ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать АЛЬМАНАХ

                                                                        

 

 

 

 

 

Объединение журналистов казачества

Секция военно-патриотического воспитания ВНО

им. М.В. Фрунзе

 

 

 

АЛЬМАНАХ

 «Преображение»

№ 7 (60)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

Альманах Объединения  журналистов казачества № 7 (60).

 

 

 

М.: «Издательство РОО Объединение журналистов казачества» 2019 – 110 с.

         Альманах Объединения журналистов казачества является периодическим изданием Объединения журналистов казачества.

        

 

 

 

новый знак              

 

 

         

 

 

 

 

 

 

           Редактор: Назаров В.Н.

           Издатель: Ерастов Г.И.

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Издательство РОО Объединение журналистов казачества»

         109429, Москва, Верхние поля, дом 46 А, стр. 4    

 

 

 

Альманах распространяется бесплатно

 

 

СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ ОБОРОНА (СЕНТЯБРЬ 1854 — АВГУСТ 1855 ГГ.)

(165 лет со дня начала)

 


          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оборона Севастополя (Франц Рубо)

 

В ходе событий Крымской (Восточной) войны 1853 – 1856 гг. главное место занимает героическая оборона Севастополя. В продолжение более чем 11 месяцев русские солдаты и моряки в борьбе с численно превосходящим противником отстаивали Севастополь, показав героизм, отвагу и мужество.

После объявления Турцией войны России 4(16) октября 1853 г. активные действия велись на суше и на море. На Дунае русские войска неудачно провели сражения у Ольтеницы 23 октября (4 ноября), но дали отпор туркам 25 декабря 1853 г. (6 января 1854 г.) при Четати. На Кавказе в сражении под Ахалцихом 14(26) ноября 1853 г. 7-тысячный гарнизон генерала И. М. Андроникова отбросил 15-тысячное войско Али-паши, 19 ноября (1 декабря) под Башкадыкларом 10-тысячный отряд генерала В.О. Бебутова разгромил 36-тысячное войско Ахмет-паши.

Удачно шли боевые действия на море. Особенно тяжелый удар Турции был нанесен в Синопском сражении, где 18(30) ноября1853 г. эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова из 8 кораблей в ходе Синопского сражения уничтожила турецкую эскадру Османа-паши из 16 кораблей.

Поражение Турции ускорили вступление в войну Великобритании и Франции. 23 декабря 1853 г. (4 января 1854 г.) англо-французский флот вошёл в Чёрное море. 9(21) февраля Россия объявила войну Великобритании и Франции. 11(23) марта 1854 г. русские войска форсировали Дунай у Браилова, Галаца и Измаила и сосредоточились в Северной Добрудже. 10(22) апреля англо-французская эскадра бомбардировала Одессу. В июне - июле англо-французские войска высадились в Варне, а превосходящие силы англо-франко-турецкого флота (34 линейных корабля и 55 фрегатов, в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходов-фрегатов) в Севастополе.

В конце августа соединенный флот Англии и Франции в составе 89 военных кораблей и 300 транспортов подошел к Евпатории. 1(13) сентября союзники беспрепятственно начали высадку экспедиционного корпуса из 28 тыс. французов, 24 тыс. англичан, 7 тыс. турок со 122 орудиями. Высадка продолжалась 6 дней.

Главнокомандующий русскими войсками в Крыму князь А. С. Меншиков решил дать бой неприятельской армии на заранее выбранной позиции на реке Альме – на пути от Евпатории к Севастополю. У реки Альмы было сосредоточено до 30 тыс. русских войск при 96 орудиях. 8(20) сентября состоялось сражение, которое русские проиграли.

Потерпев поражение на Альме, Меншиков с армией отошел сначала к Севастополю, но затем, опасаясь, что противник отрежет его от центральных районов России, а также с целью свободы маневра и возможности угрожать флангу и тылу неприятеля, 12 (24) сентября отвел войска к Бахчисараю. Почти одновременно союзники предприняли фланговый марш на Балаклаву, откуда намеревались вести наступление на Севастополь.

К вечеру 12 (24) сентября союзная армия подошла к р. Бельбек и отсюда на следующий день начала фланговое движение на южную сторону города. Утром 14 (26) сентября французы заняли позиции на Федюхиных высотах, а англичане заняли Балаклаву. Флот союзников вошел в Балаклавскую гавань.

С уходом армии Меншикова из Севастополя над городом нависла грозная опасность. Севастопольские моряки во главе с Корниловым и Нахимовым, оставленные без поддержки армии перед лицом возможного в любой момент удара со стороны армии и флота противника, начали подготовку обороны города собственными силами.

Севастополь расположен по обе стороны Большой бухты (рейда). В южный берег вдаются три бухты: Артиллерийская, Южная, по обеим сторонам которой раскинулся город, и Килен-бухта. Южная часть города разделяется Южной бухтой на городскую сторону, лежащую к западу от бухты, и корабельную – к востоку от нее. Местность, расположенная к югу от Большой бухты и города, известна под названием Херсонесского полуострова. Она оканчивается крутыми обрывами Сапун-горы. Здесь имеются три господствующих пункта: Малахов курган, курган впереди него и высота Микрюкова. В западной части Херсонесского полуострова находится Карантинная балка, на запад от которой простирается Камышевая балка. К северо-востоку от Большой бухты простирается хребет, который образует почти неприступную позицию, обращенную фронтом к Байдарской долине и Балаклаве, где по направлению к Большой бухте возвышаются Мекензиевы высоты (по имени контр-адмирала Мекензи, основателя Севастополя), а еще далее – Инкерманские высоты.

Между Балаклавскими горами, позицией на Мекензиевых и Инкерманских высотах и обрывами Сапун-горы лежит долина Черной речки. К левому берегу Черной речки примыкают Федюхины высоты, а выше, до Сапун-горы, тянется хребет, названный Семякиными и Гасфортовыми высотами.

Местность, на которой расположен Севастополь, удобна для организации сильной обороны с моря и неудобна для обороны с суши.

Для обороны северной стороны города и рейда было построено еще в 1818 г. Северное укрепление, имевшее вид восьмиугольного форта, с 4 небольшими бастионами. Форт имел 50 орудий.

Оборона Севастопольского рейда с моря состояла из 8 сильных каменных и земляных батарей. К весне 1854 г. береговая оборона была усилена. Она имела 14 батарей с 610 орудиями, в том числе 28 бомбовыми. Относительно обороны Севастополя с суши существовало мнение о невозможности высадки крупного десанта и, следовательно, невозможности нападения на Севастополь крупными силами с суши. С южной стороны Севастополь был укреплен слабо. На южной оборонительной позиции вместо планировавшихся 6 бастионов по 12 орудий каждый фактически был готов только 6-й бастион. Всего на южной оборонительной линии протяженностью 7 км имелось только 145 орудий, установленных в недостроенных укреплениях.

Воспользовавшись тем, что англо-французское командование не решилось атаковать Севастополь с ходу, были приняты срочные меры по усилению обороны города. 11 (23) сентября, чтобы не допустить прорыва кораблей противника на внутренний Севастопольский рейд, было решено затопить поперек входа в бухту 5 парусных линейных кораблей и 2 фрегата. Другие парусные суда, все пароходы и пароходы-фрегаты были оставлены для обороны Севастополя и отведены в бухту под защиту батарей. С них на берег были сняты артиллерия и корабельные экипажи (около 18 тыс. человек), из которых сформированы 22 батальона.

13(25) сентября 1854 г. в Севастополе было объявлено осадное положение. Оборону города возглавил вице-адмирал В. А. Корнилов, официально считавшийся начальником штаба обороны. Его ближайшими помощниками являлись командующий эскадрой вице-адмирал Нахимов, назначенный начальником Южной стороны, и контр-адмирал В. И. Истомин (начальник обороны Малахова кургана). Общее руководство инженерными работами осуществлял инженер-полковник Э. И. Тотлебен. Гарнизон Севастополя после ухода полевой армии к Бахчисараю вместе со списанными на берег морскими офицерами и матросами насчитывал более 16 тыс. человек.

Руководители обороны воодушевляли солдат и матросов Севастополя, все население города на сопротивление врагу. Горячий патриот своей Родины, Корнилов вложил в дело обороны Севастополя всю свою душу, все знания и энергию, свои незаурядные организаторские способности. Строгий и требовательный в делах, но заботливый и справедливый в отношениях с подчиненными, он пользовался всеобщим уважением и любовью. По признанию современников, Корнилов был творцом того воинского духа, энтузиазма, храбрости и самоотверженности, которые не покидали защитников Севастополя до последних дней осады.

15(27) сентября Корнилов перед гарнизоном Севастополя произнес речь: «Товарищи, на нас лежит честь защиты Севастополя, защиты родного нам флота! Будем драться до последнего! Отступать нам некуда, сзади нас море. Всем начальникам частей я запрещаю бить отбой, барабанщики должны забыть этот бой!…».

Защитники Севастополя, в том числе женщины и дети, работали без устали днем и ночью. Строительством укреплений на северных подступах к городу руководил сам Корнилов. С кораблей было свезено на берег все, что могло быть использовано. В своих письмах от 14(26) и 16(28) сентября Корнилов писал: «Мы целый день укрепляли город… По укреплениям работа кипит; не знаем ни сна, ни усталости; даже арестанты усердствуют... Между тем, неприятель подступает к Севастополю… Мы здесь не унываем, укрепляемся, как можем, как средства позволяют. Цепь редутов, бастионов и разного рода батарей скоро представит непрерывную линию пушечного огня». На Южной стороне города работами руководил вице-адмирал Нахимов.

Люди работали в три смены, даже ночью при свете фонарей. Ежедневно утром выходило на работу от 5 до 6 тыс. человек, вечером их сменяли другие.

Мужчины долбили каменистый грунт, а женщины издалека носили землю в корзинах, мешках. Появилась в Севастополе и такая батарея, которая была возведена одними женщинами. Она стала называться – «Девичья». В результате самоотверженного труда защитников Севастополя город был подготовлен к отражению атак противника. «… Мы в неделю сделали более, чем прежде сделали в год», – записал об этом подвиге севастопольцев Корнилов в своем дневнике.

Фортификационно оборона под Севастополем состояла из 4 позиций. 3 позиции были оборудованы на Южной стороне и одна на Северной.

Укрепления сухопутного (южного) фронта составили (с востока на запад): 1-й, 2-й бастионы, Малахов курган (Корниловский бастион), 3, 4, 5, 6, 7 бастионы. Это была главная оборонительная линия. За время осады был сооружен ряд укреплений (передовых и промежуточных), усиливших эту главную линию. Важнейшими из них являлись: впереди 2-го бастиона – Селенгинский и Волынский редуты, впереди Малахова кургана – Камчатский люнет, между Малаховым курганом и 3-м бастионом – батарея Жерве, а между 3-м и 4-м бастионами – редут Шварца. Редуты и бастионы главной оборонительной линии были связаны между собой траншеями. Впервые в истории перед главной оборонительной линией была создана зона сплошного артиллерийского и ружейного огня (глубиной в 200 м), позволявшая вести сосредоточенный огонь на заданных направлениях. Система огня дополнялась системой инженерных заграждений (рвы, мины, фугасы, волчьи ямы).

За главной оборонительной линией шла вторая линия, служившая для отвода войск на время артиллерийского обстрела. Третья линия, проходившая частично в черте города, состояла из приспособленных под опорные пункты домов и служила для укрытия главных резервов.

На второй позиции, так же, как и на главной, для обеспечения действий отдельных артиллерийских батарей были возведены бастионы и редуты.

За первые 3 недели Севастопольской обороны под руководством Э. И. Тотлебена, В. П. Ползикова, А. В. Мельникова и других военных инженеров защитниками города было построено свыше 20 укреплений (батарей), а численность артиллерии только на Южной стороне доведена до 341 орудия (в том числе 118 тяжелых) против 144, имевшихся у противника. В Севастополе в короткий срок была создана глубоко эшелонированная оборона, в основу которой были положены идеи выдающегося русского теоретика фортификации А. З. Теляковского. Однако севастопольцы, творчески подходя к положениям Теляковского, развили их дальше. Созданная ими оборона позволила эффективно использовать все силы и средства, в том числе морскую и береговую артиллерию. Основу обороны составляли бастионы.

Созданная под Севастополем оборона являлась лучшим образцом полевой фортификации того времени. Она полностью отвечала условиям местности и требованиям тактики.

18 (30) сентября англо – франко - турецкие войска (67 тыс. человек, из них 41 тыс. французов, 20 тыс. англичан, 6 тыс. турок) вышли на подступы к Севастополю с юга. Флот неприятеля состоял из 34 линейных кораблей и 55 фрегатов, в том числе 4 линейных кораблей и 50 фрегатов.

Гарнизон Севастополя к этому времени насчитывал 36 600 человек. Увеличение численного состава войск, находившихся в Севастополе, объяснялось тем, что Меншиков с армией перешел из Бахчисарая к Севастополю. При этом часть сил была выделена для усиления обороны города. На Севастопольском рейде находилось 16 парусных линейных кораблей, 6 паровых и 4 фрегата. Всего в Севастополе было сосредоточено 3904 орудия, 1 млн. снарядов и 325 тыс. зарядов пороха.

3 (15) октября Корнилов отдал свой последний приказ. В нем говорилось: «С первого дня обложения Севастополя превосходным в силах неприятелем войска, предназначенные его защищать, высказали решительную готовность умереть, но не отдать города… В продолжение короткого времени неутомимою деятельностью всех – и офицеров, и нижних чинов – выросли из земли сильные укрепления, и пушки старых кораблей расставлены на этих грозных твердынях».

5 (17) октября 1854 г. в 6 час. 30 мин. началась первая бомбардировка крепости. Противник открыл огонь по всем оборонительным сооружениям из 126 тяжелых орудий, а к полудню к ним присоединились еще 1340 орудий кораблей. Он рассчитывал мощной бомбардировкой с моря и суши разрушить сухопутные укрепления крепости и штурмом овладеть ею.

Севастопольцы ответили мощным артиллерийским огнем из 250 орудий. Вот что пишет об этом бое его непосредственный участник севастополец Славони: «Закипел бой ужасный: застонала земля, задрожали окрестные горы, заклокотало море…, а в то же время и с наших батарей разразился адский огонь. Неприятельские корабли и пароходы стреляли в наши батареи залпами; бомбы, каленые ядра, картечи, брандкугели… сыпались градом; треск и взрывы были повсеместны; все это сливалось в страшный и дикий гул; нельзя было различить выстрелов, было слышно одно только дикое и ужасающее клокотание; земля, казалось, шаталась под тяжестью сражающихся… И этот свирепый бой не умолкал ни на минуту, продолжался ровно 12 часов и прекратился тогда лишь, когда совершенно смеркалось». Защитникам города удалось достигнуть тесного огневого взаимодействия корабельной и крепостной артиллерии.

Защитники Севастополя проявляли высокую стойкость и мужество. Так, например, на 3-м бастионе орудийная прислуга менялась трижды, но люди продолжали исполнять свой долг. Около 10-й батареи только за один день, 5(17) октября, было собрано 2700 ядер и неразорвавшихся бомб, но она продолжала вести огонь. Русские артиллеристы, несмотря на ранения, не покидали поля боя. В этот день погибло много защитников Севастополя и среди них талантливый организатор и руководитель обороны города адмирал Корнилов. На месте, где он был убит, матросы сложили из ядер крест.

Моряки и население города всю ночь с 5 (17) на 6 (18) октября провели в напряженной работе по исправлению повреждений. К изумлению противника, к утру 6 (18) октября севастопольские укрепления были восстановлены и готовы к отражению новых атак врага.

Первая попытка противника овладеть Севастополем потерпела крах. Замысел англо-французского командования был сорван героической обороной русских войск.

После смерти Корнилова оборону Севастополя возглавил вице-адмирал Нахимов. Под его непосредственным руководством велись работы по укреплению оборонительных линий, по строительству дополнительных береговых батарей и их защите, были сформированы боевые батальоны из моряков. Он знал все, что делается на бастионах: кому нужны снаряды, куда нужно послать подкрепление, и всегда вовремя оказывал помощь. Ночевал, где придется, спал, часто не раздеваясь. Свою квартиру отдал под лазарет. Адмирал пользовался огромным авторитетом и любовью среди защитников Севастополя. Нахимов был всюду и везде, воодушевлял своим примером, помогал словом и делом. Герой Синопа, любимец матросов и всего населения Севастополя, горячий патриот своей Родины, он был душой героической обороны Севастополя.

Бомбардировка города с суши осадными батареями продолжалась еще несколько дней, но безуспешно: севастопольцы успевали за ночь исправить все, что было разбито за день. Благодаря неустанной деятельности талантливого русского инженера Ползикова и контр-адмирала Истомина, руководившего обороной Малахова кургана, он был превращен в мощное укрепление, до конца остававшееся главным опорным пунктом Севастопольской обороны.

Упорное сопротивление гарнизона заставило английского главнокомандующего Раглана и французского генерала Канробера отложить штурм и перейти к медленной осаде. Новый штурм Севастополя союзное командование планировало начать через две недели.

Противник готовился к новому штурму Севастополя, все ближе придвигаясь к линии его укреплений. После выигранного сражения на Черной речке 4(16) августа 1855 г. союзные войска стали активно готовиться к генеральному штурму Севастополя. Англо-французское командование в лице генералов Ж.-Ж. Пелисье и Дж. Симпсона провело очередную бомбардировку города из 800 орудий, которая велась с 5 (17) по 8 (20) августа. За это время противником было выпущено 56 500 снарядов, а русскими – 29 400. Следующая, шестая, самая мощная, бомбардировка Севастополя из 807 орудий, в том числе 300 мортир, проводилась с 24 по 27 августа (5 – 8 сентября). По городу было выпущено до 150 тыс. снарядов. Особенно сильной бомбардировке подвергся Малахов курган, против которого действовали 110 орудий, из них 40 мортир. Эта невероятная канонада, потрясая и сокрушая русские укрепления, осыпала их защитников градом бомб, гранатной картечи и пуль. Кроме обыкновенных снарядов, неприятель пускал ракеты и бросал бочки, наполненные порохом. Все, что наука, искусство и опыт веков создали и открыли истребительного – все было исчерпано до дна, на разрушение Севастопольских укреплений и на гибель их защитников.

Бой на Малаховом кургане в Севастополе в 1855 году.

 

В результате многодневного ожесточенного обстрела 2-й и 3-й бастионы и укрепления Малахова кургана были разрушены. Потери русских составили 7561 человек убитыми, 89 орудий и 113 станков.

27 августа (8 сентября) в 12 часов дня 13 дивизий и одна бригада противника начали последний штурм Севастополя. Главный удар противник направил на 2-й бастион и Малахов курган. Для штурма выделялось 57 500 человек. Им противостояли 40 тыс. защитников Севастополя.

 

Рукопашный бой французских зуавов и русских солдат на Малаховом кургане

 

После артиллерийского обстрела французские войска (около 39 тыс. штыков) атаковали Корабельную сторону (командовал ими генерал Боске). Штурм проводился одновременно по всей оборонительной линии Севастополя. 10 тыс. французов внезапно атаковали Малахов курган, на котором находилось всего 1400 солдат и 500 артиллеристов. Между тем силы французов все прибывали. Вскоре в русских полках были убиты или ранены все командиры, однако, лишившись управления, солдаты продолжали сражаться. Защитники Малахова кургана после ожесточенных боев под давлением превосходящих сил противника были вынуждены отступить.

Все это время продолжались атаки противника и на 2-й бастион, где 7 тыс. русских бились с 18 тыс. французов. Эти атаки неприятеля были трижды отбиты защитниками бастиона пока огонь из орудий противника, установленных на Малаховом кургане, не заставил защитников отступить. Штурм 3-го бастиона вели англичане (11 тыс. человек). Однако после первой же неудачной атаки англичане их больше не возобновляли. Также неудачно для противника окончилось и его наступление против Городской стороны Севастополя, начавшееся уже после того, как был взят Малахов курган.

Таким образом, французам удалось овладеть Малаховым курганом и вторым бастионом. На других пунктах все атаки были отбиты. Но с потерей Малахова кургана и 2-го бастиона линия обороны Севастополя оказалась прорванной как раз в том пункте, от которого зависела ее прочность в целом. Взятие Малахова кургана, представлявшего ключевую позицию в системе обороны Севастополя, явилось поворотным моментом в ходе осады.

Горчаков, ознакомившись с положением дел, решил отказаться от дальнейшей борьбы за город и приказал отвести войска на Северную сторону. 27 августа (8 сентября) русские войска, взорвав склады и укрепления на Южной стороне, переправились частью на судах, частью по сооруженному наплавному мосту на Северную сторону, а затем соединились с армией Меншикова. Одновременно с переправой войск были затоплены в бухте оставшиеся корабли Черноморского флота. Организованный отход всей русской армии с артиллерией и тылами в течение одной ночи явился уникальным случаем в истории войн.

Так закончилась героическая оборона Севастополя. Союзники не добились его капитуляции. Русская армия в Крыму сохранилась и была готова к дальнейшим боям.

«Храбрые товарищи! Грустно и тяжело оставить врагам нашим Севастополь, но вспомните, какую жертву мы принесли на алтарь отечества в 1812 г. Москва стоит Севастополя! Мы ее оставили после бессмертной битвы под Бородиным. 349-дневная оборона Севастополя превосходит Бородино!». Но не Москва, груда каменьев и пепла досталась неприятелю в роковой 1812 год. Так точно и не Севастополь оставили мы нашим врагам, а одни пылающие развалины города, собственной нашей рукой зажженного, удержав за нами часть обороны, которую дети и внучата наши с гордостью передадут отдаленному потомству», – говорилось в приказе главнокомандующего от 3(15) августа1855 г. Союзники потеряли за время Севастопольской обороны около 73 тыс. человек (не считая больных и умерших от болезней). Русские – 102 тыс. человек. За время осады противник произвел 1356 тыс. артиллерийских выстрелов. Кроме того, французы выпустили более 26 млн. патронов. С русской стороны было израсходовано 1027 тыс. снарядов.

Героическая 349-дневная Севастопольская оборона явилась важным этапом в развитии военного искусства. Она стала примером умелой организации активной обороны, основанной на совместных действиях сухопутных войск и флота при защите приморской крепости. Несмотря на превосходство противника в численности войск, артиллерии и качестве оружия, глубоко эшелонированная оборона, сочетавшая маневр с огнем и опорой на инженерные сооружения, принятая система артиллерийского и ружейного огня, ведение минной войны позволили оборонявшимся успешно отражать атаки противника. Сочетание огня с системой траншей положило начало позиционным методам ведения войны. Русские воины продемонстрировали высокие морально-боевые качества, вписали славную страницу в боевую летопись армии и флота.

Достойными преемниками и продолжателями героических подвигов севастопольцев стали воины Красной армии в дни второй Севастопольской обороны 1941 – 1942 гг. Они не только повторили подвиг тех, кто сражался на бастионах прославленного русского города в 1854 – 1855 гг., но и проявили еще большую стойкость и массовый героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

 

Фотография пластунов Черноморского казачьего войска, отличившихся при защите Севастополя в 1854 – 1855 гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставив Севастополь, Горчаков расположил свои войска на Инкерманских и Мекензиевых высотах. Срочно были приняты меры по усилению инженерной обороны Северной стороны. Вместе с подошедшими резервами Горчаков имел около 50 тыс. человек и готов был продолжать борьбу.

Полковник Дмитрий Воробьев,
заместитель начальника отдела Научно-исследовательского
института военной истории Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

 

Монумент павшим в последнем штурме Малахова кургана русским и французским воинам на месте их братской могилы (возведён заново в 1960 г.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДВЕСТИ СЕМЬДЕСЯТ ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД РОДИЛСЯ РУССКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ МИХАИЛ ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ (1745-1813)

 

Двести семьдесят лет назад родился русский полководец Михаил Голенищев-Кутузов (1745-1813)

 

 

 

 

 

 

 

 

Портрет М. И. Кутузова кисти Р. М. Волкова

Историческое значение деятельности М. И. Кутузова глубоко и верно определил А. С. Пушкин: «Слава Кутузова неразрывно соединена со славой России, с памятью о величайшем событии… истории. Его титло: спаситель России; его памятник: скала святой Елены!.. Кутузов один облечен был в народную доверенность, которую так чудно он оправдал!». Русский полководец, генерал-фельдмаршал князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов родился 18 сентября (5 сентября по старому стилю) 1745 года (по другим источникам - 1747 года) в Санкт-Петербурге в семье инженер-генерал-поручика.

В 1759 году окончил с отличием Дворянскую артиллерийскую школу и был оставлен при ней преподавателем математики.

В 1761 году Кутузов был произведен в офицерское звание инженер-прапорщика и направлен для продолжения службы в Астраханский пехотный полк. 

 

Портрет М. И. Кутузова в мундире полковника Луганского пикинерного полка

 

С марта 1762 года временно состоял адъютантом Ревельского генерал-губернатора, с августа был назначен командиром роты Астраханского пехотного полка.

В 1764-1765 годах служил в войсках, находившихся в Польше. С марта 1765 года продолжил службу в Астраханском полку командиром роты.

В 1767 году Михаил Кутузов был привлечен для работы в Комиссии по составлению нового Уложения, где приобрел обширные знания в области права, экономики и социологии.

С 1768 года Кутузов принимал участие в войне с польскими конфедератами. В 1770 году он был переведен в 1-ю армию, находившуюся на юге России, и принимал участие в начавшейся в 1768 году войне с Турцией.

В период русско-турецкой войны 1768-1774 годов Кутузов, находясь на строевых и штабных должностях, принимал участие в сражениях при урочище Рябая Могила, реках Ларга и Кагул, где проявил себя храбрым, энергичным и инициативным офицером.

В 1772 году он был переведен во 2-ю Крымскую армию, где выполнял ответственные поручения по разведке, командуя гренадерским батальоном. В июле 1774 года в бою близ деревни Шумы (ныне Верхняя Кутузовка) к северу от Алушты Михаил Кутузов был тяжело ранен в левый висок пулей, вышедшей у правого глаза. За мужество Кутузов был награжден орденом Святого Георгия IV класса и отправлен на лечение за границу. По возвращении ему поручили формирование легкой кавалерии.

Летом 1777 года Кутузов был произведен в полковники и назначен командиром Луганского инженерного полка.

В 1783 году он командовал Мариупольским легкоконным полком в Крыму. За успешные переговоры с крымским ханом, уступившим России свои владения от Буга до Кубани, в конце 1784 года Кутузов был произведен в генерал-майоры и возглавил Бугский егерский корпус.

В 1788 году, во время осады Очакова, отражая вылазку турок, он был вторично тяжело ранен в голову: пуля пробила щеку и вылетела в затылок.

В 1789 году Кутузов принимал участие в сражении при Каушанах, в штурмах Аккермана (ныне город Белгород-Днестровский) и Бендер.

В декабре 1790 года при штурме Измаила, командуя 6-й колонной, Кутузов проявил высокие волевые качества, бесстрашие и настойчивость. Для достижения успеха он своевременно ввел в бой резервы и добился разгрома противника на своем направлении, что сыграло важную роль в овладении крепостью. Суворов дал высокую оценку действиям Кутузова.

 

Портрет М. И. Кутузова. Д. Доу, 1829

 

После взятия Измаила Михаил Кутузов был произведен в генерал-поручики и назначен комендантом этой крепости. 15 июня (4 июня по старому стилю) 1791 года Кутузов внезапным ударом разгромил турецкое войско при Бабадаге.

В Мачинском сражении, командуя корпусом, показал себя искусным мастером маневренных действий, обойдя противника с фланга и атакой с тыла разгромив турецкие войска.

В 1792-1794 годах Михаил Кутузов возглавлял чрезвычайное русское посольство в Константинополе, сумев добиться для России ряда внешнеполитических и торговых преимуществ, значительно ослабив французское влияние в Турции.

В 1794 году он был назначен директором Сухопутного шляхетского кадетского корпуса, в 1795-1799 годах - командующим и инспектором войск в Финляндии, где выполнял ряд дипломатических поручений: вел переговоры с Пруссией и Швецией.

В 1798 году Михаил Кутузов был произведен в генералы от инфантерии. Был литовским (1799-1801) и петербургским (1801-1802) военным губернатором. В 1802 году Кутузов попал в опалу, был вынужден уволиться из армии и уйти в отставку. В августе 1805 года во время русско-австро-французской войны Кутузов был назначен главнокомандующим русской армией, направленной на помощь Австрии.

Узнав во время похода о капитуляции австрийской армии генерала Макка под Ульмом, Михаил Кутузов предпринял марш-маневр от Браунау до Ольмюца и искусно вывел русские войска из-под удара превосходящих сил противника, одержав в ходе отступления победы при Амштеттене и Кремсе. Предложенный Кутузовым план действий против Наполеона не был принят Александром I и его австрийскими военными советниками. Несмотря на возражения полководца, фактически отстраненного от руководства русско-австрийскими войсками, союзные монархи Александр I и Франц I дали Наполеону генеральное Аустерлицкое сражение, окончившееся победой французов.

Хотя Кутузов сумел спасти отступившие русские войска от полного разгрома, он подвергся опале Александра I и был назначен на второстепенные посты: киевского военного губернатора (1806-1807), командира корпуса в молдавской армии (1808), литовского военного губернатора (1809-1811). В условиях надвигавшейся войны с Наполеоном и необходимости завершить затянувшуюся войну (1806-1812) с Турцией император был вынужден в марте 1811 года назначить Кутузова главнокомандующим молдавской армией, где Михаил Кутузов создал подвижные корпуса и перешел к активным действиям. Летом под Рущуком (ныне город в Болгарии) русские войска одержали крупную победу, а в октябре Кутузов окружил и взял в плен под Слободзеей (ныне город в Приднестровье) всю турецкую армию. За эту победу он получил титул графа.

Будучи опытным дипломатом, Кутузов добился подписания выгодного для России Бухарестского мирного договора 1812 года, за что получил титул светлейшего князя. В начале Отечественной войны 1812 года Михаил Кутузов был избран начальником Петербургского, а затем Московского ополчения. После оставления русскими войсками Смоленска в августе Кутузов был назначен главнокомандующим. Прибыв в армию, он принял решение дать генеральное сражение войскам Наполеона под Бородино.

 

Военный совет в Филях. А. Д. Кившенко, 1812 г.

В Бородинском сражении французская армия не добилась победы, но стратегическая обстановка и недостаток сил не позволили Кутузову перейти в контрнаступление. Стремясь сохранить армию, Кутузов без боя сдал Наполеону Москву и, совершив смелый фланговый марш-маневр с Рязанской дороги на Калужскую, остановился в Тарутинском лагере, где пополнил войска и организовал партизанские действия.

18 октября (6 октября по старому стилю) Кутузов под селом Тарутино нанес поражение французскому корпусу Мюрата и вынудил Наполеона ускорить оставление Москвы. Преградив под Малоярославцем путь французской армии в южнорусские губернии, он заставил ее отступать на запад по разоренной Смоленской дороге и, энергично преследуя противника, после ряда боев под Вязьмой и Красным окончательно разгромил его главные силы на реке Березине. Благодаря стратегии Кутузова, русская армия одержала победу над сильным и опытным противником.

В декабре 1812 года Кутузов получил титул князя Смоленского и был награжден высшим боевым орденом Георгия I степени, став первым в истории ордена полным Георгиевским кавалером. В начале 1813 года Кутузов руководил военными действиями против остатков наполеоновской армии на территории Польши и Пруссии, но здоровье полководца было подорвано и смерть помешала ему увидеть окончательную победу русской армии.

28 апреля (16 апреля по старому стилю) 1813 года светлейший князь скончался в небольшом силезском городке Бунцлау (ныне город Болеславец в Польше). Его тело было забальзамировано и перевезено в Петербург, где похоронено в Казанском соборе. Полководческое искусство Кутузова отличалось широтой и разнообразием всех видов маневра в наступлении и обороне, своевременным переходом от одного вида маневра к другому.

 

Обелиск Кутузову на Бородинском поле, архитектор П. А. Воронцов-Вельяминов

Современники единодушно отмечали его исключительный ум, блестящие полководческие и дипломатические дарования и любовь к Родине. Михаил Кутузов был награжден орденами Святого апостола Андрея Первозванного с алмазами, Святого Георгия I, II, III и IV классов, Святого Александра Невского, Святого Владимира I степени, Святой Анны I степени.

Он был кавалером большого креста ордена Святого Иоанна Иерусалимского, удостоен австрийского военного ордена Марии Терезии I степени, прусских орденов Черного Орла и Красного Орла I степени. Ему была вручена золотая шпага "за храбрость" с алмазами и дарован портрет императора Александра I с бриллиантами.

Михаилу Кутузову были воздвигнуты памятники во многих городах России и за рубежом. Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов были учреждены ордена Кутузова I, II и III степеней. Именем Кутузова в Москве был назван Кутузовский проспект (1957), а также Кутузовский проезд и Кутузовский переулок.

В 1958 году именем полководца была названа станция метро Филевской линии Московского метрополитена. Михаил Кутузов был женат на Екатерине Бибиковой, дочери генерал-поручика, ставшей впоследствии статс-дамой, светлейшей княгиней Кутузовой-Смоленской. В браке родились пять дочерей и сын, умерший во младенчестве.

При написании материала использовались данные открытых интернет-источников.

 

Станислав Закарян 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РАЗГРОМ ПЕРСИДСКОЙ АРМИИ ПОД ЕЛИЗАВЕТПОЛЕМ РОССИЙСКИМИ КАЗАКАМИ В 1826 ГОДУ

http://nashasreda.ru/wp-content/uploads/2019/06/shamhor.jpg16 (28) июля 1826 г. персидские войска без объявления войны неожиданно вторглись в пределы южных областей России со стороны Эриванского ханства, заняли Елизаветполь и осадили Шушу. Ввиду движения к Елизаветполю крупных неприятельских сил, под начальством Аббаса и Алаяр-хана, на помощь к князю Мадатову прибыл Отдельный Кавказский корпус под руководством И. Ф. Паскевича, после чего наши силы возросли до 8 тыс. человек, при 22 орудиях. У неприятеля было 15 тыс. регулярной пехоты, 20 тыс. конницы и иррегулярных войск, 25 орудий и несколько фальконетов на верблюдах. 16-18 июля 1826 года персы (иранцы) массированно атаковали русские границы, и ворвались на территории Карабаха, Памбака Шурагела, других пограничных районов России. Донские полки Андреева 1-го и Молчанова 1-го, находившиеся в составе отрядов войск, стоявших на границе, приняли активное участие в оборонительных боях, опираясь на армянские отряды ополчения, стихийно создававшиеся в ходе персидской агрессии.

 Ярчайшим эпизодом русско-армянского боевого братства этой поры было 48-дневная оборона крепости Шуши. Генерал А.П. Ермолов, по получении известий о начале войны, дал распоряжение князю В.Г. Мадатову явиться в Тифлис. Там он приказал ему собрать войска и двинуться в сторону Елисаветполя (Гянджи). Пока князь В.Г. Мадатов добирался до Тифлиса, в Елисаветполе произошли события, усложнившие общую обстановку в регионе. Персы, отделенные Аббас-Мирзой от основных сил, осаждавших Шушу, не встречая сопротивления, заняли город со всем округом. Это произошло потому, что им способствовало, так же как и в Карабахе, местное мусульманское население, поднявшееся на борьбу с русской администрацией, используя момент вторжения.

События развивались следующим образом. По получении известия о вероломном вторжении врага, генерал А.П. Ермолов приказал окружному начальнику Елисаветпольского уезда Симонову, чтобы он немедленно вывел из Елисаветполя в Тифлис малочисленный гарнизон, захватив с собой денежную казну и административные дела. А.П. Ермолов опасался восстания мусульман. Выполняя его распоряжение, Симонов вызвал к себе две роты, находившиеся в Зурнабаде. Но пока они подходили, восстание мусульман уже началось. Когда татары узнали, что войска покидают город, 27 июля, на 11-й день войны, они поголовно вооружились саблями и кинжалами, ворвались в крепость и направились к тюрьме, чтобы освободить заключенных. Они это сделали, перебив караул. Затем восставшие овладели казначейством, взяв несколько мешков с медными деньгами. В городе в ночь с 27 на 28 июля многие русские были вырезаны восставшими татарами.

В это время к Елисаветполю подходили вызванные Симоновым две роты пехоты. Командовавший ими капитан Шнитников выслал вперед поручика Габаева с 12 донскими казаками предупредить Симонова о своем прибытии. Встретившиеся Габаеву армяне рассказали о случившемся в городе и посоветовали вернуться. Но тот захотел сам во всем убедиться, въехал в город и был взят в плен вместе с казаками. Не ожидая Габаева, капитан Шнитников подошел к Елисаветполю, вошел в черту города, но засевшие в домах татары встретили его кинжальным огнем. Шнитников пытался пробиться на Тифлисскую дорогу, потеряв одного офицера и 32 солдата убитыми. Положение было критическим, но в это время к пробивавшимся ротам явился Габаев со своими казаками, освобожденные местными армянами из плена. Уроженец Елисавеполя, отлично знавший расположение городских улиц, Габаев провел роты там, где, по показаниям армян, татары не успели возвести завалы и устроить засады. С уходом отряда Шнитникова татары стали хозяевами города, а затем его заняли персияне, занявшись грабежом окрестностей. Неприятель выдвинул часть своей конницы в Шамшадильскую дистанцию и присоединил к своим силам до 2000 вооруженных татар. С этим отрядом прибыла и часть конницы из Эривани для сопровождения в Грузию царевича Александра, посылаемого персиянами для поднятия восстания в Кахетии. Это дело царевичу было знакомо, т.к. он им занимался с 1801г., будучи одним из зачинателей долгой Кавказской войны…

Прибывший к этому времени в Тифлис князь В.Г. Мадатов принялся за создание отряда. Сначала его задачей являлось прикрытие Кахетии. В его состав включили все, что к этому времени было в Тифлисе: 8 батальонов пехоты, 14 орудий и Донской казачий полк Костина 4-го. А. П. Ермолов усилил отряд формированиями из грузин и осетин. Не полагаясь на стойкость этой милиции и способность ее к разведывательной службе, В.Г. Мадатов просил Ермолова прислать ему хотя бы немного казаков, однако тот отказывал, сообщая, что они ему самому нужны, а также, что непосредственно в его распоряжении в Тифлисе осталось пехоты только 400 чел.

В.Г. Мадатов понимал, что долго собирать отряд невозможно: нужно действовать. Поэтому уже 4 августа собранные войска выступили из Тифлиса. Сначала они шли без командира, князь 9 августа спешно догнал их у Красного моста, и не мешкая, направился к Елисаветполю (Гяндже). 13 августа отряд В.Г. Мадатова соединился с войсками, стоявшими под командой графа Симонича на реке Акстафе. Полковник Симонич оказался в Казахской дистанции 30 июля, приведя с Лезгинской линии батальон Грузинского полка, сотню Донского полка Сысоева 2-го под командованием войскового старшины Князева и 4 орудия. Шамшадильская и Казахская дистанции были охвачены восстанием мусульман (татар).

30 июля 1826 года полковник Симонич оказался в Шамшадиле, став на реке Таузе. 31 июля уже была перестрелка с восставшими. 1 августа татары явились уже в значительных силах и пытались даже отрезать фуражиров, но попали между двух огней: с одной стороны ударил сам Симонич с ротой грузинских гренадеров, с другой – атаковали донцы войскового старшины Князева. Последний, в порыве храбрости, занесся слишком далеко и был ранен, один из всего отряда. Восставшие татары были отброшены с большой потерей. 2 августа была опять перестрелка, а 3-го отряд графа Симонича передвинулся опять в Казахскую дистанцию, на речку Акстафу, заняв важное в стратегическом смысле Дилижанское ущелье (ворота в Грузию). Прибытие В.Г. Мадатова с отрядом на Акстафу произвело большое впечатление на татар, всегда склонных становиться на сторону сильного. Они совсем не рассчитывали увидеть В.Г. Мадатова, т.к. персияне, зная его влияние на местное население, распустили слух, что он отозван в Россию. Теперь приезд В.Г. Мадатова так сильно поразил татар, что они толпами приходили в лагерь, чтобы убедиться, что он снова здесь.

 Когда персияне овладели Елисаветполем, небольшой отряд их войск, под командованием старшего сына принца Аббас-Мирзы, Мамед-Мирзы, и Эмир-хана сардара, был расположен на реке Шамхоре, близ селения такого же названия. Татары из Шамшадильской и Казахской дистанций, враждебно настроенные против русских, подстрекаемые персами (иранцами) и царевичем Александром, надеясь на их помощь, собрались в числе нескольких тысяч конных между реками Таусой и Дзегамом и провозгласили своим предводителем царевича Александра. Узнав об этом, В.Г. Мадатов выступил в ночь на 14 августа с частью своего отряда и на рассвете напал врасплох на противника и рассеял его. Татары рассыпались в разные стороны, а царевич Александр скрылся у джарских лезгин. Распоряжения от А.П. Ермолова шли, но обоз с провиантом все не приходил, а следовательно В.Г. Мадатов и не мог выступить к Елисаветполю. Лишь в 20-х числах августа он стал получать подкрепления: из Царских Колодцев прибыл Нижегородский драгунский полк. Перед тем как совершить прямой марш на Елисаветполь, В.Г. Мадатов решил провести разведку боем, для чего послать армянские отряды добровольцев. 22 августа конный отряд Григора Манучарянца в окрестностях Шамхора стремительным ударом разгромил персидский отряд под командованием ЗурабХана. Но вопрос о подкреплениях именно казаками все еще не был решен, а судя из рапортов В.Г. Мадатова он их ждал больше всего: «Полк Иловайского, в коем питаю себя надеждой найти лучших лошадей, еще доселе не прибыл; здешние же казаки, в особенности полка Костина, будучи в числе только 330-ти человек, имеют еще и крайне изнуренных лошадей, от которых персидская кавалерия может быть в совершенной безопасности…». Обоз, судя по переписке В.Г. Мадатова и А.П. Ермолова, прибыл в Гуссейн-Бегли только 26 августа.

 Сопровождая обоз, прибыли с ним полковник Попов с батальоном Херсонского полка, 2 роты Грузинского гренадерского, 6 орудий и Донской казачий полк генерал-лейтенанта В.Д. Иловайского 3-го, который назывался на Кавказе Атаманским, т.к. В.Д. Иловайский 3-й с 1823г. был здесь походным атаманом донцов. Но в это время он находился еще в Москве, куда был вызван с Кавказа на коронационные торжества Николая I. Поэтому Ермолов и нашел возможным отдать полк в распоряжение В.Г. Мадатова. В своем рапорте о прибытии обоза с провиантом В.Г. Мадатов сообщал А.П. Ермолову, что его мысль об оставлении на реке Акстафе батальона Ширванского полка, 4 орудий и сотни казаков под начальством подполковника Грекова уже не актуальна, т.к. все азербайджанцы, потерпев поражение 14 августа, уже вернулись и настроены не так воинственно. Поэтому таких крупных сил оставлять не надо, а достаточно во главе с подполковником Пацовским оставить 3 роты 41-го егерского полка, 3 роты Херсонского, 4 орудия и сотню казаков, чтобы сохранять на казахцев и шамшадильцев нравственное влияние их поражения. 28 августа В.Г. Мадатов рапортовал А.П. Ермолову о том, что взамен полка Иловайского 3-го он отправил в Тифлис на тех же подводах обоз с ранеными во главе с войсковым старшиной Князевым и командуемым им полком Сысоева 2-го, подчинив ему роту пехоты и 4 орудия. Всех казаков вместе с Князевым насчитывалось 156 чел., да в числе раненых находились служившие в полку Костина 4-го войсковой старшина Поздеев и 7 казаков. Еще из общего числа казаков, числившихся в отряде Мадатова, пришлось на Акстафе оставить сотню из полка Костина 4-го. Итого получилось, что бывали с обозом 164 казака, в отряде майора князя Меликова находилось 140 казаков и в отряде подполковника Пацовского 100 казаков полка Костина 4-го. Итого: 400 человек. От полка Костина оставалось всего 150 человек, да вновь прибывший полк Иловайского 3-го мог насчитывать около 300 человек. Еще было человек 30 казаков из полка Молчанова 1-го. Эти 480 человек и составляли то, на что мог рассчитывать В.Г. Мадатов. В конце августа, признавая возможным перейти в наступление, генерал А.П. Ермолов предписал В.Г. Мадатову выгнать персов из Елисаветполя и, остановившись в этом городе, ожидать дальнейших приказаний.

Исполняя это приказание, князь Мадатов для обеспечения операционной линии, оставил на реке Агстев полковника Грекова с 1,5 батальоном пехоты, Нижегородским драгунским полком, 4 орудиями и сотней казаков. Теперь их в его отряде оставалось вообще 380 чел. Сам же 1 сентября выступил с 3 батальонами пехоты, 12 орудиями, двумя слабыми по составу казачьими полками Иловайского 3-го и Костина 4-го и 500 человеками конной милиции. 2 сентября отряд Мадатова оттеснил неприятельские заслоны и расположился на ночлег на большой дороге близ Дзегамского шпица. На следующий день отряд, пройдя 17 верст, со стороны Дзегамских гор встретил персидскую конницу под командованием Зураб-хана, быстро продвигавшуюся к Шамхору на соединение с отрядом Мамед-Заман-хана. В.Г. Мадатов выслал вперед авангард, состоявший из 150 казаков полка Костина 4-го, которые завязали перестрелку с конницей Мамед-Заман-хана.

 Казаки гнали неприятеля, в 10 раз превосходившего их числом, и отбросили его до Шамхора, даже выбили из него. При этом персияне потеряли убитыми до 60 человек, в том числе Риза-хана и Мирза-хана. Далее В.Г. Мадатов доносил: « в плен взято 10 человек шамхорцев и шамшадильцев. Изменники сии по приказанию моему были немедленно заколоты. С нашей стороны потеря заключалась в убитых и раненых нескольких казачьих лошадях». По всему можно было предполагать, что неприятель после понесенной неудачи не будет действовать против русских у Шамхора, а отойдет к Елисавеполю и станет его защищать. Но персы, переправившись через реку Шамхор, построились в боевой порядок на ее правом берегу. Персы заблаговременно устроили здесь линию укреплений в 2 км. По фронту, заняли их пехотой, а фланги прикрыли конницей. Войска противника, расположенные на этой позиции, под предводительством Мамед-Мирзы, старшего сына Аббас-Мирзы, и сардара Амир-хана, состояли из 2000 джамбазов, отборной шахской гвардии, недавно прибывших из Карадага, 8-тысячной конницы кочевых курдов и других кочевых племен с 4 орудиями, 20 фальконетами на верблюдах. Находились при этих войсках также многие знатные ханы, в том числе и Новруз-Али, хан курдов.

Персы стояли дугой, полумесяцем, так что могли сосредоточить губительный перекрестный огонь на единственную дорогу, по которой должна была приближаться русская пехота. В.Г. Мадатов построил свой отряд в 3 каре, между которыми была размещена артиллерия; но отъехав вперед и осмотрев позицию, он приказал артиллерии выдвинуться вперед и поставил ее двумя батареями по 4 орудия в каждой: одна должна была действовать против вражеского центра, другая – против левого фланга, где была сосредоточена многочисленная конница противника. 8 русских орудий, занявших высоты на левом берегу реки Шамхор, открыли огонь через речку. Перестрелка охватила всю неприятельскую линию. Русская пехота без выстрелов двинулась вперед. Под командованием полковника Попова она подошла к врагу на 500 шагов и бросилась в штыки. Князь В.Г. Мадатов доносил А.П. Ермолову об этой фазе боя:

«Тогда кавалерии нашей приказал я атаковать неприятеля с обоих флангов [а не так, как у В.А. Потто – вся конница атаковала правый фланг врага. (Потто В.А. Указ. соч. – с. 118)]. Храбрые казаки с неимоверною быстротою преследовали его более 15-ти верст, нанесли ему чрезвычайную потерю убитыми, ибо мною приказано было не затруднять себя пленными, дабы не ослабить себя отправлением оных назад, и чтобы не остановить быстрого своего следования; они отбили одно орудия и 11 фальконетов. Грузинская конница, наипаче же казахская, действовали весьма смело и первою отбили один фальконет; пленные же были приводимы обеими равно. Поражаемый неприятель не мог приискать способа ослабить сечу, которую производили отважные казаки, и тщетно старался по сторонам дорог спастись бегством; конница наша отыскивала его всюду и не делала ни малейшей пощады; дорога, по которой проходили войска, наиболее же поля, усеяны были трупами, и гвардия самого шаха, состоявшая из отборнейших джамбазов, истреблена совершенно…».

Группа персиян в 500 человек, отрезанная русской кавалерией от пути отступления, была изрублена. В этом бою погиб и командующий этим персидским корпусом Амир-хан сардар, оказавший особую храбрость и употребивший все старания, чтобы остановить бегущих. Покинутый своим конвоем, он быстро мчался один по Елисаветпольской дороге на кровном текинском жеребце. «Но именно этот-то конь и роскошь убранства всадника привлекли внимание на себя донцов, и один из них, увязавшийся в погоню, скоро настиг бегущего. Почтенный седобородый старец попал под удар казацкого копья и был убит на месте. Прекрасный конь, с великолепной сбруей чистого золота и седлом, украшенным драгоценными каменьями, достался казаку, только теперь, при виде необычайного богатства, и понявшему, что от его руки погиб один из важнейших персидских сановников». К сожалению, имя и фамилия этого сына Тихого Дона для истории оказалось неизвестным, орденов он не получил, но в накладе, как мы видим, не остался.

13 (25) сентября 1826 г. под Елизаветполем Отдельный Кавказский корпус под руководством Ивана Фёдоровича Паскевича разгромил 35-тысячную армию наследного принца Аббас-мирзы, имея только 8 тыс. русских солдат и 22 орудия.

Встреча противников состоялась 13 (25) сентября, в 7 верстах от Елизаветполя, и окончилась полным поражением персиян. Неприятеля преследовали 12 вёрст. Победителям достались два лагеря, 4 знамени, пушка и 1,1 тыс. пленных. Это была первая военная победа в царствование царя Николая I. Обрадованный царь, узнав о победе, произвёл Ивана Фёдоровича Паскевича в чин генерала от инфантерии и наградил золотой шпагой с бриллиантами и надписью «За поражение персиян при Елизаветполе».

Участникам битвы при Елизаветполе была вручена медаль, на оборотной стороне которой находилось изображение русского воина, который, прикрываясь щитом с изображением двуглавого орла, готовится поразить мечом персидского всадника, упавшего вместе с конём на землю. Надпись в верхней части поля медали: «Сражение под Елисаветполем». В нижней части поля медали выбиты цифры, обозначающие год события: «1826».

В мае 1827 г. русские войска начали наступление на эриванском направлении, заняли Эчмиадзин, блокировали Эривань, а затем овладели Нахичеванью и крепостью Аббасабад. Попытки иранских войск отбросить русские войска от Эривани окончились неудачей, и 1 (13) октября 1827 г. Эривань была взята штурмом, а в октябре передовой отряд генерала Г. Е. Эристова занял Тебриз.

Военные неудачи заставили персов пойти на мирные переговоры. 10 (22) февраля 1828 г. был подписан Туркманчайский мир, по которому Персия уступила России восточную Армению (Эриванское и Нахичеванское ханства). В результате русско-иранской войны к России были присоединены Северный Азербайджан и Восточная Армения, Россия стала хозяйкой Каспийского моря, были созданы благоприятные условия для распространения российского влияния на Среднем Востоке. Победы России избавили от ига иранских феодалов народы Закавказья, которые активно поддерживали русские войска во время русско-иранской войны.

В 1868 г. высочайшим указом «О преобразовании управления Кавказского и Закавказского края» от 9 (21) декабря 1867 г. была образована Елизаветпольская губерния, а Елизаветполь сделан губернским городом.

 

Вербенко Ю.В., член Объединения Журналистов Казачества, сибирский казак.

 

1.      Зубов П., Персидская война в царствование имп. Николая I. Изд. 2-е. СПб. 1837;

2.      Потто В. Кавказская война. Т. 3. Персидская война 1826-1828гг. Ставрополь. «Кавказский край», 1993;

3.      Князь Щербатов. Генерал-фельдмаршал князь И. Паскевич. Т. II. СПб. 1890;

4.      Лесин В. Генерал Ермолов. Великие исторические персоны. Москва, Вече. 2011, с. 428-439 и др.

5.      Захаревич А., Донские казаки и армянское население в обороне русских границ от персидских войск в начальный период кампании 1826г. //Армяне Северного Кавказа. Вып. 2. Краснодар. Studia Hontocaucasica. 1995 – с. 108-128;

6.       Агаян Ц., Роль России в исторических судьбах армянского народа. (К 150-летию присоединения Восточной Армении к России). Москва, 1978 – с. 206-207.

7.      Рапорт № 112 от 28 августа 1826г. // Кавказский сборник. Вып.XXIV – c. 184, Рапорт № 130 князя Мадатова генералу Ермолову. 26 августа 1826г., № 24. // Там же – с. 203-204 Там же – с. 204

8.      Рапорт№ 138 князя Мадатова генералу Ермолову. 28 августа 1826г., № 48. // Там же – с. 208-210. Дубровин Н., Указ. соч. – с. 664. Марков М., История конницы. Ч. 4. Отдел 3. Тверь. 1894 – с. 25.

9.      Рапорт князя Мадатова генералу Ермолову № 176. 10 сентября 1826г., № 94. // Кавказский сборник. Вып. XXIV — c. 249. Марков М., Указ. соч. – с. 25; Потто В., Указ соч – с. 117. Марков М., Указ. соч. – с. 25.

10.  Рапорт № 176 от 10 сентября 1826г. // Кавказский сборник. Вып. XXIV – с. 250. Дубровин Н., Указ. соч. – с. 666. Потто В., Указ. соч. – с. 119. № 161.

11.  Рапорт князя Мадатова генералу Ермолову. 3 сентября 1826г., № 78. //Кавказский сборник. Вып. XXIV – c. 234.

12.  Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич (1782-1856) [Электронный ресурс] // Кадеты России. 2001. URL: http://www.ruscadet.ru/names/cadets/military/patskev.htm.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЕЩЁ РАЗ О СТАЛИНЕ

 

О СТАЛИНЕ БЕДНОМ ЗАМОЛВЛЮ Я СЛОВО…

 

Отгремели оркестры, отзвучали салюты, отгорели фейерверки, прошли парадные расчёты и Бессмертный полк по мостовым страны. Замолкли призывы совестливых креаклов отказаться от празднования Дня Победы. Некоторые, особо продвинутые в гуманитарных сферах, в очередной раз пожалели о том, что страна не сдалась несущей цивилизацию и баварское пиво фашистской Европе. В очередной раз отзвучали призывы не приписывать Победу генералиссимусу И. В. Сталину. В общем, жизнь пошла своим чередом.

Хочется мне сказать несколько слов в защиту тов. Сталина. Это при том, что я не сталинист, и Сталин в моем подсознании ассоциируется с чем-то зловещим. В моем детстве, а оно пришлось на шестидесятые годы, я о нем и о т. н. «сталинских репрессиях» слыхом ничего не слыхивал. Самое первое воспоминание о Сталине — это транспарант в ДК, где весь наш посёлок смотрел кино. На нем было написано что-то вроде «Под знаменем ленинизма-сталинизма вперёд, к победе коммунизма!» Помню, как я спросил отца, что это означает, ленинизм-сталинизм, и он мне ничего не ответил, просто шикнул, чтобы я об этом не болтал.

Отец мой, фронтовик, о Сталине вообще ничего и никогда не говорил. Про Ленина — да, разговоров было полно, и в школе, и дома. Его уважали, даже читали. А о Сталине — молчок. И только спустя значительное время я узнал, что репрессии коснулись и наших родственников. Кто-то из них был генералом, и как-то пострадал. Или не пострадал — его спас, как кажется, Ворошилов.

Это все присказка. А теперь перейдём к сказке. Не будем искать правых и виноватых, а посмотрим на всё с высоты птичьего полёта.

Жила-была империя Россия. Развивалась, воевала за жизненное пространство. Отражала нападки европейцев, тоже борющихся за жизненное пространство. И вот однажды надорвалась и рухнула. Не будем вдаваться в причины, это слишком долго. Рухнула, потому что её структура не соответствовала вызовам времени. Да, ей помогли, конечно, но не будем вдаваться в детали.

Итак, рухнула иерархия государства, создаваемая веками. Правящий класс был частично искоренён, частично эвакуировался из зоны бедствия, а частично затаился. Страна превратилась в огромную толпу, со всеми вытекающими последствиями. Что должно было произойти дальше? Очевидно, включились соответствующие социальные механизмы и началось образование новой иерархии. Наверх полезли самые ловкие, самые активные, и среди них наиболее угнетённые и бесправные национальности. Какие — это все знают, не буду перечислять.

Но вот беда — иерархия начала создаваться не одна, а сразу несколько, и они начали конкурировать не на жизнь, а на смерть. Хотя какая беда, это не беда, это вполне нормально! Природа всегда делает ставку на победителя, а чтобы его выявить, нужна борьба. Вот она и была! Смертельная борьба группировок — именно она является источником репрессий, и одновременно средством выявить наиболее жизнеспособную. Не Сталин является источником репрессий, а исторический момент — борьба группировок за власть!

Сталин виноват лишь в том, что он оказался победителем в этой схватке. Что было бы со страной, если бы победил кто-то другой? Троцкий, Зиновьев, Тухачевский — сколько было локальных центров формирования новой иерархии страны, я не знаю. Пусть историки скажут. Но сказать, лучше было бы стране или хуже, если бы победил не Сталин, а кто-то другой, не может никто. И бесполезно здесь ломать копья.

Страшные были времена. Строительство государства практически с нуля, да ещё на совершенно новой идеологической основе, не могло пройти бескровно. Драка была на всех уровнях, начиная от коммунальных квартир и первичных партийных организаций и до самого верха. На все уровни государства попали авантюристы, подлецы и убийцы — но и благородные идеалисты тоже! А последним тоже приходилось бороться и сражаться по законам того времени.

Смогла бы Россия отразить нападение объединённой фашистской Европы, если бы не произошла революция и не было бы последующих кровавых событий, связанных со строительством государства нового типа, с ускоренной индустриализацией и подготовкой к отражению очередной атаки Европы на Россию — можно только гадать. Но не нужно! Это всё будут пустые домыслы. Надо успокоиться, в конце концов, и перестать вешать всех собак на тов. Сталина. Он был сыном эпохи, и победил не он, и не народ. Победила страна, Советский Союз. Это и народ, и элита, и тов. Сталин в первых рядах. Да, победила ценой страшных жертв и потерь. Но победила!

А тот, кто побеждает, имеет право жить дальше. А тот, кто сдаётся врагу за гуманитарные коврижки — предатель, и нет ему прощения.

 

Блог искусственного интеллекта

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Афанасий Заруба

 

ЕВРЕЙ О СТАЛИНЕ

 

Этот еврей по имени Яков Кедми, то бишь Яков Иосифович Казаков, в своём десятиминутном спиче не вываливал на собеседников и слушателей кучу фактологии (это бесполезно), он буквально "убивал" всех своим обращением к обычной человеческой логике, против которой даже у записных антисталинистов не нашлось никаких возражений. Скажем так, Кедми просто задавал вопросы и просил ответить на них. А собеседники молчали "в тряпочку" или жалко "блеяли", а слушатели аплодировали. Только не надо мне объяснять, что все шоу подобного рода тщательно срежиссированы, а аплодисменты раздаются по велению модератора... Я знаю, что любой эпизод из любого спектакля может пойти не по сценарию, и никто не запрещает нам вслушиваться в интонации аплодисментов. И случилось то, что случилось - Соловьёв был просто обескуражен речью Якова Иосифовича, что подтверждают соловьевские неуместные и неуклюжие реплики, а аплодисменты "слушателей" в ответ на слова Кедми были так густы и дружны...

***

Рождённый в 1947 году, Яков Кедми ещё застал эпоху Сталина, поэтому может о ней судить вполне объективно. Если меня спросят, как так, вы уверены, что шестилетний пацан может что-то помнить, то я задам встречный вопрос, а вы сможете убедить меня в том, что эпохи переключаются по мановению какой-то кнопки - чпок и готово? Курс корабля сменён, а корабль всё ещё идёт, благодаря инерции, по прежнему курсу; вот так и здесь, минимум десятилетие необходимо для того, чтобы смену курса огромной страны на себе ощутили взрослые люди, а уж пацанёнок к этому времени успеет стать половозрелым подростком. И его умишко будет помнить всё: цвета, запахи, вкусы, эмоции, проблемы... ведь кое-что дети буквально выпытывают у взрослых, не так ли?  А теперь дадим слово самому Якову Иосифовичу Казакову.

***

"...Вопрос был: почему так относятся к Сталину? Россия удивительная страна, нет ни одной страны в мире, которая любит так втаптывать в грязь собственную историю, вытирать об неё ноги. Нет у вас ни одного правителя за всю вашу историю, которого вы бы не оболгали, не испохабили, не обвинили во всех грехах, не демонизировали... Никого! У евреев  такого даже нет...".

"...Почему Сталина так народ любит? Сталин был последний государственный деятель, который заботился о своей стране. После него таких не было. Которому было абсолютно наплевать на свои личные интересы, личные богатства, личные удобства. Не было у вас таких после него!"

"...Сталин был жестокий человек, но жестокость не была его самоцелью, это был инструмент, другого он не нашёл. А мог он найти другой инструмент, была ли альтернатива Сталину или нет?"

"...Сталин оказался единственным, кому была дорога Россия. Грузинский семинарист! Но он любил Россию... Он не нашёл других методов, а были другие методы? А я не знаю... Все те, кто критикует Сталина, а как бы вы сделали из неграмотной России... интеллигенция, которая презирает свой народ, не хочет его знать... народ рабов и немного интеллигенции, которая знает французский и немецкий, а на русский им наплевать! Как из этой страны сделать что-то в том мире, который начался в ХХ веке?!"

"...Все упрекают Сталина за то, что он сделал с колхозами, с мужиками. А если бы он не сделал, то чем бы советский Союз воевал в 41-м году?! ...А другого способа у него не было! Если кто-то хочет сказать, что можно было другим способом провести индустриализацию страны в то время, в тех условиях, с тем народом, который был, с той властью, которая была... можно было другой властью?! Не было другой власти,  не было тогда в России демократии, её не было нигде. Безграмотный народ свободным не может быть! ...И поэтому была в России такая власть, которая могла удержать Россию от гибели, была бы другая власть - не было бы России!"

"...Человеческую жизнь в России обесценил не Сталин, она была обесценена крепостным правом и всеми царскими режимами. Сталин сформировался в конце Первой мировой войны, никто тогда не ценил человеческую жизнь... под Верденом за что миллион человек погибли?! ...Миллионы людей погибали со всех сторон, и люди, которые выросли в этой атмосфере, которые возмужали, они поняли, что это норма. ...Всегда самое большое насилие возникает, когда живые люди возвращаются домой... во всей истории, во всех странах!"

"...Сталин и Наполеон. Наполеон уничтожил три поколения французов... начисто! Он уничтожил почти всю французскую культуру... Никто не пострадал от Наполеона так, как французы! И сегодня в Париже есть пантеон, а вы стонете из-за Мавзолея! Французы уважают свою историю..."

"...Вы говорите, что крестьяне из колхозов не хотели воевать за Сталина, не было такого! Воевали все. Иначе бы не победили! Нельзя подгонять историю под то, что нам кажется и хочется..."

P.S.
Ну и достаточно пока... хотя стоит прибавить для полноты картины словесный портрет Сталина, составленный его современником - А.А.Громыко. Помните такого? Тогда давайте
  послушаем. И сопоставим.

 

Громыко о Сталине

"Что бросалось в глаза при первом взгляде на Сталина? Где бы ни доводилось его видеть, прежде всего обращало на себя внимание, что он человек мысли. Я никогда не замечал, чтобы сказанное им не выражало его определенного отношения к обсуждаемому вопросу. Вводных слов, длинных предложений или ничего не выражающих заявлений он не любил. Его тяготило, если кто-либо говорил многословно и было невозможно уловить мысль, понять, чего же человек хочет. В то же время Сталин мог терпимо, более того, снисходительно относиться к людям, которые из-за своего уровня развития испытывали трудности в том, чтобы четко сформулировать мысль.

Глядя на Сталина, когда он высказывал свои мысли, я всегда отмечал про себя, что у него говорит даже лицо. Особенно выразительными были глаза, он их временами прищуривал. Это делало его взгляд еще острее. Но этот взгляд таил в себе и тысячу загадок. Сталин имел обыкновение, выступая, скажем, с упреком по адресу того или иного зарубежного деятеля или в полемике с ним, смотреть на него пристально, не отводя глаз в течение какого-то времени. И надо сказать, объект его внимания чувствовал себя в эти минуты неуютно. Шипы этого взгляда пронизывали.

Когда Сталин говорил сидя, он мог слегка менять положение, наклоняясь то в одну, то в другую сторону, иногда мог легким движением руки подчеркнуть мысль, которую хотел выделить, хотя в целом на жесты был очень скуп. В редких случаях повышал голос. Он вообще говорил тихо, ровно, как бы приглушенно. Впрочем, там, где он беседовал или выступал, всегда стояла абсолютная тишина, сколько бы людей ни присутствовало. Это помогало ему быть самим собой.

Речам Сталина была присуща своеобразная манера. Он брал точностью в формулировании мыслей и, главное, нестандартностью мышления. Что касается зарубежных деятелей, то следует добавить, что Сталин их не особенно баловал своим вниманием. Уже только поэтому увидеть и услышать Сталина считалось у них крупным событием".

Министр иностранных дел СССР А. А. Громыко

***

Итожу. Нельзя демонизировать Сталина, но нельзя его и боготворить. А что нужно? А нужно просто уважать его за всё им сделанное во имя человека и для своей страны. Думаю, что так будет правильно.

ЕСЛИ БЫ СТАЛИН НЕ УСТУПИЛ ЛЕНИНУ, НИКТО НЕ УНИЧТОЖИЛ БЫ СССР?

 

Советского союза нет уже скоро как тридцать лет, но вопрос, почему он распался, причем практически в один день, так и стоит у многих людей, родившихся и живших в этой стране.

Так ли неизбежна была его гибель и что было не так в его государственных и общественных институтах, если он сумел выстоять и победить в смертельной схватке с фашизмом, но был повержен подписями всего трех человек в один день.

Иногда мне кажется, что механизм его уничтожения был заложен при его создании его идейным основателем Владимиром Лениным, причем о ряде стратегических ошибок ему еще в момент создания союза говорил его практический создатель Иосиф Сталин.

Да что там говорил, они ругались вплоть до оскорблений, Ленин, не терпящий возражений, в пылу полемики называл Сталина преступником и русским националистом, а Сталин с помощью политбюро наложил жесткие ограничения на деятельность Ленина, фактически изолировав его, в связи с ухудшением здоровья.

Так в чем же заключалась непримиримость позиций двух самых известных коммунистов на планете.

Изначально, за полгода до создания в декабре 1922 года СССР его созданием по поручению партии занимался Сталин. Его модель, которую он назвал "автономизацией республик", была достаточно проста. Формально независимые республики будут включены в состав РСФСР с правами автономии. Органы государственной власти РСФСР станут центральными институтами советской власти, осуществляющими контроль над формально автономными республиками.

Его предложение было марксистским, и в первую очередь, было направлено на стирание национальных различий, между рабочим классом и в этом он был последователен, ведь учение Маркса в основе содержало классовый подход, а не национальный.

Но тут, совершенно неожиданно для всех, яростно возразил Ленин, вместо расширения РСФСР он предложил создать Союз Советских Республик Европы и Азии. Союз на равных основал бы Россию и существующие формально независимые республики, развил бы органы Всесоюзного управления, обособленные от РСФСР.

Сталин уступил.

По моему мнению, это и был замедленный механизм уничтожения Советского союза. Он противоречил самому духу коммунистической идеологии, так как в основе содержал национальный подход и не формальный с последующим его постепенным размыванием, а самый настоящий с границами, гербами и флагами.

Сейчас мне могут возразить, что Ленинский подход позволил в 91-ом году республикам разделиться относительно спокойно и хотя бы не воевать из-за территорий, так как границы уже были четко определены.

Может быть, но ведь могло и быть по -другому. Сталинский подход позволял по- настоящему попробовать вместо национальностей на первое место поставить классовость. Исходя из его предложений, можно было хотя бы попробовать создать помимо Советского союза, советского человека. А вдруг получилось бы, и тогда в 91-ом никакая проблема не стояла бы вообще.

Ленин же это исключил, и к моменту распада у нас не было по настоящему, советских людей. Были советские русские, советские украинцы, казахи и так далее.

Быть может, это был единственный случай, когда Сталин уступил авторитету Ленина, но может это был тот случай, когда уступать было нельзя.

Как думаете Вы?

Андрей Иванов

 

 

 

СБЫВШИЕСЯ ПРЕДСКАЗАНИЯ СТАЛИНА

 

К словам Иосифа Виссарионовича Сталина каждый год прислушиваются всё больше людей. Многое о чём говорил лидер, сбылось. Немало людей, независимо от мнения о вожде и симпатии к нему, сейчас думает в чём причина его точных предсказаний. Такой точности нет ни у кого из известных пророков.

 

Территориальный раздел Луны

На Потсдамской конференции, весной 1945 года, Иосиф Сталин сделал неожиданное предложение Черчиллю и Рузвельту о разделе территории Луны. Поначалу они подумали, что он ошибся и перепутал Луну с Германией. На это советский лидер ответил, что вопрос о разделе Германии уже решён и теперь нужно решить вопрос раздела сфер влиянии на Луне. Он не скрывал, что СССР имеет свои взгляды на спутник Земли. Если бы Хрущёв был более дальновидным, то советские космонавты могли бы высадиться на Луну раньше 1969 года.

 

Культ личности и развал СССР

В конце разговора с Александрой Михайловной Коллонтай Иосиф Сталин стал говорить о необычных вещах, которые на тот момент казались фантастикой. Его речь была о культе личности, об осквернении его имени после смерти. На него будут клеветать, называть тираном и убийцей не только за рубежом, но и у себя на родине. Его будут ставить наравне с Гитлером, обвинять во всех преступлениях, которых не было. Секта сионистов будет разваливать СССР, попутно уничтожая Россию.

Помимо этого, он сказал о развитии национализма и межнациональной вражды на территории республик. К сожалению, он оказался прав. В начале 90-х после развала Союза на территории большинства уже бывших республик вспыхнули междоусобицы и ненависть друг к другу.

 

Конфликт на Востоке

Сталин не раз говорил, что в будущем на Востоке вспыхнут междоусобные войны. Эти территории будут залиты кровью из-за множества погибших людей. Данные конфликты станут причиной конфликта России и США. Увы, в этом пророчестве вождь не ошибся.

 

Стратег, футуролог или пророк?

Никто с уверенностью не может сказать почему предсказания Иосифа Сталина оказались такими точными. Есть разные гипотезы, что он был причастен к шаманизму, эзотерике, астрологии или даже к магии, но точных подтверждений этому нет. Возможно, он мог знать футурологию – науку о прогнозировании будущего. С учётом хорошего стратегического мышления это вполне возможно. Точно дать ответ, почему предсказания Сталина были такие точные, нельзя, но какой бы не была причина, они сбылись с поразительной точностью.

Диванный мыслитель

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СМЕРТЬ СТАЛИНА: ТРИ ВЕРСИИ УБИЙСТВА

 

Выход фильма «Смерть Сталина» вызвал оживленную дискуссию о том, в какой степени буффонада является подходящим жанром для этой серьезной темы, и вновь вызывает вопросы о кончине советского лидера. Всё ещё окутанная большой тайной, эта тема является благодатной почвой для тех, кто сомневается в официальной версии – смерть в результате естественных причин. Существуют три основные теории, которые пытаются объяснить смерть Сталина.

 

Гнев Сталина привел к инсульту

Неудивительно, что мало кто верит официальной версии смерти Сталина 5 марта 1953 года. На самом деле идея о том, что его смерть не произошла в результате инсульта, вызванного тяжелой болезнью, зародилась в самом Кремле.

Историк Геннадий Костырченко утверждает, что в 1956 году Никита Хрущев сказал французскому журналисту, что Сталин умер после «решительного демарша» группы высокопоставленных советских чиновников, которые восстали и даже угрожали советскому лидеру.

Соратники Сталина были недовольны планами депортировать советских евреев в Сибирь, сказал Хрущев. Это произошло во время так называемого «заговора врачей», жертвами которого стали в основном евреи.

Хрущев был не единственным, кто заявлял об этом. Как отмечает Костырченко, эти слова были повторены советским писателем Ильей Эренбургом в беседе с французским философом Жан-Полем Сартром. Рассказ Эренбурга содержит красочные подробности. Он утверждает, что столкнувшись с жесткой оппозицией его плану, Сталин пришел в ярость.

Однако его приближенные не испугались и, наоборот, пригрозили вызвать армию в Кремль, если Сталин не отменит своего решения об изгнании евреев. Чтобы подчеркнуть свою решимость, один из заговорщиков, еврей, разорвал свой партийный билет и бросил его в лицо советскому лидеру. Не выдержав такого унижения, Сталин перенес инсульт и умер.

Можно утверждать, что в этой истории столько же исторической правды, сколько в фильме «Смерть Сталина». Историки сходятся во мнении, что ни в личных архивах Сталина, ни в партийных нет никаких свидетельств планов депортации евреев. Кроме того, неясно, упоминал ли Хрущев эту историю еще когда-либо. В его мемуарах, опубликованных на Западе в 1970-х годах, нет упоминания о планах депортации. Таким образом, эта история может быть попыткой приукрасить образ преемника Сталина.

 

"Человек с топором"

Другие утверждают, что Никита Хрущев не ограничивался ролью мятежного чиновника, а скорее, был главным архитектором убийства Сталина. Однажды Хрущев сделал публичные заявления, которые можно было принять за указание на то, что смерть советского лидера была преднамеренным убийством.

На публичном мероприятии в июле 1963 года, приветствуя делегацию из Венгрии, Хрущев вдруг заговорил о Сталине и сказал: «…в истории человечества было много жестоких диктаторов, но все они умерли от топора, так же, как и пришли к власти с топором». В стенограмме речи, опубликованной позднее в советских газетах, эти слова были опущены.

Некоторые, как, например, историк Александр Дугин, считают, что человеком с топором был сам Хрущев. Дугин утверждает, что незадолго до смерти Сталин намеревался уволить министра госбезопасности Семена Игнатьева и его покровителя Хрущева. Но последний решил действовать первым и возглавил заговор против Сталина. Заговорщики убили не только Сталина, но и Лаврентию Берия, могущественного главу советской тайной полиции. Хотя в данном случае все было совершенно иначе: Берия был арестован через три месяца после смерти Сталина, приговорен к смертной казни и казнен.

 

Отравлен Берия

В то же время Лаврентий Берия – еще один популярный претендент на роль убийцы Сталина. Как второй по силе человек в стране, вполне вероятно, Берия боялся потенциальной чистки, и что он мог быть одной из ее главных целей. В итоге Берия ударил первым.

Согласно книге историка Николая Добрюхи «Как был убит Сталин», Берия отравил Сталина. Для этого он использовал редкие яды змеи или паука. Чтобы обосновать утверждение о том, что за смертью Сталина стоит начальник службы безопасности, Добрюха приводит слова министра иностранных дел Сталина Вячеслава Молотова, который позже вспоминал, что после смерти Сталина Берия заметил, что именно он «спас всех вас [высокопоставленных советских чиновников] от Сталина». Как показал арест Берии, их благодарность имела пределы.

Смерть Сталина, вероятно, не перестанет быть предметом спекуляций, но одно можно сказать наверняка – получив информацию об инсульте Сталина, его «соратники» не спешили вызывать врачей. Еще одна странная деталь: официально было объявлено, что Сталин перенес инсульт в Кремле, но на самом деле это произошло на его даче. Кроме того, не все ясно с медицинскими заключениями о его смерти. Следовательно, тайна сохраняется.

 

Источник: A.Timofeychev. Stalins death: 3 theories of murder

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЯТЬ ГЕНЕРАЛИССИМУСОВ РОССИИ

 

Первое и последнее в российской истории присвоение высшего воинского звания разделяет четверть тысячелетия

История высшего воинского звания в России, которым до 1991 года было звание генералиссимуса, причудлива и насыщена примечательными совпадениями. Начать хотя бы с того, что впервые титул (тогда еще это был именно титул, а не звание) генералиссимуса получил из рук Петра Первого один из его ближайших сподвижников, воевода Алексей Шеин, и случилось это 27 июня (по другим данным, 28-го) 1696 года. А последним высочайшего звания удостоился ровно через 251 год, 27 июня 1945 года, Иосиф Сталин, который стал первым и последним советским генералиссимусом. Кроме того, из четырех российских генералиссимусов двое были впоследствии лишены своего звания, причем оба — по политическим мотивам, и лишение сопровождалось ссылкой. Но история присвоения звания каждому из пятерых генералиссимусов России, конечно, заслуживает отдельного рассказа.

 

Генералиссимус воевода Алексей Шеин

Воевода Алексей Шеин получил титул генералиссимуса за двадцать лет до того, как это звание было формально введено в армейский оборот с принятием Воинского устава Петра I в 1716 году. Это ставит его в один ряд с «генералиссимусами потешных войск» Федором Ромодановским и Иваном Бутурлиным, получившими свои высокие титулы в 1694 году. Но именно 44-летний боярин Алексей Шеин был первым из российских генералиссимусов, кто стал обладателем этого титула за воинские заслуги и сохранил его до самой смерти.

Портрет первого русского генералиссимуса воеводы Алексея Шеина, написанный после взятия крепости Азов в 1696 году.

Источник: https://commons.wikimedia.org


 

 

 

 

 

 

К вершине воинской карьеры Алексея Шеина привели успешные и грамотные действия, предпринятые им в качестве командующего петровской армией во время второго Азовского похода летом 1696 года. Командовавший сухопутными войсками воевода сумел не только проанализировать причины неудачи первого похода, но и воспользоваться результатами этого анализа для того, чтобы согласованными действиями своих подчиненных принудить турецкое войско, оборонявшее Азов, к сдаче. Стоит отметить, что собственно победы над неприятелем Шеин добился, уже будучи в новом чине: крепость пала только 19 июля 1696 года.

Вскоре после этой победы генералиссимус Алексей Шеин был назначен главой трех военных приказов: Иноземского, Пушкарского и Рейтарского. Фактически в его руках было сосредоточено руководство всей сухопутной российской армией, причем не сидевшей без дела, а продолжавшей сражаться с турками. Итогом этих сражений стал Константинопольский мир, которого Шеин добился от Турции в 1700 году и который позволил России сосредоточить силы для войны со Швецией. Это было последнее достижение первого русского генералиссимуса. 12 февраля того же года его не стало.

 

 

Генералиссимус князь Александр Меншиков

Еще одного петровского сподвижника — Алексашку Меншикова, как звал его первый русский император, с уверенностью можно назвать самым недолгим генералиссимусом России. Приведя на трон вдову Петра Великого императрицу Екатерину I, Меншиков сумел сохранить престол и для ее преемника Петра II. Именно при нем 12 мая 1727 года князь Александр Меншиков и получил чин генералиссимуса морских и сухопутных войск. А уже 9 сентября был этого звания лишен и отправлен в ссылку.

 

Парадный портрет князя Александра Меншикова, написанный в 1720-х годах. Его портретов в мундире генералиссимуса не существует, поскольку их просто не успели написать.

https://www.colors.life


 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вероятно, если бы звание генералиссимуса было завоевано князем Меншиковым на поле брани, в трудных победах над сильным неприятелем, такая участь миновала бы его. И ведь были все основания для того, чтобы все сложилось именно так! Северная война позволила бывшему денщику Петра Первого проявить себя в военном деле, причем проявить достойно. Царь Петр, к армейским делам подходивший с особенным вниманием и не баловавший придворных чинами «из милости», последовательно провел своего сподвижника от звания поручика бомбардирской роты Преображенского полка (капитаном которой был сам Петр Алексеевич) до звания генерал-фельдмаршала, которое Меншиков получил после победы русских войск в сражении под Полтавой. Но вот высший чин русской армии достался ему уже за победы политические. В тот момент, когда был подписан указ о новом генералиссимусе, его дочь Мария, обрученная с будущим императором Петром II, уже готовилась к свадьбе. Но состояться браку было не суждено, поскольку влияние Меншикова к тому времени уже ослабело. 8 сентября 1727 года его арестовали, а на следующий день, лишив чинов и собственности, отправили в ссылку, из которой ему уже не суждено было вернуться.

 

Генералиссимус принц Антон Ульрих Брауншвейгский

Недолго оставался генералиссимусом русской армии и другой «политический» обладатель этого чина — герцог Брауншвейг-Беверн-Люнебургский Антон Ульрих, отец российского императора Ивана VI Антоновича. Принц приходился также племянником прусскому императору Фридриху II, чьи войска вскоре станут неприятелем, с которым столкнется русская армия в ходе Семилетней войны, в которой совсем молодым поручиком примет участие будущий четвертый и последний русский генералиссимус — Александр Суворов.

Чин генералиссимуса был пожалован супругу императорской племянницы Анны Леопольдовны вскоре после того, как на свет появился его первенец, будущий малолетний император Иван VI. Мальчик родился в августе 1740 года, а 11 ноября его отцу присвоили высшее воинское звание в России. Впрочем, никаких военных успехов за молодым папой к тому времени не числилось, как не появилось и в будущем. Главной заслугой принца Антона Ульриха была его женитьба на Анне Леопольдовне и способность как можно меньше вмешиваться в политическую и военную жизнь России и до ее регентства при собственном сыне, и в ходе него. Так что нет ничего удивительного в том, что, когда Преображенский полк буквально на своих штыках вознес на престол императрицу Елизавету Петровну, не имевший никакого авторитета в армии генералиссимус быстро лишился своего чина. Произошло это 6 декабря 1741 года, в тот же самый день, когда был свергнут и заточен в крепость малолетний император Иван VI, а его родители — арестованы и высланы из Петербурга.

 

Портрет принца Антона Ульриха Брауншвейгского

из замка Мариенбург, 1730-е годы

Источник: https://commons.wikimedia.org


 

Генералиссимус граф Александр Суворов

Князь Италийский граф Александр Суворов-Рымникский был и остаётся самым, пожалуй, знаменитым из всех российских генералиссимусов и, надо признать, единственным, кому это звание досталось исключительно за военный гений. По справедливости сказать, нет больше в истории России других военачальников, пользовавшихся такой искренней любовью солдат и офицеров, одержавших такое множество блистательных побед, награжденных всеми российскими орденами и обессмертивших свое имя исключительно заслугами на военном поприще. Но ждал Суворов своего давным-давно заслуженного высшего звания незаслуженно долго.

Императрица Екатерина Великая, на чье царствование пришелся расцвет военной карьеры гениального полководца, умерла, так и не успев вознаградить своего верного генерала согласно его заслугам. Наследник – император Павел I – настолько не любил собственную мать, что последовательно уничтожал и низводил многое и многих, из доставшегося ему в наследство. И среди тех, кто был не мил, оказался граф Суворов. Высланный по императорскому повелению в родовое поместье Кончанское, он вернулся к армии лишь тогда, когда Павел вынужден был согласиться с требованием союзников вручить командование объединенными силами антифранцузской коалиции именно фельдмаршалу Александру Суворову. А блестящее окончание Итальянского и Швейцарского походов, которому рукоплескали многие монархи Европы, вынудило императора присвоить опальному фельдмаршалу (за полгода до его смерти) давно и безусловно заслуженный им чин генералиссимуса.

Последний прижизненный портрет генералиссимуса Александра Суворова работы художника Иоганна Генриха Шмидта, 1800 г.

Источник: https://commons.wikimedia.org


 

 

 

 

 

 

Генералиссимус Иосиф Сталин

После смерти Александра Суворова и до последнего дня существования Российской империи ни одному из ее военачальников не присваивался чин генералиссимуса. За одну ступеньку до этого пьедестала остановился спаситель России в Отечественной войне 1812 года князь Михаил Кутузов, носивший звание генерал-фельдмаршала. И только Великая Отечественная война привела к появлению в истории русской армии последнего, пятого генералиссимуса — Иосифа Сталина.

Надо отдать должное советскому руководителю: он долго и последовательно сопротивлялся присвоению этого чина. Сталин объективно оценивал свои полководческие способности и не рвался к командованию. Даже звание маршала Советского Союза ему присвоили только 6 марта 1943 года, и он был далеко не первым его обладателем. Сталин стал одиннадцатым маршалом в истории Советского Союза. Если верить легенде, именно это равенство в званиях и стало причиной, по которой всегда чуравшийся официальных титулов Сталин согласился на присвоение звания генералиссимуса. Дескать, однажды Константин Рокоссовский, один из самых талантливых советских полководцев, заявил «отцу народов», что при случае как равный по званию Сталин даже не сможет его наказать. И это стало последней каплей.

На парадных портретах Иосифа Сталина всегда изображали в маршальском мундире. Погоны генералиссимуса Советского Союза он не носил никогда, поскольку так и не утвердил их

Источник: http://dreamer-a.ru


 

А формальным основанием для введения звания Генералиссимуса Советского Союза стало обращение коллектива московского завода «Рессора», поступившее в президиум Верховного Совета СССР еще 6 февраля 1943 года (после победы под Сталинградом) и подкрепленное запиской командующих армией и флотом от 24 июня 1945 года. Через два дня вышел соответствующий указ о введении нового звания, а на третий – его присвоили Иосифу Сталину. Но он так ни разу в жизни и не надел мундир генералиссимуса, поскольку так и не утвердил эскиз этой формы.

Антон Трофимов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАКИЕ СТИХИ ПИСАЛ МОЛОДОЙ СТАЛИН?

               

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

               Молодой Иосиф Джугашвили / Фото с сайта https://n-w.tv

 

Известно, что Иосиф Сталин в пору своей семинарской юности пробовал силы в изящном искусстве стихосложения. Сколько он всего написал поэтических текстов, нам не известно. Но шесть из них дошли до наших дней, поскольку были в свое время опубликованы в прессе.

Пять - увидели свет в 1895 году в газете "Иверия", которую издавал известный тогда грузинский поэт, а по совместительству пламенный революционер князь Илья Чавчавадзе. Еще одно - шестое - напечатала газета "Квали", имевшая социал-демократическую направленность.

Имели ли эти стихи резонанс и художественную ценность?

Виды Грузии / Фото с сайта https://memontrip.com

 

 

 

 

 

 

Ну, как минимум, их заметили. В 1901 году грузинский общественный деятель Михаил Келенджеридзе составил пособие по теории словесности, где приводились примеры лучшей грузинской литературы - от Руставели до того же князя Ильи Чавчавадзе. В этот ряд классиков затесался и юный Сосо Джугашвили со стихотворением "Старец Ниника".

В конце мы его приведем полностью. Хотя, конечно, следует учитывать, что это не оригинал, а только перевод на русский язык. Писал будущий Сталин, естественно, на грузинском.

Спустя шесть лет Келенджеридзе издал "Грузинскую хрестоматию или сборник лучших образцов грузинской словесности". Там было помещено еще одно стихотворение Джугашвили, уже другое - посвященное поэту Рафаэлу Эристави.

В 1916 году в грузинском учебнике "Родное слово" его составитель Я. Гогебашвили опубликовал стихотворение "Утро", подписанное И. Дж-швили.

Сталин в 1917 году / Фото с сайта http://itd1.mycdn.me

 

 

 

 

 

В общем, его произведения знали на местном, как бы мы сейчас выразились, республиканском уровне. Сам Сталин, уже в годы своего всемогущества, об этих поэтических экспериментах вспоминать не любил. В 1949 году Берия собирался сделать вождю своеобразный подарок, подготовив красочный сборник его стихов в переводах лучших поэтов СССР. Однако, едва Сталин узнал об этой идее, как последовал строгий запрет.

Ну а в конце этой заметки предлагаем вам прочитать одно из этих стихотворений.

 

СТАРЕЦ НИНИКА

 

                                                           Постарел наш друг Ниника,
                                                           Сломлен злою сединой.
                                                           Плечи мощные поникли,
                                                           Стал беспомощным герой.
                                                           Вот беда! Когда бывало,
                                                           Он с неистовым серпом
                                                           Проходил по полю шквалом –
                                                           Сноп валился за снопом.
                                                           По жнивью шагал он прямо,
                                                           Отирая пот с лица,
                                                           И тогда веселья пламя
                                                           Озаряло молодца.
                                                           А теперь не ходят ноги –
                                                           Злая старость не щадит…
                                                           Все лежит старик убогий,
                                                           Внукам сказки говорит.
                                                           А когда услышит с нивы
                                                           Песню вольного труда,
                                                           Сердце, крепкое на диво,
                                                           Встрепенется, как всегда.
                                                           На костыль свой опираясь,
                                                           Приподнимется старик
                                                           И, ребятам улыбаясь,
                                                           Загорается на миг.

ЛИТИНТЕРЕС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«ПРЕСТУПЛЕНИЯ» СТАЛИНИЗМА

Александр Елесин

Преступления сталинизма, сталинские репрессии… Жуткие, страшные понятия, ставшие для нас безусловным осуждением многого из того, что было сделано в Советском Союзе с 1924 года (смерть В.И.Ленина) до 1953 года (смерть И.В.Сталина).

Узнав из художественных произведений пострадавших очевидцев того времени - А.И.Солженицина, В.Т.Шаламова, и даже А.В.Горбатова, жуткие бытовые подробности их неправомерного заключения, слыша постоянные негодующие выступления в средствах массовой информации различных общественных и государственных деятелей, жёстко осуждающих «эпоху сталинизма» как преступную, мы также с искреннем осуждением относимся к безусловному политическому лидеру Советского Союза того времени-Иосифу Виссарионовичу Сталину - он и подлый, он и подозрительный, он и мстительный, он и коварный, он и кровожадный, выпячивая только эти его отрицательные, с точки зрения Христианства, моральные качества, совершенно забывая отмечать его качества профессиональные, совершенно забывая отмечать те свершения, те победы советского народа, которые были достигнуты под его руководством.

И в то же время ко всем другим руководителям Советского государства мы относимся с исключительной добротой и симпатией, выпячивая уже только положительные, очень часто мнимые, часто выдуманные специально для них, качества, так же, не замечая и не отмечая результаты их профессиональной деятельности.

Например, В.И.Ленин - и добрый, и любит детей и Надежду Константиновну, и разговаривает с солдатами и делится с ними кипятком, и показывает пропуск в Кремль караульному, и устанавливает в Совнаркоме атмосферу демократичности и товарищества, ходит в потрёпанном пиджаке и такой же кепочке, доступен для народа, и весь народ его знает и искренне любит.

А то, что Владимир Ильич получал во время войны его Родины деньги от враждебных России иностранных государств для организации поражения России, мы совершенно не хотим замечать, хотя свидетельств этому предостаточно. Мы не хотим замечать, что на совести Владимира Ильича и развязанная им Гражданская война, разорившая Россию и уничтожившая многие миллионы её граждан, и государственное предательство Великой Победы в Первой мировой войне и многое, и многое из того, что можно назвать предательством и преступлением.

А Никита Сергеевич Хрущёв, который считается у нас добрым и душевным либералом и демократом, творцом «хрущёвской оттепели?» Он ездил в открытой машине (я сам был свидетелем во Мценске его проезда на юг в 1961 году), он ввёл коллегиальное руководство, он думал о том, как организовать сельское хозяйство и жить со всеми в мире. А то, что он, пытаясь обелить себя за многочисленное, инициированные им и подписанные им расстрельные списки невинных людей в бытность партийного руководителя Москвы и Украины, свалил всё на Сталина и Берию, то, что он фактически угробил только - только поднимающееся сельское хозяйство, лишив крестьян возможности иметь личный крупный домашний скот, то, что он начал новое ожесточённое гонение на Русскую Православную Церковь, мы знать не желаем, и ведать не ведаем.

А Леонид Ильич Брежнев - добрый и милый дедушка, наверное, самый добрый и самый милый из всех «дедушек», стоявших у руля Советского Союза, окруживший себя такими же добрыми и милыми старичками?  Не его ли доброта к бездельникам и неприятие необходимых экономических и политических реформ привело к власти нового демократа, нового демагога, нового агента Запада, «нового Ленина», нового предателя – М.С.Горбачёва, который, так же как и Ленин разорил великую державу?

Почему мы так по-доброму относимся к Ленину и Хрущеву, Брежневу и Горбачёву, и так зло осуждаем Сталина? Можно ли как-то систематизировать эту нелогичную доброту и эту нелогичную  ненависть? Думаю, что да. И Ленина, и Хрущева, и Брежнева, и Горбачёва объединяет одно - в период их деятельности и государство, и общество слабело, и в государственную идеологию вносились новые критические, часть лживые элементы, которые ослабляли традиционное русское народное единства, внедряли в народное сознание губительные греховные идеи: можно воровать и грабить, если имущество объявить  награбленным, можно бороться с Богом, объявив Церковь устаревшей и контрреволюционной, можно не работать и жить за счёт спекуляции нефтью и газом, лишив этих ресурсов будущие поколение, можно предать своих предков, своим потом и своей кровью создавших Русь Святую, заявив, что Советский Союз-это «Империя зла» и не защищать свою Родину, и приветствовать её насильственное расчленение.

Что оставили после себя такие уважаемые и часто любимые «передовой» общественностью деятели?

После В.И.Ленина: позорный Брестский мирный договор, который по своим положениям являлся капитуляцией - оккупация Германией Польши (тогда российской), Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Украины, Грузии; развязанная коммунистами Гражданская война, унёсшая миллионы жизней и лишившая Россию офицерского корпуса и интеллигенции, утрата многих территорий Российской Империи, антисоветские мятежи, голод, разруха, бандитизм, гонения и ограбление Церкви, советские концлагеря и организация ГУЛАГа.

После Н.С.Хрущёва: подрыв основ традиционного русского понимания власти, как патриархальной и богоданной - объявление о личных преступлениях И.В. Сталина и Л.П.Берии в стремлении уйти от личной ответственности и ответственности своих соратников за аналогичные не менее тяжёлые преступления, развал сельского хозяйства путём насильственного внедрения неродящей в средних и  высоких широтах кукурузы и всемерное ограничение крестьянам иметь свой личный крупный домашний скот, государственное  всестороннее гонение, гонение на уничтожение Русской Православной Церкви, гонение до стремления показать по телевизору «последнего попа», растрата огромных народных средств на освоение бесперспективных, с точки зрения эффективного сельского хозяйства, целинных и залежных земель Казахстана.

После Л.И.Брежнева: не реформированная уже почти 20 лет экономика с непропорционально большой долей военных заказов; разорённая и вымирающая деревня; бесперспективная афганская война; отсутствие понимания Русской Истории, и, как следствие этого - застой в политике, застой в экономике, застой в идеологии.

О властвовании предателей Горбачёва и Ельцина я скажу только одно - мне очень жалко по-детски доверчивый русский народ…

А вот что осталось нам после И.В.Сталина: Великая Победа Советского Союза во Второй мировой войне - разгром мировых агрессоров - нацистской Германии со своими союзниками на Западе и разгром Японии на Востоке, и как фундамент для этой Победы - коллективизация сельского хозяйства и индустриализация крестьянской и к тому же разорённой в Гражданской войне страны, проведённые практически за 10 лет; вхождение СССР в число самых могущественных стран мира, приобретение многочисленных союзников (до войны союзников было лишь двое - Тува и Монголия) создание в бывшей крестьянской стране всего за 4 года атомного оружия, а ещё через 4 года-первой в мире водородной бомбы - и тем самым обеспечение паритета сил США и дальнейшего мирного развития; начало космической программы, восстановление русских исторических традиций в армии и на флоте, науке и искусстве, фактический отказ от марксизма-ленинизма ради построения реального социализма в СССР; возврат всех утраченных при Ленине территорий Российской Империи (за исключением подконтрольных СССР Финляндии и Польши) и приобретение новых, жизненно необходимых для Святой Руси земель - Галиции и Карпатской Руси, возобновление Патриаршества на Руси и прекращение гонений на Церковь.

Великие, величайшие свершения! Свершения, которые оказались не по плечу многим Помазанникам Божиим - русским самодержавцам!  

И в то же время нам всё время повторяют о беззакониях, преступлениях, ответственности И.В.Сталина за всё зло на свете… Как же так? Как можно это объединить, как можно объяснить себе И.В. Сталина и его время? Почему наши сегодняшние явно лукавые «демократы» ополчились на его время, на его великие свершения? В чём тут лукавство?

И почему, характеризуя И.В.Сталина, надо всё время преувеличивать его отрицательные качества, его действительные преступления (хотя преступление-это вердикт суда, а суда над И.В.Сталиным не было), оценивать его деяния не спокойно с цифрами и фактами в руках, а не на уровне базарной истеричности.

Может быть, мы неправильно сравниваем, может быть в наших сравнениях заложена системная ошибка?

Может быть, моральные качества И.В.Сталина не надо сравнивать с моральными качествами святого преподобного Сергия Радонежского или святого преподобного Серафима Саровского?

У них разные задачи, у них разные окружения, у них разные служения.

Знаете, у меня за шестьдесят лет ожесточённой критики и ожесточённых нападок на И.В.Сталина почему-то сложилось к нему очень доброе отношение, которое противоречит тем красочным обвинениям журналистов и обывателей, которые мы слышим почти на каждом шагу…

В критике И.В.Сталина чувствуется какая-то ложь, какая-то недоговорённость, какая-то половинчатость, какая-то холуйская заказанность, какое-то психически ненормальное желание терзать давным-давно остывший труп.

У меня не было ненависти (к И.В.Сталину), когда у власти были коммунисты, у меня, тем более, не возникло ненависти, когда к власти пришли либерал-демократы.

А что есть? А есть скорбь, и есть глубочайшее уважение и восхищение моим предкам, которые в самых нечеловеческих условиях не оговорили ни себя, ни своих родных и друзей, не признали себя виновными в выдумках следователей и ушли из этой жизни спокойно и честно, как спокойно и честно жили на нашей земле. Ушли так, как ушёл Господь и Бог наш Иисус Христос, ради спасения человечества невинно распятый на кресте и молящийся за своих мучителей: «Отче, отпусти имъ: не видятъ бо что творятъ». (Лк.23.24)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАЧЕМ НАМ СТОЛЬКО ПРЕУВЕЛИЧЕНИЙ?

Александр Елесин

Когда нам говорят о преступлениях «сталинизма», то часто искусственно завышают число жертв, заранее объявляя всех осужденных невинными жертвами и явно прибегая ко лжи. Например, А.И.Солженицын в 1976г. в интервью испанскому телевидению заявил о 110млн. жертв. Во втором томе «Архипелага ГУЛАГ» мы встречаем уже другую цифру: «По подсчётам эмигрировавшего профессора статистики Курганова, это «сравнительно легкое» внутреннее подавление обошлось нам с начала Октябрьской революции и до 1953г. в «66 (шестьдесят шесть) миллионов человек».

«Глава правозащитного общества «Мемориал» Арсений Рогинский в интервью агентству «Интерфакс» от 29.10.2007г. говорил: «В масштабах всего Советского Союза жертвами политических репрессий считаются 12,5 млн. человек», здесь же историк добавляет: «В широком смысле репрессированными можно считать до 30млн.человек». В мае 2008года общество «Мемориал» выпустило компакт-диск «Жертвы политического террора в СССР», в котором собраны данные о 2млн.600тыс. репрессированных.

Историк РАН В.Земсков, выполнявший по поручению Политбюро ЦК КПСС в 1989 году работу по подсчёту реального количества жертв «сталинских» репрессий, с 1921 по 1953года определил количество осужденных по статье 58 УК «…около 4млн. человек. Из них около 800 тысяч были приговорены к расстрелу. Кроме того, мы предполагаем, что около 600тысяч умерли в тюрьме, так что общее число жертв достигает 1,4млн. человек».

Далее В. Земсков указывает: «В феврале 1954 года на имя Н.С.Хрущёва была подготовлена справка, подписанная Генеральным прокурором СССР Р.Руденко, министром внутренних дел СССР С.Кругловым и министром юстиции СССР К.Горшениным, в которой называлось число осужденных за контрреволюционные преступления за период с 1921г. по 1февраля 1954года. Всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3777380 человек, в том числе к высшей мере наказания 642980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 и ниже-2369220 человек, в ссылку и высылку-765180 человек».

То есть данные о репрессированных с 1921года по 1953г., собранные обществом «Мемориал» (около 2,6 млн. человек), историком В.Земсковым, выполнившим задание Политбюро ЦК КПСС от 1989г. (около 4млн. человек) и данные по записке Н.С.Хрущёва от февраля 1954г. (3777380 человек) приблизительно совпадают - надо говорить о приблизительно 4 миллионах человек, осужденных по 58 УК.   Но это же не 110 или 66 млн. человек, как у Солженицына А.И. и не 12,5 и «в широком смысле… 30 млн. человек», как у общества «Мемориал!».

4 миллиона осужденных – цифра огромная, цифра страшная, но врать-то зачем?

Или другой пример: утверждается, что все эти 4 млн. являются невинно осужденными, не отмечая, что ст.58УК предусматривалась ответственность не только за антисоветскую деятельность, но и за обычные антигосударственные, антиобщественные и экономические преступления: пункт 58-1-«Контрреволюционным признаётся всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению…основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции», или пункт 58-1а - «Измена Родине… шпионаж…, переход на сторону врага», или пункт 58-2-«Воружённое восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд…», или пункт 58-7-«Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы…»

Очень часто в стране, которая переходила от периода частного предпринимательства, от периода НЭПа, к государственной экономике по статье 58 пункт 1 и статье 58 пункт 7 осуждались действительные экономические преступления.

Если мысленно применить статью 58 пункт 7 к нынешнему времени, то, наверное, около 100% предпринимателей (уклонение от уплаты налогов, использование «чёрной» зарплаты), процентов 50 высокопоставленных чиновников и депутатов (вымогательство, «откатов», лоббирование антигосударственных сил), огромное число рабочих (получение «чёрной» зарплаты), врачей, преподавателей, контролеров (вымогательство платы за услуги, получение «подарков», «подношений», «благодарений») было бы справедливо осуждено.

А уж, наверное, всех сотрудников государственной автоинспекции, организовавших вооруженные банды на дорогах страны с целью получения взяток, можно было бы осудить поголовно, вызвав бурное ликование населения России.

Кроме того, надо отметить, что по статье 58 пункт 1а были осуждены власовцы и другие пособники немцев во время Великой Отечественной войны, и таких людей было очень много.  Только в составе гитлеровских войск служило в разных формированиях, начиная от частей СС и армейских боевых частей до тыловых вспомогательных служб вермахта, от 1 млн. до 1 млн. 200 тыс. советских граждан, многие из которых были ответственны за кровь наших не предавших Родину людей.

Или третий пример: господствующее в обществе утверждение, что все советские военнопленные после первичных допросов и заключения в фильтрационные спецлагеря НКВД для прохождения Государственной проверки, были осуждены на большие сроки заключения и отправленных в лагеря ГУЛАГа.

Уже упомянутый историк РАН В.Земсков уточняет, какие категории советских граждан попадали в советские фильтрационные лагеря НКВД:

«Спецконтингент, проходивший проверку и фильтрацию в спецлагерях, делился на три учетных группы;

1-я-военнопленные и окруженцы;

2-я-рядовые полицейские, деревенские старосты и другие гражданские лица подозреваемые изменческой деятельности;

3-я-гражданские лица (мужчины) призывных возрастов, проживавшие на территории, занятой противником.

С момента организации спецлагерей НКВД в конце 1941года и до 1 октября 1944года через них прошло 421 199 человек, в том числе 354 592 - по 1-й группе учета, 40 062-по 2-й и 26 545 - по 3-й».

Далее он подробно раскрывает дальнейшую судьбу этих 354592 советских военнопленных и окруженцев, прошедших Государственную проверку:

«Из этого числа проверено и передано:

а) в Красную Армию-24 9416чел., в том числе:

в воинские части через военкоматы-231 034 из них офицеров-27 042;

на формирование штурмовых батальонов – 16 163 из них офицеров-8 382;

б) в промышленность по постановлениям ГКО-30 749, в том числе офицеров-29;

 в) на формирование конвойных войск и охраны спецлагерей-5 924

3. Арестовано органами «Смерш»-11 556, из них агентов разведки и контрразведки противника-2 083, из них офицеров (по разным преступлениям - 1 284).

4.Убыло по разным причинам за всё время в госпитали, лазареты и умерло-5 347

5. Находятся в спецлагерях НКВД в проверке-51 601, в том числе офицеров-5 657.

Из 354 тысяч человек бывших военнопленных и окруженцев, подвергнутых проверке органами НКВД в фильтрационных спецлагерях за три года войны «были арестованы 11,5 тысяч человек, остальные успешно прошли проверку и были переданы РККА, в промышленность и даже в конвойные войска НКВД».

Итак, были осуждены безвинно, возможно без вины пострадали и многие из них, но это ведь не все 354 тысячи человек, подвергшихся проверке, как пытаются нас убедить наши лукавые «правозащитники». Да, проверка, безусловно, была обидна, да, проверка, наверное, была унизительна, но…, наверное, в условиях военного времени, так было надо.

Ложь, рождаемая при игнорировании фактических документов порождает ложь и в художественных произведениях.

Например, по телевидению в преддверии Дня Победы часто  показывается художественный фильм «Последний бой майора Пугачева», оснований на колымских рассказах Варлама Шаламова.

Интернет-сайт так описывает действия фильма:

«События происходят в 1944-1946 годах. Главный герой майор Пугачев - бесстрашно сражался за Родину, был тяжело ранен, попал в немецкий плен, но смог бежать. Майор добрался до своих. Там, после попыток и допросов, был объявлен врагом народа и сослан на Колыму… Побои, унижения, тяжкий бессмысленный труд, разгул блатных, отнимающих у обессиленных заключенных последнюю пайку, проигрывающих в карты чужие жизни. Пугачев не может смириться с происходящим. И вновь решает вместе с группой товарищей-фронтовиков бежать. Если им предстоит умереть, то они умрут свободными людьми».

Фильм красочно рассказывает о пытках, которым подвергают майора Пугачева офицеры НКВД, чтобы он оговорил себя, хотя у В.Т.Шаламова этого нет. Фильм рассказывает о безвинном советском патриоте, выступившем в последний бой за правду против сталинских сатрапов.

Этот, описанный В.Шаламовым, исключительный случай с массовым побегом 12 заключенных действительно имел место.

Магаданский журналист и писатель, несколько лет занимавшийся историей Колымских лагерей, А.М.Бирюков нашел документальное подтверждение этому рассказу.

В постановлении о возбуждении уголовного дела по факту побега 12заключенных, которые приводят А.М.Бирюков, говорится: «В ночь на 26 июля 1948г. группа каторжников: Тонконогов Н.Н., Худенко В.М., Пуст Ф.С., Гой И.Ф., Демьянюк Д.В., Клюк Д.А., Янцевич М.У., Бережницкий О.Н., Савва М.М., Игошин А.Ф.,Солдатов Н.А., Маринив С.В.,  совершили групповое нападение на вооруженную охрану лаг.пункта №3 ОЛП Н. Ат-Урях и убили: ст. надзирателя Васильева, дежурного по взводу Рогова, дежурного по вахте Перегудова, связали жену Перегудова Сироткину, проводника служебных собак Грызункина, забрав 7автоматов, 1пулемёт ручной, винтовки, револьверы, патроны свыше 1000 штук и скрылись».

Факты, приведенные в уголовном деле, практически полностью совпадают с описанием побега В.Шаламова, за исключением фамилий, которые автор либо не знал, либо изменил, либо забыл за давностью лет.

Интересно, как характеризуется наш почти что «Герой Советского Союза» «майор Пугачев», а в действительности – Тонконогов И.Н. в материалах уголовного дела, приведенных А.М.Бирюковым.

«Тонконогов Иван Николаевич (по другим документам Никитович), 1920г.р., уроженец г. Лебедин Сумской области, украинец, из рабочих, образование начальное, по профессии-фотограф, в предвоенные годы был дважды судим: в 1936г. по ст.70 УК УССР (хулиганство) на 2 года и в 1938году по ст.33 УК УССР (как СОЭ) на 3года.

 Подсудимый Тонконогов, оставшись проживать на территории, которую временно захватил противник, добровольно поступил на службу в немецкие карательные органы в полицию и работал с апреля месяца 1942года по август 1942года инспектором гор полиции, адъютантом начальника  полиции, а затем был назначен на должность начальника полиции села Будылки.

Работая на указанных должностях, Тонконогов проводил аресты советских граждан, так: им летом 1942 годабыл произведен арест семьи Костьяненко за связь с партизанским отрядом. При аресте Костьяненко и его жены -Костьяненко Марии, Тонконогов лично сам жестоко избивал обоих…  В августе 1942года, был произведен арест 20 человек женщин, которых заключил под стражу… Неоднократно производил допросы советских граждан, при этом издевался и избивал их и угрожал расстрелом. Так, в апреле месяце 1942 года, допрашивал неизвестного советского гражданина, вместе с немцами выводил его на расстрел. В июле 1942года избил шомполом неизвестную гражданку, обратившуюся к нему по поводу отобранных у неё рыболовных сетей».

Вот таким в действительности предстает перед нами «героический майор Пугачев» - обычный предатель Родины, вполне заслуживающий виселицы на месте ареста, а акт ссылки его Советской властью в концлагерь выглядит, скорее, актом гуманизма, нежели жестокости.
     Глядя на фамилии других мятежников из группы «майора Пугачева» - Худенко, Пуст, Гой, Демьянюк, Клюк, Янцевич, Бережницкий, Савва, Маринив, невольно связываешь их с Украиной, невольно вспоминаешь белорусскую деревню Хатынь, будто бы уничтоженную немцами, а самом деле солдатами из роты под командованием хорунжего В.Мелешко 118-го украинского батальона вспомогательной полиции, невольно вспоминаешь тот печальный факт, что когда 28апреля 1943года был объявлен гитлеровскими нацистами набор добровольцев в дивизию СС «Галичина» на  призыв откликнулось  «не менее 70 000молодых галичан»…

Скорее всего, эти заключенные так же, как и «майор Пугачев», были активными противниками нашей Родины, и так же с оружием в руках пытались добиться её военного поражения.

И многие, и многие другие обвинения И.В.Сталина часто являются искусственно гипертрофированными. Например, история с переселением репрессированных народов, которая тоже вменяется И.В.Сталину в преступление.

Я не буду говорить о массовом предательстве и сотрудничестве с врагом чеченцев и крымских татар, чтобы не обострять и без того напряженные  сегодняшние отношения, скажу только о вполне добрых и благожелательных сегодня калмыках.

В сентябре 1942 года в оккупированной немцами Элисте был сформирован калмыцкий кавалерийский эскадрон.

«…После того, как калмыки зарекомендовали себя как хорошие разведчики и храбрые бойцы, опыт создания калмыцких частей был продолжен. К ноябрю 1942 года на стороне немцев в калмыцких степях сражалось уже 4 эскадрона калмыков, а к началу немецкого отступления число их выросло до десяти».

После отступления немцев из Калмыкии в августе 1943г.был сформирован калмыцкий «…кавалерийский корпус… общей численностью до 5 тысяч сабель. В составе корпуса имелось 4 дивизиона  по 5 эскадронов в каждом. Кроме того, 5 эскадронов действовали на территории Калмыкии в Советском тылу в качестве диверсионных отрядов».

Представляете, в маленькой Калмыкии, в тылу истекающей кровью Красной Армии, сражаются за Гитлера 5 эскадронов калмыцких партизан, поддерживаемых населением!

Думаю, что любое европейское правительство в условиях жесточайшей войны на уничтожение ответило бы на такое массовое предательство своих граждан геноцидом, но … И.В.Сталин ответил только переселением.

Для сравнения можно привести действия великого американца и демократа Ф.Д.Рузвельта: «…19 февраля 1942года Ф.Д.Рузвельт подписал чрезвычайный указ, согласно которому все проживающие на территории США этнические японцы (120 тысяч человек) были помещены в десять специально созданных концентрационных лагерей, откуда были освобождены лишь в 1946-1947 годах и отправлены, как выразились бы у нас, «на спец поселение». «Особый правовой статус» был снят с них лишь в 1952году».

Но США вели войну не за  возможность жизни американского народа, не за свою землю, не на своей территории, а за тридевять земель в тридесятом  царстве - в западной части Тихого океана - в Индонезии и на Филиппинах-лишь за свои экономические интересы, и тем не менее такая жестокость к своим добропорядочным гражданам!

 

 

 

 

 

 

 

ЕЛЕНА БЛАВАТСКАЯ – ЗАГАДКА ВЕКА.

 

Одной  из самых  загадочных фигур Х1Х века России, да и не только России, была Елена Петровна Блаватская, урожденная Ган. Вкратце расскажем о ее жизни, трудах и деятельности. 

Ее отцом был полковник артиллерии Петр Алексеевич Ган, мать – Елена Андреевна Фадеева, писательница, происходила из князей Долгоруких рода Рюриковичей.  Деда Елены Андрея Михайловича Фадеева император Николай 1 назначил саратовским губернатором.

Елена Ган родилась  в августе 1831года в Екатеринославе (Днепропетровск), где служил ее отец, и имелось имение Фадеевых.   Военная служба не позволяла полковнику Гану засиживаться на одном месте и в детстве Елена побывала во многих городах Российской империи, а став «взрослой», поколесила по странам мира: Европа –  Франция, Англия, Италия; США и Индия.

Она себя называла избранницей «великого духовного начала», ученицей (челой) тибетских махатм (учителей), «хранителей сокровенных знаний». И надо сказать – Елена была прилежной ученицей и постигла многое непостижимое для простого смертного.

А началось все с детства. Любимым местом Елены в доме деда, саратовского губернатора, была обширная библиотека, доставшаяся бабушке Елене Андреевны от своего отца князя Долгорукова, видного масона. Особое внимание Елена уделяла книгам по оккультизму. Масоны, как известно, занимались оккультизмом, спиритизмом и другими тайными знаниями.

Дом деда Елены в Саратове посещал историк Н.И.Костомаров, который поражался необыкновенными способностями  Елены. Она получила прекрасное домашнее образование, хотя в гимназии училась довольно посредственно. Она владела несколькими иностранными языками, была талантливой пианисткой (давала уроки музыки в трудные периоды своей жизни), художницей, великолепной наездницей.

Она рассказывала своим родным, что видит различные существа, слышит загадочные и красивые звуки. Часто упоминала о важном и благородном индусе, которого видела как во сне, так и наяву. Это хранитель, который потом убережет ее от многих бед. Как выяснилось впоследствии, этот индус – Махатма Мория, но об этом рассказ ниже.

Сергей Юльевич Витте, двоюродный брат Елены, писал: «Судя по самым ранним ее воспоминаниям, она иногда видела около себя своего покровителя. С раннего детства этот образ господствовал в ее воображении. Он был всегда одним и тем же, черты его никогда не менялись; настало время, когда она повстречала его в образе живого человека (Мория) и мгновенно узнала его, словно при нем выросла».

В 1847 году А.М.Фадеева назначили членом Совета Главного управления Кавказского наместника и управляющим экспедицией государственных имуществ Закавказского края. В Тифлисе Фадеев купил дом у вдовы князя А.Чавчавадзе. Чавчавадзе – известная княжеская фамилия в Грузии. Нина Чавчавадзе была женой А.С.Грибоедова. В начале 2000-х годов ведущим сотрудником Музея восточных культур в Москве работала Нина Чавчавадзе.

В доме у Фадеева  бывал губернатор Тифлиса С.Н.Ермолов – родственник А.П.Ермолова, покорителя Кавказа. Жена губернатора Мария Григорьевна писала: «Одновременно с Фадеевыми в Тифлисе жил родственник наместника Кавказа князь Голицын, который часто бывал у Фадеевых и сильно интересовался оригинальной молодой девушкой (Еленой)». Именно благодаря Голицыну, который был масоном, не то магом и прорицателем, Елена попыталась войти в сношение с мудрецами Востока, куда направлялся князь Голицын.

В Тифлисе Елена зимой 1848 года была помолвлена с губернатором Эривани Н.В.Блаватским, который был на много старше Елены. В июле1848 года состоялось венчание, и Елена Ган стала Блаватской. Однако «счастье недолго продолжалось» - через 3 месяца Елена сбежала от мужа в Одессу (там были родственники), а из нее в Константинополь. Так начался долгий путь странствий Елены Блаватской.

В Костантинополе Елена работала наездницей в цирке, сломала руку. Из Константинополя Блаватская уехала в Лондон, где играла в драмтеатре. Прочитав роман Э.Литтона «Последние дни Помпеи», в котором описывался культ Изиды в Египте – богини плодородия, воды, ветра, волшебства, охранительницы умерших, Блаватская едет в Египет, страну пирамид, древних культов и знаний, надеясь приобщиться к ним и познать. Свои впечатления от Египта она потом выразила в книге «Разоблаченная Изида».

Из Египта Блаватская вернулась в Европу. В 1851 году в лондонском Гайд-Парке она встретилась с индусом раджпутом Морией (высшая каста-сословие Индии), которого раньше видела в своих снах. В беседе с Блаватской Мория сказал, что ему требуется ее участие в работе, которою он намеревается предпринять и ей придется 3 года провести в Тибете, чтобы подготовиться этой важной задаче. Мория жил в Тибете в монастыре Ташилунхппо  рядом с Шигадзе, где имел школу сторонников своего учения.

Из Англии Блаватская направилась в Канаду, потом в Мексику, из нее  в Центральную и Южную Америку. В 1852 году Блаватская впервые попала в Индию. Она получала письма с указанием маршрутов и  следовала по ним. Письма шли от Мориа, но  она его не видела ни разу. В 1853 году Блаватской удалось проникнуть в Тибет, где под руководством Мориа прошла обучение. В Тибете Блаватская провела 7 лет, изучая оккультизм.

С 1860 по 1863 год Блаватская находилась в России у родных в Одессе и в Тифлисе. С 1863 года она снова в «дальнем плавании». Посетила Балканы, Сирию, Египет, Италию. На Апеннинах она побывала в Венеции, Флоренции и в Монтане. В 1867 году Блаватская вместе с другими волонтерами из России в рядах гарибальдийцев участвовала в походе Гарибальди на Рим, который он пытался освободить от власти пап. В битве при Монтане Елена была ранена.

Оправившись от ранения, Блаватская направилась в Константинополь, а оттуда снова в Индию и Тибет. На вопрос, зачем ей нужен Тибет, Елена отвечала, объясняя причину поездки и особенности условий постижения знаний, заложенных  в древних учениях: «Действительно, незачем ехать в Индию или Тибет, дабы обнаружить какие-то знания и силы «что таятся в каждой человеческой душе», но приобретение высшего знания и силы требуют не только многих лет напряженнейшего изучения под руководством более высокого разума, вместе с решимостью, которую не может поколебать никакая опасность, но и стольких же лет относительного уединения в общении лишь с учениками,  преследующими ту же цель, и в таком месте, где сама природа сохраняет совершенный и не нарушаемый покой, если не молчание! Где воздух на сотни  миль вокруг не отравлен миазмами, где атмосфера и человеческий магнетизм совершенно чисты – где никогда не проливается кровь животных»

Писательница Вера Петровна Желиховская, сестра Блаватской, подтверждает тот факт, что Елена была в Тибете: «Достоверно, что она была в Лхасе, столице Тибета и в главном его религиозном центре Чикадзе (Шикадзе) и на Карокорумских горах в Куэньлуне. Ее живые рассказы мне много раз это доказывали».

То же самое сама Елена подтверждает своими рассказами в документальном труде «Из пещер и дебрей Индостана». В Тибете Блаватская провела время в доме своего второго Учителя Кут Хуми друга и сподвижника Мориа. С помощью Учителя Елена получила доступ в ламаистские монастыри, недоступные европейцам. 2 октября 1881 года в одном из писем Блаватская писала, что дом Учителя К.Х. «находится в области гор Карокорум, за Ладаком, который в малом Тибете и относится сейчас к Кашмиру». Именно в это время, она по ее словам, «прошла посвящение в оккультные мистерии»

Лама Кази Дава Самдуп полагал, что «она хорошо была знакома с высочайшим ламаистским учением, для чего ей потребовалось получить посвящение».

Буддолог Гунапала Мааласекара, основатель и президент Всемирного братства буддистов, писал о Блаватской: «Не подлежит сомнению  ее знакомство с тибетским буддизмом, а также с изотерическими буддийскими  практиками». Японский философ и буддист Дайсэцзу Судзуки считал: «Несомненно, что г-жа Блаватская каким-то образом была посвящена в более высокое положение учения Махаяны» (одно из направлений буддизма, т.н. северного буддизма).

Учителя Блаватской Мория и Кут Хуми были не простые монахи-буддисты, а более осведомленные (посвященные) личности – представители высшего класса «Великого Белого Братства», которое управляет развитием человечества. Елена Блаватская была выбрана этими представителями древних знаний для передачи людям Запада некоторых истин. Она узнала что-то о древних секретах и постигла на практике парапсихические способности под руководством Мории и Кут Хуми. Курс включал телепатию, ясновидение материализацию объектов, что впоследствии Блаватская и демонстрировала.

Бллаватскаяя также изучила язык сензар (санстрит), который является языком всех «высоких адептов». На санскрите была  написана «Книга Дзян», содержание которой строго скрывалось, а Блаватская ее изучила. В своей книге «Тайная доктрина» Елена излагала свой взгляд на ряд  спорных вопросов в науке того времени – от природы сознания, мышления до описания тайных обществ и разумных рас, которые населяли планету Земля.

Концепция Блаватской состояла в вере в существование универсальных принципов, которые легли в основу всех мировых религий. В конечном счете все религии падут и наступит возврат к первоначальной истине. Ближе всего к ней герметизм – древняя религия, основанная на учении Гермеса Тримесегиста (см. рисунок), давшая теоретическое основание философии магов и оккультистов.

Елена Блаватская исповедовала веру о братстве всех людей, независимо от цвета кожи, расы или вероисповедования: «все мы несем в себе «ядро божественности» и все мы между собой связаны»

Одним из элементов верований Блаватской стала «Хроники Акаши» - нефизическая совокупность всех сведений о космосе, доступ к которым может получить лишь высоко духовный человек. По Блаватской все во Вселенной развивается циклически (так оно и есть). Как учит «Книга Дзян»: если что-то было камнем, то в очередном цикле оно станет человеком. Целью воплощений является улучшение себя. Со временем душа начинает понимать принципы, которые управляют Вселенной, и становятся существом, подобным ангелам, которые живут в другом измерении. Блаватская признавала, что после достижения определенного уровня самосознания человек может разблокировать у себя память о прошлых жизнях.

Взгляды  Блаватской были связаны с «забытой историей» человечества: «Открытия современной науки не противоречат старейшим традициям, которые указывают на то, что наша раса является чрезвычайно возрастной, перед человеком на Земле существовало много других разумных видов, часто более совершенных, чем современный человек. Это были коренные расы, мы из которых пятая. Их должно быть семь. Шестая раса должна появиться в 28 веке (т.е через 700 лет от нашего времени)». Блаватская утверждала, что на Земле еще можно найти живых представителей более ранних рас («подземная страна Агарта»). Четвертая раса, наша предшественница, появилась 4,5 миллиона  лет назад в Африке. Эти люди высокого роста заселили потом Атлантиду и развили передовые технологии. Представители этой расы обладали парапсихическими способностями. Предшественником пятой расы был человек, которого индусы называют Ману. На протяжении тысячелетий развивались в ней разные подгруппы людей от индийцев до славян и немцев. В «Тайной доктрине» Блаватская пишет об «учителе пятого человечества», о «змеях, которые снова спустились (на землю), заключили мир с пятыми и инструктировали их». Память об этом сохранилась в мифах и легендах многих народов.

Из Тибета Блаватсккая через Бижний Восток попала в Каир и там началась ее проповедческая, просветительская деятельность. В Каире она основала общество по исследованию и изучению психических явлений.

Из Каира в 1872 году Блаватская вернулась в Одессу, где были ее родственники. С.Ю.Витте писал о ее пребывании в Одессе: «поселившись в Одессе, она довольно часто заходила к моей матери. Когда я познакомился с ней поближе, то был поражен ее громаднейшим талантом все схватывать самым быстрым образом. Многократно, на моих глазах, она писала длиннейшие письма стихами своим знакомым и родным. Она была очень незлобивым, добрым человеком. Она  обладала такими громадными голубыми глазами, каких я никогда в жизни ни у кого не видел»

Далее С.Витте вспоминал: «Помню ее (Блаватскую) в то время, когда приехала она в Тифлис…Лицо ее было чрезвычайно выразительно; видно было, что она была прежде красива…Я помню, как  нам каждый вечер на сеансы спиритизма собиралось тифлисское общество: граф Воронцов-Дашков, оба графа Орловы-Давыдовы, Перфильев и др…Однажды при мне по желанию одного из присутствовавших в другой комнате начало играть фортепиано, совсем закрытое и никто в то время у фортепиано не стоял…». Витте продолжает свой рассказ о хоть и двоюродной, но сестре, которую он хорошо знал: «Я помню, когда я познакомился в Москве с Катковым, он заговорил о Блаватской, которую он лично не знал, но перед которой преклонялся, почитая ее совершенно выдающимся человеком. В то время в его журнале «Русский вестник» печатались рассказы Блаватской «В дебрях Индостана»… Я высказал свое мнение, что несомненно в ней был какой-то сверх естественный  талант…Она могла писать целые листы стихами, которые лились как музыка…Она писала с легкостью всевозможные статьи на самые серьезные темы, совсем не зная основательно того предмета, о котором писала; могла, смотря в глаза, говорить и рассказывать необыкновенные   вещи с таким убеждением, с каким говорит только те лица, которые никогда кроме правды ничего не говорят…Рассказывая небывалые вещи, она, по-видимому, сама была уверена  в том,  что то о чем она  говорила, действительно  было, поэтому я не могу не сказать, что в ней было что-то демоническое, было в ней что-то чертовское, хотя она была очень незлобивый, добрый человек…Когда она начинала что-то рассказывать, то ее глаза страшно  искрились, и меня поэтому не удивляет, что она имела громадное влияние на многих людей, склонных к мистицизму, ко всему необыкновенному».

Но людей, «склонных  к мистицизму», единицы, а Елену Блаватскую слушали, верили ей и шли за ней тысячи и тысячи самых разных  людей, разных верований и интеллектуального развития.    

В декабре 1872 года Елена Блаватская из Одессы направила письмо в 3-е отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии (орган надзора и сыска – разведка) письмо с предложением об употреблении ее способностей для служения России за границей. Она писала:  «Если в продолжении  месяца я не получу никаких сведений,  то уеду во Францию». Ее предложение интереса у тайной полиции не вызвало, и Блаватская в апреле 1873 года уехала в Бухарест, а оттуда в Париж, где остановилась у своего двоюродного брата Николая  Гана.

Из Парижа Блаватская направилась в США, где познакомилась с американским полковником, спиритом, Генри Олкоттом, который вместе с Блаватской стал создателем Теософского общества.

Теософия: 1) всякое мистическое учение, претендующее на раскрытие особых «божественных тайн»; 2) мистическая доктрина Блаватской – эклетическое соединение мистики буддизма и др. восточных учений с элементами оккультизма и неортодоксального христианства

В июле 1878 года Блаватская получила американское гражданство

В феврале 1879 года Блаватская и Олкотт в составе группы из 5 членов Теософского общества прибыли в Бомбей и из него отправились в экспедицию по Индии. Эту экспедицию подробно, живо и образно Елена Петровна описала в книге «Из пещер и дебрей Индостана». Поражает ее тонкое чувство природы и экзотики Индии, характера разных людей, разделенных на касты, владычество англичан, их высокомерие, граничащее с презрением в отношениях с народом Индии 

Проводником, гидом и ангелом-хранителем экспедиции в экстремальных случаях был раджпут, раджайог Такур-Гулаб-Лал-Синг (крайний слева), посвященный гуру. Эта экспедиция длилась 7 лет. Главы из книги были напечатаны в газете «Московские ведомости». Публикация вызвала  огромный интерес у российской общественности. Редактор «Ведомостей» известный публицист и издатель М.Н.Катков газетные публикации издал отдельным приложением к журналу «Русский вестник».

А.Н.Сенкевич писал, что индийские путевые очерки, в которых Блаватская демонстрирует завидную эрудицию и живость ума, имели в России ошеломительный успех. «В определенном смысле ее книга – страноведческая энциклопедия и по сей день не потеряла своего научного значения. Стремление раскрыть Индию «изнутри», через людей, с которыми свела судьба Блаватскую, придает книге по сравнению с обычными путевыми очерками, особый, совершенно новый характер психологического документа, отражающего многие грани индийского духовного мира, специфику жизни традиционного индийского общества».

В 1882 году в Адьяре под Мадрасом Блаватская и Олкотт создали штаб-квартиру Теософского общества. В 1884 году английские СМИ в Индии обвинили Блаватскую в шарлатанстве и открыли против нее грязную кампанию, полную клеветы. В связи с этим и с ухудшением здоровья Елена Петровна покинула Индию.

С 1885 года и до конца своей жизни Елена Петровна в Германии, Бельгии и в Лондоне. Занималась изданием своей трехтомной «Тайной доктрины». В это же время ею написаны такие фундаментальные работы, как «Голос безмолвия» и «Ключ к теософии».

В мае 1891 года Британию накрыла волна эпидемии гриппа, Елена Петровна заболела гриппом и скончалась. Тело ее кремировали, а пепел разделили между центрами теософии в Лондоне, Нью-Йорке и Адьяре (Индия).

 Труды Елены Блаватской.

В 1877 году вышел первый труд Блаватской «Разоблаченная Изида», в котором она выступила с критикой современной науки и религии. Тираж в тысячу экземпляров был распродан за 10 дней. Труд вызвал противоречивые толки. Газета «Нью-Йорк геральд» заявила, что книга «является одним из замечательных творений века». В.П.Желихоская (сестра Блаватской) в своей книге «Радда-Бай» правда о Блаватской» писала: «Первый ее капитальный труд «Разоблаченная Изида» вызвал сотни лестных отзывов в американской, а позже и в европейской прессе». Архиепископ Айвазовский (брат знаменитого художника) писал Желиховской: «Выше феномена появления такого сочинения из-под пера женщины и быть не может»

Но были и другие отклики в тех же американских газетах. Так газета «Республика» назвала книгу Блаватской «большим блюдом объедков» ; другая  - «выброшенным мусором», «Нью-Йорк Трибун» писала: «Знания Е.П.Блаватской грубы и не проверены, ее невразумительный пересказ брахманизма и буддизма скорее основан на предположениях, чем на информированности автора». Это о посвященном человеке,  которому были открыты самые сокровенные древние тайны и учения!

Американцев можно понять в их желании облить грязью все русское, не вдаваясь глубоко в суть дела. Михаил Задорнов очень точно выразился об американцах в одной из своих  передач: «Они же дураки, они же ничего не понимают»

В Философском словаре о Блаватской сказано: «Учение Блаватской – теософия, ставило целью спасти от извращения архаические истины, являющиеся основой всех религий, раскрыть их единую основу, указать человечеству его законное место  во Вселенной. В учении отрицалось существование антроморфного бога-творца и утверждалась вера в универсальный божественный принцип – Абсолют, вера в то, что Вселенная разворачивается сама, из своей собственной сущности, не будучи сотворенной…Блаватская называет себя не творцом системы, а проводником Высших Сил, хранителем сокровенных знаний Учителей, Махатм, от которых она получила все теософские истины».

«Тайнаяя доктрина». Этот трехтомный труд Е.П.Блаватской вышел в 1888 году и привлек внимание всего мирового сообщества. «Тайную доктрину», несмотря на критику, читали и перечитывали все выдающиеся умы мира.

Махатма Ганди, лидер национально-освободительного движения  Индии, признавал, что для него была большая честь даже прикоснуться к одежде Елены Блаватской.

В 20-х годах прошлого века «Тайная доктрина» попала в руки Гитлера, и из нее он узнал, что немецкий народ является наследником арийцев (забывая – после славян), имеющим право устанавливать новые порядки в мире.

 

Оценка деятельности Блаватской научной общественностью.

Блаватская утверждала, что ее предназначение состоит в том, что бросив вызов сложившимся представлениям, предложить эзотерическое видение действительности, основанное на приоритете чистых и беспромкомиссных духовных ценностей и подлинности всех чувственных и мистических форм знания и опыта. Несмотря на цинизм критиков, она все время утверждала, что ее побуждения – альтруистические и ее работа должна принести пользу человечеству.

Итак, кто и что о ней.

«Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей великой соотечественницы и знаю, что в будущей России имя ее будет поставлено на должную высоту почтения. Елена Петровна Блаватская, истинно, наша национальная гордость. Великая мученица за Свет и Истину. Вечная слава ей»  - Е.И.Рерих, русский религиозный философ.

«Чтобы критики не говорили в адрес мадам Блаватской или полковника Олкотта, или доктора Базант ( в «Пещерах Индостана» Е.Блаватская указывает ее под буквой Б) их вклад в развитие гуманизма всегда будет оставаться крайне ценным» - Махатма Ганди.

«Чем больше справедливых и добрых слов будет сказано о великой русской женщине, тем это сейчас необходимее. Еще недавно мы слышали, что некоторые люди книг не читают и в то же время со злорадством и несправедливостью невежества высказываются о том, что они не знают и не хотят знать. Печально, что некоторые  люди желают бороться, только вовсе не там, где их борьба нужна

Елена Ивановна (Рерих) убеждена, что на Родине (в России) будет  Институт имени Е.П.Б. (Блаватской) – Николай Рерих, художник, путешественник по Индии и Тибету.

Лев Николаевич Толстой. Один экземпляр книги «Голос безмолвия. Семь врат. Два пути» Блаватская подарила Л.Тостому с подписью «Графу Льву Николаевичу Толстому – «одному из немногих» от автора – Е.Блаватская.

На письмо П.Лаврова об отношении Толстого к книге Блаватской «Голос безмолвия…» Лев Николаевич ответил: «Книги известные. В них много хорошего, нехорошо только то, что они говорят о том, чего не дано знать человеку».

Изречения из книги, подаренной Блаватской, Толстой использовал в своих книгах: «Мысли мудрых людей», «На каждый день», «Круг чтения», «Путь жизни». В дневнике Лев Николаевич писал: «Читаю прекрасный теософский журнал, много общего с моим пониманием»

Композитор А.Н.Скрябин увлекся теософскими идеями и уважительно относился к Е.П.Блаватской. Он внимательно перечитывал «Тайную доктрину», подчеркивая наиболее значимые места. Л.Сабанеев в книге «Воспоминания о Скрябине» писал, что «Тайная доктрина» и журнал «Вестник теософии» постоянно лежали на рабочем столе Скрябина. Он верил Блаватской, как ребенок верит родителям. Блаватская была для него большим священным авторитетом, чем Евангелие. В присутствии Скрябина против Блаватской  спорить уже было нельзя».

В 1989 году в ознаменование столетия выхода книги «Голос безмолвия» было выпущено юбилейное издание, предисловие к которому написал Далай-лама Х1V: «Я думаю, что эта книга оказала самое сильное влияние  на многих людей, которые искренне ищут и стремятся приобщиться к мудрости  и состраданию Пути Бодхивасаттвы. Я от всей души приветствую это юбилейное издание и выражаю надежду, что оно поможет еще очень многим». На официальной встрече Далай-лама сказал, что буддийские богословы высоко ценят труды Е.П.Блаватской.

Память. 1991 год был объявлен ЮНЕСКО «Годом Елены Блаватской».                                     8 мая 1991 года в Колонном зале Дома Союзов в Москве было отмечено 100-летие со дня смерти Елены Блавтской.

В Днепропетровск (ныне г.Днепр) в бывшей усадьбе Фадеевых в 1990 году создан Музейный центр Е.П.Блаватской. В Днепре в 2016 году одна из улиц  именем Елены Блаватской.

В.Н.Кочетов, член СЖР, член РГО,                                                                                                                                    член Военного научного общества им.М.В.Фрунзе,  с.н.с.                                                                                        

 

ЛИТЕРАТУРА:

1.Е.П.Блаватская «Из пещер и дебрей Индостана», М, журнал «Подъем» №№10-12, 1989; №№1-9, 1990

2.Философский словарь, М, «Политическая литература», 1981

3.Советский энциклопедический словарь, М, «Советская энциклопедия»,1984

4.Википедия «Блаватская Е.П.»

5.Елена Блаватская: Запрещенная история и тайные общества»

6.В.Кочетов  «Загадка легендарной Шамбалы. Наука и оккультизм», М, изд. РОО «Объединение журналистов казачества», 2017                                                                                                                                                      

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НАШЕСТВИЕ ТОХТАМЫША

Александр Елесин

Нашествие Тохтамыша - наверное, самое загадочное явление в Русской Истории.
Мы уже говорили, что герои Куликова Поля князья - Дмитрий Иванович Донской и Владимир Андреевич Храбрый не предприняли никаких действий в защиту неприступного для татар, пришедших изгоном и поэтому не имевших осадной техники, каменного московского кремля и удалились от Москвы - Дмитрий Иванович, бросив вышедшую в поход армию, и даже бросив семью в Москве, бежал в Кострому, а Владимир Андреевич безучастно стоял с другой армией у нынешнего Волокамска.

И почему-то московскую оборону возглавил литовский князь Остей.

И почему-то о москвичах, оставшихся в городе, летописец пишет подчёркнуто-уничижительно: и пьяницы, и грабители, и глупцы - взяли да и открыли ворота татарам, как будто за 140 лет татарского ига не узнали татарских обычаев - всякие переговоры о мире татары прекращают после первой выпущенной стрелы, после первой пролитой крови.

И почему «тое же осени приеха посол на Москву къ князю Дмитрию от Тохтамыша, именем Карач, яже о миру?»

И самый главный вопрос: почему же состоялось нашествие, что явилось его причиной - ведь никаких враждебных действий против Тохтамыша князь Дмитрий Иванович Донской не предпринимал, исправно выплачивал дань, что же сделано врагами вчерашних союзников и победителей Мамая?

Летописец об этом не сообщает и представляет некий средневековый детектив, в котором очень явно угадывается рука редактора, который, излогая очевидные факты, старается вложить в них иной смысл, предложить им свою трактовку, представляя Дмитрия Ивановича незаслуженно обиженным человеком.

Впервые на это обратили внимание Александр Владимирович Быков и Ольга Владимировна Кузьмина.

Попробуем вслед  за ними, на основании наших знаний о Руси Литовской и о Московской Руси, об Орде того времени, критически прочитать летописца, размышляя и дополняя указанных авторов.

Итак, приведём изложенные в летописи факты:

- нападение Тохтамыша было ничем не спровоцировано со стороны Москвы;

- Тохтамыш шёл тайно, не подавая вестей, но князь суздальский Дмитрий Константинович об этом знал и послал к Тохтамышу своих сыновей - Василия и Семёна; но князь Рязанский Олег Иванович вышел его встречать к границе своего княжества; но князь Московский успел собрать войско и выйти в поход;

- в  походе князь Дмитрий Иванович, вместо того, чтобы готовить армию и собирать новые полки к бою, «нача думу думати…с прочими князьми русскими, и с воеводами, и с думци, и с вельможи, с бояры старъйшими, и всячески гадавше. И обрътеся в князех розность, и не хотяху пособляти друг другу…

… И то познав, и разумевъ, и разсмотръвъ благовеърный быть в недоумънии и в размышлении велицъ, и убояси стати в лице противу самого царя. И не ста на бой противу его, и не подъя руки на царя, но поеха…вборз; на Кострому», даже бросив на произвол судьбы в Москве свою жену и детей, которые впоследствии были ограблены;

-«А на Москвъ бысть замятня велика и мятеж велик зъло… И створиша въче, позвониша въ вея колоколы;…и всташа въчем народи мятежници…хотящих изити из града, но токмо не пущаху вонъ из града, но и грабяху…»

- « …И потом приеха к нимъ въ град нъкоторый князь литовский, именемъ Остъй, внук Олгердов. И тъй окръпив народы, и мятеж градный укротивъ, и затворился с ними в градъ в осад; с множествомъ народа, с тъмы, елико осталося гражан, и елико бъжан. Збъжалося с волостей и елико от инъх градов и от странъ. Приключишася в то время бояре, сурожане, суконники, и прочии купцы, архимадрити и игумени, протопопы, прозвитеры, дьяконы, чернъци, и всякъ възрастъ - мужскъ пол и женскъ, и съ младенци»;

-« А сила татарская прииде мъсяца августа 23 в понедельник. И приехавши не вси плъци к граду, нъаша кличюще въпришивати и глаголюще: «Есть ли зде князь Дмитрий». Они же из града с заборолъ отвъщавше, рекошя: «Н;тъ»… И в той день к вечеру ти полци от града отступиша, и на утри а сам царь приступи съ всею силою и съ всъми полки своими под град».

Потом следует три дня  безуспешного татарского штурма города, а на четвёртый, будто бы, глупые горожане, послушав и поверив лживым обещаниям татар о мире, подтвержденных князьями суздальскими, открыли ворота и вышли из города во главе с князем Остеем, будто бы  приветствовать Тохтамыша. Татары же ворвались в город и всех вырезали. После этого Тохтамыш распустил отряды для грабежа и для «сведения полона», взяв и уничтожив только один русский город-Переяславль.

Один из татарских отрядов неожиданно наткнулся на князя Владимира Андреевича, который «…стояше опълчився близъ Волока, събрав силу около себе. И нъции от татар не въдуше его, ни знающе наехаша на нъ. Он же в Бозъ укръпився и удари на нихъ, и тако милостию Божею ових уби, а иных живых поима, а инии побъгоша, и прибъжащя к царю, и повъдашя ему бывшее».

После этого Тохтамыш начал отступать - на обратном пути взял город Коломну и разорил Рязанскую землю.

Через несколько дней князья Дмитрий Иванович и Владимир Андреевич со своими боярами въехали в свои отчины, а ещё через несколько дней московская рать обрушилась на только-только разорённую татарами Рязанскую землю и летописец злорадствует по этому случаю: «Олег же с небольшой дружиной едва спасся бегством, а землю его Рязанскую всю захватили и разорили - страшнее ему было, чем татарская рать». И вскоре на Москву приехал и посол от Тохтамыша с предложением о мире.

В этом повествовании удивляет всё, если принимать версию, предлагаемую летописцем, - Тохтамыш приходил для наказания Дмитрия Ивановича. Но если принять версию обратную, то изложенные факты составят единую, целостную, логично-безупречную картину.

Попробуем изложить версию событий, предположив, что Тохтамыш и Дмитрий Иванович в августе 1382г. были союзниками. Итак, Тохтамыш, переправившись через Волгу, скорее всего, у так называемого Самарского перевоза (в районе Жигулей), направился строго на запад, обходя Рязанское княжество с Юга. Куда он шёл? - Возможно, поучаствовать в династической войне, которая началась в Литовской Руси. В то время Кейсут Гедеминович, недовольный правлением Великого Князя и своего племянника-Ягайло Ольгердовича, захватил Вильно и осаждал в Новгороде Северском союзника Ягайло-Дмитрия Корибута. Тохтамышу было выгодно, чтобы после непримиримых к Орде братьев - Ольгерда и Кейсута Гедеминовичей, на Литовской Руси утвердились у власти если не сторонники Орды, то хотя бы соблюдающие нейтралитет государи. Скорее всего, сроки совместного похода Москвы и Орды к Новгороду Северскому были согласованы заранее, потому что летописец сообщает, что, узнав о выступлении Тохтамыша, Дмитрий Иванович успел собрать воев (то есть - ополченцев), «совокупность полки своя» и вместе с ними вышел из Москвы в поход.

Очевидно, что цели совместного похода держались и от москвичей, и от литовцев в тайне, и московские ратники узнали о новом военном союзе с Ордой только на марше. Возможно, это явилось последней каплей, вызвавшей всеобщее негодование и восстание москвичей против власти Дмитрия Ивановича.

К тому времени, наверное, все слои тогдашнего общества имели веские основания быть недовольными политикой Дмитрия Ивановича, который после смерти в 1378г. митрополита Алексия, бывшего фактическим правителем Москвы в годы малолетства Дмитрия, стал править самовластно, нарушал древнерусские «старины» и выстраивал власть по татарским монархическим принципам.

Им были недовольны московские бояре, которые фактически создали, отстроили и отстояли Московскую державу в годы малолетства Дмитрия Ивановича, и которых великий князь (может быть, помня давние детские обиды) стал отстранять от власти.

Например, после смерти в 1374г. московского тысяцкого (командующего воями - народным ополчением) Василия Васильевича Вельяминова, «его сын не получил этой крупнейшей должности, наследственной в их роду» и эта должность была упразднена.

Или то, что в 1379г., в Москве произошла первая публичная казнь - был казнен боярин Иван Васильевич Вельяминов, Согласно Русской Правде, можно было убить преступника на месте преступления, но если дело доходило до суда, то на преступника накладывался только штраф - «вира».

Читая похвальные слова летописцев в адрес Дмитрия Ивановича, мы не видим тех великих трудов и великих подвигов московского боярства, которые были осуществлены в 1360-х-1370-х годах, годах малолетства Дмитрия Ивановича, и заложили фундамент дальнейшего возвеличивания Москвы.

Дмитрий Иванович стал Великим князем Московским в 1359г. в возрасте 9лет после преждевременной смерти своего отца-34-летнего Ивана Ивановича Красного. Его двоюродному брату Владимиру Андреевичу (в будущем – Храбрый - князь Серпуховский и Боровский) было и того меньше – 5лет.

Но читаем: «…в 1362 г. Дмитрий Московский вступил в открытую борьбу с великим князем Суздальским».  «…Князь Дмитреи Иванович Московскый и князь Дмитреи Константинович Суждальскый сперъся о великом княжении и посла кто ж своихъ киличеевъ въ Орду къ царю Мурату и принесоша Ярлыкъ княжение великое по отчинъ и подъдин; князю великому Дмитрию Ивановичу Московскому».  В том году Дмитрию Ивановичу было 12 лет.

Или – в 1363г. «…Дмитрий Московский привел под свою руку и те княжества, где правили не дружественные ему князья». В том году Дмитрию Ивановичу было 13 лет.

Или в 1366г., после большого пожара, случившегося в Москве годом ранее: «Тое же зимы великый Дмитреи Ивановичъ, погадавъ съ братомъ своимъ княземъ съ Володимеромъ Андръевичемъ и съ всъми бояры старъишими и сдумаша ставити город каменъ Москву, да еже умыслиша, то и сътвориша». То есть стали строить первый на Северо-Восточной Руси каменный кремль, хотя было-то князю Дмитрию не полных  16лет, а князю Владимиру - 12. Поэтому можно смело утверждать, что все эти славные, мудрые и героические дела, приписываемые Дмитрию Ивановичу, на самом деле были славными делами московского боярства.

Аналогичные действия по устранению бояр от власти предпримут последующие правители Русского государства, также ставшие правителями в детском возрасте, также помнившие свои детские обиды и так же мечтавшие о самовластии - Иван IV Васильевич Грозный и Пётр I Алексеевич Великий. Но в их  время самодержавие на Руси уже устоялась, и они смогли «подмять» боярскую власть под себя, а во время Дмитрия Ивановича на Московской Руси ещё очень хорошо помнили древнерусские свободы.
Политикой Дмитрия Ивановича могли быть недовольны и церковные иерархи, которыми он начал командовать, как своими боярами. После многочисленных жалоб Константинопольскому Патриарху Великого князя Ольгерда Гедеминовича на митрополита Алексия, проводившего явно промосковскую политику, в 1375 году единая Русская Митрополия была разделена на Московскую, во главе с митрополитом Алексием, и Литовскую, во главе с митрополитом Киевским и всея Руси Киприаном.

Такое решение не понравилось Дмитрию Ивановичу, и он начал подбирать альтернативного промосковского кандидата. Им стал любимец  Великого князя - коломенский священник Митяй. По воле Великого князя в 1376г., Митяй почти насильно был подстрижен в монахи и назначен архимандритом в один из важнейших московских монастырей – Спасский. Это…вызвало ропот духовенства. «Иде до обеда беглец сый, а по обеде архимадрит, - с неодобрением писал летописец, - до обеда мирянин, а по обеде мнихом начальник и старцем старейшина. И наставник, и учитель, и вождь, и пастух». Даже митрополит Алексий, всегда, и поддерживавший велико - княжескую власть, отказался подчиниться  настояниям Дмитрия Ивановича, заявив, что «…по апостальским правилам не может быть митрополитом «новин».

В 1378г. умер митрополит Алексий, и митрополит Киевский и Литовский Киприан приехал в Москву, чтобы, согласно решению Константинопольского Патриарха Филофея от 2декабря 1375г., возглавить снова единую Русскую Митрополию. Однако был арестован, подвергся бесчестию и изгнан обратно в Русь Литовскую. В письме Сергию Радонежскому Киприан жаловался на Великого Князя; «…мене в ночи заточил, нагого и голодного, и от тоя ночи студени и нынеча стражу». «Сторожить арестованного было поручено «проклятому Никифору-воеводе». Тот подверг святителя всяческим унижениям, содея над ним «хулы и надругания, и насмехания, грабления, голод».

…Чтобы избежать огласки, … с наступлением ночи под покровом темноты увезли его под стражей из города… Киприан вспоминал, что пережил несказанный страх, не зная, «камь ведут меня, на убиение или на  потопление».

…Его слуг ограбили, отобрав лошадей, сбрую, нарядную одежду, сапоги и шапки. Под конец их посадили на тощих кляч без сёдел, с уздой из лыка, без удил и выпроводили следом за митрополитом».

В обширном письме к Сергию Радонежскому и Фёдору Симоновскому митрополит Киприан обвинял Дмитрия Ивановича в том, что тот не заботится о единстве Русской Церкви, и, назначал Митяя, «гадает двоити митрополию». «В заключении святитель обвинил Дмитрия и его бояр в непочтении к «митрополии и грабам святых митрополитов», в бесчестии его «святительства», после чего объявлял им всем церковное проклятие «по правилам святых отец». Послание было получено с наказом читать и распространять по всей Руси». Киприан выразил недовольство тем, что игумены смолчали и не защитили его от бесчестия.

«…В ответном послании игумены полностью отмежевались от действий Дмитрия. 18 октября 1378года Киприан с удовлетворением писал им: «Елико смирение и повиновение имеете к святей Божией Церкви и к нашему смирению, всё познал есмъ от слов ваших». Весть об отлучении князя стала известна не только  Сергию и Феодору, но и всему русскому духовенству. Проклятия пали также на голову Митяя, которого Киприан считал самозванцем.

Однако Дмитрий Иванович продолжал упорствовать в желании видеть Митяя митрополитом Московской Руси и послал его на поставление в Константинополь, снабдив его чистыми бланками с великокняжескими печатями. Перед высадкой в Константинополе Митяй неожиданно умер (был отравлен?) и митрополитом, вследствии обмана Патриарха, был поставлен мало известный переяславский архимандрит (даже не епископ!) Пимен, который по возвращении в Москву в 1381г. был заключён Дмитрием Ивановичем под стражу. С него сняли «белый клобук и увезли в ссылку в Чухлому».

В связи с церковными неурядицами, организованными и поддерживаемыми  Дмитрием Ивановичем, на время Куликовской битвы на Московской Митрополии находился только один единственный епископ-коломенский епископ Герасим.

Летописец «Повести о нашествии Тохтамыша» удивительно часто и подробно перечисляет длинный список духовных лиц, оставшихся в Москве для пребывания в осаде после того, как все желающие её покинуть, выехали вон. «…Приключишаяся в то время бояре, сурожане, сукконники и прочии купцы, архимандрити и игумени, протопопы, прозвитеры, дьяконы, черньци… …И отвориша врата градная, и выйдоша съ своимъ княземъ и с дары многими к царю, также архимандритове, игумени и попове съ кресты… …И ту убиен бысть Семенъ, архимандрит спасъный, и другый архимандрит Иаков, и инии мнози игумени, попове, дьякони, клирошане,  четци, пъвци,чернъци и простци, от юнаго и до старца, мужски полу и женски - ти вси посъчени бытя, а друзии огнём изгоръша, а инии въ водъ истопоша, а инии множайшии от них въ полон поведени быша и въ работу поганскую, и въ страну татарскую пленени бытя».

Нигде больше в летописях не встречается такое подробное перечисление клира. Такой длинный, почти всеобщий перечень духовных лиц, оставшихся в восставшей Москве, может характеризовать их тогдашнюю оппозицию Дмитрию Ивановичу. Ну а уж простой-то народ, конечно же, был против Орды и служащего ей московского князя. Ведь у народа перед глазами всё время был яркий пример Литовской Руси, границы которой проходили в то время всего лишь в 100-150 верстах к западу от Москвы у Можайска и Волока  Ламского (ныне Волоколамск). «Мужики, а ведь там-то дань в два раза меньше! Мужики, а ведь там-то собирается вече, и это вече может судить князя или наместника и их бояр! И это вече может пожаловаться Великому князю в Вильно! И великий князь поддержит решение веча! И митрополиты там князю не подчиняются, а служат по совести!»

Во время Куликовской битвы московские вои (ополченцы), сражавшиеся на левом крыле войска, после трёх часов боя начали отступать, потом ещё и подверглись атаке тяжело вооруженной гвардии Мамая и были разгромлены, и поэтому понесли очень тяжёлые потери. И только после разгрома московского войска последовала сокрушительная атака засадного полка на уже начавшего праздновать свою победу врага.

Можно сказать, что Куликовская Победа была куплена, в основном кровью москвичей. И что же после этого? Опять подчинение Орде? Опять выплата двойной дани?! Опять караваны детей, угоняемых в рабстве за недоимки?! Опять и опять притеснения князей и их подручных, нарушающих «старины» Правды Русской!

Да не бывать тому! За что сражались, за что кровь проливали?! На вече братья, на вече! К оружию! Свергнем проклятую татарщину! Защитим наших жен и детей! Заживём вольно и богато, как на Литовской Руси. И вспыхнуло восстание!

Может быть, сначала в войске, а потом в Москве, а может быть, и по-другому. Меня долгое время удивлял и не находил объяснений странный поступок Великого князя Дмитрия Ивановича перед началом Куликовской битвы - он переоделся в простого воина и пошёл сражаться в первые ряды войска, которые были обречены на гибель. Огромная армия, составленная из представителей многих русских, часто враждебных друг к другу, княжеств, осталось без Главнокомандующего!

В древних средневековых битвах личные действия Главнокомандующего часто определяли не только ход, но и исход сражения, особенно, если это сражение было многотысячным и многочасовым. Главнокомандующий, получая всё время обновлявшуюся информацию от гонцов, вводил в бой резервы, отводил на переформирование разбитые подразделения, пресекал случаи возникновения паники, которые часто случаются в условиях рукопашного боя, ободрял сражающиеся в обороне или просто ожидающие своего часа части, и совершал многое и многое другое, без чего невозможны были средневековые победы.

Древние историки всегда подчёркивали личные качества главнокомандующих, справедливо видя в их действиях основные причины и побед и поражений войск. Например, Геродот, описывал греко-персидские войны, всё время подчеркивал, что умело и стойко сражавшиеся мужественные персидские воины, быстро обращались в паническое бегство, только лишь узнав о том, что войска уже покинуты их царём Дарием. А средневековый польский историк Ян Длугош так же не устаёт отмечать, что победа у Грюнвальда оказалась возможной во многом благодаря спокойным и мудрым действиям польского короля Владислава (в язычестве – Ягайло Ольгердович) и умным, мужественным, самоотверженным  действиям Великого князя Литовского и Русского Витовта Кейстутовича, который всё время появлялся в сражающихся войсках и личным примером одобрял, вдохновлял или просто гнал в бой, утратившие мужество части.

Личное участие Главнокомандующего в рукопашном бою было исключением из общих правил и являлось актом отчаяния, когда уже не оставалось иных средств ведения боя. Например, в том же Грюнвальдском бою, видя близкое поражение своих рыцарей, Великий магистр Юнгинск, собрав последние резервы, возглавил отчаянную атаку на ставку короля Владислава, но был убит, и тевтоны обратились в бегство. Если мысленно перенести поступок Дмитрия Ивановича в наше время, то, наверное, можно представить, как Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г.К.Жуков, в ночь на 22 июня 1941г., получив неопровержимые доказательства о скором начале войны с Германией, переодевшись в рядового красноармейца, вылетел на самолёте из Москвы в район Бреста и залёг с винтовкой и гранатами в цепи пограничников на берегу Западного Буга, вместо себя же в Генеральном штабе оставив ординарца, переодетого в генеральскую форму. Такое действие в то время квалифицировалось бы как должностное преступление и каралось расстрелом.

История Великой Отечественной войны знает только единственный случай, когда высший командир возглавил рукопашный бой-Маршал Советского Союза К.Е.Ворошилов, понимая, что у него нет сил и средств для удержания фронта и защиты Ленинграда, в августе 1941г. лично поднял цепь бойцов в штыковую атаку и был ранен. Но это был акт не воинского мастерства командующего, а акт отчаянья мужественного человека, и не перед началом войны, а уже на третьем месяце.

Дмитрий Иванович был, безусловно, мужественным воином, но что могло подвигнуть его на такой странный и с военной точки зрения преступный поступок? Возможно, что запутавшийся в своих попытках подчинить Церковь, проклятый и отлучённый митрополитом Киприаном, Великий князь на последнем военном совете перед переправой через  Дон не получил поддержки в своих предложениях о дальнейших военных действиях от других князей и воевод, вспылил, и, как огонь гордый и смелый человек, в отчаянии пошёл сражаться в первые ряды простым воином. Ну, а кто тогда управлял войсками во время жестокой трёхчасовой битвы в обороне?

Сражение в обороне, наверное, самый сложный вид средневекового сражения, когда отчаянно обороняющиеся и отступающие войска время от времени охватывает паника. Кто её пресекал, кто вводил в бой резервы, кто перегруппировывал разбитые части, к кому и от кого всё время скакали гонцы с приказами, с радостными или тревожными вестями. Кто руководил жестким трёхчасовым боем? Ответ, что многие десятки тысяч средневековых воинов сражались в обороне сами по себе, во главе с, как бы мы сейчас сказали, полевыми командирами, не выглядит убедительным - так не бывало в многочасовом оборонительном и неудачно складывающемся средневековом сражении. Но почему-то летописцу было угодно никак не замечать и не отмечать реально существовавшего главнокомандующего Куликовским Боем. Почему-то этот  главнокомандующий не был угоден для изложения Истории в версии московских летописцев князя Дмитрия Ивановича.

Обращение к татарским источникам подсказывает некоторые интересные ответы, никак не согласующиеся с традиционным изложением событий1380-1382годов. Татарские источники сообщают о неком  литовском князе Остее, сражавшимся на Куликовом Поле и бывшем там одним из главных действующих лиц. Его они называют сыном Ольгерда Гедеминовича. Вторично имя Остей встречается в татарских и русских источниках под 1382 годом во время обороны Москвы от Тохтамыша и у русских Остей называется уже внуком Ольгерда Гедеминовича. Правильным представляется предположение того, что внук Ольгерда и сын Дмитрия Ольгердовича Брянского, был одним из героев Куликовской битвы, в критический момент которой, возглавил отступающие войска, не позволил состояться полному разгрому и спас от гибели остатки московского ополчения.

Этим он мог заслужить любовь и уважение москвичей. Этим можно объяснить и то, что приехав в восставшую Москву без войска, без дружины, князь Остей смог быстро усмирить восставших и организовать оборону. Этим можно объяснить и то, что князь Остей покинул неприступную для татар Москву и сложил свою славную голову, но сложил, не как покорный раб, идущий, бросив оружие, на поклон к татарскому мусульманскому хану, а как настоящий русский витязь – в жестоком бою защищающий свою честь и честь своего народа!

В своде булгарских летописей так повествуется о подвиге князя Остея:

«… В августе 1382г. в поход отправился трёхтысячный отряд под командованием князя Буртаса, сына погибшего на Куликовом поле сардара Гарафа. Булгары захватили с собой три пушки. В поход отправился и сам пушечный мастер Раиль. Первым к Москве подошёл со своими войсками хан Тохтамыш…

… Хан Тохтамыш не стал ждать похода булгарских войск и решил «взять Москву сам, но потерпел неудачу и стал отходить». От пленных Буртас узнал о том, что великий князь сбежал, а в городе находится князь Остей, который разрубил его Буртаса отца (на Куликовом поле.-прим.автора). Получив такую информацию, князь Буртас применил следующую военную хитрость:

1. Основную часть своего войска он оставил в засаде, хорошо замаскировал пушки.

2. Сам князь с тремя сотнями казаков подъехал близко к одной из башен городских стен и стал осыпать Остея оскорблениями. Это он делал с большим старанием и удовольствием в отместку за смерть своего отца от рук литовского князя.

Наслушавшись оскорблений, князь Остей решил лично расправиться с наглецом. Он видел уход хана Тохтамыша от Москвы, поэтому полагал, что быстро расправится с дерзким князем. Остей выехал из города с тысячью  своих наёмных воинов и казаками, а так же с четырьмя тысячами русских воинов. ( Такое количество воинов в осажденной Москве представляется явно преувеличенным. - Прим.автора.) Чтобы как можно быстрее окружить немногочисленный отряд Буртаса, Остей вывел свои войска из двух ворот. Когда кольцо окружения сузилось до критической точки, Буртас поскакал к тому месту, где находились его основные силы. За ним погнался князь Остей с двумя тысячами воинов. Все они «были расстреляны пучками бахадиров».  Так Буртас отомстил за смерть отца. После этого булгарские казаки поскакали к тем московским воротам, возле которых три сотни булгар продолжали биться с двумя тысячами русских пехотинцев. При виде булгарских казаков русские побежали в город, но не все успели войти туда и закрыть ворота.

 Тем временем мастер «Раиль, подтащив пушки прямо ко рву, несколько раз выстрелил из них по бегущим в Москву обезумевшим толпам и по башне над воротами». После непродолжительного боя Буртас захватил ворота. После этого он отправил гонца к хану Тохтамышу. Гонец догнал хана в одном из подмосковных сёл. Когда Тохтамыш узнал о захвате ворот, он повернул свои войска и на большой скорости приблизился к Москве. В это время у ворот шёл весьма ожесточённый бой: жители города пытались отбить у булгар башню с воротами. Хан «подоспел в тот момент, когда (русские) прорвались уже к самой башне и в ярости били по пушкам саблями». Кун-ордынские кыргызы Тохтамыша «сходу и с отчаянными криками ворвались в город через ворота Буртаса, и, убив всех бывших на улицах, взяли его».

Изложенные факты позволяют сделать следующее предположение о действительных причинах похода на Русь, хана Тохтамыша и последующего разгрома Москвы.

- Тохтамыш, переправившись у «Самарского перевоза», идёт почти строго на запад к Новгороду Северскому, чтобы совместно с Дмитрием Ивановичем воевать с последним непримиримым врагом Орды - Кейстутом  Гейдиминовичем, отстранившим от власти Великого князя Ягайло;

- Дмитрий Иванович с войсками выходит из Москвы на Юг и только на марше объявляет, что идёт воевать Русь Литовскую совместно с Тохтамышем;

- Князь Владимир Андреевич уходит с другим войском к Вольку Ламскому - на стык границ Москвы, Литвы и Твери, чтобы парировать возможный контрудар  литовцев и тверичей по незащищённой Москве;

- В московском войске и в Москве начинается антитатарское и анти княжеское восстание;

- Гонцы разлетаются по Руси, извещая о случившимся;

-Князь нижегородский Дмитрий Константинович посылает своих сыновей - Семёна и Василия, чтобы известить о случившимся Тохтамыша и перенацелить его поход на Москву. Они догоняли Тохтамыша несколько дней и настигли только у южных границ Рязанского княжества;

-Тохтамыш им не вполне верит и продолжает движение на запад;

-Почти у выхода от Рязанской земли, где-нибудь у Ельца, Тохтамыша встречает Олег Иванович Рязанский и подтверждает информацию о свержении Дмитрия Ивановича;

-Тохтамыш, понимая, что Московская Русь может выйти из-под контроля, резко поворачивает на север;

- Тем временем восставшие москвичи обращаются в Переяславль к своему любимцу и защитнику на Куликовом Поле-князю Остею Дмитриевичу, который быстро появляется в Москве и наводит должный для сидения в осаде порядок;

-Прискакавшие к Москве татары первым делом интересуются здесь ли князь Дмитрий Иванович, и, получив отрицательный ответ, выжидают, пока Москву не покинут все сторонники свергнутого князя;

- Кавалерийский штурм каменной твердыни московского кремля заканчивается только большими потерями среди атакующих;

- Князь Владимир Андреевич у Волока Ламского сохраняет нейтралитет - он не  хочет помогать ни хану с князем Дмитрием, ни восставшим москвичам;

-Убедившись в неприступности города, Тохтамыш начинает отход;

-  После ухода Тохтамыша подходит опоздавший на войну отряд булгар во главе с князем Буртасом, у которого имеются личные счёты с Остеем Дмитриевичем ещё с Куликовской битвы – там Остей в свирепой схватке зарубил его отца-князя Гарафа.

- Буртас точно просчитал, как можно выманить из города Куликовского Героя - только затронув оскорблениями его честь. Если бы Остей был действительно ничего не значащим юнцом, он спокойно бы вынес любые оскорбления и не покинул бы укрепления, но не таким был Остей, для которого честь была дороже жизни;

-Герой Куликовской битвы князь Остей погибает в лихой атаке, неожиданно попав под артиллерийский залп;

- Булгары Буртаса захватывают ворота и удерживают их до возвращения Тохтамыша;
- Резня москвичей;

- Татары рассеиваются по Московской Руси для грабежа, однако города не штурмуют - только один отряд разоряет Переяславль, отчину князя Остея, в наказание за его поддержку восставших;

- Один из татарских отрядов неожиданно «наезжает» на войско Владимира Андреевича, и, получив жестокий отпор, бежит жаловаться Тохтамыш;

-Тохтамыш, набрав полон, отступает через Рязанскую землю, разоряя и её, как противника Москвы и Орды;

- В Москву через несколько дней после разорения возвратились Дмитрий Иванович и Владимир Андреевич, восстанавливают свою власть и посылают войска довершить разгром Рязанской земли (верные войска-то у них были);

- Москва и Сарай обмениваются послами и заверяют друг друга в дружбе и сотрудничестве;

- И всё остаётся по-старому ещё на долгие почти 100лет…

 

 

 

 

КАК СОХРАНИТЬ И УКРЕПИТЬ ОБОРОННЫЕ ОТРАСЛИ СТРАНЫ?

О проблемах в оборонной отрасли

 

«Если человек исправляет себя, то какие трудности будут у него в управлении? Если же он не в состоянии исправить самого себя, то каким образом он будет исправлять других?»

Конфуций, великий китайский философ

и специалист по управлению, живший в пятом веке до нашей эры.

 

Наш военно-промышленный комплекс, сокращённо ВПК, иначе называемый ОПК (оборонно-промышленный комплекс) включающий НИИ, КБ, промышленные предприятия, занимающиеся разработкой и производством военной и авиационно-космической техники, а также боеприпасов, в последние годы добился многих достижений, создав уникальные системы, в ряде случаев на несколько лет опережающие соответствующие разработки наших потенциальных противников. Это создаёт уверенность в нашей способности противостоять внешним военным угрозам и обеспечить условия мирного развития страны. Несомненно, затраты на эти цели составляют внушительные суммы, но в условиях резкого обострения международной обстановки на них приходится идти.

Однако беспокоят нередко появляющиеся данные об авариях и катастрофах в стране, связанных с изделиями ОПК. Безусловно, всякая катастрофа или авария относятся к чрезвычайным, зачастую трагическим событиям и нередко сопровождаются человеческими жертвами. В оборонных отраслях они носят особенно болезненный, долгосрочный характер, приводят к крупным издержкам и ставят под угрозу обороноспособность страны. По моему мнению, это является следствием ошибок в организации управлении такой важной отраслью науки и техники, как ВПК. Разумеется, случайности всегда присутствуют при создании инновационных разработок и реализации  новых, как теперь говорят, прорывных решений, но  как часто получается, что  неудачи связаны с элементарной недисциплинированностью и низкой квалификацией исполнителей на разных этапах разработки, изготовления,  эксплуатации, и особенно в время или после ремонта сложных дорогостоящих систем.  Велики и потери от неправильно избранных  вариантов разработок, когда в них затрачиваются огромные средства, а уже почти на выходе обнаруживается ошибочность выбранного варианта. В чем же причина происходящего?

К сожалению, причины носят не случайный, а системный характер и мало надежд  на их быстрое исправление. Наоборот, есть основания предполагать, что количество серьёзных происшествий будет увеличиваться, а их  тяжесть усиливаться, если уже сейчас не предпринять ряд действенных мер по исправлению имеющихся системных недоработок, которые видны даже неспециалистам в конкретных областях. О некоторых    из них высказывались и руководители предприятий ВПК. Попытаюсь, в меру своего понимания, перечислить эти проблемы, и как обычно, предложу варианты их разрешения.

1. Как, образно выразился один знаменитый немногословный лидер нашей страны: - «Кадры решают всё!». Так вот, создаётся ощущение, что у нас на всех уровнях этой важнейшей отрасли страны явно недостаёт высокопрофессиональных специалистов. Нередко у руля ведомств отрасли  стоят случайные люди, слабо разбирающиеся в сложнейших системных вопросах, сопровождающих создание новейших видов вооружений. Да что далеко ходить, есть живой пример, когда специалист по торговле мебелью занял пост министра обороны, который своей деятельностью нанёс немалый вред нашей армии  и  обороноспособности страны. А сейчас он снова находится в руководстве очень важной отраслью. И дело не ограничивается одной личностью. В советские времена любой руководитель высшего, да и среднего звена, предлагавший конкретную кандидатуру на тот или иной пост, нёс персональную ответственность за её моральный облик и результативность в работе. когда за упущения в работе или аморальные поступки снимался с должности какой-нибудь хозяйственный или партийный работник, серьёзное наказание не обходило и рекомендателя. Сейчас нередко на важнейшие посты назначаются дети и зятья высокопоставленных руководителей без учёта квалификации, опыта работы.

2. Создался опасный разрыв поколений специалистов в оборонных отраслях. Основную массу ведущих специалистов составляют лица старше 55-60 лет, совсем мало специалистов среднего возраста  и ещё меньше молодых перспективных специалистов. Давайте вспомним, в каком возрасте прославились знаменитые конструкторы авиационной и космической техники: Туполев, Яковлев, Королёв, Грушин, Глушко, Янгель и многие другие. В погоне за экономией, ради сиюминутных результатов, и в ущерб будущему явно недостаточно выделяется средств на прикладные научные исследования в ВПК.

3. Другая опасность заключается в невысокой квалификации значительной части выпускников даже престижных ВУЗов, необходимых оборонным отраслям. И проблема состоит не только в их квалификации, а в слабой мотивации  на углубление своих знаний по специальности и освоение конкретной тематики по месту работы. Для подготовки ведущего специалиста по сложным специальностям и производствам требуется после окончания ВУЗа не менее пяти лет напряжённой работы. У нас же большинство молодых специалистов увольняются с работы через два-три года, и устраиваются на менее сложную работу, но лучше оплачиваемую.

4. Разрыв налаженных связей всей цепочки производства и отработки изделий из-за приватизации значительной части предприятий, участвующих в ней. Зачастую ставшие частными предприятия переходят на выпуск более выгодной продукции, утрачиваются технологии, ухудшается качество исходного сырья, и в результате страдает качество продукции и растягиваются сроки создания и отработки.

5. Падение дисциплины, ответственности, нередко на низшем звене. Когда читаешь, что авария сложнейшего изделия, вызвавшая огромные убытки, потерю имиджа страны  произошла из-за неправильно установленной сравнительно простой детали, неполностью завёрнутого  болта, становится не по себе. Велика текучесть кадров из-за низких зарплат даже у сотрудников, выполняющих  особо сложную и опасную работу.

6. В то же время в этих отраслях наблюдается и высокий уровень коррупции, в первую очередь в верхнем звене руководства, в том числе так называемые распилы, когда значительная часть выделенного финансирования уходит нечестным людям, занимающим высокие посты.

7. Сейчас назревает новая, вернее старая, опасность: снижение финансирования оборонных отраслей после 2020 года.  Оборонным предприятиям предлагается выживать, кто как может за счёт конверсии, то есть переориентирования оборонных предприятий на выпуск гражданской продукции. Но позвольте, мы такое уже проходили, когда совремённые оборонные предприятия переходили на выпуск посуды, сельхозтехники, изделий, не находивших спроса, из-за чего они разорялись и закрывались, а затем для восстановления утраченных производств затрачивались огромные средства из бюджета. Непросто найти деньги для освоения нового производства, рынки сбыта,  при том,  что себестоимость новой продукции на оборонных предприятиях всегда выше из-за наличия дорогостоящего оборудования, специальных структур контроля, режима, противопожарных служб и т.д.

Я думаю, что перечисленного достаточно, чтобы ощутить предстоящие трудности в указанной сфере. Что же делать и что предложить?

Необходимо использовать положительные наработки организации работы оборонных отраслей советского периода, конечно,  взяв только  то, что применимо в нынешних условиях.

1. Ставить во главе всех структур, относящихся к оборонным отраслям честных высококвалифицированных специалистов с опытом работы, а не так называемых блатных. Возможно настало время организации отдельного министерства, отвечающего за оборонные отрасли, а пока ведомства, курирующие ОПК ютятся, как бедные родственники,  в общем министерстве, занимающемся всей промышленностью и даже торговлей. Увеличить финансирование научных исследований в этой сфере, с привлечением институтов РАН.

2. В ВУЗах, выпускающих специалистов для оборонных отраслей, заранее предусмотреть для студентов  бюджетные места,  распределение на конкретные предприятия с заключением договора на долгосрочную работу, предусмотрев повышенную в разы стипендию за счёт предприятия и предоставление жилья, а в течение нескольких лет - гарантированное предоставление   отдельной квартиры.

3. В национальных проектах предусмотрена средняя зарплата учителей и врачей на уровне средней по региону, а далее в два раза выше средней. А почему  сотрудники оборонных отраслей, выполняющие  ответственейшую работу, обладая секретными сведениями, имея ограничения на выезд в отпуск за границу, зачастую имеют  зарплату ниже средней по региону?  Для стабилизации кадрового состава в оборонных отраслях, обеспечения сохранности гостайны, необходимо в госзаказе предусматривать сотрудникам зарплату процентов на 30 выше средней по региону, возможно частично сократив штаты. Общая численность сотрудников этих отраслей сильно сократилась по сравнению с советским периодом, и дополнительное финансирование  потребуется в разумных пределах. Это позволит резко снизить текучесть кадров, повысить дисциплину труда и качество продукции, сократить аварии по вине персонала.

4. Ни в коем случае не следует форсировать конверсию оборонных предприятий, как это планируется.  Продукция, как правило, будет неконкурентоспособной, поэтому при сокращении оборонного заказа лучше выделить  часть производства и персонала в виде отдельных предприятий и производств на выпуск гражданской продукции.

5. Не допускать приватизации оборонных предприятий. Частичная, а в ряде случаев и полная приватизация наших стратегических отраслей уже нанесла значительный ущерб интересам страны.

6. Что касается коррупции, то в оборонных отраслях она должна  строго караться  и рассматриваться, по моему мнению, как  преступление против государства, повлекшее тяжкие последствия.

 

Смирнов А.В., член ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ РАЗГРОМА ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА В СВЕТЕ ГЕОПОЛИТИКИ ТОГО ВРЕМЕНИ

964-967 ГОДЫ. ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА

 

Если верить хазарским документам, то во время своего правления князь Игорь (1) неудачно воевал с хазарами.

Вероятно со смертью князя Игоря, убитого древлянами в 945 году, хазарская угроза возросла. Видимо, не просто так вдова, княгиня Ольга, она же регент государства при малолетнем своем сыне Святославе, в 955 году побывала в Константинополе, где приняла христианскую веру, а когда поняла, что от Византии помощи не будет, в 959 году обратилась за помощью к императору Священной Римской империи германской нацииОттону I (2) с просьбой прислать епископа на Русь. Пока германцы раздумывали, надобность в их помощи, видимо, отпала. Сын Ольги Святослав стал совершеннолетним и начал брать власть в свои руки. А потому, когда епископ Адальберт в 961 году прибыл на Русь, в 962 году он еле унес оттуда свои ноги.

Святослав, похоже, весьма скептически отнесся к возможности получить помощь от христианской Византии или христианской Германии. Он ориентировался на другие силы, которые для борьбы с Хазарским каганатам были куда более полезны, чем европейские государства.

Святослав быстро разобрался в геополитической ситуации вокруг Хазарского каганата и, видимо, провел переговоры о военном союзе с могущественными турками-огузами, враждебно настроенными, как к мусульманскому Хорезму со столицей в городе Кят, так и к хазарам, чей каган поддерживал союзнические отношения с Кятом.

Военными союзниками хазар в то время также являлись Волжская Булгария, Дунайская Болгария, государство Алан (ясов и касогов русских летописей). Потому выступать против подобной коалиции в одиночку было безумием. Помощи от христианских государств Европы, чьим интересам - кроме Византии, но она сама нуждалась в помощи против наступающего ислама - Хазария не угрожала, ждать не приходилось, а потому Святослав начал наступление на хазар одновременно с турками-огузами. Он наступал с запада, они – с востока.

К сожалению, источники мало что сохранили об этой большой войне, изменившей геополитическую карту Восточной Европы и Центральной Азии.

В 964 году Святослав совершил поход на вятичей, славянских союзников хазар и вынудил их платить дань ему, а не хазарам.

В 965 году Святослав организовал большой поход на восток, в ходе которого разгромил Хазарский каганат и его союзников. Не исключено, что во время этого похода тылы Святослава на западе (от нападения войска Дунайской Болгарии) прикрывали союзные Святославу венгры.

В этом походе Святослав вновь прошел через земли вятичей, разгромил Волжских болгар, взял их столицу – город Булгар. Из Болгарии спустился по Волге на хазар. Разбил в сражении армию хазар.

 

Значительную часть хазарских войск на востоке в этот момент сковали, перешедшие границы Хазарии, турки-огузы.

Двигаясь по Волге - не исключено, что пехота русских плыла на ладьях, а конница шла берегом, Святослав превратил в руины крупнейшие хазарские города Семендер и Итиль (столица Хазарии).

Турки-огузы в это время жгли хазарские города по берегам реки Урал и северного побережья Каспийского моря. Другая их часть вела наступление на Хорезм, не позволяя хорезмшаху выслать помощь союзной Хазарии.

С низовьев Волги Святослав перешел на Дон, где захватил и превратил в опорный пункт русской власти город-крепость Саркел. Русские называли его Белая Вежа.

К югу от Дона Святослав нанес поражение аланской армии (ясов и касогов). Возможно, вступил в Крым.

После окончания похода Святослава, часть его многочисленной армии на ладьях отправилась в Константинополь наниматься наемниками, а часть – к берегам Испании, где объединившись с флотом норвежцев, грабила земли Кордовского халифата.

В 966 году Святослав вновь идет в земли вятичей, где ведет бои с остатками хазар и их союзников из славян и волжских булгар. В тот же год на Русь прибыло посольство императора Византии Никифора Фоки (3) с просьбой оказать военную помощь против Дунайской Болгарии.

В 967 году объединенная русско-венгерская армия под командованием Святослава на Дунае разгромила объединенную болгаро-хазарскую армию, после чего победители штурмом взяли города Доростол, Переяславец и еще 80 селений и городов Дунайской Болгарии.

А далее ситуация в корне изменилась.

Планы Святослава создать единое русско-болгарское славянское государство не понравились ни одному из соседей: ни Византии, ни печенегам, ни Священной Римской империи германской нации.

В результате Византия и печенеги начали войну с Русью, в ходе которой Святослав погиб.

В 972 году, после гибели Святослава, хорезмийцы помогут хазарам освободиться от русских гарнизонов, но за это каганы Хазарии сменят свою личную охрану из данитов-иудеев на мусульман из Хорезма (лариссиев).

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Источники: ПСРЛ (почти все изданные тома), Житие княгини Ольги, Лев Дьякон, Масуди, ал-Мукадаси, Письмо хазарского царя Иосифа. Хроника продолжателей Регинона

1. правил в 912-945 гг.

2. правил в 936-973 гг.

3. правил в 963-969 гг.

История нашего мира

 

 

 

 

Евгений Трифонов

«ГИПЕРБОРЕЯ»

 

Для того, чтобы понять, что представляла собой территория, на которой в Х веке сложилось государство «Русь», следует определить, чем были эти земли. Эта обширная страна находилась очень далеко от тогдашнего цивилизованного мира. А им для проживавших на Русской равнине племен были государства – наследники Римской империи. От Византии земли будущей Руси в степях Причерноморья отделял барьер из кочевых народов. Столь же далекие от цивилизованности язычники – балтоязычные, скандинавские и западнославянские обитатели Прибалтики, долин Одера и Эльбы, отделяли эти территории от Германии. Таким образом, будущая Русь до Х века была даже не приграничьем цивилизации, а областью, которая лежала за пределами приграничья. Для того, чтобы ее как-то культурно охарактеризовать, уместнее всего вспомнить древнегреческое название этих местностей – «Гиперборея», т.е. лежащая «за Бореем», сверх-северная (точнее, за-северная) страна.

Римляне, древние и средневековые китайцы называли народы, находившиеся вне их границ, но известные им, «варварскими». «Варвары», постоянно контактировавшие с цивилизованным миром, многое у него перенимали, становясь в значительной степени его частью. В то же время племена, жившие за «варварами» (можно назвать их «транс-варварами»), контактировали с культурными странами только через «варваров». Таким образом, если контакты «варваров» с цивилизацией были прямыми, то «транс-варваров» – вторичными и опосредованными.

Чтобы примерно определить, какие народы жили в таком же отдалении от центров цивилизации, уместно сравнить проторусские племена с тунгусами, отделенными от культурного Китая широкой полосой монголов, или народами Гвинейского побережья Африки, которых от бывшего Римского мира отделяла Сахара, населенная предками берберов. Иными словами, восточнославянские и угро-финские племена Русской равнины имели определенные контакты с цивилизованным миром, но контакты эти были весьма неустойчивыми и спорадическими. А торговые и интеллектуальные контакты между народами всегда и везде определяют уровень и скорость развития стран и народов.

В отсутствие экономических и культурных контактов любое племя останавливается в своем развитии, иногда в течении тысячелетий воспроизводя один и тот же социальный и духовный уровень развития без какого-либо прогресса. Яркие примеры такого застоя изолированных от внешних влияний племен – аборигены Австралии, эскимосы, бушмены и индейцы амазонских дебрей, до второй половины XVIII века не имевшие никаких контактов с внешним миром. В результате в то время как европейцы использовали паровые машины, а китайцы читали философские трактаты, австралийцы не умели пользоваться даже луком и стрелами.

«Транс-варварские» племена, безусловно, находились на более высоких ступенях развития, чем изолированные, но их отставание было велико. Из школьного учебника по истории нам памятна знаменитая «борона-суковатка» – ею славяне обрабатывали землю при киевских князьях. А в Китае со II века до н.э. уже был известен плуг с чугунным лемехом, и во II веке н.э. он активно использовался в Индии, Иране и Римской империи. А еще примерно через столетие плуг уже был знаком ближайшим к римскому миру германским племенам. Но в России плуг начал использоваться в массовом порядке только в XIX веке!

Для того, чтобы поддерживать отношения с внешним миром, необходим взаимный интерес. Отсталым народам необходима торговля, за которой следуют культурные контакты, заимствование технологий и идеологий. Но для налаживая отношений необходим взаимно понятный понятийный аппарат, наличие приемлемых для обеих сторон ценностей. Трагические истории исчезнувших тасманийцев и вытесненных в малопригодные для жизни места австралийских аборигенов вызваны тем, что сторонам (английским колонистам и туземцам) было нечего предложить друг другу, а никаких объединяющих обе стороны культурных и нравственных ценностей не существовало. Поэтому эти группы были вынуждены либо вообще избегать контактов друг с другом, либо, при необходимости контактов (попытках использования земельных и водных ресурсов, на которые претендовала другая сторона), действовать только силой.

Это, кончено, экстремальный пример взаимного непонимания и ненужности. Но и у народов, находившихся гораздо ближе друг к другу по уровню развития, конфликты, связанные с разницей в мировосприятии, также неизбежны. И если народ чувствует необходимость в расширении внешних контактов, ему приходится искать точки соприкосновения с другими. Именно такие ситуации приводят к принятию новых идеологических и мировоззренческих систем, каковыми на протяжении многих веков были системы религиозные.

Одним из последствий советской антирелигиозной пропаганды стало появление т.н. «родноверов», сконструировавших псевдоязыческую «исконно русскую» религию, основанную на фальшивках, главной из которых является «Велесова книга», грубо и неумело сфальсифицированная эмигрантом С.Лесным (Лесной С. Откуда ты Русь?/Ростов-н/Д, «Донское слово», 1995). «Родноверы» считают, что дохристианская Русь была могучим, богатым и культурным государством с оригинальной религией и развитой культурой, которую уничтожили предатели-князья, вступившие в союз с иностранными христианами. Христианство, по их мнению, является «чужебесием» - зловредным иностранным заимствованием, придуманным для погубления русского народа.

«Родноверы» считают, что великая княгиня Ольга, Владимир I, Андрей Боголюбский – фигуры, на которых зиждется история Руси – несли только зло. Да, времена были жестокие, и уровень зверства во всем тогдашнем мире, отнюдь не только на Русской равнине, значительно превосходил современный нам. Однако были ли язычники тех времен умнее, патриотичнее, милосерднее?

Нет. Олег Древний, первый достоверно известный русский князь (Рюрик все же – фигура спорная) завоевал Киев, где князьями были некие Аскольд и Дир – первый, судя по всему, был варягом, а второй, наверное, союзный ему славянский вождь. Никоновская летопись так рассказывает об этих событиях: Олег высадил часть своей дружины на берег, обговорив тайный план действий. Сам, сказавшись больным, остался в ладье и послал к Аскольду и Диру извещение, что везет много бисера и украшений, а также имеет важный разговор к князьям. Когда те сели в ладью, будто бы больной Олег сказал: «Аз есмь Олег князь, а се есть Рюриков Игорь княжичь [сын первого князя Новгородской Руси Рюрика, призванного вечем на княжение – прим. авт.]» - и убил Аскольда и Дира.

С именем Олега сказания связывают успешные походы против Византии (якобы он в знак победы прибил щит на ворота Цареграда), но результаты этих походов почему-то оказались противоположными: старые торговые договоры Киева с Византией при Олеге были византийцами аннулированы, что было бы невозможно при успехах русского оружия. Да и византийские источники, достаточно подробно освещающие события того времени, о каких-либо успехах русов не упоминают, зато отмечают поражения напавших на них «скифов». Что неудивительно: византийцы использовали сифонофоры - мощные огнеметы, неизвестные в Х веке ни в одной другой стране мира. Против них был бессилен любой флот.

По мнению Льва Гумилева, войско Олега было разгромлено византийцами приблизительно в 911 г., поскольку после этого он уже в качестве союзника Византии воюет с хазарами – и опять терпит поражение (Гумилев Л.Н. От Руси к России, М.: Айрис-пресс, 2003. - 318 с). В целом, хотя Олег и присоединил Киев с окрестностями к Новгородской земле, итоги его деятельности для Руси были скорее плачевны: Русь на десятилетия стала данником хазарского Итиля.

Еще больше вреда Руси принес следующий великий князь-язычник – Игорь Рюрикович. В 941 г. он, как и его предшественник, напал на Византию и, естественно, был разбит. После этого финансово-экономическое положение Руси ухудшилось настолько, что нечем стало платить дружинникам. Эту проблему князь Игорь попытался решить в стиле вождя бродячей шайки варягов-разбойников: он, уже собрав дань с племени древлян, повторно пошел «на полюдье» в древлянскую столицу Искоростень. Иными словами, князь решил просто ограбить подданных. Впрочем, и о первом, законном, сборе дани с древлян летописцы рассказывают, как о грабеже, сопровождавшемся всяческими насилиями.

«Поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит» [...] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря [Игорь был привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое – прим. авт.] и дружинников его» (ПВЛ).

Князь Святослав Игоревич (945-72 гг.) был намного более удачлив. Он освободился от хазарской зависимости и, совершив тщательно организованный поход на Волгу и Кавказ, сравнял с землей обе хазарские столицы - Итиль и Семендер. После этого Хазария перестала существовать.

Однако он, как и его отец Игорь, как и Олег Старый, хотя и стал первым Рюриковичем, получившим не скандинавское, а славянское имя, по сути, оставался предводителем отряда варягов-кондотьеров, и его интересы были крайне слабо связаны с интересами своей страны. В 968 г. он вмешался в войну Византии с Болгарией на стороне первой. Византийский посол Калокир за это передал Святославу 15 кентинариев золота (примерно 455 кг), то есть русы выступили в роли византийских наемников. Часть Болгарии была захвачена русами, но в следующем году им пришлось срочно идти освобождать Киев от печенежской осады.

Но княжить в Киеве Святославу не нравилось. «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае - ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли - золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы [то есть киевский князь считал нормальным продажу в рабство собственных подданных! – прим. авт.]» ПВЛ). В отсутствие Святослава болгары восстали, а по возвращении его дружины они обратились за помощью к своим вчерашним врагам – византийцам. Восстали они потому, что зверства язычников Святослава намного превосходили жестокость тогдашних христиан – самих болгар, византийцев, сербов и других балканских народов: «Говорят, что с бою взяв Филиппополь, он со свойственной ему бесчеловечной свирепостью посадил на кол двадцать тысяч оставшихся в городе жителей и тем самым смирил и [обуздал] всякое сопротивление и обеспечил покорность» (Лев Диакон, «История», 6.10). В ходе войны Святослав неоднократно, причем предательски убивал болгар: «Поняв по зрелом размышлении, что, если мисяне [болгары – прим. авт.] склонятся к ромеям, дела его закончатся плохо, он созвал около трехсот наиболее родовитых и влиятельных из их числа и с бесчеловечной дикостью расправился с ними - всех их он обезглавил, а многих других заключил в оковы и бросил в тюрьму» (Лев Диакон, «История», 8.9).

Описывать хорошо известные перипетии русско-болгаро-византийской войны 970-71 гг. нет нужды, важнее ее результаты. Русское войско было разбито византийцами и осаждено в крепости Доростол. В результате Святослав согласился покинуть Болгарию, а византийцы обязались обеспечить его воинов запасом хлеба на два месяца. Святослав также обязался вступить в военный союз с Византией и отказался от претензий на Болгарию.

Оставив Болгарию, Святослав не пошел в Киев, а остановился на зимовку на пустынном черноморском островке Змеиный. Там он объявил, что в поражении виноваты его воины христианского вероисповедания. Согласно смутным намекам в летописях, «виновники» подверглись жестокой расправе, после чего остатки дружины двинулись вверх по Днепру к Киеву. На днепровских порогах струги русов были расстреляны печенегами из луков, и почти все войско, включая Святослава, погибло.

Каноническая версия этой истории утверждает, что печенеги действовали по наущению Византии и получили за это византийское золото. Однако поверить в это невозможно. Войско Святослава никакой опасности для Константинополя не представляло, а договор между Святославом и Византией последней был выгоден. Константинопольский дипломат Иоанн Скилица в книге «О войне с Русью» утверждает, что византийское посольство специально просило печенегов пропустить русских, и это выглядит правдоподобно.

Печенегам тоже было вроде бы невыгодно уничтожать русское войско: они со Святославом вместе ходили на хазар и в Болгарию, и причин нападать на князя у них не было. А вот у киевской православной общины, многочисленной и влиятельной, - были, и немалые. Возглавляла киевских христиан княгиня Ольга – мать князя. Жестокой расправой с древлянами, убившими ее мужа Игоря, княгиня доказала, что весьма изобретательна и крови не боится. После расправ на Змеином ничего хорошего от Святослава ей ждать не приходилось, и она, очевидно, не пожалела красноречия и денег для организации похода печенегов к днепровским порогам. Эту версию косвенно подтверждает и тот факт, что главный воевода Святослава, Свенельд, покровительствовавший христианам, со своим отрядом двинулся раньше князя и отдельно от него - вверх по Южному Бугу (уместно предположить, что его уход был вызван нежеланием участвовать в расправах), и спокойно дошел до Киева – печенеги его не тронули (такую версию гибели Святослава выдвинул Л.Гумилев в книге «Древняя Русь и Великая Степь»).

Святослав был последним в череде русских великих князей-язычников и последним настоящим варягом на княжении. Стоит ли в противовес «родноверам» очернять Рюрика, Олега, Игоря и Святослава, мазать их черной краской, возвеличивая христиан Ольгу, Владимира, Ярослава, Александра Невского? Нет. Князья-язычники были детьми своего времени и действовали в соответствии с менталитетом грабителей-викингов, и их нравственный облик формировался кровавым культом Перуна, которому они поклонялись.

Ярчайший тому пример – Владимир I. До крещения он был точно таким же викингом, как и его предки. Его образ в советских книгах и учебниках всегда рисовался исключительно черными красками. И действительно: престол захватил силой, братьев убил, Рогнеду и неизвестную греческую монахиню - обесчестил. «Был же Владимир побежден похотью, и были у него жены […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц» (ПВЛ). Брата Ярополка, борясь за киевский престол, он предательски убил. Хотя и убитый не был ангелом: ранее он уничтожил другого брата - Олега…

Но летописец писал отнюдь не в укор великому князю – наоборот, он описывал нравственное преображение человека. До крещения Владимир действовал в соответствии с парадигмами варяжского воина-язычника, мораль которого допускает и братоубийство, и насилие, и распутство. После крещения жизнь Владимира коренным образом изменилась: он отменил смертную казнь, заменив ее вирой – денежной выплатой, что было совершенно уникальным явлением в те века (против отмены смертной казни выступали даже греческие и болгарские священники, приглашенные на Русь, но Владимир настоял на своем: «Ибо зело боюся греха!», т. е. вынесения несправедливого приговора.). Западные христиане (будущие католики), мусульмане и иудеи на Руси во времена Владимира правления гонениям не подвергались, и, что еще более удивительно для того времени, даже получили право проповедовать на Руси. Каждое воскресенье Владимир щедро угощал киевлян на пирах, по его приказу для немощных и больных развозили на телегах еду и питье.

Владимир не просто прозрел, обратившись к христианству, и не только захотел сделать Русь равновеликой современным ему государствам. Он понял, что без принятия одной из великих мировых религий никакого государства попросту не будет. Бессистемные убийства – от гибели Аскольда и Дира до расправы с Ярополком – составляли суть внутренней политики языческой Руси. На такой основе государство просто невозможно создать: это будет непрерывная резня всех со всеми, и энергия распада будет всегда преобладать над энергией созидания. Страны, образовавшиеся на территории бывшей Римской империи, возникли как наследники ее высокой культуры и традиций, к которым добавились культура и традиции «варварских» племен. Они восприняли римское право, римское образование и христианство в качестве интеллектуальной базы своей государственности. Дания, Норвегия, Швеция, Венгрия, Польша, Чехия создавались вне бывшей римской ойкумены, но племенные верхушки народов, формировавших эти страны, постепенно поняли, что бесконечное насилие – слишком неустойчивая основа для создания государства, и приняли христианство. Почему именно его – понятно: культурные традиции связывали эти европейские окраины с бывшим римским миром.

Стоит вспомнить, что на территории будущей Руси еще на закате античности была предпринята попытка создать государственность на точно такой же основе, что и шестью столетиями позже ранняя, дохристианская Русь: речь идет о государстве готов Ойум («Водная страна»). Столицей его был город Данапарстад (Ахеймар) – скорее всего, на месте современного Киева. Во II веке н. э. племя готов переселилось из Скандинавии на берега Вислы, откуда перешло в долины Днепра, Днестра, Прута и Южного Буга, т.е. примерно на те же земли, где впоследствии возникла Русь. Его тоже основал народ скандинавского происхождения, как и русы через полтысячелетия; основным населением тоже были славяне (правда, в те века значительную массу насельников современного юга Украины еще составляли народы иранского происхождения – сарматы и аланы). Помимо непосредственно контролируемых ими земель, называвшихся ими «Данапарстадир» (буквально – «Приднепровье»), готы распространяли в какой-то степени власть на гигантские территории – бассейны Оки, Верхней Волги, Камы с прилегающими уральскими землями, нынешнюю Эстонию, Ленинградскую, Псковскую и Новгородскую области. Жившие там народы платили готам дань – очевидно, непостоянную.

О стране Ойум известно немного, но она была вряд ли менее развитым государством, чем Русь от Рюрика до молодого Владимира. У готов даже была руническая письменность, а в IV веке они приняли христианство в арианском варианте. Однако христианство было принято готами формально и, похоже, мало прижилось в их буйной, малокультурной среде.

Готы правили славянами примерно так же, как и язычники-русы: при помощи полюдья (т.е. грабежа). Славян (венедов, антов) готы завоевали силой оружия. Германское племя герулов, обитавшее в низовьях Дона, готы подчинили после многолетней тяжелой войны. Русы (росомоны), часть которых готы силой увели с родной земли на Балтике, тоже испытывали тяжелый гнет со стороны готов. «Вероломному же племени (gens) росомонов, которое в те времена служило ему в числе других племен, подвернулся тут случай повредить ему. Одну женщину из вышеназванного племени росомонов, по имени Сунильда, за изменнический уход [от короля] ее мужа, король [король готов Германарих, или Эрманарих], движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав ее к диким коням и пустив их вскачь. Братья же ее, Cap и Аммий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечом» (Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica, 129).

Так сложилось, что именно в то время, когда конфликт готского короля с непокорными русами (росомонами) привел к покушению и ранению 106-летнего конунга, на восточной границе королевства Ойум появились воинственные пришельцы из Центральной Азии – гунны. Они были немногочисленны, и шансов на победу над громадной готской державой у них не было. Однако правление Германариха было настолько жестоким, что на сторону азиатских кочевников перешли русы (росомоны), и, скорее всего, славяне и герулы. Более того: одно из основных собственно готских племен, вестготы, не поддержало Германариха: «…От них [готов] вестготы, следуя какому-то своему намерению, уже отделились» (Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica, 130). Л.Гумилев обоснованно считал, что вторжение гуннов спровоцировало всеобщее восстание народов, порабощенных готами (и даже часть собственно готов); в результате готское королевство было уничтожено, а сами готы частично покорились гуннам, частью бежали в пределы Византии, а некоторые укрылись в горах Крыма. 110-летний Германарих не вынес позора поражения и покончил собой.

Готское королевство Ойум – прямой предшественник Киевской Руси; даже этнический состав его очень схож. В советское время историки отрицали сам факт существования готского королевства на территории Украины и частично России, несмотря на наличие письменных источников и археологических свидетельств – из-за того, что германские нацисты обосновывали свои претензии на владычество над Восточной Европой наследием готов. Кроме того, жестокий внутренний конфликт и переход подданных Германариха на сторону «диких» гуннов нуждался в объяснении, которое советские историки выдвигать не желали. А ведь объяснение это несложное: готы, поверхностно приняв христианство, оставались, по сути, кровожадными язычниками, и их свирепость отвратила подданных от поддержки Германариха. Державшееся на грубой силе протогосударство распалось и исчезло.

Если бы Киевская Русь не стала христианской страной, ее ждала бы аналогичная участь. Для подтверждения этого тезиса обратимся к судьбе народов Восточной Европы, не принявших христианства.

В XI-XIII веках в Среднем Поволжье существовали мордовские княжества, находившиеся примерно на таком же уровне развития, что дохристианская Русь. Во главе мордовских княжеств стояли деятельные властители (Алабуга, Пуреш, Пургаз), располагавшие сильными дружинами. Однако мордовского государства создать не удалось: не было принято современной религии, а значит, не возникло ни законов, ни системы престолонаследия, ни государственного аппарата; уровень культурного и технического развития оставался очень низким. В XIII веке мордовские протогосударства были разгромлены монголами и навсегда прекратили существование. Показательны и другие примеры судеб племен, упорно придерживавшихся язычества – полабских и поморских славян, пруссов, ятвягов, куршей, ливов, земгалов и латгалов. Они, в отличие от своих западных соседей, собственных государств создать не смогли и были завоеваны и перестали существовать как самостоятельные этносы, подвергшись ассимиляции. А те, что уцелели, либо превратились в немногочисленные этнические осколки (таковы лужичане – потомки полабских славян, и кашубы – потомки поморских славян), либо тысячу лет, до ХХ века, развивались под властью более развитых чужеземцев (латыши – потомки земгалов, куршей и латгалов, эстонцы – потомки эстов, финны – потомки племен сумь и емь).

Русь до крещения также была крайне примитивным протогосударственным образованием - племенным союзом: подобные существовали среди германских и скандинавских племен в первые века нашей эры (одним из самых развитых из них как раз было упоминавшееся выше готское королевство Ойум). Прото-Русь не имела ни письменности, ни законов (а германские племена, обосновавшиеся в Римской империи, имели свои своды законов как минимум с V века), ни структур госуправления, ни денежной системы.

(Современные апологеты язычества считают, что письменность у славян до крещения была. Действительно, на территории Руси найдено несколько дощечек с загадочными знаками, напоминающими письмена. Однако, согласно археологическим данным, они относятся к III-IV векам н.э. и находятся не только на Русской равнине, но и на таких отдаленных от Руси территориях, как Польша, Крым и Болгария. Поэтому уместно предположить, что эти письмена (если это письмена, а не, к примеру, календари) оставлены готами).

Первые русские князья, начиная с Рюрика и заканчивая Святославом, были, по сути, главами бродячих варяжских дружин, не связанными с коренным населением и не считавшими огромную, покоренную ими страну своей. Материальная и бытовая культура племен, объединенных варягами-русами, отставала по уровню развития даже от скандинавской - самой малоразвитой в тогдашней Европе; землю обрабатывали бороной-суковаткой, железо использовали очень мало, каменное строительство отсутствовало. Племена различного происхождения, проживавшие на территории будущей Руси, не связывало ничего, кроме полюдья – самой примитивной формы взимания дани, больше всего похожей на грабеж.

Выше уже говорилось о том, что язычество не давало сформировать ни законов, ни госструктур, ни принципа наследования, без чего невозможно становление государства. Страшные истории наподобие Рогнедовой, братоубийства сродни резне Владимира с братьями, полный произвол – такой, как неоднократное взимание дани князем Игорем – все это не позволяло сформировать сколько-нибудь устойчивую систему власти.

Особенно жестокие коллизии возникали при взаимодействии примитивных племен с более развитыми народами. А избежать контактов не представлялось возможным: отсталым народам (точнее, их элите) было необходимо современное оружие и предметы быта. Поэтому приходилось налаживать внешние связи, которые часто принимали варварские формы – наподобие продажи русами в рабство собственных подданных – славян. А низкий уровень развития и отсутствие прогресса угрожали существованию протогосударств: тому свидетельство – знаменитая «дань мечами», которую Русь при Игоре была вынуждена уплатить победителям-хазарам. Мечи на Руси тогда не делали (или производили крайне мало), средств на их импорт не было, и русские дружины на долгое время потеряли боеспособность.

Принципы полного произвола, эти неотъемлемые атрибуты язычества, не давали князьям-язычникам вести эффективную внешнюю политику, а это означало неизбежное уничтожение языческих протогосударств более развитыми и сильными соседями, которые не согласны были мириться с тем, что с язычниками невозможно договариваться. О этом свидетельствует тот кошмар, в какой вылилась уже упоминавшаяся болгарская эпопея князя Святослава (967-71 гг.). Князь Святослав был принципиально недоговороспособен, а значит, недоговороспособно было и возглавлявшееся им государство.

Крещение народов Скандинавии имело всеевропейское значение: оно прекратило набеги викингов, терроризировавших Европу от Германии до Португалии и от Ирландии до Предуралья с конца VIII до конца X века. В движении викингов участвовали в первую очередь скандинавы, но не только они: поморские и полабские славяне, пруссы, курши, ливы, эсты и финны составляли немалую часть викингских отрядов, а христианство эти народы, в отличие от датчан, шведов и норвежцев, принимать не желали. После «успокоения» Скандинавии восточные викинги славянского, летто-литовского и финского происхождения стали главными пиратами Северной Европы, и христианские народы, искавшие счастье не в военной удаче и грабеже, а в мирном труде и торговле, не могли не вступить с ними в войну.

В советской исторической литературе утверждалось, что крестовые походы против полабских и поморских славян, прибалтийских племен, финнов и войны против Руси были захватническими мероприятиями, имевшие целью превращение свободных народов в крепостных и раздел их земель немецкими, датскими и шведскими феодалами. Это верно, но лишь отчасти: крестоносцы ставили перед собой, помимо оборонительных и религиозных, и завоевательские цели, и проявляли по отношению к побежденным жестокость, но причина походов была намного сложнее. Между христианскими землями и язычниками шла бесконечная война, которую невозможно было прекратить. В главном святилище славянского племени руян, храме Святовита в городе Аркона, язычники приносили в жертву захваченных христиан; могли ли к этому спокойно относиться немцы и датчане, которых, собственно, и приносили в жертву? Языческая крепость Бранибор (ныне Бранденбург) был, по выражению Льва Гумилева, «сухопутным пиратским замком», т.е. центром совершения постоянных грабительских набегов. Даже само название крупнейшего племени полабских славян – лютичи, т.е. «лютые», «жестокие» - говорит само за себя (другое самоназвание племени – «вильцы», т.е. волки). Пытаясь содействовать образованию сколько-нибудь договороспособных структур на языческих землях, немецкие феодалы поддерживали крупные государственные образования в Прибалтике, находившиеся на стадии христианизации – такие, как «государство Наконидов» - племенной союз славян-ободритов. Однако, к несчастью для западных славян, подобные объединения были непрочными, а процессы централизации и христианизации сталкивались с сильнейшей языческой реакцией.

Первый крестовый поход против славян-язычников начался после неспровоцированного нападения племени бодричей на христианские города Зегеберг и Любек в 1137 г. и 1147 г. При этом активную роль в военных действиях против язычников играла польская, т.е. славянская, армия, так что обвинять крестоносцев антиславянском расизме несправедливо. Славяне-язычники, сражаясь с крестоносцами, воевали и друг с другом, то переходя на сторону христиан и принимая христианство, то порывая с ним и уничтожая христиан. «Постоянно находились у балтийских славян племена, готовые помочь немцам против своих братьев, отстать от общей обороны и мириться отдельно с завоевателем, как сделал старый князь Драговит. Карл [Великий] утвердил Драговита верховным князем земли Велетской. (…)

Ободритский союз был нестойким племенным союзом, в котором у каждого племени – бодричей, варнов и т.д. – на первом плане были их интересы. Всякая попытка основать у бодричей крепкое государственное единство кончалась неудачей: причиной была неспособность народа к внутреннему развитию, и влияние знати, которая это поддерживала. (…)

Власть короля у ободритов сначала была выборной (его утверждало вече), а со 2-й половины XI века стала наследственной. Готшалк исповедовал христианство и насаждал его у подвластных племен, считая христианизацию необходимым условием существования Ободритского государства. Распространяя христианство, строя церкви в землях ободритов и иногда даже обращаясь к своим подданным с проповедями, Готшлак ничего не предпринимал против языческих святынь. Но даже и такая, достаточно лояльная к язычникам, но все же явно христианская политика нравилась не всем ободритам, веками исповедовавшим язычество. Против внутренней политики князя в 1066 г. вспыхнуло языческое восстание, во время которого Готшалк погиб при Ленце на Эльбе. Из Мекленбурга вместе с другими женщинами нагой была изгнана жена князя Готшалка. Готшалк был женат на дочери датского короля и состоял в самых близких отношениях с датчанами и саксонцами, по всей видимости, основывая свою власть не без помощи последних. «Вендская держава» по форме организации власти, численности населения, территории, развитию городских экономических центров напоминала сложное вождество (вождества представляют собой политические структуры, занимающие промежуточное положение между простыми независимыми общинами и государствами) с элементами раннего государства. Но процессы интеграции (процесс объединения частей в целое) не получили логического завершения, не сложился единый центр управления, строгая административная иерархия, взаимосвязанная экономическая система.

Те, которые убили Готшалка, обойдя его сыновей, которым власть принадлежала по праву, возвели на княжество из руян Крутого. Старший из сыновей Готшлака - Бутуй удалился к бардам (немецкое племя), прося помощи у саксонских князей, которым отец его был всегда предан и верен. Младший – Генрих, затаив злобу, бежал с матерью в Данию. Новый князь Круто почти 30 лет наводил ужас на немцев. Дружины ободритов перешли Лабу, крепость Гамбург и богатейший и многолюдный Шлезвиг были разрушены до основания. (…)

Известны были ободриты и как пираты, грабившие купцов разных стран. Чаще всего славяне делали набеги на Нордалбингию, но еще более страдала Дания. Дания, из-за своих географических особенностей легко делается жертвой нападения, потому что «в изгибах ее берегов необыкновенно удобно скрываться славянам; выходя из засады, они наносят ей внезапные удары». Герцог саксонский Генрих-Лев поссорился с датским королем и договорился с вождями славян, что пропустит их войска через свои владения. «И заняли князья славянские богатые датские острова, пресытились богатствами датчан. В Мекленбурге ежедневно выставляли на торг до 700 душ пленных датчан» (Западные славяне. Ободриты, Вагры, сайт «Народы мира»).

Подобная ситуация была и в других языческих землях. Пруссы непрерывными нападениями на поляков вынудили тех обратиться за помощью к немецким крестоносцам, основавшим специально для разгрома пруссов Тевтонский орден. Пруссы были покорены, христианизированы и в конце концов ассимилированы немцами. Набеги эстонских, ливских и куршских пиратов вызвали нашествие крестоносцев на земли нынешних Латвии и Эстонии, а грабительские набеги сумь, емь и корела (нынешних финнов и карелов) вызвали крестовые походы шведов в Финляндию.

В саге «Об Олаве сыне Трюгги» говорится: «Когда они выехали на восток в море, на них напали викинги. Это были эсты» (Эстонский остров Сааремаа до завоевания крестоносцами был огромной базой пиратов - «восточных викингов»). Хроника Ливонии Генриха Латвийского сообщает об их флоте из 16 кораблей и 500 человек, опустошающем земли на юге современной Швеции, в то время (XII век) датские (Leonid Arbusow, Albert Bauer (Hrsg.): Heinrici Chronicon Livoniae / Heinrichs Livländische Chronik. (Monumenta Germaniae Historica; SS rer. Germ.; 31). 2. Auflage. Hahn, Hannover 1955). «С уходом из Балтики викингов, в ней появились финские пираты. Захваченных в плен людей финны либо продавали за выкуп, либо делали рабами. Так, после убийства короля Норвегии Трюггви его жена Астрид и сын Олаф бежали в Новгород, где в дружине местного князя служил брат Астрид - Сигурд. Их судно по пути были захвачено эстонскими пиратами, которые взяли их в плен. И только случайное появление в землях чуди Сигурда, собиравшего с эстонцев дань для князя Владимира, позволило выкупить Олафа из плена» (История Финляндии, semenidos.com).

В саге «О Харальде Суровом» упоминаются как викинги курши и венды (по-видимому, ильменские словене): «Хакон стал ведать защитой страны от викингов, которые сильно разоряли Датскую Державу, вендов и других людей Восточного Пути, а также куров [куршей – прим. авт.]». По сведениям С.Стурлусона, в Дании в 1049 г., при короле Свейне и в 1051 г., при короле Магнусе в церквях произносили специальную молитву: «О Всемогущий Господь, защити нас от куршей!» (Снорри Стурлусон, Сага о Харальде Суровом. «Древнегерманский героический эпос», Перевод на русский: А.Гуревич, 1980).

Помимо агрессивности языческих племен Прибалтики, завоевание их земель христианскими народами связано с малочисленностью населения: язычество консервировало отсталые о отношения и тормозило развитие. Непрерывные войны уносили больше жизней, чем в христианских странах, и смертность из-за голода (в силу отсталости типов хозяйствования) среди язычников была выше, чем у соседей-христиан. В частности, литовское племя галиндов из-за постоянной нехватки продуктов питания уничтожало рождавшихся девочек (жен мужчинам приходилось брать в соседних племенах, и не всегда добровольно), что привело к сильному сокращению их численности.

Единственное исключение – это Литва. Литовцы были самыми упорными язычниками в Европе, но сумели создать государство, не принимая христианской веры. Это связано с как национальными особенностями развития литовского этноса, так и с личными качествами литовских князей, в первую очередь Миндаугаса (по-русски – Миндовга) – основателя государства. Однако и Миндаугас был вынужден на время принять христианство в католической версии для того, чтобы получить признание Литвы соседними странами и папским престолом в качестве главы «нормального» государства. Впоследствии, в XIV веке, Литва усиливалась и расширялась за счет присоединения русских православных земель, использования русской письменности и русского законодательства. Так что к моменту официального крещения (1386 г.) в Литве подавляющее большинство населения составляли православные христиане, а язычество оставалось уделом княжеской фамилии и небольших групп литовцев, проживавших на коренной территории Литвы, составлявшей лишь малую часть Великого княжества Литовско-Русского. Жемайтия – северо-западная часть Литвы – стала последней областью Европы, сохранявшей язычество: она была крещена только в 1413 г. Языческая Литва, сумевшая создать собственное государство – из тех исключений, которые подтверждают правило.

Владимир I понимал, что сплотить племена Русской равнины может только единая религия. Сначала он попытался унифицировать различные племенные культы, для чего построил в Киеве капище с идолами шести главных богов - Перуна, Хорса, Даждьбога, Стрибога, Семаргла и Мокоши. Однако идея была абсолютно неконструктивной: возведенный Владимиром в ранг верховного божества Перун – не славянское божество, а балто-варяжское; главный же славянский бог Даждьбог оказался на втором месте. Велес, почитаемый ильменскими словенами, в пантеон не вошел вообще, как и Криве - божество кривичей, не говоря о богах угро-финских племен. Понятно, что такая мешанина не могла понравиться никому. К тому же славянам не нравилось, что Владимир, человек варяжской культуры, продолжал кровавую скандинавскую практику человеческих жертвоприношений.

Таким образом, у Владимира (и у Руси как племенного союза, стремившегося стать полноценным государством) не было иного выхода, кроме как отказаться от язычества, не позволявшего создать государство и обрекавшего его носителей на уничтожение (покорение, ассимиляцию) носителями одной из мировых религий.

Выбор христианской веры Владимиром не был правильным: он был единственно возможным. В результате племенной союз стал Киевской Русью – большим, достаточно сильным и относительно современным государством (хотя пережитки отсталости сохранились и сильно мешали прогрессу страны), с которым считались на Западе и Востоке. При Владимире начинается масштабное каменное строительство на Руси, строились новые современные города - Владимир-на-Клязьме (990 г.), Белгород (991 г.), Переяславль (992 г.) и другие. И хотя каменные соборы и дворцы поначалу строили иностранные мастера (например, величественный Успенский собор во Владимире построили немцы), они создавались в соответствии с особым архитектурным стилем, который навсегда стал основой для русской градостроительной школы. Города из укрепленных усадеб князей-русов и племенной знати становились центрами культуры, ремесел и торговли. Началось строительство монастырей, ставших центрами освоения отдаленных территорий. Был принят алфавит, разработанный Кириллом и Мефодием, появились летописи – первые письменные источники; начала распространяться грамотность, невзирая на недовольство и даже сопротивление костной массы населения («Посылал он [Владимир] собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное. Матери же детей этих плакали о них; ибо не утвердились еще они в вере и плакали о них как о мертвых» - ПВЛ).

Начал складываться единый язык и общая культура племен разного происхождения, объединенных единым вероисповеданием. Владимир начал чеканить золотые и серебряные монеты. Быстро рос технический уровень ремесленного производства; вблизи городов и монастырей постепенно повышался уровень агротехники: на смену подсечно-огневому земледелию постепенно приходило пашенное, борону-суковатку начинала сменять соха. Это позволило значительно повысить урожайность зерновых; следствием повышения сбора зерна стал рост численности населения.

Русь – это Киево-Печерская лавра, Золотые Ворота и величественные соборы Владимира, это церковь Покрова на Нерли, Суздаль, Соловецкий монастырь, это кремли Новгорода и Пскова, это Феофан Грек и Андрей Рублев. Без всего этого Руси и России представить невозможно. А скорбеть по поводу утраченного язычества, которое не оставило после себя ни духовной, ни материальной культуры и о котором мы знаем крайне мало (а то, что знаем, не очень-то приятно) – это все равно что быть патриотом Страны Оз или толкиенской Хоббитании.

 

 

Евгений Трифонов, историк, журналист

 

 

ГИГАНТ СОВЕТСКОЙ НАУКИ

105 лет со дня рождения Владимира Николаевича Челомея – советского конструктора, дважды Героя социалистического труда! 75 лет со дня основания НПО «Машиностроение»! АО "Военно-промышленная корпорация «Научно-производственное объединение машиностроения», ранее ФГУП «НПО машиностроения», ЦКБМ, ОКБ-52, СКГ, ОКБ завода № 51 — одна из ведущих ракетно-космических фирм СССР и России, один из двух (наряду с РКК Энергия/ОКБ-1) разработчиков полного спектра ракетной и космической техники — ракет-носителей, спутников, пилотируемых космических кораблей, пилотируемых орбитальных станций и их модулей, военных баллистических, крылатых и прочих ракет.

Несколько лет назад ко мне обратились с просьбой провести автобусные экскурсии для жителей Королёва в Реутов, так появилась параллель Сергей Павлович Королёв – Владимир Николаевич Челомей – два гиганта советской науки. Факты советских достижений говорят сами за себя. ...В июле 1941 Челомея назначают начальником отдела реактивного движения в ЦИАМ (Центральный Институт Авиационного Моторостроения) им. П.И. Баранова. В ЦИАМе Челомей начал работу над ПуВРД или пульсирующими реактивными двигателями. Это интересный факт, поскольку в печати неоднократно появлялась информация о том, что Челомей скопировал германские реактивные снаряды «Фау-1», как Сергей Павлович Королев скопировал «Фау-2». Это правда лишь отчасти. Дело в том, что первый пробный запуск двигателя произошел во второй половине 1942 года, в то время как первые «Фау-1» попали в руки нашей армии лишь в самом конце войны при освобождении города Близна в Польше и позже при захвате главного завода в Пенемюнде. До 1944 года в СССР к теме реактивных снарядов с ПуВРД относились весьма скептически и обратили на них внимание только тогда, когда в 1944 году Германия нанесла первые удары по Лондону. Сталин обратился к наркому обороны с вопросом кто у нас занимается этим вопросом и тут-то и вспомнили про Челомея. Еще в 1943 году Челомей испытал первый ПуВРД ВЧ-1. Челомей создал собственное конструкторское бюро ОКБ-52, которое вскоре после создания обрело собственное новое место в подмосковном Реутове, где находится и сегодня.

Уникальность Владимира Николаевича как конструктора заключается в том, что он и его ОКБ-52, как факт, были единственными, кто успешно совмещал работу сразу в трех направлениях - крылатые ракеты, межконтинентальные ракеты и ракетоносители, спутники и спутниковые системы.

Выдающийся учёный в области механики и процессов управления, академик АН СССР Владимир Николаевич Челомей (1914–1984) участвовал в создании ряда двигателей и ряда прочих важнейших объектов ракетной, космической и авиационной техники. Основные труды по конструкции и динамике машин, теории колебаний, динамической устойчивости упругих систем, теории сервомеханизмов. Под его руководством были разработаны ракеты-носители («Протон» активно используется до сих пор), искусственные спутники Земли «Протон» и «Полёт», орбитальные станции серии «Салют» и т.п. В.Н. Челомей являлся одним из ключевых создателей советского «оружия возмездия» («ядерного щита»).Награжден 4 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции и медалями. Скажем об этом более развёрнуто.

Впервые в мире, всего через 4 года после полета Гагарина, Челомей создал маневрирующий спутник типа «Полет», на основе которого позже была создана система уничтожения спутников «ИС», которая не была развернута, но, тем не менее, была принята на вооружение в 1993 году, уже после смерти Владимира Николаевича. По его инициативе была создана система раннего предупреждения о ракетных стартах «УС-К», разрабатывалась система телевизионной глобальной разведки (ТГР). Все советские пилотируемые орбитальные станции, а позже и международная МКС, основаны на базе разработанной в ОКБ-52 пилотируемой разведывательной станции «Алмаз», которая запускалась в итоге под наименованием «Салют». До конца 80-х на вооружении ВМФ СССР находилась уникальная система глобального наблюдения и целеуказания для крылатых ракет «Гранит» - МКРЦ «Легенда». Велись работы и над кораблями многоразового использования «ТКС», «МП-1», «М-12», «Р-1» и «Р-2» «ЛКС». Идеи, которые были заложены еще в 60-х годах Челомеем, нашли отражение в новейшем американском беспилотном космическом аппарате многоразового использования X-37.

Под руководством В.Н. Челомея был разработан ракетоноситель тяжелого класса УР-500, более известный широкой публике под названием «Протон», который до сих пор, не смотря на то, что был создан в 60-х годах, вот уже более 40 лет остается одной из наиболее востребованных ракетоносителей во всем мире. В период лунной программы СССР, в ОКБ-52 разрабатывалась ракета УР-700, которая превосходила бы по своим характеристикам американский «Сатурн-5». В.Н. Челомей изобрел уникальный способ ампулизации ракет, использующих токсичное жидкое топливо, в результате чего такие ракеты могут десятилетиями храниться в пусковых контейнерах (ТПК) в заправленном состоянии, готовые к пуску. Созданная В.Н. Челомеем МБР УР-100 стала самой массовой советской баллистической ракетой РВСН, обеспечившей в 70-х годах ядерный паритет с США. Некоторые ее модификации до сих пор стоят на боевом дежурстве.

"Каждые девять из десяти изделий, разработанных в конструкторском коллективе, руководимом Челомеем, не имели аналогов в мировой практике. Самая знаменитая его ракета "Протон" летает с середины шестидесятых годов и по сей день. Подобной "работоспособностью" обладают и другие изделия Челомея. Оставлено в наследство огромное количество научных и технических идей, которые сейчас успешно реализуются учениками и соратниками Челомея", - замечает академик Е.А. Федосов."Исключительно точный, глубокий, одарённый и работоспособный учёный, с прекрасными организаторскими способностями", - характеризует его академик А.И. Савин.

"При разработке ракет и космических аппаратов Владимир Николаевич Челомей сочетал глубокие теоретические знания с оригинальными техническими решениями. Созданная под его руководством космическая техника намного опередила своё время. Научные предвидения В.Н. Челомея и его практические разработки ещё многие годы будут служить развитию космонавтики", - отмечает академик Б.Е. Патон.

Только факты: за все время испытаний изделий В.Н. Челомея ни разу не было катастроф. Были неудачные пуски, были поломки, отказы, но ни разу не гибли люди. Факт в том, что Ракеты УР-100 до сих пор стоят на вооружении стратегических ядерных сил, в том, что все наши подводные лодки, которые вооружены крылатыми ракетами для борьбы с авианосцами, вооружены ракетами, которые сделал В.Н. Челомей или его последователи. Именно он, впервые предложил идею разделяющихся боеголовок, но только реализовали ее первыми США. Его ракетами вооружены почти все крупные надводные корабли ВМФ России и береговые противокорабельные комплексы. Факт в том, что ракета носитель «Протон» остается одной из самых мощных и востребованных ракет в мире, а международная космическая станция (МКС) содержит модуль «Звезда», который создан на основе станции «Алмаз», сконструированной КБ Челомея.

Интересным, парадоксальным является факт, что 20 марта 1986 года через два года после смерти Владимира Николаевича Челомея в Государственном реестре научных открытий СССР была зафиксировано новое открытие за номером 314 с наименованием «Явление аномально высокого прироста тяги в газовом эжекционном процессе с пульсирующей активной струей». Авторы И.О.Кудрин и А.В. Квасников являются членами авторского коллектива В.Н. Челомея, который за несколько лет до открытия, уже фактически, предвидел то, что рано или поздно оно состоится. И сейчас очень отрадно сознавать, что коллектив, созданный Владимиром Николаевичем Челомеем, и после его ухода из жизни, не сбавляя темпов продолжал трудиться. Под руководством ближайшего соратника В.Н. Челомея, Герберта Александровича Ефремова, который был на посту Генерального конструктора НПО «Машиностроения» с 1989 по 2007 год, предприятие преодолело тяжелейший кризис после развала СССР. Ныне, под руководством Александра Георгиевича Леонова, с 1975 года работавшего с В.Н. Челомеем и продолжающем достойно нести его традиции, коллектив НПО «Машиностроения» остается одним из передовых и мощнейших предприятий ракетной отрасли России и мира.

 

«….Мы в США постоянно уделяли Особое внимание работам конструкторского
бюро В.Н. Челомея из-за его нестандартных и эффективных решений….»
Уильям Перри. Министр Обороны США 1994-1997 гг.

 

"Челомей - создатель нашего национального оружия - противокорабельных крылатых ракет, основы антиавианосной системы вооружения советского флота", - говорил Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков.

"Это был выдающийся творец оборонной мощи страны, бравший на себя и решавший колоссальные проблемы. Он был истинным патриотом, сыном своего отечества", - утверждает Маршал Советского Союза Д.Т. Язов.

Генерал-лейтенант В.И. Болысов запомнил одно из высказываний Владимира Николаевича: "Нас нередко позиционируют как милитаристов. В каком-то смысле это так. Но мы обязаны помнить, что наша страна большая и чрезвычайно богатая природными ресурсами. В современном мире, и особенно в будущем, они являются соблазном, побуждают к агрессии по отношению к нам. Поэтому должны иметь оружие, сдерживающее горячие головы, позволяющее, если потребуется, надёжно защитить себя. Наша сила - самый мощный аргумент в пользу мира с нами. Так было, есть и, уверен, будет!"                                         

 

     Оксана Локтева, член ОЖК

 

Литература:  Бодрихин Н. Г. Челомей М. Молодая гвардия, 2014 Жизнь замечательных людей. Челомей, Владимир Николаевич. Биографический словарь деятелей естествознания и техники: В 2-х томах / Отв. ред. А. А. Зворыкин; Ред. кол.: Н. Н. Аничков, И. П. Бардин, А. А. Благонравов и др.; Институт истории естествознания и техники Академии наук СССР М.Гос. науч. изд-во «Большая Советская Энциклопедия», 1959. Афанасьев И. Леонардо XX века. К столетию со дня рождения Владимира Челомея Новости космонавтики. М., 2014.Задонцев В. А. Академик В. Н. Челомей – Генеральный конструктор ракетно-космических систем. Гордость отечественной науки и техники XX века: биографический справочник/отв. сост. и ред. Т.Н. Фисюк. Самара: Изд-во НТЦ, 2000 г. Развитие авиационной науки и техники в СССР. 1920–1946 гг.: тематический обзор фондов архива и публикация архивных документов/сост. Л.Е. Антонова, О.Н. Солдатова, Т.Н. Фисюк. Самара: Изд-во «НТЦ», 2010 г.

 

 

 

 

Людмила и Наталья Артёмовы

  Отрывки из историко-худож. романа  «Карлики богов»,

повествующие о переселении раскулаченных казаков

в Среднюю Азию и проживания в ней до 1954 года.

 

ОТ РОДНЫХ  ПОРОГОВ…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тётя В.И. Соловых и её дочери                                           Казаки. Сидит дедушка Артёмовых Соловых В.И.

 

 

В один из дождливых майских вечеров 1930-го года в наступивших густых сумерках в окно Черных тихо постучались, будто поскреблись. Пришёл товарищ старшего сына - Николай, числившийся при сельсовете учётчиком.

- Завтра к полудню уполномоченная комиссия прибудет. В Сибирь вас погонят, как преступно схоронивших свои излишки. Под раскулачивание попали. Списки-то сельсоветом были давно отправлены… Думал, обойдётся. А уж сегодня, как узнал… не мог смолчать. Так, что…. - Николай быстро ушёл, скрываясь за сиреневыми кустами. 

Все оторопели. Пётр Иваныч, враз, с головы до ног покрылся холодным потом. Авдотья Егоровна обмерла, схватившись за горло. В полной тишине большая семья напряжённо смотрела на отца. Наконец, его почерневшее лицо дёрнулось, глаза быстро заморгали. «Матушка, Царица небесная, Слава Тебе, опомнился, не помер!»

Он схватился руками за виски:                                            

– Ксения, бегом за Захаром.                                                                                                         

Дочь стрелой кинулась к соседнему двору за дядей…  

Два брата, сидя на лавке перед столом, опершись вздыбленными головами на бугристые чёрные руки, молчали. Только головы подрагивали. Авдотья Егоровна не выдержала и, крестясь, всхлипнула:   

- Свят, свят, Петр Иваныч, ить девять душ. Клавушка с Федюнькой совсем малые. Не дойдем до Сибири-ти, помрём в путях. Господь с им, с хозяйством. Можа куды сгинем. Не найдуть.

- Чаво несёшь, Авдотья,- рявкнул на жену брата Захар Иваныч. - Ни за что сваво не уступим. Горбами отхрячено. Чаво положено было, всё сдали. А энти прохиндеи ничего не взращивали, земли ихние бурьяном позаростали, какое там налоги сдавать! Сами ночами у нас же ворують - то курку, то порося, а то зярна ведро. Оттого с нас в три оброка государство и дерёть что зямлица на душу поровну была отмеряна, да налоги сдаёть тольки тот, кто их срабатывает. Вот и платим за вредителев. Помрём, а ворам да пьянчугам не отдадим. Да, ишо можа соврал Колькя.

Дуня потерянно глядела на мужа. Петр Иваныч поднял смурной взгляд на жену, обвёл взором большую ухоженную, сверкающую чистотой горницу, рамки под стеклом с фотографиями предков, маленького сына, внучку. Вдруг как прорвало:

- Ты, Захар, нашу мать не пужай. Сам делай, как знаешь. Колька не соврал, энто точно. Елена, Пелагея, давайте-ка быстро режьте, варите петухов, жарьте утей. Да чтоб те громко не кудахчили, дворы не взлохмачивали. Елена, поначалу сбегай оповести своих. Скрытно смотри, чтоб Кольку не подвести. Уж коли нас Семёны в список вкатали, дак твоих-то с шестью подёнщиками и вовсе в первую очередь. Да сразу возвращайси. Полине без табя не управиться. А там и так рук хватить, ежели решатся.

С силой продёрнув согнутой ладонью по лицу, продолжил: - Картохи поболее. Яйцев. И всего, чаво в дорогу и на сколь можно дольше времени. Сами лучше понимаетя. Слава Богу, Василий отучилси, да бумаги на кажного имеются. Мы с Сергеем - корову колоть. Шкуру сдирать времени нет, мясо вырежем и сразу в жарку. Всё в жарку на нутряном сале! Дольше не взопрееть. Через шесть-семь часов штоб всё было сготовлено. Дуня, на тебе с Ксеньей дети и вещи. Валитя всё на середину горницы, Василий разберёт. Вась, подтопи баньку да седлай две тялеги. Сортируй и пакуй собратое, главное: образа, справки, документы, фотографии, и всё туды грузи. Гляди, кабы чего из памяти не упустить. Одеялы, подушки… Да самогон не забудьтя. Это таперь наша монета в разговорах с народом. А платить придё-ё-ётся. Ксения, на табе и брага. Перегнать счас же, как раз к делу поспела. Крупы, какая есть. Хватайтя всю. Отдаримся, ежели чего, дак ведь она ещё и хранится долго. Масла подсолнухового… Муки… Мяшок посявного зярна. Соли. Бидоны молочные отмыть: воды попозжа наберём, когда необходимость прижмёть. Ставни изнутрёв запритя немедля, чтоб от   улицы не прозёвывались. Переговариваться в шёпот. Всё. Перед рассветом двинемси. Вася, до задних ворот и за ими, на путях под возами чтобы ни камешком не громыхнуло, да сеном их позастилай. Неведомо, где завтра голову на ночь приткнуть придётся. Ежели вовсе придётся. Коней откорми как следуеть.

Петр Иваныч сжал брату кисть руки: - Ну, братка, про наши действии ты слыхал. Приказать табе не могу. Решай сам: спасать своих, аль за волов хвататься. Только учти: мёртвым-то, им ведь вообще ничево не требуется. А мы, покуда руки-ноги имеем, перед семьями ответ держать должны. Боле некому. На Бога надейси, а мозгой шевели.

Захар Иваныч упрямо мотнул головой:

- Энто ты всю жизню рисковай, рискуешь всеми. У табя вон внучка ишшо мала. А Федька, дак и вовсе годёнок, куды попрёшь…

- Дак, тольки не в Сибирь, Захарушка-а-а. Туды и дорог-то не проложено. В город на станцию двинем. Куда поезда - туды и мы. Ну как, чего решаешь а, братик?

Захар измученно уронил голову на грудь. Через минуту встрепенулся, вроде очнулся:

- Нет, Петруш, больно страшно. Ежели чего, в колхоз проситься буду. Всё – не чужбина. А свою молодёжь счас же пришлю табе на подмогу.

- Ну, гляди. Тольки судьбу твою решать будет Семён и подобныя. Они ж уже все хлебные скамьи в сёлах позахватили. Чужбина, она, братик, души-то конечно не имеет, энто так, да можа и не враг. А здесь получилось: чем больша подаёшь - тем скорея руку и отхватять…

Братья тяжело обнялись. Понимали – придётся ли ещё когда… Слёзы застили глаза. За что? Господи, воля твоя, работали, как скаженные. Не пили, не пустословили, не бранились. Заповеди Божьи по совести соблюдали. Церквам, людям, чем могли, помогали. Может, надо было всё нагорбаченное до крохи и сдать? Так тогда и в самом деле, на кой надрываться…

                                                          ___________

Через шесть часов в предрассветной мгле, не поднимая шума, ещё раз попрощавшись с родственниками, беглецы на двух больших подводах тихо через задние ворота вытиснулись со двора и полем покатили в город. Сыновья Захара Тимофей и Григорий, чтобы забрать от станции коней и телеги, ехали с ними. Все задыхались от бесшумных рыданий. Последним взором окинули деревню. Перед околицей под лунным светом горбились фигура Захара, повисших на ограде Матрёны, дочерей, снох. Вдруг, прерываясь на каждом звуке, отчаянно завопил чей-то петух. Черных суеверно обомлели. Нет, точно петух - не курица. Значит, ничего. Значит, сдюжат. Да вот и Дружок бежит рядом, не воет.  

- Дедунь, - маленькая Клава умилённо глянула деду в глаза, - Дедунь, а ежели и Дружка забрать?    

- Ну, коли хочешь, дак и забирай.

Петр Иванович втихаря обрадовался. Как гора с плеч. Он и сам всё думал об этом, да неловко было показать свою слабость. Внучка опередила. Клавдюнька радостно взвизгнула. Дружок, тут же вскочив на телегу, благодарно лизал деду руку. Все облегчённо вздохнули, словно вместе с Дружком забирали с собой всё, что оставили здесь: и родимые могилы, и всю Родину свою. Бросили дом, скотину - всё, что было дорого из рода в род, а собаке обрадовались, ровно душу себе вернули.  

«Э-эх, и чего русскому народу с душой делать? Одним словом – препятствие. Ум-то он вроде и правильный - соображает. И приказы правильные отпускает. Да душа - вредитель, едри её в корень, изловчится, все те планы умные скулёмает, перевернёт и оставит русака на бобах».

– Дружок, дак ты гляди, не затеряйси, -  Дуня шершавой рукой провела по голове собаки.

- Э-э нет, так дело не пойдёть. Шатко получается. Ненадёжно. Как до станции дотащимси, сразу его на привязь, - Петр Иваныч обернулся к старшему сыну.

– Сергей, контроль за тобой. Живность наша будет!

Без живности Петру Иванычу трудно было представить их будущее существование.

Василий старался разобраться в ситуации… Что же произошло? Ну, учёбу закончил, документ в кармане. Это единственное, в чём просто повезло. Дом, хозяйство, земля - всё пропало пропадом. Как мираж уползает сейчас из видимого ими пространства. Сомкнул веки. Перед глазами встал отчий дом, полный двор ребятишек. Снующих, занятых каждый своим делом родственников. Огороды, лай собак, дыхание скотины в стойлах, колосящиеся зерном поля. Вёснами, трелью вгоняющий душу в столбняк - соловей на кусте черёмухи. Судорогой свело рёбра. Будто текла река, текла, завернула за гору… а из-за горы-то и не вытекла. Исчезла. Испарилась. Увидеть можно, только если закрыть глаза. Страшно… Неужели завтра снова наступит день? Сердце обмирало при взгляде на родителей: как переживут? Молодые-то ладно – сдюжат… Да доберёмся ли все куда? А то, может, в кандалы, да по этапу.

                                                  __________

- Иваныч, вы? - родители Елены с сыновьями Андреем и Дмитрием также на двух подводах, стояли спрятавшись в леске по дороге на город. Все друг другу так обрадовались, что снова залились слезами. Уж на что мужики…

То-то и оно, вместе гораздо смельчее. Все, кроме Федюньки и Клашеньки сошли с телег и встали в рост. Низко поклонились дымам, курившимся из труб родной Покровки. Поёжились. Хоть и лета пора, а воздух прямо морозеющий. Перекрестились три раза. Женщины упали на колени и негромко запричитали, зачитали «Отче наш». Мать Елены, Татьяна Карповна, кинувшсь дочери на шею, воем заголосила, сердцем прощаясь с двумя оставшимися в чужих сёлах замужними дочерьми, внуками... Понимала, что, скорее всего, никогда с ними больше не увидится. Ревя белугами, крестясь, обе повалились на землю лицом в сторону тех далёких деревень. Елена встала, гладя мать по голове, стала поднимать и её. Та вдруг похолодела и, закрыв глаза, ничком опрокинулась обратно. Все переполошились. Женщины Черных, голося на весь свет, подняли мать снохи на телегу. Её отец Михаил Егорыч, схватившись за грудь, не издавая ни звука, ровно помертвел.   

- Эдак, мы и до завтрева не доберёмся. Ну-кся, все по местам. -  стреляный вояка Петр Иваныч незаметно смахнул со щеки слезу.

Телеги двинулись. Татьяна Карповна, забыв про всё на свете, надрывно звала оставшихся дочерей, внуков и, вроде бы, через сонмы ветров и темень ночи различая их лица, вглядываясь вдаль, выпучивала глаза.

                                                              _________

Со станции через полчаса уходил в азиатские земли пустой скотный  состав.

- Как думаешь, Вась? 

- Это ж Узбекистан. Была бы вода, земля там два раза в год рожает. Сейчас у них тепло, до зимы можно успеть устроиться. Да и зимы-то - разговор один. Главное выбрать местность, где воды вдоволь. 

- Ну, и докуда проситься будем?   

- До Ташкента, конечно.

- Что ж, - Петр Иваныч поднял ставший со вчерашнего дня белесым взгляд и обвёл им всех, - пошли договариваться, сын. Мужики, все свободные ёмкости заполнить водой. Григорий, лошадей Михал Егорыча с телегами, подвяжитя взад к нашим телегам, ежели он не против. Бедокурам нашим как раз сгодятся. Ну, пойдём, грамотей.  

Они с Василием заспешили на поиски "связей". Н-да-а, под лежачий камень, однако, вода не подтечёт… разве только наперёд его подточит.    

Отъезжали. Дёргался, останавливался, снова дёргался, и, наконец, медленно, с грохотом перетряхнув вагон за вагоном, двинулся состав. От боли расставания тело каждого отъезжающего трясло как от озноба, не давая вздохнуть полной грудью. Будто до разрыва ноздрей хотелось захватить и удержать в себе навсегда весь дух покидаемой Отчизны. Покровские бродяги медленно проплывали мимо толпящихся на перроне, не сумевших договориться с железнодорожным начальством, людей, тоскливо склонивших свои веточки к земле, берёз... Глаза Захаровых сынов, как и у  отъезжающих, заполнились слезами, заходили ходуном кадыки. «Господи, прости и сохрани! Да не дай Ты, душам русским, от боли распополамиться!»

-  Вы, робяты, с кандачка-то в сяло не въязжайтя. Оглядитеся наперёд. Проверьтя всё. Можа, кони и тялеги тайно отцу нужны стануть. Поначалу отгонитя их подале. Один спря-я-ячитси, второй разве-е-едывать пойдё-ё-ёть, - Михаил Егорыч кричал Захаровым сынам уже на ходу. Будто в воду глядел… Пригодились.

 

ПЛЕЧО…  БЕЗ  КОТОРОГО РУХНЕТ СТЕНА…

Большая дружная семья Черных, состоявшая из семей двух братьев - Захара из десяти человек и Петра из девяти человек, и не думала никогда, что ей доведётся покидать выпестованные своими мозолистыми руками земли. На шестнадцать взрослых крестьянских душ приходились: земледельческие орудия, четыре вола, три пары лошадей, девять коров, три быка, шесть десятков свиней и столько же овец. По пятёрке «пуховых» коз. Да кур, гусей, уток по нескольку десятков на каждую семью. Да выхоженная Полиной с Ксенией, найденная возле протоки лебедиха с перебитыми крыльями. И бесконечная, не делающая скидок на возрастные категории, работа на своих земельных наделах. Сколько себя помнили и взрослые, и дети - они хрячили. С весны до глубокой осени с трёх-четырёхчасовым режимом сна в сутки, зимой на два часа дольше.

Черных, прямо сказать, любили показаться на деревне и лучшей избой, и сработанным на городских фабриках полушубком. Тем, что все дети грамотные. Что средний сын Василий учится в городе,  домой приезжает как настоящий горожанин. Глядишь, там и останется, сам учить будет. Нет - так и в родном селе дело найдётся. 

Но больше всего любили они свою землицу родимую, которой бесплатно наделила крестьян щедрая и справедливая советская власть. Старались соответствовать понятию: «крестьяне башковитые, земли - плодовитые». Пестовали её, как дитя, обхаживали, как невесту.

Рожь, пшеница, овёс, ячмень, греча - для получения хороших урожаев этих культур требовался хозяйский, грамотный и мудрый подход. Огороды, сад, содержание скота... Все члены огромного семейства, от мала до велика доподлинно ведая о своих обязанностях, вкалывали гораздо тяжельше своих волов, надеясь, честно отвалив государству положенное, самим и кормиться и жить, насколько позволит здоровье и разум.   

Хотя прожить можно было и как пьянь сельская. Что тот же Семён, который вдвоём с Глафирой, отпахав пару вёсен свои наделы на одолженных ему «черныхами» быках, отказался от непосильного труда и,  дабы не иметь ни мозгового, ни пупкового надрывов, сдал имеющиеся десятины в аренду этим же соседям.

-  Да с такой жизней и жилы попорвутся и пуп развяжется, беда одним словом, - жаловался он Петру Иванычу. -  Неспособный я к счёту да продажам, школ не кончал. А скотину подымать – дак, и того бедее. Хватаить и огородов.

К Иванычу же по весне Семён и нанимался на приработок. Трудяга он был неважный, и как работник семье Черных нужен не был, да отказать не хватало мужества. Однако за аренду и труд Семёну отплачивалось исправно и зерном, и сеном, и молоком, и какими-никакими деньгами: Бога уважали и греха боялись. Да и Глафира - то на сносях, то с детьми малыми. Пропадёт семья с таким кормильцем... К тому же земля-благодетельница, по их понятиям, не позволяла так с её хозяином поступать. Семёну же и на ум не приходило впадать в переживания о том, что с его недвижимой собственностью делается: засеяна она, иль бурьяном заросла. Лето кое-как отбарабанил, получил оплату - и всю зиму в самогонном угаре горлань песни под гармонь, да гоняй жену по деревне.

Черных его не осуждали, разумея, что в состоятельном хозяйстве без крепкого, собранного в один кулак родства, не обойтись. А родни не было ни у Семёна, ни у супружницы его Глафиры: сыпной тиф одного за другим скосил. Соседи соболезновали, что в его случае без поддержки, с одними домашними бабами - женой да малыми дочками, осилить нужду тяжело. На закупку же или приобретение скотины по обмену необходимо зерно или тот же круглогодичный трудовой надрыв. Ничего такого у соседа образоваться не  могло: половину полученного от Черных зерна он продавал приезжим скупщикам по дешёвке, да и кутил всю зиму, оставляя себе прожиточный минимум, дабы и имеющееся хозяйство не сгибло. А два года назад Петр Иваныч, кроме оговорённого, отдал им в оплату за аренду молоденькую тёлку Зорьку. Теперь в доме и молоко своё имелось, не соседское. Глядишь, придёт время, и бычка Зоренька принесёт: черныховские производители зна-а-атной породы.                  

А тут, вдруг, заделался Семён сельским активистом. Жену перестал по селу гонять. Так… тихо лупит дома. И вот уже с незаметным шкаликом в кармане, кричит в клубе: 

- А я не жалаю тярпеть энтих волков. Ведь оне тольки на сабя и корячатся. Потому пущай отдають волов и коров, и всю имуществу с процентыми. На моей земле богатства наживали, мне и след распоряжаться. А я всё в сельхозартелю сдам.

Объявились люди, учуявшие запах халявной наживы. Хапнул - и в барах (сноска: барин, барство). Проныры, на местах перестроившись из рядов плывущих по течению невежд и лентяев в ряды требовательных властей, оказались прямо у руля событий. Приезжают уполномоченные с района, города, области с отрядом, или с помощью отрядов созданных на местах, изымают всё, что трудом людей нагорбачено, нередко подчистую, включая домашний скарб. Пусть и налоги трудягами честь по чести в государственные закрома определялись в полной мере и в срок...

Зачастую ещё до прибытия уполномоченных местные начальники сами же своих и раскулачивали, разумея что можно скрытно перепрять «кулацкие затайки» односельчан в затайки собственные. А Закон от января 1928 года за донос о схоронённых от изъятия остатках хлебов, с правом передачи заявителю 25% от конфискованного, и вовсе толкал их к немедленным действиям. Конечно, ворочались ночами от дум, что с соседями одним забором веками жили. Но спасительная мысля каждый раз вовремя прерывала те страдания, мол: «хватит, пожрали всласть, когда мы на квасе да краюхе перебивались, пущай таперь покувыркаются».

В мае того же года Законом о едином сельскохозяйственном налоге для колхозов были учреждены дополнительные налоговые льготы, однако для единоличных (кулацких) хозяйств налоги увеличены. И какие угрызения, если уж там, наверху? Им виднее… 

Чужое слово «экспроприация» ну никак и никем из крестьян не выговаривалось. Начинали чётко, с «экс», затем шёл мат в пять загогулин и, наконец, закашливались на «ция». В общем-то, как она, эта экспроприация, ими произносилась, так и производилась. И вот кто-то в новой ипостаси, заражённый коллективным трудом, станет опять по привычке ишачить, не мысля другой жизни. А кто-то, окружённый дармовым приработком, вальяжно всплывёт и… вперёд по течению наторённым курсом.

К октябрю 1930 года ОГПУ и ГУЛАГ отчитались перед властями, что два с лишним миллиона кулаков и подкулачников «обезврежены», т.е. переселены или уничтожены. Но никто так же оперативно не отчитался, а сколько же тех «вредителев» в исправительные места прибыло, и удастся ли когда-нибудь в растерзанных сёлах восстановить крестьянские ряды. Главное сделали: сельскую элиту истребили.

Вот и великий теоретик эпохи Карл Маркс в своё время мудровал, мудровал да и выдал, что, крестьянин для цивилизованного ума - вообще непонятный иероглиф. Дескать, понять-то те иероглифы можно, да мороки полно: где же на это времени набраться.

Трудяги безо всего остались? Ничего, они мозговитые. Выкрутятся, если будут живы. С ними - такими, только ухо востро и держи. И власть из рук выдрать могут…  

И тем, и другим стало ясно: кто - кого. Но поскольку именно власть числила в себе армию, то и решения, и проистекающие из них меры, определялись согласно тому исчислению. И никакими бунтами и сопротивлениями разрозненных иероглифов осилить жесткую иерархическую структуру, ясное дело, было невозможно. Неподчиненцы - кто погибли, кто затаились, кто сбежали, а кто и сдались… 

Глядь - миллионы советских крестьян, и кулаки, и середняки, и уставшие от репрессий бедняки, одни на том свете, другие - в Сибири, третьи - в бегах. А которые в деревнях остались, тем совершать трудовые подвиги оказалось не по силам, разуму и терпежу. Тут уж и они заговорили, что нехорошо выходит с кулаками-то: сдавай да сдавай властям вредителей. Уж деревни полуопустошились, в пору себя сдавать.

Ко всеобщему ужасу выявилось, что засеянный единоличниками весной урожай – по осени собрать стало некому, а посему: и в зиму без хлеба, и следующей весной поля засеивать нечем. С поголовьем крупного рогатого скота и лошадьми такая же беда. В стране - опустевшие закрома, мяса нет и в помине, но денно и нощно, убегая от репрессий и голода, текут и текут в города на заработки потоки крестьянских телег… 

 

КРОВЬ НА ЗЕМЛЕ  -  ЧЕРЕЗ ЧАС УЖЕ ПРОСТО ЗЕМЛЯ

Ехали уж двадцать девять дней, заняв своей множественной численностью половину маленького телячьего вагона. Этим и спаслись от неизбежных смертей. Застелив всем наличествующим на четырёх телегах сеном, специально запасённым на всякий случай, покрыв его одеялами, уложили женщин и детей. Оба угла и торцевую стенку обложили продуктами, надёжно замаскировав скарбом,

Их теплушка была не единственной: ещё двадцать с лишним таких же и вдвое больше деревянных коробов были заселены беглецами. Некоторые из них не успели или не сообразили схватить при своем бегстве ничего, кроме детей и документов. А имеющиеся деньги и ценности за возможность убежать от смерти отдали вечно мающимся в дозоре за добычей чиновникам.

Огромная семья изгнанников. В этом было их преимущество перед меньшими, а потому разобщёнными, без конца отстаивающими каждая свои правила семьями. Это же заставляло и несогласных друг с другом беспрекословно подчиняться правилам, установленным для всех покровским большинством.

Через пятеро суток жара обратилась в нестерпимую. Её было столько, что покровские женщины и дети в изнеможении валялись на соломе. Мужская составляющая, раздевшись до пояса, сидела привалившись спиной к деревянным стенкам их временного убежища. На ходу-то было ещё кое-как, а вот на стоянках, длившихся зачастую по нескольким дням, смерть пластала свою добычу налево и направо. Страшные думы раздирали головы каждого: «Куда нас несёт-то, Господи? Что там, в чужедальних краях ожидает? Будем ли живы, да сохраним ли кого для продолжения рода своего и веры?». 

Больше двадцати дней тащились через Казахстан, а и доселе не видать было ни конца, ни краю. В каждом вагоне обреталось от сорока до шестидесяти изгнанников, но воздуха и воды в этих вагонах не было почти совсем. Первыми начали умирать дети, заразившись каким-то ранее неведомым кровавым поносом от выпиваемой ими на остановках, непривычной для россиян, воды. Заболевшие заражали ухаживающих и просто рядом находящихся. Люди, за то чтобы положить больного температурящего до  сорока и выше градусов ребёнка ближе к воздуху под окно, готовы были убить друг друга, что и случилось однажды. В драке, нечаянно…

Через семь-восемь дней пути на долгих остановках в распахнутых дверях каждого из деревянных коробов подолгу стояли женщины и дети, и с рельсов протягивая руки к таким же, как они, беглецам, и глядя им в глаза, безмолвно просили подаяний. Не дождавшись, так же без единого звука тащились к следующему. Страшно было глядеть в эти глаза. В груди каждого отвергнутого родной стороной возникала болючая чёрная пустота, и,  раздаваясь до непомерных размеров, она норовила каждую минуту разодрать сдерживающие её рёбра и плоть в куски. Черных и Каледины, разумея, что если кто прознает что у них ещё есть еда, то от них самих в течении получаса и потрохов не останется, всё же насыпали в дрожащие детские ладошки христарадников по горстке зёрна, или щепотке муки, или опускали половинку сырой картофелины, которые голодающими поглощались немедленно. Все понимали: только тайна наличия остатков продуктов и жесточайшая экономия поможет им не только остаться в живых в этом смертном исходе, но кому-то ещё и жизнь продлить.

За долгий путь похоронили сотни беглецов: всех грудничков,  почти всех маленьких детей и стариков. Умирали от тепловых ударов, задыхались от духоты, голода.  В ожидании остановки, усопших складывали к дверям, прикрывая их лица чем могли, и, наблюдая то часами, то сутками, во что превращались их близкие, выли, и выли, и выли... Задыхаясь до отравлений от смердящего запаха разложения, они жгли в плошках тряпки и солому, но покойников на ходу наружу не скинули ни одного. На остановках тех выносили и, быстро выкапывая рядом с железнодорожным полотном неглубокие широкие ямы, наскоро заполняли их трупами, и засыпали чуть видимыми бугорками. Чтобы не растерять лопат и иметь их под рукой по первому требованию, образовали три команды. Каждая «обслуживала» свою территорию состава. Одна – головную, вторая – среднюю, третья - завершающую. Когда копателей покидали силы или они помирали сами, то, под личным надзором, грабарки передавались тем, кто вставал им на смену. Затем рабочий инструмент возвращали в свой вагон. Лопаты были в цене хлеба, то бишь – жизни. Наконец, в чужую неласковую землю втыкали маленькие крестики, сооружённые из прутиков, связанных между собой оторванными от одежды лоскутками, и, надрывая глотки, дикими голосами орали в небо молитвы и проклятия.

Жутко было думать о том, сколько таких составов двигалось сейчас от России-матушки, и возродит ли она снова такой же сильный народ, какой изгнала из краёв отчих?       

                                                              ________________                                    

На одной из остановок  молодая женщина с ребёнком на руках бежала по составу мимо заселённых людьми вагонов. Она надрывно вскрикивала в распахнутые настежь двери каждого из них:

- Люди, помогите! Сыночка моего похоронить помогите. Кто-нибудь. Никто не хочет. Господи, помогите. Я одна ничего не могу. Муж помер, на прошлой остановке закопали. А сыноньку сейчас, бросить шакалам на съедение что ли? Слышите…? 

Никто не выходил. Все почившие были уже захоронены. Четверо суток стоявший на разъезде состав пыхтел и именно теперь мог каждую минуту тронуться. 

Не задумываясь, спрыгнули только четверо молодых мужчин Черных и Калединых, захватив с собой четыре лопаты своей бригады.   

- Мамаша, прощайся с дитём скорее. Не знаем, сколь ещё паровоз кряхтеть будет.

Она припала к губам ребёнка. - Ванечка, Ванечка. Зачем я не умерла вместе с тобой. Ванечка, - целуя  сына, женщина, как ненормальная, будто живому, трепала ему головку. 

- Всё, деваха. Беги к своему вагону, не то двинемся, не успеешь вскочить.

Давясь слезами, она мотнула головой:

- Не побегу. Здесь сдохну. Ненавижу всех. Всех. Они отказались мою кровиночку хоронить. Боятся - поезд уйдёт. Я их понимаю. Всё равно ненавижу.

Старший сын Калединых, Андрей, сам того не ожидая, вдруг, выпалил:

- Беги к нашему. Крикни там: «Полина, подай руку». И всё. Беги.

Ямка для захоронения была уже готова. Мать, словно оберегая от земельного холода, оборачивала дитя  в свой платок,  и в последний раз целовала и крестила ему лобик. Загудел паровоз.

- Вась, да проводи ты её, она и сама не оторвётся, и мы здесь останемся! 

Сергей заторопил:

- Давай быстрей. На ходу и её толкать, и самим запрыгивать не получится.  

Главы семей вряд ли обрадовались самоуправству Андрея. Но смолчали. В их вагоне все были живы лишь благодаря здравому смыслу и соблюдению распорядка, установленному для себя самими же. В заставленном утварью углу стояло накрытое картонкой ведро для тех, кому совсем приспичит. Даже Дружок терпеливо ожидал остановок. Но и ему, на крайний случай, за оградкой была определена дощечка. Петр Иванович уже в начале любых возмущений в вагоне, в зависимости от происходящего, отправлял для сохранения порядка и усмирения конфликтующих либо своих парней, либо девчат. Ну, иной раз и сам по-стариковски успокаивал, хотя в стариках ходить было ещё рановато.  

Молодая женщина ничком провалялась на соломе до середины следующего дня.

- Анфиса, - Ксения, проверяя, жива ли, в очередной раз склонилась над ней,  - Анфиса. Глотни-ка водички.

Та подняла голову и снова уронила. У неё был сильный жар. Михаил Егорыч хмуро глянул на сына. Андрей испуганно посмотрел на отца,

- Нет, тять, эт не тиф. Энто с горя.

- Ну, чаво ж, будем надеяться.

Петр Иваныч безрадостно окинул взором жену и дочерей,

- Девчата, оботрите её самогоном, особливо руки и рот. Да вещички выбросьте в окно. Своей сменой позаменяйте.

Он ещё со времён армейской службы основательно усвоил методы самосохранения. 

- Полинка, дай-ка ей хлебнуть первачка с сольцой для дезинфекции, да чудок хлеба с картохой. Пущай ещё поспит. Наголодалась, намаялась. А, не приведи Господь, как кишковая зараза…

Отче наш, не имея возможности помочь страдальцам, наверное, только ты и плакал вместе с ними. В Стране Советов бог, конечно, был. Но это был не Ты…

И Черных, и Каледины, и почти все в этом маленьком вагоне остались живы. Им не нужно было рвать место под окошком и воровать последние крошки хлеба у соседа. Покровские, не в ущерб себе помогали и своим совагонникам. Понимали: кабы не такое количество у них не отличавшихся трусостью мужиков и пятеро таких же женщин, то их, как и остальных бродяг давно накрыла бы убийственная волна жажды выживания. Царапающиеся за своё существование люди уже на третий день теряют терпение и впадают в отчаяние и нервные срывы, вместе с терпением утрачивается и чувство человечности. Все хотели жить, а потому и готовы были на всё. Умерли только двое: старик и грудничковый ребёнок - сердце жары не сдюжило. Совагонники и сами осознавали, что ежели разорвут на части кормильцев, то им самим - два пути: сдохнуть с голодухи, либо от рук тех же потерявших надежду на выживание несчастных. Избрали терпение и дисциплину. Всех спасала крупа и вода, на каждой станции теперь чужая, но обязательно кипячёная на кострах.

На следующей остановке, длившейся тоже уже почти три дня, собравшаяся у одного из вагонов кучка народа, обалдело смотрела вслед потащившейся в сторону чуть видневшихся вдалеке нескольких кибиток бабы с двумя детьми.- Ты ошалела али чё, Ефросинья? Куды детей попёрла? Не знамо, как люди там сами живуть. Можа ещё хужа, чем мы здесь, да и есть ли кто….

- Ваня не ел совсем, тольки робятам… первым и помер. Да те-то всё одно - не сдюжили. Наказал: -  «хошь одного, да сбереги»… Думала уж доедем куды, и Катюху с Тимоней поспею… А стоим… Там корова мычить, я чую.

- Какая корова?  Чего чуешь? Их дым из кибиток-то еле видать, а она чуеть…

Не издав в ответ ни звука, взяв за руки детей, баба снова зашагала по выжженной степи. Вдруг, малыш, отвалившись от материнской ладони, наотмашь повалился на жухлые кусты и застыл. Бухнувшись оземь, тягаясь по ней коленями, Фрося подползла к сыну и заглянула тому в лицо: - Сынка, дидятко, открой глазки, а, Христа ради, а?

Ребёнок, закатив глаза, не дышал.- И-их, ты-ы-ы, любонька моя, и ты мяня спокинул,  Я ж её чую, а ты спокинул…

Крича тягучим зовом, она закачалась над мальцом из стороны в сторону. Вдруг, как поражённая молнией, в миг смолкла и окаменела, навроде сама померла. Затем, будто спохватившись, натужно подскочила, заполошно поймав за руку, неподвижно стоявшую над братиком белую, как бумага, девочку, подняла на обступивших их людей слепые без зрачков глаза. Кроме чёрной бездны, в её взгляде не отражалось ничего: ни любви, ни страданий, ни жизни...

Низко до земли уронила перед народом голову:  - Расстарайтесь по Божески, люди… Пропадёть Катюха… Туды надо… Там корова мычить…. Хошь палку воткнитя в бугорок. Буду жива - найду. Христа ради, расстарайтесь. Иван наказывал… - поклонившись всем в пояс, мучительно перекрестив на прощанье умершего ребёнка, и, не выпуская из своей руки пальцев шести-семилетней дочери, качаясь, как от ветра, столбом пошла на только ей слышное мычание коровы:  - Не упадь, Катюха, корова там … спасение…, - шелестели её губы.

Ожидая, что идущие вот-вот свалятся, беглецы долго смотрели им в след. Но те шли, и, уже превратившись почти в две точки, маячили на горизонте. И, вдруг, исчезли. То-ли навсегда упокоились, то ли из-за дали стали невидными…

- Да, Господи, - толпа тёрла по лицам слёзы, - Господи, поможи яко можно недостойным детям твоим.

Не понимающие причин безучастности к их судьбам высших сил, они и не помышляли предать тех, кто был их душам последним пристанищем…

Неожиданно, лежавший на выжженной солнцем траве ребёнок дёрнул ручкой. Все кинулись к нему. В это время подошедший к  склонившемуся над дитём народу, чтобы предупредить, что состав минут через десять-пятнадцать  тронется Василий, не видевший ушедших мать и сестру, но понявший что ребёнок умирает, тоже присел около него на корточки. Тут мальчик, мучительно гыкнув, вроде поперхнувшись, глотнул раскалённый воздух, закашлялся и открыл глаза.

- Родственники-то есть кто?- Вася обвёл глазами окружение.

- Нет, сынок. - качали головами женщины. - Все померли.

Внезапно для себя, подхватив невесомую фигурку на руки, он побежал к своему вагону. Робко положив парнишку на солому теплушки, с земли хмуро всматривался в глаза окаменевших родственников. Ни с того ни с сего, сама только поднявшаяся на ноги Анфиса пала ниц перед Петром Ивановичем: - Мой  будеть, мой, никому не помешает, никогда. Отплачу, чем успею. Тольки сейчас… Батюшка ты наш… не откажи.

Давно сбелевшийся головой и сгорбившийся хребтом Пётр Иваныч, дёрнув кадыком, отдал тихий приказ, - Поля, воды яму кипячёной поменьша чем пол стакана, да ссыпь туды щщёпоть мучицы белой. Давай, девки, оттереть самогонной тряпицей, как можно. Всё с яго наружу сбросить прямо здесь, кто знат, чего по няму ползаеть. И солому с под его на рельсы скинуть. Мать, найди там поддёвку какую, аль ещё чаво. Тихо, девчат, тихо, кости не погнитя. Он ить, таперь, как стебелёк пашаничнай. Анфису не привлекать, руки у ей до сей поры тяжёлые. Залюбит пацана. Потом, ежели просклизнёт малец… успеется с её. Да, в моём схроне один сахарок завалялси, разотритя в пыль да весь на язык яму по крохе. Пущай сосёт. Глаз не спускать. От кажного взрослого поманеньку... авось сдюжим… Кто знат, можа, то перст Божий за наше спасение. А то и взаправду - Анфиске…                                                       
            Они не доехали до Ташкента. Чуяли - не дотянут, помрут, задохнувшись от духоты. Сошли в числе многих на маленькой станции в двенадцати километрах от Самарканда. Теперь вместе с Дружком,  Анфисой и Тимошкой их стало шестнадцать.  Последние сутки вовсе голодали и они, и совагонники, только детям закладывали в ротики то по тонкому ломтику уже облохматившейся ростками картохи, то по  нескольку размоченных зёрен. «Отче, это и было Твоею десницею? Да подай хоть знак!»

Пока жили в самими же вырытых землянках, да  лепили из глины домишки,  тысячи раз благодарили Кольку за то, что дал шанс им спастись, да Господа за разум захватить с собою скарб. С жутью думали о тех, кто ехал сюда в чём был. Те и остались лежать там, в бескрайних степях адского пути…        

 

 

 

 

 

 

 

В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

 

"Всех ждёт одна ночь и однажды предстоит пройти дорогой смерти".

-Квинт Гораций Флакк

 

Ушел из жизни прямой потомок Запорожского казачества, верный сын украинского и русского народов -Александр Петрович Стукало, чье светлое имя известно каждому казаку, проживающему на территории Великой, Единой и Неделимой России в границах 1914 года.

В свете уходящего дня, мы боголюбивые славяне, еще полностью не осмыслили тот жизненный подвиг, который остался за плечами этого талантли­вого, государственномыслящего человека, уникальность его всесторонне ода­ренной личности, которая всю свою сознательную жизнь боролась за тесный, братский союз славянских народов - русского, белорусского и украинского и всех живущих с ними соседних народов, за их благополучие и счастье. "Чтобы возвыситься над человечностью, - часто говорил старый казак, - надо сох­ранить в себе человечность".

Своим братьям по крови - потомкам запорожских казаков, украинцам по национальности, он неоднократно повторял: "Никакой наукой не составите об­щества, если нет благородного материала, живой и доброй воли, чтоб жить честно и любовно. Наука укажет выгоды и докажет только, что выгоднее всего быть честным".

Александр Петрович Стукало родился в 1918 году на Украине. После окончания Киевского политехнического института, основанного в 1898 году, его, как высококвалифицированного специалиста, по распределению в 1949 году направили на завод "Кургансельмаш".

Завод "Кургансельмаш" был образован в начале Великой Отечественной войны в июле 1941 года в результате слияния Курганского машиностроитель­ного завода и эвакуированного в Курган Гомельского завода сельскохозяйст­венного машиностроения, в их состав в декабре включили один из цехов Любе­рецкого завода имени Ухтомского и цех Кировоградского завода "Красная Звезда". Цеха вновь образованного завода находились под открытым сибирским небом, но он также работал для фронта. Продукция завода делалась в необорудо­ванных цехах, катилась по рельсам и кончалась на фронте мощным ударом четырехгранного российского штыка. Завод изготовлял для фронта мины и минометы, а после войны Александру Петровичу Стукало предстояло переводить все производство завода на мирные рельсы и выпускать сельскохозяйственные - молотилки, сортировки, силосорезки, конные сенные прессы, которые сплошным потоком шли в освобожденные районы Украины, Белоруссии, на Урал и в Сибирь, в Прибалтику и Среднюю Азию. Ими оснащалось и сельское хозяйство Зауралья.

В дальнейшем " Кургансельмаш" был переименован в Курганский ордена Трудового Красного знамени завод Колесных тягачей имени Д.М. Карбышева и  начал выпускать для народного хозяйства страны восьмиколёсные тягачи, которые использовались для доставки тяжёлых неделимых грузов разных категорий по зимним и грунтовым дорогам плохой проходимости.

Заместитель директора завода в прошлом заслуженный работник КЗКТ С.И. Евдокимов отзывается о Александре Петровиче Стукало с большой любовью и уважением и говорит: «За 16 лет он прошёл трудовой путь от мастера до начальника механического цеха и секретаря партийного комитета завода, внеся большой вклад в развитие города Кургана».

«А.П. Стукало, - говорил о нём заместитель директора по кадрам и режиму завода КЗКТ Матвей Гаврилович Матвеев, - всегда был человеком целеустремлённым, стойким в идейном отношении. Он из братского украинского народа с чётко выраженным славянским патриотизмом, намертво скреплённого казацкими корнями своих запорожских предков, людей смелых, воинственных, за боевыми делами которых стоял единственное желание защитить от инородцев русский, украинский и белорусские народы и их союзников, без чего невозможно их светлое будущее, будущее века нового, обновленного достойного человеческой жизни".

"Александр Петрович Стукало, - говорил о своем друге и земляке Президент Центра, действительный член МПНЭБ, заслуженный изобретатель РФ, заслуженный рационализатор РФ, лауреат медали имени академика В. А. Легасова Иван Иванович Манило, - с 1966 ho1976 годы  возглавлял Курганский городской комитет партгосконтроля, четырежды избирался председателем Октябрьского райисполкома города Кургана, окончил Заочную партийную школу при ЦК КПСС. В 1976 году он стал начальником Управления жилищно-коммунального хозяйства Курганской области, с 1988 года - генеральным директором производственного объединения "Обкоммунсервиз". За время трудовой деятельности Александра Петровича и при его активном участии, - продолжает свою мысль Иван Иванович Манило, - произошло становление группы машиностроительных заводов, развитие стройиндустрии, строительство многих социальных объектов, предприятий. Под его руководством осуществлялось комплексное развитие ЖКХ города и области".

В беседе со мной, в то время есаулом курганского отдела Сибирского казачьего войска Сулимой В.И., обозреватель Курганской областной общественно-политической газеты "Новый мир" Кузьмин Анатолий Дементьевич (ныне уже покойный) сказал:  "Уже на заслуженном отдыхе Александр Петрович Стукало продолжил активную общественную деятельность возглавил Союз предприятий ЖКХ Курганской области".

При вручении мне в 201I голу своей книги "Огонь столетий" Анатолий Дементьевич сказал: "Следующая моя книга будет об Александре Петровиче Стукало - члене Совета украинцев России, члене президиума Совета Ассамблеи народов Зауралья, Консультативного Совета по проблемам национальных отношений при губернаторе Курганской области.

По инициативе Александра Петровича Стукало была создана Курганская региональная общественная организация "Центр национальной культуры украинцев Зауралья  "Ясень".

 

Наша Дума - наша Пісня

Не вмре не загине

Без хитрої мови

А Голосна та Правдива

Як Господа Слово

                                            Т.Г. Шевченко

 

А.П. Стукало прекрасно понимал, что в свои преклонные года он взвалил на свои плечи тяжкую ношу, ношу возрождения среди своих соплеменников полузабытый ими родной язык. Он учил потомков запорожцев, ставшими Сибирскими казаками, четко излагать свои мысли. Излагать просто и ясно, без употребления иностранных слов, когда в их словарном запасе есть равносильное украинское, или русское слово, то слово,"яким в дитинствi з кожним iз них ненька говорила".

Будучи, милостью Божиею, учителем от природы, Александр Петрович Стукало, постоянно говорил своим великовозрастным ученикам, что многочисленные враги российского славянства (русских, украинцев и белорусов) никогда не отделяли слова и дела и казнили за слова не только одинаковым образом но часто свирепее, чем за дело. Уничтожь Веру народа и его язык -значит уничтожишь и его с лица земли! - часто говорил эти слова прямой потомок Запорожских казаков Александр Петрович Стукало, "щирий патрiот слав'янських народiв". В своей поэме "Иван Пидкова" великий украинский поэт Т.Г. Шевченко вспоминая прошлое говорит:

 

Было когда - то в Украине:
Пушки там гремели.
Были когда - то запорожцы,
Властвовать умели.
Властвовали, добывали
И славу и волю,
Все прошло и лишь остались
Могилы по полю.

 

Александр Петрович Стукало рассказал потомкам Запорожских казаков, что со средины ХУ1 века, когда Русь вышла к Каспийскому морю, казаки вместе с кабардинцами согласились служить царю Московскому, за что Иван Грозный признал их право на земли понизовья Терека. В это же время возникли "речные республики" на Дону и Днепре. Донцы помогли Ивану 1У Грозному (1533-1584) справиться с остатками Золотой Орды. В 1552 голу они взяли штурмом Казань, в 1554 -Астрахань, 1569 году, при нашествии турок, разгромили их тылы и взорвали пороховые погреба в Азове.

После падения Орды Царь заключил Союз с казаками, как с объектом Международного права. Иван 1У обращался с казаками через Посольский приказ. Еще до наших дней сохранилась поговорка: "Царь царствуй в Москве, а мы, казаки, на Дону". Служили донцы самому царю и не выполняли то, что исходило от бояр.

По словам Александра Петровича Стукало, это раздражало Петра I, не желавшего мириться с бегством староверов на Дон, откуда никакой выдачи не было, ибо казаки видели в староверах стойкое пополнение братьев по вере, и на все Указы Петра I "плевали с высокого бугорка", что и привело в 1707 году к войне.

Станичники вначале её успешно громили царские войска, ибо общая ненависть к врагам казачества создала крепкую дружбу между ними. Петра I поддерживали лишь калмыки и татары. Верховые и донские казаки заняли Черкасск и повесили в нем всех подхалимов поддерживающих царя.

Но успешно воевать против многочисленной Российской Армии казаки не смогли. Руководство казаков предало рядовых. Окруженный предателями атаман застрелился. Тысячи донцов Игната Некрасова ушли к туркам на Кавказ, а остальные покорилась. Началось усмирение, суд и расправа. Казаки гибли на плахах и виселицах. Огнем и мечом Русь уничтожила 48 городков и большинство их жителей.

С 1709 года настала новая эра отношений Дона с царями, мало изменившаяся до 1917 года. Казаки, как народ покоренный, смирился с порядками Империи, а их земля стала колонией с некоторыми признаками автономии. В 1721 г. казаков лишили права изъявлять свою волю на кругах. Началась полная зависимость казаков от России с подчинением Военной коллегии, - констатировал А.П. Стукало и добавил, - вольное прошлое казаков осталось в преданиях, да балладах, распеваемых кобзарями:

 

Зажурилась Україна —
Така її доля!
Зажурилась, заплакала,
Як мала дитина.
Ніхто її не рятує…
Козачество гине;
Гине слава, батьківщина,
Немає де дітись.
Виростають нехрещені
Козацькії діти,
Кохаються невінчані,
Без попа ховають;
Запродана жидам віра,
В церкву не пускають!

 (Т.Г. Шевченко.,Тарасова НIЧ.,Кобзар.,КИIВ.,1961 р.,ст.54.)

Деятельность Александра Петровича Стукало, - констатирует генерал- лейтенант казачьих войск Валерий Георгиевич Попов, - отмечена высокими Правительственными наградами: орденом Трудового Красного Знамени, дву­мя орденами "Знака Почета", а также федеральными, областными и общественными наградами, в том числе и казачьими за его общественную, политическую и патриотическую работу по воспитанию молодого поколения потомков Запо­рожских казаков и за бессменное руководство Центром Национальной куль­турной автономии украинцев - "Ясень".

Александр Петрович Стукало был пламенным патриотом своей родной украинской и русской земли, которая была и навсегда осталась его Роди­ной - Союзом Советских Социалистических Республик.

Его призыв "свою Украiну любiть" вырвался у него с самого сердца, когда молдаванский еврей Петр Алексеевич Вельман, сменивший свою фами­лию на достойную славянскую фамилию Порошенко, ставший диктатором Укра­ины при помощи американо-жидовских массонов, решил поссорить русский и украинский народы и запретить употребление русской речи на святой украинской земле, которую многими десятилетиями защищали его предки - запорожские казаки. А.П. Стукало часто говорил нам, потомкам запорожских казаков слова Т.Г.Шевченко:

 

Та неоднаково мені,

Як Україну злії люде

Присплять, лукаві, і в огні

Її, окраденую, збудять…

Ох, не однаково мені.

 

А пока, узурпатор и временщик Порошенко, отняв у украинского народа, принадлежащую ему церковь Московского патриархата, образовал при помощи врагов славянских народов и недобитых И.В. Сталиным бендеровцев свою украинскую, независимую от Москвы, автокефальную церковь, непризнанную свободолюбивым украинским народом. А пока:

 

Над дiтьми козацькими

Поганцi панують....

 

Против подобных явлений повел непримиримую борьбу славянский патриот, украинец по национальности -Александр Петрович Стукало.

Катастрофическая политическая обстановка на Украине, связанная с возможным распадом государства на мелкие удельные княжества, отрицатель­но сказалась на здоровье Александра Петровича Стукало и привела его к безвременной кончине. Сибирское казачество, глава города Кургана, депута­ты Курганской городской Думы и администрация города Кургана, выражают глубокие соболезнования Украинскому народу, родным и близким Алексан­дра Петровича, верного потомка Запорожского казачества.

Закопайте и вставайте,
Цепи разорвите,
Вражьей злою черной кровью
Волю окропите.
И меня в семье великой,
В семье вольной, новой,
Не забудьте – помяните
Незлым тихим словом.

                                                             Т.Г. Шевченко

 

Сулима В.И.,

Войсковой старшина, г. Курган

КАК КАЗАКИ СО СВЕТСКИМ ПАРИЖЕМ ЗНАКОМИЛИСЬ

В Битве народов под Лейпцигом Наполеон потерпел поражения из серии сокрушительных, но сломлен не был. Удивительно, но при столь ограниченных ресурсах он изрядно попортил кровушки союзникам. До самого своего отречения и изоляции на отдаленном острове. Собственно, итог компании решило подавляющее превосходство в живой силе – в конце эпохи наполеоновских войн союзные силы превосходили французов как минимум впятеро. Это притом, что Бонапарт в то время не проиграл ни одной битвы. Но ему приходилось постоянно маневрировать, перебрасывать войска с одного рубежа на другой – нельзя выйти победителем при войне на несколько фронтов.

Взятие Парижа силы коалиции обустроили так, чтобы отвлечь Наполеона от столицы – специально на заклание был выделен 10-тысячный кавалерийский корпус Винценгероде (кстати, генерал русский, хоть и немецкого происхождения), а как только Бонапарт отвлекся на разгром русского корпуса, силы союзников сразу с нескольких направлений двинули на Париж. И все равно легкой прогулки не вышло – французские маршалы, отвечавшие за оборону столицы, устроили хорошую головомойку осаждающим – их потери составили примерно 8 тысяч человек.

Из-за численного превосходства наступающих шансов у французов не было. И, после захвата нескольких господствующих высот в пригородах, город решили сдать – во избежание разрушений, неизбежных при массированном артиллерийском обстреле и уличных боях. Так что завершающая фаза и вовсе вышла бескровная. Отчего жители столицы встречали победителей непугаными и с любопытством. Впрочем, союзники по войскам распространили особый указ о недопущении мародерства. Кара за нарушения предусматривалась самая серьезная - смерть.

Собственно, основная масса оккупационных войск у аборигенов интереса не вызвала – экипировка всех тогдашних европейских армий отличалась разве цветовой гаммой. Ну а многие офицеры, особенно гвардейские, говорили на языке побежденных даже лучше, чем иные носители – сказывалось воспитание и образование дворянской элиты. Но вот казаки и башкиры вызвали интерес неподдельный – уж очень колоритно те смотрелись на фоне общепринятой унификации.

Надо сказать, что в лейб-гвардии тоже имелись казаки. И эти-то мало отличались от основной массы образованного офицерского состава. А вот остальные казацкие полки разнились крепко. Кстати, тогдашний всеказацкий командир Платов тоже издал приказ о запрещении бесчинств на территории побежденного врага, но он-то никак не говорил об образованности генерала – жутко безграмотный по форме, хотя и крепко дисциплинирующий по сути.

У казаков всю эпоху наполеоновских войн в войсках царил строжайший сухой закон. И тут он вдруг закончился. А еще войскам выдали тройное жалование – задолженность за последнее время. Так что от загула эту массу народа ничего не сдерживало. Тем более, что получить кредит в многочисленных парижских кабачках труда не составляло – хватало записки от ротного командира, в которой тот сообщал, что "податель сего человек слова и чести, и ему можно верить на слово, а потому долг будет непременно оплачен". Это, кстати, привело к огромнейшей задолженности перед кабатчиками – в 1,5 миллиона тогдашних полновесных рублей. Сумму выплатил из своих средств военный комендант Парижа и командир оккупационных сил граф Воронцов из собственных средств, отчего совершенно разорился (нормальное поместье с землей и крестьянами (душ сто) в ту пору стоило тысяч десять). Правда, он позднее поправил дела выгодной женитьбой, но то уже другая история. А пока казаки (как и все пришлые) гуляли вовсю.

Надо сказать, что казаки были крайне популярны у парижан. Правда, не из-за каких-то человеческих качеств, а в силу экзотической внешности – их расценивали как необычных, притягательных своей дикостью зверушек. Отчего очень много сохранилось миниатюр с рисованными казаками. Увы, все их можно отнести к категории сатиры. И даже в высокохудожественных реалистичных полотнах всегда присутствовал сарказм. Чего уж говорить об акварелях и прочей мелочевке? Особенно популярными стали работы случайного свидетеля немца Георга-Эммануэля Опица – тот оказался в Париже совершенно случайно в качестве эскорта одной баронессы. Что не помешало ему довольно детально изобразить бытовые мелочи казацко-парижского колорита.

Любопытно, что присутствие казаков обогатило французский язык. Скажем, их знаменитая разновидность общепита бистро происходит от русского "быстро". По легенде казаки так торопились прервать сухой закон, что постоянно подгоняли нерадивых кабатчиков: "Быстро! Быстро!". Вот те и решили, что это такая русская разновидность сервиса. Впрочем, байка эта ходит на правах апокрифа. Но были и реально подтвержденные языковые изменения.

Казаки какое-то время пользовались спросом у дам древнейшей профессии – из-за показной щедрости. Интересно, что с тех пор появился термин "стоять по-русски" – это тот раздел Камасутры, что в английском носит имя "догги-стайл". Хотя и в родном любовном французском немало своих эпитетов. Но тут важны нюансы.

Скажем, "любовь а ля козак" (это тоже вошло во французский язык после взятия Парижа в 1814) многие историки обтекаемо объясняют происхождение термина напористостью казацкой манеры заниматься любовью. Хорошая попытка своеобразного эвфемизма. На деле же"любовь в казацкой манере" означала мужской эгоизм в постельных делах и полное пренебрежение интересами партнерши.

Словом, гравюры того времени неплохо показывают типовое вооружение казака: пика, сабля, пара пистолетов и ружье. Также много внимания художников отвлечено на знаменитые широчайшие шаровары. Но вот ситуации и интерьеры этих бытовых зарисовок довольно однообразны: перепалка с кабатчиками и ростовщиками, жарка мяса на ружейных шомполах, развлечения с дамами и почти обязательное присутствие алкоголя в кадре (если так дозволительно выразиться). Впрочем, имеются и казаки, посещающие музей. Вот только акварель, запечатлевшая этот занимательный факт, пожалуй, единственная в своем роде. Да и сюжет ее позволяет несколько трактовок. Причем любую из них пронизывает скрытая ирония. Не верите? Посмотрите сами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧЕРНЫЕ ГУСАРЫ, КОТОРЫМ НЕ СТРАШНА БЫЛА СМЕРТЬ

 

Сохранилась граммофонная запись 20-х годов, сделанная в Венгрии. Леонид Шуляковский (сам в прошлом военный, ротмистр) поет марш"Черных гусар". Так называли Александрийский 5-й гусарский полк, шефом которого являлась ни много ни мало сама императрица Александра Федоровна. А еще в этом полку в свое время служил барон Маннергейм, поэт Николай Гумилев и писатель Михаил Булгаков.

Надо сказать, что черных гусар еще называли "бессмертными гусарами" и"гусарами смерти". Как ни странно, в этом конкретном случае эти два взаимоисключающих эпитета выступали синонимами. Бойцы славились личной храбростью и особенной формой черного цвета. А эмблемой служил череп с костями, вышитый серебром – голова Адама.

             

 

 

 

 

 

 

 

Одно из последних изображений гусар из 5-го Александрийского

 

Адамова голова еще называется Голгофой – по легенде именно в основании этой горы похоронили первого человека. На этой же горе стояло распятие Спасителя. Поэтому в христианском мире такая мертвая голова служила символом вечной жизни. Но, признаться, вид голых косточек на обычных людей навевает несколько иные ассоциации, несколько зловещие. Поэтому военным этот символический дуализм пришелся к месту – носителей обнадеживал, а соперников безжалостно вгонял в уныние.

Интересно, что точно такие же черные гусары (и форма похожая) имелись во Франции аж с 1792 года. Эскадрон из двух рот набирался исключительно из уроженцев севера страны и считался элитной частью. Но и это подразделение являлось подражанием, копией. А оригинал имел прусские корни. Причем, что любопытно, история подразделения начиналась не со страниц славных деяний, а совсем наоборот.

В 1721 году Фридрих Вильгельм I (король-солдат) приказал одному из своих драгунских командиров набрать и экипировать 2 роты гусар. Причем набрать из венгров – они тогда считались отменными кадрами для легкой кавалерии. Командир новым ротам тоже достался драгунский. А квартиры им отвели в городе Мемель – нынешняя Клайпеда. И звали их сначала не черными, а зелеными гусарами.

Но в 1724 году 30 гусар части дезертировали. Так что саму часть даже собирались расформировать, но ограничились ее реформированием. И несколько увеличили штат – до 3 эскадронов. Любопытно, что эта часть считалась прусской, но вот немцев в ней почти и не наблюдалось. Основную массу составляли иностранные наемники.

Форма была зеленого цвета с канареечной опушкой, но уже тогда появилась знаменитая эмблема – череп с костями. Правда, пока только как отличительный знак офицеров. Собственно, мертвую голову позаимствовали у пандуров – венгерских телохранителей (а те вообще были падкими на внешне эффектные цацки) австрийской военной верхушки.

Зеленые гусары охраняли границу по Неману и занимались отражением налетов польских банд, частых в то время. А еще выполняли карательные функции, отлавливая в округе дезертиров.

Символика в армии – вещь немалая. И гусарская форма со зловещей эмблемой неплохо сочетались вместе. Сама идея легкой кавалерии подразумевает немалую долю лихости, личной храбрости и пренебрежение собственной жизнью.

В 1740 Фридрих Вильгельм умер, и его тело везли укрытое черной тканью, на которой серебром вышили череп с костями. Собственно, черный с белым считались личными цветами этого правителя, ну а мертвая голова тут выступала как общепринятый христианский символ – пока еще.

В 1741 сын покойного короля Фридрих II Великий решил в честь отца переодеть пару полков своих зеленых гусар. Отчего 1-й и 2-й лейб-гусарские полки отныне стали черными гусарами. Девизом полков выбрали "Победа или смерть" и теперь уже вопрос восприятия этих полков в качестве вестников смерти оставался только вопросом времени. И черные гусары стали еще дополнительно и гусарами смерти. И, надо сказать, вполне заслуженно – уже в 1745 они отличились в боях.

Черные гусары мало ценили свою жизнь, равно как и жизни врагов. Пленных они предпочитали не брать, так что реноме себе заработали не самое романтичное, причем очень быстро. Постепенно противники так прониклись этим зловещим флером, что и одного имени оказывалось достаточно – часто противники черных гусар прекращали сопротивление только потому, что видели перед собой черную форму – репутация, как видно, оказывалась важнее оружия.

Интересно, что стандартным вооружением черных гусар считались сабля и карабин. Пистолеты, так любимые другими кавалеристами, почему-то ими третировались.

При Ватерлоо и под Лейпцигом прусские гусары смерти отличились бесстрашием, массовым героизмом и совершенно беспощадностью к пленным. Именно тогда кокарда с меховой гусарской шапки – все та же мертвая голова – стала символом всей немецкой военной машины. И тогда же случился презабавный случай: прусские и русские черные гусары участвовали в сражении как союзники. Причем русские гусары крепко отличились. Но, будучи забрызганные грязью от "пят до кивера", были приняты прусским военачальником за своих. Когда же тому указали на ошибку, тот не только не прекратил похвальбу, но и пришел в полный восторг от такой преемственности.

Рассказывают, что именно после того случая прусских гусар решили неофициально называть гусарами смерти, а русский – бессмертными. Увы, это только прекрасный апокриф – в официальных бумагах встречаются на равных оба термина.

Прусские гусары просуществовали до самого развала империи в 1918 году. Ну а эмблему их потом позаимствовали танковые подразделения и части СС третьего рейха. Русский же вариант просуществовал в какой-то мере чуть дольше. Полк самораспустился в 1917, но на его базе создали сразу две части. Причем одна из них вошла в состав Красной армии, а вторая воевала в Добровольческой армии. У времени, порой, очень своеобразное чувство юмора.

Исторические Сражения

 

ПОЧЕМУ ПОСЛЕ ПОДВИГА КОЗЬМЫ КРЮЧКОВА ДОНСКИЕ КАЗАКИ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ ЛАМПАСОВ НА ШТАНАХ

 

В Первую мировую войну казаки войска Донского внесли существенную лепту, отправив на фронт 115 тыс. прекрасно обученных бойцов. О том, какой выучки были казачьи части, говорит количество павших в боях — у казаков оно составляло всего 3%. За годы войны донцы потеряли убитыми всего 3626 человек, ранения и контузии получили 12 675 человек. В плен попало всего 164 человека — немцы казаков предпочитали в плен не брать, вычисляя их по лампасам на штанах, а случилось это после подвига донца Козьмы Фирсовича Крючкова, который с товарищами 12 августа 1914 года под городом Кальвария встретился с немецким отрядом. И так уж получилось, что казаки остались в живых, а из немцев не ушел никто. Сам же Крючков убил одиннадцать германцев и стал первым казаком, получившим Георгиевский крест.

Крючков появился на свет в 1888 году в небогатой семье казаков-старообрядцев недалеко от станицы Усть-Хоперская (Волгоградская область), в 1911 году пошел служить в Третий Донской полк им. Ермака Третьей кавалерийской дивизии. К началу Первой мировой войны он был уже опытным бойцом в чине приказного.

Агитационная брошюра того времени говорит о том, что Крючков вместе с товарищами: Иваном Никаноровичем Щегольковым, Василием Александровичем Астаховым и Михаилом Павловичем Иванковым был в дозоре и наткнулся на германский разведотряд в 27 человек; было это на границе Польши и Пруссии.

Казаки вступили в бой с превосходящими силами противника, и сам Крючков убил 11 германцев, получив при этом многочисленные ранения. Сам герой рассказывал, что сначала стрелял в немцев, затем, когда немецкий офицер нанес ему рубленую рану руки, бросил винтовку и начал рубить палашом, зарубил офицера, а после — взялся за пику и буквально не успел опомниться, как 11 немцев уже лежали в траве бездыханными, а товарищи сумели справиться с остальными.

Из 27 германцев уцелело только три человека, но они сбежали и догнать их не было возможности. В результате боя лошадь Крючкова, которую тот назвал «крайне послушной», получила множество ран, но сумела проскакать шесть верст до основного расположения полка.

Буквально через сутки в полку появился командующий армией генерал Павел Кaрлoвич Рeннeнкaмпф, который узнал о подвиге казака, и отколов от своего кителя георгиевскую ленту, прикрепил ее к груди Крючкова и поздравил казака с наградой.

Немного по-другому видит подвиг Крючкова специалист по истории казачества Андрей Вадимович Венков. Он ссылается на воспоминания Крючкова, в которых говорится, что казаки стояли на посту «над границей», провели бессонную ночь, так как накануне местные видели шпиона. Утром их разбудили крестьяне, которые увидели, как немцы вываживают уставших коней.

Казаки бросились седлать лошадей, Георгий Рвачев ускакал в полк с донесением, а остальные – Астахов, Шегольков, Иванков и Крючков и пограничники бросились догонять немцев, которые уже уходили через гору.

Казаки догнали неприятеля через несколько верст, на болоте. Заметив их, немцы развернулись и пошли в атаку, но казаки открыли стрельбу. Немцы решили не вступать в бой и начали уходить. В погоню за ними поскакали только четверо казаков, они догнали германцев через шесть верст.

Германцы, заметив, что за ними скачут всего четверо, решили принять бой. Казаки спешились, открыли огонь по противнику и убили офицера, а затем пустились на лошадях прочь. Они бы легко ушли от неприятеля, если бы не Иванков — он служил первый год, стал отставать, и немцы, догнав его, начали колоть пиками. Тогда казаки вернулись, чтобы отбить товарища. Отбив раненого Иванкова, они стали уходить от немцев, бросившись в стороны.

Немцы бросились в погоню, однако Астахов и раненый Иванков сумели отбиться и уйти; отбился от германцев и Щегольков.

Тогда немцы навалились на задержавшегося Крючкова, и тому пришлось туго — немецкий унтер рубанул его по руке, и Крючков был вынужден бросить винтовку, но сумел вытащить палаш, и несколько раз рубанув унтера по шлему и по шинели, смог зарубить его, попав по шее.

Дальше все завертелось — немцы преследовали Крючкова и кололи его пиками, но он сумел вырвать у одного из них это оружие, стал обиваться от неприятеля и колоть нападавших. О таком течении боя говорит и характер ран Крючкова — из 16 ранений девять были нанесены пиками в спину, по касательной («под кожу»), когда казак уходил от немцев, пригнувшись к седлу.

Покончив с противником, Крючков догнал Щеголькова, и вместе они поскакали в полк, но через шесть верст Козьма почувствовал себя плохо. Казаки выехали на большак, увидели крестьянина на телеге и слезли с коней. Крестьянин отвез их в госпиталь. Оказалось, что у Крючкова 16 ран и рубленая рана на пальцах, у Шеголькова — два ранения пикой, у Иванкова — три ранения пикой, и только Астахов отделался одной раной. Были изранены и лошади: лошадь Крючкова получила 11 ранений, Иванкова — 10, а конь Шеголькова получил четыре укола пикой.

У немцев (их, очевидно, было около 20) пятеро ушли, двое попали в плен ранеными, остальные полегли.

Щегольков, Астахов и Иванков тоже получили Георгиевские кресты за этот бой, но немного позже.

Говорят, что после подвига Крючкова немцы стали узнавать казаков издалека. Казакам даже пришлось отказаться от штанов с лампасами и сменить форму на общевойсковую — это должно было помешать противнику определять передвижение войск.

Во время Гражданской войны Крючков остался верен присяге, воевал на стороне белых, сражался в рядах Донской армии, дослужился до сотника и погиб, сраженный большевистской пулей, ранней осенью 1919 года. Произошло это во время Вешенского восстания казаков в бою недалеко от деревеньки Лопуховка под Саратовом.

 

Майя Новик

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТРИ САМЫЕ УСПЕШНЫЕ ДИВЕРСИИ БРИТАНЦЕВ ПРОТИВ РОССИИ

Ни одна страна мира не добилось таких впечатляющих результатов в разведывательной и заговорщической деятельности против России, как Великобритания.

 

1. Убийство Павла Первого

 

Павел I и Убийство императора Павла I (французская гравюра, 1880-е годы)

В последнее десятилетие 18-го века большинство европейских монархов были одержимы уничтожением революционной Франции, дабы остановить распространение ее «революционной заразы» на их государства. Российский император Павел Первый не был исключением.

Однако с течением времени Павел осознал, что конфронтация с французами не дает России абсолютно ничего. Пока царские войска проливают кровь, британцы и австрийцы остаются в тени, пожиная плоды русских побед.

 

Павел I и Убийство императора Павла I (французская гравюра, 1880-е годы)

 

Последней каплей стал захват британцами Мальты в 1800 году. Выбив французов, они решили не возвращать остров мальтийским рыцарям и оставили его под своим контролем. Павел, будучи Великим магистром Ордена, воспринял это как личное оскорбление.

К ужасу британцев, российский император кардинально меняет вектор внешней политики России. Он не только примирился с Наполеоном, но фактически заключил с ним союз, планируя совместную военную экспедицию в Индию, главный источник британского богатства.

«С вашим повелителем мы изменим лицо мира!» - Наполеон сказал русскому посланнику в Париже.

Согласно плану, 70,000 французских и русских солдат под командованием генерала Андре Массены должны были выбить из Индии силы британской Ост-Индской компании. Первый отряд - казаки под командованием атамана Матвея Платова - выдвинулся в сторону Афганистана 13 марта 1801 года.  

Однако, вторжение так никогда и не состоялось. 23 марта 1801 года Павел Первый был убит в результате дворцового переворота, в котором Британия, и лично британский дипломат лорд Чарльз Уитворт, сыграли активную роль. Британцы финансировали заговор и даже выплатили заговорщикам «бонус», когда дело было сделано.

Одним из первых указов новый император Александр I вернул казаков Платова из похода. Вскоре Россия и Великобритания снова стали союзниками.

Наполеон яростно отреагировал на смерть Павла Первого: «Англичане промахнулись по мне в Париже 3 нивоза (четвертый месяц французского республиканского календаря и отсылка к попытке убить Наполеона 24 декабря 1800 года, в которой подозревали британцев), но они не промахнулись по мне в Петербурге!»  

 

2. Резня в русском посольстве в Тегеране

Репродукция картины художника И.Н. Крамского «Портрет писателя А. С. Грибоедова». 1873 г.; Репродукция литографии «Заключение мира в Туркманчае 10 февраля 1828 года во время Русско-иранской войны»

 

Ранним утром 11 февраля 1829 года огромная толпа численностью до ста тысяч персов, вооруженных ножами, камнями и палками, атаковала российское посольство в Тегеране, охранявшееся лишь 35 казаками. Персы буквально разорвали русских, включая и посла, великого поэта Александра Грибоедова.

Преступление было вызвано тем, что русские предоставляли убежище местным армянам, стремящимся попасть на историческую родину, ставшую в недавнем прошлом частью Российской империи. Одним из таких беженцев был совсем необычный человек. Маркарянц Якуб (Мирза-Якуб), служивший евнухом шахского гарема, был также главным казначеем и хранителем его драгоценностей. Он слишком много знал, чтобы ему позволили беспрепятственно сбежать во враждебное государство.

После того, как Грибоедов отверг все требования выдать Якуба, персидский правитель Фетх Али-шах распорядился «зажечь» толпу, уже немало разъяренную недавним поражением в русско-персидской войне. Агрессивная толпа убила русских и Мирзу-Якуба, спрятавшегося в посольстве.

Полагают, что за жестоким планом стояли британцы, вдохновлявшие персов. Россия и Британия вели тогда «большую игру» за доминирование в Центральной Азии, и новая русско-персидская война была им весьма на руку.

Единственный выживший в тегеранской резне, секретарь Иван Мальцов писал министру иностранных дел Карлу Нессельроде: «Теперь англичане восторжествовали, уверяют персиян, что мы, находясь в непримиримой войне с Турциею, им ничего сделать не можем, говорят, что Англия скоро объявит войну России, советуют Аббас Мирзе учинить нападение в наши пограничные области».

Шах, однако хотел убийства Маркарянца Якуба, но совсем не начала новой войны. Россия же застряла в войне с Оттоманской империи и также желала избежать конфликт. В итоге инцидент был замят. 

 

3. Убийство Распутина

Освальд Райнер, 1908 год. Царское село. Распутин с императрицей, пятью детьми и гувернанткой

 

Если в устранении Грибоедова и Павла Первого Британия оставалась в тени, то убийство Григория Распутина произошло с активным и открытым участием британцев.

Одна из самых мистических фигур в российской истории, Распутин был фаворитом императрицы Александры, и существенно влиял на всю императорскую семью Романовых. К 1916 году Распутин сосредоточил в своих руках такую власть, что мог напрямую советовать Николаю Второму как вести войну.

Для ближайшего окружения императора это становилось недопустимым. Оно понимало, как опасность несет в себе деятельность «божьего человека». Когда Николай отверг все просьбы отстранить Распутина от власти, заговорщики стали действовать

Большим вопросом остается, какую роль сыграли британцы в этом заговоре: организовали ли они его сами или просто присоединились к нему в процессе. В любом случае, Великобритания получала от убийства Распутина сплошные выгоды.

В Секретной разведывательной службе (СИС, в дальнейшем больше известная как Ми-6) были уверены, что Распутин - немецкий агент. Они опасались, что «Темные Силы» (как прозвали там Распутина) и его патронесса, Императрица Александра (кстати, немка) готовят сепаратный мир с Германией и выход России из войны. 

Какими бы ни были причины, британцы нанесли финальный удар. Считается, что контрольный выстрел в голову Распутина сделал британский агент СИС Освальд Райнер, который вместе с русскими заговорщиками прервал жизнь «безумного монаха» 30 декабря 1916 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СТИХИ СОФЬИ ХРУСТАЛЁВОЙ

 

http://www.stihi.ru/pics/2016/07/30/5622.jpg?403

 

ДАВАЙ, МОЙ ДРУГ, ПОГОВОРИМ

 

Давай, мой друг, поговорим… - о том, как Русь боготворим!
О том, что вовсе не готовы терпеть от санкций всех - оковы.
Давайте, скажем, вслух, друзья, что дальше жить, нам так нельзя!
Да что же тогда мы будем стоить - отцов разрушив все устои?
Хорош!-  с врагами жить игриво.
         

Пора расчёсывать уж гривы коням, жующим в денниках.
Пора подумать о деньгах: как надо было изголиться,

Чтоб вместо нас – озолотиться… «друзьям», кто «дружбу» навязали.
Нам - простакам,-так удружили, аж начисто - разоружили.


Друг мой, скажу, тут не до смеха, когда в стране нашей – прореха…

Рубль наш загнать в такой тупик!

А свой дензнак – воздвигнуть  - в Пик...

 

Да, русич - всё же есть мужик,  давать, не скрою…

 Часто - маху, хоть  к  лиху разному привык, но снимет в дар, с себя рубаху

И, ненароком, показать, что добрый он… ни дать, ни взять!


 На этот раз пущай трясутся, уж коли исподволь дерутся -
Они с «друзьями» так ахально... Зачем, в ответ любить их ...ально?
Да сбросим с плеч «друзей», аврально!

Круг разомкнётся фигурально.


Но, как ты - тут - не говори, ввести порядок изнутри

Необходимо нам - самим. Тогда пред «другом» устоим!

Гляди, «друзья» как изощряются?! Своими евро всё кидаются.

Да доллар вековой их – шаткий, хоть щерят зубы - те ребятки.


Но, мы же, видим: - игра…в прятки.

Хорош ходить и нам - вприсядку.

Тут с кондачка всё не решить. Умней пора вопрос вершить. 

Чего-чего, но всё же много игральных карт...

 

Молитва Богу  - направит, только попроси, чтоб указал не вспять дорогу.

За глупости, Христос,  спаси! Пора, выгуливать немного - коней застойных.

За гуж всем миром мы возьмёмся, мускулатурой разомнёмся,

Покажем Кузькину им – мать! Ошибки станем исправлять...


Ну, скажем так: дела - не плохи.

В конце концов, ведь мы не лохи,
Чтоб нас мудрили день и ночь;

Должен свой разум нам помочь.

Припомним - Мудрость матерей. Заветы – лучшие отцов.

Находчивость своих прадедов, не выплеснув богатырей при этом –

От мудрых наших матерей, смотрящих трудностям в лицо;
Из лебеды, - сварив обеды, чтоб в «дураках» оставить беды,
Имея навыки победы, переходящие из рода в род,

Да кислым щам - приоритеты, а не хот-дог – нам чуждый... - в рот.       

           

Наш русский стержень - не сломать! Я - повторюсь: ни дать, ни взять!

Ведь медовуху пьём ядрёную; да Пушка-Царь есть - заряженная,

На Главной площади стоит, придав особый колорит.

 

И Минин, и  Пожарский - тут свой пост - который век несут!

Да Юрий Долгорукий – друг! - не жалится на свой недуг, мол, памятник - не золотой...     

Хотя, мой друже, стой постой! Дороже - он, чем золотой!
В доспехи крепкие - одет, на них - веков великий след...
          

Ну, что вы, други, приуныли? Аль про дружинушку забыли?
Ведь бились с ворогом нередко, да били в спины их всех – метко!

Заслуг у нас - не перечесть! Вот, в кабалу бы не залезть,
Навязанную, нам - «друзьями». Вот до чего дойти нельзя!


Не овцы мы, и неча беекать… Не забывайте, мои други,
Родов своих зело заслуги, и зрите в корень родовой.

Да дети, внуки с вами  тут всю тяжесть - на плечах несут.

Пора от лишней доброты не пререкаться: - ты!  а ты?

 

Друзьям же истым - нет нужды обгон вершить на вираже...

Вот где, мы будем все правы с "друзьями" перейдя на Вы, и с ними – уши  навострим!

У них кругом сплошной экстрим.

Хорош, ходить нам в неглиже! Где… Правда голая уже!?


Пора, нам Правду - выставлять, да вновь ошибки исправлять.
Уж зуб за зуб платить сиречь, и Отчий дом от них стеречь,

Стократ умом напрячь мозги и… ядра чистить от лузги.

… Ну, что ж, друзья, мы – обсудили, каких «делов»  наворотили?
Позволили, - чтоб нас растлили. Границы внове расчертили.
Но, не в объявленной войне, они - не победят вовне границах, так и знайте!

 

Их – упредить, пора! Дерзайте!!!

Назад – ни шагу со двора; таким - руки - не подавайте!

Таких друзей – сдавать в музей бездушных восковых фигур...

И никаких... ля-мур…тужур. Бежать подальше сих друзей...

А напоследок - так скажу, друзья мои, богатыри!

Держать самим свою вожжу в руках стальных...

То – упыри, со всех сторон - нас окружили.

Мы – верили, они - «дружили».

Ведь ждут – когда мы руки в гору поднимем, пав пред ними ниц.

Раскроем створы от границ, впустив троянского коня.

Вы, слышите, друзья, меня?

            

Мой дядя, помню, конём правил. Но знал при этом много правил,

Что… - с маленького жеребёнка  - воспитан будет лучший конь!

Поскачет в воду, и в огонь.

Но цель – коня не погубить, а крепче друга полюбить.

 

Ещё, мой дядя говорил, что пядь Руси, боготворил; а дед, с отцом  - семье порука,

Чтоб воспитать достойно внуков, являл – один;  другой – примером:

Играть с щитами из фанеры. Но был то - навык воевать,

Чтобы не дать себя подмять. Пускай - в игре да с ребятнёй –

С соседской всё ж, ан не с роднёй. Во всём быть нужно пионером.

 

Пытать дела, а не лытать от них же, без толку теряя дарованную Богом – власть; 

Свою судьбу «состряпать» - справно;  чтоб жизнь катилась православно,

Чтоб  Род – плодили здравый, не в трутней вкладывали суть,

Которых может - каждый пнуть.

 

 Другой мой дядя - править мог - чтоб никакой залётный смог не застилал глаза народу.

Он - вёл с народом диалог, да сочинял такие оды! –

Чтоб внук -  сам разобраться мог: кто - истый друг,

А кто бульдог, кусающий того, кто - кормит.

            

Ну, что ж друзья, хоть мы  - не боги, но также - мы и не бульдоги –

Друг друга грызть и день и ночь. Должны друг другу мы помочь, не усугубив положения. Какие зреют предложения  - для устранения причин на сей день, скажем - негативных?

А кто предложит свой почин?

 

Тем самым, и решить - поможет, проблему с номером один...

Вот, с места этого... подробнее слова, по смыслу подбирая,

Иных проблем не затевая, кумекать, время не теряя зря, 

Чтоб … тридцать три Богатыря, но кровь из носа, дело стоит,

Но - отношения построив, путём без бойни, кровопролития,
По верному прошлись наитию, не натворив того, что пуще,
Замешано всё - на кофейной гуще... Чтоб через сито процедили;

Вопросы главные - решили. И, каждый - встал бы на защиту  Руси –

Единственной страны, где... сливки разума элиты, но без вмешательств Сатаны...

Но уж потом, мы изопьём меды и сод, и суть,  добыв – реванша мирного,

Возьмём бразды правления, забыв обиды; простив врага,

То кровь - как воду пил он – нашу, - нальём и чай и пирога кусок,

И медовухи - чашу, ему...- как мировую суть, придётся

За столом глотнуть и здесь ему же принять безмолвно, но и дословно - присягу:

«В вашу землю лягу за то, чтоб мир - везде настал!

И снова Русь – на пьедестал!!! И не сносить мне головы,

Коль не исполню суть главы".

 

Прощеный враг - во врата войдёт не в райские, - от небожителей.

Он - жизни новый смысл найдёт, увидев: Мир – обворожительный!

Приметит он, что на стене прибито объявление.

Оно - пылает – как В огне, в честь  Мира воскрешения...

 

Остановившись, увидит  шрифт

Из буквиц древних…и с чувством вспыхнувшей вины, пред рунами,

Склонив колени, прочтёт то объявление:
"Не взламывай стальную дверь! За ней живёт сердитый зверь.


Ты - не слепой, читаешь коли,
 

 «В берлоге крепко спит Медведь.

Будить Медведя не моги!

НА ТО - ТЕБЕ, ДАНЫ МОЗГИ –

ЧТОБЫ И ТЫ НЕ ВЕДАЛ БОЛИ!»   

      

...На заключительной волне, Поэт на вороном коне,

Вскочив на Рубикон, поставил свечку у икон.

Коня отвёл в уют - денник, и запись тут же внёс в дневник:

Давай мой друг, поговорим, о том - как Русь боготворим! 

 

ЯБЛОЧНЫЙ СПАС

 

                                                       Преображение Господне!
                                                       Великий яблоневый спас.
                                                       Последний летний день сегодня,
                                                       Уходит в осень, бросив - нас
                                                       На произвол сентябрьских
  дней, -
                                                       Мы только стали согреваться
                                                       Едва прошла пора дождей,
                                                       Но
  надо снова одеваться
                                                       В фуфайки, брюки; сапоги –

Всё ближе ставить у порога.

                                                      Преобразиться помоги,
                                                      О Господи, продли немного
                                                      Хотя б… последние деньки
                                                      От августа – оставь сухими.
                                                      Преобразившись, мы легки
                                                      Становимся, усталость снимем,
                                                      Насытившись жарой и солнцем;
                                                      Родится новых сил запас.
                                                      В
  фруктовый сад, что за околицей
                                                      - пойдём и справим ему Спас.
                                                     Там уже ульи полны мёду,
                                                     И Спас весь день не сходи с уст.
                                                     Восславим в гимне яблонь роды,
                                                     Ведь в этот год наш сад не пуст.
                                                     Раскинем скатерть-самобранку,
                                                     Нальём вина, расставим мёд,
                                                     Пирог из яблок, не баранки,
                                                     Варенье выставим вперёд.
                                                     Обычай этот в третьем веке,
                                                      Но чаще, про четвёртый - спор,
                                                      Сегодня раздают орехи.
                                                      В День спаса на горе Фавор
                                                      Уже готовая уха -
                                                      Из трех сортов –

                                                      По всем махоткам,
                                                      Клубится паром, мимо рта,
                                                      Но попадает вкусно в глотку.
                                                      Особых разносолов нет; -
                                                      Успенский пост в саду гуляет.
                                                      А в эти дни, уж много
  лет -
                                                      Букашку – всяк - не обижает.
                                                      Скворцы, гурьбою - по деревьям,
                                                      Как странники вразброд
  снуют.
                                                      И в этом есть - своё поверье -
                                                      Жди снегопада к январю…
 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1

Дмитрий Воробьёв. Севастопольская оборона (сентябрь 1854 — август 1855 гг.) (165 лет со дня начала)

3

2

Станислав Закарян. Двести семьдесят четыре года назад родился русский полководец Михаил Голенищев-Кутузов (1745-1813)

11

3

Вербенко Ю.В. Разгром персидской армии под Елизаветполем российскими казаками в 1826 году

16

4

Ещё раз о Сталине

22

4.1

О Сталине бедном замолвлю я слово…

22

4.2

Афанасий Заруба. Еврей о Сталине

24

4.3

Андрей Иванов. Если бы Сталин не уступил Ленину, никто не уничтожил бы СССР?

26

4.4

Сбывшиеся предсказания Сталина

27

4.5

Смерть Сталина: три версии убийства

28

4.6

Антон Трофимов. Пять генералиссимусов России

30

4.7

Какие стихи писал молодой Сталин

36

4.8

Елесин А.И. «Преступления» сталинизма

39

4.9

Елесин А.И. Зачем нам столько преувеличений?

42

4

 Кочетов В.Н. Елена Блаватская – загадка века

46

5

Елесин А.И. Нашествие Тохтамыша

53

6

Смирнов А.В. Как сохранить и укрепить оборонные отрасли страны?

О проблемах в оборонной отрасли

61

7

Подлинная история разгрома Хазарского каганата в свете геополитики того времени. 964-967 годы. Восточная Европа

64

8