С.29.

·         С ними (кипчакским населением) необходимо обходиться твёрдо, но с сердцем… С.49.

·         (Среднюю Азию следует изучать серьёзно) Для этого недостаточно людей смелых и учёных, нужны люди бывалые на войне, командовавшие отрядами, способные на месте ценить что возможно и что нужно для массы войск… С.107.

·         Нужно Азию бить не только по загривку, но и по воображению. С.134.

·         Личность начальника в Средней Азии важнее, чем в Европе. С.139.

·         Обстановка в Средней Азии изменяется не по часам, а по мгновениям. С.142.

·         …Текинцы такие молодцы, что несколько сотен такой кавалерии сводить под Вену -  неплохое дело. С.142.

РУССКИЕ ВОИНЫ

·         Право, грешно с такими молодцами не победить. С.137.

·         Я многим обязан здравому смыслу солдата. Нужно только уметь прислушиваться к ним. С.73.

·         …Всякий солдат должен знать, куда и зачем он идёт; тогда, если начальники будут убиты, смысл боя не потеряется. (из приказа по 16-й дивизии 21.12. 1877.)С.74.

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА

·         В революции стратегическую обстановку подготавливают политики, а нам, военным, в случае чего, предстоять будет одна тактическая задача. А вопросы тактики … не предрешаются, а решаются во время самого боя, и предрешать их нельзя» С.156-157.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОЖДЬ

·         …Армия может подняться, только как масса, а на это её может двинуть лишь такая личность, которая известна каждому солдату, которая окружена славой сверхгероя.  С.171.

РУССКИЙ ВОПРОС

·         Боже сохрани, тот же русский человек случайно, скромно заявит, что русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне презираемым, тогда в среде доморощенных и эаграничных иноплеменников поднимаются вопли негодования. С.177.

·         У себя мы не у себя. Да! Чужестранец проник повсюду. Во всём его рука. Он одурачивает нас своей политикой, мы жертвы его интриги, рабы его могущества. Мы настолько подчинены и парализованы  его бесконечным гибельным влиянием, что если когда-нибудь рано или поздно мы освободимся от него… мы сможем это сделать не иначе как с оружием в руках! С.182.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

·         …Если… кто либо банкрутился перед царём и народом, то конечно, та  же интеллигенция. С.178.

ДИПЛОМАТИЯ

·         …В политике, как и на войне, только невозможное действительно возможно. С.57.

·         От ласки к угрозам всегда можно перейти – обратно же не всегда удаётся. С.138.

СЕНТЕНЦИИ

·          Избегать поэзии на войне. С.141.

·         В наш век более чем прежде обстоятельства, а не принципы управляют политикой. С.157.

·         Только война учит войне. С.121.

 

СКОБЕЛЕВ М.Д. ЗАВЕТЫ  СЛАВЯНСТВУ// Михаил Скобелев, Жизнеописания, факты и гипотезы М., Новатор 1997.

БУДУЩЕЕ

·         Я рисую себе в будущем вольный союз славянских племён. Полнейшая автономия у каждого, одно только общее – войска, монета и таможенная система. В остальном – живи как хочешь и управляйся внутри у себя как можешь… С.7.

ПЛЕМЕНА И НАРОДЫ

·         …Мы всё потеряем если останемся в прежних условиях. Племена и народы не знают платонической любви… С.7.

ЧЕТЫРЕ КИТА

·         Мой символ краток: любовь к отечеству, свобода, наука и славянство!.. На этих четырёх китах мы построим такую политическую силу, что нам не будут страшны ни враги, ни «друзья»… С.7.

·         Знаете ли, что такое война?.. Это такое несчастие, такое бедствие, что желать её – величайший грех, и напротив, её надо избегать всевозможными способами. Сохрани меня Бог от войны с кем бы то ни было… С.7

ВЕЛИКИЙ НАРОД

·         …Если русский человек случайно вспомнит, что он, благодаря своей истории,…принадлежит к народу великому и сильному, - если… русский человек случайно вспомнит, что русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне терзаемым и попираемым, тогда в среде… заграничных иноплеменников понимаются вопли негодования, и этот русский человек, по мнению этих господ, находится лишь под влиянием причин ненормальных… С.7.

·         Всякий раз, когда Державный хозяин земли русской обращался к своему народу, народ оказывался на высоте своего призвания и исторических потребностей минуты; с интеллигенцией же не всегда бывало то же… С.8.

·         Силы не может быть вне народа, и сама интеллигенция есть сила только в неразрывной связи с народом… С.8.

·         …Когда русскому всё равно – умирать ли от голода или от руки неприятеля, то он захочет войны уже по одному тому, что умирать в бою по понятиям народа, несравненно почётнее. При этом будет ещё надежа остаться живым, победить! С.8.

·         Всегда, разумеется, найдутся сытые… Они будут против войны, даже с потерей государственной чести… Впрочем, русские в большинстве так созданы, что когда вопрос коснётся нашей государственной чести, то даже сытые классы… в тяжкую годину пойдут на жертвы, чем поступятся честью… С.8-9.

СКОРБНАЯ РОЗНЬ

·         …Скорбная рознь… существует между известною частью общества, так называемой интеллигенцией и русским народом. С.8.

КОСМОПОЛИТИЗМ (ГЛОБАЛИЗМ)

·         …Космополитический европеизм не есть источник силы, и может быть лишь признаком слабости. С.8.

ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОСТИ

·         Принцип национальности - прежде всего. Государство должно расширяться до тех пор, пока у него не будет того, что мы называем естественными границами, законными очертаниями.  С.8.

ЗА БРАТЬЕВ - СЛАВЯН

·         Я не люблю войны… Я слишком много в ней участвовал. Никакая победа не вознаграждает за трату энергии, сил, богатств и за человеческие жертвы. Но есть одна война, которую я считаю священною. Необходимо, чтобы пожиратели славян, были в свою очередь поглощены… Германия… будет когда-нибудь съедена славянами… С.9.

РУССКИЕ В РОССИИ

·         Мы не хозяева в собственном доме. Да! Чужеземец у нас везде. Рука его проглядывает во всём. Мы игрушки его политики, жертвы его интриг, рабы его силы…С.9.

РОССИЯ

·         Россия – единственная страна в Европе, где достаточно идеализма, чтобы воевать из-за чувства. Её народ не уклоняется от жертв за веру и братство. Остерегайтесь довести эти чувства до крайних пределов. С.9.

·         Нацию, состоящую из ста миллионов людей, способных жертвовать за идею, не так легко стереть. С.10

·         Россия жива, и если будут перейдены известные пределы, она решится воевать. С.10.

ИСТОРИЯ УЧИТ

·         История учит нас, что самосознанием, проявлением народной инициативы, поклонением народному прошлому, народной славе,… воскресением в массе народа веры отцов, во всей её чистоте и неприкосновенности – можно воспламенить угасшее народное чувство, вновь создать силу в распадающимся государстве.  С.9.

 

 

 

 

 

ИЗ ЗАВЕТОВ СЛАВЯНСТВУ  М. СКОБЕЛЕВА  не вошедших в предыдущую подборку//По: газете «Дух христианина» №3 (21) февр. 2006.

·         Силы не может быть вне народа, и сама интеллигенция есть сила только в неразрывной связи с народом… А значит, первейший долг каждого – жертвовать всем, в том числе и своим духовным я, в развитие сил Отечества.

·         …Россия не всегда стоит на высоте своих патриотических обязанностей и своей славянской роли…это потому что как внутри, та и извне ей приходится вести борьбу с чужеземным влиянием.

 

СКОБЕЛЕВ М.Д.    (По книге: «О долге и чести воинской в Российской армии, М., Воениздат, 1990)

·         Всех гг. офицеров прошу побольше читать, что до нашего дела относится. С.174.

·         Генерал трус, по-моему анахронизм, и чем менее такие анахронизмы терпимы, тем лучше. Я не требую, чтобы каждый был безумно храбрым, чтобы он приходил в энтузиазм от ружейного огня. Это глупо! Мне нужно только, чтобы всякий исполнял свою обязанность в бою. С.175.

·         …Для успеха начальник должен водитьсвою часть в бой, а не посылать её… при этом должен сохранять полное самообладание – броситься в штыки вовремя, т.е. с самого близкого расстояния, дабы преждевременным разбегом не ослабить силу удара и впечатления. С.175.

·         Кто хочет со мной – будь на всё готов. С.176.

·         Не формы, а дух войск, не книжный расчёт, а гений, не поспешное мирное обучение, а война – вот что формирует армию и вождей. С.177.

·         …На взаимопомощи зиждется победа, а потому в бою, когда кровью добывается успех и слава, нельзя быть зевакой никому. С.177.

·         На походе самовольно отсталых я не допускаю. Солдат может отстать или по приказанию начальника, или по болезни, как в том, так и вдругом случае не без ведома ротных, сотенных, эскадронных и полубатарейных командиров, которые всегда должны иметь в памяти подробные расходы людей. Вверенных им частей. Со всех самовольно отсталых строго взыскивать. С.178.

·         …Неустанная заботливость о солдате, любовь к нему, делом доказанная – лучший залог к победе. С.180.

·         …На войне только обстоятельства сила. С.188.

·         …Раз офицер заметил, что пульс части бьётся слабее, он обязан принять меры, во что бы то ни стало восстановить дух части. С.178.

·         …В русской армии… можно опираться или на сердце или на дисциплину в строгом её проявлении. Иногда на то и другое вместе. С.188.

·         Начальник, допустивший в своих войсках грабёж, насилие над жителями  и пленными, кладёт самые пагубные основы для нравственного разложения войск и залог их верного поражения неприятелем. С.191.

·         Необходимо, чтобы офицеры сохранили полную энергию, самообладание и способность решаться при всяких обстоятельствах. С.192.

·         Неустанная забота о солдате, любовь к нему, делом доказанная, лучший залог к победе. С.192.

·         На взаимной помощи зиждется победа. С.192.

·         Не формы, а дух войск, не книжный расчёт, а гений, не поспешное мирное обучение, а война – вот что формирует и армию, и вождей. С.192.

·         Сохраним во всей чистоте славу русского имени и славу полков, поддержанную… ценою крови. С.192.

 

СЕНТЕНЦИИ М.Д. СКОБЕЛЕВА (ИЗ РАЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ)

·         Россия для русских, славянство для славян.*

·         Нацию, состоящую из ста миллионов людей, способных жертвовать за идею, не так легко стереть.*

·         Вверенные мне войска перенесут всё, покорят всё, ибо с нами Бог и Царь.*

·         Парламентаризм убивает свободу, он для славян непонятен.*

·         «…Наше общее святое дело… связано с возрождением пришибленного ныне русского самосознания…» Скобелев М.Д. – Аксакову И.С. 4.3.1882. Цит. по: Шолохов А.Б. «Слишком русский генерал», «Русский Дом», №9 2003, С.24.

·         «Начальник части обязан выяснить гг. офицерам и фельдфебелям смысл того, что ему приказано по диспозиции делать… Ещё раз напоминаю: не забывайте объявлять перед делом, что собираемся делать; всякий солдат должен знать, куда и зачем он идёт; тогда, если начальники будут убиты, смысл боя не потеряется». (Из приказа Скобелева по 16-й дивизии. 21 декабря 1877 г. у Габрова) Цит. по: // Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.74.

·         Залог прочной дисциплины надо искать не в переделке судебных уставов, а в утверждении справедливости, и в общем воспитании войск и в разумных домашних порядках, способствующих поддержанию высокого духа в армии. // Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.161.

·         Понятие трусости и храбрости относительное; тот же самый солдат, в большинстве случаев может быть и трусом и храбрым, смотря по тому в каких н руках. Одно верно, что солдат обыкновенно не дурак, увлечь его можно, но заставить идти, не показавши примера, трудно. Верещагин В.В. Михаил Дмитриевич Скобелев  //Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997. С.451.

·         «Прошу… хлопотать, чтобы люди в ответах не были деревянными и чтобы задолбленных ответов не было, пусть лучше скажет бессвязно, да своё…чтобы было видно понимание, чем будет хорошие слова болтать, как попугай». Из приказа №418, 30 ноября 1876 г. Коканд.

·         «Пехота должна избегать беспорядка в бою и строю, различать наступление от атака.  Не забывать священного долга выручки своих товарищей во что бы то ни стало… Обращаю внимание всех нижних чинов, что потери при молдецком наступлении бывают ничтожны, а отступление, особенно беспорядочное, кончается значительными потерями и срамом» (Из приказа на бой под Ловчей. По: Костин Б.А. Скобелев, М., Патриот, 1990, С.72.

·         «Убедите солдат на деле, что вы о них твне боя отечески заботливы, что в бою – сила, и для вас ничего не будет невозможного».  По: Костин Б.А. Скобелев, М., Патриот, 1990, С.120.

·         «Солдат должен всегда знать, куда и зачем он идёт… Сознательный солдат в тысячу раз дороже бессознательного исполнителя». По: Костин Б.А. Скобелев, М., Патриот, 1990, С.72.

·         Я сегодня с гордостью смотрел на вас, дорогих всей Русской земле молодцов… Верьте мне, ребята, как я вам верю, и тогда скоро мы опять, во славу русского народа, заработаем спасибо Батюшки-Царя. Из приказа №360 14 октября 1877 г.

·         Ещё раз обращаю внимание начальников частей на их обязанность заботиться, чтобы нижние чины были сыты при всех условиях, в которые приходится становиться части. (…) …Если нижние чины не накормлены, то происходит это или от растерянности, или от нерадения начальника. И то и другое может повлечь за собою отрешение от должности. Из приказа  №384, 24 октября 1877.

·         «Нам предстоит трудный подвиг, достойный испытанной славы русских знамён: сегодня мы начинаем переход через Балканы с артиллерией без дорог, пробивая себе путь, в виду у неприятеля, через глубокие снеговые сугробы. Нас ожидает в горах турецкая армия… Не забывайте, братцы, что нам вверена честь отечества… Дело наше святое» (Из приказа Скобелева 25 декабря 1877 г.) По: Костин Б.А. Скобелев, М., Патриот, 1990, С.121. 

·         Всякий случай мародёрства будет признаваем мною доказательством бездействия власти начальников частей. Из приказа №12 10 января 1878  г. Адрианополь.

·         Я поставил себе в основание не только удовлетворять находящихся на службе туземцев… всем положенным, но совершенно сравнять их положение во всех отношениях с нашим собственным, ибо в этом главным образом сила России в Средней Азии. Из рабов мы стремимся сделать людей. Это важнее всех наших побед.  Из приказа №297 15 сентября 1880 г. Красноводск.

·         …Внимание господ офицеров должно быть обращено на поддержание нравственного элемента в части, этого труднообъяснимого понятия, называемого духом части, как на походе, так и в бою. Из приказа №88, 8 сентября 1881 Фольварк Збышин.

·         …Раз офицер подметил, что пульс части бьётся слабее, он обязан принять меры, во что бы то ни стало восстановить дух части. Какие средства он подыщет? Это дело каждый молодец решает на свой образец.  Из приказа №88, 8 сентября 1881 Фольварк Збышин.

·         …Требовательным может быть только тот, кто сам подаёт пример исполнения долга.  Из приказа №88, 8 сентября 1881 Фольварк Збышин.

·         …Не поблажкою не попущением беспорядка на марше и в бою достигается та нравственная напряжённость, которая служит залогом победы, а железною твёрдостью, и скажу главное: умением начальника вовремя произвести внезапное впечатление на нервы части. Средством к этому можно назвать: молодецкое слово молодца, музыку, песни и, наконец, поддержание уставного порядка, хотя бы ценою крови, но без предварительного  продолжительного пиления, ненавистного русскому солдату.  Из приказа №88, 8 сентября 1881 Фольварк Збышин.

·         Я и на сербскую войну смотрю, как на русскую войну и скорблю, что судьба не доставила мне случая делить ратные подвиги со своими соотечественниками. Из письма Скобелева неустановленному адресату 1876 г.

·         Исполнение долга службы одно даёт душевное спокойствие и счастье. Из письма Скобелева неустановленному адресату 1876 г.

·         Да пусть лучше нас не трогают… Не замай нас… Этого не знает только один Петербург, ибо Русь святая это чувствует, враги отлично изучили и потому запутывают. Из письма Скобелева неустановленному адресату 1882 г.

·         Я получил несколько вызовов, на которые не ответил. Очевидно недругам русского народного возрождения очень желательно, чтобы от меня избавиться. Оно и дёшево и сердито. Из письма Скобелева  И.С.Аксакову. 3 марта 1882г.

·         Отныне мы стоим здесь в стране дружественной. Отношения наши к побеждённому народу должны быть не только законно-правильными, но и великодушными, ибо храброе русское войско искони не умело бить лежачего врага.  Приказы генерала М.Д.Скобелева (1876-1882) СПб, 1913. С.55.

---

*     Изречения Скобелева на спортивных футболках.

 

СЕНТЕНЦИИ СКОБЕЛЕВА М.Д. ПО КНИГЕ НЕМИРОВИЧА ДАНЧЕНКО СКОБЕЛЕВ //М., Новатор, 1997.

·         Дело должно быть праздником для военного. С.254.

·         Сознательный солдат в тысячу раз дороже бессознательного исполнителя. С.254.

·          Вот и пифпафочка. С.256.

·         Я скорее расстреляю солдата, чем высеку его. Нет ничего более унизительного! С.259.

·         Дисциплина должна быть железною. …Но достигается это нравственным авторитетом начальника, а не бойней… С.260.

·         Кто хочет со мной, будь на всё готов… С.261.

·         Соперничество родит героев! С.268.

·         Война извинительна, когда я защищаю своих и себя, когда мне нечем дышать… С.270.

·         Человек, любящий своих ближних, ненавидящий войну, должен добить врага, чтобы вслед за одной войной тотчас же не начиналась другая… С.270.

·         Каждый в бой как к причастию должен идти. С.314.

·         Хорошо умереть за свою родину… Нет смерти лучше этой… С.319.

·         Мы забыли войну. Наши отцы были лучшими военными психологами и понимали влияние музыки на солдата. Она поднимает дух войск. С.332.

·         Бить пленных может только мерзавец или негодяй. Офицер, спокойно глядящий на такую подлость, не должен быть терпим… С.352.

·         Я почитаю за величайший военный талант того, кто возможно меньше жертвует людьми. С.355

·         Достигать больших результатов с возможно меньшими потерями – вот моя задача… С.355.

·         Назначать голосовой крест – священное право солдата… С.359.

·         Георгиевский крест обязывает… Кто носит его на груди, тот должен быть во всём примером… Его место в бою – впереди. С.359.

·         …При хороших войсках и опытных генералах и офицерах нет неприступных крепостей… С.389.

·         Прежде всего нужно иметь дерзость при знаниях и таланте, - а остальное всё приложится… С.389.

·         Расчёт и дерзость. С.389.

·         Им ведь всё равно, дипломатам… У них своя наука, свои таинства. А у наших, сверх того, и отечества нет вовсе… Им главное, чтобы их считали не русскими варварами, а образованными европейцами. И ради этого они готовы на всё… Вы их не знаете, а я рос с ними. Все эти господа – мои хорошие знакомые. Для них Россия – ноль.393.

·          Нужно ещё несколько столетий ждать, чтобы обстоятельства сложились так же выгодно, как теперь С.395-396.

·         Севастополь разбудил нас… 1878 год заставит нас заснуть…С.397.

·         В одном убеждён, что умру не сам… Не вследствие естественных причин…С.409.

·         …При известном положении общества печать – это спасительный клапан…С.413.

·         Для власти… свободная печать – это ключ. Через неё она знает всё, имеет понятие обо всех партиях, наперечёт видит своих врагов и друзей. С.413.

·         Где исход? – Запереть границу для иностранного ввоза тех предметов, которые у нас самих производятся, Раз навсегда поставить на своём знамени «Россия для русских» и высоко поднять это знамя…С.416.

 

Демьяненко Я. Генерал-адъютант Михаил Дмитриевич Скобелев. Военная быль, №86, Париж. Июль 1967,  Изд. общекадетского объединения.

·         Я люблю войну, но в меру необходимости. Всякое государство имеет право и долг искать естественные границы, мы, славяне. Должны иметь Босфор и Дарданеллы, иначе потеряем свой исторический  «raison detere». Если этиого не достигнем, мы задохнёмся, как бы широка не была наша территория. С.32.

·         …Покой или общее спокойствие в Азии прямо пропорциональны резне, на которую вызывают сами азиаты. Вы видели или слышали, как они обращаются с русскими, не только с военнопленными, ни и с мирными жителями? Я отвечаю им тем же: бей врага его же оружием, а азиата и по воображению. Чем сильнее их бьют, тем дольше они остаются тихими. Главный залог нашей силы в том, чтобы из этих дикарей сделать людей, это важнее победы. С.33.

 

·         Если б возможно было побеждать неприятеля вилами, то и вилами всё-таки надо было бы учиться и тогда без сомнения потребовалось бы мастерство Скобелев. По: Пигарев К. Солдат- полководец. М.. Воениздат, 1046, С. 110, (Тетр.9. С.10).

 

СКОБЕЛЕВ И.Н. (Дед Михаила Дмитриевича Скобелева) По: Михаил Скобелев, М., Новатор, 1997.

·         Не помню ничего лучше русского солдата. С.15.

·         Полиция собственно армии не надобна и что она была бы явным оскорблением честолюбию ревнующих к пользам службы воинов С.16.

·         Рука солдата и не однажды отражала смертельный удар, в грудь мою направленный. С.17.

·         Невозможность для русских солдат ещё не придумана… С.17.

·         На войне только невозможное возможно. С.17.

·         …Рождённый быть начальником простого воина (офицер) должен уметь развернуть понятие солдата, украсить ум и сердце его военными добродетелями и приучить в мирное время к труду, в военное – к мужеству и славной смерти. С.17.

·          

 

                                                                                    Стихи С.А.Порохина

          ДРАМА

 

Не поняли русскую драму?!

Под нами распалась страна.

Нам вороны с телеэкрана

Златые сулят времена.

А сербов  уже убивают,

А русские братья молчат.

Лишь Русская Церковь Святая

Ударила сразу в набат!

 

           БЕДА

 

Мне в наказание дана

Одна провидческая правда:

Была тут русская страна,

Но ополчился брат на брата.

И за бедой идёт беда:

Взамен безбожья - многоверье.

Засели  в наши города

Чужие княжить офицеры.

 

                                            ЛАВРА КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ

 

Лежат в святых горах Печерских

От достопамятных времён

Останки праведников честных –

Мы не забыли их имён.

Они блюли Святое Слово,

Молили Господа Христа,

Чтоб Русь, как Феникс Ясный снова

Воскресла, Верою чиста!            1997г.

 

       СКРИЖАЛЬ

 

Как в оные дни  Моисея,

Тишком завладели страной.

Кагалом  распяли Расею,

Нам путь навязали иной.

Вправляют мозги оглашенно -

Экраны заполнила шваль.

Придётся хватить их поленом,

Чтоб русскую чтили скрижаль!

 

 

    ПРОЩАНИЕ С КИЕВОМ

 

Святая колыбель Руси,

Твердыня Веры Православной,

Ты от раскола Русь спаси

По милости князьков бесславых.

На древних киевских холмах,

На землях Киево-Печерских,

Как сказ о лучших временах,

Сияет Лавра златом дерзко.

А Киев, точно Китеж-град,

Уже пошёл на дно Европы.

Не знали б мы таких утрат,

Когда б не княжили холопы!