ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать АЛЬМАНАХ

                                                                        

 

 

 

 

 

Объединение журналистов казачества

Секция военно-патриотического воспитания ВНО

им. М.В. Фрунзе

 

 

 

АЛЬМАНАХ

 «Преображение»

№ 9 (62)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

Альманах Объединения  журналистов казачества № 9 (62).

 

 

 

М.: «Издательство РОО Объединение журналистов казачества» 2019 – 84 с.

         Альманах Объединения журналистов казачества является периодическим изданием Объединения журналистов казачества.

         Альманах Объединения журналистов казачества подготовлен на материалах Объединения журналистов казачества и Московского Государственного университета имени К.Г. Разумовского.

 

 

 

новый знак              

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           Редактор: Назаров В.Н.

           Издатель: Ерастов Г.И.

 

 

        

 

 

 

«Издательство РОО Объединение журналистов казачества»

         109429, Москва, Верхние поля, дом 46 А, стр. 4    

 

 

 

Альманах распространяется бесплатно

 

ТОЛЬКО ОБЪЕДИНИВШИСЬ, МЫ СИЛЬНЫ И СОЗИДАТЕЛЬНЫ!

 

МОСКОВСКИЕ СУВОРОВЦЫ

 

4 ноября 1612 года - это не только венец подлинного единения народа России вне зависимости от национальной принадлежности, религиозных убеждений и политических предпочтений, но и грозное напоминание потомкам о необходимости твердого знания и внимательного изучения своей истории.

Тяжелейшие испытания Народа Российского, постигшего его в 1612, 1812, 1917 и 1991 годах имеют одни и те же общие корни - отход от веры, отсутствие любви в семье, к ближнему и своему Отечеству, поклонение «западу» и «личному карману», размножение «паразитов» (5-й колонны, олигархов, связавшие свои интересы с западом, казнокрадов, предателей Родины) и недостаточная твердость Государевой воли.

Чем отличается день сегодняшний от преддверий тех суровых лет? По сути ничем. Внешнеполитическая обстановка напоминает начало 1941 года, а духовно-нравственное состояние народа и засилье расплодившихся «паразитов» - начало 1917 года. История всегда повторяется и наверняка повториться сейчас, если не исправить положение.

Причина повторяющихся беззаконий лежит не во власти или казнокрадах, а кроется в нас самих, в нашей ничтожной вере, в отсутствии любви в семье, к ближним и своему Отечеству, в том, как мы лечим, чему учим, кому и как служим, и главное, в нашем явном нежелании праведно трудиться, каяться, исправляться, понуждать себя на добрые дела, дарить свое и не брать чужого.

Сегодня, как и каждое столетие перед наступлением смутного времени, мы становимся перед выбором c кем быть: с Богом или «мамоной», с русскими или западными, за «други своя» или за «личной карман»?

Возьмем же мы наконец достойный пример с горожанина Кузьмы Минина и воеводы Дмитрия Пожарского, которые с чистым сердцем, отбросив все «личное», посвятили себя служению Богу, Отечеству и своему народу.

Дорогие товарищи, граждане, братья и сестры, воины и служащие!

От всей души поздравляем Вас с общенародным праздником Днем Народного Единства!

Есть у нас неизменные ценности - любовь к Богу, к ближним и Отечеству. Сочетая веру, добросердечие, трудолюбие, знания, умения, образование и крепкую семейную жизнь, мы сможем преодолеть любые трудности, построить мирную и достойную жизнь.

Только объединившись мы сильны и созидательны!

С уважением,  Московские суворовцы

 

ИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА

Двадцать второго октября (4 ноября по новому стилю) 1612 года воины второго ополчения штурмом взяли Китай-город. Эта победа предопределила окончательную капитуляцию противника через несколько дней. В 1649 году царь Алексей Михайлович повелел «во всех городах, по вся годы» праздновать этот день в честь чудотворной Казанской иконы Божией Матери «в воспоминание помощи, оказанной свыше заступлением Богородицы Русскому государству в годину лихолетья». С этой чудотворной иконой ополчение освободило Москву. Праздник изначально носил как религиозный, так и общегражданский характер.

С приходом поляков в Москву Патриарх Гермоген, будучи уже глубоким старцем, «как ему и подобало яко духовному пастырю, стал возбуждать народ на защиту веры... Поляки никак не могли его обойти и обмануть», - рассказывал Н.И.Костомаров. И тогда Патриарха заключили под стражу. Но пламенные его призывы прозвучали как набат.

«Пора было возбуждать спящих, то есть указать выход из безвыходного, гибельного положения! Такой живой человек, возбудитель спящих, и явился», - писал русский историк И.Е.Забелин. Это был нижегородский земский староста Кузьма Минин.

Летописцы свидетельствуют, что обратился Кузьма к землякам с такими словами: «Буде нам хотети помочи Московскому государству, ино не пожалети животов своих; да не токмо животов своих, ино не пожалети и дворы свои продавать, и жены и дети закладывать; и бить челом, кто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». И выдвинул программу действий. Прежде всего, действовать не порознь, а «купно за едино!» - «вместе за одно!». Избрать на престол не иноземца - иноверца, а только русского, истинно православного царя. Наконец, собрать средства на вооружение и продовольствие для ополченцев.

Нижегородцы поддержали своего старосту. Местное духовенство дало благословение. С каждого хозяина, торговца, ремесленника, пахаря, монастырского настоятеля взималась «пятая деньга», а позже и «третья». Нерадивых, уклонявшихся от почина народного, строго и прилюдно наказывали.

Нашелся и достойный воевода. «Бить челом» отправились за 120 верст от Нижнего Новгорода, в Суздальский уезд, к князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому, в родовое его село Мугреево. Не сразу - ссылаясь на незажившие боевые раны - дал согласие Дмитрий Михайлович возглавить ополчение. Однако поставил нижегородцам условие: чтобы «выбрали у себя из посадских людей, кому быть с ним у такова велика дела и казну сбирати». Сам же и указал - на земского старосту Кузьму Минина, которого нижегородский сход избрал первым помощником воеводы - «выборным человеком всею землею».

О Кузьме Минине того времени мало известно. 

Известно, что торговал он в Нижнем мясом и рыбой, был, по сегодняшним меркам, предпринимателем средней руки. Одним из многих. Почему же Минина выбрали земским старостой? Что это вообще была за должность такая?

Земщину на Руси установил Иван Грозный, взамен так называемого кормления - самовольного обложения наместниками и волостелями государевым оброком. Выбираемый на сходе, обычно на год, «излюбленный» староста в первую очередь отвечал за сбор налогов. Должность была с серьезными властными полномочиями, но - общественная, без жалования и, в общем-то, малоприятная. Помимо всего прочего, в его ведение входили благоустройство, пожарный надзор, общинные работы, ходатайства по мирским делам. Хлопотная, одним словом, должность. Хотя и почетная. Но лишь в той мере, в какой было отмерено: даже фамилии Кузьме сыну Минину, человеку посадскому, равно как и холопу, и крестьянину, не полагалось. Разумеется, случайного человека на такую должность не выбрали бы.

Староста должен был обладать целым рядом качеств, которые в совокупности редко встречаются. Умом и смекалкой, жизненной умудренностью и деловой хваткой, милосердным нравом, но и твердостью. Нестяжателем должен был быть, немздоимцем - власть-то в руках была немалая! Кроме того, внешности представительной, не косноязычен, но оратор, дабы и народ в случае надобности убедить, и начальство, хлопоча «в верхах» по земским делам. О народной нужде чтоб душой болел.

Только-только по осени 1611 года выбрали Минина старостой, и заниматься бы ему делами местными, нижегородскими. А он спасать взывает Россию, к чему ни по званию его, ни по роду-племени никто не обязывал. И не было еще в нашей истории примера, когда бы простолюдин, человек из народа вершил судьбы Отечества! И не было подобного боевого братства, и, казалось бы, быть не могло на Руси, где понятия рода и чина были в хозяйстве и политике основополагающими. Кузьму Минина, пусть выборного, но простого человека, и Дмитрия Пожарского, представителя хотя и обедневшей, но княжеской фамилии. Но с именем Господа на устах, плечо к плечу шли они по намеченному пути.

Единомышленники и соратники, они такие же отношения прививали собранному воинству. «Любовь к Отечеству, без сомнения, трогательна, - писал Н.М.Карамзин, - но еще трогательнее для меня тогдашнее братское согласие русских воинов, изображенное сею милою, простою чертой в наших летописях: «Никакой ссоры между людьми Пожарского не бывало, но все совместно и единомысленно друг с другом поступали»». Отбор ратников вели тщательно, при этом брали в ополчение «перелетов», бывших противников, истинно по-христиански прощая им, давая возможность кровью искупить былые прегрешения. 

Минин и Пожарский сплотили общей освободительной идеей людей разных народностей и вероисповедания, так же как издавна Россия объединяла под своим крылом многие народы многих вер. Среди ополченцев числились татары - из Касимова и Темникова, Алатыря и Казани, Кадома и Шацка; цесаревич Араслан с боевым отрядом из далекой и загадочной Сибири, чуваши, башкиры, мордва. Ополчение было в полном смысле народным, многонациональным. И это лишний раз подтверждает, что неотъемлемыми чертами православного человека являются веротерпимость и добрососедство.

Милосердно, как и подобает православным христианам, относились и к поверженному врагу. С.М.Соловьев писал: «Доведенные голодом до крайности, поляки вступили наконец в переговоры, требуя только одного, чтобы им сохранена была жизнь, что и было обещано. Сперва выпустили бояр». Казаки «хотели броситься на них, но были задержаны ополчением Пожарского», после чего бояре «были приняты с большой честию. На другой день сдались и поляки: Струсь с своим полком достался казакам Трубецкого, которые многих пленных ограбили и побили. Будило с своим полком отведен был к ратникам Пожарского, которые не тронули ни одного поляка».

Однако и требовательности руководителям ополчения было не занимать.

В Балахне купцы и промышленники пожалели денег в ополченческую казну. «Руки бы вам поотсекать!» - как пишут летописцы, возмутился Минин. За прижимистость в тяжелую для Отечества годину велел взять под стражу коллегу своего - ярославского земского старосту, богатейшего купца Григория Никитникова. Покорились и ярославские толстосумы.

За этой требовательностью стоял личный пример. Начав сбор средств в казну ополчения, Минин первым внес лепту из собственного имущества «на строение ратных людей», при этом «мало что себе в дому своем оставив». А Пожарского московские «семибояре», объявив изменником, лишили имения. Другими словами, собиравшие немалые суммы в ополченческую казну, руководители похода на Москву были по сути неимущими.

Князя Дмитрия Михайловича всегда отличала скромность. Пожарские владели Стародубским удельным княжеством на Клязьме. Но со временем, деля его между многочисленными наследниками, обеднели. Ко двору Дмитрий, по выражению одного из современников, «князюшка захудалый, ветром подбитый», был представлен пятнадцати лет в 1593 году, но лишь в 1597 году получил звание стряпчего с платьем. В обязанности стряпчих входило сопровождать царя на выходах, нести перед ним скифетр, в церкви - держать платок и шапку, в походе - панцирь, саблю, саадак, исполнять разные мелкие поручения. И было стряпчих на Москве до 800 человек. Семь лет Дмитрий, уже отец семейства, был «на посылках», пока в 1604 году не продвинулся на следующую должностную ступень - стольника. А воеводой Зарайска стал еще через шесть лет, в 1610 году, при Василии Шуйском. Сказывалось и то, что по натуре не властолюбивый Дмитрий держался особняком от придворных интриг, в тайные союзы и заговоры не вступал.

К тому же не мог похвастать князь ни отменным здоровьем - до конца дней своих страдал он «черным недугом», - ни особой княжеской статью. Был худощав, ростом невелик. В действиях нетороплив, в речах немногословен, в обращении с людьми прост и доступен. Лишь высокое, с отброшенным назад волосом чело, если судить по дошедшему до нас прижизненному изображению, да проницательный взгляд больших открытых миру глаз выдавали в нем недюжинный природный ум и некую нескончаемую внутреннюю работу.

Но исполнял ратный долг Дмитрий Михайлович не за страх, а за совесть. Служил смолоду. С 1606 года его жизнь неразрывно связана с борьбой против польских интервентов. Назначенный воеводой в Зарайск, подавил здесь мятеж сторонников очередного Лжедмитрия. В 1611 году примкнул к ополченцам Григория Ляпунова. Из уст в уста передавались слова, сказанные князем при отходе из охваченной огнем, занятой поляками столицы: «Лучше бы мне умереть, чем видеть такое горе!». Не ушел бы Пожарский из Москвы, если бы не тяжелые ранения в голову и ногу.

«Воинское дело есть дело трудное, скорбное и трагическое. Но необходимое и служащее благой цели, - писал православный философ И.А.Ильин. - Средства его жестокие и неправедные. Но именно поэтому дух, коему вручаются эти средства, должен быть крепок и непоколебим в своем искреннем христолюбии». «Истинное христолюбие» отличало Кузьму Минина и Дмитрия Пожарского - плоть от плоти сыновей русского народа. Великою любовью к родному Отечеству, но к Отечеству православному, а следовательно, прежде всего Верой проникнуты каждая их мысль, любое чувство, всякий побудительный мотив и поступок. Здесь и нужно искать истоки народного ополчения, освободившего Москву от захватчиков-иноверцев. При этом показали себя мудрыми, толковыми политиками, дипломатами.

Многотруден был путь воеводы и верного его от народа помощника к стенам Московского кремля. Все было на этом пути. Проявлять приходилось не только решимость, но и несказанное долготерпение, здравую рассудочность, чисто русскую хладнокровную смекалку. Когда с севера, заняв Новгород и другие города, грозили нападением шведы, начали они переписку на предмет якобы воцарения на Руси шведского королевича и тем самым нейтрализовали возможного противника, исключив войну на два фронта.

В сражении с гетманом Ходкевичем у Московского кремля отступать было некуда: впереди польские тысячные отряды, позади - крепостные стены и пушки засевшего в Кремле вражьего гарнизона. Три дня шло кровавое сражение, а исход был все еще не ясен. Вечером третьего дня, когда стихли бои, а изнуренные войска с обеих сторон расположились на отдых, Минин, испросив разрешения Пожарского, собрал добровольцев. Около четырехсот ратников под покровом ночи вброд преодолели Москву-реку, ударили по флангу противника. В стане врага началась паника. На подмогу Минину устремились москвичи и другие ополченческие отряды. Ходкевич, неся колоссальные потери, отступил, а затем с остатками войска и вовсе покинул Россию. Один дерзкий бросок решил исход всего противостояния.

После победы ополчения предлагали Пожарскому московский престол, но отказался князь. Не мог, поскольку был «из славного, из богатого дому Романова» Михаил сын Федорович. Свою миссию К.Минин и Д.Пожарский выполнили. Не ради денег и почестей и уж тем паче престола московского.

В июне 1613 года, жалуя Минина «думным дворянином», царь «велел ему быти всегда в Москве при нем, государе, безотступно и заседать в палате». Пожаловал также село Богородское с деревнями и дом казны на Соборной площади Нижегородского кремля. Несколько раз с участием Кузьмы Минина были проведены в государстве «пятинные сборы» для обнищавшей российской казны. Выполнял и другие важные поручения государя.

В начале февраля 1616 года вместе с боярином Ромодановским прибыл Минин в Казань, где «черемиса заворовала». Завершив расследование, двинулись обратно. Видимо, в дороге сильно занедужил Кузьма. Современник-хронограф пишет: «А Кузьмы Минина едучи к Москве на дороге не стало». Предположительную дату кончины героя, 21 мая по новому стилю, отмечала вся Россия вплоть до 1916 года как День памяти гражданина Минина.

Дмитрий Михайлович Пожарский получил звание думного боярина. До последних дней своих верой и правдой служил Царю и Отечеству.

Изгонял остатки интервентов с Русской земли. Вел дипломатические переговоры. Собирал налоги в казну. Воеводствовал в Новгороде. Руководил Ямским, Разбойным, Поместным, Судным приказами. Что бы ему ни поручалось, какой бы важности дело ни было, справлялся блестяще.

Содержал покалеченных в боях однополчан, семьи погибших. Строил храмы в селах Вершилово, Пурех, Медведково, наконец, Храм Казанской иконы Божией Матери на Красной площади в Москве, в советское время разрушенный и не так давно восстановленный, - главный в России, посвященный памяти героев ополчения 1611-1612годов.

Помещиком был добросердным, милостивым. У издателя «Русского архива» П.И.Бартенева обнаружена запись рассказа старожила села Пурех, который в свою очередь ссылался на рассказы своих предков о князе Пожарском: «Крестьян же своих любил, как отец детей, за то и православные не могли нахвалиться им. Бывало, пойдет с Псалтырью в руке ко всем мужичкам, расспрашивает о житье-бытье их, читает им Псалтырь, а у кого увидит много хлеба и скота - порадуется избыку хозяина, похвалит за досужество...».

Умер Дмитрий Михайлович Пожарский 20 апреля 1642 года.

Лучшие умы России давали высочайшую оценку героям народного ополчения 1612 года. Так, в 1764 году Михайло Ломоносов подготовил «Идеи для живописных картин из Российской истории». Из 25 тем Смутному времени было посвящено семь, из них три - Минину и Пожарскому.

В дореволюционные времена им посвящались исторические и художественные произведения, поэмы и гимны, живописные полотна. Морские просторы бороздили военные корабли с именами героев.

Не где-нибудь, а на Красной площади с 1818 года возвышается памятник Минину и Пожарскому, выполненный скульптором И.Ф.Мартосом. Минуя его, в снежный промозглый ноябрьский день уходили на защиту Москвы от фашистской нечисти ополченцы сурового 1941 года. Напутствием им были слова Верховного главнокомандующего: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков - Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!».

В год 300-летия династии Романовых император Николай II лично заложил в Нижнем Новгороде памятник Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому. В том же 1913 году Русской православной церковью был канонизирован один из деятельных участников освободительного движения Смутного времени, духовный его вдохновитель Патриарх Гермоген.

После Октябрьского переворота 1917 года герои ополчения впали в немилость. Минин - торговец, буржуй, Пожарский - вообще князь. Привели к власти Романовых. Душители, значит, свободы! Памятник героям на Красной площади спеленали в кумач, по кумачу начертали: «Утро свободы сияет светлым днем!». Снести, однако, не решились. Лишь передвинули с центра площади ближе к собору Василия Блаженного.

В 1929 году был разрушен Спасо-Преображенский собор Нижегородского кремля, вскрыта гробница, где покоились останки Минина. Несколько десятилетий они в коробке «навалом» хранились в местном краеведческом музее, пока случайно не «обнаружились» и в 1962 году не были перезахоронены в Михаило-Архангельском соборе. На каменной плите высечено: «Кузьма Минин. Скончался в 1616 г.».

Над могилой Дмитрия Пожарского в суздальском Свято-Ефимиевом монастыре большевики также надругались: часовня была разрушена, надгробные гранитные плиты пошли, как гласит легенда, на выделку станции московского метрополитена. Захоронение народного героя было вновь обретено летом 2008 года в результате археологических раскопок, восстановлен и памятник-часовня.

16 декабря 2004 года Госдума РФ приняла одновременно в трех чтениях поправки в Федеральный закон «О днях воинской славы (Победных днях России)». Одной из правок было введение нового праздника – Дня народного единства и фактическое перенесение государственного выходного дня с 7 ноября (День согласия и примирения) на 4 ноября.

В пояснительной записке к закону отмечено: «4 ноября 1612 года воины народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе».

Праздник «День народного единства» - возвращение к доброй традиции Российской Империи.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ХРОНИКА:

03 июня 1611 г. После двадцатимесячной осады под натиском поляков, возглавляемых Сигизмундом, пал Смоленск.

16 июня 1611 г. Шведы под командой генерала Делагари штурмом взяли Новгород. Сдались Тихвин и Ладога. Долго держался Орешек, но и тот пал.

Октябрь 1611 - март 1612 г. В Нижнем Новгороде формируется общерусское ополчение.

Начало марта 1612 г. Народное Ополчение выступило из Нижнего Новгорода в Ярославль.

Конец марта - июль 1612 г. В Ярославле продолжается подготовка к освобождению земли Русской от оккупантов.

27 июля 1612 г. Народное Ополчение выступило из Ярославля на Москву.

20 августа 1612 г. Народное Ополчение вступило в Москву.

22-24 августа 1612 г. Народное Ополчение разгромило армию гетмана Ходкевича.

22 октября 1612 г. Народное Ополчение штурмом освободило Китай-город.

Ноябрь 1612 г. Совет всей земли во главе с Д.Пожарским, К.Мининым и Д.Трубецким выступает с инициативой созыва Земского собора для выбора нового правителя.

21 февраля 1613 г. Земский собор избирает царем молодого Михаила Федоровича Романова...

По материалам Сергея Скатова

 

 

 

 

 

 

 

 

http://www.cprfspb.ru/files/page_new.jpgНРАВСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ

 

Подготовлено по материалам книги Ю.П.Белова «Два великих имени России» и статьи М.А.Лифшица «Нравственное значение Октябрьской революции» 

Накануне Великой Октябрьской революции наша страна истекала кровью в Первой мировой войне, что развязана была мировым капиталом и явилась кошмаром для всего человечества. Ради классовых интересов капитала, не сознавая того, люди убивали друг друга. Человечество захлебывалось в крови, не видя выхода из кровавого тупика. 

Россия была брошена в неё за долги иностранному капиталу. Война донельзя обострила в ней классовые противоречия. Назревала угроза государственной катастрофы. Февральская революция 1917 года, в результате которой власть в стране оказалась в руках Временного Правительства тогдашних “гайдаров и чубайсов”. Власть либералов не отвела этой угрозы, а закономерно приблизила ее. Россия оказалась на грани распада. Последний был бы неминуем, если бы... не Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года, если бы не Ленин и его партия большевиков. Мировая война 1914 года и Октябрьская революция с невиданной остротой поставили вопрос о будущем человечества.  Либо бессмысленная жестокость в кровавой схватке, которая легко могла стать многолетней бойней и привести к гибели европейской культуры, либо сплочение людей труда против тех, кому выгодно взаимное озверение. Рабоче-крестьянский Октябрь 17-го спас не только Россию и мир от неминуемой катастрофы, но и дал надежду всему человечеству, явив ему новый путь развития – путь к социализму.

Великая Октябрьская Социалистическая революция не только свершила переход к новым политическим, экономическим, социальным отношениям, не только оздоровила нравственность в российском обществе, но и повлияла на нравственную атмосферу во всём мире.

Что такое общественная нравственность? Это качественное измерение отношений в обществе. Какова в обществе нравственность, таковы и прочие социальные связи – от политики до культуры.  Каковы же вкратце нравственные достижения Великой Октябрьской революции?

Социалистическая революция 1917-го г. пробудила массы к самостоятельной деятельности. Она подняла толпу до уровня народа. Люди увидели, что возможно не только подавление масс особой силой государства, но и угнетателям может быть дан решительный отпор всеобщей силой большинства народа.

Октябрьская революция сделала реальные шаги к действительной солидарности большинства людей. Главная идея всех документов первых лет Октябрьской революции – это идея сплочения. Сплочения наций, равно уставших от империалистической бойни, сплочения всех людей труда перед лицом разъединяющей их силы денег, сплочения рабочих и крестьян. Мы были разделены и были рабами. Мы больше не рабы, потому что едины – попробуй взять нас! Это была классовая нравственность, ибо революция защищала прежде всего права угнетенных. Великий Октябрь заложил основу товарищеской солидарности всех людей без различия пола и возраста, заменила казенную дисциплину старого мира товарищеским сплочением всех трудящихся, открыла дорогу скрытой энергии миллионных масс.

Октябрьская революция коренным образом повлияла на межнациональные отношения, создала невиданный на земле нравственный климат.  Другой нравственной заповедью Октябрьской революции стало отвращение к нетрудовому образу жизни. Прежде гордились возможностью жить без труда, пользуясь услугами других. Теперь всеобщим стало убеждение в безнравственности всякого барства. Стало неловко пользоваться трудом носильщика, официанта. Классовая мораль оказала большое влияние на все слои общества, и зажиточный крестьянин, как рассказывал Ленин в одной из своих речей, искренне не хотел, чтобы его считали буржуем.

Великий Октябрь изменил нравственные воззрения на социальное право, результатом чего стало появление невиданных прежде социальных гарантий. Без рассуждений о милосердии новое общество признало право больного на обеспеченную законом заботу со стороны других людей, а не унижающую его подачками благотворительность. Без утешительных слов о нищих духом, революция отвергла старый взгляд на образование как источник привилегий и особого чванства. Всякое культурное преимущество, полученное за счет общества, налагает обязанность поднимать на более высокую ступень людей труда, у которых в свою очередь есть чему поучиться самому образованному человеку. Впервые было официально признано революционной властью, что культура является средством соединения, а не разобщения.

С этой точки зрения понятна также борьба Ленина за создание жизненной обстановки, в которой народные массы могли бы усвоить «вполне и настоящим образом» лучшие, классически развитые формы культуры вместо продуктов разложения этой культуры, приводящих лишь к анархическему бунту против неё. Устами Ленина Октябрьская революция объявила себя не восстанием разрушительных сил против человеческого образа жизни, созданного веками, а прочным оплотом истины, добра и красоты.

Наконец Октябрьская революция указала путь к победе над коренными, глубинными пороками человеческой природы. Октябрьский подъем развязал нравственный узел, туго стянутый предшествующей историей, и сознательный авангард страны должен был снова связать его, но теперь связать правильно. Это была задача не из лёгких, ибо известно еще со времен Добролюбова, что внешних турок победить легче, чем внутренних. Колчак и Деникин были “внешние турки”. Схватка с ними во время Гражданской войны стоила громадных потерь, и всё же этим аршином мерить другие задачи, стоящие перед народом, идущим к более высокой общественной организации, нельзя. Со всей присущей ему энергией мысли Ленин подчеркивал значение новых, особенных и непонятных с точки зрения книжного марксизма явлений классовой борьбы. Выбросив за границу два миллиона белогвардейцев, нужно было овладеть своими собственными силами и побуждениями, добиться торжества «над собственной косностью, распущенностью, мелкобуржуазным эгоизмом, над этими привычками, которые проклятый капитализм оставил в наследство рабочему и крестьянину».

Да, богат нравственным смыслом мир Октябрьской революции, и счастлив тот, в ком горят зажженные ею огни. Многие великие истины, известные еще с древних времен, получили новое крещение в дни Октября, и многие практические идеи нашей революции постепенно отразились в завоеваниях трудящихся далеко от нас.

Денис Миронов-Тверской

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНОЕ ИМЯ ПОБЕДЫ – СТАЛИН.

 

В дождливое московское утро 24 июня 1945 года маршал Жуков в надвинутой на глаза фуражке сбросил плащ и, сверкая бриллиантами звёзд и крестов, с первым ударом курантов выехал на брусчатку Красной площади. В исполнении 1400 музыкантов сводного оркестра грянул «Славься русский народ» Глинки. Навстречу Жукову на вороном коне скакал маршал Рокоссовский. На Красной площади стояли сводные полки фронтов Великой Отечественной со своими славными командующими, на груди русских гвардейцев сияли боевые ордена за Берлин, за Прагу, за Кёнигсберг, Порт-Артур, за Киев, за Севастополь, за Сталинград, за Минск и Москву. Сколько же наших людей не дожили до этой счастливой минуты, не задумываясь, отдали жизнь за Родину, за Советский Союз. Лица солдат сёк дождь, который никто не замечал, а на трибуне мавзолея стоял Сталин, с козырька его фуражки стекали струйки воды. Это не его триумф, это был триумф великой России.

Размышляя о роли Сталина в войне, неизбежно сталкиваешься с интересным феноменом - мы до сих пор произносим его имя с великим почтением, хотя и делаем это совершенно неосознанно. Мы уже забыли, что народ не боялся Сталина, а любил его. На патриаршем Соборе 9 мая 1953 года перед панихидой по Сталину патриарх Московский и Всея Руси Алексий, в частности, сказал: «Великого Вождя нашего народа Иосифа Виссарионовича Сталина не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которой он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которой он утешался в течение многих лет».

Наивны мотивы тысяч людей объяснять это лишь страхом – Сталину потоком шли письма, в которых люди делились радостью рождения ребёнка, беспокоились о здоровье Сталина, дарили ему то немногое, что имели сами.

Какая сила, кроме великой любви, может заставить солдата шагнуть навстречу смерти с криком «За Сталина!» - никто ведь не заставлял так кричать. В такой момент, произнося имя Сталина, солдат обращался ко всему светлому, что было в нашей жизни, к надежде на будущее. Имя Сталина, овеяно ореолом побед, давало новые силы, укрепляло дух.

Надо понимать, что власть, которую имел Сталин, нельзя получить по наследству. Её можно только завоевать. Но не репрессиями, для их осу-ществления уже требуется непререкаемый авторитет, а непревзойдённой силой духа, искусством политика, оратора, стратега и тактика, титаническим каждодневным трудом, отданным Родине, без остатка, которой он руководил. Власть большевика Сталина была закономерным следствием той исторической ситуации, в которой находилась Россия. Только на этой власти, на железной воле вождя стояла Россия от революции до войны. Да и кто такие большевики. Что это за секта, которая за неделю установила свою власть во всей Российской империи, разрушила аппарат класса эксплуататоров и создала величайшее в истории государство? Всё это было под силу только объединившемуся народу – отделять его от большевиков в соответствующий период нельзя.

После Отечественной войны сам Сталин сказал так: «Было бы неправильно думать, что Вторая мировая возникла случайно или в результате ошибок тех или иных государственных деятелей, хотя ошибки, безусловно, имели место, на самом деле война возникла как неизбежный результат развития мировых экономических и политических сил на базе современного монополистического капитализма». В то же время РККА – Рабоче-Крестьянская Красная Армия совершенно не соответствовала российскому национальному государству, из-за того, что основание РККА оставались партизанщина, фракционность и местничество. Значительную часть командного состава составляли, инородцы (немцы, венгры, латыши, евреи, поляки) перманентные революционеры, леваки и демагоги. РККА образца 1935 года не смогла бы остановить нашествия на Россию. Не для того она была предназначена, не для Отечественной войны, ибо само слово «Отечество» в ней было ругательством.

Весь мир понимал, что без консолидации общества, устранения внутренних противоречий Россия обречена. Джозеф Дэвис, бывший с 1936 по1939 годы послом США в СССР, через несколько дней после начала войны сказал о пятой колонне в СССР: «У них нет таких, они их уничтожили»… Неожиданно передо мной встала такая картина, которую я должен был ясно видеть ещё тогда, когда был в России. Значительная часть всего мира считала, что знаменитые процессы изменников и чистки 1935-1938 годов являются возмутительными примерами варварства, неблагодарности и проявления истерии.

Однако в настоящее время стало очевидным, что они свидетельствовали о поразительной дальновидности Сталина». Ещё раз напомним: подавление инакомыслия – не изобретение Сталина, а единственный путь консолидации общества, по которому шли все крупные державы в ХХ столетии: США, Британская империя, Франция, Италия, Япония, Германия. Лишён логики и первоначальный посыл, лежащий в основе критики чисток РККА. Если кое-кто считает, что полководцы Гражданской войны были исчадием ада, травили крестьян газом, убили царя, ни за что обижали офицеров и священников, то почему же Сталин, очистивший от этого исчадия нашу армию, плохой?!

Принято считать, что героев Гражданской войны не хватало в Великую Отечественную войну. Думается, что это не верно. Никто из уцелевших в 30-ые годы полководцев Гражданской войны в Великую Отечественную ничем себя не проявил – ни Ворошилов, ни Будённый, ни Щаденко, ни Кулик. Эти люди не смогли командовать даже армиями. Откуда же убеждённость, что Корк, Якир, Уборевич, Путна, Блюхер, Дыбенко, Алафузов, Гамарник, Фельдман, Карахан, Эйдеман защищали бы Россию лучше?

Откуда взялся военный талант Г. К. Жукова? Не с небес спустился – Жуков с 1915 года был в седле, унтер офицером несколько лет непосредственно командовал солдатами, постигал их психологию, душу, имел два Георгиевских креста. Жуков только полком командовал в Советской России 7 лет. Жуков зримо представлял себе и боевые и бытовые возможности, предел любой армейской единицы, запах пороха и крови.

Это знание он мог соединить с военной теорией, безошибочно находя требуемые решения. Никто же из перечисленных выше военачальников Гражданской войны не командовал регулярными войсками вообще никогда. Поэтому не надо валить всё на Сталина, демонизировать ЧК, ведь всё во многом зависит от ситуации и характера людей, например, почему Хрущёв – «ударник чисток на Украине и в Москве» рвался свалить всю вину на Сталина? Между прочим, этот вал репрессий, эту эпидемию оговоров и доносов остановила перед войной не западная демократия, не гуманисты, а ЦК ВКП(б) во главе с товарищем Сталиным. На январском Пленуме ЦК в 1938 году была принята резолюция, которая, в частности, гласила: «Требуем разоблачить искусно замаскированного врага, старающегося криками о бдительности замаскировать свою враждебность, стремящихся путём репрессий перебить наши большевистские кадры, посеять неуверенность и излишнюю подозрительность в наших рядах». Подчас нам начинает казаться, что при Сталине все были осуждены незаслуженно. Ведь сажали при Сталине и за убийства, и за расхищение государственной собственности, и за воровство, и за другие вполне реальные преступления. Кроме этого, в СССР находились десятки тысяч иностранных специалистов, участвовавших в восстановлении и строительстве промышленных предприятий.

Как правило, это были граждане государств, активно враждебных СССР и России. Нет никакого сомнения в том, что подавляющее большинство этих специалистов являлись одновременно агентами чужих разведок. Многие советские люди пройдя лагеря, не стали злобствовать, а до последних своих дней стремились быть там, где кипит жизнь и вершится судьба России, передавая веру в будущее, с которой советские люди строили нашу страну.

Оценивая новые сталинские военные кадры, в 1945 году Геббельс в своём дневнике записал: «Русские маршалы и генералы в среднем чрезвычайно молоды, почти ни одного старше 50 лет, все они энергичные люди и вырезаны они из хорошего народного дерева. В большинстве случаев речь идёт о сыновьях рабочих, сапожников, мелких крестьян. Короче говоря, приходишь к досадному убеждению, что командная верхушка СССР сформирована из класса получше, чем наша собственная. Я рассказал фюреру о просмотренной мной книге о советских маршалах и генералах и добавил: у меня такое впечатление, что с таким подбором кадров мы конкурировать не можем. Фюрер полностью со мной согласился». И наконец. Чем командовали Жуков, Рокоссовский, Горбатов, Москаленко, Чуйков, Баграмян, Катуков, Богданов, Жадов в 1937 году? Полками, батальонами, ротами. Именно они пришли в 1937-1938 годах на смену комдивам и командармам Гражданской – Фельдману, Путне, Уборевичу, Якиру.

Это и есть основной результат репрессий в РКК применительно к Великой Отечественной войне – качественное изменение её структуры, командного состава, самой сути. И ещё – на примере Тухачевского Сталин хотел раз и навсегда отбить у военных охоту к играм в политику, и это ему, надо сказать, удалось.

Существует одна область, где решительно никто из военных, да политических деятелей не сможет соперничать со Сталиным. Это кадровая политика. «Кадры решают всё» - наверное, самый знаменитый и значимый сталинский принцип. Сталинская кадровая политика отличалась адресностью, то есть ответственным работникам многое давалось по сравнению с другими людьми, но с них и многое спрашивалось персонально вплоть до расстрела. Любой нарком мог поплатиться не только своим креслом, но и свободой за перерасход или нецелевое использование нескольких тысяч рублей. Что же удивляться, что Сталин сегодня не нравится тем, в работе которых царят обезличка и безответственность, а миллиарды рублей, выделенные на федеральные целевые программы, исчезают неизвестно куда. Сталин ведь неспроста носил униформу – френч, он был работягой, солдатом трудового фронта. Точно так же Сталин относился ко всем своим помощникам. Почему он должен был щадить кинорежиссёра, работника наркомата, директора завода? Чем лучше они были Жукова или Чуйкова, которые на работе ходили по краю жизни? Чем лучше были они многих и многих безымянных офицеров, отдавших за Родину жизнь? Сталин с людьми работал очень терпеливо – учил их, прощал им ошибки, слабости. Бывали случаи, когда Сталин прощал даже ложь. Весной 1935 года Сталин говорил: «Лозунг «кадры решают всё» - требует, чтобы к нашим работникам, к «малым» и «большим», в какой области они ни работали, выращивали их заботливо, помогали им, когда они нуждаются в поддержке, поощряли их, а когда они показывают первые успехи, выдвигали их вперёд». Государственная служба – не место для симпатий и антипатий, и Сталину не приходило в голову вознаграждать кого-либо высокими постами. Служба при Сталине была крестом, тяглом! И. А. Бенедиктов, бывший нарком сельского хозяйства СССР, писал? «Как и многие мои сверстники, я знал, что, если я проявлю себя должным образом на деле, то мне не дадут засидеться на месте, а сразу двинут через несколько ступеней «наверх», туда, где действуют и решают». Перед войной в СССР высшие посты в армии и народном хозяйстве заняли молодые, энергичные руководители. Наркомы вооружений Д. Ф. Устинов, авиапрома А. И. Шахурин, сельского хозяйства И. А. Бенедиктов, машиностроения В. А. Малышев едва переступившие тридцатилетний рубеж. Сталин испытывал особое расположение и доверие к специалистам, получившим образование и воспитание после революции. Достаточно вспомнить, что до революции в высшем военном командовании России более 30% генералов имели возраст от 70 до 85 лет.

Если военные лавры со Сталиным по праву по праву делят наши замечательные военачальники, то в деле строительства экономики, народного хозяйства ему не было равных. Естественно, что львиную долю внимания Сталина привлекала оборонная промышленность, в частности, вопросы создания и внедрения новых вооружений. Поиск талантливых конструкторов – это был конёк Сталина. Под особой опекой его находились конструкторы: Яковлев, Кошкин, Лавочкин, Ильюшин, Петляков, Туполев, Микулин, Дегтярёв, Нудельман, Маханов, Горюнов, Шпагин, Грабин, Поликарпов, Микоян и многие другие. Кадровая работа не носила точечного характера, что важно ещё понимать, она схватывала миллионы людей, всю страну. В 1940 году в СССР была создана система государственных трудовых резервов, и уже первый выпуск фабрично-заводского обучения в 1941 году дал промышленности около 400 тысяч специалистов. В 1938 году 107 тысяч специалистов получили высшее образование – это, не считая военных! Народное хозяйство получило более 25 тысяч инженеров, 10 тысяч специалистов сельского хозяйства, 13 тысяч врачей. Можно представить себе такие цифры в 1913 году? Вот с таким трудовым резервом можно было воевать! Именно в таких вещах, а не в какой-то особенной воинственности русских и кроется секрет нашей Победы. Сталин принимал непосредственное участие в создании перспективных образцов военной техники. На небывалую высоту поднялась при Сталине фундаментальная наука: Иоффе, Ландау, Курчатов, Капица, Келдыш, Харитон, Тарле, Павлов, Мичурин, Королёв, Патон – это только некоторые громкие имена. При Сталине под его опекой создавалась знаменитая королёвская «семёрка» - ракета Р-7, которая через четыре года после его смерти подняла в космос спутник, но ещё раньше обеспечила ядерный щит Советской России.

Сталин прекрасно знал научную среду: склоки, наветы, группировки, кляузы. Терять на это время при создании атомной бомбы было нельзя. Учёные были мобилизованы. Они находились на казарменном положении. Цена вопроса – 50 миллионов жизней в случае войны с США. И войны удалось избежать. СССР был несокрушимым до тех пор, пока во всех сферах – от завода до театра – сохранялись сталинские кадры, привыкшие к максимализму в работе, стремлению к совершенству, высокой конкуренции, ответственности.

Говоря о войне, о Сталине, необходимо отдельно упомянуть Л. П. Берию – шефа НКВД СССР, члена Политбюро ЦК ВКП(б) и Государственного Комитета Обороны. Кто сомневается, что у занимающего одну шестую часть суши, имелась какая-то часть неблагодарной, чёрной работы? Её выполнял Берия. Берия не был ни коммунистом, ни капиталистом и вообще не имел никаких убеждений. Он был просто карьеристом. Сталину нужен был во главе этого ведомства человек холодный, умный, хитрый, способный обеспечить безопасность страны. Мы, россияне, должны с понятием относится к личности Л. П. Берии, но это не значит, что следует позволять кому-либо тыкать нами в нос, что у нас был такой деятель. В США в этот же период был генерал Макартур, который требовал сбросить атомные бомбы на Северную Корею, Китай и СССР. В США был Гарри Трумэн, сделавший политическую карьеру под покровительством мафиозных кланов Чикаго и Канзас-Сити, утвердивший план военного нападения на СССР, собираясь сбросить на нашу страну 300 атомных бомб, и содержащий советником по СССР живодёра шефа гестапо Г. Мюллера. Давайте честно признаемся себе, что противостоять таким структурам, как СД или ЦРУ, имея во главе НКВД человека, типа  М. С. Горбачёва, была бы коллективным русским самоубийством. Что касается работников органов безопасности, возглавляемых Л. П. Берия во время Великой Отечественной войны Абверу, СД и гестапо, этим сверхмощным структурам рейха, запугавшим и сломившим волю всей Европы, свернули шею, переиграли именно наши органы госбезопасности. О комиссарах же Великой Отечественной можно констатировать, что они внеси большую лепту в Победу. Роль политработников по ходу войны серьёзно менялась, однако на всём её протяжении комиссары и политруки оставались мощной политической силой. Силу эту направлял сам Сталин. Политработники Красной Армии шли со взводами и ротами, горели в танках и истребителях. Большинство из них были настоящими комиссарами, вникавшими в судьбы и мысли солдат. Суть работников Великой Отечественной была не столько коммунистической, сколько патриотической. Красная Армия ведь не только воевала, она освободила Европу, Китай. В том, что наша армия прошла по этим странам не просто как вооружённая сила, а как освободительница, - большая роль в этом комиссаров. Нельзя недооценивать моральный фактор в борьбе. Если бы мы сегодня один из новых атомных ракетоносцев, например, назвали «Иосиф Сталин», некоторые зарвавшиеся деятели за границей поубавили бы гневной риторики в отношении России. Сегодня ситуация требует присутствия политорганов в армии ещё больше, чем во время Великой Отечественной, так как в будущем на вооружении вражеских идеологов в случае войны будет куда более богатый арсенал средств пропаганды.

Инсинуации насчёт пакта о ненападении, заключённого 23 февраля 1939 года между СССР и Германией, надо прекращать. Пакт обеспечил нашей стране мир. Не будь пакта, мы бы воевали с Германией, но не за Родину, а за интересы англичан. Часто упускают из внимания то, что Сталин вынудил Германию подписать с СССР пакт о ненападении без согласования с Японией. Это в значительной степени подорвало доверие между Германией и Японией, это был большой внешнеполитический успех СССР. Что касается подписания договора «О дружбе и границе», этичности секретных протоколов, занятия западных областей Белоруссии, Украины, Молдавии, а также присоединения Прибалтики, то в условиях, когда граница России теперь проходит восточнее Витебска, что существенно удлиняет расстояние от границы СССР до столицы нашей Родины Москвы, которое, в ходе войны, немецкие фашисты прошли с боями и имели существенные потери в живой силе и технике. Следует отметить, что в ходе войны зверство литовских и латышских карателей из числа членов националистических организаций шокировало даже немцев. И мы, россияне, должны понимать, что именно внешняя политика Сталина не допустила такого развития событий, предотвратила изоляцию СССР. В условиях, когда за пактом о ненападении не последовало иных выгодных Гитлеру соглашений и уступок со стороны СССР, пакт в итоге оказался нашей внешнеполитической победой. Заключив пакт, Сталин, естественно, не питал иллюзий относительно грядущего развития событий. Было очевидно, что Германия встала на путь агрессии и рано или поздно столкновение с ней неизбежно. Гитлер, ещё в 20-ые годы говорил: «Это безобразие, что на Востоке Европы существует столь малонаселённое государство с таким богатым запасом ресурсов…».

Гитлер же, по сути не проводил подготовку к нападению на СССР. Он рассчитывал разбить СССР моментально. А для этого решающим фактором становилась внезапность. Гитлер всячески подстёгивал двухстороннее сотрудничество, которое к 1941 году для обеих стран имело стратегическое значение – Германия получала столь необходимые ей металл и топливо, хлеб. СССР – товары производственного назначения, промышленное оборудование. Германией был продан СССР недостроенный тяжёлый крейсер, что дало отечественным корабелам большой толчок в практике строительства кораблей, которой к тому времени в СССР не было. Помимо того в Германии было приобретено различное станочное оборудование. Сталин, со своей стороны, не считал возможным, чтобы Гитлер собирался разгромить СССР в ходе молниеносного удара. Такое предположение Сталина базировалось на знании истинной силы РККА, промышленного потенциала страны, её мобилизационных возможностей настроения советского народа. Кроме этого, Гитлер писал личные письма Сталину, в которых он клялся честью главы государства, что не нападёт на СССР. Вот текст только одного из нескольких подобных писем: «Уважаемый господин Сталин! Я пишу Вам это письмо в тот момент, когда я окончательно пришёл к выводу, что невозможно добиться прочного мира в Европе ни для нас, ни для будущих поколений без окончательного сокрушения Англии и уничтожении её как государства. Как Вам известно, я давно принял решение на проведение серии военных мероприятий для достижения этой цели… Искренне Ваш, Адольф Гитлер, 14 мая 1941 года». Между прочим, начальник ГРУ Генштаба Ф. И. Голиков 20 марта 1941 года однозначно доложил Сталину о том, что Германия может осуществить нападение на СССР после победы над Англией. Сталин не мог, опираясь на бесконечные слухи и домыслы, обострять отношения с Гитлером. Это означало бы бездумно следовать в кильваторе английской политики. Такой образ действий в Первую мировую уже привёл Россию на грань национального краха. Иными словами, не надо за причины поражения Красной Армии в 1941 году всё валить на Сталина. Сталин прикладывал все усилия к повышению боеспособности Красной Армии и был вправе требовать от неё отражения возможной агрессии. Дело в том, что с армии и военных не снималась ответственность за обороноспособность СССР. Кто не давал Жукову, Тимошенко, Василевскому и другим генералам Красной Армии совершенствовать систему управления и связи, налаживать работу ремонтных и эвакуационных служб, учить индивидуальной подготовке командиров и бойцов, что не было сделано в полной мере командным составом Красной Армии перед полномасштабной войной.

Сталин взвалил всю ответственность за СССР на себя – он исполнял обязанности Верховного Главнокомандующего Вооружёнными силами СССР с 8 августа 1941 года по 4 сентября 1945 года. С 30 июня 1941 года он также являлся председателем Государственного Комитета Обороны, сосредоточившего в своих руках всю полноту военной и гражданской власти в СССР. Помимо этого, Сталин занимал пост Секретаря ЦК ВКП(б), Председателя Совета Народных Комиссаров СССР, Наркома обороны СССР. Всё эти должности не были формальностью, цветистой патетикой титулования, а единственно отражали суть того, какую работу выполнял Сталин.

Сталин явил собой высшее и, по-видимому, недосягаемое проявление того полководца-государственника. Как показали бы себя Жуков, Конев или Рокоссовский при Верховном Главнокомандующем типа Николая II? Ни кто иной, как Сталин, дал нашим военачальникам все средства борьбы: самое совершенное в мире оружие, изобилие боеприпасов, стабильный тыл, здоровый моральный климат в обществе, национальное единство, внешнеполитическое прикрытие. Именно эти факторы в итоге оказались решающими, поскольку недостатка в способных генералах не было и у немцев. Во многом в войне помогала и наша идеология, которую необходимо рассматривать не как самодавлеющую коммунистическую, а как сложную социально-патриотическую, которая оказалась гораздо сильнее и гибче германского буржуазного национализма.

В истории России лишь Сталин и Пётр Великий способны были так круто преобразить Россию. Ни стратегического атомного флота, ни атомного ледокольного флота, ни перспектив освоения богатств Севера, ни норильского никеля – ничего не было бы без подвига нашего народа в сталинский период. Сегодня практически не существует фотографий Сталина за период войны. «Сталин над картой», «Сталин с военными». Всё, что мы имеем, - несколько снимков с конференции Антигитлеровской коалиции, фото на трибуне Мавзолея во время Парада 7 ноября 1941 года и Парада Победы. У Черчилля, например, военных фотографий сотни: в самолёте, в кабинете, в Кремле, на развалинах Лондона, с офицерами, с дамами, с королём. Объяснение простое – Сталину не до того было, а также и ещё раз подчёркивает его подлинное отношение к его внешней, формальной стороне дела.

Разумеется, самым главным источником о работе Сталина должны были стать мемуары Г. К. Жукова, который в 1941-1942 годах большинство стратегических и операционных вопросов решал со Сталиным тет-а-тет. Однако Жуков при Хрущёве, находясь в опале, вынужден был практически не освещать роли Сталина в войне, ограничившись в своём огромном труде «Воспоминания и размышления» двумя-тремя страницами, посвящёнными Верховному Главнокомандующему. Трудно винить маршала в том, поскольку были желающие вообще вычеркнуть из истории Отечественной войны Жукова. За это надо бы спросить с политических наследников Сталина, глумившихся над маршалом Победы. И даже несмотря на такие условия, наши военачальники донесли до нас правду. Г. К. Жуков: «Ум и талант позволяли Сталину в ходе войны овладеть оперативным искусством настолько, что вызывая к себе командующих фронтами и разговаривая с ними на темы, связанные с проведением операций, он проявлял себя как человек, разбиравшийся в этом не хуже, а порой и лучше своих подчинённых. При этом в ряде случаев он находил и подсказывал интересные оперативные решения».

Маршал К. К. Рокоссовский, дважды Герой Советского Союза: «Для меня Сталин велик и недосягаем. Он для меня исполин». Маршал Василевский, дважды герой Советского Союза, начальник Генштаба: «По моему глубокому убеждению, Сталин является самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами и был способен оказывать значительное влияние на руководящих политических и военных деятелей союзных стран. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями». М. Е. Катуков, маршал бронетанковых войск, дважды герой Советского Союза, командующий 1-ой Гвардейской танковой армией: «Для нас, фронтовиков, имя Сталина было окружено безграничным уважением. С этим именем связывалось всё самое священное – Родина, вера в победу, вера в мудрость нашего народа, в партию». А. И. Покрышкин, трижды Герой Советского Союза, маршал авиации: «Я выращен Сталиным, что если бы во время войны нами руководили слабые люди, мы бы войну проиграли. Только сила, ум Сталина помогали в такой обстановке устоять».

В последнее время появились измышления, что Сталин в начале войны был растерян и государственными делами не занимался. Это ложь. Г. К. Жуков писал: «Сталин был волевой человек и, как говорится, не трусливого десятка. Сталину отдавал должное даже враг. Гитлер говорил: «Сила русского народа состоит не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба Сталина. Наша задача – разбить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина больше не появлялись». С начала войны, начиная с 22 июня Сталин принимал по 30 человек в день. В первые дни войны текущие дела полностью захлестнули Сталина, а от него требовалось не просто принимать управленческие решения, а рассчитывать силы народа и определить средства для огромной длительной борьбы. Сталин политическим искусством владел в совершенстве. При вступлении в войну Финляндии, Сталин через англичан предупредил финнов, что воевать с СССР – значит в случае победы СССР Финляндия, как государство, может потерять независимость. После этого, Финляндия, несмотря на категорические требования Гитлера, с СССР практически не воевала.  У Сталина не было никакой капризной, диктаторской гневливости – наказания следовали, как правило, за дело. Маршал артиллерии Н. Д. Яковлев вспоминал, как однажды в годы войны во время совещания в кабинет Сталина прибыл один из командармов, вызванный в Ставку. Когда генерал вошёл, присутствующие обомлели – он был мертвецки пьян, шатаясь прошёл к столу и ухватился за край. «Вы как будто не здоровы?» - мягко спросил Сталин. «Да» - еле проговорил генерал «Ну, тогда мы с вами встретимся завтра» - сказал Сталин и отпустил генерала. Когда дверь за генералом закрылась, Сталин заметил, ни к кому, собственно, не обращаясь: «Товарищ сегодня получил орден за успешно проведенную операцию. Что будет вызван в Ставку он, естественно, не знал. Ну и отметил на радостях свою награду. Так что особой вины в том, что он явился в таком состоянии, считаю нет…».

В начале войны тяжёлая ситуация сложилась под Ленинградом. Войска Ленинградского фронта были разбиты, оборонительных рубежей вокруг города не имелось, резервов и ресурсов внутри города не было. Сталин, посылая Жукова в Ленинград рассчитывал на его волю, требовательность и работоспособность, которые могли спасти положение. Кроме этого, благодаря Сталину и его внешней политике граница СССР перед войной отодвинулась за Литву и Латвию, - северная граница – за Выборг, а в ходе войны предотвратило вторжение в Ленинград многотысячной армии Финляндии. После вяземского котла, момент был отчаянный – защищать Москву было некому. Сталин страшно переживал разгром под Брянском и Вязьмой. Н. Е. Голованов, видевший Сталина 6 октября 1941 года, вспоминал, что он никогда ни до, ни после не встречал человеческого лица с выражением такой душевной муки. Когда Жуков из Ленинграда прибыл в Кремль, ситуация была такова, что немцам не в переносном, а в самом прямом смысле противостояла только воля Сталина. Именно в октябре 41-го было подписано соглашение с США и Англией о ленд-лизе, что завершило процесс формирования антигитлеровской коалиции. В это время, прибыли личные представители Президента США и Премьера Великобритании Гопкинс и Гарриман, лорд Бивербрук в Москву. Тогда эти прожжённые политики, считали, дни СССР сочтены, и не были уверены в том, что с нашей страной можно и нужно строить долговременные отношения. Убедил их в этом Сталин. А. А. Громыко говорил, что, когда работал Сталин, казалось, само время замедляет свой бег. Такую исполинскую силу, такую уверенность излучал этот человек, что Гопкинс, Гарриман и Бивербрук бесповоротно прониклись уверенностью в нашей победе.

Сталину часто вменяют в вину излишнюю жёсткость, в частности, попытку предать суду генерала Конева за провал оборонительной операции Западного фронта в сентябре-октябре 41-го года. Требуется пояснить, что не только Сталин, но и Жуков не останавливался перед снятием с должности и расстрелом любых командиров. Стиль руководства Жукова у многих генералов и маршалов вызывал обиду, но это потом – в 1944 и 1945 годах, когда они научились воевать, и дело было на Одере и Висле. Когда же немцы спали в нижнем белье в Ясной Поляне и мочились на Бородинском поле, обижаться на непреклонную жестокость Жукова и Сталина никому в голову не приходило. Маршал Рокоссовский вспоминал, что в самый критический момент битвы за Москву, когда, казалось, ещё немного, и немцы ворвутся в город, когда Жуков грозил ему расстрелом, неожиданно позвонил Сталин и тихим голосом сказал: «Очень прошу Вас продержаться ещё немного, Константин Константинович. К вам идут подкрепления». Этот звонок буквально окрылил Рокоссовского. Никем не оспаривается роль в спасении Москвы, проведение военного парада на Красной площади. Русские полки под звуки «Прощания славянки» уходили прямо в дым сражения к бессмертию и славе. Сталин принял выписавшегося из госпиталя генерала армии Тюленева и командировал его на Урал формировать резервные армии. Несколько часов Сталин давал подробные наставления по подготовке резервных войск. Тюленев, после общения со Сталиным, был убеждён в том, что скоро фашистов погонят от Москвы. Сталин, несмотря на огромный соблазн бросить дальневосточные дивизии навстречу наступающему фон Боку, создал мощные резервные группировки, решившие исход контрнаступления под Москвой.

Следует, отметить, что Красная армия отступая оборонялась очень эффективно, нанося врагу большие потери. Немецко-фашистские войска группы армий «Центр» за период с 22.06.1941 года по 30.01.1942 года имели потери: 796 тыс. солдат и офицеров, 4241 танков, 5100 самолётов, 3361 разных артиллерийских систем. Эти данные приведены западногерманским историком, который возможно и занизил их.

В битве за Москву, как ни в какой другой, очевидно проявилась невиданная в истории стойкость её воинов, невиданная в истории воля Жукова и невиданная в истории сила духа Верховного Главнокомандующего Сталина.

После поражения зимой 1941 года под Москвой немцы повысили рост военно-промышленного потенциала Германии в связи с переводом армии на условия затяжной войны. По мнению Сталина и Генштаба Красной Армии не давить немцам передышки продолжать наступление. Но как показали военные действия Красной Армии летом 1942 года, что немцы всё ещё превосходили Красную Армию качественно и количественно. Это привело к временному поражению Красной Армии. Но доктрина «Массового наступления», принятая летом 1942 года, была оправданной, потому что она учла уроки трагедии вяземского котла произошедшей в 1941 году, когда была попытка противопоставить вражеским ударам пассивную оборону. За лето 1942 года СССР перевёл свою промышленность и управление полностью на военные рельсы и был готов к затяжной и трудной войне. В 1942 году СССР произвёл 25 тысяч самолётов, 24 тысячи танков, 57 тысяч орудий. При таком растущем потенциале страны можно было и осуществлять крупные операции по освобождению территории СССР от Германских армий. В сентябре 1942 года началась подготовка к Сталинградской операции. Битва под Сталинградом – самое известное сражение мировой истории. Перед началом Сталинградского сражения Сталин направил Жукову на Западный фронт, что было элементом именно той маскировки, которая не раз решала исход войны. Не надо быть большим стратегом, чтобы понять, какой вывод сделали в Цоссене и Волчьем логове из появления Жукова под Москвой, где Красная Армия имела огромную группировку. И, если манёвр войсками группы «Центр» на юг, на помощь окружённой группировки Паулюса не состоялся, то именно потому, что против немецкой группы «Центр» был Жуков. Сам Георгий Константинович, несмотря на большое желание быть под Сталинградом, с пониманием относился к этому решению Сталина. Сталин держал в своих руках все нити операции, и вполне естественно, что в решающий момент он послал своего заместителя на второе по значимости направление. Для Сталина победа под Сталинградом, окружение 6-й немецкой армии и особенно пленение Паулюса были огромным личным праздником. 4 февраля 1943 года командующий Донским фронтом Рокоссовский и представитель Ставки Воронов, руководившие ликвидацией группировки Паулюса, были вызваны в Москву. Рокоссовский вспоминал, как встретил их Сталин: «Сталин не поспешил, не зашагал, а побежал… Подбежав вплотную, Сталин схватил мою руку двумя руками, сжал её и, улыбаясь, с кавказским акцентом сказал: «Хорошо, хорошо, замечательно у вас получилось!».

Было время, когда Десять Сталинских ударов наизусть знал каждый школьник. Так назывался ряд сокрушительных наступательных операций Красной Армии в 1944 году, приведших к изгнанию фашистов из СССР. Нам иногда кажется, что после Курской битвы Красная Армия совершила разгром немцев в Белоруссии, рванулась через Польшу к Одеру и взяла Берлин. Это далеко не так. После взятия Орла и Белгорода предстояло освободить Украину, Прибалтику, Заполярье, Молдавию. Германия была ещё очень сильна – на её стороне воевали Норвегия, Финляндия Венгрия, Румыния, Австрия. На Германию работали также Чехословакия, Болгария, Югославия, Греция. Восточный фронт немцев был остаточно прочен, вполне укомплектован войсками, техникой и средствами обеспечения. Почему победы Красной Армии в 1944 году назвали Десять Сталинских ударов? Верноподданнический подход? Холуйство? Ничего похожего!

Каждый из десяти ударов не только наносил поражение той или иной группе фашистских войск, но и приводил к решению больших задач – выход из войны Финляндии, Норвегии, Болгарии, Венгрии. Германия сдавала не только боевые позиции, но и политические. Требовалось как прогнать фашистов из СССР, так и решить массу задач политического, дипломатического свойства для того, чтобы закрепить последствия побед Красной Армии. Это была целиком прерогатива Сталина. В 1944 году на примере Десяти Сталинских ударов проявился полководческий талант Сталина. Это был талант полководца-политика, полководца-мыслителя и организатора.

Черчиллю очень хотелось остаться в истории благодаря Победе над фашистской Германией, и, тем не менее, такое признание от самого ярого антисоветчика поучительно для нас. Он говорил: «Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонировавшей нашему изменчивому и жестокому времени…Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой воли, резким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин произвёл на нас величайшее впечатление. Он обладал спокойной, лишённой всякой паники мудростью. Он был непобедимым мастером находить в самые критические моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Сталин был величайшим, не имеющим сравнения в мире диктатором, который принял Россию с сохой, а оставил её с атомным оружием. История таких людей не забывает».

После взятия Берлина в мае 1945 года Красной Армией война в Европе закончилась. За время войны ГКО принял более 10000 постановлений, половина из которых была написана, или продиктована Сталиным. После окончания войны в Европе Сталин и ГКО очень тщательно следили за союзниками, которые не только воевали, а англичане и не столько с фашистами, сколько с вопросом, каким быть миру в Европе после войны. Именно определяя послевоенные позиции СССР и США, Трумэн отдал приказ бомбить Японию атомными бомбами. Любое промедление с взятием Берлина могло привести к тому, что Берлин был бы захвачен союзниками, и в этом случае дальнейшие события предсказать очень трудно.

Ещё до окончания войны с Германией в ходе Ялтинской конференции Сталин договорился с союзниками о войне на Дальнем Востоке против Японии. При этом Сталин сформулировал условия вступления СССР в войну с Японией. Среди прочих главным и непременным являлось восстановление прав русских, утраченных в 1905 году, а именно:

1. Возвращение Южного Сахалина и прилегающих к нему островов.

2. Интернационализация торгового порта Дайрен (Дальний) при гарантировании преобладающих интересов СССР, возобновление использования на арендной основе Порт-Артура в качестве советской военно-морской базы.

3. Совместная эксплуатация советско-китайской компанией Китайско-Восточной железной дороги и Южно-Маньчжурской железной дороги, обеспечивающих выход к Дайрену, при условии, что преобладающие интересы СССР будут гарантированы и что Китай сохранит полностью суверенитет над Маньчжурией.

4. Передача СССР Курильских островов.

Однако в русском народе трагедия Русско-японской войны, унёсшая 400 тысяч человеческих жизней, оставила неизгладимый след.

В вальсе-реквиеме «На сопках Маньчжурии» есть такие слова:

…Так спите же сыны – вы погибли за Русь, за Отчизну!

    Поверьте, за вас мы ещё отомстим и справим кровавую тризну!

Война СССР против Японии по приказу Сталина началась 8 августа 1945 года и закончилась 2 сентября 1945 года, после разгрома Квантунской армии.

2 сентября 1945 года в связи с окончанием войны с Японией Сталин обратился к советскому народу и, в частности, сказал: «У нас есть особый счёт к Японии. Свою агрессию против нашей страны Япония начала в 1904 году, во время Русско-Японской войны. Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией ещё продолжались, Япония неожиданно и вероломно без объявления войны напала на НАШУ страну и атаковала русскую эскадру в Порт-Артуре, выведя из строя три первоклассных корабля России… Поражение русских войск в 1904 году в период Русско-Японской войны оставило в сознании народа тяжёлые воспоминания. Оно легло на нашу страну чёрным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старшего поколения, этого дня. И вот этот день наступил».

Слова Сталина о победе над Японией не были продиктованы ни пропагандистами, ни коммунистическими устремлениями, а лишь сопричастностью исторической миссии, историческому пути нашего народа. По своей и глубине эта речь Сталина не имеет аналогов в нашей истории. Ни одни слова, ни одного вождя никогда не звучали настолько в унисон с чаяниями народа. Эти слова были сказаны не грузином, не коммунистом и не диктатором, а истинным отцом нашей нации, носителем её совести, исторической памяти и нравственности. Именно такие слова Сталина, как и Парад Победы, салют победоносным фронтам, формировали нашу нацию, общность людей, считающей своей родиной Россию.

Сталин дал каждому гражданину СССР чувство личного участия в Великой Победе и строительстве Великой державы. Вот за это люди и любили и любят в настоящее время Сталина.

Чуть седой, как серебряный тополь,

Он стоит, принимая парад,

Сколько стоил ему Севастополь,

Сколько стоил ему Сталинград…

…Тот же взгляд,

Те же речи простые

Так же скупы и мудры слова,

Над военной картой России

Поседела его голова.

                                  А.Н. Вертинский

 

Сергей Афинеевский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                             Валерий АУШЕВ, краевед-историк,

                                            член президиума ОЖК                                           

 

СВЯТООТЕЧЕСКИЙ ПОДВИГ НАСЕЛЬНИКОВ

НИКОЛО-УГРЕШСКОГО МОНАСТЫРЯ

(Историческое расследование)

 

От автора

         В электричке, курсирующей от станции Панки, мне доводилось часто ездить по творческим делам в Дзержинский (тогда еще посёлок). В середине 80-х годов минувшего века я проживал еще вместе с семьей в Люберцах. За непродолжительное время в пути непроизвольно возникавшее общение с пассажирами по вагонному соседству понемногу расширяло мои знания о жизни насельников Николо-Угрешского монастыря и обитании в нем (уже в советские годы) юных коммунаров.

         Те дорожные, обычно скучные минуты дорожного перемещения превращались в интересные беседы и рассказы очевидцев – жителей поселка и в прошлом воспитанников Трудкоммуны № 2 имени Ф.Э. Дзержинского, прочно осевших и пустивших глубокие корни в люберецких окрестностях.

         Самые интересные сведения заносил в путевой блокнот, который, к радости,

обнаружился недавно в моих архивных папках, а теперь, по случаю, пригодился в работе над этой рукописью.

         Сразу оговорюсь, что меня по-журналистски  интересовала судьба монастыря в ХХ веке и всё, что было связано с ним, в сложные периоды ломки старого строя – остервенелой, разрушительной, без оглядки на отеческие корни, и утверждения нового большевистского порядка, который толком ничего, кроме унылых конструктивистких строительных поделок и перелицовок, не явил на этом намоленном месте. Обитель, заселенная чуждыми по духу и назначению конторами и организациями, представала в каком-то затрапезном, обшарпанном виде…  Глядя на порушенные святыни, невольно задавался вопросом, как могло быть усыплено, ослеплено не одно поколение людей, принесших на эшафот все самое святое, что многие века взращивал в душах пращуров и хранил в своих стенах Николо-Угрешский монастырь?! Даже когда отобрали рычаги управления, осквернили алтарь, обезобразили иконостас, испоганили Веру, какая необходимость была всё обратить в прах, перевернуть верх дном, и толком ничего лучшего не придумать, не воздвигнуть?!

         Сегодня мозгу человека, живущего в ХХ1 веке, уже привыкшего видеть примеры исключительно бережного отношения к памятникам истории и архитектуры в других странах, этого дикого, разнузданного варварства никак не понять… Тем более, что само возведение монастыря – это была поминальная дань павшим русским героям на Куликовом поле, торжественный гимн во славу русского оружия 1380 года…

 

ДУХОВНАЯ СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ

         Божественное знамение произошло как раз перед выступлением Димитрия Иоанновича против татар: во Владимире были открыты мощи благоверного князя Александра Невского, прадеда Великого Князя. Ночью инок-пономарь церкви, где находилась гробница князя, увидел, что свечи, стоящие перед иконами, сами собой загорелись, и к гробу подошли два старца, вышедшие из алтаря. Они обратились к лежащему в гробу князю Александру Невскому с просьбой подняться и выйти на помощь правнуку, идущему на бой с иноплеменниками. Князь встал и вместе со старцами сделался невидимым. Наутро гроб выкопали и обнаружили нетленные мощи. Об этом чудесном событии - незримой помощи ему со стороны великого предка - Димитрий Иоаннович узнал еще до Куликовской битвы. Как известно, перед боем благоверный  князь Димитрий обратился к воинам со словами:

          «Отцы и братья мои, Господа ради сражайтесь и святых ради церквей и веры ради христианской, ибо эта смерть нам ныне  не смерть, но жизнь вечная; и ни о чем, братья, земном, не помышляйте, не отпустим ведь, и тогда венцами победными увенчает нас Христос-Бог и Спаситель душ наших».

         Летописцы свидетельствуют о  висевшем на шее у князя мощевике с кусочком живоносного Древа. (Московский патерик. Жития святых. М.: изд-во «Столица», 1991. -  С. 97).

         И как тут в связи с этим не вспомнить о благословении на ратный подвиг преподобного Сергия Радонежского. С его Грамотой накануне сражения ознакомилось  русское воинство, а сам великий святой «в духе видел весь ход  битвы – вплоть до ее исхода, до имен погибших воинов, за которых им же самим были отслужены панихиды». Так определился особый день ежегодного поминовения погибших воинов, названный Димитриевской субботой, ставший позже днем общего воспоминания усопших предков, родительским днем.

         Победа на Куликовом поле вошла в отечественную историю над полчищами Мамая как совместная победа сил Русской земли и Русской Церкви.  

         Почувствовав приближение смерти, Димитрий Иоаннович послал  за преподобным Сергием, сопутствовавшим всей жизни Великого Князя. Из двенадцати детей Донского двое сыновей были крещены троицким игуменом. Он же стал и главным свидетелем при составлении духовного завещания Димитрия Донского (это документальный факт!). Он призвал приближенных бояр крепить дружественное единство, хранить мир между собой и честно служить делу, продолжать которое подлежит его потомкам.

         Праведный подвиг Московского князя не был забыт православной Угрешей, он воодушевлял монастырских насельников и тех, кто видел в Донском пример святой и спасительной любви к Отечеству. Память о Димитрии Ионновиче жила и укреплялась в народе в годы войн и опасностей.

         Так, в Великую Отечественную войну имя князя Дмитрия Донского стояло рядом с именем святого Александра Невского. Оба князя-воина как бы взывали к народу: «Отечество в опасности!» Их именами назывались танковые колонны,  присваивались гвардейским соединениям и частям.

         Пророческими оказались слова московского митрополита Тихона, произнесенные им  21 ноября 1917 года в Успенском соборе Московского Кремля по случаю торжественного возведения его на патриарший престол:

         «Правда, патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди огня и орудийной смертоносной пальбы. Вероятно, и само оно принуждено будет не раз прибегать к мерам запрещения для вразумления непокорных и для восстановления порядка церковного… И Господь как бы говорит мне так: «Иди и разыщи тех, ради коих еще пока стоит и держится Русская земля. Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание, овец, поистине жалких. Паси их, и для сего возьми сей жезл благоволения. С ним потерявшуюся – отыщи, угнанную – возврати, пораженную – перевяжи, больную – укрепи, разжиревшую и буйную – истреби, паси их по правде».

         В период церковного безвременья незапятнанное имя святейшего Тихона маяком высвечивало путь к истине православия. Своими посланиями он звал народ к исполнению заповедей Христовой веры, к духовному возрождению через покаяние. Нельзя без волнения читать призыв Патриарха к покаянию:

         «Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета… Где же причина?.. Вопросите вашу православную совесть… Грех… - вот корень… болезни… Грех растлил нашу землю… Грех, тяжкий нераскаянный грех вызвал сатану из бездны… О, кто даст очам нашим источники слез!.. Где ты, некогда могучий и державный русский народ?.. Неужели ты не возродишься духовно?.. Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя как бесплодную смоковницу? О, да не будет сего! Плачьте же, дорогие братья и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего отечества, пока оно не погибло до конца. Плачьте о самих себе и о тех, кто, по ожесточению сердца не имеет благодати слез».

 

СЛОВО ОБ АРХИМАНДРИТЕ МАКАРИИ

         Должен сразу предупредить читателя, что мои записи в блокноте носят не упорядоченный, последовательный, скорее – хаотичный, от случая к случаю, характер: в основном, отмечал то, что самому было интересно. Первая моя запись гласила о том, что в самом начале ХХ века, в 1903 году, на верхнем ярусе колокольни Николо-Угрешского монастыря были установлены часы с боем курантов. Очевидно, и местные отцы Православной Церкви и прихожане вознамеривались жить в ногу со временем. Они, вероятно, были уверены, что время потечет однажды избранным и узаконенным порядком – посильного служения Господу, Царю и Отечеству. Но Время в какой-то мере их подвело, вместе с паствой отвернувшись от Бога… Что за времена пришли, мы отлично знаем из истории белого и красного противостояния, казней, убийств, предательства… На то, чтобы новые куранты зазвучали на восстановленной колокольне обновленного монастыря, понадобилось ровно сто лет… Монастырские часы снова пошли в 2003 году, отсчитывая в своей истории новое время…

         Первая русская революция, которая в истории страны обозначена 1905-1907 г.г., в монастыре совпала с погребением в крипте Спасо-Преображенского собора архимандрита Валентина и утверждением Святейшим Правительствующим Синодом в должности настоятеля Николо-Угрешского мужского общежительного монастыря (15 июня 1905 г.) иеромонаха Макария (Ятрова), избранного до этого братией обители. В том же году Митрополитом Московским Владимиром он был возведен в сан архимандрита. Его облик, последнего настоятеля обители, донесла до нас фотография участников Первого всероссийского съезда монашествующих, проходившего в Троице-Сергиевой лавре  в июле 1909 года.

 

«ОТЧАЯНИЕ ОВЛАДЕЛО ВСЕМИ!»

         Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов Михаил Ятров был определен на службу в 72-й пехотный Тульский полк. Что это была за война, достаточно ознакомиться с выдержкой из письма экзарха Болгарской церкви Антилы императору Александру П: «Апрель 1877. …Если Его Величество Всероссийский император не обратит внимания на положение болгар. Не защитит их теперь, то лучше их вычеркнуть из списка славян и православных…

         Мольба о защите болгарского народа от турецкого ига была услышана, и последовало ответное «Воззвание государя императора к болгарскому народу»:

         «Болгаре!

         Мои войска перешли Дунай и вступают ныне на землю вашу, где уже не раз сражались они за облегчение бедственной участи христиан Балканского полуострова…

         На храброе войско мое, предводимое моим любезным братом, великим князем Николаем Николаевичем, повелением моим возложено – оградить на веки вашу народность и утвердить за вами те священные права, без которых не мыслимо мирное и правильное развитие вашей гражданской жизни. Права эти вы приобрели не силою вооруженного сопротивления, а дорогою ценою вековых страданий, ценой крови мучеников, в которой так долго тонули вы и ваши покорные предки…

         Христиане Болгарии!

         Вы переживаете ныне дни, для вас приснопамятные. Пробил час освобождения вашего от мусульманского бесправного гнета. Явите же воочию миру высокий пример взаимной христианской любви… Сплотитесь твердо под Сеню русского знамени, победы которого уже столько раз оглашали Дунай и Балканы…

         Смиренно молю Всевышнего – да дарует нам одоление над врагами христианства и да ниспошлет свыше благословение Свое на правое дело.

         Июня 10-го дня 1877 года.

         АЛЕКСАНДР»*.

         Об участии в этой войне 72-го Тульского полка, о неимоверных трудностях и испытаниях, выпавших на долю Ятрова, можно узнать из военно-исторических источников**.

         В боевых действиях Михаил Иванович проявил себя как отважный воин и верный товарищ, за что был награжден медалью.

         В Москве, перед Политехническим музеем, в Ильинском сквере стоит памятник в честь русских гренадеров – героев сражения под Плевной во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. А если спуститься по Ильинскому скверу вниз, пройти мимо памятника прародителям славянской письменности, святым Кириллу и Мефодию, то взору откроется церковь на Кулишках, возведенная в честь победы на поле Куликовом в 1380 году. Да и сам Николо-Угрешский монастырь – грандиозный памятник этой победе!

         Но вернемся к судьбе Ятрова. Позднее он был произведен в унтер-офицеры, а затем – в прапорщики. После окончания Варшавского пехотного юнкерского училища, в 1881 году высочайшим приказом Ятров, произведенный в подпоручики, командовал ротой.

         Выйдя в отставку, Михаил Иванович с марта 1883 г. учительствует в Николо-Угрешском народном училище, которое через пять лет было преобразовано в церковно-приходскую школу, где Ятрова утвердили преподавателем Закона Божия.

         13 апреля 1891 года он был пострижен в мантию с именем Макарий. Оставив с 1899 года официально преподавательскую должность законоучителя, отец Макарий продолжал заниматься любимым делом, преподавая Закон Божий в Николо-Угрешской школе. За подвижничество в деле образования отец Макарий получил свою первую церковную награду – набедренник.

         Николо-Угрешский монастырь за время пребывания Макария на посту настоятеля (1905-1919 гг.) достиг своего расцвета, за что архимандрит был отмечен высокими наградами. Существовал он на доходы от принадлежащих ему домов в Москве, лесных дач в Московской и Владимирской губерниях, мельницы, торговли (в частности, поставляли ромашку лекарственную в аптеки Москвы) и, конечно, на пожертвования богомольцев, число которых стало столь велико, что даже был организован специальный маршрут по Москве-реке (паломнические речные поездки в монастырь из села Коломенское возобновлены и ныне в летние месяцы).

         Обитель занималась широкой благотворительностью: деньги шли на оказание помощи голодающим, на постройку московских соборов, на поддержку различных братств и миссионерской деятельности. Монастырь содержал школу, больницу и богадельню. В странноприимном доме монастыря в это время нашли поддержку и помощь свыше 12 тыс. мужчин и 6 тыс. женщин. Ежегодно свыше 5,5 тыс. человек получали бесплатную медицинскую консультацию и лекарства в монастырской больнице. Богомольцев в обители принимали три гостиницы.

         Угрешский монастырь при архимандрите Макарии (Ятрове) пользовался особым вниманием московских святителей. Здесь неоднократно бывал святитель Макарий (Невский), митрополит Московский и Коломенский, который, удалившись на покой,         именно в этой обители провел последние годы своей жизни. Приезжал сюда и Святейший __________________               

         * (Шипка и Плевна – слава русского оружия: Из истории Балканской войны 1877-1878 гг. – М.: Современник, 2003. – С. 33-34).

        **(Соседко Д.Д. История 72-го пехотного тульского полка. 1769-1901 -. Варшава, 1901; Алферьев Н.П. Записная книжка 72-го Тульского полка. Брянск, 1914; Григоров Н. Дневник военных действий 72-го пехотного Тульского полка в кампании 1877-1878 гг. – СПб.: 1910).

         Патриарх Тихон.   Вместе с московским духовенством  и обитатели монастыря отметили в 1912 г. столетие победы в Отечественной войне 1812 г. Богослужение проходило в Николаевском и Преображенском соборах; на крестный ход вынесли ковчег с мощами Святителя Николая и чтимые образа Божией Матери «Взыграние». Большой монастырский хор озвучил проходившие торжества благостным пением.

         А весной 1914 года отмечалось в обители 300-летие Никольского собора, по этому случаю митрополитом Макарием была совершена торжественная литургия вокруг монастыря; к этой дате вышла в свет брошюра «В память 300-летия Николаевского собора в Николо-Угрешском монастыре».

          Но вскоре мирному благоденствию Угреши пришел конец: началась война с Германией, и многие послушники обратились с прошениями быть посланными на фронт…

 

ТАЙНЫ И ПОДВИГИ АРХИМАНДРИТА ФИЛОФЕЯ

           Филофей в истории российского Православия - имя достопамятное. Русский писатель и публицист первой половины ХУ1 века, монах псковского Елеазарова монастыря, автор посланий к великому князю Ивану Ш и Василию Ш. В своих посланиях Филофей изложил теорию о том, что Москва является хранительницей истинной христианской веры, известной под названием «Москва – Третий Рим». Эта теория утверждала идею преемственности ведущей роли Москвы, Московского государства в православном христианском мире после утраты ее Константинополем.

           Приняв постриг, Филипп Антипычев старался соответствовать святоотеческому имени Филофея.  Но по жизни судьба угрешского Филофея во многом перекликалась с судьбой настоятеля обители Макария, который воевал, учительствовал, посвятил себя служению Богу и Православию, поэтому впоследствии и сам благосклонно, доверительно, участливо отнесся к более молодому подвижнику Веры.

           Филипп родился в крестьянской семье в 1865 (по другим источникам – в 1866) году в деревне Кишкино. В самой деревне, что было характерно для многих населенных мест России, проживало немало семей и людей с одинаковой фамилией. Не избежало этой традиции и Кишкино, примыкавшее почти вплотную к Капотне.

         Как и все, Филипп с детства был уверен, что село названо в честь татарского князя Капота, перешедшего на сторону московских князей. Хотя Капотня, ставшая со временем  вотчиной Николо-Угрешского монастыря, упоминается еще в завещании Ивана Калиты, жившего, как известно, в ХП веке. В словаре Владимира Даля находим иное толкование, которое ближе к истине: копоть – яма, где гонят смолу или деготь. И название Капотня следует расшифровывать как место производства смолы и дёгтя. Не нужно забывать, что поселение в ту пору окружали девственные хвойные леса…

         Как бы там ни было, капотнинские ребята то ли из-за гордыни, что живут ближе к матушке Москве, то ли из-за чрезмерного бахвальства силой, то ли из-за местных красавиц часто сходились в поединках с кишкинскими молодцами, ни в чем не хотевшими уступать соседям. Случалось, драки не обходились без пуска крови, синяков и ушибов с обеих сторон, но иногда горячие головы входили в раж и кулачные бои заканчивались трагически.

         Таким бесстрашным был и Филипп. Внешне строен, подтянут, жилист, упруг, сметлив и расчетлив в трате сил, уж будьте уверены, мог постоять за честь свою и парней из родной деревни.

         Зимою сходились на бои хлестко, без предварительной разведки и разминки, били наотмашь. В одном из таких противостояний возле шлюзов на Москве-реке Филипп неумышленно нанес сильный удар в височную часть головы соперника. И парень, казавшийся сильней и крепче, рухнул как подкошенный. Не приходя в сознание, пролежал два дня, а на третий испустил дух…

         Филипп Антипычев ходил как неприкаянный, стыдясь смотреть в глаза не только знакомым и не знакомым людям, но, казалось, и на весь белый свет. С заутрени до вечери простаивал на коленях в Успенской церкви монастыря, вымаливая прощение у Господа за тяжкий проступок.

         Как-то к нему подошел священник и сказал, что отныне Филиппу предстоит долгий, для которого и жизни будет мало, путь исправления и покаяния за свершенный грех: «В служении страждущем, оступившемся и Господу Богу твоя дальнейшая стезя…»

         Мировой судья, объявивший проступок Филиппа Антипычева не подлежащим уголовному наказанию, также посоветовал ему искупить свою вину служением в монастыре. И Филипп понял, что с крестом покаяния теперь никогда не расстанется. С того дня он как бы замкнулся, избегая всякого общения с внешним миром и проводя долгие часы за молитвами.

         В январе 1885 года он стал послушником Николо-Угрешского монастыря, но постриг принял  уже в возрасте 33 лет - 10 декабря 1898 года с именем Филофей. Очевидно, поздний постриг (соответственно тогдашнему положению, послушников обычно постригали по достижению ими 30 лет) был вызван причинами, о которых сказано выше.

         Многолетнее испытание он выдержал. 1 декабря 1898 года был пострижен в мантию, 14 сентября 1899 года отец Филофей был рукоположен в сан иеродиакона, а через два года (22.10.1901) – в сан иеромонаха.  В 1907-1910 годах он был благочинным обители,  а с 1910 по 1914 гг. преподавал Закон Божий в монастырской школе, учиненной для братии, сам будучи в свое время учеником о. Досифея (Байкова) и выпускником Николо-Угрешского народного училища. 6 мая 1914 года его наградили за службу наперсным крестом. На этом его преподавательская деятельность завершилась, ибо началась Первая мировая война, и иеромонах Филофей (Филипп Иванович Антипычев) ушел на фронт полковым священником. (ЦИАМ, ф. 1371, оп. 1, ед. хр. 94, л. 1).

 

СЛОВО О ПОЛКОВЫХ СВЯЩЕННИКАХ

         Присутствие в армии представителей духовенства с петровских времен регулировалось двумя главами из государевых «Воинских артикулов»: «О страхе Божии» и «О служении Божии и о священниках»; на флоте – морским уставом 1720 года*.

         По штату в каждом полку находилось по одному православному священнику и церковнику, которые были обязаны проводить богослужения, исповедовать и причащать раненых, хоронить и отпевать погибших, а также извещать родственников  о погибели. Священники были и при штабах корпусов, армий и фронтов**.

         Российская армия в своем большинстве была православной. Солдатам и офицерам в церквях и храмах в местах, откуда они призывались и уходили на фронт, батюшки и родственники давали образки святых, которые должны были защищать воинов от смерти.

         209-й пехотный полк, в который он попал, был сформирован в июле 1914 года и назван в честь уездного города Московской губернии Богородским. Полк вошел в состав первой бригады 53-й пехотной дивизии 27-го армейского корпуса 5-й армии Северного фронта. На плечи Филофея сразу обрушилось множество дел и священнических обязанностей. Перед отправкой на передовые позиции он отслужил напутственный молебен, в котором отметил важность  боевого духа и воинской дисциплины.

        Полковой священник и сам являл пример хладнокровия и выдержки. Он не отлучался с передовой, мужественно перенося все тяготы окопной жизни, сам рискуя жизнью, продолжал исполнять свой патриотический долг.

_____________________

*(Буганов А.В. О русском православном воинстве // воинский подвиг защитников отечества: традиции, преемственность, новации: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Вологда, 2000. Ч.1. – С. 85).

**(Митрополит Евлогин (Георгиевский). Путь моей жизни: Воспоминания. М., 1994. – С. 241).

СУДЬБА БОГОРОДСКОГО ПОЛКА

         Переменчива и горька судьба Богородского полка. Сформированный и обученный на скорую руку, ополченческий полк уже в начале августа влился в действующую армию, в местечке Родзивилишки (территория нынешней Литвы) и тут же был брошен в наступление. По сообщению военных сводок тех лет, в результате блестяще проведенного маневра неприятель был выбит с занимаемых им позиций и далеко отброшен. Известно, что 1 и 2 сентября 1914 года полк охранял и обеспечивал переправу русских войск через Неман. Но наиболее серьезное испытание Богородскому полку выпало в бою за усадьбу

Р. Урбантишитен, когда русские пехотинцы оказались в тылу немецких позиций, лишившись  связи с другими частями, пулеметов и артиллерийского прикрытия. Под смертельным шрапнельным огнем и разрывами гранат они вынуждены были отражать натиск превосходящих сил противника.

         «Три раза неприятель переходил в атаку, прорываясь сквозь редкие цепи пехоты, и каждый раз офицеры, собрав солдат, воодушевляя их личным примером, мужественно бросались в штыки, очищая позиции от неприятеля, - пишет исследователь истории 209-го Богородского полка, кандидат исторических наук Е. Комаровский. – Но, несмотря на все мужество и героизм солдат Богородского полка, усадьбу все же пришлось сдать: слишком неравны были силы. Бой продолжался до одиннадцати вечера. По отступавшим была открыта пулеметная и ружейная пальба. Но богородцы отходили в полном порядке, часто останавливались, поджидая отставших. В этом бою полк потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести более тысячи человек. На поле сражения остался и командир полка полковник князь Масальский. Это произошло 28 сентября. Вечная им память».

         Филофей помогал санитарам выносить раненых с поля боя, молил Всевышнего о заступничестве за русских воинов, молитвой укреплял дух тех, кто терял веру в благополучный исход сражения. В одном из боев он совершил настоящий подвиг, спас полковое знамя. Георгиевское знамя образца 1875 г., исполненное золотым шитьем - это реликвия 209-го Богородского полка. В часы страшных потерь, когда командир полка и знаменосец были убиты, а враги насели со всех сторон, знамени грозила опасность быть захваченным. Отец Филофей, не мешкая, бережно снял с древка полотнище и обернул его вокруг тела. Немцы не тронули русского священника, и ему удалось выйти из окружения и пробраться в расположение русских, хотя в родном полку некоторое время считали его без вести  пропавшим. Только 24 января 1915 года за проявленную доблесть он удостоился ордена св. Георгия 4-й степени.

          О доблести и значении этого ордена в Российской армии можно говорить только в превосходной степени. Первым кавалером ордена св. Георгия 4-й степени стал в феврале 1770 года премьер-майор Р. Паткуль. В годы Первой мировой войны тысячи офицеров заслужили право на орден Георгия 4-й степени, сотни из них награждены посмертно. Среди первых «смертью запечатлевших подвиг», увенчанный наградой, как писалось в приказах о посмертных награждениях, был знаменитый русский летчик П.Н. Нестеров, совершивший первый в мире воздушный таран и героически погибший в начале войны, 26 августа 1914 года. Известен и единственный случай коллективного награждения орденом св. Георгия 4-й степени. В 1916 году этой высокой наградой была отмечена французская крепость Верден за мужество ее защитников при обороне знаменитого «верденского выступа».

          Нельзя без чувства восхищения и преклонения перед этим мужественным защитником Отечества и  Православной Церкви, каким был Филофей, читать в записке ведомства протопресвитера армии и флота Г. Шавельского о том, что «14 православных священнослужителей получили в награду орден Св. Георгия 4-й степени» (всего же на конец войны в армии и на флоте состояло до 700 священнослужителей постоянного состава и около 3000 священников, привлеченных из епархий. – См.:Чимаров С.Ю. Русская православная церковь и вооруженные силы России в 1800-1917 гг. СПб, 1999. – С. 169; 173-174).

          Несомненно, что святоотеческие корни героизма, в честь которого и был воздвигнут Николо-Угрешский монастырь, произрастали и укреплялись в патриотических поступках и вероизъявлениях его насельников, какими являлись Архимандрит Макарий (Ятров) и иеромонах Филофей. Славные традиции по защите Отечества крепко обосновались в стенах обители еще со времен победного завершения битвы на поле Куликовом, где великий князь Московский Дмитрий Донской со светочами воинского духа Пересветом и Ослябей и единоверцами разгромил орды ненавистного Мамая.

          Отсюда же, за два года до наступившей опалы и окончательного переезда в Николо-Угрешский монастырь (здесь он проведет последние восемь лет жизни), митрополит Московский и Коломенский Макарий (Невский) послал благословение русским воинам, отстаивающим интересы России на фронтах Первой мировой войны. Известна ответная благодарственная телеграмма главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерал-адъютанта Н.И. Иванова:

         «Мои подчиненные и лично я благодарим вас сердечно, Владыка, и духовенство Московской епархии за молитвы о ниспослании нам помощи Божьей, за благословение иконою святого Николая Чудотворца и за подарки для наших воинов в Галиции.

         Просим и впредь святых молитв ваших и всего подведомственного вам духовенства о даровании нам победы над жестоким исконным врагом русского народа и о том, чтобы милосердный Бог не допустил из-за наших ошибок и недостатков пострадать тому великому делу, к которому он ныне нас призвал.

          От души желаю вам, владыка, и духовенству утешения в трудах на благо паствы и отрады видеть добрые плоды всех забот, трудов и самоотверженных жертв, которые несут все верные подданные нашего царя с ним самим во главе»*.

          Как отмечал журнал «Родная жизнь», выпускаемый российским Александра Невского братством трезвости, война заставила вернуться к «верному незыблемому единственному исконному утешению своему – родной Православной Церкви. Великие потрясения, вызванные войной, разбудили душу народа».

 

«НА СМЕРТНЫЙ БОЙ ПОЙДЕМ…»

          В октябре 1917 года произошел Октябрьский переворот. В принятом 26 октября Декрете П Всероссийского съезда Советов «О земле» сообщалось: «Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, впредь до Учредительного собрания». Так, Николо-Угрешский монастырь лишился всех своих земельных владений, но это было лишь начало…

         Последовало Постановление Комиссариата по народному просвещению РСФСР «О передаче дела воспитания и образования из Духовного ведомства в ведение Комиссариата по народному просвещению»: «передать из Духовного ведомства дело воспитания и образования ведению Комиссариата народного просвещения». Согласно этому постановлению Церковь лишалась всех семинарий, училищ, академий с принадлежащим им движимым и недвижимым имуществом, «т.е. со зданиями, надворными постройками с земельными участками под зданиями и необходимыми для школ землями, с усадьбами (если таковые окажутся), с библиотеками и всякого рода пособиями, ценностями, капиталами и ценными бумагами и процентами с них и со всем тем, что предназначалось для вышеозначенных школ и учреждений».

         И, наконец, последним ударом явился Декрет от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», где за общей приличествующей оболочкой,

типа: «Каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать

никакой», следовали запретительные и экспроприационные меры: «Преподавание _____________________

*(Хечинов Ю. Ангелы-хранители. М., 1996. – С. 97).

 

религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускаются» и «Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием».

         В связи с этими декретами советской власти церковно-приходская школа, действовавшая при Николо-Угрешском монастыре, была упразднена, началось изъятие церковных ценностей, хозяйственных и жилых строений, инвентаря обители…

         Всё, о чем поспешил рассказать выше, свидетельствует о том, что монастырь, если бы не стихия революционных потрясений, всколыхнувших Россию, мог процветать еще не одно десятилетие и не один век. Но волна террора и убийств докатилась и до стен достославной обители и ее пределов.

         А начало трагической вакханалии положил случай, происшедший 13 сентября 1908 года, когда после утреннего богослужения в своей келье тремя револьверными выстрелами был убит настоятель Екатерининской пустыни игумен Мартирий, бывший насельник Николо-Угрешского монастыря. Выяснение обстоятельств подлого деяния не заставило себя долго ждать – грабеж. «Московские ведомости» через два месяца после совершенного злодейства подробно осветила возникшую перестрелку на даче, неподалеку от станции Лосиноостровской,  чинов охранного отделения с молодым анархистом. Не видя выхода, он выстрелил себе в висок. Позже в кармане его пиджака найдут документы, подтверждающие имя человека, совершившего убийство в Екатерининской пустыни, а через некоторое время будут схвачены и два его подельщика. Это были максималисты-«экспроприаторы», пытавшиеся таким образом пополнить партийную кассу.

         Об этом трагическом событии напоминаете в обители надгробие, сохранившееся до наших дней, с надписью: «Под сим камнем покоится прах игумена Мартирия. Род. В Москве 28 июня 1840 г. 15-ти лет поступил в Николо-Угрешский монастырь. 38 лет прожил там, назначен настоятелем Екатерининской пустыни. Управлял 6 лет и 3 месяца. Убиен в 9 часов утра 13 сентября 1908 года».

          «Насельниками» же новой жизни через десять лет в монастыре стали организаторы детской колонии и дома отдыха Наркомфина. За монашеской братией оставался лишь двухэтажный корпус с Успенской церковью и деревянные избушки скита. С самого начала образования детской колонии большинство церквей и храмов на территории монастыря были подвергнуты опустошению и разорению. В довершение несчастий в монастыре начался голод, о чем оставил письменное подтверждение святитель Макарий (Невский):

«Голод здесь весьма чувствуется. В Москву мне не придется уехать, там тяжкое утеснение. Да и в Угреше не лучше. Братия разъезжается по домам от голода».

           Вслед за голодом последовали и вооруженные люди в кожаных тужурках во главе с уполномоченным Борисом Паршиным, который предъявил архимандриту Макарию ордер на изъятие всех монастырских лошадей, на что настоятель ответил: «… Владыка отпустит вам лошадей, но я вашей власти не подчиняюсь, и если хотите, то грабьте и берите с меня последний крест…» Присутствующие рядом прихожане возмутились и заступились за отца Макария. Паршин хотел сбежать, но угрешцы заперли его и сопровождавших лиц в сарай. Власти обвинили архимандрита Макария в агитации против советской власти среди крестьян и саботажа решений местных советов. По указанию Московской уездной чрезвычайной комиссии настоятель монастыря был арестован, о чем не замедлила сообщить газета «Известия» ВЦИК (8 авг. 1918 г.) в статье «Святейшая контрреволюция».

           В статье был  описан обыск и арест настоятеля архимандрита в Угрешском монастыре: «Обыск начался с покоев митрополита Макария, во время которого обнаружено много документов, свидетельствующих о его контрреволюционной деятельности». Автор сообщает, что на письменном столе найдено только что составленное воззвание к православному русскому народу в связи с расстрелом Николая П. В статье также говорится, что игумен монастыря арестован и препровожден в распоряжение ВЧК по борьбе с контрреволюцией».

         Через несколько дней архимандрит Макарий за недоказанностью был выпущен на свободу, но слежка и гонения на него продолжались. В начале октября митрополит Макарий (Невский) и настоятель монастыря архимандрит Макарий подверглись ограблению и страшному унижению. Вот как говорится об этом в письме митрополита Макария Патриарху Тихону: «… Старший из бывших во главе пришедших предложил мне сесть и начал делать вопросы в грубой форме о хранении капиталов в моей ризнице. Не получивши от меня желательного для него ответа, он при пособничестве своих товарищей стал делать обыск во всех моих комнатах, имея в виду по преимуществу желательные для него капиталы и ценные вещи. Не найдя там искомого, он дерзко стал требовать указать место хранения так называемого несгораемого шкафа с капиталами. При этом угрожал расстрелом. Получивши ответ, что такого ящика с капиталами нет, что я запасных капиталов не имею, содержусь на средства пенсии и при помощи монастыря, он направил на меня револьвер, который держал в руке.

         На это я ответил, что смерть нам, христианам, не страшна, что я готов, и, оградив себя крестным знамением, обратился к нему грудью, ожидая выстрела, но такового не последовало. Разгневанный неудачей своей, он подошел и сделал мне оскорбление рукой. После этого он пожелал видеть ризницу. Я поручил исполнение этого требования лицу, заведующему ризницей, которая находилась здесь же.

         Перебравши и осмотревши все, он взял из моих собственных вещей:

1. Митру ценную, с митрополичьим крестом. При этом он кощунственно одел ее на себя;

2. Две панагеи и наперсный крест.

         С головных бархатных скуфеек сорвал крестики. Сделавши все это, он, с заметной торопливостью, ушел со своими товарищами делать обыск в монастырских храмах и келиях начальствующих лиц…»

         Из этого документа видно, что и «начальствующее лицо» - архимандрит Макарий – подвергся оскорбительным действиям со стороны грабителей, как и другие насельники монастыря, о чем свидетельствуют их показания. Иеродиакон Нектарий: «Всех злоумышленников, производивших обыск в квартире, было 5 человек. Одеты были в серых куртках из солдатского сукна. Двое держали в руках револьверы». Монах Спиридон: «У одного злоумышленника была в руках бомба…»

         Патриарх Тихон в своем письме (от 30 октября 1918 г.) председателю Совета народных комиссаров В.И. Ульянову (Ленину) отметил «тяжелое положение нашей Родины вообще, и в частности тот гнет, произвол и беззащитность, коим подвергаются лица духовные и верующие миряне». Далее в письме приводится возмутительный факт подобного насилия над Московским Митрополитом Макарием, проживающим в Николо-Угрешском монастыре: «80-летний старец подвергся не только ограблению, но и прямому физическому оскорблению со стороны лиц, вторгшихся в храм Божий с оружием в руках. Надеюсь, что власть имущие примут, наконец, меры к тому, чтобы прекратились подобные явления и не допускались впредь насилия над беззащитными людьми».

         Председатель Совета Народных Комиссаров, относительно блюдя еще правила

некоей дипломатичности и революционной «справедливости», потребовал от тогдашнего народного комиссара юстиции «немедленно назначить строжайшее судебное следствие по возмутительному делу об оскорблении действием 80-летнего старца бывшего Митрополита Московского Макария». Но слова эти были брошены как бы в пустоту, отдавая явным фарисейством, а следствие было за давностью прекращено, а изъятые вещи не возвращены. «В моей комнате забрали 135 р. денег и серебряные часы», - свидетельствовал казначей иеромонах Авель. «Бандиты забрали в ризнице кресты (7)1 3 митры, деньги, билеты 1, 2, 3 займа и ренту, удостоверения на вечный Клак [вклад]. Золотую митру с чудотворной иконы Николая Угодника, митра золотая с бриллиантами. Из церкви из ящика взяли 500 руб. У меня взяли серебряные часы…» - показал ризничий иеромонах Нафаил. Но в заключении по делу У1 Следственного отдела Народного Комиссариата Юстиции ничего конкретного не говорится (и как две капли оно похоже на некоторые сегодняшние дела, застрявшие в судебных инстанциях): «так как нападение произошло между 6 и 9 часами вечера, когда уже было темно, то никто из потерпевших и присутствовавших не заметили черты лица злоумышленников. Все заявили, что опознать кого-либо из нападавших они не могли бы. К этому надо бы добавить, что Николо-Угрешский монастырь расположен в пустынной местности на берегу Москвы-реки в 10 верстах от железной дороги и в полуверсте от малопоселенной слободки, состоящей из 20-25 дворов, а также вдали от проезжей дороги, что содействовало преступникам скрыться, не будучи замеченными кем-либо из проезжих или прохожих… На основании изложенного… дальнейшее следствие по этому делу, кроме траты времени и денег, ни к каким положительным результатам привести не может…»

         Итак, с откровенным наглым вторжением на территорию монастыря и, выражаясь современным языком, бандитско-рейдерским захватом зданий и имущества древней обители, мы имеем возможность познакомиться, изучая историю монастыря тех лет.

 

ОПЯТЬ ОБ ОТЦЕ ФИЛОФЕЕ

         Среди подвижников обители в это время внимание привлекает отец Филофей, вернувшийся в монастырь после 1917 года. В истории Угреши он уже упоминается как игумен и одновременно казначей обители. В титульном списке: игумен – настоятель монастыря (церковный чин между иеромонахом и архимандритом). При нем из монастырской казны и ризницы были изъяты ценности в количестве 558 предметов, которые занимали 33 места. Их общий вес составил 24 пуда 38 фунтов и 64 золотника. Для сравнения вес изъятых в других храмах и церквах окрест не сопоставим с церковными ценностями Николо-Угрешского монастыря.

         Реализация изъятых ценностей «проводилась по трем направлениям: промышленная переработка церковного серебра и золота для Наркомфина, формирование «алмазного фонда» Гохрана, отбор художественных изделий для экспортного правления Внешторга»*.

        В 1925-1934 гг. Филофей служит во Владимирском храме села Красково, затем его следы теряются… Мы, к сожалению, не знаем, чем был вызван этот его переход. С ним ушла и тайна монастырского клада. По преданию, усиленно распространяемому в последние годы, не все ценности унесли чекисты из монастыря. Где они спрятаны, знал только один человек, уцелевший после церковной «чистки» в 20-х-30-х годах ушедшего века. Этот человек – Филофей. Когда эксперты, сотрудники НКВД и Наркомфина, проводившие экспроприацию церковных фолиантов и раритетов, сопоставили описи церковного имущества с актами последних изъятий, то поняли: изгоняемые из обители монахи унесут с собой немало тайн. Но ни допросы, ни притеснения, ни гонения не поколебали их духа и стойкости.

         Филофея не могли просто так убрать, сгноить в казематах Лубянки, расстрелять на Бутовском полигоне, его отпустили с «миром», организовав негласный надзор за ним, за каждым его шагом. Рано или поздно, считали они, Филофей каким-то случайным промахом должен выдать себя и указать место, где таится монастырская  сокровищница, но этого казуса не случилось… Мало того, ближе к зиме 1934 года иеромонах просто исчез из села, растаял, растворился в воздухе, не оставив ни малейшего следа, кроме, пожалуй, зажженной лампады пред иконой Владимирской Богоматери и раскрытого молитвенника… Он исчез, породив массу предположений  догадок, нелепей одна другой.

         Ходили слухи, что он подался на Украину, в Харьковскую область, где тоже есть

_______________________

     *(Изъятие церковных ценностей в Москве. М., 2006. – С. 27).        

 

село Петровское, как и то, что лежало в километрах двух от Николо-Угрешского монастыря. С селом этим связана загадочная история, которую несомненно знал отец Филофей.  Будто всё население села Петровское, что близ Лыткарино, вдруг в одночасье, перед реформой 1861 года, исчезло неизвестно куда. Было в нем, по описанию, 19 дворов крестьянских, 84 души мужского пола и 98 женского, господский дом, две церкви. Но уже по переписи 1869 года, проведенной после реформы (рассказывает краевед А.А. Белов, который и указал адрес переселенцев) обнаружилось там полное безлюдие, ни живых, ни хворых, ни даже покойников. Пусто! Только по-прежнему возвышались господский дом да два священных храма. Газета «Московские ведомости» рекламно зазывала: «Дача отдается на летнее время. Господский дом о 23 комнатах с мебелью и со всякими службами, на берегу Москвы-реки, в 18 верстах от Москвы и в трех от Николо-Угрешского монастыря, в селе Покровское, Чернышево тож».

         На расспросы нынешние старожилы добродушно отвечают: «Наслышаны мы, что крестьяне Петровского когда-то были проиграны в карты помещиком».

         «Да, что это там иеромонах Филофей оставил? – возмущаются другие. – Читать книги надо. Его след в деревне Бережки в Егорьевском районе чуть ли не в наше время обнаружился. Будто до 1950-х годов проживал там древний совсем старец, все его Антипычем звали. Седой весь, а глаз и ум остер, многое знал, многое помнил, мудро рассуждал. А вот о себе ни слова не произносил, скрытничал…»

 

«ПОЙДЕМ НА БОЙ МЫ, СЫНОВЬЯ…»

         На городском сайте города мое внимание привлек материал Т. Жигулевой «На рубеже эпох», который проливает свет на расклад сил в ближайших к столице окрестностях.

         «… руководство трудкоммуны административно сначала было приписано именно к Кишкинскому сельсовету. Сельсовет в деревне Кишкино был создан одним из первых в мае 1919 года… Классовое противостояние достигло в этом поселении наивысшего накала. На заседаниях сельсовета часто присутствовали члены партии. Так, из протокола заседания от 08.02. 1929 г. известно об участии в прениях от ячейки ВКП(б) трудкоммуны

ОГПУ № 2 товарища Трофимова. На собрании членов колхоза 07.02. 1930 г. слушали сообщение по раскулачиванию и постановили «одобрить линию правительства и ЦК ВКП(б) о сплошной коллективизации и ликвидации раскулаченных кулаков как класса».

В протоколах последующих заседаний содержатся подробные описания имущества раскулаченных хозяйств Антипычева А.В., Шарова В.Н., Иванова А.В., и других хозяйств».

         Слова «раскулачивание» и «ликвидация» на собраниях произносились не ради красного словца. За ними стояли судьбы людей, ни в чем не повинных ни перед властью, ни перед своими односельчанами, но бесследно исчезавших не только из жизни, но и из памяти поднятого на дыбы противостояния поколения.

         А рядом, за стенами Николо-Угрешского монастыря, кипела коммунарская жизнь, и воспитанников, вероятно, мало трогали просачивающиеся сообщения с «воли» о том, куда расползалось имущество и семейные ценности раскулаченных хозяйств. Часть оседала в неделимом фонде колхоза, а часть распоряжением общего собрания Кишкинского сельсовета от 07.03.1931 г. предписывалось, к примеру, изъять из имущества Антипычева Ивана Ивановича «1 шт. корыто железное, 1 шт. умывальник с раковиной, 2 чугуна, 1 шт комод маленький» в пользу колхозных яслей (по заявлению заведующей).

         Ну, ладно, конфискованы во благо детей, с натяжкой как-то можно еще оправдать подобные действия. Но до нас дошли воспоминания старожилов, «что большая часть церковного монастырского имущества – посуда, иконы, утварь – перекочевала именно в собственность кишкинских зажиточных хозяйств в эпоху деятельности комиссии по изъятию церковных ценностей в 1922 году».

         «К сожалению, - пишет  Т. Жигулева, - архивы донесли до нас очень мало документов той горячей поры. Несмотря на то, что согласно инструкции члены церковных советов должны были оказывать всестороннее содействие изъятию, на местах происходило всё в точности наоборот».

 

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОГО ДУХОВЕНСТВА

         Для нас, живущих на легендарной земле, пропитанной святостью Дмитрия Донского, Пересвета и Осляби, слова: «дружина», «воин», «ратный подвиг» преисполнены высокого смысла. Не случайны многолетние симпатии горожан к людям воинской профессии, дружеские связи с подшефными воинскими частями. Очевидно, эта тяга, это уважение проистекают от стен Свято-Никольского Угрешского монастыря, построенного в память о победе на Куликовом Поле, где русские войска под предводительством великого князя Московского Дмитрия Иоанновича разбили орды Мамая. Можно сказать, что это участливое внимание к защитникам Отечества зиждется в Угреше и на генетическом уровне, передаваясь из поколения в поколение от пращуров наших, вернувшихся и осевших после памятного сражения здесь, в ближайших пределах столицы.          

         Куликовская битва 1380 года, освобождение от монголо-татарского ига, борьба с интервентами в начале ХУП века и многочисленные войны последующих лет показали неразрывное единение Русской Церкви с народом, делившей с ним все радости и горести.

         История единения служителей веры и воинства известна с первых веков принятия христианства на Руси. «Православие на окруженной недругами Руси издревле было воинственным, - пишет историк  И.В. Оржеховский, - а воинство православным. Испокон веков и по сей день воины считают своими покровителями Великомученика Георгия Победоносца, выдающегося полководца и государственного деятеля Древней Руси благоверного князя Александра Невского, князей-полководцев Дмитрия Донского, равноапостольного князя Владимира и его сыновей воинов-страстотерпцев Бориса и Глеба, а также многих других».

         Отца Филофея (в миру – Антипычев) в тяжкую годину разразившегося мирового пожара 1914 года не надо было уговаривать – идти или не идти биться за Православную

Веру, царя и Отечество на поля развернувшихся сражений. Его не нужно было убеждать в том, что «и в военном, и в церковном обиходе ярчайшее проявление жертвенного служения именуется одинаково – подвигом». Поэтому, в час нависшей над Отечеством опасности, нисколько не медля, подал он прошение о посылке на фронт в качестве полкового священника. Его просьба была воспринята с пониманием, и вскоре он вместе с 209-м Богородским полком оказался в центре военного противостояния в Восточной Пруссии.

          Для того, чтобы читателю представить, в какой полк попал Филофей, что он из себя представлял и какая роль отводилась ему в предстоящих боевых действиях, обратимся к истории полка, размещенной на страницах Интернет.

          Согласно мобилизационному расписанию за № 20 от июля месяца 1914 года по Московской губернии из уезда в действующую армию, для пополнения и переукомплектования оной, был призван 7451 человек. Из общего числа новобранцев и запасных 2803 человека было отдано на формирование второочередного пехотного полка, который был назван в честь города Богородским и получил номерной знак 209. Полк вошел в состав первой бригады 53-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 5-й армии Северного фронта.

         Сложна и во многом трагична судьба этого полка с момента создания  в 1914 г. до его расформирования в 1918 году. Находясь в разряде ополченческих полков Русской армии, наскоро сформированных и обученных, он уже в начале августа был отправлен на фронт, в действующую армию. Перед полком, прибывшим 9-го числа (по старому стилю) в местечко Родзивилишки (территория нынешней Литвы), тут же была поставлена боевая задача: обеспечить контроль над границей между населенными пунктами Паланген и Юрберг, ведя разведку до реки Неман.

         Первое свое боевое крещение 209-й пехотный полк получил 24 августа 1914 года под местечком Фридрихграбен-1, где в результате блестяще проведенного маневра неприятель был выбит с занимаемых им позиций и далеко отброшен от населенного пункта.

         В этом бою было убито и ранено 3 офицера и 7 нижних чинов. Полковому священнику Филофею, оказывавшему медицинскую помощь и духовную поддержку в местах ожесточенных схваток с противником, удалось установить  имена русских воинов, проживавших в Богородском уезде Московской губернии: убитого рядового Василия Капненкова, раненых старшего унтер-офицера Сергея Нестерова из деревни Игнатьево, рядового 4-й роты Григория Швыряева с фабрики Морозова, рядового Петра Шмелева и других.

         Да, помимо основных обязанностей, отмеченных в инструкциях протопресвитера военного и морского духовенства отца Георгия Шавельского, а именно: «в назначенное военным командованием время совершать богослужения; по согласованию с полковым начальством готовить личный состав к исповеди и причастию святых Христовых Тайн; совершать таинства и церковные обряды для военнослужащих, наставлять их в истинах Православной веры, вести беседы и чтения, исправлять нравственные недостатки; утешать больных в лазаретах, погребать усопших, преподавать солдатам Закон Божий, охранять солдат от «вредных учений» и отпадения от православной веры; внушать военнослужащим любовь к вере, государю и Отечеству», полковой священник «должен был помогать врачу в перевязывании ран; заведовать выносом с поля убитых и раненых; извещать родных о смерти воинов».

         Достаточно только повторить вслух все перечисленное выше, чтобы уважение и почитание заслуг отца Филофея возросло многократно.

         3 августа 1914 года Богородский полк был назначен в прикрытие г. Владиславова, а 1 и 2 сентября охранял и обеспечивал переправу наших войск через Неман у местечка Средники. Там же 2 сентября участвовал в боях с противником.        

         Но наиболее серьезное испытание Богородскому полку предстояло пройти в бою за усадьбу Р. Урбантишитен 28 сентября, где в результате тактической ошибки полк оказался в тылу немецких позиций, без связи с другими частями, без пулеметов и фактически без артиллерийского прикрытия. Он был вынужден отражать натиск превосходящих сил противника под губительным шрапнельным и гранатным огнем немецких батарей.

         Три раза неприятель переходил в атаку, прорываясь сквозь редкие цепи пехоты, и каждый раз офицеры, собрав солдат, мужественно бросались в штыки, очищая позиции

от неприятеля. Но, несмотря на все мужество и героизм солдат Богородского полка, усадьбу все же пришлось сдать: слишком неравны были силы. Бой продолжался до одиннадцати вечера. По отступавшим была открыта пулеметная и ружейная пальба. Но богородцы отходили в полном порядке, часто останавливались, поджидая отставших.

         В этом бою полк потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести более тысячи человек. На поле сражения остался и командир полка полковник князь Масальский.

 

ЧУДЕСНОЕ ЯВЛЕНИЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ РУССКИМ ВОИНАМ

         После гибели двух окруженных корпусов 2-й русской армии немцы бросили все свои силы на 1-ю, рассчитывая прижать ее к Неману и уничтожить. Но генерал Реннекампф разгадал этот план и смог отвести свою армию на российскую территорию и пополнить резервами. Спустя две недели Реннекампфу удалось даже развернуть новое наступление и поддержать успех 10-й армии Флуга в Первом Августовском сражении. Эти события представляют для нас определенный интерес в связи с явлением отступавшим из Восточной Пруссии русским воинам 1-й армии Божией Матери.

         25 августа 1914 года газета «Биржевые Ведомости» сообщила: «Исключительное по интересу письмо получено от генерала Ш., командующего отдельной частью на прусском театре военных действий. Написано оно 18 сентября, почти накануне битвы под Августовым. Приводим из него выдержку буквально: «…После нашего отступления наш офицер, с целым полуэскадроном, видел видение. Они только что расположились на бивуаке. Было 11 часов вечера. Тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: «Ваше благородие, идите». Поручик Р. пошел и вдруг видит на небе Божию Матерь с Иисусом Христом на руках, а одной рукой указывает на Запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся. Он долго смотрел на видение. Потом это видение изменилось в большой крест и скрылось…» После этого разыгралось большое сражение под Августовым, ознаменовавшееся большой победой*.

         Узнавшие из печати о чудесном явлении, члены Святейшего Синода провели свое расследование, результаты которого были опубликованы в «Вестнике военного и морского духовенства» (№ 21 от 1 ноября 1914 года). Статья включала более подробное описание чуда, происшедшего 1 (14) сентября 1914 г. верстах в семи от города Мариамполь, Сувалкской губернии, на границе с Восточной Пруссией. Свидетелями чудесно явления оказались поручик Александр Зернец и солдаты из обоза гвардейской кирасирской бригады. Матерь Божия с Богомладенцем явилась из яркой звезды и около получаса указывала рукой на Запад.

         Действительно, сразу после явления под Мариамполем Божией Матери развернулось сражение, в ходе которого немецкие войска были вытеснены из Августовских лесов, а русские части вышли на границу Восточной Пруссии. О чудесном явлении Царицы Небесной было доложено императору Николаю П. По его указанию были напечатаны большим тиражом армейские листовки, на которых было изображено явление Божией Матери с кратким поясняющим текстом об этом событии. Для увековечения памяти о Ея чудесном явлении, по благословению Святейшего Синода была написана икона Божией Матери, получившая название Августовская. Многочисленные списки с нее были почитаемы в народе.

         Для православных русских воинов это явление Божией Матери на прусской границе имело большое духовное значение. Во время отступления русской армии из Восточной Пруссии, в тот момент, когда в сердца солдат стало закрадываться пагубное сознание превосходства врага, Богородица указала путь русскому воинству и дала надежду на победу.

         С церковным благословением, под святым знаменем, с иконами, хранимые молитвенным покровом Божией Матери и заступничеством святых покровителей, шел полковой священник Филофей со своими единоверцами на правый бой.         Защита Отечества, в пастырском слове Филофея, -  святой долг, ступенька к святости, как высшего проявления воинского духа; мгновенный взлет духа, или терпеливое будничное несение жизненного креста всё одно – подвиг.

         Роль священника на войне зачастую выходила за рамки проведения богослужения и исполнения треб, - отмечал в своем исследовании «Военное духовенство в боях за Восточную Пруссию (1914-1915 гг.)» протоирей Георгий Бирюков. – Длительное служение в военной среде иногда сказывалось на полковых священниках, приобретавших некоторую воинственность. Довольно часто военный священник в решительную минуту боя с поднятым в правой руке Крестом воодушевлял солдат продолжать сражение.

         … Знаменитая российская певица Надежда Плевицкая, работавшая в 1914 году санитаркой в полевом госпитале 73-й пехотной дивизии, оставила в своих воспоминаниях 

описание поведения отца Евтихия (иеромонах Богородицко-Площанской пустыни ______________________

     *(Фарберов А.И. Заступничество Богородицы за русских воинов в Великую войну 1914 года. Августовская икона Божией Матери. – М.: Ковчег, 2007. – С. 95-96).

 

Брянского уезда – прим. авт.) во время боя за пограничный поселок Эйдкунен в ноябре 1914 года: «…Врачи выбивались из сил, и руки их были в крови. Не было времени мыть. Полковой священник, седой иеромонах, медленно и с удивительным спокойствием резал марлю для бинтов… среди крови и стонов иеромонах спокойно стал мне рассказывать, откуда он родом, какой обители и как трудно ему было привыкать к скоромному. Мне показалось, что он умышленно завел такой неподходящий разговор. «А может он придурковатый?» - мелькнуло у меня, но, встретив взгляд иеромонаха, я поняла, что лучисто-се5рые глаза его таят мудрость. Руки мои уже не дрожали и уверенно резали марлю, спокойствие передалось от монаха и мне». Не удивительно, что этот священник в решительную минуту прорыва из окружения пошел впереди полка с крестом в руке, воодушевляя бойцов.

         «Он не считался с опасностью и нисколько не боялся смерти. А когда пришел час его, то он, как пастырь добрый, совершенно спокойно положил душу свою за овцы своя. Вечная память тебе, дорогой собрат наш!» - писал командир 289-го полка об отце Евтихии. За стойкость и мужество, проявленные в боях на территории Восточной Пруссии, священник Евтихий (Тулупов) был награжден орденом святой Анны 3-й степени с мечами и бантом и посмертно – орденом святого Георгия 4-й степени.

         Важно отметить, что военное духовенство российской армии достойно несло тяготы войны и выполняло возложенные на него обязанности. Так было не только в Восточной Пруссии, но и на других участках фронта. Генерал А.А. Брусилов, вспоминая бои 1915 г. в Галиции, писал: «В тех жутких контратаках, среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры – полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением… Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой».

         Военные священнослужители часто отличались при выполнении своих обязанностей в особых условиях. Так, священник 6-го Финляндского стрелкового полка Андрей Богословский, стоя на возвышении, благословлял после завершения богослужения каждого подходившего к нему воина. Когда начался обстрел, он остался стоять на прежнем месте. В его грудь, в область сердца, попала пуля, но висевшая на груди дароносица изменила направление ее полета, и отец Андрей отделался легким ранением…

         При разгроме злосчастной армии генерала Самсонова некоторые священники погибли, некоторые даже попали в плен. Священник 29-го Черниговского полка 6-й пехотной дивизии отец Иоанн Соколов был почти сразу отпущен немцами, которые по какой-то причине решили освободить одного священника и 20 солдат. Отец Иоанн вернулся через Швецию в Россию и вынес на себе знамя полка, которое впоследствии представил Государю Императору. За спасение знамени отец Иоанн Соколов был награжден золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Николай 2-й записал  в свеем дневнике: «29 сентября 1914 г. Между докладами принял священника 29-го пехотного Черниговского полка, спасшего полковое знамя». (Шевяков Т. Знамена и штандарты Российской императорской армии конца 19-го – начала 20-го вв. – М.: АСТ-Астрель, 2002. – С. 22).

         Это не единственный пример спасения священником полкового знамени. 

 

СПАСЕНИЕ ЗНАМЕНИ 209-го ПЕХОТНОГО ПОЛКА

         «В феврале 1915 года, после отхода русской 10 армии из Восточной Пруссии и окружения ХХ армейского корпуса в Августовских лесах, желая спасти знамя 209-го Богородского пехотного полка 53-й пехотной дивизии, полковой священник иеромонах Филофей (Антипычев), перед прорывом из окружения обернул полотнище вокруг тела. Знамя полка врагу не досталось, так как отец Филофей пропал в Августовских лесах без вести. Иеромонах Филофей был награжден орденом святого Георгия 4-й степени».

         «От знамен 209-го пехотного Богородского и 212-го пехотного Романовского полков остались лишь древки со скобами, навершиями, юбилейными и Георгиевскими лентами. Полотнище знамени Романовского полка, по некоторым сведениям, 7 февраля обернул вокруг себя полковой адъютант поручик Ровинский. Вероятно, именно он, умирая в лагере для военнопленных, передал знамя вольноопределяющемуся 33-го пехотного Елецкого полка Мрачковскому, который, в свою очередь, передал его сестре милосердия Шимкевич, и ею знамя было возвращено в Россию уже в апреле 1917 года». 

         В таком виде дошло до нашего времени официальное сообщение о подвиге угрешского насельника, но в отношении «пропажи» Филофея в Августовских лесах информация оказалась не совсем достоверной. После долгих скитаний и безуспешных попыток прорваться через линию фронта иеромонах вышел, в конце концов, из окружения с группой раненых солдат в расположение своих войск. И хотя не удалось узнать подробностей о дальнейшей судьбе спасенного им полкового знамени, однако, именно с ним он вышел из окружения, и о его подвиге стало известно верховному командованию и канцелярии протопресвитера. Иеромонах Филофей был представлен к высокой награде – ордену св. Георгия 4-й степени приказом № 104 протопресвитера военного и морского духовенства от 27.11.1915 года. По состоянию здоровья он был отозван в тыл, где после восстановления физических сил продолжил служить в Свято-Никольской Угрешской обители.       

         Военная история иеромонаха Филофея внешне, кажется, завершается благополучно: его по возвращении с полей сражений  назначают игуменом и казначеем Николо-Угрешской обители по рекомендации протопресвитера, который, несомненно, был осведомлен о ратных заслугах монастырского насельника.

         Игумену, занявшемуся мирным окормлением прихожан Никольской Угреши, были определены канцелярией Главного священника армии и флотов соответствующая рангу награды пенсия и ряд привилегий, в том числе дававших право на потомственное дворянство. Они были предусмотрены для воинов, награжденных высокой наградой – орденом святого Георгия 1У степени. Но Филофей, по различным свидетельствам – в одном случае, вложил предоставленные ему пенсионные блага в общий братский котел, в другом – вообще отказался от воинских льгот и продолжал вести скромный образ жизни, оставаясь в стороне от многих искушений и благ земных.                

        Возрождение миссии православного духовенства в вооруженных силах становится в наши дни не только заботой о будущем, но также и данью благодарной памяти военным священнослужителям – добрым воинам Христовым.

 

«МЫ В НОГИ ДОЛЖНЫ ПОКЛОНИТЬСЯ…»

         В ноябре 1914 года линия фронта в Восточной Пруссии стабилизировалась, и до февраля 1915 года русские войска занимали более-менее постоянные позиции. Работу военного духовенства на фронтах первой мировой войны можно в какой-то степени оценить по количеству полученных священниками наград. Из 11 священников, награжденных в войну орденом святого Георгия, пятеро прошли через бои в Восточной Пруссии: священник 6-го Финляндского стрелкового полка Андрей БогословскийЮ священник 289-го пехотного Коротоякского полка иеромонах Евтихий (Тулупов), священник 5-го Финляндского стрелкового полка Михаил Семёнов, священник 7-го Финляндского стрелкового полка Сергей Соколовский, священник 209-го пехотного Богородского полка иеромонах Филофей (Антипычев).

         Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич дал в 1915 году высокую оценку деятельности полковых священников: «Мы в ноги должны поклониться военному духовенству за его великолепную работу в армии». К сожалению, вскоре случившаяся революция, последовавшая за ней гражданская война и годы советской власти практически стерли из народной памяти эту страницу русской церковной и военной истории.

         Когда же возник институт военных священников на Руси? Более известно об учреждении их в период царствования государя Алексея Михайловича Романова (1645-1676), что подтверждает устав его времени: «Учение и хитрость ратного строя пехотных людей» (1647), в котором впервые упоминается полковой священник и определяется его жалованье.

         В ХУШ веке Церковь и войско образовали единый организм под эгидой государства. Созданный Петром 1 корпус военных священников органично влился в структуру Российской армии и флота, которые были православными не только по духу своему, но и по форме: православная атрибутика пронизывала воинские ритуалы, службу и быт воинов.

Не случайным было и то, что имена святых, особо почитаемых на Руси, носили также и ордена: святого апостола Андрея Первозванного, святого равноапостольного князя Владимира, святого Александра Невского, святой Анны, святого Великомученика Георгия Победоносца. Священной для воина была присяга, ритуал принятия которой имел религиозный характер.

         Определяя войну вообще как бедствие и несомненное зло, Православная Церковь во все времена объявляет войны в защиту Отечества священными. Погибшие в освободительной войне совершают подвиг жертвенной любви, ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15: 13).

         Со временем руководство армейским и флотским духовенством было сосредоточено в деятельности полевого обер-священника (позже протопресвитера - главного священника) армии и флотов, который имел право личного доклада Императору. Обер-священники обязаны были наблюдать за службой и поведением полковых и корабельных священников, заботиться материальном обеспечении, ходатайствовать о награждении достойных и назначении уволенным пенсий и пособий, наблюдать за расходованием церковных денежных сумм.

         Основная работа по религиозному и духовно-нравственному воспитанию военнослужащих проводилась полковыми священниками. В назначенный командиром час они обязаны были совершать богослужения в полковых церквах в воскресенье и праздничные дни, совершать Таинства и требы, научать воинов истинам православной веры и благочестия, проводить беседы и чтения, утешать больных в лазаретах.

         Однако не только под сенью храмов и в тиши казарм духовно окормляли свою паству армейские и флотские священники. Они были рядом с воинами в боях и походах, делили с солдатами и офицерами радость побед и скорбь поражений, все тяготы военного времени. Они благословляли идущих в бой, воодушевляли малодушных, утешали раненых, напутствовали умирающих, провожали в последний путь погибших.

         К концу 1915 года военных священников насчитывалось 2 тысячи, а всего их было в армии свыше 5 тысяч. Многочисленные факты свидетельствовали о награждении 1500 человек за боевые заслуги. Так, если за все время существования Георгиевского креста до первой мировой войны этой высшей воинской награды было удостоено только 4 военных священника, то лишь за 1914-1915 годы их насчитывалось уже 14 человек.

         Четыре с половиной тысячи представителей военного духовенства пали смертью храбрых или были искалечены на войне.

 

        

 

 

 

ВСПОМИНАЯ ПАРАД 7 НОЯБРЯ 1941 ГОДА

 

На 7 ноября 1941 года Гитлер назначил парад своих фашистских войск в поверженной Москве. Немецким солдатам и офицерам уже выдали парадную форму, в которой они готовились маршировать по Красной площади. В 50 километрах от центра столицы в оккупированных Химках, армия захватчиков готовилась к последнему удару.

Москву защищали наспех сколоченные из окруженцев и народных ополченцев куцые дивизии, ожидающие сибирских подкреплений. В обескровленной обороне порой зияли такие бреши, что в них могли свободно втянуться крупные мобильные вражеские соединения. Москву спасла величайшая, непоколебимая сила духа ее защитников, представлявших весь советский народ.

О параде 7 ноября 1941 года и сопровождавших его событиях сегодня уже написано много. Между тем масса интересных подробностей осталась за кадром официальной истории и стала известна лишь недавно. По силе воздействия на ход событий парад войск на Красной площади 7 ноября 1941 года можно сравнить с успешной военной операцией.

Девять фактов о параде 7 ноября 1941 года

- Решение о проведении парада не было однозначным. Военная обстановка вокруг Москвы сложилась зловещая, — рассказал ведущий научный сотрудник Института военной истории полковник в отставке Борис Невзоров. — Московская битва втянула в свою орбиту на 2,3 миллиона человек больше, чем весь советско-германский фронт в приграничных сражениях июня 1941 года. На полях Подмосковья с обеих сторон солдат и офицеров сражалось на 3,4 миллиона больше, чем в будущей Сталинградской битве, на 3 миллиона больше, чем на Курской дуге и на 3,5 миллиона больше, чем в Берлинской операции.

Из сравнения этих цифр с цифрами операций, проведенных союзниками, видно: ни одна из них по этому показателю не может сравниться с битвой за нашу столицу. Так, в сражении под Эль-Аламейном, которое, по мнению западных историков, положило начало коренному перелому во Второй мировой войне, живой силы участвовало в 23 раза меньше, чем под Москвой. На всем западноевропейском фронте к концу войны общее количество германских и союзных (американских, английских, канадских, французских, польских, датских и др.) войск было на 100 тысяч человек меньше, чем действовало в одной Московской битве.

Наконец, в самых крупнейших операциях Первой мировой войны участвовало солдат и офицеров в 3,5 раза меньше, чем в сражениях за советскую столицу. Эти сравнительные данные показывают, что не только в Великой Отечественной, но и во Второй и Первой мировых войнах, в войнах XX века вообще не было более крупного сражения, чем Московская битва.

Обстановка была настолько опасной, что в середине октября часть правительственных учреждений и дипломатический корпус были эвакуированы в Куйбышев. С 20 октября столица переведена на осадное положение. Москва готовилась к уличным боям. Не прекращались налеты и бомбардировки. Казалось, силы были на пределе. Поползли слухи, что Сталин покинул столицу. Это очень сильно деморализовало тыл и фронт. Нужно было показать, что все нормально, ситуация под контролем.

Иосиф Виссарионович Сталин принял решение провести ежегодный парад 7 ноября в Москве. Но одно дело принять решение, другое – провести его в жизнь в смертельно опасной обстановке. Сорвать мероприятие мог авиационный налет фашистской авиации, что было тогда каждодневной реальностью. Более того, находящееся на трибуне правительство — лакомая и легкая мишень для противника. Значит, парад нужно проводить в темное время суток. Сталин в этой связи задумал небольшую военную хитрость. Назначил парад на 10 утра, а в последний момент перенес на 8, когда в столице еще темно. Правда, это привело к некоторым накладкам, но противник был сбит с толку.

Другой серьезной опасностью могло бы стать мощное наступление фашистов именно в дни праздника.

- Сталин дважды обсуждал этот вопрос с Жуковым, — рассказал руководитель Института военной истории полковник Иван Басик. – В конце октября вызвал его с фронта и спросил: «Мы хотим провести в Москве торжественное заседание по случаю годовщины Октября и парад войск. Как вы думаете, обстановка на фронте позволит сделать это?» Жуков доложил: «В ближайшие дни враг не начнет большого наступления. Он понес существенные потери и вынужден пополнять и перегруппировывать войска. Против авиации, которая наверняка будет действовать, необходимо усилить ПВО и подтянуть к Москве истребительную авиацию с соседних фронтов».

Вернувшись на командный пункт, Жуков еще и еще раз проанализировал возможности противника для наступления. Разведчики взяли по его указанию «языка». Это был офицер, одетый в парадную форму поверх обычной амуниции. Из допроса выяснилось, что немцам не подвезли теплую одежду, они мерзнут, деморализованы, командиры приказали облачаться в парадные мундиры, присланные из тыла для парада на Красной площади.

Жуков из-за обстановки не мог покинуть свой пост на фронте, поэтому послал Сталину записку, написанную на клочке штабной канцелярской бумаги химическим карандашом: «Немцы деморализованы. Их наступление в ближайшее время невозможно. Жуков». Только после этого Сталин принял окончательное решение на проведение парада.

6 ноября на станции метро «Маяковская» прошло торжественное заседание Моссовета, посвященное годовщине Октября. Жуков на нем присутствовал, а вот на трибуне Мавзолея во время парада его не было. Он находился на командном пункте в готовности немедленно принять все необходимые меры, если гитлеровцы попытаются прорваться к Кремлю. Ведь трансляция, шла на весь мир. Поэтому фашисты могли одним молниеносным ударом танковой группы прорваться к центру Москвы.

https://img.faleristika.info/images/2017/11/10/SKPZs.jpg

На параде И.В. Сталин произнес речь, в которой он призвал народ не просто выжить, отстоять Москву, а нацеливал советских людей на более высокие задачи: «На вас смотрит весь мир. На вас смотрят порабощенные народы Европы, попавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии!» В этих словах — поразительная вера в народ, в его непобедимость, в его особую миссию спасителя не только родного очага, но и всей цивилизации.

На параде впервые после 1917 года прозвучало воззвание к русскому патриотизму, к русскому сердцу: «Да пусть осенит вас бессмертный подвиг Александра Невского и Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Суворова и Кутузова!»

Непосредственно парадом командовал командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, а принимал его Маршал Советского Союза Семен Буденный. Торжественный марш открыли курсанты минометного училища и училища имени Верховного Совета, за ними проследовали стрелки 322-й Ивановской и 2-й Московской дивизий, дивизия имени Дзержинского, полк бригады особого назначения. Далее все шло более или менее обычным порядком: кавалерия, артиллерия, танки.

0_48ef1_419ef9e_orig1.qifc14r0yf44w8ock0k00o4w.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.thУ этого великого парада была и другая, далеко не всем известная духовная сторона. Накануне иерархи Русской православной церкви ходатайствовали перед Сталиным разрешить им провести крестный ход с Казанской иконой Божией Матери, которая не раз спасала Русь от иноземных захватчиков. И вождь впервые пренебрег атеистическими принципами советской власти. В Богоявленском соборе осажденной столицы отслужили молебен, после которого состоялся крестный ход с выносом Казанской иконы. В то время, когда на Красной площади Сталин говорил речь перед участниками парада, к верующим обратился митрополит Сергий с и поныне актуальными словами: «Не в первый раз русский народ переживает нашествие иноплеменных. Не в первый раз нам принимать и огненное крещение для спасения родной земли. Силен враг. Но велик Бог Земли Русской! Так воскликнул Мамай на Куликовом поле, разгромленный русским войском. Господь даст, придется повторить этот возглас и теперешнему нашему врагу».

Мало кто знает, что в день 24-й годовщины Октябрьской революции в СССР состоялся не один парад, а целых три – в Москве, Куйбышеве и Воронеже.

Первый прошел в столице: из соображений безопасности на два часа раньше обычного – в 8 часов утра. Им командовал начальник гарнизона города генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семен Буденный.

Второй - в 11 часов утра на центральной площади 20-летия октября в Воронеже прохождением войск – пехотинцев, артиллеристов, мотоциклистов и танкистов – командовал заместитель командующего Юго-Западного фронта генерал Федор Костенко, а принимал парад командующий Юго-Западным фронтом маршал Семен Тимошенко. Было пасмурно и хмуро, при температуре 0°…- 3° шел мокрый снег. Парад завершился демонстрацией жителей города и области.

На трибуне, помимо военных присутствовали партийные руководители и писатели, среди них – Ванда Василевская, Александр Корнейчук и будущий глава государства Никита Хрущев, который в 1941 году был членом военного совета фронта. Многие участники воронежского парада, так же, как и московского, вскоре отправились на фронт.

Девять фактов о параде 7 ноября 1941 годаТретий - самый яркий и необычный парад в Куйбышеве, резервной столице СССР. Туда были эвакуированы многие государственные учреждения во главе с формальным главой государства – председателем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Калининым, а также иностранные представительства.

В то морозное утро парадом в городе руководил командующий 60-й резервной армией генерал Максим Пуркаев, а принимал его бывший нарком обороны маршал Климент Ворошилов, который браво гарцевал на коне, объезжая войска, выстроившиеся на площади Куйбышева.

На параде присутствовали “всесоюзный староста” Михаил Калинин, председатель комиссии партийного контроля Андрей Андреев, руководитель профсоюзов страны Николай Шверник, председатель Госплана Николай Вознесенский. А еще представители 22 стран, в частности, английская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом Фрэнком Ноэлем Макферланом, военные атташе и иностранные корреспонденты.

Собравшиеся увидели не только торжественный марш наземных войск – от пехоты до танков, – но и единственный за всю войну воздушный парад. В Москве погода была нелетная, а вот над Куйбышевом пролетели до 700 (!) боевых самолетов, преимущественно новых типов. Зрители не подозревали, что 230 экипажей 8 авиаполков и 5 авиашкол подготовили этот пролет всего за три дня. Такого впечатляющего зрелища никто не видел ни до, ни после.

Неудивительно, что полуторачасовой парад, а за ним еще и часовая демонстрация трудящихся, в которой участвовало без малого 200 тысяч человек, произвели на иностранцев сильнейшее впечатление, заставив поверить, а затем и рассказать всему миру, что Советский Союз не сломлен и сил у него еще много.

 

Вербенко Ю.В., член ОЖК и ВНО им. Фрунзе, член «Боевого Братства».

 

 

 

 

ОМСБОН — СПЕЦНАЗОВЦЫ-СПОРТСМЕНЫ

 

Как известно, на войне места спорту нет. В годы военных действий отменяются мировые чемпионаты, олимпийские игры, первенства страны. Не стала исключением и Великая Отечественная война: спортсмены вынуждены были отказаться от своего любимого дела. Не могло быть речи даже о тренировках, ведь их место заняли настоящие бои за родную землю. Необходимо сразу отметить, что из спортсменов получались превосходные солдаты — выносливые, сильные, здоровые. Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно им поручали самые сложные задания, выполнение которых было смертельно опасным.

Еще с начала 1930-х годов в Советском Союзе занимались активными разработками операций на вражеских коммуникациях, а также в тылу противника. Для этих целей создавались специальные диверсионные группы, основными задачами которых становились дезорганизация снабжения и управления войск. Диверсионные группы готовились под контролем двух основных ведомств — Разведывательного управления Генерального Штаба РККА и органов НКВД-НКГБ.

27 июня 1941 года Народный комиссариат подписал Приказ о создании Учебного центра подготовки специальных разведывательных диверсионных отрядов для проведения операций во вражеском тылу. В плане организации весь объем работ был возложен на 4-е Управление НКВД-НКГБ Советского Союза, руководителем которого был комиссар П.А Судоплатов. Уже к началу осени 1941 года в центре находилось несколько бригад и отдельных рот: рота связи, саперно-подрывная и автомобильная. В октябре Учебный центр был реорганизован в отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН).

В составе бригады находились управление, два мотострелковых полка по три роты в каждом (каждая рота, в свою очередь, состояла из пулеметных и мотострелковых взводов), противотанковая и минометная батареи, рота парашютно-десантной службы, инженерно-саперная рота, рота связи, подразделения материально-технического обеспечения и автомобильная рота.

Что касается личного состава, то необходимо отметить, что еще 3 сентября 1941 года ЦК ВЛКСМ было принято специальное постановление, согласно которому предполагалась мобилизация комсомольцев. Кроме большого количества студентов и преподавателей московских вузов, в состав бригады вошли также работники наркоматов государственной безопасности, внутренних дел, внутренних и пограничных войск. В бригаду были включены и политические иммигранты — испанцы, французы, немцы, англичане, чехи, австрийцы, румыны, болгары, греки, поляки. Ряды подразделения пополнили и известные спортсмены — боксеры С.Щербаков и Н.Королев, легкоатлеты С. Знаменский и Г.Знаменский, прыгун в воду Г.Мазуров, лыжник И.Макропуло, штангисты В.Крылов, Н.Шатов, конькобежец А.Капчинский, лыжницы Л.Кулакова. Также состав бригады пополнили кинооператор М.Друян, художники А.Ливанов и Д.Цыновский, спецкор «Правды» А.Шаров, полярники-радисты А.Шмаринов и А.Волошин, спортивный журналист Е.Шистер. Командные посты были отданы кадровым офицерам и политработникам, опытным чекистам, участникам гражданской войны. Во главе бригады стал полковник М.Орлов, а комиссаром — А.Максимов.

Своего рода штабом для ОМСБОН стал стадион «Динамо», где новобранцы получали обмундирование и снаряжение. Со стадиона новобранцы следовали в Мытищи, небольшой подмосковный городок, где находился учебный лагерь. Для личного состава подразделения была специально разработана программа подготовки по устройству минно-инженерных заграждений, минированию и разминированию объектов, проведению парашютно-десантных операций, разведывательных и диверсионных рейдов. Курсанты также обучались приемам ведения партизанской войны, рукопашного и штыкового боя, отрабатывали навыки саперно-подрывной и огневой подготовки, форсирования водных преград. Помимо этого, проводилась также подготовка специалистов, которые должны были заниматься выполнением особых задач на передовой.

Необходимо отметить, что бойцы особого подразделения были снабжены боеприпасами, оружием и обмундированием гораздо лучше, чем солдаты Красной Армии. Омсбоновцы широко использовали трофейное оружие, в частности, пулеметы MG 34/42 и автоматы МР 38/40, пистолеты-пулеметы ППШ и ППС-43. Кроме того, все бойцы имели кобурное оружие: револьверы или пистолеты ТТ. Бойцы диверсионных групп в обязательном порядке имели на вооружении так называемые ножи разведчика.

Что касается униформы, то и командование, и бойцы бригады носили форму подразделений НКВД: внутренних или пограничных (с приборным сукном, кантами и цветными фуражками, которые были определены для каждого рода войск). Сотрудники Главного управления государственной безопасности НКВД, которые проходили службу в оперативных группах бригады, также имели свою форму. Но очень часто, с целью конспирации, вместо ведомственной носилась форма РККА.

Подразделения милиции, входившие в состав ОМСБОН, использовали униформу с милицейскими знаками отличия: к голубым петлицам прикреплялись изображение герба СССР либо голубая суконная звезда с серпом и молотом в центре и золотым кантом, в качестве головного убора использовались фуражки с кокардами в виде алых звездочек с гербом посередине. Данное обмундирование было отменено в 1943 году.

Десантники использовали летние и зимние камуфляжные халаты и костюмы. Начиная с конца 1930-х годов широкое распространение получили маскировочные мочальные костюмы, которые делали из сухой травы и пучков мочала. Остальные костюмы (и белые, и пятнистые) были изготовлены из дешевого и непрочного материала — бязи. Рисунки на ткани были двух видов: травянисто-зеленая основа с черными пятнами и песочно-оливковая основа с коричневыми пятнами.

Пограничные подразделения также использовали маскировочные костюмы с рисунком: на травянисто-зеленую основу были нанесены контура листьев и веток желтого или оливкового цвета. Как правило, в маскировочных костюмах по бокам имелись прорезные карманы, затяжные тесемочные кулисы, мешковатые капюшоны.

Подразделения бригады развернули свою деятельность практически на всей советской территории, оккупированной фашистскими войсками. Многие из них вполне успешно выполняли боевые задачи в тылу фашистско-немецких армий «Юг». Среди них необходимо отметить такие отряды, как «Олимп», «Победители», «Ходоки», «Соколы», «Охотники». Так, подразделение «Олимп» было сформировано в августе 1942 года. В его состав входило 56 бойцов: автоматчиков, подрывников, разведчиков, минеров, врача и радистов. Командиром отряда был назначен В.Карасев. В феврале 1943 года подразделение было отправлено в район Житомира с целью переправиться по льду по реке Припять до весеннего половодья. За двадцать девять дней бойцы преодолели пешком около двух тысяч километров, но своей цели достигли. Бойцы обосновались в лесу, от подпольщиков, работавших на железнодорожных станциях, получили сведения относительно графиков движения поездов, установили связи с местными патриотами. В скором времени численность отряда значительно возросла. Появились новые роты, было образовано несколько батальонов, радиовзвод, кавалерийский эскадрон. В целом численность отряда достигла тысячи бойцов, и ему было присвоено имя А.Невского.

Бойцы отряда занимались минированием шоссейных и железнодорожных путей, пускали под откос поезда, занимались разведкой. За 1943 год ими было пущено под откос девять эшелонов противника. В Овруче силами отряда был организован взрыв в гебитскомиссариате, в результате чего были уничтожены десятки немецких солдат и офицеров.

В октябре 1943 года отряд двинулся в район Ровно, где совместно с соединением Д.Медведева продолжил уничтожение сил противника.

На территории Житомирщины действовал и отряд «Ходоки» Е.Мирковского. Изначально отряд состоял из 16 воинов. Группа эта действовала на протяжении трех лет, превратившись в крупное партизанское подразделение численностью около семи сотен чекистов. Отряд получил имя Ф.Дзержинского. За время проведения рейдов бойцы отряда преодолели свыше четырех тысяч километров, полностью оправдав свое название.

Бойцы бригады отправлялись на наиболее сложные задания, но выполняли их успешно. Многие из проведенных ими операций стали настоящими легендами. Так, к примеру, в конце марта 1942 года подразделения под командованием майора Коровина пошли на лыжах во вражеский тыл. Необходимо было преодолеть сотни километров, покрытых талым снегом и грязью. На протяжении двух недель бойцы вынуждены были передвигаться только по ночам, обходиться без костров, питаться лишь сухарями. При этом каждый боец нес на себе около 50 килограммов снаряжения: патронов, медикаментов, оружия, взрывчатки, продуктов. Когда отряды прибыли к месту назначения, оказалось, что лес, в котором они должны были базироваться, полностью затоплен водой. Но и в таких условиях спецназовцы выполняли возложенные на них задачи — минировали железные дороги. В тот период времени у отрядов начались проблемы с поставками продовольствия, но отмеченные железные дороги все же были заблокированы на 20-50 суток.

Несмотря на отсутствие пополнения, командование подразделения получило новое задание — парализовать магистрали в Белоруссии и в районе Смоленска. Кроме того, фашисты преследовали советских спецназовцев, удвоили охрану железных дорог, по обе стороны рельсов на 200-300 метров вырубили лес и кусты, заминировали и оградили колючей проволокой подступы к железным дорогам. Но даже и в таких суровых условиях бойцам Коровина удавалось выполнять боевые задачи. Они минировали дороги взрывчаткой, которую добывали из невзорвавшихся авиаснарядов и бомб.

Только в июне был получен приказ возвращаться. На протяжении трех недель спецназовцы небольшими группами пробирались к линии фронта. Но дойти удалось лишь одной группе, которой руководил старший сержант Бурондасов. Лишь о немногих участниках тех событий что-то известно. Так, майор Коровин попал в плен, откуда ему удалось бежать, и присоединился к партизанскому отряду. В 1943 году он вновь вернулся в бригаду.

Только за 1943 год разведывательные диверсионные группы ОМСБОНа, которые действовали в тылу немецко-фашистских войск, передали советским контрразведчикам информацию о более чем тысяче агентах, которые были засланы в подразделения Красной Армии, что значительно ускорило их розыск и задержание. За весь период Великой Отечественной войны чекистами-диверсантами было уничтожено и обезврежено сотни лазутчиков, шпионов, провокаторов из карательных и разведывательно-диверсионных фашистских органов.

За четыре года войны бойцы бригады уничтожили 145 танков и прочей бронетехники, 51 самолет, 335 мостов, 13181 вагон и 1232 локомотива. Кроме того, было осуществлено 1415 крушений вражеских эшелонов, выведено из строя 148 километров железнодорожного полотна, проведено более четырех сотен других диверсий. Минеры бригады установили более сорока тысяч мин.

За мужество и героизм, проявленные в войне, более тысячи омсбоновцев были награждены медалями и орденами, более двадцати бойцов получили звание Героя Советского Союза.

В начале 1943 года отдельная мотострелковая бригада специального назначения была реорганизована в отряд особого назначения при НКВД-НКГБ. Данное подразделение было четко ориентировано на проведение разведывательно-диверсионных операций. В конце 1945 года ОСНАЗ расформировали. После окончания войны опыт спецназовцев-спортсменов был детально изучен и усовершенствован специалистами, результатом чего стало создание сил специального назначения, которые в настоящее время есть практически в каждой стране. И даже несмотря на то, что деятельность бригады была лишь небольшим эпизодом в действиях советских войск, она была очень показательной. А первых спецназовцев за героизм назвали «Бригадой отважных». К большому сожалению, много бойцов погибло, потому как боевой опыт добывался непосредственно в местах боев, а из тех, кому посчастливилось остаться в живых, очень немногие снова вернулись в большой спорт.

Автор:Валерий Бовал

НАУЧНАЯ СЕНСАЦИЯ БЕЗ ШИРОКОЙ ОГЛАСКИ: ПРИЖИЗНЕННЫЙ ПОРТРЕТ ИВАНА ГРОЗНОГО.

Фрагмент со стенда «Портретная» галерея царя Ивана IV Грозного

 

На фестивале «Интермузей» 2017 г. Государственный исторический музей представил стенд «Портретная» галерея царя Ивана IV Грозного. На нем впервые была представлена почему-то оставшаяся незамеченной широкой публикой визуализация пожизненного изображения царя с Апостола 1564 г.

Исследование хранящегося в ГИМе Апостола 1564 г. Ивана Федорова провела группа ученых (Е. В. Уханова, М. Н. Жижин, А. В. Андреев, А. А. Пойда и В. А. Ильин), представляющих ГИМ, Институт космических исследований и «Курчатовский институт».

В результате сложной мультиспектральной макрофотосъемки был визуализирован угасший портрет царя на верхней, обтянутой кожей крышке Апостола. На ней золотом оттиснут двуглавый орел, окруженный орнаментальными бордюрами.

 

 

Изображение Ивана Грозного на кожаной крышке Апостола. Из статьи "Прижизненный портрет Ивана Грозного..."

 

В медальоне на груди царского герба расположен контур мужской головы в короне. Сверху и снизу орла помещена выполненная вязью надпись: «Иван Божиею милостию господарь царь и великий князь всея Руси». Для исследователей это стало основанием атрибутировать изображение как портрет Ивана Грозного на одном из подносных экземпляров, сделанных Иваном Федоровым для царя, или части книг, вывезенных Федоровым в Литву и предназначенных для подношений.

Перерисовка К. Тромонина. Из статьи "Прижизненный портрет Ивана Грозного..."

 

Еще в середине XIX в. К. Я. Тромонин смог перерисовать и опубликовать тиснение верхней крышки Апостола в общем схематичном виде. Но со временем, несмотря на то, что кожа не содержит повреждений, изображение все больше угасало. Ученые сделали вывод, что это происходило из-за того, что оно было оттиснуто с металлической гравюры. Предположительно, что гравером был серебряных или золотых дел мастер из Оружейной палаты. Она, как и типография Ивана Федорова, находилась на территории Кремля.

Гравировка на металле является наиболее подходящей техникой гравюры для передачи тонких нюансов портрета, но она не так глубоко проникает в кожу, как при использовании штампа или накатки. И здесь на помощь пришли современные технологии. Они позволили прочесть то, что стирает безжалостное время.

Исследователи сходятся во мнении, что подносной экземпляр Апостола 1564 г. является единственным прижизненным изображением Ивана Грозного. В нем улавливается сходство с реконструкцией по черепу М.М. Герасимова.

Бюст Ивана Грозного. Реконструкция М.М. Герасимова. Экспонируется на экспозиции "Государев двор" музея-заповедника "Александровская слобода"

 

«При сравнении с ним полученный при помощи мультиспектральной макрофотосъемки портрет обнаруживает несомненное сходство. Обращает на себя внимание одна деталь на нем, которая не учтена у М.М. Герасимова. Рисунок левого глаза заметно отличается от рисунка правого: кажется, что левый глаз имеет другую форму и несколько прикрыт. Эту деталь, конечно, можно было бы списать на сохранность тиснения и несовершенство визуализации. Однако после вскрытия гробницы было установлено, что тело царя имело значительную асимметрию, и, в частности, его левый глаз имел какой-то дефект и был больше правого…»

Ханс Вейгель старший. Портрет царя Иоанна Грозного. Гравюра. Нюрнберг, 1563 г. Иллюстрация из книги Д.А. Ровинского «Достоверные портреты московских государей».

 

В пользу этого говорит и то, что исследователь Д. А. Ровинский не считал достоверными ни один из прижизненных портретов царя, гравированных за границей. Об этом он написал в вышедшей в 1882 г. книге «Достоверные портреты московских государей». Оригинальными он признал лишь два портрета – напечатанную в 1563 г. в Нюрнберге ксилографию Ганса Вейгеля старшего и гравюру из книги П. Одерборна «Жизнь великого князя Ивана Васильевича», изданную в Витеберге в 1585 г. Но граверы никогда не видели царя вживую и делали свои работы с чужих слов.

Портрет царя Иоанна Грозного. Гравюра из книги Ioannis Basilidis Magni, Moscoviae ducis, vita a Paullo Oderbornio tribus libris conscripta... Witebergae, 1585. Иллюстрация из книги Д.А. Ровинского «Достоверные портреты московских государей».

 

Процитируем вновь работу «Прижизненный портрет Ивана Грозного: визуализация угасшего памятника естественнонаучными методами»: «Таким образом, можно с уверенностью считать портрет, вытисненный на подносном экземпляре первопечатного Апостола 1564 г. единственным прижизненным изображением царя».

 

Александровская Слобода

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАМЧАТСКИЙ КАТОРЖНИК-КОРОЛЬ МАДАГАСКАРА      

 

Мориц Август Бенёвский, он же Бениовский, Беньёвский, Бенёвски (польск.). Если читателю попадется фамилия Бейспоск – не удивляйтесь – это все он же, Бенёвский.

В истории нет, пожалуй, другого подобного авантюриста. Выдуманные приключения Робинзона Крузо, капитана Немо, пирата Флинта или агента 007 Бонда и др. ничто в сравнении с реальным Морицем Бенёвским.

Родился Мориц 20 сентября 1746 года (приводится иногда дата 1741 год, уже с этого начинаются провалы в его истории) в словацком городке Врбове (Словакия тогда входила в состав Австро-Венгрии). Отец был полковником артиллерии в австрийской армии. Семья была большая – 13 детей.

…он с детства был испорченный ребенок,                                                                                                                                   На маму с папой не был он похож…

 

В детстве Мориц сломал ногу и до конца жизни хромал, что не мешало ему в его авантюристических приключениях. Военным делом Мориц начал заниматься с десяти лет, а в 16 лет уже поступил на службу в австрийскую армию. Участвовал в Семилетней войне и в 17 лет получил чин гусарского капитана.

Закончилась война и бравый гусар возвращается домой, а двери родного замка для него закрыты – папаша имение завещал своим дочерям. Капитан не смирился с волей родителя  и с помощью своих «боевых» товарищей выкинул сестер вместе с их мужьями из родового имения. Сестры обратились и императрице Марии-Терезии. Бенёвского обвинили в беззаконии и ереси, лишили наследства, и он вынужден был бежать в Польшу, где и женился.

Однако авантюрная закваска уже бродила в душе. Бенёвский занялся изучением мореплавания и морского дела, намереваясь отплыть в Индию. Но тут  началось восстание польской шляхты против короля Станислава Понятовского и России под названием Барская конфедерация 1768-1772 год. Центром восстания служил город Бар в Подолии, отсюда и название. Бенёвский вступил в ряды повстанцев. Боевой опыт он уже имел, в боях с королевскими и русскими войсками   показал себя отличным бойцом и проявил качества блестящего организатора. Однако не избежал русского плена. Его по молодости отпустили под честное слово не принимать больше участия в восстании. Но Бенёвский слово не сдержал и вернулся в ряды конфедератов. Под Станисловом (ныне Хмельницкий) Бенёвский снова попал в плен, его сначала отправили в Киев, а потом подальше от соблазнов в Казань.

Восстание конфедератов королевскими и русскими войсками было подавлено. Восстание послужило причиной первого раздела Польши.

В Казани Бенёвский познакомился со ссыльным шведом Адольфом Винбланом, ставшим его верным соратником. Подделав документы, они из Казани бежали Санкт-Петербург, надеясь на иностранном корабле бежать из России. Беглецы пытались договориться с капитаном голландского судна, обещая расплатиться в первом же иностранном порту. Голландец, однако, на слово не поверил и сдал их российским властям. Беглецов засадили в Петропавловскую крепость. Их делом занимался генерал-аншеф граф П.И.Панин.

Ссылка. 4 декабря 1769 года Бенёвского и Винблана приговорили к каторге и по этапу отправили на Камчатку, чтобы они «свой хлеб добывали в поте лица своего». Как они его «добывали» увидим ниже.

Во Владимирском централе к ним присоединили поручика гвардии Панова, подпоручика Батурина, капитана Степанова – все осуждены были за участие в заговорах  против царской власти. Добирались каторжане до Камчатки почти год. В Охотске каторжников посадили на галиот «Святой Петр», который с грузом направлялся на Камчатку.

Еще в порту в Охотске  у Бенёвского зародился план захватить галиот и бежать в Японию. Он  вовлек в заговор ссыльных матросов Андриянова, Львова и Лагина. Но в Охотском море галиот попал в шторм и со сломанной грот-мачтой 12 сентября 1770 года сумел с трудом дойти до Белореченского острога на западном берегу Камчатки

Большерецкий острог был основан в 1703 году у впадении реки Гольцовки в реку Быстрая в 50 километрах от ее впадения в Охотское море.

В 1707 году острог сожгли восставшие камчадалы – ительмены. В 1711 году острог восстановили, обнесли валом с бревенчатым тыном.

 

В остроге находились казенные здания, церковь, три торговых лавки и 40 домов. Гарнизон острога насчитывал 150 человек. Жители занимались охотой, рыболовством, разводили огороды и  скот.

Белореченск служил важным транспортным узлом с побережья Сибири через Охотск на Камчатку и перевалочной базой для экспедиций, исследовавших Камчатку и Курильские острова.

Мориц Бенёвский был помещен к ссыльному Петру Хрущеву, поручику Измайловского полка. Братья Хрущевы Петр и Алексей с братьями Гурьевыми Семеном и Иваном составили заговор против Екатерины II с целью возвести на престол бывшего императора Ивана VI Антоновича, заключенного в Петропавловскую крепость.

ИВАН АНТОНОВИЧ – сын Анны Леопольдовны,  дочери императрицы Анны Иоановны. В трехмесячном возрасте Антон был провозглашен императором Российской империи. Анна Леопольдовна стала российской  правительницей до совершеннолетия Ивана Антоновича. После гвардейского дворцового переворота к власти пришла дочь Петра Великого Елизавета Петровна. Ивана Антоновича, после происков Пруссии, пытавшейся возвести его на престол, в 1756 году заключили в Петропавловскую крепость.

Хрущевы и Гурьевы обвиняли Елизавету Петровну в том, что она «незаконнорожденная» дочь императора Петра 1 и безродной Марты Скавронской.

Бенёвский в Белореченском остроге среди ссыльных быстро сделался своим человеком. Особенно близко он сошелся с Петром Хрущевым. Петр уже давно вынашивал план побега с каторги путем захвата судна. Бенёвский, как уже опытный мятежник, изучавший морское дело, внес в план Хрущева существенные изменения и дополнения. Прежде необходимо  организовать восстание, арестовать коменданта, разоружить команду и только после этого захватить корабль.

Заговорщики искали единомышленников среди каторжан и местных жителей. Вели себя осторожно, установили добрые  отношения с комендантом острога капитаном Ниловым. Он был добрым человеком, но сильно пил. А что еще там оставалось делать? Кругом дикие места. И все коменданты до Нилова тоже сильно зашибали.

Бенёвскому и Хрущеву удалось привлечь на свою сторону около 50 человек. К ним примкнули священник Устюжанин с сыном Иваном, канцелярист Судейкин, шельмоватый (плут, хитрый) казак Рюмин с женой, драгунский подпоручик Иосаф Батурин, а главное – штурман (командир) галиота Максим Чуркин. Нилову доносили об этой «работе», но он не придавал значения – куда они денутся? Кругом тайга, медведи бродят, глухие острова, океан.

Заговорщики внушали своим подельникам, что они хотят иметь императором  Павла Петровича. Бенёвский показывал какой-то зеленый бархатный пакет будто бы за печатью его высочества Павла Петровича с письмом к римскому императору о его желании вступить в брак с дочерью императора. За  это тайное посольство Бенёвский и был сослан на каторгу, но сохранил у себя этот драгоценный залог высочайшего к нему доверия.

К весне 1771 года бунт был полностью подготовлен, заговорщики  вооружены. Нилов послал команду, чтоб арестовать предводителей бунта, но мятежники разоружили  солдат и ворвались в дом Нилова. Панов ранил коменданта в голову. Ночью повстанцы захватили канцелярию и склады. Нилов скончался и бунтовщики провозгласили Бенёвского «командиром Камчатки». Священник Устюжанин вынес из церкви Евангелие, и каждый мятежник целовал крест на верность царевичу Петру Павловичу.

29 апреля 1771 года на реке Быстрой соорудили 11 плотов, погрузили на них  пушки, оружие, боеприпасы, инструменты,  материю и холсты для парусов, деньги из канцелярии, пушнину, продовольствие. Плоты вниз по р.Быстрой направились в Чекавинскую бухту Охотского моря, где  стоял галиот «Святой Петр»

Перед отплытием Бенёвский со своими подельниками  составили «Объявление в Сенат», в котором писали о беззакониях, творимых Екатериной II и ее правительством, о бедствиях народа, о гнете самодержавия. Это был первый политический документ с обвинениями царскому правительству от народа, т.к. среди подписавших его были и представители дворянства, и низших слоев общества.

Обер-прокурор князь Вяземский, получив это «Объявление», наложил резолюцию: «Сей пакет хранить в Тайной канцелярии и без позволения её величества никому не распечатывать».

 

В дальние края.   

Утром 12 мая 1771 года «Святой Петр» вышел в море и взял курс на Курильские острова. На борту находилось 70 человек. Галиот был неплохо вооружен: имел на вооружении 8 пушек и 4 мортиры.

Через 5 дней плавания «Святой Петр бросил якорь у одного из островов Курильской гряды. Запаслись пресной водой для дальнего плавания, напекли хлеба, сшили английские  и голландские флаги. Тут штурманские ученики Измайлов и Зябликов, матрос Фаронов, воспользовавшись тем, что основная масса беглецов находилась на острове, попытались увести галиот обратно в Белореченск.  Бенёвский хотел казнить смутьянов, но потом устроил им порку кошками (судовая плеть с узлами). Измайлова и камчадала Алексея Поранчева с женой Лукерьей высадили на остров, оставив им немного «ржаного провианта».

В начале июля галиот достиг Японии. Японцы доставили беглецам воду и рис, но на берег не пустили. Они до середины 19 века к себе не пускали.

16 августа 1771 года «Святой Петр» стал на якорь у о.Формоза (Тайвань). С галиота отправили шлюпку на остров за водой. На берегу на беглецов напали аборигены, убили поручика Панова, матроса Попова и охотника Логинова, несколько человек ранили. В ответ  Бенёвский из пушек разнес деревню на берегу и потопил несколько лодок, проплывавших мимо.

23 сентября 1771 года «Святой Петр» достиг португальской колонии Макао

МАКАО (ныне Аомынь в районе  Гуанчжоу, Цзюлун и Гонконг) португальское владение с 1680 года при впадении реки Сицзян в Южно-Китайское море. Португальцы основали здесь свою факторию, выросшую в важнейший форпост европейцев в юго-восточной Азии. В Макао находилась ставка португальского губернатора, в порту стояло много судов из Европы и Азии.

Бенёвский  нанес визит губернатору, представившись польским подданным, в научных целях совершивший путешествие на Камчатку и купивший там судно. Португалец познакомил Бенёвского с судовладельцами и купцами. Беглецы продали пушнину, запаслись провизией и одеждой. Но трудный переход по морю, и непривычный климат отрицательно повлияли на здоровье беглецов, болезни сразили  15 человек. Скончался и штурман Максим Чурин. Бенёвский продал потрепанный галиот, не пригодный для дальнейшего плавания, со всем имевшимся имуществом. Все возмутились поступком своего вожака, даже его верный соратник Винблан. За время бегства накопилось много недовольства самовластием Бенёвского, но суровые условия побега, опасность погони, каждодневный смертельный риск плавания, гасили недовольство. Теперь все осталось позади, и оно выплеснулось наружу. Бенёвский обратился за помощью к губернатору Макао, с которым у него завязались теплые отношения. Винблана и других бунтовщиков посадили в тюрьму «покуда не одумаются». И они «одумались»! Бежали из одной тюрьмы, чтобы  оказаться за решеткой в другой, такая перспектива никого не устраивала. Беглецы и дальше решили считать Бенёвского своим руководителем.

Из Макао скитальцы на китайских джонках перебрались в Кантон (Гуанчжоу), где Бенёвский зафрахтовал два французских судна «Дофин» и «Ляверди».

16 марта 1772 года корабли пришли на Маврикий. Французский губернатор рассказал Бенёвскому о Мадагаскаре, который лежит километрах в 600 от Маврикия. Видимо, рассказ губернатора глубоко в душу искателя приключений.

Обогнув Африку, 7 июля 1772 года камчатские беглецы достигли Франции. В Бретани сошли на берег. Из 70 человек, бежавших  с Камчатки, до Франции добрались 37 мужчин и три женщины.

Оставив спутников в Бретани, Бенёвский отправился в Париж один. Французские власти радушно приняли авантюриста. В парижских салонах восторгались его рассказами о приключениях, он стал героем-романтиком. Французы предложили Бенёвскому поступить на военную службу. Франция нуждалась в отважных авантюристах для захвата заморских территорий. А министр иностранных дел Франции герцог д,Эгийон и морской министр де Буайи предложили Бенёвскому возглавить экспедицию на Мадагаскар. Он принял заманчивое предложение, которое соответствовало его стремлениям. Но не все участники побега согласились следовать за своим предводителем. Из 37 человек за Бенёвским пошли 11 человек, в числе которых был и поповский сын Иван Устюжанин. Остальные вернулись в Россию.

Екатерина II проявила милосердие к беглецам, они и так уже достаточно хлебнули «свободы», да и излишнее внимание привлекать к этой истории не было смысла. Императрица получила журнал странствий и внимательно его изучила.

18 беглецов 30 сентября 1772 года вышли на родной берег в Кронштадте. Верный соратник Бенёвского Винблан вернулся в Швецию.

 

Мадагаскар.

В феврале 1774 года Бенёвский с командой из 21 офицера и 237 солдат высадился на Мадагаскаре. Остров населяли мальгашские племена по языку и обычаям сходные с населением Индонезии, Малайзии и др. островных  территорий юго-восточной Азии.

У этих народов существовало преклонение к морю и к тем, кто приходит к ним морским путем. В легендах у них хранится память об их морском происхождении. Поэтому пришельцы не встретили сопротивления со стороны аборигенов.

Бенёвский заявил туземцам, что он является потомком одной из мальгашских королев, прибывший «царствовать и править». Как видим, Бенёвский знал легенды островных обитателей и ловко ими пользовался. Он настолько убедительно доказывал свое «королевское» происхождение, что туземцы даже не приняли во внимание его внешность, что перед ними белый человек. Он поразил их своими глубокими познаниями и товарами, которые он привез на остров.

Старейшины племен избрали Бенёвского верховным правителем Мадагаскара – Ампансакаба. Французы приступили к строительству столицы новой колонии Луибуру (Луизбург). Одновременно Бенёвский занялся созданием армии из туземцев, а французы начали их обучать современному военному искусству. Колония быстро развивалась, в порт стали часто заходить торговые корабли, торговля процветала.

Успехи нового правителя вызывали зависть у соседних губернаторов Маврикия и Реюньона. В Париж посыпались доносы на Бенёвского: он именует себя королем Мадагаскара, а не губернатором, как они. Такое поведение правителя новой колонии не устраивало Париж, и  поддержка и финансирование заморского владения была прекращена. К тому же скончался король Людовик XV, благоволивший к Бенёвскому. В лагере европейцев свирепствовали тропические болезни, их число сократилось до 63 человек. Все это вместе взятое вынудило Бенёвского покинуть Мадагаскар и вернуться в Париж.

В Париже Бенёвского, несмотря на доносы и кляузы  завистников, встретили еще более радушно, чем в первый раз. Отдавая должное его способностям организатора и руководителя, новый король Франции Людовик XVI пожаловал Бенёвскому титул графа, наградил орденом Св.Людовика и крупной денежной премией.

С отъездом Бенёвского бурная жизнь на Мадагаскаре стала замирать.

 

Америка-Европа.

В 1778 году вспыхнула война между Австрией с одной стороны, Пруссией и Саксонией с другой стороны за так называемое Баварское наследство.

Бенёвский из Франции вернулся в Австрию. В суете военной его дело о наследстве забылось. Он вернулся в ряды австрийской армии и снова проявил себя в боях, как прежде в Семилетней войне. В войне Австрия потеряла Силезию, а взамен получила лишь маленький  округ Инн.

Мария-Терезияза за верность пожаловала Бенёвскому титул графа Австрийской империи. Мориц победно вернулся в свое родовое имение и занялся мемуарами.

Однако долго просидеть в своем замке он не мог. Душа авантюриста требовала новых приключений. В середине1779 года Бенёвский вернулся в Париж. Он увлекся игрой в шахматы и на этой почве сблизился с американским посланником Бенджамином Франклином.    

В Америке в это время шла война за независимость от английского господства. Вместе с Франклином  Бенёвский приступил к формированию «Американского легиона» из добровольцев: французов, австрийцев, поляков, венгров, которых намеревался доставить в Америку для участия в освободительной борьбе. Бенёвскому удалось набрать 300 австрийских и польских гусар. Судно с добровольцами вышло из Гамбурга, но в Ла Манше его перехватили англичане и завернули в Портсмут. Бенёвский избежал задержания и сумел добраться до Америки, где установил связь с американскими борцами за независимость.

Война в Америке закончилась, американские штаты завоевали независимость  от Английской короны. Бенёвский снова оказался свободным и его мысли обратились вновь к Мадагаскару.

Бенёвский вернулся в Европу. Он попытался увлечь идеей снаряжения экспедиции на Мадагаскар нового императора Австро-Венгрии Иосифа II. Император выразил одобрение, но денег не дал. В 1783 году Бенёвский отправился в Лондон с целью поисков спонсоров для своего предприятия. В Лондоне он познакомился с Жаном де Магелланом, потомком знаменитого мореплавателя. Магеллан состоял членом Королевского научного общества и Бенёвский увлек его идеей освоения Мадагаскара. Они создали торговую компанию и привлекли к участию в предприятии американские деловые круги. 14 апреля 1784 года Бенёвский прибыл в Балтимор, штат Мэриленд и оформил англо-американский договор.

25 октября 1875 года Бенёвский на американском торговом судне «Лэнтрэпид» через Чесапикский залив вышел в Атлантический океан. В Атлантике разразился ураган, и судно унесло к берегам Бразилии. Потребовалось несколько недель на устранение повреждений, причиненных ураганом.

 

Снова Мадагаскар!

После починки «Лэнтрэпид» пересек экватор, обогнул Африку и пришел на Мадагаскар. Туземцы помнили его, ведь они ему дали титул Ампансакабе, и приняли его как своего правителя, а он себя величал императором. Бенёвский основал столицу  своей империи и назвал ее своим именем «Мауриция» или Мауритания, что по-европейски звучит как Мавритания. С помощью туземцем, ведь он обучал их военному делу, изгнал с острова французов, своих благодетелей.

В ответ французы направили с Маврикия отряд колониальных войск под командой капитана Ларшера. Они высадились на остров за  Мавританией и обнаружили  в джунглях тропу, ведущую к столице Бенёвского. Утром 23 мая 1786 года французы неожиданно с тыла атаковали Мавританию и штурмом овладели ею. Во время штурма император Мадагаскара Мауриций граф Бенёвский погиб. Его как короля, императора, с почестями похоронили на Мадагаскаре. Все-таки он много сделал для развития Мадагаскара.  Мальгаши чтят память о своем первом цивилизованном короле-императоре. Одна из улиц современной столицы Мадагаскарской республики Антананериву носит имя славянина Морица Бенёвского.

 

 

 

 

Эпилог.

При разгроме империи Бенёвского спасся его верный соратник, повсюду следовавший за своим вождем, поповский сын Иван Устюжанин. Французы взяли его в плен и выслали в Россию.

Иван просился снова на Камчатку, но его сослали в Иркутск, где он прожил до конца своих дней. Он составил описание своих странствий и приключений с Морицем Бенёвским. Перед смертью тетрадь со своими воспоминаниями он передал ссыльному декабристу Александру Луцкому, потомки которого сохранили ее и предали гласности.

Мемуары самого Бенёвского в Европе на английский язык перевел и «приукрасил» его друг де Магеллан. Первое издание появилось в Лондоне в 1790 году. Через несколько месяцев мемуары Бенёвского опубликовали в Берлине. После их перевели на французский, голландский и шведский языки, а через несколько перевели, наконец, и на польский.

Мемуары Бенёвского пользовались грандиозным успехом. На их основе создавались романы,  пьесы, оперы. Даже российский писатель Валерий Поволяев сочинил роман «Король Красного острова».

Имя Бенёвского упоминается в пиратских романах  «Пираты: Остров демона» и «Пираты: Остров Паука»

Легенды о Бениславском и Мадагаскаре.

Ходит легенда о том, что Бенёвский во время штурма Мавритании спасся, стал пиратом и начал грабить французские суда в Индийском океане. Судно Бенёвского называлось «Капитан Пратт». Самой богатой добычей пирата стал французский галеас Анжеблуа (вызывает сомнение тип судна: галеас -  это большая парусно-весельная галера XV1-XVII в.в. с десятками весел, на которых сидели сотни гребцов. Вряд  ли в XVIII веке в Индийском океане ходили галеасы). По утверждению губернатора французской колонии Мариуса де ля Гуэльера на галеасе находилось золота и бриллиантов на сумму 15 миллиардов франков! Тогда о миллиардах (денежных сумм) и понятия не имели!

Захватив колоссальную добычу, Бенёвский скрылся и о нем и его корабле ничего не было слышно несколько лет. Вдруг в 1787 году «Капитан Пратт» появился у берегов французской колонии Микелон у Ньюфаундленда. Бенёвский пытался захватить французский бриг «Шопрен», доставивший колонистам продовольствие и товары, но пушки с фортов Сен-Пьер и брига «Шопрен» разнесли пиратский корабль в щепки. Это тоже невероятно, обычно всегда побеждали пираты.

У п-ва Новая Шотландия неподалеку от о.Микелон есть остров Оук, а на нем глубокая шахта, в которой, якобы, скрыты сокровища Бенёвского. О «Денежной шахте» на о.Оук упоминает и Иван Устюжанин, хотя ни на Микелоне, ни на Оуке его не было.

 

Утопия.

Существует легенда, что на Мадагаскаре в XVI веке французские флибустьеры Миссон и Каррачиоли создали республику «Либертания» (свободная республика). Республика существовала на основе братства и равенства флибустьеров разных национальностей и веры.

Бенёвский определенно слышал о Либертании и пытался создать на Мадагаскаре нечто подобное, но недолго ему пришлось  царствовать на благословенном острове.

 

В.Н.Кочетов, член СЖР и РГО.

 

 

 

 

 

ПРАВИЛ КРУГ

 

Круг – общее собрание в казачестве, высший орган законодательной власти. Круги делились на Валовые, Войсковые, Полковые и станичные. Валовый круг – это своего рода Высшая палата. Валовый круг мог изменить, отменить решение Войскового круга. Валовый круг собирался в особо важных случаях и состоял из лиц, избранных всем населением казачьей области. Круги решали все общественные дела, требовавшие изъявления воли народа.

В январе каждого года Круг избирал Войскового атамана, двух его помощников – есаулов, войскового писаря, судью, власть которых распространялась не только на вооруженные силы, но и на гражданскую жизнь.

Казаки, собравшись на майдане (это не сборище сброда западенцев и бандеровцев в Киеве, а центральная площадь станицы, хутора), образовывали Войсковой круг, потому, что его участниками были воины. Войсковой круг обладал всеми правами представительного учреждения: избирал атаманов и старшин, решал вопросы войны и мира, внешних сношений, решал гражданские и церковные дела, разрешал основание новых поселений, отводил для них земельные юрты, разбирал межевые споры, судил лиц, совершивших тяжкие преступления: измена, предательство, грабеж, убийство. Его решения и постановления были обязательны для всех жителей данного войска.

Когда надо было поднять, к примеру,  Великое войско Донское, то по всем городкам рассылались грамотки. На Круг собирались казаки с Донца, Дона, Хопра, Медведицы, Иловли, Воронежа, Сала, Маныча. Старые седые казаки, украшенные сабельными рубцами, степенно беседуют между собой. Среди молодых шум, толкотня, перебранка. Но вот открываются двери войсковой избы (канцелярии) и все стихает, все чинно стали в круг. Выносятся войсковые регалии: белый бунчук с двуглавым орлом и бобылий (бобровый) хвост. Впереди выступают войсковые есаулы, за ними атаман с булавой. Атаман становится посреди круга (позже он сидел на стуле, а вокруг него сидели старики), есаулы кладут на землю свои жезлы и шапки, читается молитва «Отче Наш…». После нее есаулы кланяются атаману, затем православному воинству, надевают шапки и оглашают «повестку дня». Обсуждались насущные вопросы, после чего есаулы спрашивали: «Любо ли вам, атаманы-молодцы?». Если в ответ гремело тысячеголосое «Любо!», вопрос считался принятым.

Казачий историк Левшин дает описание Круга в ХVIII веке: «Коль скоро, бывало, получится какой-нибудь указ или слушается какое-нибудь войсковое дело, то на колокольне соборной церкви бьют сполох или рассылают повестку, дабы все казаки сходились на соборное место к Войсковой избе или Приказу, где ожидает их Войсковой атаман…» и далее процесс происходил, как сказано выше.

На Круге всякий казак имел свободный голос и мог давать свои предложения, выступив для этого на средину круга. Вопрос считался решенным положительно, если большинство бросало шапки вверх.

На Круг допускался казак после исполнения ему 18 лет. Казачки тоже ходили на Круг, но они дела не решали, а свое «мнение» высказывали криком за спиной казачьего круга. Там же «резвились» и оравы казачат.

При выступлении в поход на Круге выбирали походного атамана, полковников, есаулов и др. чины. Походным атаманом, полковником избирался казак, когда ему исполнялось 40 лет, есаулом – 30 лет. Войсковой атаман моложе 50 лет быть не мог.

Атаман без Круга ничего не мог делать. Приговорит  Круг – атаман исполняет. Круг мог собрать только атаман, без него никто не имел права кликать на Круг. Только если атаман поступал не по совести, не по закону, тогда любой казак мог собрать Круг. Такой Круг назывался «Игнатовым Кругом» - справедливым судом над атаманом. На нем атамана учили, могли и сбросить его. Ударит казак в колокол – все прибегали на такой Круг и приводили атамана. Какой казак в колокол звонил, выходил на средину круга и говорил, что атаман завет нарушил или измену войску учинил. Выслушают его и шуметь начинают, кричат на атамана, ругают его. В круг выходил почтенный старик и спрашивал: «Атаманы-молодцы! Все славное войско! Виноват атаман?». Все кричат: «Виноват!» - «Что делать будем, атаманы-молодцы?» - «Поучать!», - все кричат  и шапки вверх бросают. Тогда старик говорит: «Аминь!», значит Круг приговорил атамана. Старик забирает у него насеку и говорит: «Круг приговорил тебя, атаман». Подходят к атаману охочие казаки, раздевают его, кладут его на землю, дадут ему 30-50 плетей, сколько Круг скажет. После учения атаман одевается, кланяется Кругу на все 4 стороны и говорит: «Спаси, Христос, что поучили , атаманы-молодцы! Простите меня, господа-казаки, неразумного!».

Если круг прощает, казаки кричат: «Бог простит! Не греши боле!». Круг простил, старик, что обобрал насеку, возвращает ее атаману. Атаман берет насеку, и все казаки на Кругу валятся ему в ноги и просят: «Прости нас, господин атаман, что поучили!». Атаман должен ответить: «Бог простит! Бог простит!». Не ответит так, его еще раз Круг учить будет.  После «учения» атаман снова Кругом правит. Другой раз он не будет неправду делать, а сделает, его опять поучат, да сверзят. Не прощенного Кругом, не только атамана, но и любого казака мог убить каждый, потому что он бунтовщик и идет против Войска.

Историк Сухоруков писал: «Казаки в общежитии своем были привязаны друг к другу как братья, гнушались воровства между собой, но грабили на стороне, особливо у неприятелей, было у них вещью обыкновенной. Трусов не терпели, поставляли первейшими добродетелями целомудрие и храбрость. В наказаниях за преступления были жестоки – «В куль да в воду!» - главная казнь за измену, трусость, убийство и воровство».

Когда Круг все дела решил, тогда начинали жалобы слушать, суд творить. Есаул докладывал Кругу кто, в чем провинился. Атаман спрашивал: «Атаманы-молодцы! Как рассудите дело?». Если Круг посчитает не виновным, или вина малая, кричат: «Помиловать!». Виновного учат. Вина мала, дадут 10-20 плетей. Сколько плетей скажут старики примет Круг. Виновного наказывают. Бьют охотники, атаман смотрит, чтоб по одному месту два удара не били. За большую провинность давали 50 плетей, а то и до 100. По стольку давали мужу за измену жене. За измену жены мужу, ее в куль, да в воду.

 За большие преступления перед Войском, за убийство, такого убивали без суда. Кто хотел убить, с ножом бросался, такого на месте артельно били. Выживет – на круг ведут. Круг его выдаст тому, на кого он покушался. Обиженный привяжет виновного ниткой за свой палец и ведет его. Оборвет виноватый нитку, его бьют до смерти. Кому виновного выдают головой, он хозяин: хочет – простит, хочет – убьет. Приведет до дому, нитку привяжет к плетню, а сам уходит в хату. Приходят родные виновного, несут подарки, вино, угощенья, умоляют обиженного. Он долго не соглашается, а потом прощает. Тогда виновный такой же казак и его никто пальцем не тронет. А за воровство били плетьми до смерти.

Такие порядки были на ранней стадии развития казачества. Со временем все менялось.

На Дону Круги были запрещены указом Петра 1 в 1721 году, а на Урале в 1775 году вместе с переименованием Яицкого войска в Уральское после пугачевщины.

С ХVIII века Войсковые круги в казачьих войсках стали приобретать все более формальный характер. Они становились, в основном,  торжественными мероприятиями, проводимыми от одного до четырех раз в год в зависимости от значения и численности войска. Отменялась выборность атамана и старшины. Атаман стал назначаться императором и стал называться наказным.

Войсковые круги снова возродились в казачьих войсках после февраля 1917 года.

В.Н.Кочетов, член СЖР, ОЖК.

 

 

 

ЖДАЛА НАС РОДИНА

 

Слова и музыка Химкинского поэта и писателя Людмилы Артёмовой.

1

Ждала нас Родина. Мы шли домой с Афгана,

И под бронёю  плавились мосты.

На БэТэеРах ветер рвал знамёна

Термез встречал нас, пресса и цветы.

Звала нас Родина. Восторга  было столько,

Что грудь вздымалась у бойцов  волной.

И  застилался взгляд  мужскою горькой,

Скупой, с надеждою на вечный мир, слезой.

2

С войной прощаясь, на Афган взгляд кинул Колька

И закричал: - «Смотрите,  пацаны,

Нас проводить с небес  спустились столько

Сквозь «Чёрных аистов» пробившейся  братвы».

Отдавши жизни за державу, на дороге

Застыли у границ  несбывшейся мечты,

Как братья, как друзья, как наши боги,

Герои-воины Советской стороны.

3

Гранитным камнем рот и душу заливала

Десятилетняя проклятая война.

А вдалеке взывала к Богу  мама,

Отца и мужа ждали дети и жена.

Обняв люк бронника, рыдал ефрейтор  Колька,

Шептал, не замечая радость и цветы,

Чтоб к «Вечному огню» афганским войскам

Склоняли головы живые шурави.

4

Чтоб до последних дней не забывали  лица

И имена  Отчизне преданных сынов,

Стоящих в карауле у родной границы,

С войны ушедших в небо навсегда бойцов.

Проходит жизнь:  времён не остановишь.

Уж выросли  давно свои сыны.

Простите нас, что мы по миру ходим,

А вам не пересечь границ погранчерты.

5

И поднимая боевую чарку «горькой»

Мы чтим и помним каждого из вас.

Баграм и Кандагар, Герат и горы.

Час расставания и встречи с домом час.

Мир знает: на границах наших  твёрдо,

Стоят, прикрыв рубеж собою на замок,

Сегодняшних солдат  отцы герои,

Чтоб уберечь страну от боевых тревог.

Трепал нам волосы и души ветер пьяный,

Ждала нас Родина, мы шли домой с Афгана.

 Тридцать лет прошло со времени окончания войны в Афганистане. А её отголоски и сегодня не дают нашим сердцам покоя, трепетом и болью наполняя души. Родные наши, дорогие мальчики прошедшие её, вернувшиеся и оставшиеся там, на полях боёв…. поверьте, поверьте, что каждый, каждый, каждый из нас помнит о вас. Самых лучших, красивых, смелых, достойных. Солдат и офицеров, журналистов и врачей, медсестёр и поваров

Часто видя,  со слезами на глазах низко склонивших головы у вечного огня или памятника афганским воинам, немолодых людей. Понимаю - «афганцы». И сердце бьётся тяжело и больно.

Все годы войны я прожила далеко от тех десятилетних событий, но даже эти многие годы не покидает ощущение, что они жгучим огнём живут во мне, и, раздирая нутро, рвут кожу. Несправедливо потерявшие жизни, они дважды герои! Потому что воевали не на жизнь, а на смерть, не струсили. Не предали памяти отцов своих и дедов. Мужчины, и даже женщины  Советского Союза, они снова прошли дорогами войны и вернулись непобеждёнными. Или не вернулись, и теперь стоят вечно на рубежах Отчизны. О  них  мои песни,  о них повесть «Стерва, звезда Афгана», о них мои рассказы.

Возвратившимся домой живыми я желаю не предавать памяти своих товарищей. Оставаться честными перед собой и совестью. Дорогие «Афганцы», будьте здоровы, живите долго и счастливо. Дарите жизни своим детям и внукам. Крепите мир на земле!

 

Искренне склоняю перед вами голову, Людмила Артёмова.

                                                                                                       

 

 

 

 

Александр Елесин

 

АМЧАНЕ - НЕ ПЧЕЛИНЦЫ, А ГОРЦЫ

 

Давно улетела молодость, прошла зрелость и наступает старость - самое замечательное, самое благородное время для христианина, молитвенными правилами, долгим рабочим днём, а самое главное-частыми исповедями и принятием Святых Христовых Тайн. Душу уже можно вычистить, если не до бела, то хотя бы до светло-серого состояния. Уже давно осмыслены и раскаяны тяжкие грехи, уже давным - давно истекло время эпитимий, уже давно ведётся ожесточённая война на уничтожение (жаль, что с переменным успехом) с грехами нашей повседневной жизни, уже душа, стремящаяся к совершенству, старается добраться до самых глубоких, самых сокровенных наших грехов, которые мы не хотим замечать, которые мы привычно считаем добродетелями, но которые на самом деле являются грехами по невезению. И приходит время оглянуться назад и попытаться с помощью своего жизненного опыта ответить на многие вопросы, которые мы задавали в детстве и на которые не получили тогда ответы.

 

Монумент в честь 850-летия Мценска

 

Каждый человек - это отдельная вселенная, в которой субъективно отражается объективная реальность. Поэтому каждый человек видит не только свои части бытия, но и видит их по-своему, принимая и отражая их в своей душе и в своём сердце. Я хочу рассказать, как отразилась моя любимая Родина - Русь Святая в моей душе. Было ли это на самом деле так или не совсем так, или совсем не так - каждый ответит в сердце своём…

И так, вопросы из детства: «Что же могут означать наши такие родные, но такие непонятные слова-Мценск, Мцна, Зуша, Балчуг?» Существует два основных толкования названия Мценск. Это ссылка на Владимира Ивановича Даля, который, найдя в далёкой Вятской Губернии слово «Мцела», то есть пчела, совершенно произвольно перенёс его из финно-угорского зыряно-пермско-удмурско-марийского края на тысячу километров юго-западнее. Понятно желание объяснить всю русскую топонимику посредством русского языка, но:

- во-первых, город должен называться не Мценск, а Мцельск;

- во-вторых, пчела по древне русски «бъчела = бьчела = бчела»;

- в-третьих, по-амчански пчела называется ещё и «бзыня» - «ты близкъ к ульям ни пътхади, а то бзыня укусить» (словарь Орловских говоров);

- в-четвёртых, мы сами и вся Орловская область называет нас Амченском - «Амщенск - этъ Мценск», «Он у Амщенску живёть», «Паехали в Амченск»;

- в-пятых, смешаны совершенно различные этническо-лингвистические понятия: «вятичи» - первые славяне, населившие часть сегодняшних Орловской, Тульской, Калужской, Рязанской и Московских областей и «вятские»-жители Вятской губернии.

Вяткой город стал называться только в 1781г., а до того, со времени своего основания новгородцами в 1174г., он назывался Хлынов (заложен был в устье реки Хлыновица). Под сокрощениями типа (вят.) Владимир Иванович имел ввиду принадлежность к современной ему губернии – Вятской.

Представляется, что вятское слово «мцела» является неким лингвистическим компромисом смешанного русского и удмуртско-пермяцкого населения. По-удмуртски пчела - «муш», по-коми-пермятски - «мош», по-зырянски - «малямуш». То есть возникло некое объединенное слово: «муш» + «пчела» = «мцела». Основание для такого предположения дают нам тверские карелы. Они так же, как и русские Вятской губернии, живущие в окружении финно-угорских народов, живут в окружении русского населения. Поэтому в их языке очень много слов, пришедших из русского языка, а слово пчела - «миаёоIа» (муачола) представляется русско-карельским лингвистическим синтезом: «муш» + «пчела» = «муачола». Поэтому объяснение, что название Мценск происходит от слова «мцела», употреблявшегося в далёкой Вятской губернии потомками других древнерусских племён не выглядит убедительным.

Попытка объяснить название - «Мценск», исходя из близости звучания слова «Мценск» и финно-угорских слов. Это толкование Павла Ивановича Якобия: слово «metsan» - лесной и толкование Владимира Николаевича Старых: слово «матсаан» - гора, на которой растёт лес. Такие толкования не выглядят убедительными потому, что финно-угры жили в сплошном лесу, который кончался в 10 км Южнее Мценска, оканчивались на гласные звуки или «ь» и «ъ» (буква «ЕРЬ»-звучала, как кратное «О»). Редкими были слова с двумя согласными подряд. Даже церковно-славянский язык менее полногласен, чем древнерусский.

Салунские братья - святые равноапостольные Кирил и Мефодий создали церковно-славянский язык для богослужений на основе македонского наречия, которое звучало в тогдашних салониках и в котором было менее развито полногласие, чем в древнерусском языке. Поэтому превращение возможного названия «Матсанск» в Мценск, в Амченск не представляется правдоподобным. К тому же перед приходом славян финно - угры в лесах севернее Мценска не жили, а жили балты. А южнее Мценска уже начиналось лесостепь. Карта растительности Орловской области показывает, что практически всё междуречье Оки и Зуши, а также земли, лежащие к югу от Зуши - это луговые степи и остепнённые луга, продолжающиеся на Курской земле, которая является землёй другого славянского племени-северян.

Границей между вятичами и северянами являлся водораздел бассейнов Оки и Сейма. Городами северян были Север, Новгород-Северский, Путивль, Рыльск, Ромны, Курск. Валентин Васильевич Седов подробно рассказывает о расселении северян на новой земле:

«Бурное славянское расселение в северянской земле относится к VIIIв., когда повсеместно и в большом количестве и лес не являлся отличительной чертой их жизни.
Так языковеды Владимир Николаевич Топоров и Олег Николаевич Трубачёв поясняют недоумение своих немецких коллег по поводу того, что в Белоруссии отсутствует топоним - болото. Это слово не является там отличительной характеристикой, настолько оно привычно - ведь вокруг одни болота, как у древних амчан вокруг - одни леса. К тому же когда первые амчане пришли сюда, то конечно, первым делом срубили лес на горе для построек и укреплений, а также пустили его на дрова. И потом уже на горе никогда деревья не росли.
Например, древний город напротив села Воротынцево был уничтожен в ХIIIв., после этого не возобновлялся, но лес там не растёт и через 800 лет, хотя за границами города растут и сосны и дубы.

Мценск находился на границе леса и лесостепи, и он мог называться лесным, но на языке племён, живших южнее. К тому же полногласие древнерусского языка не позволило бы выбросить гласный звук «а» после «м» - мы бы так и говорили - «Матсанск» или «Мацанск», как сейчас не говорим искусственно-официальное слово Мцна, а всегда произносим - Мецна.

Древнерусской язык несколько отличался от других славянских языков того времени своим более развитым полногласием, своей певучестью, мелодичностью. Не было закрытых слогов и все слова возникают поселения с роменской (славянской - прим.авт.) керамикой. Древности этого типа, ставшие известными еще в начале XX в., после раскопок Н.Е.Макаренко на городищах в окрестностях г.Ромны, ныне довольно хорошо исследованы...

...На территории северян, кроме памятников роменский культуры, встречаются почти синхронные им древности иного облика. Они были выявлены ещё в конце XIX - начале XX вв.и выделены в группу памятников волынцевского типа в 40-х годах...

...Керамика волынцевского типа не находит ни прототипов, ни аналогий среди славянской глиняной посуды второй половины 1 тыс.н.э. Ближайшие аналогии ей обнаруживаются в Салтовский культуре...

...Анализ водных названий днепровского левобережья показывает, что дославянским населением здесь были балты и иранцы. Гидронимия свидетельствует о длительности пребывания в южной части северянского региона иранского этнического компонента, о том, что славяне застали здесь ираноязычное население и жили с ним какое-то время на одной территории. Памятники волынцевского типа встречены только в зоне распространения иранских гидронимов и отражают уже последний этап славяно-иранского взаимодействия...

...Различные этнокультурные компоненты в волынцевских памятниках позволяют предположить, что эти древности принадлежали славянизированному местному населению, родственному алано-болгарам салтовской культуры. В пользу этого как будто говорят и антропологические материалы: черепа славян левобережной части Среднего Поднепровья обнаруживают сходство с черепами погребённых в Салтовском могильнике".

Замечательный исследователь Земли вятичей - Татьяна Николаевна Никольская - часто находит памятники волынцевской (ираноязычной - прим.авт.) культуры в городищах и селищах нынешних Орловской и восточной части Брянской областей.
Она отмечает: «Такая посуда известна на многих городищах бассейна верхней Оки (Воротынцево - р.Зуша; Зайцево, Синиково - р.Чернь; Федяшево - р.Ока и др.) … Близкой аналогией ей являются сосуды Волынцевского поселения и могильника, раскопанного Д.Т.Березовцом в Сумской области. Автор раскопок считает, что горшки подобной формы относятся к несколько более раннему времени, чем сосуды роменского типа, а именно к VII-VIIIвв. н.э.».

К селищам, где найдены одновременно памятники, роменской и волынцевской культуры, Татьяна Николаевна относит: Лебедень - р. ЦОН; Малое Селихово -р.Орлик; Неполодь - р.Неполодь; Кировское и Кромы-р.Крома; Сомово-1-р.Навля; Михайловка-1 и Михайловка-2 - р.Вытебеть; Харитоновка, Городок, Антоньево 1 и 2 - р.Рессета и др.
Археологов дополняют и языковеды. Владимир Николаевич Топоров и Олег Николаевич Трубачёв отмечают «… В настоящее время представляется бесспорным, что основной этнический элемент был представлен и раноязычными племенами, обитавшими в южнорусских степенях в течении долгих веков…

…Выяснилось, что древнейший пласт иранизмов на этой территории принадлежал скифским племенам…

…Некоторые фонетические приметы позволили связать этот слой с иранскими племенами сарматов. Наконец, наиболее поздний слой иранских элементов связывается с аланским (древне осетинским) периодом…».

Они подтверждают вывод Макса Фасмера о северной границе иранцев в Южной России: «…К северу от Орловской губ., в Калужской и Тульской губерниях местные названия иранского происхождения также не встречаются… Здесь, по-видимому, следует полагать северную границу южнорусских иранцев».

В Курской и Орловской губерниях они относят к ираноязычным названия рек: Апаки, Хан, Ропша, Осмонь, Навля, Сава, Свапа, Сев, Сейм, Тускарь, Нехтарь, Хоропуть, Хартислова, Овсорок, Эсмань, Апажа, Омонь.

Они отмечают: «…Кроме того обращает на себя внимание тот факт, что именно в этом районе особенно велик процент речных названий, не поддающихся сколько-нибудь убедительной этимологии с иранской точки зрения».

Владимир Васильевич Мавродин указывает, что многочисленные слова в области религиозно - культовой лексики являются скифскими - Бог, слово, злой, каять, вопить, рота(клятва), болг (добрый, богатый), кумир, Сварог, Хорс.

Присутствие на нашей Амченской земле ираноязычных племён прекрасно иллюстрируют карты из книги Олега Николаевича Трубачёва «Этногенез и культура древнейших славян». Поэтому представляется в полне логичным пояснить объяснения наших Амченских названий в иранских языках.

Единственным из сохранившихся, ранее многочисленных скифо-сарматских языков, является осетинский. С ним легко работать, так как он записан нашим родным русским алфавитом - Кириллицей.  Что же в осетинском языке созвучно со славами Мценск, Амченск?

Надо понимать, что современный осетинский язык только родственен тому языку 2000-2500-летней давности, на котором были определены основные Мценские названия и что русские летописцы на протяжении веков ломали язык, пытаясь произнести название нашего города - Мцьнескъ, Мченскъ и т.д.

Беру осетинские словари и сразу же натыкаюсь на знакомые слова - «бындз» - «муха», «мыд» - «мёд», «мыдыбындз» - «пчела». Вот, значит, откуда пришла к нам наша мценская «бзыня». Удобнее работать с осетино-русскими словарями. ЦЕНД - куча (камней), масса, громада. ЭМ - приставка, выражающая совместность. Добавляют приставку, выражающую совместность и получаю: ЭМЦЭНД - совместная гора, наша гора. Кроме того, есть слово ЭМЦЕК - шеф, кормилец, воспитатель. Есть ещё слова ЦЪЫНА - стог, скирда; ЦЫНА - осадок, известняк, известковый туф. Добавим приставку ЭМ и получаем: ЭМЦЪЫНА - наш стог, наша скирда; ЭМЦЫНА - наш известняк, наша известняковая (гора!)! Все эти слова удивительно напоминают слово Амченск, и все эти слова переводятся, как «громада», как «шеф», как «стог», как «известняковая гора», то есть их можно перевести, как слово - «гора».

Нашёл очень интересное слово, которое можно принимать, как лингвистическую шутку: ОЦАНИ - норовистый, с норовом. Как это напоминает наши поговорки: «Амчане коней умчали», «Амчанина вам на двор!», «Амчане - ребята бойкие!», где имеется в виду, что амчане - люди задиристые, не уступчивые, с норовом! Считалось, что иметь амчанина в качестве соседа само по себе хуже пожара. Так, что делаем вывод: Мценск - это Гора, а амчане - это горцы и ещё (шутка) - люди с норовом!

Далее смотрим, что может означать слово Зуша? Суг - слеза, рукав реки, ветка. Цус - малый, незначительный. Сус - молчи! Молчать! Суси-Буси - шёпот. Сусэг - тайный, секретный. По смыслу больше всего подходит -  тайная, скрытая. Ведь очень часто Зуша открывается совсем неожиданно. Например, идёшь по Карауловой горе и, вокруг, обрыв - на 30метров, и под обрывом неожиданно открывается Зуша. То же самое и на Висельной горе, и на горе Самород в районе Стрелецкой Слободы. В древнее время эти склоны должны были быть покрыты лесом или кустами, и амчане вполне могли назвать реку - «Потаённая». Хотя ближе всего для меня толкования из персидского языка:

-Зушидан - просачивается (из-под земли о воде),

- Зэхаб - просачивающаяся на поверхность подпочвенная вода,

- Зу - море,

- Зохуг - глубокий колодец, 

- Зэхаб - место, где пробился источник,

- Зоуб - плавление, таяние, растопление. 

 То есть Зуша - это то, что течёт, просачивается, то, что извивается, то, что глубокое, то, что журчит, то, что источник, то, что водная поверхность. Опять, как и с Горой, вернулись в детство: Зуша - это Река, Речка.

Осталось перевести на русский слово Балчуг. Но это совсем просто. Балц - это дорога. Балцэг - это путёвка, добавлю от себя - разрешение на проезд.

Мценск стоял на древней Панфутцевой дороге, которая проходила по водоразделам бассейнов рек Ока, Зуша и Сосна, на границе лесостепи и сплошного леса. Обойдя нашу замечательную Гору, ясно понимаешь, что с юга дорога пересекала Мцну в районе Холопьева моста, а затем круто поворачивала к крепости, к детинцу. Другой дороги не могло быть, так как из крепости должны были её контролировать, и все остальные, альтернативные дороги должны быть перекрыты и уничтожены. У крепости она опять пересекала Мцну, как и теперь по мосту, и шла вокруг горы, как идёт и сейчас. Этот отрезок дороги - от моста через Мцну и до спуска на каменистую отмель на Зуше – прекрасно сохранился и до сего дня. Представьте - мы ходим по дороге, которой две с половиной тысячи лет!

И как раз по середине этого отрезка видны остатки какого-то земляного сооружения, которое нависает над дорогой. Что это? Оползшая гора, след советской авиабомбы времён Великой Отечественной войны или остаток древнего блокпоста - БАЛЦЭГа, который дал название всей местности под горой - БАЛЧУГ? Если бы я организовал современный контрольно-пропускной пункт под горой, то поставил бы его на это самое место – и вперёд до Зуши, и назад до моста через Мцну расстояния одинаковы и из крепости можно надёжно поразить нежелательных беглецов в любую сторону. Дальше Панфутцева дорога шла параллельно Мцне, пересекала Зушу по каменистой косе и выходила на современную улицу Ленина (ранее СтароМосковскую, ещё ранее Московскую дорогу). Вот, почему камушки были такими острыми - подсыпали её постоянно, прорубая более удобную дорогу к северным воротам и улучшая условия переправы, а также вынимая скальную породу из всё время углубляемого рва.

Замечательно, что древняя дорога организована опять же так, чтобы идущий из степи по ней неприятель вынужден был брать щит в правую руку, что резко снижало его боеспособность, и любой камень, пущенный в него с 30-ти метровой высоты, мог оказаться смертельным. Умницы наши предки!

Итак, наши предки все называли так же, как и мы: Мценск-Гора, Зуша – Река, Балчуг – Дорога: забыл отметить, что наши мценские краеведы толкуют происхождение слова Балчуг от южнорусского слова «балка» - овраг. Но амчане овраги балками не называют. Я прожил на Балчуге 10 лет, но никакого оврага там никогда не видел. Есть обычный спуск - от Орловской площади к реке, который обезображен прорытой железной дорогой и насыпью дороги шоссейной. Ближайший овраг – это Прудище, но это уже у вокзала и называется он, и назывался всегда, не балка, а овраг - «овраг Прудище». Да, осталось ведь ещё Мцна, которая по-амченски всегда называется Мецна. Представляется, что «Мцна» является «правильной», «литературной» обработкой названия «Мецна» для большего созвучия с названием «Мценск» - древние народные названия «Амченск» и «Мецна» звучат вполне самостоятельно.

Думаю, что объяснение можно получить от реки Цон – вот уже, что совсем не русское, даже мцелу ни какую не приставить. Слово «ЦОН» созвучно с осетинским словом «суадон» - родник, источник. В наших местах очень часты в названиях рек сочетания «ЦН», «СН» - Десна, Тросна, ЦНа, Сосна, Снежеть, Снежедь, Мцна. Везде хочется раздвинуть эти буквы, чтобы получилось Десона, Тросона, Цона, Сосона, Сонежеть, Сонежедь, Мцона, чтобы звучал «суадон» или «цон» - источник. Ведь не смотря на вроде бы славянские названия рек - Десна, Сосна, Снежедь, не верится в глупость наших предков, назвавших реки Правой (это левый-то приток!), Деревом, Снегом. Думается, что здесь опять память о наших ираноязычных предшественниках. Название Эмцона = Мецона = Мецна = «наш источник» - оказалось созвучным с Мценском (нашей горой) и сейчас воспринимается, как родственное название. Возможность сделать такой вывод, позволяет взгляд на названия великих славянских рек - Дон, Днепр, Днестр, Дунай в которых явно слышится ныне осетинское слово «дон» - вода. Думаю, что Амченское слово «цон» - «суадон» является родственным южно-скифскому «дон» и лежит в пределах диалектных отличий древне - скифского языка.

 Александр Елесин

 

ОБРЕТЕНИЕ ЧУДОТВОРНОГО ОБРАЗА

В начале 12века Мценские земли вследствие апостольской деятельности Сщмч. Кукши были озарены светом Православной веры. В г.Мценске был построен первый православный храм Введения во храм Пресвятой Богородицы. Однако, отдалённость епископских кафедр, которым в разные времена подчинялся город Мценск с уездом, недостаточное число духовных пастырей, почти столетнее владычество Литвы – не могли благотворно сказаться на христианизации местного населения.

 

Герб Мценска 1781 года

 

По преданию, в 1415 году к Мценску, находившемуся под властью Литвы, подступило московское войско, которое благославил митрополит Фотий. В крепость был допущен пресвитер и, благодаря достигнутому согласию, произошло крещение некоторых жителей древнего городка. Мецняне «…одержимы быша слепотою. Они же – прихождаху и увещеваху их къ Св.Крещенiю. Десятой недели по Пасце, в пятокъ прiём Святое Крещенiе Мецняне Ходона, Юшинка и Закiй, и прозреша, и обретоша Крестъ Господенъ, яко камень изсеченъ, и образ Святителя Николая яко воинъ въ руце имущий литый ковчегъ въ коемъ иматъ залогъ тела и крови Господня».

Обретение Креста Господня с иконой Святителя Николая  жители Мценска приняли как победу христианства над язычеством. Отныне Мценск окончательно духовно воссоединился с Православной Русью.

 

Храм Вознесения Господня

 

Сказание сообщает точную дату этого события – в пятницу на десятой неделе по Пасхе. По старому стилю это было 7июня (по новому стилю 20 июня). В память об этом событии в Рубленном городе на горе Самород были построены деревянные храмы святой Праскевы Пятницы и Николая Чудотворца.

В 1500 году Мецняне «с землями и с водами и с людьми» присягнули на верность Московскому князю Иоану III.

Весело застучали топоры, и на крутом берегу Зуши стала отстраиваться новая крепость – одна из значительных на юге Московского государства, а вместе с нею деревянные «клецки»: церкви Святой Троицы, Николая Чудотворца, Успения, Богоявления и другие. Со второй половины 17века начинается строительство каменных храмов.

С 1810 года на горе Самород по проекту Авраама Мельникова строится великолепный Николаевский собор. В 1837 г. была окончена тёплая трапезная с двумя престолами Св.Афанасия Александрийского и Праскевы Пятницы. К 1841 году были возведены ещё два обширных придела с северной и южной сторон: первый во имя первомученика Стефана, второй во имя иконы Печерской Божией Матери. В 1844-1845 годах собор был расписан «стенным письмом» художниками Тихоном и Николаем Богдановым.

В 1865 году местным протоиереем Ильёй Соколовым и купцом Н.И.Золотарёвым началось строительство новой колокольни, оконченной через десять лет «тщанием» соборного старосты мценского И.Н.Шарапова. Новая колокольня была построена по проекту архитектора А.М.Горностаева, «одного из первопроходцев «русского стиля».
Главной святыней собора являлся чудотворный деревянный образ Св.Николая Чудотворца «резной…чудный и можно сказать страшный», к которому ежегодно приходили поклоняться сотни тысяч паломников.

Ярким событием в истории Мценского края стало празднование 500-летия явления чудотворного образа Святителя Николая, которое проходило 27,28,29 мая 1915 года.
 29 мая в Никольском соборе была совершена Божественная литургия Преосвященным Павлом, епископом Елецким в сослужении с епископом Сергием Салмаским (уроженец с.Глазуново Мценского уезда) и многочисленным сонмом духовных лиц. Присутствовали губернатор С.С.Андреевский, вице-губернатор Н.П.Галахов, городской Глова и др. По окончании литургии был совершён крестный ход с чудотворной иконой Св.Николая из собора на Пятницкую площадь (ныне главная площадь города). В шествии приняло участие до 30 тыс. богомольцев.

Население города в те годы составляло около 15 тысяч человек. И почти на каждую тысячу жителей был свой приходской храм. Всего перед революцией в городе их было 15, в том числе два храма Петропавловского монастыря и тюремный храм без собственного здания. До наших дней сохранились только 9. Из них 6 храмов восстанавливаются. В начале ХХI века во Мценске появились ещё два храма: домовой во имя св. благоверного князя Александра Невского и храм-памятник погибшим воинам Покрова Пресвятой Богородицы (строится).

Никольский собор был разрушен в начале 1930-х годов. В 1996 г. к 850-летию города на его месте была построена часовня во имя Святителя Николая. Освящена 14сентября Владыкой Паисием. Николу «Амченского» считал своим небесным покровителем известный православный писатель С.А.Нилус. Русский классик С.Н.Лесков в «Сказе о тульском косом Левше и о стальной блохе» писал: «Икона эта вида «грозного и престрашного – святитель Мир – Ликийских изображен на ней «в рост, весь одеян сребро-позлащенной одеждой, а лицом темен и на одной руке держит храм, а в другой меч – «военное одоление»…».

Мценская икона Святителя Николая и Никольский собор привлекали внимание и проезжавших через город путешественников, рассказавших о своих впечатлениях в воспоминаниях и дневниках. Это учёный – биолог В.Ф.Зуев, поэт и драматург князь И.М.Долгоруков, филолог И.И.Срезневский и другие. Кроме резного чудотворного образа в городе хранилась ещё одна чудотворная икона Св. Николы «Амченского», которая защитила город от пожара 23 июля 1855 года. Эта икона и сейчас хранится в самом древнем храме города – Петропавловском.

 

Никольский собор

 

В недрах Соборной горы на берегу Зуши находилась часовня – пещера, посередине которой стоял большой металлический сосуд, увенчанный крестом, в него была проведена вода из источника, вытекающего из глубины холма. Тысячи паломников приходили в Мценск со всей Руси Великой, чтобы поклониться Святому чудотворному образу святителя Николая и «Сойти к освященному памятью и именем Чудотворца ключу и с верою и молитвою почерпнуть и испить, его живительной влаги».

 

                                              Валерий Аушев, писатель-исследователь,

                                              член Правления ОЖК

 

ИМЯ М.В. ЛОМОНОСОВА

НА КАРТЕ МОСКВЫ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

(19 ноября 1711 года родился великий русский ученый М.В. Ломоносов)

    

В научных кругах и реформированных в последние годы академических структурах считается (особенно после того, как было отмечено довольно-таки скромно в масштабах великой страны 300-летие М. В. Ломоносова), что писать о нем, по существу, уже нечего, что все сведения, дошедшие до нас о деятельности и трудах русского ученого, исчерпаны. Ничем другим, кроме поискового скудоумия и лености, объяснить увядающий интерес к личности великого сына России и первого российского академика – нечем. Как могло так случиться, что единственный прижизненный портрет Михаила Васильевича, сохранявшийся десятилетиями в семьях его наследников, близких и дальних родственников по женской линии вдруг в первый же год Октябрьской революции – в 1917 году бесследно исчез? И мы стали созерцателями напыщенных, наполовину приукрашенных, помпезных изображений вельможного сидельца в резном кресле с непременным поворотом головы в одну сторону? Как могло так случиться, что один из главных ломоносовских научных трудов (после смерти ученого)  «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого, или до 1054 года, сочиненная Михаилом Ломоносовым, статским советником, профессором химии и членом Санкт-Петербургской Императорской и Королевской Шведской академий наук» не была «реанимирована» и восстановлена в первоначальном варианте в результате кощунственной переработки, так называемой «редакторской правки» авторского текста немецким чужаком - профессором Миллером?  При мощных коллективных усилиях, соответствующей материальной поддержке историков-словесников, отечественных криминалистов, филологов, языковых специалистов в наш электронно-компьютерный век не составило бы совсем уж непосильного труда, тем более, что почти досконально изучен язык Ломоносова, выпущен научный словарь М.В. Ломоносова?

Не всё ещё известно и о фактах пребывания Ломоносова и его родственников на земле Московской губернии. Так, в момент подготовки к юбилейным торжествам состоялось мое знакомство с сотрудницей Каширского краеведческого музея, подвижницей Поморского землячества в Москве Любовью Васильевной Лукьяновой. В разговорах с ней удалось узнать много нового о каширских потомках Ломоносова, в частности – о Софье Алексеевне Раевской (в замужестве – Раевской), дочери М.В. Ломоносова Елены Михайловны. Софья Алексеевна - наполовину гречанка; дочь библиотекаря Екатерины Второй, грека А.А. Константинова. Представители Поморского землячества в Москве в предъюбилейные дни своего великого земляка – Михайлы Васильевича Ломоносова - побывали в феврале 2011 г. в Кашире, посетили Руновскую школу. Что их привело сюда? Тот факт, что несколькими крестьянскими дворами в селе Руново владела внучка Ломоносова Софья Алексеевна Константинова - впоследствии супруга героя войны 1812 года Н.Н. Раевского, также владельца земель в Кашире.

Вот что удалось выяснить в результате поездки в Каширу и посещения Каширского краеведческого музея.

 

В БИВУАКАХ, СРАЖЕНИЯХ, ПОХОДАХ…

В декабре 1794 года Николай Раевский получил продолжительный отпуск с целью устройства семейной жизни. Он сам нашел себе невесту и, как оказалось, в выборе не ошибся. Уже в июне 1795 года Софья последовала за ним в армию. Она сопровождала мужа в Персидском походе под начальством графа Валериана Зубова. У стен Дербента родился их первенец – сын Александр. В самом Дербенте у молодой четы родилась дочь Екатерина, впоследствии жена декабриста Михаила Орлова. По рассказу баронессы Л.С. Врангель, роды проходили в тяжелых походных условиях, При молодой матери невольно был акушером полковник  фон-дер-Пален. Роды осложнились болезнью Софьи Алексеевны, которая была вынуждена покинуть мужа, и тот продвигался до Баку уже без сопровождавшей его жены.

Николай Николаевич и Софья Алексеевна любили друг друга и, несмотря на случавшиеся размолвки, оставались верными супругами до конца жизни. Неудивительно, что Раевский так представлял себе окончание войны: «Вы приедете ко мне с нашими дорогими детьми, я выеду вам навстречу и буду докучать вам описанием своих подвигов, как это обычно делают старые воины». У супружеской четы Раевских было два сына и четыре дочери. В царствование Павла 1 Раевский по оговору «был внезапно исключен из службы. Супруга безропотно отправилась с детьми и мужем в деревню. На ее преданность Николай Николаевич ответил такой же внимательностью; в 1806 во время болезни жены ухаживал за ней сам, не доверяя горничным.

Безусловно, Раевская была человеком незаурядным, вполне соответствовавшим духовным запросам супруга. Росла она в семье очень образованной. Внучка Ломоносова, и особенно ее дочери, Катерина и Мария, с восхищением рассказывали Пушкину об их матери и бабушке – единственной дочери знаменитого ученого – Елене Михайловне. Она была умна, добра, терпелива и очень красива. На следующий год после смерти отца, в 1766 году, в 17 лет вышла замуж за внучатого племянника Г.А. Потемкина Алексея Константинова. Но чахотка унесла Елену Михайловну, когда ей было всего 24 года. Родившаяся от этого брака дочь было единственной из внуков великого русского ученого, оставившей потомство.

Современники восхищались красотой Софьи Алексеевны, черты которой имели яркое южное, греческое выражение. Она обладала частью архива своего деда и его большим прижизненным портретом, писанным маслом на холсте австрийским художником Георгом Преннером в 1755 году, за десять лет до кончины Ломоносова. После смерти Михаила Васильевича портрет был у его дочери Елены Михайловны, потом у Софьи Алексеевны, затем перешел к сыну Раевских – Александру, после смерти к его дочери Александре и ее мужу И.Г. Ностицу. Их сын был последним известным владельцем этого портрета, который бесследно исчез после событий 1917 года.

Все Раевские хорошо знали литературу и философию. В большой и дружной семье негласно царил культ отца, которому мать, Софья Алексеевна, еще смолоду посвятила всю себя – все мысли, желания и каждую минуту жизни своей. Оставив навсегда «веселие беспечного света и говор модных гостиных», куда, казалось, по праву могла бы призывать ее и положение семьи и воспитание, полученное ею, «Софья Алексеевна неустанно и бесстрашно сопровождала своего любимого воина во всех бивуаках, сражениях, во всех его перемещениях и превратностях, житейских и служебных, до дна познав всю горечь и сладость доли жены русского солдата».

В четырех прелестных барышнях Раевских были щедро рассыпаны, как искрящаяся алмазная пыль, черты их матери: натуры пылкой, гордой, властной, глубокой и не подчинявшейся, в сущности, ничему и никому, даже порывам собственного страдающего сердца! Она была ровной во всем своему герою-мужу: и в благородстве ума, и в твердости характера. Сама воспитала дочерей так: превыше всего семья, долг перед мужем, а близкие должны быть немного в стороне. Вот почему мать так и не простила  дочери Марии Волконской ее шага в сибирскую пропасть: по ее представлениям, истинная дочь клана Раевских должна была остаться при маленьком сыне, вскоре умершем без матери!

Так думала не одна Софья Алексеевна. Думали так и все сестры, и братья Марии.

 

 

ЗА ЗАСЛУГИ МУЖА ПРЕД ОТЕЧЕСТВОМ

Отблеск военной доблести, подвигов и гражданского мужества супруга падал, несомненно, и на вдову его, и на детей даже после его кончины, но пользовалась ли Софья Алексеевна этой «благословенной сенью» в полной мере? После внезапной смерти мужа 16 сентября 1829 года, расстроенных имущественных дел семьи, не сложившейся карьеры сыновей-декабристов Софья Алексеевна осталась практически без средств к существованию. Вдове сенатора, члена Государственного Совета Империи, героя войны 1812 года, чей портрет висел в Военной галерее Зимнего дворца, не была назначена даже пенсия! Раевская вынуждена была обратиться за помощью и советом к друзьям семьи и, прежде всего, к Пушкину, принявшему самое горячее участие в устройстве ее вдовьей судьбы. В письме к генералу А.К. Бенкендорфу от 18 января 1830 года он  писал: «Госпожа Раевская ходатайствует о назначении ей пенсии в размере полного жалования  покойного мужа, с тем чтобы эта пенсия перешла дочерям в случае ее смерти. Этого будет достаточно, чтобы спаси ее от нищеты. Прибегая к Вашему превосходительству, я надеюсь судьбой вдовы героя 1812 года – великого человека, жизнь которого была столь блестяща, а кончина так печальна, - заинтересовать скорее воина, чем министра, и доброго, отзывчивого человека…» И «государственные мужи – царь и шеф жандармов третьего отделения – снизошли до просьб глубоко страдающей, гордой женщины.

Вдове героя была назначена пенсия в размере двенадцати тысяч рублей в год золотом. После получения «государева пенсиона» Софья Алексеевна смогла уплатить долги по имению и вывезти беспрестанно хворающую дочь Елену на лечение в Италию. Из теплых краев они более домой не вернулись.

Но я забыла еще один факт из биографии великой женщины. В 1832 году в Архангельске произошло важное событие: на Соборной площади был открыт первый в России памятник М.В. Ломоносову работы скульптора И.П. Мартоса. Достаточно сказать, что этот памятник великому помору является одной из заметных достопримечательностей города и в настоящее время. По всей России прошел сбор средств на его сооружение. За три года удалось собрать более 53 тысяч рублей. Пожертвования внесли многие. Свой вклад в тысячу рублей сделала и С.А. Раевская.

Осталось добавить, что Софья Алексеевна была награждена высшим дамским орденом – орденом Святой великомученицы Екатерины 2-й степени. Такую награду давали редко, гораздо реже, чем орден Андрея Первозванного. Вручался он чаще всего «во внимание к заслугам мужа». Скончалась С.А. Раевская на чужбине, в Риме, 16 декабря 1844 года, пережив супруга на пятнадцать лет. Погребена на кладбище Тастачо в Италии. «Каширские известия», № 11, 12.2011 г.).

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Автор исторического очерка Л.В. Лукьянова о внучке М.В. Ломоносова накануне 300-летия знаменитого деда была приглашена в столицу на открытие выставки «Архангельский обоз» в Москве, посвященной знаменательному юбилею. Выставка проходила во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства. Главная идея экспозиции заключалась в том, чтобы каждый посетитель смог символически пройти с рыбным обозом через территорию Архангельской области. На выставке были представлены подлинные предметы ХУ1 – ХУШ веков, старинные книги, иконы, конская упряжь, бытовая утварь, росписи крестьянская одежда, предметы и изделия традиционных промыслов из фондов музеев Архангельского края.

Людмила Васильевна Лукьянова подарила мне и поморам – землякам великого ученого номер газеты со своим материалом о потомках Ломоносова в Кашире, рассказала о связи города Каширы с Холмогорами, о том, как прославляют имя Ломоносова в этом подмосковном городе, ведь в Каширском уезде жила его внучка С.А. Раевская. К тому же и Л.В. Лукьянова тоже родом из Холмогор.

 

 

 

«ОН СОЗДАВАЛ ОРУДИЕ ДЛЯ ЗАЩИТЫ СВОЕГО ОТЕЧЕСТВА»

 

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/30229/pub_5a72c16e168a91f6d7bb4ee2_5a72d6f3865165ba02569f60/scale_240010 ноября 2019 года легендарному конструктору Михаилу Калашникову исполнилось бы 100 лет. Основное оружие наших военных – проверенный временем автомат Калашникова. С его работой знакомы все еще со школьной скамьи. А некоторые до сих пор могут уложиться в норматив и собрать по памяти. Изобретение Михаила Калашникова навсегда изменило мир, хотя сама конструкция автомата проста, а потому гениальна.

Бренд Калашникова чрезвычайно распространен. В армии и на стрельбищах. Внутри страны и за границей. И, кажется, нет в мире человека, который бы не слышал о нем хоть что-то.

На архивных съемках он предстает этаким рубаха-парнем, человеком настолько же простым, каким был и его автомат. Но любому знатоку оружия известно: за кажущейся простотой – сложный характер и громадный опыт конструкторской работы. Под руководством Героя России, дважды Героя Социалистического труда и лауреата Сталинской премии был создан целый арсенал стрелкового оружия. Не только автомат, но и пулеметы, карабины и даже пистолеты.

Экспонат особой важности – трудовая книжка Михаила Тимофеевича Калашникова. Всего 5 листов за 64 года работы.

И все же главная запись – работа в Ижевске. Сначала на мотоциклетном заводе, в цехах которого была изготовлена первая опытная партия автоматов из полутора тысяч штук.

Чем они отличались от зарубежных аналогов? Смотрим старинный американский учебный фильм и улавливаем разницу. "Вы должны очистить оружие, прежде чем пытаться стрелять! Перво-наперво отсоедините грязный магазин", – говорится в фильме. Простейшая идея: огромные зазоры между движущимися частями. Благодаря им «калашников» можно буквально купать в грязи перед стрельбой. Оружие стало чуть менее точным, но чрезвычайно надежным. Причем отдельные его образцы живут в ужасных условиях десятки лет. И ничего – стреляют.

"В 1969 году солдат Вьетнамской народной армии Чан Хео Бао из него 78 противников уничтожил в одном бою. То есть, представьте себе, настолько был опытный солдат, занял правильную позицию, действительно хорошо, мастерски владел своим оружием и вот такую собрал жатву", – рассказал лектор-экскурсовод Центральном музее Вооруженных сил РФ Константин Морозов.

Причем, как и у многих успешных людей, у Калашникова – человека и автомата со временем появились завистники. До сих пор по социальным сетям и американской «Выкипедии» гуляет байка о том, что молодой на тот момент конструктор скопировал свое детище с штурмовой винтовки знаменитого Хуго Шмайссера, что невозможно, так как Шмайссер никогда не изобретал и не изготавливал приписываемый ему автомат-пулемет.

Специально для всех сомневающихся. Отдельный стенд в музее Калашникова. Разобранные и уложенные рядом "Штурмгевер 44" и АКМ. С первого взгляда становится понятно: это два сапога, которые друг другу не пара.

Они разбираются совершенно по-разному, их затворы абсолютно несовместимы и различаются даже по принципу работы. Придуманного вокруг автомата Калашникова так много, что даже дочь конструктора написала несколько книг, чтобы развеять некоторые мифы. Вот еще один, кстати. Утверждают, что именно этот автомат держал в руках Сталин перед принятием новинки на вооружение. "Но это тоже, я думаю, один из мифов. И никто об этом вообще однозначно не скажет. Михаил Тимофеевич не встречался со Сталиным. Ему Сталинскую премию вручали не из рук Сталина. Поэтому, ну вот видите, пришли к какому – четвертому мифу", – сказала дочь конструктора Елена Калашникова. Сейчас Елена Калашникова возглавляет фонд имени своего отца, который занимается поддержкой российских конструкторов-оружейников.

В Ижевске продолжает работу завод, с конвейера которого сходят новые модели, уже мало похожие на тот легендарный «калашников» из сороковых годов прошлого века.

Во всем мире погромыхивают многочисленные копии и клоны знаменитого автомата. Кстати, сам конструктор мечтал о том, чтобы его детище больше стреляло на полигоне, чем в реальном бою. "Я спокойно сплю, потому что всегда создавал оружие для защиты. Это политики не могут договориться и используют его для убийства. Мир без оружия возможен, если политики сумеют договориться между собой", - заявлял Калашников журналистам.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/175962/pub_5a72c16e168a91f6d7bb4ee2_5a72d5b3256d5cd76e1f3278/scale_2400 Конструктор признавался, что стал оружейником благодаря Великой Отечественной войне. "Если бы не было войны, я бы наверно был конструктором сельскохозяйственной техники. Немцы виноваты в том, что я стал конструктором оружия", - сказал он. Калашников рассказывал, что начал изобретать, будучи курсантом, еще до войны. Как ни странно, но это было не стрелковое оружие, а приборы для танков. При этом он вспомнил свои встречи с легендарным маршалом Георгием Жуковым, в те годы командующим Киевским особым военным округом. Именно знаменитый полководец разглядел в молодом курсанте талантливого изобретателя и напутствовал его на дальнейшую работу. Однако работы по созданию приборов для бронетехники прервала война - Калашников отправился на фронт танкистом.

В следующий раз идея изобретения нового пистолета-пулемета пришла к нему осенью 1941 года в госпитале, где он лечился после ранения. По его словам, именно на больничной койке он сделал первые наброски карандашом своего будущего автомата.

"В начале войны мы несли большие потери. У немцев были автоматы, а у наших солдат, в основном, "трехлинейки", да и то не у всех. Я сам маршировал с учебной деревянной винтовкой", - вспоминал конструктор.

Затем Калашников отправился на лечение в Казахстан, где в железнодорожном депо Алма-Аты продолжил работы по созданию оружия. Первый опытный образец, по признанию самого конструктора, получился у него "ляповатым". Это, впрочем, не остановило талантливого изобретателя. В результате за минувшие годы Калашников создал более 150 образцов стрелкового оружия. На сегодняшний день только различных модификаций автомата Калашникова во всем мире выпущено около 100 миллионов штук.

Отвечая на вопрос о своем отношении к многочисленным подделкам знаменитого автомата, Калашников говорил, что его серьезно беспокоит тот факт, что под этой маркой очень часто выпускается некачественное оружие. При этом он отметил, что его больше беспокоит репутация оружия, а не финансовые потери от действий "пиратов". "Когда я изобретал свой автомат, я работал на "закрытом" заводе, никаких авторских патентов у нас не было. Но имя Калашникова и качество моих автоматов для меня всегда было превыше всего", - говорил конструктор.

В 50-е годы 20-го столнтия Министерство обороны СССР объявило конкурс на создание унифицированных образцов стрелкового оружия под патрон образца 1943 года. Взявшись за это трудное дело, КБ Калашникова за несколько лет разработало целое семейство ручного автоматического оружия: новый модернизированный автомат АКМ, ручной пулемет РПК, десантный автомат АКМС со складным прикладом и десантный ручной пулемет РПКС.

Важное значение в этой серии имел ручной пулемет РПК. Работу над ним Калашников, занятый модернизацией своего АК-47, начал позже других КБ, когда уже проходил полигонные испытания пулемет Никитина и Соколова. В 1960 году прошли полигонные испытания, которые были по обыкновению очень жесткими. Образец конкурирующей "фирмы" Соколова и Никитина после проверки стал давать сбои. РПК же продолжал надежно работать. Калашников опять оказался победителем, и в 1961 году РПК и все его модификации были приняты на вооружение. В 1962 году Михаил Калашников разработал танковый пулемет, который был принят на вооружение.

Последней важной разработкой КБ Калашникова стало создание в 1974 году автомата АК-74 под малопульный (пистолетный) патрон (5,45 мм). Вопреки бытующему мнению, это не переделка старого АК-47, а новая оригинальная и более сложная конструкция.

По совокупности научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и изобретений без защиты докторской диссертации в 1971 году М. Т. Калашникову присвоили ученую степень доктора технических наук. В апреле 1975 г. полковник-инженер Калашников назначается заместителем главного конструктора производственного объединения «Ижмаш». 15 января 1976 г. Указом Президиума Верховного Совета за выдающиеся заслуги в создании новой техники он был награждён орденом Ленина и второй золотой медалью «Серп и Молот».

В мае 1979 г. Михаил Тимофеевич становится главным конструктором – начальником конструкторского бюро по стрелковому оружию научно-производственного объединения «Ижмаш» (в начале 90-х гг.  прошлого столетия преобразовано в АО «Ижмаш», позже – в ОАО «Концерн «Ижмаш», а в 2013 г. - в ОАО «Концерн «Калашников»).

В 1980 г. в родном селе Курья знаменитому оружейнику установили бронзовый бюст дважды Героя Социалистического Труда.

https://encyclopedia.mil.ru/files/morf/kalashnikov7_550.jpg
Бюст дважды Героя Социалистического Труда М. Т. Калашникова, установленный на его родине в селе Курья

 

В 1991 году на вооружение и в серийное производство поступили АК-74М калибра 5,45 мм и его модификации с оптическим и ночным прицелом (АК-74МП, АК-74МН). На все автоматы Калашникова могли устанавливаться штык-ножи, ПБС и подствольные гранатометы.

В начале 90-х гг. прошлого века на основе АК-74М на Ижевском машиностроительном заводе начали разработку новой, «сотой» серии автомата Калашникова под наиболее распространенные в мире патроны (7,62´39, 5,56´45 НАТО, а также российский 5,45´39 мм). Так появились автоматы: АК-101, АК-102 (оба 5,56 мм), АК-103, АК-104 (оба 7,62 мм), АК-105 (5,45 мм), а также совершенно новые - АК-107 (5,45 мм) и АК-108 (5,56 мм), разработанные на основе АК-74М и АК-101 соответственно, сконструированные с системой сбалансированной автоматики.

Кроме стрелкового оружия для Вооружённых Сил КБ под руководством Калашникова разработало большое количество оружия для спортсменов и охотников, которое не только отвечало своему прямому назначению, но и отличалось высокими техническими характеристиками и красотой. Охотничьи самозарядные карабины «Сайга», сконструированные на базе автомата Калашникова, завоевали огромную популярность у любителей охоты в нашей стране и за рубежом. Среди них: гладкоствольная модель «Сайга», самозарядный карабин «Сайга-410», «Сайга-20С». Более десятка модификаций карабинов выпускаются и ныне.

После распада СССР заслуги ставшего легендарным конструктора-оружейника получили высокую оценку в Российской Федерации. Указом Президента Российской Федерации от 5 ноября 1994 г. за выдающиеся заслуги в области создания автоматического стрелкового оружия и значительный вклад в дело защиты Отечества он был награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. В том же году ему присваивается очередное воинское звание «генерал-майор».

Указом Президента Российской Федерации  от 6 июня 1998 г. группе из семи конструкторов, среди которых был знаменитый оружейник М. Т. Калашников, была присуждена Государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства 1997 г. (в области дизайна – за коллекцию спортивного и охотничьего оружия). 7 октября 1998 года Указом Президента Российской Федерации  за выдающийся вклад в дело защиты Отечества он был удостоен высшей награды страны – возрождённого ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

В 1999 г. М. Т. Калашникову присваивают звание «генерал-лейтенант». В 2001 г. он вступает в ряды партии «Единая Россия».

Михаил Калашников являлся единственным человеком, удостоенным звания Героя Российской Федерации и дважды звания Героя Социалистического Труда. Звания Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия – медали «Золотая Звезда» он был удостоен за выдающиеся заслуги в деле укрепления обороноспособности страны 10 ноября 2009 г. (Указ Президента Российской Федерации №1258).

Благодаря Калашникову в России с 2010 г. отмечается новый профессиональный праздник - День оружейника. Это праздник всех работников оборонно-промышленного комплекса (ОПК), создателей отечественного оружия, специалистов, занимающихся историей развития оружейного дела и изучением традиций русского оружия. Михаил Тимофеевич возглавлял редакционную коллегию ежемесячного журнала «Калашников», издаваемого с 1999 г. Федерацией практической стрельбы России и Союзом российских оружейников, в котором публикуются материалы об оружии, боеприпасах, снаряжении, истории, охоте, стрелковом спорте и боевом опыте.

Легендарный конструктор автоматического стрелкового оружия жил в ставшем ему родным городе оружейников Ижевске и продолжал плодотворную работу в ОАО «Концерн «Калашников» до последних дней своей жизни. Скончался М. Т. Калашников 23 декабря 2013 г. после тяжёлой, продолжительной болезни. Похоронен с воинскими почестями 27 декабря 2013 г. на Центральной аллее Пантеона Героев Федерального военного мемориального кладбища в Мытищинском районе Московской области.

Михаил Тимофеевич был заслуженным работником промышленности СССР, заслуженным деятелем науки и техники Удмуртской АССР, почетным членом (академиком) Российской академии наук, Академии ракетно-артиллерийских наук, Российской инженерной академии; действительным членом – академиком Петровской академии художеств и искусства, Международной академии наук, индустрии, образования и искусства США, Международной академии информатизации, Союза дизайнеров России, Инженерной академии Удмуртской Республики; почетным профессором Ижевского государственного технического университета, ряда других крупных научных учреждений. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 3-го (1950 - 1954) и 7 - 10-го (1966 - 1984) созывов.

Ему также было присвоено звание почетного гражданина города Ижевска (1988), Удмуртской Республики (1995), Алтайского края (1997) и села Курья Алтайского края.

В числе прочих наград М. Т Калашникова российский орден: «За военные заслуги» (2004), советские: три ордена Ленина (1958, 1969, 1976), ордена Октябрьской Революции (1974), Отечественной войны 1-й степени (1985), Трудового Красного Знамени (1957), Дружбы народов (1982), Почетное именное оружие от Президента РФ (1997), медали, а также ордена и медали иностранных государств.

Лауреат премии Президента РФ (2003), Всероссийской литературной премии «Сталинград» (1997), Всероссийской литературной премии им. А. В. Суворова (2009). Член Союза писателей России.

Имя конструктора увековечено на стеле конструкторам-оружейникам на территории завода имени Дегтярёва в г. Ковров. В ноябре 2004 г. в Ижевске открылся музейно-выставочный комплекс, посвящённый легендарному конструктору-оружейнику. Событие было приурочено к 85-летнему юбилею М. Т. Калашникова. Центральное место в экспозиции занял памятник конструктору.

https://encyclopedia.mil.ru/files/morf/kalashnikov8_550.jpg
Прижизненный памятник М. Т. Калашникову в Ижевске.
Скульптор В. Курочкин

 

В Египте, на Синайском полуострове, установлен памятник автомату Калашникова.

Автомат Калашникова занесён в Книгу рекордов Гиннеса как самое распространённое оружие в мире (по некоторым данным, в мире насчитывается около 100 млн. автоматов). Различные модификации автомата Калашникова состоят на вооружении армий и спецподразделений 106 стран мира.

В апреле 2014 г. приказом Министра обороны Российской Федерации учреждена медаль Министерства обороны Российской Федерации «Михаил Калашников». Ей награждаются военнослужащие и гражданский персонал Вооруженных Сил, работники ОПК и научно-исследовательских организаций за «отличия во внедрении инноваций при разработке, производстве и введении в эксплуатацию современных образцов вооружений и военной техники».

Как завет потомкам звучат слова М. Т. Калашникова: «Иногда мне хочется крикнуть так, чтобы меня услышали многие-многие мальчишки в нашей России, да и не только в ней: «Мужики!.. Дорогие мои! Хорошие... Не думайте, что все на свете уже изобретено, все сделано уже не вами. Дерзайте, мальчики!.. К этому призывает вас старый конструктор, седой генерал...».

 

Вербенко Ю.В.,

 член «Боевого братства», ВНО им. М.В. Фрунзе, ОЖК.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1

Московские Суворовцы. Только объединившись, мы сильны и созидательны!

3

2

Денис Миронов –Тверской. Нравственное значение Великого Октября

9

3

Сергей Афинеевский. Главное имя Победы – Сталин

11

4

Валерий Аушев. Святоотеческий подвиг насельников Николо-Угрешского монастыря (Историческое расследование)

22

5

Юрий Вербенко. Вспоминая Парад 7 ноября 1941 года

41

6

Валерий Бовал. ОМСБОН — спецназовцы-спортсмены

45

7

Научная сенсация без широкой огласки: прижизненный портрет Ивана Грозного

50

8

Владимир Кочетов. Камчатский каторжник-король Мадагаскара

56

9

Владимир Кочетов. Правил Круг

63

10

Людмила Артёмова. Ждала нас – Родина

65

11

Александр Елесин. Амчане – не пчелинцы, а горцы

67

12

Александр Елесин. Обретение чудотворного образа

72

13

Валерий Аушев. Имя М.В. Ломоносова на карте Москвы и Московской области

75

14

Юрий Вербенко. «Он создавал орудие для защиты своего Отечества»

79