ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать АЛЬМАНАХ

                                                                        

 

 

 

 

 

Объединение журналистов казачества

Секция военно-патриотического воспитания ВНО

им. М.В. Фрунзе

 

 

 

АЛЬМАНАХ

 «Преображение»

№ 6 (59)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

Альманах Объединения  журналистов казачества № 6 (59).

 

 

 

М.: «Издательство РОО Объединение журналистов казачества» 2019 – 141 с.

         Альманах Объединения журналистов казачества является периодическим изданием Объединения журналистов казачества.

         Альманах Объединения журналистов казачества подготовлен на материалах Объединения журналистов казачества и Московского Государственного университета имени К.Г. Разумовского.

 

 

 

новый знак              

 

 

        

 

 

 

 

 

 

           Редактор: Назаров В.Н.

           Издатель: Ерастов Г.И.

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

«Издательство РОО Объединение журналистов казачества»

         109429, Москва, Верхние поля, дом 46 А, стр. 4    

 

 

 

Альманах распространяется бесплатно

 

 

 

 

 

ВЗГЛЯД ИСТОРИКОВ НА ПРОИСХОЖДЕНИЕ КАЗАКОВ

 

Вызывать в воспоминании минувшее есть своего рода способ заглядывать в будущее.

 

ЕлесинМногомиллионный народ, населяющий в настоящее время берега Дона, Кубани, Терека, Урала, Нижней Волги, Иртыша, Амура, Уссури и другие места великой России, как-то: Забайкалье и даже Камчатку и с гордостью, называющий себя в течение многих веков «казаками», едва ли может правильно понимать носимое им имя, а тем более объяснить его значение.

В русской исторической литературе, хотя и были многократные попытки к объяснению этого слова, но они, как увидим ниже, не привели ни к какому положительному результату. Задача действительно нелегкая, тем более, что название народа «казаки» тесно связано с вопросом о его происхождении.

Если мы станем на точку зрения российских историков, объясняющих, хотя и бездоказательно, происхождение казачества от гулящих, бездомных людей и беглых преступников из разных областей Московского и Литовско-Польского государств, «искавших дикой воли и добычи в опустелых улусах орды Батыя» (Карамзин), то название «казак» будет происхождения сравнительно недавнего, явившееся на Руси не ранее 15 века и данное этим беглецам другими народами как имя нарицательное, с отождествлением со словом вольный, никому неподвластный, свободный. Отождествление это будет объяснено ниже. Но тогда явится на сцену совсем необъяснимый вопрос, а именно: почему беглецы эти, скопившиеся на Днепре и Дону и по низовьям Волги, стали сами себя в 15 и 16 веках именовать казаками - названием чуждым, для них совсем непонятным, и с гордостью носят это имя в течение четырех веков, совсем отрицая какую-либо связь с московскими и литовскими областями, кроме связи по религии.

Русские и все славянские народы издавна называют германцев немцами, французы алеманами, англичане, как и древние римляне, - германцами, шведы и норвежцы - по-своему и т. д.; сами же немцы, считая эту кличку для себя обидной, называют себя дейтш, а страну свою Дейтшланд.

Арабы, русские и южные славяне турок называют: турки, тюрки и турци, от арабского слова «туркур», разбойник, следовательно, прозвищем бранным, которое турки не любят: сами же себя они именуют османами (османли) от султана Османа и оттоманами.

Подобных примеров можно привести тысячи, и все они будут свидетельствовать, что каждый народ носит с гордостью только то имя, которое он сам себе дал, а не то, каким его называют другие народы, часто даже в насмешку или как бранное.

Освобожденные от рабства американские негры в 1821 году основали на западном берегу Африки самостоятельную республику и назвали ее Либерия (от лат. слова Либер - свободный): почему же русские и литовские беглецы, почувствовав в южных степях вольную волю и свободу от гнета бояр, не наименовали свою общину и себя одним из этих названий, каким-то неведомым им словом «казак», объяснить которое лингвисты до сего времени не могут, и все это происходит оттого, что все историки стоят на ложной дороге в вопросе о происхождении этого, как будто бы всем известного, но на самом деле загадочного народа - казаков.

Были ли когда в истории примеры, чтобы бежавшие в одиночку холопы и преступники за тысячу верст от своей Родины, среди чуждого и враждебного им народа могли основать особое государство, составить сильную демократическую, свободолюбивую и религиозно- идейную общину, целый народ, с его своеобразным правлением, где старшого не было, а младший равен всем, с особыми воинскими приёмами, с особенным говором, другими нравами и обычаями, а главное - рыцарской идеей лечь костьми за обиженных и угнетенных, за свои родные земли и православную греческую веру, на удивление всему миру и на славу потомкам. Пример в истории редкий, если не сказать - единственный. Исключительным его назвать нельзя, так как в истории подобного рода исключений не было, и быть не может. Казаки отстояли для России весь юг, покорили Сибирь, проникли на Амур за 200 лет до его присоединения, открыли Берингов пролив за 100 лет до Беринга (казак Дежнев) и даже проникли до островов Новой Сибири, в Ледовитом океане.

На покоренных и отнятых у татар и турок землях они стали твердой ногой по Дону, Тереку, Кубани, Уралу, Иртышу, Амуру, даже до Камчатки, сохраняя повсюду свои особенные, мало понятные историкам, нравы, обычаи и своеобразное воинское устройство. Сделали что-либо подобное прославленные западом алжирские пираты и итальянские бандиты, существовавшие, как известно, более тысячи лет? Ничего подобного.

Казаки-некрасовцы, ушедшие от гнева Петра Великого, в числе 600 семей, с атаманом Игнатием Некрасовым, сподвижником Кондратия Булавина, в 1708 году на Кубань, а потом - в Турцию, в течение 300 лет неизменно сохраняют древний общинно-казацкий строй, старинный казачий говор, нравы и обычаи 16 в., выбирают, как и прежде, атаманов и есаулов и решают все свои общественные дела казачьим кругом.

Могли ли так поступать потомки всякого рода беглых из разных мест, случайного, как думают некоторые историки, сброда, не имевшего общих традиций и не соединенного одним идейно-рыцарским духом, если бы все это им не было передано издревле от славных предков. Мы думаем, что случайно или поневоле попавшие в степи беглецы скоро ассимилировались бы в среде чуждого им народа и в течение веков утратили бы свою национальность, так что от них не оставалось бы и следа.

Не то мы видим в среде казачества, разбросанного волею судеб по всем окраинам обширной России. Везде мы видим одну общую казацкую идею, один мощный казацкий ДУХ.

Западное средневековое рыцарство, прославившееся грабежами, насилием и угнетением мирного земледельческого люда, ничего общего с идеей казачества не имеет. Казачество стояло за свою свободу, за права обиженных и угнетенных, за свои земли и за свою веру, никому не навязывая ее и насильно не обращая в нее неверных, между тем как в западном рыцарстве цель была совсем другая, а именно - порабощение мирных и беззащитных граждан и распространение католицизма мечом среди славян и литовцев, т. е. цель отрицательная.

Казаки прежних веков, как это ни странно звучит для историков, не считали себя русскими, т. е. великороссами или москвичами; в свою очередь и жители московских областей, да и само правительство смотрели на казаков, как на особую народность, хотя и родственную с ними по вере и языку. Вот почему сношения верховного правительства с казаками в 16 и 17 веках происходили чрез посольский приказ, т. е. по-современному - чрез министерство иностранных дел, чрез которое вообще сносятся с другими государствами. Казацких послов или, как их тогда называли «станицы» в Москве принимали с такою же пышностью и торжественностью, как и иностранные посольства; об этом нам подробно говорит русский публицист 17 века, современник царя Алексея Михайловича, Григорий Котошихин.

С Петра Великого, с 1721 года, войско Донское перешло в ведение военной коллегии. С этого времени, вместо Царских грамот, адресованных «на Дон, в верхние и южные юрты, атаманам и казакам и всему великому войску Донскому», и отписок казаков прямо к Царю, на Дону стали получаться приказы коллегии и указы Сената.

Если же смотреть на казаков, как на исконных обитателей берегов Азовского и Черного морей, Дона и Нижнего Днепра, о чем мы будем говорить ниже, то происхождение имени «казак» объясняется очень легко, и значение этого слова было понятно как для самих древних казаков, так и для соседних с ними народов.

Но прежде чем приступить к этому объяснению, которое тесно связано с вопросом о происхождении казачества, я здесь приведу мнения по этому предмету некоторых историков, а мнения эти, как увидят читатели, иногда доходят до крайней нелепости, если не сказать - до смешного.

Фишер, в своей Сибирской Истории, изданной нашей Академией наук в 1774 году, слово «казак» относит к языку татарскому. «Оно означает, по его мнению, такого человека, у которого нет семьи или который не имеет постоянного жилища. Название это первоначально приписывалось собственно казачьей орде, т. е. ордынским казакам, жившим в начале 16 в. по Нижней Волге, ныне киргиз-кайсаки, которые своими набегами и наездами славились перед прочими народами. Название «казак», продолжает Фишер, от татар перешло к русским и полякам.

По мнению Сталенберга, слово «казак» означает вольный, живущий на границе и всегда готовый служить за деньги.

Но ни Фишер, ни Сталенберг не указывают, от каких именно татарских корней они производят это слово. В современных же наречиях татарского языка слова «казак» нет; следовательно, оно не татарское, а заимствованное ими от другого народа и отождествлено по характеру и исторической жизни казачества с понятием - вольный, никому не подвластный, служащий за деньги, и другими проявлениями военного быта пограничных стражников, подобных древним нашим предкам.

Болтин в примечании к истории Леклерка в 1788 году писал, что «в отдаленные времена на юге России жили татарские, сарматские и славянские племена; что от них отделились разные толпы в степи, разбойничали там или питались звероловством. Татары называли их казаками, т. е. сбродом. Люди эти, увеличившись, стали известны в нашей истории под именем половцев, существовавших до нашествия татар».

Вл. Броневский, в своей «Истории Донского войска», составленной, как известно, по чужим рукописям и изданной в СПб. в 1834 г., каковой труд серьезного исторического значения не имеет и притом репутация этого автора сильно пострадала от критических статей известного донского историка В. Д. Сухорукова (Донск. вест., 1867, №№ 27-29), ничтоже сумняшеся, высказался о казаках так, что будто бы царь Иван Васильевич, видя размножение по Руси бродяг и разбойников, приказал, выражаясь просто, отворить южные заставы государства и турнуть их вон из отечества на Дон.

В. Д. Сухоруков в составленном им в двадцатых годах прошлого столетия, при участии других авторов, «Историческом описании земли войска Донского» говорит, что «слово казак известно было в России гораздо раньше этого времени: оно, по мнению некоторых, на языке монгольском означало пограничного стража и вообще военного человека; но, рассматривая наши летописи тогдашнего времени, видим, что казаками назывались и такие люди, кои не только вовсе не составляли стражи, но даже разоряли Украйну. По смыслу слов, в летописях и современных актах встречающихся: «На поле ходят баловни-казаки... живут своим казачьим обычаем» и т. д., нельзя не согласиться, что имя «казак» применялось однозначительно разбойнику, но в отношении ремесла оно не было столько поносным и преступным, как разбойник, ибо этот род жизни и поведение были в духе тогдашнего времени. Таким образом, думать надобно, что слово «казак» означало отважного наездника, живущего набегами и войною, не привязанного к земле и домовитости».

Известный наш журналист, критик, беллетрист и историк Н. А. Полевой говорит: «Кажется нет уже сомнения, что имя казаков есть азиатское название легкого конного воина. Тут не нужно прибегать ни к Касогам и Казахии Константина Багрянородного (10 в. по P. X.), ни к косе, ни к козе, ни к козявке, отчего выводили имя казаков Гербинии, Пясецкие, Зиморовичи и др. В Азии доныне целая орда турецкая называется казаками (киргиз-кайсаки). Татары и русские принимали в 15 в. имя казака в смысле бездомного, странствующего удальца-воина. Так разумел и Иоанн III в ответе хану Зинебеку в 1477 году. Но то, чем порицали казаков неприятели, составляло их славу, и имя казаков осталось именем собственным целого народа, ибо они гордились им. Некоторое число сих народов, избегшее меча монголов и не хотевшее соединиться с ними, сделались «казаками». Барон Брамбеус (О. И. Сенковский), знаток восточных языков, в 1834 г. (т. VI «Казаки») писал: «Мы не думаем, чтобы можно было рассуждать о происхождении слова «казак» без пособия ориентализма и его исторической критики... Слово «казак» есть собственное имя народа, который мы ныне называем киргизами. Кажется, что это поколение, издревле известное в Азии отвагою, хищничеством и ловкостью всадников, с давнего времени придало имя свое отрядам легкой конницы, употребляемой восточными властелинами для разных воинских назначений, подобно тому, как народное имя швейцарцев превратилось в Европе в наименование известного рода служителей. То верно, что у монголов, завладевших Россией, оно означало, кроме киргизов, еще вооруженных всадников, не приписанных ни к какому улусу, не составлявших собственности никакого хана, ни бека, бежавших от своих кочевых владельцев, коротко сказать - «вольных воинов» из разных поколений, соединявшихся в летучие отряды. Слова «казак» и «вольный» были как бы однозначащие, и поэтому первое из них, соединяющее в себе притом понятие о войне, так нравилось беглецам из России и Литвы, поселившимся на Днепре и на Дону. Вот всё, что при нынешнем состоянии ориентальной исторической критики можно сказать с некоторою достоверностью о происхождении слова «казак»; оно, по-видимому, ничего не имеет общего с именем Касогов. Не должно, однако ж, думать, чтобы понятие «казачества» не было известно на севере гораздо раньше слова казак. Оно, кажется, очень древнее и в некотором отношении может быть названо коренным обычаем . северных народов, проявившихся в разные времена под разными именами. Здесь мы позволим себе одно сближение. Хотя слово «казак» есть собственное имя огромного народа, но оно очень давно сделалось уже нарицательным и притом имеет правильное производство от известного корня. Как нарицательное в восточно-турецких языках оно означает - бесприютный, скитающийся, никому не подвластный, вольный. Бабер часто употребляет в своем джигатайском наречии слова «казаклык, казакламак» в этом смысле. Как производное оно происходит от «каз» - гусь и значит гусак - «свободный, как дикий гусь», говорят турки.

Название черкесов, которые сами себя именуют «адигами», происходит от персидского слова «серкеш», испорченного грубыми устами горцев, и тоже значит - «неподвластный, бунтующий, вольный».

Новгородцы, еще до нашествия монголов, славились своею «вольницей». Присовокупите к тому венгеро-славянское: гуса, гусар - «свободный всадник, бродяга, разбойник», происшедшее от слова гус (гусь), с его производными - «гусарити», т. е. разбойничать на море, «гусарица» - разбойничья лодка и т. д., и вы получите четыре однозначавших названия, четыре разных перевода одной и той же идеи. Вот почему донские и малороссийские казаки назывались попеременно то черкасами, то казаками, вольницей, то даже, как например новосербские их соседи и нередко товарищи, - гусарами.

Остатки ордынских казаков, не присоединившиеся к киргизам - своим соплеменникам, образовавшим новое ханство, могли быть первым ядром, около которого копились русские беглецы. Скоро это ядро могло исчезнуть от безжёнства, преобладавшего в скопище, и русское поколение, беспрестанно умножавшееся новыми пришельцами, остаться хозяином союза. Таким образом, говорит в заключение Сенковский, первоначальное соединение двух разнородных племен нисколько не мешает нынешним донцам быть сынами славянских предков».

Устрялов в своей «Русской истории» говорит, что донцы составляют чудную смесь разноплемённых народов; что язык их состоит из разных элементов; что в чертах их лица есть нечто азиатское и что казаки гордятся своим происхождением от черкесов и даже называют себя черкесами. (Казаки называли себя «черкасами», а не черкесами. Это ошибка историка. Авт.)

Д. И. Иловайский в «Истории Рязанского княжества» (Москва, 1884, стр. 203) пришел к заключению, что «в 15 в. с одной стороны образуется в Рязанском княжестве особый класс служилых людей из передовой украинской стражи, а с другой - в Придонских степях собирается вольница из русских беглецов - разбойников».

То же самое о донских казаках говорит и Костомаров, признавая их не более как беглецами, а не какой-либо партией, стремившейся сделать изменение или переворот в обществе (Русская История, гл. XXI, Ермак Тимофеевич). Как тот, так и другой не делают серьезной попытки к объяснению этого загадочного для них слова «казак». Впрочем, Иловайский в своих «Разысканиях о начале Руси» (1882г, Москва, стр. 242), цитируя соображения проф. Бруна, помещенные в Записк. Од. Общ. Ист. и Др., т. XII, приходит к заключению, что название «казаки», вопреки всем попыткам объяснить его из татарских языков, есть, вероятно, то же, что казары, с его вариантами: «казахи» у Константина Багрянородного (X в.) и касоги в нашей летописи».

М. О. Коялович, известный исследователь по истории Западной Руси (ум. 1891 г.), высказался вообще о казаках, что это испорченные силы русского народа, питомцы неестественно натянутой русской жизни времен Иоаннов III и IV, негодные (?) люди, испорченные «злыми началами управления».

Мнения историков Забелина, Соловьева и Ключевского о происхождении казачества я приведу после, а также попутно укажу и на взгляды по этому вопросу историков малороссийских и донских.

Историограф Карамзин, мнение которого я нарочито привожу после других, как более полное, говорит (т. V гл. IV), что «летописи времен Василия Темного, в 1444 г., упоминают о казаках рязанских, как особенно легком войске... Казаки были не в одной Украйне, где имя их сделалось известным в истории около 1517 г.; но, вероятно, что оно древнее Батыева нашествия и принадлежало торкам и берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище малороссийских казаков. Торки и берендеи назывались черкасами, а также казаками. Вспомним касогов, обитавших, по нашим летописям, между Каспийским и Черным морями, вспомним и страну Казахию, полагаемую греческим императором Константином Багрянородным в сих же местах; прибавим, что осетинцы и ныне именуют черкесов казахами. Столько обстоятельств, вместе взятых, заставляют думать, что торки и берендеи, назывались черкасами, назывались и казаками; что некоторые из них, не хотев покориться ни монголам, ни Литве, жили как вольные люди на островах Днепра, огражденных скалами, непроходимым тростником и болотами, принимали к себе многих россиян, бежавших от угнетения, смешивались с ними и под именем казаков составили один народ, который сделался совершенно русским, тем легче, что предки их с X в. обитали в области Киевской и уже были почти русскими... В истории следующих времен увидим казаков ордынских, азовских, ногайских и других; сие имя означало тогда вольницу, наездников, удальцов, но не разбойников, как некоторые утверждают, ссылаясь на лексикон турецкий: оно, без сомнения, не бранное, когда витязи мужественные, умирая за вольность, отечество и веру, добровольно так назывались».

Далее (т. VIII, гл. IV) Карамзин собственно о донских казаках говорит: «...но важнейшим страшилищем для варваров и защитою для России между Азовским и Каспийским морями сделалась новая воинственная республика, составленная из людей, говорящих нашим языком, исповедующих нашу веру, а в лице своем представляющих смесь европейских с азиатскими чертами, людей, неутомимых в ратном деле, «природных конников и наездников», иногда упрямых, своевольных, хищных, но подвигами усердия и доблести изгладивших вины свои, - то были донские казаки, выступившие тогда (в половине XVI в.) на театр истории».

Карамзин прямо не называет этих «природных конников и наездников» российскими беглецами, а лишь говорит, что «они считались таковыми», т. е. кем-то, по ходячему мнению, не основанному ни на каких серьезных исторических данных, а это обстоятельство имеет много шансов к более вескому утверждению его первого положения о том, что казачество на южной окраине нынешней России было известно ранее Батыева нашествия, что оно выступило в X в. на театр истории то под именем торков и берендеев, то черкасов и просто казахов или казаков. Этот взгляд Карамзина, с моей точки зрения, надо считать более правильным.

В дальнейшем я постараюсь доказать, с приведением подробных исторических данных, что казачество как лихие конники, с копьями и саблями - на суше и отважные мореходцы - на море, представляя передовой оплот великого славяно-русского племени, было известно, под тем или другим именем, в глубокой древности, за много веков до P. X.; что оно обитало почти в тех же местах, которые занимает и ныне; что оно в XII в. до P. X. на 30 кораблях с берегов Дона, Днепра и Днестра ходило на защиту Трои, потом часть его проникла в Италию под именем гетов-руссов, а впоследствии основало Рим; что начиная с VI в. до P. X. и до XIII в. по P. X. оно наводило страх на персов и мидян, на греков и арабов; боролось с татарскими ордами и, в конце концов, осталось победителем над всеми своими многочисленными врагами, на славу великих свободолюбивых предков и в назидание грядущему, несокрушимому и гордому потомству.

Александр Елесин, член ОЖК и МАП

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАЗАК КАЗАКА — НЕ ВИДИТ ИЗДАЛЕКА

(Размышления казачьего генерала)

 

ДОСААФ 325Ко всему хорошему и плохому, что сказано о казачестве, о путях его уничтожения и возрождения уже много сломано копий, высказано мнений и предложений. Немало было обращений и в совет при Президенте по делам казачества и прочие департаменты регионального развития, но вся деятельность сводилась, в лучшем случае, к бытовке, так называемым обсуждениям поставленного вопроса. Единственный результат-это формальное образование различных казачьих общественных и реестровых обществ, не имеющих конкретно решаемых целей по возрождению казачества как ячейки общества и, и возможность свободного ношения казачьей формы.

При этом в казачьи структуры, судя по всему, сознательно внедряются разного рода провокаторы, разжигающие недоброжелательность между казаками разных структур, доказывая друг друга, кто «казаки». Одним из этих факторов является создание реестра, который по своей сути не в состоянии принести пользу, просто является противовесом традиционному казачеству.

Не Российскому государству, а силам, скрытно ему противодействующим, которым невыгодно иметь в стране преданных ей воинов-казаков, невыгодно дать казачеству организоваться. Боятся они возрождения Чести, силы и Преданности казачества своей Родине. Начиная с 1917 года, много сил потратили недоброжелатели на уничтожение и искоренение казачества, и сегодняшнее возрождение в их планы не входит.

Конечно, мы себе отдаём отчёт, что создать настоящее казачество, равновеликое прошлому, в полной мере невозможно в связи с изменившимися внешними и внутренними условиями жизни. В частности к внутренним проблемам казачества относятся определённая утопизация целей, слабая дисциплина, недостаточная организованность, определённые субъективные моменты, связанные с личными качествами отдельных лидеров казачьих объединений, а также незаинтересованностью - вернее, равнодушием, с долей необоснованного опасения со стороны властных структур.

Казачество - творение старого мира - в значительной мере потеряло для России, в свете новых требований жизни, науки и борьбы классов, свои основные ранее свойства «социально-военного организма и фактора». Казачество может быть казачеством только в рамках своих экономических привилегий и военно-бытового уклада жизни. Вне этих начал казачество - фикция.

Нахожу нужным сказать, что в настоящей записке я не указываю казачеству путей и никуда его не зову. Я пытаюсь осмыслить некоторые положения, которые имели и имеют место, которые влияли на жизнь казачества в прошлом и могут повлиять на его будущее.

На мой взгляд, общепринятое слово «казачество» представляет собой, кроме определённого рыцарского значения, три основных понятия, являющихся сущностью казачества и необходимым атрибутом для его функционирования, а именно: казачье состояние, военно-служилое сословие и казачье право.

Казачье состояние, его историческое оправдание и величайшие заслуги определяются некоторыми условиями. Это колонизация юго-восточной Европы и части Азии, расширение, закрепление и охрана границ Московского государства, освоение Сибири. Этот этап казачьего состояния пройден со славой. Но в настоящее время изменения государственной жизни изжили казачье состояние. Изменились географические условия. Определённый предел казачьему состоянию положили современный рост и значение материальной культуры.

Военно-служилое состояние в наше время может осуществляться только искусственно и только под патронажем государства. Это состояние изжито условиями жизни, отсутствием коллективного проживания, современной техники, военного дела. В современных условиях военно-служилое состояние в естественных местных условиях невозможно и крайне обременительно. Оно изжито, и едва ли после событий столетней давности возможно и целесообразно казачеству возвращаться в состояние прежнего военно­служилого сословия.

Казачье право - третье понятие, определяющее в сущности наименование «казачество», а именно - своеобразное правовое и социальное состояние, которое выковывалось и накапливалось веками. В настоящее время слово» казачество», помимо рыцарского значения, должно определять сущность казачьего народоправства и социальных условий.

Рассматривая внешнюю сторону казачьей жизни как форму сожительства с Россией, казачество имеет различные формы сожительства, а именно: независимое, вассальное, автономное и областное. Во все эти периоды казачество боролось за сохранение того содержания жизни, за те правовые и социальные положения, которые оно создавало в противоположность правовым и социальным нормам, осуществлявшимся в Московском государстве. Казачество в имперский период не прекращало борьбу за свой уклад жизни.

Казачество, в прошлом блестяще выполнив свою колонизаторскую миссию, доблестно отбыв многовековую и исключительную воинскую повинность, в настоящем, нам кажется, имеет право вступить в гражданскую жизнь с полным правом осуществлять на своей территории свои привычные социальные условия. Разумеется, в рамках закона Р.Ф.

Необходимо иметь в виду, что казачество окружено не казачьим населением в подавляющей численности с не казачьим мировоззрением. И вся эта не казачья масса стоит на пути разрешения своих несколько отличных правовых и социальных вопросов, что в определённой степени обуславливает их скептическое отношение к казачеству и попытки его высмеять. Мне представляется, что причинами этого является, во-первых, неудовлетворённость своей жизнью, во-вторых, своеобразным, возможно, неосознанным комплексом своей неполноценности.

Хотя если посмотреть трезво, непредвзято, кроме общественного казачества, много других партийных и общественных организаций: ветераны, инвалиды, ген. коммунисты, ЛДПР и другие. Выбирай, кому что ближе. В определённой степени насмешливо-скептическое отношение к казачеству в целом играет роль и своеобразная отчуждённость, своего рода соперничество между реестрами и общественниками, когда эти, в общем-то, родственные организации пытаются дискредитировать друг друга, не понимая, что этим они принижают себя в глазах недоброжелателей.

Лично я вошёл в ряды казачества как единомышленник в связи с тем, что, во - первых, мне близка по духу их патриотическая направленность, во-вторых, за 30 лет работы в органах МВД я привык к форме и люблю её, в-третьих, будучи пенсионером, это мне даёт возможность общения с людьми, ощущению своей необходимости. И, пожалуй, то, что мой дед, выходец с Украины, был казаком.

После событий исполнения указа от 24 июня 1919 года казачество предстало перед обществом невооружённым, дезорганизованным, обобранным, физически наиболее пострадавшим. В настоящее время оно находится в состоянии обезличенном, перекроенном и никому не нужном. В связи с чем наименование «казак» ассоциируется с кличками «москаль», «хохол». И есть предпосылки, казачество осуждено на исчезновение.

Особо хочу подчеркнуть чувство патриотизма к Родине и лояльность казачества существующему строю. В конце 80-х в начале 90-х годах я был свидетелем выступления крымских татар В Ферганской области, где они устраивали митинги с требованием возвращения в Крым. При этом открыто проявляли враждебность органам правопорядка, которые выполняли лишь указание партийных органов по их умиротворению. Что в корне отличает их от деятельности лояльного к власти казачества в их стремлении восстановления своих прав.

ДОСААФ 050Казачьи степи породили оригинальнейший исторический парадокс: туда бежали люди от ненавистных крепостных порядков, но, уходя в казаки, как особую ценность хранили в душе своей идейную и почти романтическую преданность русскому делу, русскому народу, православной вере и даже русскому царю. Эта преданность и сейчас доминирует в мыслях казачества.

DSC02610В укладе жизни своей казачество восстановило исконные черты русского самоуправления в виде Войскового круга, в определённой степени аналога совета депутатов. Казачество, прежде всего, семья не бытовая, а военно­бытовая и только в России. Вне этого понятия казачество не может быть. Казак - колонизатор, в хорошем смысле этого слова, окраин России, и слепа была власть, не давшая этой колонизации, то есть охране рубежей России, в должной мере развернуться.

Неправильно видеть в восстановлении казачества только требование - верните нам наши привилегии и оставьте нас в покое самоуправляться. К самоуправлению казачества вернуться необходимо, но не иначе, как в контакте и взаимодействии с центральной властью, не подрывая её авторитета и не отстраняя её от вмешательства в местные дела.

История казачества тесно связана с историей России, и оно не может существовать вне рамок общерусской государственности, но в настоящее время возродить казачество можно будет только искусственно при поддержке и заинтересованности существующей власти. Казачество оказывало России неоценимые услуги по освоению окраин и защите границ, поэтому есть смысл использовать этот их природный потенциал в настоящее время. Для этого одним из путей реализации этого потенциала является частичное возвращение к традиционному образу жизни. Это  воссоздание станиц, выборности атаманов на правах председателей сельсоветов, организация начальной боевой подготовки молодёжи энтузиастами из числа отслуживших в соответствующих войсках, и, разумеется, общественно-полезный труд на общих основаниях. Это всё вытекает из того, что полноценное казачество может существовать при соблюдении определённых условиях: совместное проживание (станица), совместный труд (в основном земледелие и скотоводство), совместное проведение традиционных торжеств (праздники, церковь и т.д.), воспитание молодёжи в духе патриотизма в виде начальной военной подготовки.

Для этого желательно ввести на правах рода войск (танковых, десантных, воздушных сил и т.д.) казачий, который в отличие, скажем, от ВДВ, будет носить не синий берет, а кубанку. При этом обучать их навыками по охране рубежей Отечества так, чтобы использовать их было возможно во время службы, а при необходимости и в повседневной гражданской жизни согласно традиции и казачьего менталитета. Сложно? Возможно. Ведь для этого необходимо будет пересмотреть порядок взаимоотношений правительственных учреждений с казачеством, внести в них определённые поправки в вопросах землепользования, способов несения воинской повинности и т.д., требующие вдумчивого разрешения и конечного вложения определённого количества средств. Но, как говорится в русской пословице, «овчинка выделки стоит». Будем надеяться, что рано или поздно кому положено, поймут пользу возрождённого казачества и использования его положительных качеств и природного потенциала в интересах Отечества.

 

Александр СИДОРИН, начальник штаба Елецкого казачьего округа

Всевеликого Войска Донского, генерал-лейтенант, член ОЖК.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К 220-летию великого поэта Отечества А.С. Пушкина

ПУШКИНИАНА РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ

 

04_7ZYSeS3 «ЧТО, ЕСЛИ Б ПУШКИН БЫЛ МЕЖ НАМИ?..»

         Князь П.А Вяземский как-то вспомнил эпизод из юношеских лет поэта: «Однажды Пушкин между приятелями сильно русофильствовал и громил Запад. Это смущало Александра Тургенева, космополита по обстоятельствам, а также и по наклонности. Он горячо оспаривал мнение Пушкина; наконец не выдержал и сказал ему: «А знаешь ли что, голубчик, съезди ты хоть в Любек». Пушкин расхохотался, и хохот обезоружил его. Нужно при этом напомнить, что Пушкин не бывал никогда за границею, что в то время русские путешественники отправлялись обыкновенно с Любскими пароходами и что Любек был первый иностранный город, ими посещаемый» (Вяземский П.А. Стихотворения. Воспоминания. Записные книжки. М.: 1988. – С. 409).

         Прожив после этой занимательной беседы лет двадцать, поэт так и не добрался до Любека, но спустя столетие он, «весь не умерший», все же оказался за границей, правда, уже с помощью соотечественников.

         После революции и гражданской войны, в первые годы Русского Исхода, Владимир Набоков (Сирин) писал:

                                      Я занят странными мечтами

                                      в часы рассветной полутьмы,

                                      что, если б Пушкин был меж нами –

                                      простой изгнанник, как и мы?

                                      Так, удаляясь в края чужие,

                                      он вправду был бы обречен

                                      «вздыхать о сумрачной России»,

                                      как пожелал однажды он.

                                      Быть может, нежностью и гневом –

                                      Как бы широким шумом крыл

                                      Еще не слыханным напевом

                                      Он мир бы ныне огласил.

                                      А может быть и то: в изгнанье

                                      свершая страннический путь,

                                      На жарком сердце плащ молчанья

                                      он предпочел бы запахнуть –

                                      боясь унизить даже песней,

                                      высокой песнею своей,

                                      тоску, которой не чудесней,

                                      тоску невозвратимых дней…

                                      Но знал бы он: в усадьбе дальней

                                      одна душа ему верна,

                                      одна лампада тлеет в спальне,

                                      старуха вяжет у окна.

                                      Голубка дряхлая дождется!

                                      Ворота настежь… Шум живой…

                                      Вбежит он, глянет, к ней прижмется,

                                      И все  расскажет – ей одной…

                                          («Руль», Берлин, 1925, № 1376, 14 июня. Стихи

                                             Неоднократно перепечатывались в различных сборниках).

           Раньше о Пушкиниане первой эмиграции почти ничего не знали, ее вроде бы не существовало.

           Может показаться странным, но основу первой эмиграции (а их было в ХХ столетии три волны) составляла ее соборность. В данном случае под этим словом понимается духовная общность, скрепляющая самых разных людей и ведущая их по жизни. Известная формула князя С.Н. Трубецкого; «Держим внутри себя собор со всеми» - вполне здесь применима. Именно со всеми – несмотря на серьезные разногласия, постоянные склоки и дрязги, сотрясавшие первую эмиграцию. Но любая распря и интрига была мелка в сравнении с залегавшим очень глубоко единством оказавшихся на чужбине русских.

         Прежде всего, изгнанники верили в Бога. Эмиграция в целом была религиозной, православной. События не в коей мере не отшатнули людей от храмов. Зов туда очень точно объяснил когда-то А.С. Грибоедов; «В русской церкви я в отечестве, в России. Мы русские только в церкви, - и я хочу быть русским».

        Сплачивала Зарубежье и вера в недалекую Реставрацию. Вера подкреплялась действиями. Главное заключалось в том, что спасение родины собственными руками волновало и воодушевляло практически всех. Это уже позднее, в иных «волнах», на смену вере в счастливый исход предпринимаемых усилий пришли разочарование и безверие, злоба и главенствующая забота о личном обустройстве.

        Наконец, соборность первой эмиграции выражалась и в возведенной в высочайшую степень вере в культуру, особенно в литературу, как средство спасения и возрождения России.

       Упование на мессианскую функцию культуры стократно возросло в эмиграции по сравнению с Россией дореволюционной: ведь только культура и оставалась                                  

для изгнанников мощным рычагом воздействия на общественные и духовные процессы.

       Три веры, ниспосланные первым беженцам, позволяют назвать их – и только их – Зарубежной Россией – незримое всемирное государство без точно означенной территории и пограничных столбов, спаянное изнутри лишь триадой вер, соборностью и великим языком.

       У Зарубежной России была долгая и трудная жизнь, полная неудач, разочарований, но и достижений, ставших как бы искуплением грехов перед покинутой родиной. Большинство успехов относится к области культуры. Пушкиниана занимает в этом ряду одно из наиболее почетных мест.

      

СОЗДАНИЕ ПУШКИНИАНЫ

        Создание Пушкинианы началось с первых шагов изгнанников по чужой земле и, как ни парадоксально, с крупного скандала. В 1924 году, в дни, когда Зарубежье отмечало 125-летний юбилей поэта. К этой дате было приурочено и торжественное заседание в Сорбонне, назначенное на 12 июня, где среди прочих намеревался выступить поэт новой формации Илья Зданович. Однако устроители, заранее ознакомившись с текстом его речи, не решились допустить ее к оглашению. Во все времена, как известно, всё, что не запрещалось, быстро находит дорогу к общественному мнению. Речь была размножена на гектографе и в виде листовки стала повсюду распространяться.

        «… Мы не присоединяемся к напыщенному юбилейному хору, писал И. Зданович. – Когда традиция хлопочет укрепить за А.С. Пушкиным угодную ей репутацию, мы можем только оплакивать убитого поэта». (Один из экз. такой листовки хранится в РГАЛИ (ф.384, оп. 6, ед. хр.26, л.65).

        Нетрудно заметить, что «оплакивал» новоиспеченный пиит Пушкина в выражениях хамских и провокационных. Не мудрено, что большая часть Зарубежной России возмущенно прореагировала на демарш представителя «левого искусства».

        Другой скандал разразился ровно через полстолетия. Он был вызван появлением книги А.Д. Синявского (Абрама Терца) «Прогулки с Пушкиным». Перепечатка ее в России привела к неслыханному литературному и общественному побоищу.

Самые резкие и принципиальные возражения на Западе против появления этой книги принадлежали могиканам первой эмиграции  Р.Б. Гулю и С.П. Жабе. Их прощальная схватка стала достойным эпилогом полувековой Пушкинианы.

       Пушкиниана Зарубежной России – это и сотни переизданий самого Пушкина, и выставки по всему свету, и научные заседания, и детские праздники. Нельзя забыть и о работе прекрасных художников-иллюстраторов.

      Исстари повелось и стало непременно законом: великая идея для русских должна отождествляться с именем, с какой-либо личностью; всеобъединяющей лик, видимый отовсюду, обязан красоваться на трепещущем знамени С таким феноменом национальной психологии вплотную столкнулась и эмиграция.

      Цель была ясна всем – низвержение большевизма в России. Требовалось имя для реализации этой цели.

     Императора и наследника злодейски убили. Уцелевшие члены царской фамилии, которые жили за границей, были преисполнены амбиций, иной раз даже опереточно. Среди публики рангом пониже вообще не существовало фигуры, соотносимой с титулом общеэмигрантского вождя. Ну, какой вождь, к примеру, из А.. Керенского, на которого пальцем показывали(!) на улице и во всеуслышание говорили при этом: «Вот человек, который погубил Россию»? Недалеко от него ушел и П.Н. Милюков. Героический человек барон П.Н. Врангель держался правых воззрений и также не устраивал влиятельное либеральное крыло.

        Выходило, что в Зарубежной России не было деятеля, вокруг которого могли бы сплотиться основные силы беженцев.

        Тогда ничтоже сумняшеся взоры изгнанников обратились на русское прошлое.

 

ПОД ЗНАКОМ ПЕТРА ВЕЛИКОГО И

ГЕНИАЛЬНОГО ПУШКИНА

        Итак, в 20-х годах ХХ столетия, почти у истоков Пушкинианы, П.Б. Струве выдвинул лозунг: «Эпоха русского возрожденья, духовного, социального и государственного, должна начаться под знаком Силы и Ясности, Меры и Мерности, под знаком Петра Великого, просветленного художническим гением Пушкина. («Возрождение», Париж, 1926, № 370, 7 июня).

       Слова эти, не раз потом повторенные, не вызвали особых возражений в русской диаспоре. Никто бурно не протестовал против того, чтобы Реставрация на родине шла «под знаком Петра», и уж подавно – против «солнца русской поэзии».

        Дальше происходит неожиданное. Имя Петра Великого постепенно стало задвигаться в прошлое и упоминаться не чаще имени любого другого крупного русского государственного деятеля.

        Надо отметить еще одну крупную заслугу П.Б.Струве в деле объединения эмиграции вокруг имени Пушкина. Именно он определил воззрения поэта как «либеральный консерватизм». Эта формула весьма важна для пушкиноведения; но она же позволила значительно увеличить спектр общественных сил Зарубежья, для которых Пушкин стал приемлем с идеологических позиций – один Пушкин. С ним Зарубежная Россия просуществовала до конца…

        В 1924 году в Эстонии по инициативе Союза Русских просветительных и благотворительных обществ был устроен праздник, названный Днем Русского

Просвещения, он прошел с несомненным успехом. И начиная со следующего года повсеместно и в те же сроки, он стал отмечаться как День Русской культуры, ставший главным праздником русской эмиграции. Она сделала свой выбор: отныне именно

Пушкин становился русской идеологией в познании, что имело множество неоднозначных последствий.

        Так, Пушкиниана вынуждена была платить  дань прагматизму. Эмиграцию интересовали определенные темы и сюжеты у Пушкина, а к прочим она относилась довольно прохладно, так, например, возникло крайне мало работ, посвященных любовной лирике поэта или же его главному творению «Евгению Онегину». За примерами далеко ходить не надо – «укладывание Пушкина в прокрустово ложе прежних взглядов и догм» в статье А.Ф. Керенского, передовице лидера русских фашистов на Дальнем Востоке К.В. Родзаевского или заметке в меньшевистском «Социалистическом Вестнике».

         Крайности русского сознания вновь сошлись – на сей раз в Пушкинском Зарубежье.

         Ее кульминацией стал юбилей 1937 года, необычайно широко отмеченный. Беспрецедентная культурная акция проводилась  «во всех пяти частях света: в Европе в 24 государствах и 170 городах, в Австралии в 4 городах, в Азии в 8 государствах и 14 городах, в Америке в 6 государствах и 28 городах, в Африке в 3 государствах и 5 городах, а всего в 42 государствах и в 231 городе.****

        Но этот подвиг русской культуры в изгнанье задумывался и осуществлялся и как грандиозно идеологическое и политическое мероприятие, смотр сил Зарубежной России.

        Кремлевские агенты во многих странах всячески стремились воспрепятствовать проведению торжеств. Так, во Франции им едва не удалось сорвать замечательную выставку «Пушкин и его эпоха», которую организовал танцовщик, балетмейстер и коллекционер С.М. Лифарь. Пушкиноведение эмиграции охотно использовало аттестации поэта, возникшие в прежние времена. Брались на вооружение, естественно, те характеристики, которые устраивали Зарубежье, не противоречили декларированной идеологии.

       Начнем с того, что поэт был объявлен «учителем жизни». Сразу же вспоминается, что на торжествах 1880 года в Москве И.С. Тургенев пытался убедить Россию в учительстве Пушкина. «Вечным наставником» величал Пушкина и В.В. Розанов и многие другие.

        «Пушкин – наше всё» - другая фраза, повторявшаяся в Зарубежной России как заклинание. Слова эти, как известно, принадлежат Аполлону Григорьеву, человеку очень русскому, и включены им в статью «Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина» (1859). Три григорьевских слова без всяких комментариев были превосходным лозунгом – и по форме, и по бездонному содержанию.

 

«ГЛАГОЛОМ ЖГИ СЕРДЦА ЛЮДЕЙ»

        «Живой Пушкин» - еще один девиз пушкиноведения Зарубежья.. Диапазон применения его был неограниченно широк – от заглавия книги безбожника П.Н. Милюкова бытования этой концепции стало малое количество и вплоть до трудов клириков. Любопытным следствием бытования этой концепции стало алое количество работ, посвященных дуэли и кончине поэта, - теме, казалось бы, выигрышной для издателей и всегда прельщавшей охочую до подобных сюжетов публику.  Очень серьезно и всестороннее изучалась тема не смерти поэта, а перехода в инобытие. Надеемся, что объяснять разницу не надо. О Пушкине на пороге инобытия создан ряд выдающихся работ.

        Последняя - по счету, но не по значимости – заученная эмиграцией фраза – «чудо Пушкина». Итак, четыре наиболее расхожие характеристики Пушкина указаны:

        Пушкин никогда не умирал для русских беженцев, он по-прежнему живой.

        Пушкин – наш учитель.

        Учитель – звание высочайшее, но Пушкин для нас даже больше, чем учитель. Он – наше всё.

        Явление Пушкина среди изгнанников, его миссия – воистину «чудо». 

 

      Мощными идеологическими усилиями \зарубежья Пушкину фактически присваивалось звание пророка. Делалось это осознанно и целеустремленно. В компетенцию пророков входят две основные функции. «К ним принадлежат , во-первых, люди, предсказывающие будущее; во-вторых, лица, возвещающие людям слово назидания, увещания и утешения, по особому внушению Св. Духа». В том же духе высказался когда-то и сам Пушкин:

                          Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

                          Исполнись волею моей,

                          И, обходя моря и земли,

                          Глаголом жги сердца людей.

«ПУШКИН – НАШЕ ВСЁ»

      После отвода кандидатуры Петра, поэту отводилась роль не просто пророка, а пророка величайшего и единственного. С его именем упорно стали связывать и спасение России, и грядущее ее социальное переустройство. С газетных полос и с кафедр то и дело раздавалось: «Сим победиши», «Пушкин с нами» и т.п. Словно речь шла о новом Моисее, ведшем народ русский через пустыню изгнания на родину.

      Пушкинская тема была более чем регулярна в периодической печати Зарубежья. Особо выделялись берлинские циклы Ю.И. Айхенвальда и М.Л. Гофмана, пражские и варшавские хроники А.Л. Бема, десятки «подвалов» Г.В. Адамовича и В.Ф. Ходасевича в парижских «Последних новостях» и «Возрождении», исправные публикации П.М. Пильского в Риге… Выходило, что жители Зарубежной России становились как бы заочными слушателями постоянного пушкинского семинария, раскинувшегося по всем континентам. Никогда – ни до, ни после – знание о поэте не распространялось в народе так широко и глубоко.

        Семинарий вызвал ответную реакцию. Многие потянулись к перу с бумагой.

        Жил в Париже в предвоенные годы Владимир Львович Бурцев. Фигура известная, можно сказать, знаменитая, хотя и миновавшая зенит славы. В России он никогда помогал революционерам, в частности, «гонялся за провокаторами». Самым громким делом Бурцева было разоблачение коварного Азефа. И в эмиграции он считался за левого, хотя и пересмотрел кое-какие взгляды за годы изгнания. Здесь же бывший «охотник» увлекся Пушкиным. Написал даже пару книжек, которые пополнили длинный ряд дилетантских сочинений. Сказывалась натура и в статьях; предпочтение отдавалось сюжетам таинственным, авантюрным.

        Так и текли закатные дни и годы. А потом началась Вторая мировая война. Вскоре в Париж пришли немцы. Жить дряхлому и больному Бурцеву стало еще труднее, подчас невыносимо. Что же предпринимает он на краю бездны? Да ничего особенного. Просто в 1941 году, в оккупированном Париже Бурцев печатает на свои средства брошюру «Изучайте Пушкина!» Французская столица к тому времени была практически лишена собственной эмигрантской прессы. И вот тоненькая книжица на русском языке растекается по мрачному городу, читается соотечественниками. Все видят: на обложке издатель поместил внушительный список книг, которые он – опять-таки в одиночку – собирается выпустить в обозримом будущем. А из названий явствует, что книги эти посвящены Пушкину. Все без исключения:

               «Бурцев В.Л. Как Пушкин хотел издать Евгения Онегина» и как издал. Париж. Зелюк. 1934;

               «Бурцев В.Л. 8-я, 9-я, 10-я главы романа 2Евгений Онегин» (К истории искалеченного романа). Париж, изд. Иллюстрированной России», 1937;

               «Бурцев В.Л. Каролина Собанская. Шпионка при Пушкине и Мицкевиче. «Сегодня». Рига, 1936, № 351;

                «Бурцев В.Л. Утаенная любовь» Пушкина (А.С. Пушкин и М.Н. Волконская) – «Иллюстрированная Россия», Париж, 1934, № 48, 49, 51;

                 «Бурцев В.Л. Три загадочных письма Пушкина. – «Иллюстрированная Россия»,

Париж, 1935, № 14. 

                 Замысел не удалось воплотить в жизнь: в 1942 году Владимир Львович тихо скончался в предместье Парижа.

       Как видим, Пушкиниана Зарубежья приобрела народный характер. Перефразируя слова поэта, скажем, что ум изгнанников усердно искал одного Пушкина, а их сердца часто находили другого. Это была идеология выживания, или спасения – в отличие от идеологии Победы. Такой идеологии Пушкин соответствовал в полной мере.

Интеллигент или простолюдин именно выживал благодаря Пушкину или поступкам вроде бурцевского. Именно эту идеологию одинокого выживания попытался выразить в стихах поэт и переводчик Александр Биск:

                            Вот Русь моя: в углу, киотом,

                            Две полки в книгах – вот и Русь,

                            Склоняясь к знакомым переплетам,

                            Я каждый день на них молюсь.

                            Рублевый Пушкин, томик Блока,

                            Все спутники минувших дней –

                            Средь них не так мне одиноко

                            В стране чужих моих друзей.

                                          (Биск А. Чужое и свое. Избранные стихи (1903-1961).

                                          Париж, 1961. – С.132).

 

       Ход и итоги Второй мировой войны кардинально повлияли на самосознание первой эмиграции. Многое было подвергнуто переосмыслению.  Та «соборность», которая присутствовала ранее, теперь едва теплилась. Новые реалии заставляли умерить пыл по части идеологизациии поэта и его наследия: ведь уже никого не могли прельстить лозунги о Пушкине – победителе, когда недавно Советы устояли в невиданной схватке, а народ, одолевая врага, дрался под иными знаменами и очень часто умирал с иным именем на устах.

      Зато идеология выживания и личного спасения в Пушкине по-прежнему оставалась в цене.

      Эпоха Зарубежной России завершилась. Один за другим уходили в мир иной изгнанники, так или иначе причастные к созданию Пушкинианы.

      Теперь, спустя годы и десятилетия, Пушкиниану Зарубежной России по праву можно назвать в числе важнейших заветов первой эмиграции. Вот ведь как бывает: первой эмиграции был брошен вызов едва ли не похлеще петровского, и она, находясь в чужих землях и в тяжелейших условиях, выговорила нужное имя. Да и большевики, коих можно обвинить в чем угодно, но только не в отсутствии воли, склонились-таки, пусть и с оговорками, перед Пушкиным. А мы-то, на родном пепелище, что же мы?

       «Горбачевскими» досужими разговорами о «новом мышлении» и «общечеловеческих ценностях» делом десятым сочли патриотизм, любовь к родине, ее духовному богатству. Не было и в помине на высоком идеологическом уровне речи о Пушкине. Его не только не причислили к очередной службе по России, но наоборот: сызнова попытались избавиться от него. Вместо Пушкинианы Зарубежной России обратились к сочинениям «Третьей волны», зачерпнули из самого гнилого болота – и ринулись на поэта. Особым почетом окружили упомянутого Абрама Терца, растиражировали гнусную подделку М. Армалинского и «серьезнейшее и оригинальное исследование» Ю. Дружникова, где Пушкин представлен этаким «отказником», мечтавшим чуть ли не сызмальства дать деру на Запад

         Пушкиниана Зарубежной России по-прежнему стоит у порога нашего дома. А завершают статью стихи «Сын России» поэта Глеба Горбовского, опубликованные в журнале «Москва,  № 2, 1995 г.):

 

                                      Если выстоять нужно,

                                      Как в окопе, в Судьбе,

                                      «У России есть Пушкин!» -

                                      Говорю я себе.

 

                                     Коль подтаяли силы,

                                    не ропщу, не корю.

                                    Пушкин есть у России! –

                                    как молитву творю.

                                

                                    Есть и Правда, и Сила

                                    На российской земле,

                                    Коль такие Светила

                                    Загорались во мгле!

 

                                        

Любопытные издания, упомянутые в данной статье:

 

Александрова В. Пушкин и советское общество, - «Социалистический Вестник», Париж, 1937, №1-2.       

Агурский М. Идеология национал-большевизма. Париж, УМСА-Пресс, 1980. 

Биск А. Чужое и свое. Избранные стихи (1903-1961). Париж, 1961. – С. 132.

Вяземский П.А. стихотворения. Воспоминания. Записные книжки. М., 1988.- С. 409.

Гуль Роман. Прогулки хама с Пушкиным. – «Новый журнал», Нью-Йорк, 1976, № 124. Жаба С.П. Терцизированный. Пушкин. – «Вестник РХД», Париж. 1976, № 118).

Керенский А.. Пушкин. – «Новая Россия», Париж, 1937, №21, 7 февраля.

Лифарь С. Моя зарубежная Пушкиниана. Париж, 1966. – С. 34.

Милюков П.Н. Живой Пушкин (1837-1937). Историко-биографический очерк. Париж,  «Пушкин в русской философской критике. Конец Х!Х – первая половина ХХ вв.

М.: Книга, 1990

Родзаевский К. Пушкин. – «Наш путь», Харбин, 1937, № 37, 11 февраля.

 Родник, 1937. В том же году вышло второе издание книги.

 «Руль», Берлин, 1925, № 1376, 14 июня. Стихи неоднократно перепечатывалиь в различных сборниках.

Синявский А.Д. (Абрам Терц) «Прогулки с Пушкиным. Первое издание книги вышло в свет в Лондоне в 1975 году.

Скатов Н.Н. У нас есть Пушкин. – в книге.: Пушкинская эпоха и Христианская

 культура. Вып. У. СП. Санкт-Петербургский Центр Православной культуры, 1994. – С.2.

Соловьев В. Судьба Пушкина. «Вестник Европы», 1887, № 9 – С. 131-156.

 

                                 Дайджест – подборку выдержек, фрагментов

                                по данной теме подготовил к публикации

                                                                  В.П. Аушев

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СВЯТАЯ ВОЛЬНОСТЬ И ДОНСКИЕ КАЗАКИ

 

            Народным голосованием были названы величайшие люди России. Указом Президента РФ их имена были присвоены главным аэропортам России: Шереметьево –имя А.С. Пушкина, Домодедово – имя М.В. Ломоносова, Внуково – имя А.Н. Туполева. Ибо эти люди являются вершителями духовного взлёта народа, объединившегося с взлётом материальным.

            Советская страна подобно самолёту летела высоко над облаками и вдруг ей как бы подрезали крылья. Сейчас она взлетает снова т не только технически, но и духовно к ПРЕОБРАЖЕНИЮ.

 

Portrait of Alexander Pushkin (Orest Kiprensky, 1827).PNG                             Любовь и тайная свобода

                             Внушали сердцу гимн простой,

                             И неподкупный голос мой

                             Был эхо русского народа.

                                                                              А.С.Пушкин.

 

Уже в Лицее юный Пушкин читает на экзамене оду «Вольность»:

            Хочу воспеть Свободу миру,

            На тронах поразить порок.                                                         

            Лишь там над царскою главой

            Народов не легло страданье,

            Где крепко с Вольностью святой

            Законов мощных сочетанье.

 

Любовь к свободе – главная черта русского народа. Пушкин, углубляясь в древнюю историю, воспел храброго Вадима, не смирившегося  с самодержаством  призванных из варяг-россов славянами и чудью на великое княжение новогородское  Рюриков и не изменившего старинной Вольности вольного Новгорода (Славенска). Там проповедовал учение Иисуса Христа Андрей Первозванный и устраивал общины по образцу первых Христианских Вадим храбрый был убит Рюриком, но стремление к свободе убить нельзя. Оно вело людей в свободные места на окраины. Её отсутствие губительно. Описывая Россию, в стихотворении  «Деревня», Пушкин восклицает:

 

          Везде невежества убийственный позор.

          Не видя слёз, не внемля стона,

          На пагубу людей избранное судьбой,

          Здесь барство дикое, без чувства, без закона,

          Присвоило себе насильственной лозой

          И труд, и собственность, и время земледельца.                                                                                                  

          Увижу ль, о друзья! Народ неугнетённый

          И рабство, падшее по манию царя,

          И над отечеством свободы просвещённой

          Взойдёт ли наконец прекрасная заря?

 

            Но Пушкин понимает, что вопрос  о серьёзных изменениях в жизни народов не может решаться без знания её  национально-исторических особенностей. Он пишет в  «Исторической прозе»: «Одна только история народа может объяснить истинные требования оного. Жалок народ, не знающий, своей истории». Пушкин с великой добросовестностью углубляется в летописи, в труды историков, которые писали порой, служа своим личным интересам. Он обращается к народным сказаниям, «преданьям старины глубокой». Но не может излагать явно, ибо подвергается  жесткой цензуре. Особенно его внимание привлекают периоды исторических  кризисов, крупные народные движения:  в истории Росии – начало 17в., время Петра I  и царствование ЕкатериныII, ознаменованное  крестьянским восстанием Пугачева. Главным героем у Пушкина всегда был народ. В «Истории Пугачева» – казачество, которое, не изменяя вольности, заселяло окраины.

«История Пугачёва» начинается историей  яицких казаков: «На реке Яик(Урал) в 15 столетии явились донские казаки, разъезжавшие по Хвалынскому морю. Живя набегами, окруженные  неприязненными племенами, казаки в царствование Михаила Фёдоровича послали от себя в Москву просить государя  принять их под свою высокую руку. Царь обласкал новых подданных и пожаловал им грамоту на реку Яик и дозволяя им набираться на житьё вольными людьми. Яицкие казаки послушно несли службу по наряду московского приказа; но дома сохраняли  первоначальный образ управления своего. Совершенное равенство прав: -  атаманы и старшины , избираемые народом, временные исполнители народных постановлений; -  круги, или совещания, где каждый казак имел свободный голос и где все общественные дела решены были большинством голосов;  никаких письменных постановлений ; -  в куль да в воду – за измену, трусость, убийство и воровство. Таковы главные черты  сего управления. В 1720 г.  яицкое войско было отдано впервые Петром Великим в ведомство Военной коллегии. Казаки возмутились, но были жестоко усмирены полковником Захаровым. Сделана была им перепись, определена служба и назначено жалованье. Государь сам назначил войскового атамана.  Но возникли раздоры между атаманом и войсковым старшиной Логиновым и разделение через то казаков  на две стороны: на атаманскую и логиновскую, или народную.  С самого 1762 г., начала правления ЕкатериныII  притеснения  казаков усилились.  Казаки неоднократно возмущались и военные генералы принуждены были прибегнуть к силе оружия и к ужасу казней. Правительство имело намерение  направить на казаков гусарские эскадроны и было повелено брить им бороду ( и яицкие, и илецкие казаки были все староверы). В 1771 г. начался   мятеж, казаки явно отказались от всякой службы. Мятеж был жестоко подавлен, была привлечена артиллерия. Зачинщики бунта наказаны были кнутом; около 140 человек сослано в Сибирь; другие отданы в солдаты (все бежали). Но спокойствие было ненадёжно. Казаки всё ещё были разделены на две стороны: послушную и непослушную. Тайные совещания происходили по степным уметам и отдаленным хуторам. Всё предвещало  новый мятеж. Недоставало предводителя. Предводитель сыскался». Так начался кровавый Пугачёвский бунт. Но « не Пугачёв важен, -писал Бибиков Фонвизину – важно общее негодование». Екатерина боялась  сообщения Яика с Доном. Для подавления  бунта был вызван Суворов. Наконец мятеж, начатый горстью непослушных казаков и поколебавший государство от Сибири до Москвы и от Кубани до Муромских лесов, был подавлен. Совершенное спокойствие долго ещё не водворялось. Панин и Суворов целый год оставались в усмирённых губерниях, утверждая в них ослабленное правление, возобновляя города и крепости. «Писать и печатать  о Пугачеве Екатерина запретила. Запрет имел силу закона до конца её правления Сей кровавый и любопытный эпизод царствования Екатерины мало ещё известен», - пишет Пушкин в своей «Истории Пугачёва».  В  «Заметках по русской истории XVIII века» он так характеризует Екатерину: «Со временем история  оценит влияние её царствования на нравы, как развратная государыня развратила и своё государство; откроет жестокую  деятельность её деспотизма под личиной кротости и терпимости; народ, угнетённый наместниками, казну, расхищенную любовниками; покажет, важные ошибки её в политической экономии, ничтожность в законодательстве, отвратительное фиглярство в отношениях с философами её столетия, -- и тогда голос обольщённого Вольтера не избавит её славной памяти от проклятия России».

Юный Пушкин в своей оде «Вольность» так учит царей:

 

             И днесь учитесь, о цари:

             Ни наказанья, ни награды,

             Ни кров темниц, ни алтари

             Не верные для вас ограды.

             Склонитесь первые главой

             Под сень надёжного  Закона,

             И станут вечной стражей трона

             Народов вольность и покой.

 

Историческое прошлое Пушкин понимал как предысторию современности и его исторические исследования помогают нам понять  нашу действительность. Его поэма «Полтава» помогает понять современные события на Украине.  Всё его творчество пронизано идеей нравственного просвещения народа. Оно было его главной целью. Ему душно в светском обществе, в котором  «не найдёшь живого человека».

В 1829г. Пушкин предпринимает  «Путешествие в Арзрум во время похода 1829г.». В 1828г. началась русско-турецкая война.

 

               Был и я среди донцов,

               Гнал и я османов шайку.

 

В этом походе его всегда сопровождали казаки  Донские казаки были основой русского войска. С непобедимой храбростью они вступали в бой с отчаянными  делибашами.

Арзрум был взят в день годовщины полтавского сражения:

 

                            Опять увенчаны мы славой,

                            Опять кичливый враг сражён,

                            Решён в Арзруме спор кровавый,

                            В Эрдыне мир провозглашён.

 

После победы было принятие Пушкина в казаки. Он побратался с донскими казаками.  При прощании он пишет «Обетный Гимн»:

 

                          Оставил я людское племя,

                          Дабы стеречь ваш огнь уединённый,

                          Беседуя с самим собою. Да,

                          Часы неизъяснимых наслаждений!

                          Они дают мне знать сердечну глубь,

                          И нас они науке первой учат:

                          Чтить самого себя.

 

На обратном пути, переправляясь через Дон и вспоминая лихих казаков , с которыми недавно расстался, он написал стихотворение  «Дон»:

 

                           Блеща средь полей широких,

                           Вот он льётся! Здравствуй, ДОН!

                           От сынов твоих далёких

                           Я привёз тебе поклон.

                           Как прославленного брата,

                            Реки знают тихий ДОН;

                           От Аракса и Евфрата

                           Я привёз тебе поклон.

                            Отдохнув от злой погони,

                           Чуя Родину свою,

                           Пьют уже Донские кони

                           Арпачайскую струю.

                           Приготовь же ДОН ЗАВЕТНЫЙ

                           Для наездников лихих

                           Сок кипучий, искрометный

                           Виноградников твоих.

 

Через Новочеркасск Пушкин возвращается в Москву.

Что же объединяет Пушкина с донскими казаками?  Любовь к  ВОЛЬНОСТИ, которой  Поэт  никогда не изменял. И потому  ПУШКИН  ВСЕГДА  ЖИВ:

 

                   НЕТ, ВЕСЬ Я НЕ УМРУ - ДУША  В  ЗАВЕТНОЙ  ЛИРЕ
                   МОЙ ПРАХ ПЕРЕЖИВЕТ И ТЛЕНЬЯ УБЕЖИТ –

                   И СЛАВЕН БУДУ Я, ДОКОЛЬ В ПОДЛУННОМ МИРЕ
                  ЖИВ БУДЕТ ХОТЬ ОДИН ПИИТ.

                  СЛУХ ОБО МНЕ ПРОЙДЁТ ПО ВСЕЙ РУСИ ВЕЛИКОЙ,
                  И  НАЗОВЁТ МЕНЯ ВСЯК СУЩИЙ В НЕЙ ЯЗЫК,
                  И ГОРДЫЙ ВНУК СЛАВЯН, И ФИНН, И НЫНЕ ДИКИЙ
                  ТУНГУС, И ДРУГ СТЕПЕЙ КАЛМЫК.

 

                  И ДОЛГО БУДУ ТЕМ ЛЮБЕЗЕН Я НАРОДУ,
                  ЧТО ЧУВСТВА ДОБРЫЕ Я ЛИРОЙ ПРОБУЖДАЛ,
                  ЧТО В МОЙ ЖЕСТОКИЙ ВЕК ВОССЛАВИЛ Я СВОБОДУ
                  И МИЛОСТЬ К ПАДШИМ ПРИЗЫВАЛ.

 

                  ВЕЛЕНЬЮ БОЖИЮ, О МУЗА, БУДЬ ПОСЛУШНА,
                  ОБИДЫ НЕ СТРАШАСЬ, НЕ ТРЕБУЯ ВЕНЦА,
                  ХВАЛУ И КЛЕВЕТУ ПРИЕМЛИ РАВНОДУШНО
                  И НЕ ОСПАРИВАЙ ГЛУПЦА.

 

Настала пора избавиться от ложного положения вещей в мире и каждому обрести живого Бога в сердце. Такие святые поэты как М.В.Ломоносов, А.С.Пушкин помогут нам в  ПРЕОБРАЖЕНИИ  себя и мира.  Они верили, что ведущей на этом пути будет Россия. Ломоносов писал:

 

                           Что должно ей Законы миру

                           И распрям предписать конец.

 

Ему  следовал Пушкин:

 

                            Народы, распри позабыв,

                            В Единую семью объединятся.

 

 

                                                        Лена Шахгеданова, член ОЖК

 

 

 

 

 

 

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН – ЭХО РУССКОГО НАРОДА

 

Биография

Александр Сергеевич Пушкин родился 6 июня 1799 года в Москве, в семье майора в отставке, потомственного дворянина, Сергея Львовича Пушкина. Мать Надежда Осиповна была правнучкой Абрама Ганнибала, знаменитого «арапа Петра Великого». Именно от матери и ее африканских корней унаследовал Пушкин свой горячий нрав, необузданную любовь к жизни, а поэтический талант позволил ему виртуозно переносить пышущие страстью мысли на бумагу, заражая своими чувствами современников и потомков.

Помимо Саши в семье было еще двое детей: Лев и Ольга. Родители Александра были людьми очень образованными даже по меркам своего времени, когда всему светскому обществу было свойственно знание латыни и французского языка, иностранной и отечественной истории, литературы. В доме постоянно бывали видные творческие личности: художники, поэты музыканты.

Родители Александра Пушкина

 

Домашнее образование Александра Сергеевича было превосходным, но вряд ли бы изучение французской словесности могло бы подарить миру того поэта, которого мы все знаем и любим, с его трепетным отношением к истории Руси, народным сказкам, легендам, преданиям и к русскому народу. За эту любовь Пушкина ко всему русскому отдельная благодарность его бабушке, в деревне у которой он проводил немало времени. Мария Алексеевна сама говорила и писала только по-русски, и именно она наняла в услужение няню Арину Родионовну.

Благодаря няниным сказкам, рассказам, ее певучему говору и искренней любви маленький мальчик привык к звучанию народной речи, ее природной красоте и поэтичности. Впоследствии это позволило уравновесить типично «французское» воспитание и образование, которое тогда было свойственно всей дворянской России. Даже свое первое стихотворение юный Пушкин написал на французском языке.

Впрочем, виной тому была не только любовь к иностранному языку, но и экзотическая национальность африканского прапрадеда. Именно происхождение и наследственность во многом повлияли на формирование горячего характера и яркой внешности поэта.

Саша в детстве не только обучался языку и иным наукам у французских гувернеров, да слушал сказки Арины Родионовны. Мальчик очень много читал, занимаясь самообразованием. В его полном распоряжении была великолепная отцовская библиотека, книги из библиотеки семейства Бутурлиных и дяди Василия Львовича.

Царскосельский лицей

Именно в компании дяди впервые попал двенадцатилетний Пушкин в столичный Петербург, дабы поступить в только открывшийся Царскосельский лицей. Лицей находился под патронажем императорской семьи и располагался во флигеле, примыкавшем к Екатерининскому дворцу. Александр вошел в число первых тридцати учеников, обучавшихся в его стенах различным премудростям.

Царскосельский лицей

 

Система обучения, применявшаяся в лицее, была поистине революционной. Мальчиков-дворян из лучших семей обучали гуманитарным наукам молодые, увлеченные педагоги, а в самом лицее царила дружеская и раскрепощенная атмосфера. Учение протекало без телесных наказаний, что уже было новшеством.

В лицее Пушкин быстро сдружился с остальными учениками. Его одноклассниками были Дельвиг, Кюхельбекер, Пущин, и Александр Сергеевич сумел сохранить и пронести эту невинную, искреннюю юношескую дружбу через всю жизнь, сохранив самые приятные и восторженные воспоминания о лицейских годах.

Александр Пушкин в лицее

 

Лицеисты первого выпуска, который впоследствии был признан самым успешным, слушали лекции именитых профессоров, а экзамены у них регулярно принимали члены Академии наук и преподаватели педагогического института.

Сами ученики много времени уделяли творчеству, издавая рукописные журналы. Юноши организовали кружок поэтов и новеллистов, его члены собирались по вечерам и сочиняли стихи экспромтом. Впоследствии трое из друзей и однокашников Пушкина стал декабристами, двое из них были осуждены (Пущин и Кюхельбекер). Самому Александру Сергеевичу чудом удалось избежать участия в восстании (в основном, стараниями его друзей).

Александр Пушкин, Иван Пущин и Вильгельм Кюхельбекер

Уже тогда поэтический талант юного Пушкина был высоко оценен друзьями, а вскоре его заметили и такие корифеи, как Батюшков, Жуковский, Державин и Карамзин. В 1815 году Александр, сдавая экзамен, прочел стихотворение «Воспоминание в Царском Селе» в присутствии Державина. Пожилой поэт был в восторге.

Служба и карьера

В 1817 году Александр Пушкин поступил в коллегию иностранных дел. К тому времени семья поэта перебралась в столицу. Жили Пушкины в Коломне, на Фонтанке, занимая квартиру из семи комнат на третьем этаже. Здесь Пушкин проживал с 1817 по 1820 годы. Считается, что именно в этой квартире поэт написал принесшие ему славу произведения: оду «Вольность» и поэму «Руслан и Людмила».

Рукопись Александра Пушкина

 

Коллегия иностранных дел располагалась на Английской набережной, в здании нынешнего МИДа. Сослуживцами юного дипломата были его однокашники-лицеисты Кюхельбекер, Корсаков и Горчаков. Дипломатическая карьера мало занимала поэта, но он исправно посещал место службы с 1817 по 1824 годы. Полученные знания Александр Сергеевич потом использовал в написанных в 1822 году «Заметках по русской истории XIII века».

Пушкина влекла бурная столичная жизнь, казавшаяся особенно привлекательной и интересной свободолюбивому по натуре поэту после добровольного заточения в стенах лицея. Недаром это учебное заведение его выпускники в шутку называли монастырем - на столько строгими были его правила, изолировавшие учеников от внешнего мира.

 

Александр Пушкин в лицее

 

Круг общения поэта был весьма разнообразен: он дружил с гусарами и поэтами, с художниками и музыкантами, влюблялся, дрался на дуэлях, посещал театры, модные рестораны, салоны, литературные кружки. Женщины всегда занимали в его жизни и творчестве одно из главных мест, а в пору молодости особенно. Пушкин восхищался своими музами, посвящал им стихи, превознося их душевные качества. Сердечные переживания юного Александра Сергеевича по большей части носили возвышенный, платонический характер.

Александр Пушкин в молодости

 

К этому периоду относится предложение руки и сердца младшей дочери Олениных, Анне. Пушкин часто посещал особняк Олениных на Фонтанке, где собирался весь литературный свет Санкт-Петербурга. Получив отказ от Анны Олениной, поэт вскоре встретил новую музу, племянницу хозяйки дома, Анну Керн. Ей он впоследствии посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновение».

Первая «южная» ссылка

В обществе того времени наблюдался всеобщий душевный подъем, вызванный гордостью за свой народ на волне победы над Наполеоном. Одновременно в умах выдающихся людей бродили идеи вольные и опасные, не просто передовые, но революционные. Этот свободолюбивый дух впитал и Пушкин, состоявший в одном из радикальных литературных кружков «Зеленая лампа». Итогом стали неизданные, но известные широкой петербургской публике стихи «Вольность», «Деревня», «На Аракчеева».

Последствия не замедлили сказаться. Молодой поэт впал в немилость у императора, ему грозила ссылка в Сибирь. Заботами и хлопотами друзей сибирскую ссылку удалось заменить южным изгнанием, и 6 мая 1820 года поэт выехал на новое место службы под началом генерал-лейтенанта И.Н. Инзова.

В период «скитаний» с 1820 по 1824 годы Пушкину довелось посетить разные города и веси Российской империи:

·                     Екатеринослав;

·                     Тамань;

·                     Керчь;

·                     Феодосию;

·                     Гурзуф;

·                     Бахчисарай;

·                     Симферополь;

·                     Кишенев;

·                     Каменку;

·                     Аккерман;

·                     Бендеры;

·                     Измаил;

·                     Киев;

·                     Одессу.

Результатом этих служебных странствий стали богатые впечатления и эмоции, которые вдохновили поэта на целый ряд стихотворных и прозаических произведений. В период южной ссылки Пушкиным написаны поэмы «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан», «Цыганы», «Гаврилиада». В Крыму у Александра Сергеевича впервые возник замысел «Евгения Онегина», работу над которым он начал уже в Кишиневе.

В Каменке опальный поэт успел сблизиться с членами тайного общества, а в Кишиневе даже был принят в масонскую ложу.

 

 

Прием в масонскую ложу

 

В Одессу, с ее оперой, ресторанами и театрами Пушкин прибыл уже знаменитым романтическим поэтом, которого называли «певцом Кавказа». Однако в Одессе у Александра Сергеевича сразу не сложились отношения с начальством - графом М.С. Воронцовым.

Ходили слухи о романе поэта с женой графа, который вскоре нашел способ устранить неугодного подчиненного. Московская полиция вскрыла письмо Пушкина, где он признавался в увлечении атеизмом, о чем было незамедлительно доложено государю императору. В 1824 году Александра Сергеевича отстранили от службы, и он уехал в имение матери, село Михайловское.

Михайловское

Возвращение в отчий дом для поэта обернулось очередной ссылкой. Собственный отец надзирал за родным сыном, и такая жизнь для свободолюбивого Александра Сергеевича была просто невыносима. В результате серьезного конфликта с отцом вся семья, включая мать, брата и сестру, покинула Михайловское и перебралась в столицу. Пушкин остался один в компании Арины Родионовны.

Несмотря на подавленное состояние и уныние, на протяжении двух лет, проведенных в Михайловском, поэт много и плодотворно работал. Пушкину были чужды обычные «помещичьи» забавы. Он много читал, восполняя пробелы в домашнем и лицейском образовании. Поэт постоянно выписывал книги из столицы, которые досматривались полицией, его письма также вскрывались и прочитывались.

Восстание 14 декабря 1825 года

 

В этих условиях были написаны «Кавказский пленник», «Борис Годунов», «Граф Нулин», множество стихотворений (в том числе «Зимнее утро», «Наполеон», «Песнь о вещем Олеге»), ряд статей, несколько глав «Евгения Онегина».

Известно, что во время ссылки в Михайловском к Пушкину приезжал его давний и лучший лицейский друг – Пущин. Также поэт общался с семейством Осиповых - помещиками, которым принадлежало соседнее село Тригорское.

Известие о восстании 14 декабря 1825 года, в организации которого участвовали многие из друзей и знакомых поэта, застало Александра Сергеевича врасплох. Вероятность того, что опальный Пушкин принял бы участие в восстании, была настолько велика, что друзья обманули его, назвав неверную дату готовящегося переворота и сохранив для Родины великого поэта. Многие участники мятежа были сосланы в Сибирь, а главные зачинщики - повешены.

Зрелые годы

Взошедший на трон император Николай I помиловал опального поэта, возвратив его из ссылки, и разрешил жить, где ему заблагорассудится. Николай решил публично «простить» Пушкина, надеясь заглушить этим недовольство в обществе, вызванное арестами и казнью самой прогрессивной части дворянской молодежи после событий 14 декабря. Отныне сам царь становился официальным цензором всех рукописей Александра Сергеевича, а контролировал этот процесс начальник III отделения канцелярии Бенкендорф.

С 1826 по 1828 годы Пушкин неоднократно испрашивал у государя разрешения съездить заграницу или на Кавказ, но его просьбы оставались без ответа. В итоге поэт самовольно уехал в путешествие, за что по возвращении получил строгий выговор. Итогом поездки стали стихи «Обвал», «Кавказ», «На холмах Грузии...» и очерк «Путешествие в Арзрум».

В это же время Александр Сергеевич познакомился с Натальей Гончаровой и влюбился в нее безоглядно. Все его женщины, влюбленности и романы тускнели в сравнении с юной красавицей, которая стала самой страстной и желанной мечтой поэта. С этого момента бурная некогда личная жизнь Пушкина сосредоточилась на единственной даме сердца - Натали, как он ласково называл невесту.

Женитьба и семья

Ситуация с предложением руки и сердца осложнилась рядом фактов. Родители Пушкина и родители его будущей жены находились в весьма стесненных обстоятельствах, если не на грани разорения. Гончаровы не могли дать за своей красавицей-дочерью никакого приданого, а это в высшем свете считалось моветоном. Отец поэта с трудом смог выделить для сына одну деревеньку в двести душ крестьян, которая находилась поблизости от его родового имения в Болдино.

Пушкину пришлось ехать в Болдино, чтобы вступить в права владения Кистеневкой. Поэт планировал впоследствии заложить ее, чтобы собрать приданое для своей невесты. 3 сентября 1830 года Александр Сергеевич приехал в Болдино (до этого он жил то в Петербурге, то в Москве). Пушкин намеревался быстро покончить с делами, вернуться в Москву к Натали и сыграть свадьбу, на что уже было получено личное благословение государя.

 

Александр Пушкин и Наталья Гончарова

 

Однако планы жениха разрушила эпидемия холеры. Из-за этой страшной болезни дороги от Болдина на Москву, как и везде в центральной части России, были перекрыты. Это невольное затворничество подарило миру немало чудесных стихов, повестей и поэм, среди которых были «Барышня-крестьянка», «Выстрел», «Метель», «Скупой рыцарь», «Пир во время чумы», «История села Горюхина» и другие шедевры.

Пушкин признавался, что всегда больше любил осень и зиму, в холодное время года он обычно испытывал необыкновенный прилив энергии и желание писать. Период с сентября по декабрь 1830 года пушкиноведы назвали Болдинской осенью. Она стала золотой порой для Александра Сергеевича, который вдохновенно творил вдали от суеты столиц и повседневных хлопот.

Александр Пушкин с женой

 

В Москву Пушкину удалось вернуться только 5 декабря, и 18 февраля 1831 он, наконец, обвенчался с Натальей Гончаровой. В момент обмена кольцами кольцо, которое держал поэт, выскользнуло у него из рук, а свеча погасла. Пушкин счел это дурным предзнаменованием, но все равно был безмерно счастлив.

Поначалу молодожены жили в Москве, в доме на Арбате, но потом новоиспеченный супруг рассорился с тещей, и Пушкины уехали. Некоторое время они снимали деревянный домик в Царском селе, столь милом сердцу поэта. К тому же Николай I изъявил желание, чтобы жена Пушкина украшала собою придворные балы, которые император давал в Екатерининском дворце.

Наталья Николаевна на горячую страсть супруга отвечала спокойной и тихой любовью, была умна, аристократична, добродетельна, прекрасно держалась в обществе и с головой ушла в ведение домашнего хозяйства, рождение и воспитание детей. С 1832 по 1836 годы у Пушкиных родились две дочки и два сына: Мария, Александр, Григорий и Наталья.

Отцу такого большого семейства приходилось буквально разрываться на части, чтобы прокормить жену, детей, двух сестер жены, устраивать званые вечера и самим выезжать в свет, посещая салоны и балы. Переехав в Петербург, летом 1831 года Александр Сергеевич вновь поступил на службу. Одновременно он продолжал усиленно работать, ведь издание стихов и романов тоже приносило небольшой доход. В это период был закончена поэма «Евгений Онегин», написан «Борис Годунов», задуманы «Дубровский» и «История Пугачева».

Дуэль и смерть

В 1833 году император пожаловал Александру Пушкину камер-юнкерский титул. Поэт был глубоко оскорблен, поскольку это звание давали лишь неоперившимся юнцам, а ему было уже тридцать пять. В то же время титул камер-юнкера давал доступ ко двору, а Николай желал, чтобы Наталья Пушкина присутствовала на императорских балах. Что касается самой Натали, которой было всего двадцать два года, она страстно желала танцевать, блистать и ловить на себе восхищенные взгляды.

Пока император платонически ухаживал за Натальей Николаевной, Александр Сергеевич тщетно пытался поправить финансовые дела. Он брал у государя ссуду за ссудой, опубликовал «Историю Пугачева», затем взялся за издание журнала «Современник», где печатались произведения Гоголя, Вяземского, Тургенева, Жуковского и самого Пушкина. Однако все его проекты оказались убыточными, а долг перед казной все возрастал.

 

Барон Дантес

 

1836 год оказался несчастливым для Александра Сергеевича. Он много работал, пытаясь разобраться с долгами. Весной умерла его мать, и поэт очень горевал. Далее последовали сплетни, связанные с именем Натальи Николаевны и гвардейцем-французом бароном Дантесом, который без стеснения ухаживал за супругой Пушкина.

Первая дуэль стараниями друзей поэта все же не состоялась, хотя Александр Сергеевич готов был с оружием в руках защищать честь своей Натали, в верности которой был абсолютно уверен.

Вскоре по столице вновь поползли слухи, да и сам Геккерн интриговал против Пушкина и его жены, стараясь опорочить обоих. Взбешенный поэт отправил послу оскорбительное письмо. Геккерн не имел возможности лично драться на дуэли, поскольку это означало крах его дипломатической карьеры, и Дантес, выступая в защиту своего приемного отца, вызвал Александра Сергеевича на дуэль.

Роковая встреча противников состоялась 27 января 1837 года на Черной речке. Пуля, выпущенная французом, пробила шейку бедра и попала в живот Пушкину. Это и стало причиной смерти поэта, поскольку в то время такое ранение было неизлечимо. Два дня прожил Александр Сергеевич в страшных мучениях.

Не теряя мужества и присутствия духа, Пушкин переписывался с императором, который пообещал взять на себя заботу о его семье, исповедался священнику, попрощался с близкими и скончался 29 января (10 февраля – по новому стилю) 1837 года.

Могила Александра Сергеевича Пушкина

Отпевали солнце русской поэзии в церкви Спаса Нерукотворного Образа, а похороны состоялись 6 февраля в Святогорском монастыре. Могила поэта, согласно его желанию, расположена рядом с могилой матери.

После смерти Пушкина благодарные потомки воздвигли множество памятников в его честь. Только в Петербурге и Москве их насчитывается около сорока.

Интересные факты

Уже после смерти поэта появилось немало легенд, связанных с его жизнью, творчеством и даже со смертью. Так, одна из наших современниц, живущая в Канаде, выдвинула версию, согласно которой Пушкин и Александр Дюма - один и тот же человек. Однако как бы ни хотелось продлить жизнь Александру Сергеевичу, эта легенда не выдерживает никакой критики.

Александр Пушкин и Александр Дюма

 

Информация о том, что Пушкин и Лев Толстой – дальние родственники, абсолютно правдива. Прабабушка Александра Сергеевича и прапрабабушка Льва Николаевича были родными сестрами.

У Александра Сергеевича действительно есть стихи с матом и ненормативной лексикой (обычно эти слова издатели заменяют пробелами и многоточиями), а также довольно пошлые шуточные стихотворения.

Библиография

Поэмы:

·                     «Руслан и Людмила»;

·                     «Кавказский пленник»;

·                     «Гавриилиада»;

·                     «Вадим»;

·                     «Братья разбойники»;

·                     «Бахчисарайский фонтан»;

·                     «Цыганы»;

·                     «Граф Нулин»;

·                     «Полтава»;

·                     «Тазит»;

·                     «Домик в Коломне»;

·                     «Езерский»;

·                     «Анджело»;

·                     «Медный всадник.

Роман в стихах 

·                     «Евгений Онегин»

Драматические произведения

·                     «Борис Годунов»

Маленькие трагедии:

·                     «Скупой рыцарь»;

·                     «Моцарт и Сальери»;

·                     «Каменный гость»;

·                     «Пир во время чумы»;

·                     «Русалка».

Проза:

·                     «Арап Петра Великого»;

·                     «Выстрел»;

·                     «Метель»;

·                     «Гробовщик»;

·                     «Станционный смотритель»;

·                     «Барышня-крестьянка;

·                     «История села Горюхина»;

·                     «Рославлев»;

·                     «Дубровский»;

·                     «Пиковая дама»;

·                     «История Пугачева»;

·                     «Египетские ночи»;

·                     «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года»;

·                     «Капитанская дочка».

Сказки:

·                     «Жених»;

·                     «Сказка о попе и о работнике его Балде»;

·                     «Сказка о медведихе»;

·                     «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди»;

·                     «Сказка о рыбаке и рыбке»;

·                     «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях»;

·                     «Сказка о золотом петушке».

783 стихотворения

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9 июня 2019 г.

«ПУШКИН ЕСТЬ ЯВЛЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ…» (Н.В. Гоголь).

 

ЮБИЛЕЙНАЯ, ЛИТЕРАТУРНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ, МУЗЫКАЛЬНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПОД ЭГИДОЙ ВСД «РУССКИЙ ЛАД» И

МЕЖДУНАРОДНОЙ АКАДЕМИИ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ НА ЗЕМЛЕ УГРЕШСКОЙ (г. Дзержинский), ПОСВЯЩЕННАЯ 220-ЛЕТИЮ ГЕНИЮ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЭЗИИ АЛЕКСАНДРУ СЕРГЕЕВИЧУ ПУШКИНУ.

 

     

Конф 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Участники конференции (на переднем плане заместитель председателя Координационного Совета ВСД «Русский ЛАД» Б.В. Тарасов и Софья Хрусталева – член Московской городской организации Союза писателей России, поэт, прозаик, член ОЖК)

 

Несколько слов о девизе конференции: «Пушкин – наша национальная идея». Так вот что произошло и почти по Гоголю (!) с поэтом – за эти двести с лишним лет. Теперь он для нас не просто А.С. Пушкин, как представил его нам Гоголь: «Невысокий живой человек, маленькая смуглая рука которого написала первые и самые прекрасные строки нашей поэзии» - теперь это особый символ нашей жизни и культуры, отразившийся в каждом из нас, давно приобретший сверхчеловеческое значение.

Пушкин стал символом нашей национальной идеи, споры о которой характерны для нашего времени. И мы иногда, чтобы только  отмахнуться  от многословных рассуждений на эту тему, говорящие, что «Пушкин – это наше всё», уже так или иначе носим в себе понимание, что именно в пушкинском образе и в преломлении этого образа в жизни творчестве других писателей, и в каждом из нас состоит то объединяющее начало, сводящее воедино нашу культуру и нас самих, смысл которого и определяется как национальная идея. Не это ли так гениально провидел Гоголь?

Хочется верить, что мы приближаемся к новой эре – эре Пушкина, эре гармонизации жизни, восстановления исторической памяти, обретения той полноты сознания, которая должна быть естественно свойственна человеку и высшим носителем которой был Пушкин.

Юбилейная Пушкиниана, посвященная 220-летию великого поэта – вдохновителя русского образа жизни, радетеля русского слова и мысли от памятника поэта на Пушкинской площади Москвы охватила многие города страны и Подмосковья. Не остался в стороне и подмосковный город Дзержинский – город Трудовой Доблести и славы, где в один из жарких июньских дней - 9 июня знаменательного года - состоялось своеобразное чествование гения мирового масштаба на древней Угрешской земле, овеянной доблестью свершений и побед, начиная со времен Дмитрия Донского.

Конф 2В Центральной городской библиотеке прошла научно-просветительская конференция в тесном слиянии с  музыкально-литературными номерами на стихи А.С. Пушкина «Славим живое русское слово!».      Близкой этой теме посвятил свое выступление : «Сплав русского мировоззрения и социалистической идеи» В.А. Святошенко, руководитель  Московского городского отделения ВСД «Русский Лад», зам. Председателя ЦКРК.

    

В.П. Аушев, руководитель Ломоносовского (культурно-просветительского)  центра ВСД «РУССКИЙ ЛАД»

 

Прошедшая конференция стала, по сути, пилотным, серьезным мероприятием, открывшим деятельность нового объединения творчества горожан, влившегося во Всероссийское созидательное движение «Русский Лад». Новое объединение получило поддержку и одобрение Международной Академии русской словесности; Совета ветеранов войны и труда г. Дзержинский; первичной городской организации КПРФ; регионального отделения «Содружества творческих Сил», ЛИТО им. Ярослава Смелякова, редакционного коллектива газеты «Преображение» и Объединения журналистов казачества.

Конф 5Вели программу в рамках праздника – Дня Русского языка, проходящего в стране и столице в эти дни в восьмой раз, В.П. Аушев, руководитель Ломоносовского (культурно-просветительского)  центра ВСД «РУССКИЙ ЛАД» и Е.Н. Егорова, руководитель ЛИТО им. Ярослава Смелякова.

 

Б.В. Тарасов и Е.Н. Егорова, руководитель ЛИТО                     им. Ярослава Смелякова.

 

 Со вступительным словом к участникам конференции обратился заместитель председателя Координационного Совета ВСД «Русский ЛАД» Б.В. Тарасов, член ВНО Культурного центра Министерства обороны РФ, общественный деятель, подчеркнувший огромное значение всей жизни и литературного наследия А.С. Пушкина для патриотического воспитания молодежи в наши дни (на конференции присутствовали и представители молодежной организации г. Дзержинский).

    Объединяющими выступления участников прозвучали стихи Ведущего:

                        Я должен понимать все языки.

                        Я человек.

                        Я свой среди людей!

                        Но как мы друг от друга далеки

                        И как различны в хаосе идей!

                        Какой язык сегодня нужен нам?

                        Язык, не оскуднённый нищетой

                        И не сведённый к трём-пяти словам,

                        Не брошенный за жизненной чертой.

                        Язык и деловой, и Интернет,

                        И эсперанто, ветхий архаизм –

                        Язык надежд, симпатий и харизм,

                        Язык, в котором музыка и свет!

 

                        Да, это вещий праздник русских слов,

                        Из сказок и былин, священных книг,

                        Корней, наречий, родовых основ –

                        Наш Русский,

                        Вдохновляющий язык!

           

В последующих выступлениях прозвучала тема преемственности пушкинских традиций. Со своими поэтическими произведениями выступили эссеисты и поэты – пушкинские лауреаты, авторы книг и стихов,  посвященных России, Русскому Языку, и Александру Сергеевичу Пушкину…

Конф 3Открыла современную перекличку поэтов Софья Хрусталева – член Московской городской организации Союза писателей России, поэт, прозаик, энергично откликающийся на всё новое, полезное. Заслуженный литератор Содружества Творческих Сил РФ, дипломант и лауреат конкурсов «Лучшая книга» и «Звезда полей».                                      

Все мы гордимся, говорили участники, что Русский язык, по-прежнему, – один из крупнейших языков мира, национальный язык нашего народа! . .

Об этом свидетельствуют итоги ставшего ежегодным Всероссийского творческого конкурса «Русский Лад», прозвучавшие 6 июня со сцены Театра Российской Армии, где состоялся большой праздничный концерт, посвященный Дню Русского языка, 220-летию А.С. Пушкина и награждению лауреатов творческого Всероссийского конкурса.

А 9 июня праздник продолжился на древней Угрешской земле, овеянной славой Дмитрия Донского и подвигами русского воинства на поле Куликовом (в честь победы и возникла Свято-Никольская Угрешская обитель, ныне – г. Дзержинский – город Трудовой Доблести и Славы). В нем приняли участие представители руководства г. Дзержинский, Международной Академии русской словесности, межрегиональной организации «Содружество Творческих Сил», читатели Центральной городской библиотеки и члены ЛИТО им. Ярослава Смелякова, инициативной группы подвижников культуры и искусства Москвы и Московской области - люди, исключительно одарённые и творчески энергичные…

Всё это вместе дало прекрасный повод представить во всей красе царицу праздника – Русскую Речь! 

Тему «Сакральные тайны волшебной страны Лукоморья»  развила в своем выступлении Светлана Сергеевна Соколова - педагог, общественный деятель, исследователь тайн русского языка и древних письменностей. (подробно эту тему затрагивает её книга «Божественный светъ русской азбуки). Данная работа предлагает читателю поразмышлять над вопросами, касающимися сакральных смыслообразов русской словесности и письменности». Особое место в своем выступлении она уделила важности сохранить в алфавите букву «Ё» - важной составляющей в первой девятке русских букв, составляющих  в азбуке Квадрат Золотого Сечения «Ё, К, Л, М, Н». «Какой же особенный смыслообраз включает в себя эта огненная звёздная буква «Ё», так насолившая богоборческим силам? - вопрошает автор и кратко отвечает: В Древнесловенском языке (Буквице) основной её смыслообраз – «познание». Артёмова

Среди выступающих также живой интерес вызвал рассказ Л.В. Артёмовой, Заслуженного писателя России и поэта Московской области, обладателя многих литературных премий. На конференции она рассказала о прежних своих книгах: «Дорогами встреч и расставаний», «Стерва – звезда Афгана» и др., и познакомила с новой работой – Книгой для умных и храбрых детей и родителей», занявшей 2-е место в номинации «Проза» Всероссийского конкурса ВСД «Русский Лад-2019».          

Старшее поколение помнит, как в 60-х годах минувшего века остро стояла проблема физиков и лириков, долго дискутировали, кто значимей, что важней – материально-научные знания и устремления или гуманитарно-духовные? 

 О необычной стороне увлечений Александра Сергеевича Пушкина сообщил В.П.  Аушев, адресовав свое выступление малоизученной теме в биографии великого поэта «Пушкин – радетель технического прогресса в России».   

Сам Пушкин издавал в последний год жизни журнал «Современник», на страницах которого печатались не только творения изящной словесности, но и статьи о последних достижениях науки и техники в России. Еще в юности Пушкин видел первые пароходы. В августе 1815 года на Неве появилось первое паровое судно – паровая машина была вделана в деревянный бот. В том же году пароход «Елизавета» стал совершать рейсы между Петербургом и Кронштадтом. И постепенно пароходное сообщение вошло в жизнь петербуржцев. Правда, само слово «пароход» не сразу вошло в русский язык – сначала его заменяло английское «стимбот», затем наравне с русским «пароход» употреблялось слово «пироскаф», встречавшееся в итальянском и французском языках. Оба эти слова можно встретить в дневнике Пушкина – в 20-30-е годы поэт не раз совершал поездки из Петербурга в Кронштадт, провожая знакомых, уезжавших за границу морем.  … За свою не очень долгую жизнь Пушкин много раз странствовал по России и испытал все невзгоды российского бездорожья, Он мечтал, что в будущем:                                         

                                      «Дороги, верно,

                                     У нас изменятся безмерно.

                                     Шоссе в Россию здесь и тут,

                                     Соединив, пересекут.

                                     Мосты чугунные чрез воды

                                     Шагнут широкою дугой,

                                     Раздвинем горы, под водой

                                     Пророем дерзостные своды».

Чем не дерзостное предвидение поэта строительства первых линий московского метро!

Перспектива строительства железных дорог в России также волновала ум молодого Пушкина в годы, когда первые пароходы задымили трубами на русских реках. 

Пушкин, опубликовав на страницах своего журнала «Современник» работу молодого профессора Института путей сообщения М.С. Волкова.  Он сумел вникнуть в такие подробности строительства и эксплуатации железной дороги, о которых в то время еще не задумывались даже специалисты, и высказал ряд интересных соображений одно из них не потеряло своей значимости и сегодня: «Дорога (железная) из Москвы в Нижний Новгород была бы еще нужнее дороги из Москвы в Петербург, и мое мнение было бы – с нее и начать».

До открытия первой железной дороги в России Пушкин не дожил, но, несомненно зная, сколь снежными бывают русские зимы, и представляя, какие заносы могут возникнуть при сильных снегопадах, он озаботился, как облегчить тяжелый труд людей при очистке железнодорожного полотна: «Некоторые возражения противу проекта неоспоримы. Например: о заносе снега. Для сего  должна быть выдумана новая машина… О высылке народа или о найме работников для сметания снега нечего думать: это нелепость». Нельзя не восхищаться всеобъемлющим гением Пушкина.    

Конечно, сегодня А.С. Пушкина трудно вообразить не только служащим железной дороги, но и оператором электромагнитного телеграфа 20-30-х годах Х1Х века, устройством которого он живо интересовался одновременно изобретенного в 1832 году нашим соотечественником П. Кулибиным и французом  Клодом Шаппом. Судьба свела Пушкина с человеком энциклопедических знаний  - Павлом Львовичем Шиллингом. Он первый осуществил взрывание подводных мин с помощью электрического тока, использование пороха при земных работах на дальнем расстоянии, основал первую в России литографию и издал поэму «Опасный сосед», написанную Василием Львовичем Пушкиным - дядюшки А.С. Пушкина. В 1829 году Шиллинг деятельно готовился к экспедиции в Восточную Сибирь и Китай и пригласил Александра Сергеевича отправиться с ним в путешествие. Юный Пушкин охотно изъявил желание отправиться в дальние края, однако желанию поэта не дано было осуществиться: Николай 1 в просьбе отказал…

Теперь мы отлично знаем, что молодые устремления многих корифеев нашей науки и искусства не всегда совпадали с последующими трудами некоторых авторов, бравшихся за описание их биографий. Так, тот же М.В. Ломоносов изначально стремился стать морским офицером, но последовавший дальнейший поворот судьбы круто изменил его первоначальное намерение – учиться он стал в Московской Славяно-греко-латинской академии, что вовсе не являлось осуществлением его юношеской мечты.

Среди участников и гостей конференции были заметны и активны советник Министра культуры РФ Тамара Михайловна Гудима, воодушевив всех призывом быть истинными подвижниками и исследователями пушкинского наследия.

«Дивной вязью плел народ невидимую сеть русского языка: яркого как радуга вслед весеннему дождю, меткого как стрелы, задушевного как песня над колыбелью, певучего…» - писал в свое время Алексей ТОЛСТОЙ…

Подобным символом музыкальных вставок, заслуживающих внимания, явился голос певца Виктора Фомина, представлявшего народный хоровой коллектив Тропарево-Никулино «Поющие сердца» (г. Москва, художественный руководитель Т.Б. Попова). Певец, Заслуженный артист СТС исполнил ряд произведений на стихи А.С. Пушкина: «Ночной зефир струит эфир» - муз. А. Даргомыжского; «Ария Онегина» из оперы «Евгений Онегин», муз. П.И. Чайковского; «На холмах Грузии лежит ночная мгла», муз. Н. Римского-Корсакова», «Зимняя дорога», муз. Г. Свиридова – всё это в прекрасной «фортепианной озвучке»  концертмейстера Рано Рахманкуловой).

Сердечные аплодисменты достались и Марии Лукиной – солистке оперного народного театра «Родник» (художественный руководитель Л.В. Олешкевич).

«Угреша» - так называется литературное объединение им. Ярослава Смелякова, которому недавно литературная общественность столицы и Подмосковья отметила 100-летие, а в г. Дзержинском, где Ярослав Смеляков возглавлял литературное объединение в Люберецкой трудовой коммуне № 2 НКВД, позже переименованной в колонию им. Ф.Э. Дзержинского, юбилею А.С. Пушкина был посвящен альманах «Угрешская лира» (выпуск № 5 был подарен участникам конференции).

На конференции руководитель  ЛИТО Е.Н. Егорова выступила с сообщением «Детство Пушкина: мифы и реальность» и поведала о том, как удалось ей и творческому коллективу под ее началом создать к юбилейной дате поэта  солидный фолиант «Мир детства Александра Пушкина» (рассказы, стихи, очерки для детей и взрослых). Проект осуществлен, в основном, за счет средств гранта президента Российской Федерации № 18-2-010989. Издание представляет собой живое художественно-документальное и научно-популярное повествование, полно и достоверно отражающее жизнь юного гения в 1799-1811 годах.

Елена Егорова – член Союза писателей и  Союза журналистов России, автор 36 книг для детей и взрослых. Всезнающий, всеядный, многогранный пушкинист и пушкиновед, успешно владеющий прозаическим и поэтическим пером! На конференции она свое выступление «Детство Пушкина: мифы и реальность» совместила с краткой презентацией недавно вышедшей книги «Мир детства Александра Пушкина», показав иллюстративный материал, выполненный юными книжными графиками и художниками. 

На переломе веков, в 2000-м году, примерно 300 миллионов человек по всему миру говорили на русском языке, занимавшем 5-е место по распространённости в мире! 160 миллионов считали его родным!

Значение слова «РУССКИЙ» в своём словаре  «ТОЛКОВОГО СЛОВАРЯ ВЕЛИКОРУССКОГО ЖИВОГО ЯЗЫКА» Владимир Иванович ДАЛЬ объяснял так:

«Русак – вообще русский человек, русачка, русская; кто особенно рУсит, хочет быть русским – шуточное – русапет. РУсить – делаться, становиться русским».

То же самое и у Пушкина главным желанием еще с лицейских времен было стать артиллерийским офицером, что более отвечало происхождению его родовой фамилии.

Впервые испытание электромагнитного телеграфного аппарата в действии проходило в доме, где жил Павел Львович – в Петербурге, где собрались приглашенные на испытание. Первая в мире телеграмма, состоявшая из десяти слов, в присутствии приглашенных на испытание телеграфа, была передана моментально и точно.                                                           

Русский язык – один из шести официальных языков Организации Объединённых наций (ООН). Его изучают в обязательном порядке и на нём говорят космонавты, работающие на Международной космической станции.    

О.Л. Чемодурова, руководитель регионального  Ивантеевского отделения «СТС», член Московского городского географического общества озвучила тему: «Космос в поэзии А.С. Пушкина».

Старшее поколение помнит, как в 60-х годах минувшего века остро стояла проблема физиков и лириков, долго дискутировали, кто значимей, что важней – материально-научные знания и устремления или гуманитарно-духовные?

Для прояснения этого дискуссионного спора  в рамках конференции – руководитель Культурного центра им. А.Ш. Пороховщикова, Заслуженный артист СТС Л.Н. Туева исполнила «Песнь о вещем Олеге» А.С Пушкина. И как было ни согласиться с Николаем Васильевичем Гоголем: после прослушивания пушкинских стихов, ставших признанной русской классикой: «Нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело, животрепетало, как метко сказанное русское слово»!..  Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок».

                                  Пока те звуки - восхищённый крик,

                                  Глаза и руки – вот слова младенцев,

                                  Но с каждым днём понятней их язык,

                                  Земли российской новых поселенцев,

                                  Наследников и стражей языка,

                                  Не зря он Русским наречён навеки…

                                  Из русских слов течёт-бежит Река,

                                  Иноязычные вокруг питая реки!».                                                                                                                                                                                                                                                                                                    

К дискуссии современных исследователей родного Русского языка о важности языкового общения в наши дни  подключился шеф-редактор газеты «Преображение», Геннадий Иванович ЕРАСТОВ, подвижник «Русского Лада» и Пушкинских традиций в литературе, за что в свое время был награжден лауреатской медалью им. А.С. Пушкина. Без его участия не вышли бы замечательные книги «Наш влюблённый Пушкин», «Сказки Пушкина» (в поэтическом переложении Елены Егоровой), «Детство Александра Пушкина».

В заключение теоретической части конференции прозвучали из уст ведущих слова Николая Васильевича Гоголя:  «Нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело, животрепетало, как метко сказанное русское слово». И в продолжение ему же принадлежащие слова:  «Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок».                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            

За дружеским чаем и обменом впечатлений о прошедшем юбилейном мероприятии с приветственным словом обратился к уважаемым участникам конференции -  почитателям Русского языка и пушкинских заветов обратился шеф-редактор газеты «Преображение», член правления патриотической секции ВНО Культурного центра Российской Армии Г.И. ЕРАСТОВ, подвижник «Русского Лада» и Пушкинских традиций в литературе. Без его участия не вышла бы замечательные книги: «Наш влюблённый Пушкин», «Сказки Пушкина» в поэтическом переложении Елены Егоровой, «Мир детства Александра Пушкина. За свое участие в приобщении современных молодых читателей к жизни и творчеству великого поэта он был награжден лауреатской медалью Пушкина.

И за этот акт доброго участия в проведении юбилейного мероприятия хотелось бы поблагодарить хозяйку читального зала Центральной Городской библиотеки Ольгу Владимировну Баранову. После обеденного перерыва организаторы конференции пригласили участников и гостей на экскурсию по Николо-Угрешскому монастырю, которую провели Е.Н. Егорова и шеф-редактор газеты «Преображение», краевед и продолжатель традиций Трудовой коммуны № 2 им. Дзержинского Г.И. Ерастов.   

Подарком упрочения светлой памяти величайшего гения Отечества и стала в ряду других юбилейных мероприятий прошедшая просветительская, литературно-музыкальная конференция под эгидой  Всероссийского созидательного движения «Русский Лад».         А завершающим подарком группе организаторов («Русский Лад», СТС; ОЖК; ЛИТО «Угреша» им. Я. Смелякова, Совет ветеранов  г. Дзержинский, и авторов юбилейной Пушкинской литературно-музыкальной программы стала благодарность ее участников, прибывших из столицы и других городов Подмосковья приготовили за сердечный прием и возможность познакомиться с историческими достопримечательностями  этого сохранившегося легендарного и православного места Подмосковья – Николо-Угрешского монастыря.                                        

 

Конф 4

Дипломанты конференции

 

 

 В.Пылаев, 9 июня 2019 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОЕЗДКА В БОЛЬШИЕ ВЯЗЕМЫ

 

Вязёмы 3 Лето-2019 выдалось для Подмосковья  вдвойне знаменательным: Московская область в год 220-летия со дня рождения А.С. Пушкина отмечала и свое 90-летие образования. Незримо, на духовном уровне эти две даты как бы близки друг другу – в Звенигородском крае сельцо Захарово оглашалось в летние месяцы звонкими детскими голосами, в том числе и Александра – будущего великого поэта России. В 1805-1810 годах здесь каждое лето жила семья Пушкиных.

 

Аушев В.П., участник смотра

 

Дети, их гувернеры, няня Арина Родионовна помещались в одном из флигилей, стоявших около господского дома (не сохранились).

Сегодня это место мемориальное: на этой территории расположен Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина – «Большие Вязёмы». Вкратце – его история такова: сельцо Захарово, находившееся в трех километрах от усадьбы «Вяземы», впервые упоминается в 1585 году, как вотчина Ивана Камынина. Во второй половине 18-го века сельцо переходит к Д.П. Савелову, от него – к И.Я. Тинькову, родственнику Грибоедова. В 1804 году Захарово было приобретено Марией Алексеевной Ганнибал – бабушкой А.С. Пушкина.

Вязёмы 5Ярко запечатлелись в памяти юного Пушкина местные обычаи, предания, сказки, услышанные от бабушки и няни. Дочь Арины Родионовны – Мария Федорова – была выдана замуж за здешнего крестьянина (их потомки по сей день живут в Захарово). Эти годы были омрачены лишь смертью шестилетнего брата Пушкина Николая, похороненного в церкви села Большие Вязёмы. Брат Николай родился 26 марта 1801 года и «скончался 1807 года июля 3 дня» от скарлатины В Захарове не сохранилось ни мельницы, ни домика няни..

В 1811 году Ганнибал продала имение своей племяннице Харитоне Козловой (ее надгробие сохранилось рядом с могилой Николая Пушкина). До начала ХХ века сельцом владели потомки этой двоюродной тетки поэта.

В июле 1830 года, вскоре после помолвки на Наталье Гончаровой, Пушкин совершил, как писала его мать, «сентиментальное путешествие в Захарово: отправился туда один, лишь бы увидеть место, где провел несколько годов своего детства». Встретился он и с дочерью Арины Родионовны.

 

Аушев В.П. и Е.Н. Егорова, дипломанты смотра

 

В1815 году поэт описал Захарово в стихотворении «Послание к Юдину» как идеальную обитель творчества и отдыха. Особенно часто сельцо упоминается в произведениях Пушкина, написанных вскоре после второго посещения Захарова: в повестях «Барышня-крестьянка», «История села Горюхина», «Дубровский».

Немудрено, что в таком замечательном месте бережно сохраняется память о великом сыне России.

Вот и нынешнее свое юбилейное мероприятие Московский областной совет ветеранов обратил в смотр творчества ветеранов и ветеранских коллективов «Подмосковные самоцветы» по номинациям: вокальные ансамбли и отдельные исполнители  - Как не любить мне эту землю»; инструментальные ансамбли разных направлений – «Наполним музыкой сердца»; художественное чтение – «Живое слово»; творческая площадка мастеров декоративно-прикладного творчества – «Рукотворное чудо».

Город Трудовой доблести и Славы, конечно же, не мог остаться  стороне и делегировал на этот уникальный фестиваль народного творчества своих представителей, которые стали лауреатами в четырех номинациях. С дипломами и призами возвращались после поездки дзержинцы – вдохновенные подвижники и активисты культурной жизни города: певцы народного хорового коллектива

ДК «Энергетик», мастерицы ярко-красочных батиков, творцы поэтического слова В.П. Аушев (баллада «Иванов сад»  Е.Н. Егорова (стихи об Угреше и колоколе «Благовестник» звонницы Николо-Угрешского монастыря. Выездная бригада поддержала на высоком исполнительском уровне самобытные дарования ОЖК, ЛИТО «Угреша» и Совет ветеранов г. Дзержинский, который представляли В.И. Мельников и М.А. Дресвина.

 

                                                   

Вязёмы 1 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наш корр., фото В. Пылаева               

 

 

 

 

 

 

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Великой Победы»

 

МОБИЛЬНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ  КАВАЛЕРИСТОВ И ЛЫЖНИКОВ В ПОМОЩЬ КРАСНОЙ АРМИИ  ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

В  заключительной части Совещания Правления РОО "Бородино 2012-2045" и Комитета празднования знаменательных дат России 12 сентября 2018 года  Президентом  РОО "Бородино 2012 - 2045" Сальниковым Геннадием Павловичем был задан вопрос о том, что было делать политическому и военному  руководству нашей страны в такой критической ситуации начала Великой Отечественной войны. . На что я попросил слова и попытался дать хотя бы частичный  ответ на такой очень непростой и даже сверхобьемный вопрос. После огромных потерь в мобильных родах войск: авиации и танковых частях необходимо было срочно устранить дефицит подвижных и эффективных в военном отношении воинских подразделений. И Георгий Константинович Жуков, будучи сам кавалерийским офицеров, вышёл 15 июля 1941 г. в Государственный Комитет Обороны-ГКО  о создании в РККА множества лёгких рейдовых кавалерийских дивизий  3-тысячного состава бойцов и командиров с лёгкими обозами. На основании этого предложения уже 23 июля1941г. была издана Директива Генерального штаба РККА 4/1293, во исполнении которой до конца 1941 г. и были созданы 82 такие кавалерийских дивизий, , которые планировалось использовать в условиях большого разрыва пространства между наступающими частями немецкой агрессии и её тыловыми частями.. В частности, 15 из них активно участвовали в обороне Москвы и контрнаступлении Красной Армии против немецкой фашистских захватчиков нашей земли и материальных ценностей СССР. Надо сказать, что поставленную задачу эти дивизии с честью и неувядаемой Славой выполнили, как в начале войны, так и на всем её протяжении до самой Великой Победы Советского народа над коричневой чумой германского милитаризма и фашизма!  Так же благодаря разведывательным данным великого советского разведчика Рихарда Зорге из, так же, милитаристской Японии, советское командование смогло перебросить из Сибири и Дальнего Востока 20 свежих дивизий для Обороны Москвы и успешного контрнаступления наших войск в декабре 1941 года. И вышеуказанные меры  принесли свои реальные плоды, как в осенью 1941 года, так и на протяжении всех лет Великой Отечественной войны. К примеру при обороне Москвы 16-я Армия генерала лейтенанта Константина Константиновича Рокоссовского, оборонявшая центральное её направлении на Волоколамском и Можайском шоссе состояла из:  78-й Томской сибирской дивизии полковника Апанасия Павлантьевича .Белобородова, ставшей при этом  8-й гвардейской,   316-й Казахстанской - Киргизстанской генерал-майора Ивана Васильевича   Панфилова. ( в 2-х-тысячных годах, здесь,  на Москве я был знаком с его  младшей дочерью Ией  Ивановной Панфиловой. Теперь уже - Царствие ей Небесное),  позже  позже Панфиловская  дивизия стала  9-й Гвардейской, 4-й танковой бригады полковника Михаила Ефимовича   Катукова, позже, ставшего Маршалом Бронетанковых войск Советского Союза  (у нас в Роду был дядя - Кутухин  Дмитрий Григорьевич, морской пехотинец, весь из раненный - медаль. "За  отвагу",  катух - по - казачьи  - сарай),  позже в её состав Командование РККА было вынуждено и влить курсантов Московского пехотного имени Верховного Совета СССР училища. Все они с честью выполнили свой долг при Обороне и в контрнаступлении под Москвой. Например, к третьему решительному наступлению фашистов на Москву 16 ноября 1941г. в 50-й Кубанской кавалерийской дивизии из 3000 конников в строю оставалось только 500 сабель, но держа оборону под Волоколамском в треугольнике деревень Морозово, Иванцево, Федюково, который находился на левом, южном фланге обороны пехотной  316-й  Панфиловский дивизии, позже, повторюсь, ставшей 9-й Гвардейской, в составе которой и совершил свой беспримерный подвиг легендарный взвод 28-ми  Героев - Панфиловцев, которые в одном бою подбили 19 немецко- фашистских танка!!! И как я узнал несколько лет назад, что костяком этого взвода были не просто Семиреченские казаки, но и Алма - Атинские лыжники!!!  Ну и каково было об этом узнать мне, окончившему по лыжной кафедре Казахский - Алма-Атинский институт физической культуры?!  Мне - Победителю Первенства Казахстана по лыжным гонкам по ВДСО "Буревестник",   Победителю Первенства Алма - Атинской области в военизированном кроссе со стрельбой', командой, мы так же успешно выступали и на Первенстве  СССР по ВДСО "Буревестник". А в те  же дни, до 20-го ноября 1941 года только 37 Армавирский кавалерийский казачий полк  50-й Кубанской казачьей кавалерийской дивизии противостоял 71 танку, 50 автомашинам пехоты, артиллерии  миномётным батареям. В течении 4 дней казаки вооруженные карабинами, холодным оружием, гранатами и бутылками с зажигательной смесью отражали по 18-20 атак немецких фашистов, рвавшихся к столице нашей Родины - Москве. Даже не единожды они переходили в контратаки и отбивали у оккупантов русские деревни! В результате этих боёв только один этот 37 кавалерийский полк уничтожил 28 танков, десятки автомашин, более 700 фашистов!.. Неувядаемой на многие века Славой, покрыл себя 4-й эскадрон из 43 казаков этого полка, оборонявший окраину деревни Федюково, непосредственно на берегу речки Гряды, подбивший 13 немецких танков, уничтоживший десятки фашистов и множество различного вооружения!  Командир 50-й дивизии полковник Исса Александрович Плиев отправлял к ним 3-х связных с приказом об отступлении, но все они не дошли и казаки до конца не покинули рубеж своей обороны и этот героический эскадрон кубанских конников погиб в полном составе на окраине русской Подмосковной деревни... 

Вечная, светлая память и неувядаемая Слава героям - кавалеристами, защитникам Москвы и нашей Великой Родины от иноземных захватчиков!!!

А так же, согласно Постановления Государственного Комитета Обороны и его Председателя И. В. Сталина номер 613 от 02.09.1941 г., "О формировании лыжных полков в Военных округах к 01.10.1941 г. общей численностью 3870 с укомплектованием начальствующим и рядовым составом, обученным ходьбе на лыжах  к осени, зиме 1941 г.". было создано 67 отдельных лыжных батальона и несколько лыжных рот. За годы войны в РККА было призвано более десятки тысяч лыжников-спортсменов, начиная от Чемпионов СССР, мастеров спорта и лыжников массовых разрядов.

И уже в 1941 г. в битве за Москву, сражаясь  совместно с другими мобильными частями, в том числе с кавалерийскими дивизиями, лыжные батальоны покрыли себя неувядаемой  славой и внесли свой весомый вклад в победы в оборонительный период и в контрнаступлении под Москвой.  В этот период  они совершали разведывательные действия, были в передовых частях в наступлениях, уходили в тылы врага для совершения диверсионных операций. Осенью-зимой 1941 г. только в битве под Москвой ими были подорваны 87 мостов,  десятки танков, сотни автомобилей и бронетранспортеров, уничтожено более 1000 вагонов с живой силой и техникой германских фашистов, были совершены нападения на 24 аэродрома... Так же наши лыжники, преимущественно студенты Ленинградского института физкультуры  имени  Лесгафта, действовали успешно и на Ленинградском фронте в тылах финской армии, в том числе в противостоянии аналогичным частям финских лыжников.

Не могу не привести здесь один исторический факт той Великой войны.  На Ленинградском фронте ночью на посту стоял чемпион Германии по боксу.  И...   один наш сержант - разведчик взял того языком в плен и доставил его в расположение Красной Армии.  И...  Гитлер объявил по этому факту -  траур по всей Германии.  А в 1978 году мы в составе сборной Казахстана участвовали в Первенстве СССР   ВДСО  "Буревестник" по лыжным гонкам в г. Кавголово под Ленинградом. Нас разместили в старой, наверное, ещё довоенной, двухэтажной бревенчатой лыжной базе Ленинградского института физической культуры имени Петра Францевича. Лесгафта. Жили мы в огромных комнатах на 10 коек, это вместе с лыжами и рюкзаками.   В  ходе тех соревнований мы с моим одногруппником по лыжной  кафедре Каз. ИФК  Колей Поздняковым  выигрывали два первых этапа мужской эстафеты 4 по 10 км. И это, ещё будучи юниорами.  А, скорее всего, и из этой базы лыжники - лесгафтовцы уходили в свои разведывательные и диверсионные рейды. Но... в этой лыжной базе, да и во всех близлежащих окрестностях и лыжных гоночных дистанциях, почти ФИЗИЧЕСКИ ощущалась атмосфера БЫЛОГО, то есть бывшего когда-то здесь и СОВЕРШЕННОГО кем - то здесь до нас. И, как минимум, понималось, как они здесь жили, организовывает свой нехитрый  фронтовой и походный  быт, отдыхали после рейдов и боевых действий, залечивали свои раны...  В песне "Баксанская" про фронтовых альпинистов - "... синими, замерзшими руками, протирал вспотевший автомат и о чем-то думал временами, головой откинувшись назад..."  И в "Ленинградской" - "Вспомним о тех, кто командовал ротами, кто замерзал  на снегу. Кто в Ленинград пробивался болотами, горло ломая врагу... "

В Красной Армии их называли Снежной кавалерией, фашисты же звали их "Белыми призраками", или Уральскими чертями. Под г. Руза сейчас стоит скромный, невысокий обелиск, на нем написано:"Омичам...". Это здесь в битве под Москвой Омские лыжники в одном бою подбили 37 немецких танка.

И по результатам зимних боев 1941-1942 года было издано Постановление ГКО номер 2219 от 28.08.1942 г. Москва, Кремль. "О формировании 53 отдельных бригад - ОЛБ и лыжных батальонов  в дивизиях".  В ГКО в нем говорилось:" Обязать начальника Главупраформа Красной Армии Щаденко сформировать к 25.09.1942г. в качестве Ставки Резервов РККА 30 Отдельных лыжных бригад, численностью каждую в 3000 человек: в Московском военном округе- 10 Отдельных лыжных бригад, в Уральском военном круге - 10 бригад, в Сибирском военном округе - 10 бригад, в Архангельской ВО  - 3 Отдельных лыжных бригад. Обязать Совет Северного фронта сформировать к 25.09.1942г. 23 ОЛБр. по 3000 человек и подготовить их к действиям на лыжах к началу зимы 10-20.11.1942г. Мобилизовать 2500 лыжников и мастеров спорта.

Лыжные бригады и батальоны, вместе с другими Гвардейскими, частями и ОМСБОНами считались элитой Красной Армии. Их всегда ставили на острие атак корпусов и дивизий при прорывах вражеских расположений. Зачастую после этого им ставились задачи продвижения в глубокие тылы врага для  совершения разведки, подрыва  складов с боеприпасами, горючим, уничтожения гарнизон фашистов, нападения на их аэродромы... Для совершения подобных подвигов им приходилось проходить по глубокому снегу до 70 км в сутки. И это "с полной выкладкой", вооружением и боезапасом! Нет не зря они получили про себя у нас и у противника столько громких прозваний! Кстати, об ОМСБОНах. Как их сейчас только не называют. Но, истинно, это были Отдельные Мобильные СПОРТИВНЫЕ Батальоны Особого Назначения, состоявшие из лучших советских спортсменов-единоборцев, тех же лыжников, легкоатлетов, альпинистов...   Я могу с уверенностью говорить об ОМСБОНах потому, что обучаясь, в Алма-атинском институте физической культуры мне пришлось ДВАЖДЫ сдавать там экзамены по Истории физической культуры и Истории спорта - первый раз, когда я учился на педагогическом, учительском факультете и второй раз, когда я перевёлся на спортивный, тренерский факультет. И сдавали мы те экзамены не по информации из Интернета, а по тем, советским,  Учебникам, Утверждённым Министерством Образования СССР и Комитетом по физической культуре и спорту при Совете Министров  СССР.  

Первый ОМСБОН был создан НКВД уже в конце июня 1941 г. на стадионе "Динамо" в городе Москве. В таком ОМСБОНе воевала Чемпион СССР по лыжам Любовь Кулакова. Уходя в разведку и выполняя приказы связи, она за сутки проходила на лыжах до 100 км. И это по глубокому снегу, при температурах от минус  20 до 40 градусах!!! Это просто немыслимо и почти невоспринимаемо! Она так и погибла при Обороне Москвы в декабре 1941 года. В таком батальоне воевали и погибли легендарные довоенные Советские Чемпионы СССР, легкоатлеты, бегуны-стаеры братья Серафим и Георгий  Знаменские.    

В одном. из ОМСБОНОв воевала разведчицей, была зверски замучена и повешена Зоя Космодемьянская. Она до войны не была спортсменкой, но при обучении первым навыкам военной подготовки проявила такое усердие и самоотдачу, что была включена в спортивный батальон. В Великой Отечественной войне она стала первой женщиной - Героем  Советского Союза.  Когда стало всенародно  известно о её героической гибели Иосиф Виссарионович Сталин издал Приказ - "Не брать в плен солдат и офицеров  332 - го, убившего и  замучившего её, только в нижнем белье,  на лютом морозе,  германского фашистского полка.

Где-то  в году 2003-м  мы с женой ехали на машине по Можайскому  шоссе и увидели, что слева от него где-то за Кубинкой стоит на постаменте белый Памятник Зое.  И когда я увидел годы её рождения -  1923 - 1941, я не смог проехать просто так мимо. Потому что моя родная мама тоже была 1923 года рождения, она воевала на фронте Великой Отечественной войны с ноября 1942 по август 1945-го годов в службе зенитных войск - ВНОС.  Ведение Наблюдения, Оповещения и Связи. Она скончалась в 1996 году от рецидива плеврита, которым она болела от землянок. У. неё всю жизнь была самая любимая песня "Землянка" - "Вьется  в тесной печурке огонь..."

В 1944-ом году по Приказу она шла многие километры от своего Поста-землянки  ВНОС в расположение своей роты. В украинской деревне под г. Винница попросила напиться воды у тамошней старухи. Та дала ей воды и... отправила.  Слава Богу, маму в госпитале спасли, ибо по - другому, не было бы нас, её 4-х детей, множества. ее внуков и правнуков. 

И тогда, когда мы тогда подошли к Памятнику Зое Космодемьянской, то увидели за низкой его оградкой и у самого Памятника -  вся русская, земля была  замусорена   бутылками, окурками, пачками от сигарет... Тогда мы на машине мы отъехали метров 300 в сторону Минска и свернули в поле. Все оно  на многие сотни метров в стороны и вперед цвело белыми ромашками!  Мы нарвали большой белый букет этих цветов, вернулись к Памятнику Зое и возложили его к её ногам.   Белый букет.  Как  Невесте...   Затем убрали вокруг нее. весь мусор. Через какое-то время я ехал там же и увидел, что за Памятником тоже стали ухаживать - вокруг него было чисто, у её ног были уже свежие цветы. Наверное Администрация или местная школа... 

Будучи разведчиком и снайпером лыжной разведки в составе группы разведчиков,  был предан местным деревенским Подмосковным  жителем Лазарь Хаймович . Паперник. Фашисты окружили их на краю Подмосковной деревни  в одной из хозяйственных построек и когда все разведчики погибли, живым оставался один Паперник. Фашисты хотели взять в плен хотя бы одного лыжника и когда они вплотную приблизились к нему, он последней гранатой взорвал себя вместе с ними. Посмертно ему было присвоено звание Героя  Советского Союза. Сейчас на Востоке Москвы есть улица имени Л. Х. Паперника.

В  добровольческой спортивной бригаде Общества "Динамо" и в партизанском отряде Медведева, в котором совершил свои подвиги Герой Советского Союза, наш легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов,  воевал прославленный многократный Чемпион СССР по боксу супертяжеловес  Николай Федорович Королев. 

В Болгарии, в городе Пловдив стоит памятник русскому, советскому воину - Алёша. Его прототипом стал Алексей Иванович Скурлатов, он воевал на 3-м Украинском фронте  в 10-м Отдельном лыжном батальоне  922-го полка. Но после тяжёлого ранения был переведён в подразделение связи и во время боя восстановил связь между Пловдивом и Софией. В ознаменование этого его подвига болгарский скульптор Василу Радославов и создал этот памятник. 

Одним  из примеров геройских подвигов лыжников  стали действия в составе 2-го  Гвардейского кавалерийского корпуса в феврале-апреле 1943 г. 28-й Алтайский и 30-й Омской Отдельных Лыжных бригад - ОЛБ. Когда на Брянском фронте ими был освобождён русский город Севск и ещё много различных населённых пунктов. В результате чего был образован Северный фас Курской дуги, где летом 1943 г. Красной Армией была совершена великая победа во всей 2-й Мировой войне и сломан хребет немецко-фашистскому Вермахту. Здесь же, в это же время, в ходе героической битвы против нескольких моторизованных и танковых немецких дивизий  50-й и 53-й Гвардейские  кавалерийские  дивизии  2-го Гвардейского кавалерийского корпуса генерала Крюкова Владимира Васильевича, который командовал им после гибели под Москвой генерала Доватора Льва Михайловича,  был создан и Западный фас той самой Курской дуги.

Во второй половине войны по инициативе маршала СССР Михаила Семёновича Буденного были созданы Конно-Механизированные корпуса, именно они, совместно с танковыми  Армия и и мобильными артиллерийскими. соединениями, . в ходе знаменитой операции "Багратион" летом 1944 года  за 6 дней смогли преодолеть 600 км, освободили г. Бобруйск и столицу советской Белоруссии г. Минск. В ходе этой операции и были уничтожены основные силы Группы "Центр" немецко-фашистского "Вермахта". Именно  эти Конно-Механизированные корпуса и приняли самое активное участие в наступательных операциях осени-зимы-весны 1944-1945 годов вплоть до полной Победы Красной Армии над Германским фашизмом Германии и Австрии, взятии Берлина. Гвардейские Лыжные бригады - ОЛБ и лыжные  батальоны в условиях распутицы были переведены в  Матушку пехоту - Царицу полей, зачастую становились её героически авангардом, так же до полной Победы в Великой Отечественной войне советского народа над зверским немецким фашизмом. 

 

Морозов Ф. С., член Правлений Объединения журналистов казачества  России

и РОО "Бородино 2012-2045", тренер по лыжным гонкам и горным лыжам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

8 ИЮЛЯ (26.06. ПО СТАРОМУ СТИЛЮ) 1697 ГОДА, ЯКУТСКИЕ КАЗАКИ АТАМАНА АТЛАСОВА В.В.

ПРИСОЕДИНИЛИ ПОЛУОСТРОВ КАМЧАТКА К РОССИИ

 

На реку Лена семья донских казаков Атласовых пришла в те годы, когда сотни и тысячи людей участвовали в открытии и освоении Сибири. Одни занялись промыслами и торговлей, другие земледелием, третьи шли на казачью службу. Основную массу первых поселенцев Сибири составляли крестьяне северных областей России, искавшие в Сибири спасения от крепостных порядков, нищеты и голода. Возраст Атласова в момент зачисления его на казачью службу в документах не указан. Поскольку умер Атласов в 1711 г., вполне возможно, что в год поступления на казачью службу (1652 г.) он был еще юношей. В Якутске довольно частыми были случаи набора в казаки юношей 15-16 лет, а иногда, как это случилось в 1676 г., еще моложе. Если предположить, что Атласову в 1652 г. исполнилось около 15-16 лет, то годом его рождения следует считать 1636 или 1637.

Казаки рано взрослели: уже в двадцать с небольшим лет Владимир Атласов стал ходить с казачьими отрядами в «ясачные» и промысловые рейды на побережье Охотского моря. С 1682 по 1688 гг. будущий первопроходец Камчатки побывал в военных экспедициях несколько раз.

Атаманские качества Владимира Атласова тоже проявились рано. Уже в 1688 году он был назначен приказчиком (практически воеводою) Анадырского острога. Здесь он пробыл шесть лет, а в 1694 году вернулся в Якутск с ясачной казной. Сразу же по прибытии в острог, Атласов стал убеждать местного воеводу Ивана Петровича Гагарина отправить военную экспедицию для завоевания земель, лежащих по побережью Берингова моря южнее Анадыря. Атласов рассказывал, что по собранной им информации в двадцати днях пути от Анадыря начиналась какая-то большая, очень богатая пушниной и рыбой земля, уходящая далеко на юг (будущая Камчатка).Владимир Атласов не был первым, кто рассказал якутским администраторам о богатстве Камчатки.

Еще в период с 1658 по 1659 год донской казак Иван Иванович Камчатый нашел сухопутный путь в эту неизведанную страну. Из охотской Гижиги Камчатый прошел западным берегом полуострова до реки Лесной, впадающей в залив Шелихова. По этой реке казаки Камчатого поднялись вверх — вплоть до Срединного хребта, перевалили на его восточный склон и спустились по реке Караге к Карагинскому заливу.На побережье этого залива, атаман Камчатый не нашел залежек моржа (а отыскивалась именно моржовая кость), но зато получил достоверные сведения от местных аборигенов-коряков о наличии на юге какой-то многоводной земли. Вернувшись в Гижигу, Иван Камчатый немедленно стал собирать новую экспедицию на юго-восток.

Камчатская Одиссея атамана АтласоваВ 1660-1661 годах, пройдя на юг вдоль склонов Срединного хребта, атаман Камчатый открыл многоводную, изобилующую рыбой реку, уходящую своими верховьями далеко вглубь полуострова. Эту реку казаки, в память об удачливом атаманстве Ивана Камчатого, назвали Камчаткой.

Путь на Камчатку, казалось бы, был уже найден, но поздней зимой 1661 года случилось несчастье. Подавляя вооруженное восстание ламутов-эвенов (по распространенному, но ошибочному мнению — юкагиров), весь отряд Ивана Камчатого попал в засаду и был истреблен ламутами. Раскрытая, было, дверь на Камчатку — вновь захлопнулась.

            Казачий атаман Владимир Атласов собирал людей и снаряжение для похода на Камчатку на свой страх и риск. Уже при организации этого первого похода стал вырабатываться жесткий стиль Атласова по добыванию денег на организацию своих рейдов.
Вначале атаман пытался словесно заинтересовать якутских толстосумов будущими «великими барышами» с камчатских земель. Потом стал брать деньги на порох, свинец и снаряжение в долг. В своей последующей «отписке» о походе Атласов указывал: «…И нужды многие в той землице претерпели — убыль в порохе и свинце великая бысть, а стрельбу надо. И то на кабальные расписки брал еси пороховое зелье».

При подготовке к походу ярко проявилась широта души Владимира Атласова, полное отсутствие в его менталитете скупости и крохоборства. У подьячего Ивана Харитонова он занял под личную расписку 160 рублей (очень крупная сумма по тому времени!), купил на эти деньги порох, свинец и другие необходимые запасы и безвозмездно раздал все это своим казакам. Затем он занял еще пороха и свинца у торгового человека Михаила Остафьева «в кабалу на 120 лисиц красных», и этот боезапас снова раздал своим людям. Правда, на этот раз под обязательство последующей компенсации пушниной. В этот период у Владимира Атласова выработалась, по-видимому, стойкая неприязнь к русскому купчине, появилось желание, да и навык, — по давнему казачьему обычаю, насильно «дуванить» их денежки и припасы на общую казачью пользу.

В начале 1696 года атаман Атласов выступил на оленях в сторону перевалов на реку Пенжина. По меркам тогдашних казачьих походов на востоке Русской Азии это был крупный отряд: около 125 человек, из которых родовых донских казаков было примерно половина, а остальные — оленные каюры - юкагиры. Казаки двигались быстро — уже через две с половиной недели, покрыв без малого 700 километров пути, Атласов дошел до Пенжинской губы и здесь «ласково и приветом» взял ясак с местных коряков. Затем отряд двинулся на юг — в «камчатцкой нос». Через некоторое время, в долине реки Тигиль Атласов разделил свой отряд на две части: чуть меньшая пошла с ним по западному побережью Камчатки, а другая, под командованием десятника Луки Морозко, перевалив через Срединный хребет, двинулась по восточному берегу полуострова.
Коряки из окружающих стойбищ немедленно воспользовались тактической ошибкой атамана. Глухой зимней ночью они атаковали лагерь Атласова, однако казачий дозор успел заметить передвижение по тундре сотен упряжек и казаки встретили натиск коряков во всеоружии. Произошел яростный бой — трое казаков погибли, несколько десятков, в том числе и сам Владимир Атласов, получили ранения.

В этом походе Атласов штурмовал, захватил и сжег четыре ительменских «городка» — крепостицы. А когда оленные коряки угнали у него ездовых оленей — «для того, чтоб им, казаку Володимеру с товарищи, великому государю служить было не на чем», он немедленно погнался за грабителями. Уже у самого охотского побережья он «примучил» коряков. «Бились мы день и ночь, — писал впоследствии в своем докладе атаман, — и Божиею милостию и государевым счастием их, коряк, человек ста полтора избили и олени свои отбили». Объединенный казацкий отряд перевалил Срединный хребет и спустился в долину реки Камчатка, обогнул высочайшую горную вершину России (за пределами Большого Кавказа) — вулкан Ключевская Сопка (4 835 м). Долина Камчатки поразила казаков многолюдством и богатством здешних поселений аборигенов.

Владимир Атласов с группой казаков 26 июня 1697 года устанавливают крест в устье реки Кануч в знак присоединения его к Российскому государству. Этот крест через 40 лет еще сохранился — его видел знаменитый исследователь Камчатки Степан Крашенинников в 1717 году. Казаки гордо написали на кресте: «7205 году [1697 г. нового летоисчисления], июля 18 дня поставил сей крест пятидесятник Володимер Атласов с товарыщи 65 человек». Только казаки в это время могли быть в своем мироощущении не «холопями государевыми», не «служивыми людишками», но — «товарыщами».

Завершив исследование реки Камчатка, Атласов вновь перевалил через Срединный хребет и двинулся вдоль охотского побережья к югу. На реке Иче он построил укрепленный острожек и зазимовал там. У местных ительменов он забрал пленника — японского матроса Денбея, который в результате кораблекрушения оказался на Камчатке. «Весной 1698 года, взяв с собой японца Денбея, — повествует об этих событиях историк Владимир Додонов, — Владимир Атласов двинулся на юг и встретил первых жителей Курильских островов и Сахалина — айнов. Точных данных о самой южной точке полуострова, которую достигла его экспедиция нет, однако известно, что Атласову удалось побывать вблизи мыса Лопатка, откуда хорошо виден первый остров Курильской гряды — Шумшу».

Поздней весной 1699 года, оставив в хорошо укрепленном Верхнекамчатском остроге отряд казаков во главе с Потапом Серюком, Владимир Атласов направился в обратный путь на реку Лена. В самом начале июля 1698 года он прибыл с ясаком, путевыми записями и картами Камчатки в Анадырский острог. Новый якутский воевода Дорофей Траурнихт, получив сведения о результатах экспедиции Атласова, сразу же понял всю их уникальность и важность. Умный энергичный немец решил незамедлительно отправить казацкого атамана с личным докладом в Сибирский приказ в Москву.

В начале февраля 1701 года Атласов прибыл в Москву и, после обсуждения в Сибирском приказе его «сказки» о Камчатке, 15 февраля 1701 года Владимир получил личную аудиенцию у Петра I. Молодой Петр с его живым, очень заинтересовался сведениями о новых камчатских землях, увидел перспективы создания морской базы на Камчатке для последующих плаваний в Америку. Владимир Атласов получил чин казачьей головы (фактически полковника) и был назначен начальником новой экспедиции на Камчатку.
Казачий атаман Атласов, увидев, наконец, искренний интерес российского государства к приобретению «камчатской землицы», подал Петру I экспедиционную челобитную. «Надо дать для сего походу, — писал Атласов царю, — 100 казацких детей: 50 из Тобольска, да 50 из Енисейска и Якутска; если не хватит казацких детей, то брать и российских промышленных людей — охотников и в неволю». Кроме того, Атласов просил «100 пищалей, 4 малые пушки, пороху 10 пудов и свинцу на пули столько же, 500 железных ядер, 5 пудов фитиля, знамя полковое, да и на подарки инородцам пуд бисеру лазоревого да 100 ножей».

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-01/1421347784_atlasov_450-4.jpg

Карта похода Владимира Атласова на Камчатку в 1696–1699 годах.

 

Ознакомившись с челобитной Атласова, дьяки Сибирского приказа поступили так, как испокон века поступала центральная российская власть: в принципе одобрив идею экспедиции, царские вельможи решили переложить ее фактическое снабжение, как сказали бы сейчас, — на региональные власти. Тобольскому, енисейскому и якутскому воеводам были направлены письма с предписанием оказывать содействие новой экспедиции казацкого головы Атласова. После этого как об Атласове, так и о Камчатке прочно забыли.

В отсутствие Атласова Анадырскому острогу угрожало нападение юкагир, действовавших совместно с чукчами. Только успех похода Атласова, сведений о котором прибыли в Анадырский острог с казаком Никитой Лудилой, предотвратили восстание ясачного и неясачного населения Анадырского края. Предводители юкагир позднее сознались, что «подзывали чюхоч Анадырский острог взять и служилых людей побить и аманатов отбить. А буде-де острогу взять не в мочь, и они де огнем сожгут... Как к ним приплыл камчацкой казак Микитка Лудило и принес весть с Камчатки, они-де юкагири от той думы отстали».
Во время похода на Камчатку раскрылся со всей ясностью облик Владимира Атласова, сибирского казака-завоевателя, ясачного сборщика, своенравного, решительного и предприимчивого человека, смелого и не останавливающегося ни перед чем при достижении поставленной цели. Будучи человеком своего времени, Атласов совершал поступки, которые не могут быть оправданы с позиции наших современных представлений. Однако как бы то ни было, камчатский поход открыл новую полосу географических открытий на Тихом океане и завершил присоединение важных районов Дальнего Востока к Русскому государству.

Поход Атласова продолжался до 2 июля 1699 г. В верховьях реки Камчатки группа казаков во главе с Серюковым основала Верхнекамчатское зимовье. Продвигаясь дальше к югу, Атласов дошел до реки Бобровой, под которой надо понимать одну из самых южных рек полуострова. Где-то на юге Камчатки Атласов встретился с курильскими племенами и первым привез в Россию сведения о Курильских островах. В главных стратегических пунктах Камчатки, в местах жительства ительменов, русские казаки выстроили укрепленные пункты и острожки. Когда в 1707 г., после семилетнего отсутствия, Владимир Атласов прибыл из Москвы на Камчатку, последняя уже почти ничем не отличалась от других ясачных волостей Якутского воеводства. В этой обстановке беспокойный казак повел себя не в меру сурово. В 1711 г. он был убит беглыми казаками – разбойниками в Нижнекамчатском остроге. Так окончил свою жизнь один из выдающихся северо-восточных землепроходцев XVII века.

 

Вербенко Ю.В., сибирский казак,

член Обьединения Журналистов Казачества,

ВНО им. Фрунзе, Союза Журналистов России.

 

 

ЛИТЕРАТУРА:

1. Берг Л. С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга, М.-Л., 1946.

2. Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океанах, М., 1950.

3. Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII века, Л., 1936.

4. Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки, М., 1949.

5. Миллер Г. Ф. Описание морских путешествий по Ледовитому и Восточному морям с российской стороны учиненных. «Сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие», СПб., 1758, т. 1.

6. Научная сессия Ленинградского государственного университета им. Жданова 1952-1953 гг. Тезисы докладов по секции факультета народов Севера, Л., 1953.

7. Оглоблин Н. Н. Две «скаски» Владимира Атласова об открытии Камчатки, «Чтения в Обществе истории и древностей Российских», М., 1891, кн. III.

8. Оглоблин Н. Н. К биографии Владимира Атласова, «Чтения в Обществе истории и древностей Российских», М., 1894, кн. I.

9. Оглоблин Н. Н. Новые данные о Владимире Атласове, «Чтения в Обществе истории и древностей Российских», М., 1888, кн. I, отд. 2.

10. Оглоблин Н. Н. Первый японец в России, «Русская старина», 1891, № 10.

11. Памятники Сибирской истории XVIII века, кн. II (1713-1724). СПб., 1885.

12. Сгибнев А. Исторический очерк главнейших событий на Камчатке, «Морской сборник», 1869, № 4.

13. Словцов П. Историческое обозрение Сибири, СПб., 1886, т. 1.

14. Спасский Г. Владимир Атласов, покоритель Камчатки, «Вестник РГО», 1858, XXIV, ч. 2.

 

 

 

"АТАМАН ФРОЛ МИНАЕВ - СПОДВИЖНИК ЦАРЯ ПЕТРА I"

https://i.mycdn.me/i?r=AyH4iRPQ2q0otWIFepML2LxRN9VTRoBZ2JdoVsXK6NDm7g

            Фрол Минаев (1632 — 1700) — донской казак, сподвижник Степана Разина, а затем войсковой атаман, лидер промосковской партии донского казачества. Фрол Минаев впервые упоминается в источниках в 1667 году. Участник персидском и волжском походах Степана Разина. В 1670 году из Царицына Степан Разин отправил на Дон две тысячи казаков под командованием атаманов Фрола Минаева и Якова Гаврилова с казной, захваченной в Астрахани. Вскоре Фрол Минаев перешел на сторону атамана К. Яковлева и старшины казаков, враждебной С. Разину. В 1675 году атаман Фрол Минаев с отрядом донских казаков прибыл в Запорожскую Сечь, откуда вместе с кошевым атаманом Иваном Серко планировал предпринять поход на крымские улусы. Однако вместо Крыма союзники И.Серко и Ф. Минаев с запорожскими и донскими казаками выступили в Малороссию. Правобережный гетман Пётр Дорошенко отправил письмо в Запорожскую Сечь, изъявив желание сдать гетманские знаки власти запорожцам и принести перед ними присягу на верность московскому царю. 10 октября атаманы Иван Серко и Фрол Минаев прибыли в Чигирин, где Пётр Дорошенко созвал казачью раду, где сложил с себя гетманские полномочия и принес присягу на верность Москве. 9 февраля 1680 года русский царь Фёдор Алексеевич подписал грамоту на имя атамана Фрола Минаева, в которой ему предписывалось соединиться с полком под командованием боярина князя Василия Васильевича Голицына и принять участие в походе на Киев. Вместе с царской грамотой на Дон было прислано 10 тысяч рублей. Фрол Минаев был непримиримым противником старообрядчества.

 

Оттиск печати Войска Донского, 17 век

 

Летом 1688 года собрался казачий круг. Фрол Минаев держал речь: «Надобно за чернецом (раскольником) послать… воров жалеть нечего!» Он докладывал правителю В. В. Голицыну, фавориту правительнице Софьи Алексеевны: «Воровство у нас на Дону идет от воров — раскольников, которые живут по Хопру и Медведице». 9 марта 1688 года атаман Фрол Минаев получает царскую грамоту, в которой «за верное и усердное служение» выражалась благодарность от царя Петра Алексеевича, и посылались «денежное и хлебное пособие, вино, сукна, порох, свинец, ядра, три пушки и сто рублей на церковные строение по случаю разорения и пожара, истребившего почти весь Черкесск» — столицу Войска Донского.

            С воцарением на российском троне Петра I во внешней политике России наступили резкие перемены. "России нужна вода, - заявил царь, - и, клянусь всемогущим Богом, Россия будет иметь ее!" Эти слова стали девизом всей жизни Петра. Взор его обратился на юг, на берега Дона и Азовского моря. Наступила эпоха борьбы за Азов.

            Приняв в феврале 1695 г. решение о взятии Азовской крепости, Петр I направил на Дон армию, насчитывающую тридцать одну тысячу человек. Донской войсковой атаман Фрол Минаев получил государево предписание собрать казаков и присоединиться к ней.

            8 июля 1695 г. Петр I с караваном судов прибыл в Черкасск - донскую столицу. Царя радушно встретил атаман Минаев со старшинами. Здесь Петр задержался на три дня. Солдаты отдыхали, чинили амуницию, готовили оружие к предстоящей битве, казаки вели разведку, собирая необходимые сведения. Они установили, что близ Азова на якорях стоят турецкие суда, а на суше лагерем расположились огромные массы татарской конницы. Пленный грек, захваченный под Азовом казаками, на допросе заявил, что "в январе месяце он был в Азове по торговым делам: тогда гарнизон состоял из трех тысяч человек; в марте Муртаза-паша (главнокомандующий азовского гарнизона.- М. А.) привел тысячу человек, а через неделю пришли из Кафы четыре корабля с двумя тысячами; из Константинополя ждет еще трех кораблей... с войсками, снарядами и продовольствием". Далее пленный подтвердил опасения Петра, сообщив, что с самого начала весны турки, предчувствуя поход россиян, укрепили Азов.

Проанализировав данные казачьей разведки и показания пленного, Петр 1 пришел к выводу, что Муртаза-паша основательно подготовился к отражению возможного натиска его армии.

            Поздно ночью 10 июля 1695 года петровская флотилия тихо снялась с якорей и тронулась вниз по течению в сторону Азова. Вместе с царем на штурм Азова пошли и пять тысяч донских казаков во главе с Фролом Минаевым. Два дня спустя русская армия вышла к Азову, заняв позиции в семи верстах от него. Взойдя на один из курганов, расположенных в центре русского лагеря, Петр принялся рассматривать окрестности и саму крепость. В подзорную трубу хорошо было видно ветвистое устье Дона, покрытое высоким зеленым тростником. В трех километрах от Азова грозно высились две каменные башни-каланчи, сохранявшие подступы к крепости. Три мощные железные цепи, протянутые между башнями, препятствовали проходу судов но Дону. Четырехугольная каменная азовская твердыня с бастионами и замком внутри была окружена глубоким и широким рвом, залитым водой. "Зело крепка сия фортеция!" - недовольно буркнул Петр, обращаясь к стоявшим возле него Гордону, Лефорту и Головину. Те благоразумно промолчали. Вскоре состоялся военный совет, утвердивший порядок штурма города.

            Началу штурма положили солдаты Гордона, которые смелым натиском сбили со старых земляных валов турок и подошли к крепости на близкое расстояние. Их поддержали солдаты Лефорта и Головина. Начало казалось успешным, но Петра тревожило то обстоятельство, что не удавалось блокировать Азов с моря. Его опасения, к несчастью, оправдались: к городу вскоре подошли 20 турецких галер с солдатами и боеприпасами па борту. Борьба начиналась с новой силой.

Петр переменил тактику, решив сначала покончить с башнями-каланчами, поручив их взятие добровольцам из донских каза ков. Вызвалось идти двести человек. В ночь на 14 июля они переплыли реку, ломами расширили пролом в одной из башен и захватили ее, перебив турок. На другой день им удалось сообща с солдатами овладеть и второй башней.

            5 августа 1695 г. Петр I предпринял общий штурм. Последний, слабо подготовленный и не поддержанный с моря, закончился неудачей. Петр, однако, не терял присутствия духа, собираясь захватить Азов с помощью подкопов. Пасмурным днем 20 сентября генерал Лефорт доложил государю, что два минных подкопа готовы к подрыву. На рассвете 25 сентября громыхнули пушечные выстрелы российских батарей, после чего вразнобой ухнули мощные взрывы подкопных мин. Когда рассеялся дым, Петр увидел в стене крепости двадцатисаженный пролом и дал команду к штурму. Россияне перешли ров, но наткнулись на укрепленный палисад и в замешательстве остановились. Турки быстро кинулись к месту пролома и потеснили солдат Петра.

В это время преображенцы и семеновцы с тысячей донских казаков, переправившись через Дон, стремительным ударом выбили турок из береговых укреплений и прорвались в город. Но поддержать их успех было некому, и туркам удалось вытеснить россиян из крепости. Петр велел трубить отбой.

            27 сентября 1695 г. Петр I собрал военный совет, на котором все, в т. ч. и донской атаман Минаев, высказались за снятие осады с тем, чтобы возобновить ее на следующий год. Русские войска ушли из-под Азова 2 октября, оставив в захваченных башнях- каланчах небольшой гарнизон из солдат и донских казаков.

            Основательно подготовившись к осаде и штурму за зиму, построив сильный флот, Петр весной 1696 г. появился на Дону, в Черкасске. Здесь царь нашел часть дивизии Гордона и отряд генерала Ригемана. А главные силы русской армии с артиллерией и боевыми запасами находились на подходе к Черкасску и прибыли сюда 19 мая 1696 года.

            Ожидая прибытия главных сил во главе с боярином Шейным, Петр занялся погрузкой на суда батарейных орудий, мортир, снарядов, оставленных в Черкасске осенью прошлого года. В ночь на 18 мая в казачью столицу прибыл станичный атаман Леонтий Поздеев с важными вестями из-под Азова. Он доложил царю и атаману Минаеву, что к Азову морем подходит сильный турецкий флот с подмогой для азовского гарнизона. На совете, собранном царем, было решено срочно идти под Азов и атаковать турецкие галеры соединенными силами русского флота и донской казачьей флотилии. Пехотные полки регулярной армии должны были занять Качалинский остров, чтобы лишить азовский гарнизон возможности оказать помощь галерам. Тотчас после окончания совета русские корабли двинулись из Черкасска к крепости Новосергиевск, заложенной еще в прошлом году.

            К вечеру 19 мая 1696 года сорок казачьих стругов атамана Минаева по реке Каланче вышли в море на разведку. За ними двигался Петр I на галере. Но мелководье, образовавшееся из-за сильного северного ветра, не позволило полногрузной галере царя выйти в море, и Петр перебрался на казачьи лодки, к атаману Минаеву. Донцы вырвались в море, но здесь встретили превосходящие силы турок, и Петр приказал поворотить назад.

            На следующий день в море появился сильный турецкий флот, направлявшийся на помощь азовскому гарнизону. Петр велел донцам атаковать противника, и казаки на ста стругах ринулись на басурман. Закипел бой: казакам удалось потопить несколько судов, часть посадить на мель, а несколько тяжелых каторг (грузовые суда) захватить и привести в расположение российских войск. На них оказались запасы пороха, свинца и пятьдесят тысяч червонцев. Этот успех донских казаков был первой морской победой россиян в этой кампании и имел огромное значение для достижения последующей победы, ибо лишал блокированный гарнизон боеприпасов и продовольствия.

            Пока основные силы русской армии подтягивались к Азову, донские казаки воевали с турками и татарами не только на море, но и на суше. И каждый раз победа оставалась на стороне донцов. 7 июня 1696 года к Азову подошли основные силы русской армии. Донские казаки во главе с атаманом Минаевым заняли позиции на ее левом фланге. Здесь же стояли запорожцы. Позиция эта была из разряда опасных, поскольку сюда постоянно направлялись атаки татарской конницы, налетавшей из горячей степи со стороны Кагальника.

            Шли дни осады, и но всему было видно, что на сей раз туркам не устоять, ибо Петру I удалось полностью блокировать Азов. После месяца осады и каждодневных боев турки были поставлены в безвыходное положение. Кризис наступил 17 июля 1696 года, когда две тысячи казаков внезапно ворвались на земляной вал - внешнюю линию азовских укреплений. Сбив оттуда турок, они преследовали их до каменной крепости. Здесь враги получили подкрепление. Перегруппировавшись, они бросились в контратаку, но донцы, заняв угловой бастион, отразили все атаки турок, сделав их положение безвыходным.

Петр I, весьма довольный успехом донцов, назначил общий штурм крепости на 22 июля 1696 г. Но он не состоялся: 18 июля, поняв безнадежность своего положения, турки сдались на условиях свободного выхода из города.

            По приказу Петра 18 августа 1696 г. в Черкасске была торжественно отпразднована победа. Войсковой атаман Фрол Минаев дал пир для солдат и офицеров армии российской и для своих казаков. Гуляли все: стар и млад, раненые и здоровые. В разгар веселья с бастионов Черкесской крепости громыхнул артиллерийский салют и зажглись огни фейерверка. То был первый в истории России салют в честь военной победы.

            В 1689 году по царскому указу атаман Фрол Минаев с пятью сотнями казаков принял участие во втором походе русской армии под командованием князя В. В. Голицына на Крымское ханство. В январе 1689 года в новой царской грамоте извещается «Войско Донское о присылке фитиля для пушек а Зимовую станицу к Фролу Манаеву». К ней приложена и похвальная грамота, адресованная Фролу Минаеву.

            Отгремели бои под Азовом, отшумели торжества по поводу славной виктории над турками, имя Фрола Минаева стало широко известно в русской армии, но это мало радовало уставшего от беспрерывных походов и боев атамана. Он видел, что с приходом государевых войск на Дон убывают вольности казачьи, и хотя казаки практически из года в год избирали его войсковым атаманом, мирская власть уже не радовала его.

            Пройдя сложный жизненный путь от соратника Степана Разина до сподвижника и любимца Петра Великого, он принял схиму, уйдя в монастырь под именем схимонаха Филарета. В первой половине 1700 г. Фрол Минаев скончался и был торжественно погребен на кладбище Преображенской церкви в Черкасске. Дело его продолжили сыновья и внуки, известные в донской истории под знатной фамилией Фроловых.

 

Ветленко Ю.В., сибирский казак,

член Объединения Журналистов Казачества,

член ВНО им. Фрунзе МО РФ.

 

Литература:

1. Михаила Астапенко «Донские казачьи атаманы»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАЗАКИ ПРОТИВ РУССКИХ

КАК ГЕНЕРАЛ ДЕНИКИН ПОГУБИЛ «БЕЛОЕ ДЕЛО»

Антон Иванович Деникин

Антон Иванович Деникин

 

Как только в Петрограде и Москве к власти пришли большевики, масса «несогласных» хлынула на Дон. Он стал «берегом надежды» для тысяч людей: начиная от помещиков и буржуев и заканчивая эсерами. Казаки, вчерашние «душители свободы», вдруг стали казаться спасителями России. И у многих появились на них свои виды. В итоге эти пришельцы и их вожди вроде Деникина погубили и русское дело, и казаков.

 

Казаки против русских

Дон казался твердыней, но был болотом. В станицах множились те же советы, что и по всей стране. Казаки не хотели идти против трудового народа. Не хотели восстанавливать монархию, имея к ней свои счеты — например, тотальную многолетнюю воинскую повинность, которую большевики в декабре 1917‑го, желая понравиться казакам, отменили.

Деникин вспоминал о визите к донскому атаману Каледину, отказавшемуся признать большевистский переворот. По прибытии в Новочеркасск 22 ноября он застал такую картину: «Каледин сидел в своем огромном кабинете один, как будто придавленный неизбежным горем, осунувшийся, с бесконечно усталыми глазами… Очертил мне кратко обстановку. Власти нет, силы нет, казачество заболело, как и вся Россия».

Казак Донской армии

Казак Донской армии

 

Казаки помнили древний девиз «С Дона выдачи нет». Но их раздражал наплыв всякой «контры», которая, как они считали, своим присутствием ссорит казаков с Советской Россией. Большевики стали отправлять на Дон карательные отряды. А у Каледина не было сил дать отпор.

«Отдаю распоряжения и знаю, что почти ничего исполнено не будет,— говорил он Деникину со страдальческой улыбкой.— Весь вопрос в казачьей психологии. Опомнятся — хорошо, нет — казачья песня спета».

Опомнились. Но какой ценой! 29 января Каледин в отчаянии застрелился. 17 февраля сменивший его атаман Назаров был расстрелян красными шахтерами. К весне 1918‑го Таганрогский округ, Ростов, весь север Дона, где крестьяне преобладали над казаками, уже были залиты казачьей кровью.

В Гражданской войне казаки  были сами за себя

В Гражданской войне казаки были сами за себя

 

Крестьяне стали захватывать казачью землю, а красные отряды натурально бесчинствовать. Из 252 станиц только в 10 не было большевиков. Немцы стояли уже в 12 километрах от Новочеркасска. Только тогда в станицах начались массовые восстания. В апреле собрался Круг спасения Дона. «И выборщики, и выбранные играли своими головами»,— вспоминал генерал Петр Краснов, которого на этом кругу выбрали атаманом. Казаки отказались от иллюзий социального мира с пришлым крестьянством и взяли курс на создание казачьей республики. А Краснов стал формировать из восставших регулярную армию. И хотя казаки шили на папахи белые ленты (чтобы отличать в бою своих от чужих), война для них из классовой (белые против красных) превратилась в национально-освободительную. «Казаки отстаивали свои права от русских» — так сформулировал цель борьбы Краснов.

По его словам, в каждой казачьей семье кто-то из мужчин был убит или ранен, все лошади отданы в армию, а чтобы ее кормить, коров и волов резали без сожаления. У трети казаков не было сапог (воевали в лаптях или босиком), офицеры с подчиненными ели из одного котла и ходили в атаку в цепях наравне с рядовыми. В этот первый период народной войны на Дону, когда большевики еще не додумались привлечь в свою армию царских военспецов, казачьи полки в 2–3 тысячи человек брали в плен целые дивизии красных по 10–15 тысяч.

Ксения Чиж

Фронтовое счастье

Гражданская война была для Антона Деникина еще и пиком личной жизни. На рождество 1917‑го в Новочеркасске 45‑летний Деникин женился на 26‑летней Ксении Чиж. 20 февраля 1919 года у них родилась дочь.

 

Ксения Чиж

 

Красные — враг, белые — противник

Краснов вступил в переговоры с кайзером Вильгельмом и гетманом Скоропадским. И добился ухода немецких войск с Дона и восстановления прежних границ с Украиной. За зерно казаки получали оружие и снаряжение. А немцы, оккупируя Украину, еще и прикрыли левый фланг Донской области от большевиков.

К августу 1918‑го казаки очистили Дон от красных. Однако появился новый противник — генерал Деникин с его Добровольческой армией. Он жил представлениями Первой мировой войны — видел в немцах врагов и хранил верность союзникам — англичанам и французам. А еще выступал против идеи казачьей республики. Но при этом в казаках очень нуждался. Так как ресурс добровольцев был ограничен.

Солдат  Добровольческой армии

Солдат Добровольческой армии

 

Когда 9 февраля 1918 года едва созданная генералами Корниловым, Деникиным и Алексеевым Добровольческая армия, избегая разгрома, уходила с Дона на Кубань в свой «Ледяной поход», в ней было лишь около 4 тысяч человек. На Кубани к ней присоединились местные казачьи формирования. Вожди добровольцев считали, что они — главные спасители Отечества и имеют право навязывать остальным свои цели борьбы. Парадокс: очень завися от казаков, снабжаясь за их счет, деникинцы в целом относились к ним пренебрежительно. «Заслуги кубанцев в боях и на походе затирались. В донесениях о них умалчивали или ставили на втором месте»,— писал Краснов. К ноябрю 1918‑го в армии Деникина насчитывалось 7,5 тысяч добровольцев и 35,5 тысяч кубанских казаков. Но в его штабе последних почти не было. Еще более пренебрежительно относились деникинцы к руководителям Кубанского края. Все это злило кубанцев и в итоге сыграло для всего «белого дела» роковую роль.

Считая немцев врагами, Деникин не гнушался просить у Краснова вооружение, которое те поставляли на Дон. Атаман вспоминал:«За первые полтора месяца немцы передали Дону, кубанцам и Добровольческой армии 11651 трехлинейную винтовку, 46 орудий, 88 пулеметов, 109104 снаряда и 11594721 ружейный патрон. Треть снарядов и четверть патронов были уступлены Доном Добровольческой армии». Две армии делали одно дело — воевали против красных, но штабы обменивались оскорблениями. У Деникина говорили, что донцы ведут себя как проститутка. У Краснова в ответ сравнили добровольцев с сутенером, живущим за счет проститутки.

Краснов ради победы над большевизмом заключал союзы с лидерами Украины, Грузии, Крыма, горцев Кавказа. Деникин считал их изменниками-сепаратистами и пытался давить, распыляя и без того скудные силы на приведение окраин к покорности. Шел на Владикавказ, Баку, Киев, Сочи, пытаясь обеспечить себе тылы. Растягивал коммуникации. Множил новых врагов, не справившись и со старыми. Краснов призывал «не заниматься мелочами», а идти на Москву и Петроград. На Царицын — чтобы, сделав его базой, соединиться с Колчаком. Нужно было действовать быстро, пока красные растерянны, а у казаков сохранялся порыв…

 

Альтернативная столица

Осенью 1917 года население Новочеркасска увеличилось на треть, и он ненадолго стал альтернативной столицей России. Ежедневно в город прибывали два поезда с «эмигрантами», в том числе звезды политики — Керенский, Родзянко, Савинков, Милюков, Гучков, Струве, Шульгин, Львов. Встречали многих неласково. Атаман Каледин так и не принял Керенского, Гучкову кто-то из офицеров дал по морде, а ворота дома Родзянко вымазали дегтем.

 

 

 

Вероломство союзников

Казаки не хотели идти освобождать всю Россию. Об этом еще Каледин предупреждал в предсмертном письме. Большая часть донского круга требовала границу войска не переходить. Лишь не­многие говорили: «Пойдем на Москву, если русские пойдут». Но у Деникина, кроме казаков, почти никого не было. Даже на пике наступательных действий в 1919‑м. Донская армия состояла из донских казаков, Кавказская — из кубанских, Добровольческая — преимущественно из кубанских и терских, да еще из пленных красноармейцев. А русские за Деникиным не шли. Потому еще, что в отличие от большевиков он замалчивал цели борьбы. Но в его обозах двигались помещики и капиталисты, силой возвращавшие себе землю и фабрики. Так что многие были уверены: Деникин хочет восстановить старый режим.

Осенью 1918‑го Германия капитулировала, и ее армия ушла с Украины, оголив Краснову весь левый фланг. Деникин почувствовал себя хозяином положения и уже не просил, а требовал от атамана поставок оружия и безу­словного подчинения. Прекрасно зная, что у Краснова проблемы, не спешил помогать. Даже мешал. Например, в ноябре 1918‑го, когда в Севастополь прибыли купленные Красновым в Германии орудия, очень нужные под Царицыном, Деникин распорядился «покамест их Донской армии не передавать». Вопрос решился лишь к февралю 1919‑го, после долгих переговоров, когда ситуация под Царицыном уже стала плачевной. Донской фронт рассыпался. Но теперь к шантажу подключились уже французы и англичане. Они высадились в Одессе и Севастополе. Обещали в случае подчинения Краснова Деникину занять всю Украину и прикрыть Дон. 8 января атаман был вынужден согласиться на «оперативное подчинение». Но союзники все не шли.

27 января французы и вовсе выдвинули ультиматум. Сначала сообщили, что присылают войска в Мариуполь и Луганск. Краснов обрадовался, но на следующий день получил маленькое уточнение: он должен подчиниться теперь уже и французам (всего лишь какому-то капитану Фуке), а Дон обязан оплатить все убытки с 1914 года (!) французских граждан и бизнеса в Донбассе, «произошедшие из-за отсутствия порядка в стране, в чем бы они ни выражались — в порче машин и приспособлений, в отсутствии рабочей силы, заплатить полностью среднюю задолженность предприятий с причислением к ней 5‑процентной надбавки».

Петр КрасновЭто была французская благодарность за то, что в 1916 году Россия отправила на помощь Франции почти 50‑тысячный экспедиционный корпус…

«Верность союзникам погубила Николая II, она же погубила и Деникина с его добровольческой армией».
Петр Краснов (1869–1947)

 

Петр Краснов

 

Последняя ошибка

Под давлением союзников Краснов в феврале подал в отставку. Но и Деникин серьезной помощи от них так и не получил, что вызвало жестокое разочарование в белых рядах.

Донские казаки, освободив свои земли и выйдя за их границы, утратили смысл борьбы. А тут еще в разгар решающих боев Деникин разогнал Кубанскую раду, стремившуюся, как и Дон, к независимости. В итоге кубанские казаки перестали давать белой армии пополнения. Так Деникин окончательно подрубил сук, на котором сидел.

…В апреле 1920 года ненавидимый уже и собственным генералитетом, он с чувством «неизбывной скорби» уплыл в Англию. Белое дело было проиграно. Казачество погибло.

 

Автор текста: Владлен Чертинов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РУССКИЙ КНЯЗЬ, СТАВШИЙ ПРАВИТЕЛЕМ В ЕВРОПЕ

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1898242/pub_5ce42f2139169100b31a52e5_5ce43467fb990000b394cc8c/scale_600 Алексей Мартынюк - известный белорусский историк, к.и.н., доцент Республиканского института высшей школы.

 

- Алексей Викторович, выбор героя нашего сегодняшнего разговора очень неожиданный. Чем вызван Ваш интерес к князю Ростиславу Михайловичу – малоизвестной фигуре истории Древней Руси в XIII веке?

- Князь Ростислав заинтересовал меня своей яркой и необычной политической биографией. Напомню основные вехи его жизни. Он был сыном князя Михаила Всеволодовича Черниговского и сестры волынского князя Даниила Романовича (позднее Даниил будет главным соперником Михаила и Ростислава в борьбе за Галич), имя которой нам неизвестно. Ростислав родился около 1227 г., судя по тому, что в 1230 г. в Новгороде состоялись его постриги – это обряд проводился обычно в возрасте 2 или 3 лет.

Михаил ВсеволодовичВ таком нежном возрасте Ростислав был оставлен отцом править от его имени в Новгороде, но не смог удержаться там. С начала 1230-х гг. обостряется борьба за богатый и процветающий город Галич, которая охватывает всю Южную Русь. В 1235 г. Михаил Всеволодович Черниговский захватывает Галич и оставляет там Ростислава. Однако в 1238 г. Даниил Романович выманивает молодого княжича и его дружину из города и овладевает Галичем. Монгольское нашествие на некоторое время прерывает борьбу княжеских группировок, но в 1241 г. она возобновляется. Михаил и Ростислав ищут убежище и помощь в Польше и Венгрии, в 1243 г. Ростислав получает в жены Анну, дочь венгерского короля Белы IV. С венгерским и польским войском он совершает в 1245 г. последнюю попытку овладеть Галичем, но терпит сокрушительное поражение от Даниила в битве под Ярославом 17 августа 1245 г. Годом позже в ставке хана Бату погибает его отец Михаил Всеволодович, позднее канонизированный Церковью за свой мученический подвиг.

 

Михаил Всеволодович

 

Казалось, звезда черниговских князей и самого Ростислава закатилась…

Однако политическая карьера Ростислава не прервалась, более того, получила новый и неожиданный импульс. Венгерский король дает своему зятю сначала банат (княжество) Славония, а затем специально созданный для него банат Мачва (область между Дунаем, Савой и Дриной на территории современной Сербии, ее главным городом был Белград). Ростислав правит здесь почти два десятка лет, защищая южные рубежи венгерского королевства и участвуя во многих военных кампаниях короля Белы IV. В 1256 г. Ростислав вмешивается в борьбу в Болгарии и даже провозглашает себя болгарским царем. К этому времени относится встреча Ростислава с византийским императором Феодором II Ласкарисом, описанная придворным историком последнего Георгием Акрополитом.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/225409/pub_5ce42f2139169100b31a52e5_5ce43c310f23c200b3a4a6bb/scale_600Около 1264 г. Ростислав умирает. Во время смут в Венгерском королевстве в начале 1270-х годов погибают его сыновья Михаил и Бела. Однако несколько ранее одна из дочерей князя, Кунигунда, выходит замуж за могущественного чешского короля Пржемысла Оттокара II. Сын от этого брака, а значит внук Ростислава, становится королем Чехии под именем Вацлава II.

Наследники Ростислава породнились со знатнейшими династиями Европы: Габсбургами, Люксембургами, Виттельсбахами и иными, его прямыми потомками были императоры Священной Римской империи Карл IV и Сигизмунд. Однако на Руси личность и деятельность этого яркого представителя черниговских Ольговичей оказались забытыми, и современные историки по крупицам собирают информацию о Ростиславе Михайловиче и восстанавливают его биографию.

 

- Жизнь нашего героя охватывает географию практически всей Восточной Европы. Интересно, какими языками ему приходилось пользоваться, был ли универсальный дипломатический язык, на котором можно было говорить?

Остромирово Евангелие. Пример старославянского языка.- Он говорил, конечно же, на языке населения Руси, который мы условно именуем «древнерусским», это был его родной язык. Во время своей бурной политической карьеры он сталкивался минимум с тремя другими славянскими языками: польским (черниговские князья были тесно связаны с польскими князьями, сам Ростислав скрывался в Польше от монголов, потом искал там военной помощи против Даниила Романовича), сербским (во время правления в Мачве) и болгарским (при попытке овладеть короной Болгарии). Славянские языки были тогда менее далеки друг от друга, чем сегодня, думаю, Ростислав мог объясниться в этих странах, а в Мачве наверняка говорил на местном славянском наречии.

 

Остромирово Евангелие. Пример старославянского языка.

 

Трудно сказать, в какой степени Ростислав мог говорить или понимать по-венгерски: все-таки это весьма специфический язык, не принадлежащий к индоевропейской языковой семье. Однако князь два десятилетия служил венгерскому королю – какие-то познания в венгерском у него должны были быть. Языком делопроизводства в Венгерском королевстве была латынь, и Ростислав должен был если не понимать ее, то «выстраивать с ней отношения» (иметь в своем окружении надежного человека, способного профессионально работать с документами на этом языке). Имя Ростислава неоднократно упоминается в жалованных актах венгерского короля Белы IV. Известны и грамоты самого русского князя, выданные на латинском языке. Таким образом, Ростислав был интегрирован во властную структуру и культурное пространство Венгерского королевства. Отметим, что при дворе венгерских королей было сильное немецкое культурное влияние – и звучала немецкая речь. Наконец, документально засвидетельствована встреча Ростислава с никейским императором Феодором II Ласкарисом, а значит с миром византийской культуры и греческого языка, да и   Бела IVв балканских владениях Ростислава жило греческое население. Таким образом, мы насчитали не менее полудюжины языков, с которыми приходилось сталкиваться русскому князю – это, конечно, гигантский культурный опыт. Можно сказать, Ростислав видел и знал Европу – как никто более из русских князей, его современников!

 

Бела IV

 

- Почему венгерский король Бела IV всё же согласился выдать за Ростислава свою дочь, хотя изначально отказывал? В чем был политический интерес в такой партии?

 Рыцарский турнир- Историки часто забывают, что Ростислав был очень молод, когда начал свою политическую карьеры и вступил в «битву за Галич». Он родился около 1227 г., а значит в период своего правления в Галиче в 1235–1238 гг. был еще ребенком. Скорее всего, при первом сватовстве к дочери венгерского короля он был еще просто очень молод. В 1243 г. он получил в жены Анну, дочь венгерского Белы IV – в это время князю было около 16 лет, это был обычный возраст для вступления в брак.

 

Рыцарский турнир

 

Мотивы Белы IV очевидны. Король находился в сложном политическом положении: его земля была разорена монголами (1241–1242 гг.), он был во враждебных отношениях со многими соседями (например, с австрийским герцогом Фридрихом Воинственным, который в венгерских документах называется «нашим злейшим врагом»). У венгерского короля было всего двое сыновей, зато много дочерей – не менее восьми. Бела рачительно выдавал их замуж за влиятельных князей и герцогов в соседних странах и вел настоящую матримониальную дипломатию. В своей книге, посвященной взаимоотношениям Австрийского герцогства с Восточной Европой, я называю один из военных походов Белы IV (1253 г.) «походом четырех зятьев короля» – вместе с Белой выступили и четыре князя, женатые на его дочерях, среди них был и Ростислав.

Таким образом, выдавая дочь Анну за Ростислава, король Бела рассчитывал получить в его лице энергичного союзника, реального претендента на трон в Галиче. Если бы Ростиславу удалось укрепиться в Галиче, то он стал бы «восточным щитом» Венгерского королевства. Эта политическая комбинация не реализовалась, однако позже Ростислав стал «южным щитом» Венгрии и, насколько можно судить по источникам, верно служил королю Беле IV.

 

- Известна история про то, что при попытке взять город Ярослав в 1245 г. Ростислав бахвалился тем, что легко одержит победу. Но во время устроенного им турнира не удержался на лошади, вывихнул плечо, в итоге и вовсе проиграл битву против Даниила Романовича. Не характеризует ли это его личность – когда в погоне за властью он часто выглядел нелепо и почти всегда проигрывал?

- Действительно, Ростислав Михайлович вошел в историографию как «князь-неудачник», постоянно злоумышляющий против Даниила Романовича и постоянно терпящий поражения. Однако такой образ обусловлен прежде всего тем, что мы смотрим на Ростислава через призму враждебного ему источника – Галицко-Волынской летописи, созданной при дворе князя Даниила Романовича. Если абстрагироваться от этой негативной перспективы, то перед нами весьма активный князь, смелый воин, не чуждый рыцарской культуре (об этом свидетельствует упомянутая выше «игра» под стенами Ярослава – рыцарский поединок), и в общем довольно симпатичная фигура политической жизни Восточной, Центральной и Южной Европы середины XIII века.

 

- Неудавшаяся попытка стать царем Болгарии – это его личная инициатива или результат политики короля Белы IV?

- В князе Ростиславе чувствуется какая-то авантюрная жилка, какая-то лихость характера. По моему мнению, вмешательство в болгарские дела – личная инициатива Ростислава, обусловленная его честолюбием, желанием «выкроить» себе самостоятельное королевство. Это было вполне реально: перед глазами Ростислава, когда он правил в Белграде, были королевства и княжества, созданные крестоносцами на Балканах после падения Константинополя в 1204 г. Выше мы говорили о культурных контактах князя, очевидно, что у него было широкий политический кругозор. Да и вся жизнь Ростислава свидетельствует о решительности его характера, готовности ввязаться в бой и до последнего биться за реализацию своих политических целей.

 

- Потомок Владимира Святого и Ярослава Мудрого, сын Михаила Черниговского, причисленного к лику святых еще в XIII веке, зять венгерского короля Белы IV, дед чешского короля Вацлава II, предок императоров Карла IV и Сигизмунда – и при этом Ростислав практически неизвестен широкой публике. Фактически он имеет отношение к истории почти 10 современных стран – где-то жива память о нем? Где он остался своим?

- Князь Ростислав Михайлович – яркая личность истории Древней Руси, именно там он и был своим. Он бывал в Польше, жил в Венгрии, сражался в Австрии (в своих научных работах я обосновываю тезис, что именно он был тем «русским королем», который вместе с венграми сражался против австрийцев в битве на реке Лейте в 1246 г.), правил на Балканах, на территории современной Сербии, ходил в походы в Моравии (в составе войска венгерского короля 1253 г.) и Болгарии в 1256 г., встречался с византийским императором где-то на территории современной Северной Македонии.

 

Действительно, слова «10 стран» не являются преувеличением. Такая яркая и необычная политическая биография привлекает современных историков, тем более, что в современной медиевистике возрастает интерес к проблематике культурных контактов, пересечения границ (не только физических, но и культурных, ментальных) и пр. Биография князя Ростислава открывает широкие возможности для таких исследований, поэтому не удивительно, что интерес к нему возрастает у историков из разных стран. Назову лишь некоторые имена: на Украине несколько интересных статей посвятил Ростиславу профессор Мирослав Волощук (Ивано-Франковск), специалист по связям земель Древней Руси с Венгрией, в Сербии над изучением балканского периода жизни князя работает профессор Дюра Гарди (Новый Сад). Только что вышла моя книга «До Герберштейна: Австрия и Восточная Европа в системе персональных связей и культурных контактов (XIII – начало XVI века)», где Ростиславу и его участию в войнах за «наследство династии Бабенбергов» посвящено немало страниц.

Хочется надеяться, что из этих работ, пока разрозненных, вырастет большое исследование, а небанальная фигура князя Ростислава Михайловича станет точкой интеграции для исследований историков из разных стран.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СЕВЕРНЫЙ МОРСКОЙ ПУТЬ (СМП)

 

1.ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ СМП.

СМП – это национальная судоходная коммуникация СССР и РФ в Арктике, проходящая по морям Северного Ледовитого океана: Баренцово, Карское моря, море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское моря. Длина ледового участка от пролива Карские Ворота до порта Провидения на Чукотке 3030 миль – 5610 км.

Уже в Х1 веке русские мореплаватели вышли в моря Северного Ледовитого океана, совершали регулярные плавания у берегов Белого моря и побережья Кольского полуострова. Сохранились  исторические свидетельства о плавании русичей к проливу Карские Ворота.

Значение СМП понимал еще М.В.Ломоносов. В его работе «Краткое описание разных путешествий по Северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» есть глава «О возможности плавания Сибирским океаном в Ост-Индию, признаваемое по натуральным обстоятельствам», т.е. от состояния погодных условий.

Регулярные походы и плавания по северным морям стали совершать выходцы из Новгородской земли. Это русская историческая область на Севере и Северо-Западе Руси в 1Х-ХV веках, включавшая владения на Белом море и северном Зауралье: Карелия, Терский берег*,Заволочье*, Пермь, Печору, Югру.

Примечание.

Терский берег – это юго-восточный берег Кольского полуострова от реки Варзуги до мыса Святой Нос. Самая необычная часть русского севера, где отмечаются паранормальные явления и состояния людей – «меряченье» и др. Начал осваиваться в 13-15 веках и был Новгородской волостью

Заволочье – область в 11-14 веках в бассейне рек Северная Двина и Онега. За «волоками», связывавшим онежское озеро с Белым морем и рекой Шексной.

Осваивали эти земли ушкуйники – так называлась новгородская вольница. Для набегов на соседние земли ушкуйники использовали парусно-гребные суда – так называемые «ушкуи». Судно имело съемную мачту и вмещало 30-40 человек. По Северной Двине ушкуйники выходили в Белое и Карское моря. Название судна происходило от слова ушкуй, что на поморском диалекте означало «белый медведь».

В 1572 оду в низовьях реки Таз появился первый заполярный порт Мангазия (ныне поселок Тазовский). Назван так по имени местного племени ненцев. В 1672 году город был уничтожен пожаром дотла и был перенесен на место нынешнего Туруханска под названием «Новая Мангазия».

В 1593 году в устье реки Оби казаками Березовского воеводы Никиты Троханиота был основан  Обдорский острог – самый северный пункт в Сибири того времени. В Березове отбывал ссылку «полудержавный властелин» Алексашка Меньшиков.

В 1635 году острог был переименован в Обдорскую заставу, а с 1933 года стал называться город Салехард.

Обдорская застава контролировала передвижение товаров в крупнейший пункт торговли за Полярным кругом  Мангазею. Казаки препятствовали нелегальной торговле пушниной.

В сентябре 2007 года в Салехарде проходило заседание Постоянного Межгосударственного координационного совета казаков России, Беларуси и Украины (ПМКС). В качестве председателя комиссии ПМКС по культуре, пропагандистской работе, редакционно-издательской деятельности и связям со СМИ автор данного очерка побывал в этом заполярном городе, в казачьей крепости, обнимался с живыми оленями  и фотографировался с вымершими мамонтами.

Новгородцы-ушкуйники освоили СМП до Обской губы. За ней Карское море до мыса Челюскин на полуострове Таймыр оказалось непроходимым для новгородских ушкуев из-за ледовой обстановки и казаки-землепроходцы двинулись на восток через Сибирь.

В 1640-1642 годах Семен Дежнев проплыл по рекам Яне и Индигирки до ее устья, вдоль берега через пролив Д.Лаптева прошел в Восточно-Сибирское море и достиг Колымы, где обосновал Нижнеколымский острог. В 1648 году Дежнев на трех кочах (парусно-гребное промысловое судно) обогнул Чукотский п-ов с севера, достиг пролива между Азией и Америкой. В проливе один коч разбился о скалы, а два оставшихся обогнули Олюторский п-ов. В октябре коч Дежнев штормом выбросило на берег у устья реки Анадырь. В 1649 году Дежнев основал Анадырский острог, открыл в Анадырском  заливе богатое лежбище моржей и организовал их промысел.

Дежнев подробно описал Чукотский полуостров, природу и население Анадырского края. Экспедиции Дежнева доказали  существование прохода по СМП из Северного Ледовитого океана в Тихий.

Следующий этап освоения СМП – Камчатские экспедиции. Это общее название экспедиций по исследованию СМП, хотя непосредственно Камчатки касалась первая Камчатская.

 Первая Камчатская экспедиция была организована по указу Петра 1, которой руководил капитан-командор В.И.Беринг и лейтенант А.И.Чириков. Они исследовали Камчатку от мыса Лопатка до мыса Дежнева, Алеутские острова и тихоокеанское побережье  Америки. На ней подробно останавливаться не будем, а расскажем о Второй Камчатской экспедиции 1733-1743 гг.

В программу экспедиции входило исследование Сибири, Арктики, Дальнего Востока, Японии и Северо-Западной Америки. Особое значение придавалось исследованию Северо-морского пути от Кольского п-ова в Тихий океан. Вторая Камчатская экспедиция считалась «самой трудной, дальней и никогда не бывалой».

В 1734 году экспедиция, включавшая 500 морских офицеров, ученых и матросов, собралась в Тобольске. Было создано 8 отрядов, 4 из них должны были исследовать берега России от Печоры до Камчатки. На экспедиции Беринга, Чирикова и Шпанберга (восточный участок – Камчатка, Берингово море и запад Америки) останавливаться не будем.

Отряд ученых Петербургской АН исследовал часть материковой Сибири до устья Оби и организовал сеть метеостанций, которые действовали и в советское время.

Двинско-обский отряд, руководимый капитан-командором С.Г.Малыгиным (ледокольный пароход Арктического флота СССР «Малыгин» внес значительный вклад в освоение Арктики и СМП) сумел достичь Ямала, но из-за сплошного льда зазимовал. В июле 1737 года достиг прохода в Обскую губу и пролива между п-овом Ямал и о-вом Белый (пролив Малыгина), поднялся по Оби и достиг Березово. В результате работы отряда были составлены карты юго-восточной части Баренцова моря и приобской части Карского моря.

1734 году из Тобольска отправился Обско-Енисейский отряд под командованием капитана 2-го ранга Д.Л.Овцина, в задачу которого входило исследование побережья между реками Обь и Енисей. Из-за мощных льдов в Обской губе отряд зазимовал в Обдорске.

Летом 1735 года начали работу Западный (Ленско-Хатангский) и Восточный (Востоно-Ленский) отряды, которые исследовали и описали берег от Таймыра до Чукотки.

Бот «Якутск» 3-го отряда 2-й Камчатской экспедиции под командованием В.В.Прончищева в августе 1735 года достиг устья р.Оленек, где зазимовал. В ходе экспедиции были открыты острова Петра   и восточная группа островов Самуила (ныне о-ва Комсомольской правды), ряд других островов и мысов, произведена первая инструментальная съемка р.Лены от Якутска до ее устья и побережья Северного Ледовитого океана от устья Лены до мыса Фаддея. В.В.Прончищев и сопровождавшая его жена Мария – первая женщина полярный исследователь, умерли и  похоронены у мыса Тумель в устье р.Оленек. Именем Прончищева названа часть берега п-ова Таймыр (Берег Прончищева). После Прончищева ботом «Якутск» командовал Семен Челюскин.

Весной 1741 года Челюскин с двумя матросами по суше прошел до рек Хатанга и Пясина, описал западное побережье п-ова Таймыр, затем от Пясины дошел до устья Енисея. С тремя солдатами прошел 700 верст по тундре до Туруханска, на собаках проехал до устья Хатанги, достиг северной оконечности Азии. В его честь самый северный азиатский мыс на п-ове Таймыр назван мысом Челюскина.

 

2. ЛАПТЕВЫ.

Вместо Прончищева командиром отряда Адмиралтейств-коллегия назначила Харитона Лаптева. На судне «Якутск» он прошел от Лены до мыса Фаддея, где был остановлен льдом и зимовал в устье реки Блудной (приток Хатанги). В 1740 году он повторил попытку обогнуть п-ов Таймыр, но «Якутск» раздавили льды вблизи берега. Х.Лаптев разделил отряд на несколько партий, которые завершили съемку Таймыра от устья Хатанги до устья Пясины. Отряд Х.Лаптева подробно описал побережье Северного Ледовитого  океана от Лены до Енисея, нанес на карту десятки мелких островов. Отрядом была проделана невероятно сложная и тяжелая работа по описанию п-ова Таймыр. Карты, составленные отрядом, легли в основу генеральной карты Северного Ледовитого океана.

Дмитрий Лаптев продолжил работу своего двоюродного брата Харитона. Лишь в июле 1739 года в тяжелых ледовых условиях он сумел выйти в Восточно-Сибирское море. Двигаясь на восток бот «Иркутск» под командованием  Д.Лаптева достиг устья р.Индигирки, где зазимовал. В 1740-41 годах Д.Лаптев пытался пробиться сквозь сплошные льды на восток, но сумел добраться лишь до мыса Бараний Камень. В трудных условиях отряд Д.Лаптева обследовал и нанес на карту о. Святого Лаврентия (ныне о-в Крестовый), острова Меркурьева (ныне исчезнувшие) и о-в Диомида в устье р.Анадырь, бассейн реки Анюй.

В честь братьев Лаптевых названо море Лаптевых, ряд островов, проливы и мысы.

В результате деятельности Камчатских экспедиций произведена опись берегов Северного Ледовитого океана от Архангельска до мыса Бараний Камень. Опубликованные  карты впервые дали правдоподобные очертания берегов Северной Азии, части берегов Северо-Западной Америки, Курильских, Алеутских и других островов в Ледовитом и Тихом океанах.

 

 

 

3. ВИЛЬКИЦКИЕ.

Значительный вклад в освоение СМП внесли отец и сын Вилькицкие, гидрографы-геодезисты.

А.И.Вилькицкийй, генерал-лейтенант по Адмиралтейству,  в 1887 году возглавлял первую экспедицию в Арктике, проводившую исследования по определению ускорению силы тяжести на Новой зеле, за что был награжден двумя Золотыми медалями Русского географического общества. Руководил экспедициями по гидрографическим  исследованиям побережья от Печоры до Енисея. В ходе экспедиций уточнялась береговая линия, наличие паковых льдов, размеры постоянного припая, нанесены на карты сотни ориентиров, мелей, банок, поставлены десятки береговых знаков, что имело огромное  значение при проходе судов по СМП. А.И.Вилькицкий до конца своих дней руководил Главным гидрографическим управлением, автор многих научных работ по геодезии, гидрографии, метеорологии и океанографии.

По стопам отца пошел и сын Б.А.Вилькицкий, ученый гидрограф-геодезист. Вел работы по гидрографии и геодезии на Балтике и на Дальнем Востоке. В 1913-1914 годах руководил экспедицией на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач» по выявлению возможностей использования СМП. В навигацию 1913 г. экспедиция открыла и нанесла на карты остров, названный именем Вилькицкого, описала архипелаг Северная Земля, о-ва Малый Таймыр и Старокадомского (судовой врач экспедиции). В 1914-1915 годах экспедиция Вилькицкого совершила первое в истории СМП сквозное плавание с одной зимовкой из Владивостока в Архангельск, открыла остров Новопашенного (ныне о-в Жохова) в архипелаге Де Лонга. Именем Вилькицкого назван пролив между Таймыром и Северной Землей, соединяющий Карское море с морем Лаптевых.

Профессор Визе говорил: «…пролив Вилькицкого – единственная артерия для сообщения между Карским морем и морем Лаптевых, от навигационного состояния пролива и подходов к нему зависит успех или неудача плавания любого парохода по Северному Морскому пути, поэтому особенно важно иметь хорошо оснащенную обсерваторию на м.Челюскин.

 

4. ГЕОРГИЙ СЕДОВ(1877-1914).

Лейтенант российского флота, полярный исследователь, гидрограф. В 1898 году Георгий в Ростове-на-Дону закончил мореходные классы и получил звание штурмана.

Штурманом и капитаном торговых судов плавал на Черном море и Дальнем Востоке. В 1901 г. поступил вольноопределяющимся в военный флот. Произведен в чин прапорщика по Адмиралтейству. В 1902 году экстерном сдал экзамены за полный курс Морского корпуса и произведен в поручики по Адмиралтейству. Служил в Главном гидрографическом управлении. В 1902-1903 гг. участвовал в гидрографических работах на Каспии в составе Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана.

Во время русско-японской войны командовал миноносцем, который нес дозорную службу в Татарском проливе.

В 1909 году Г.Седов руководил гидрографической экспедицией в устье Колымы и составил ее опись. В 1910 году обследовал и описал Крестовую губу на Новой Земле. Результаты своих экспедиций Георгий Яковлевич докладывал лично императору Николаю II.

Г.Я.Седов разработал и представил Главному гидрографическому управлению и правительству проект санной экспедиции к Северному полюсу, но поддержки не получил. На частные пожертвования организовал экспедицию на двухмачтовой зверобойной шхуне «Святой Фока». В августе 1912 года судно вышло из Архангельска (поздновато по северным меркам!)

Из-за тяжелой ледовой обстановки экспедиция зазимовала  у северо-западного побережья Новой Земли и продолжила плавание к северу летом 1913 ода. 6 августа «Святой Фока»  дошел до Земли Франца Иосифа, стал на зимовку в бухте Тихой острова Гукера. Седов уже был болен цингой, однако он решил попытаться достичь Северного полюса пешком. 2 февраля Седов с матросами Г.Линником и А.Пустишиным на трех собачьих упряжках отправились к полюсу. У острова Рудольфа 20 февраля Г.Я.Седов скончался и похоронен на мысе Аук острова Гукера.

Участники экспедиции В.Ю.Визе (океанолог, исследователь Арктики, академик АН СССР, о нем будем часто упоминать ниже) и геолог М.А.Павлов пересекли остров Новая Земля, описали побережье острова Новая Земля, часть Земли Франца Иосифа, о.Гукера и др. острова

Ледокольный пароход «Георгий Седов» (доставил полярников в бухту «Тихая»)

В 1937-1940 годах пароход совершил беспримерный дрейф в Арктическом бассейне.

В 1928 году «Георгий Седов» принял участие в поисках экспедиции Нобиле на дирижабле «Италия», потерпевшем аварию севернее архипелага Шпицберген.

В 1929 году на «Г.Седове» проводилась экспедиция Арктического института, которой руководил В.Ю.Визе. Экспедиция обследовала Землю Франца Иосифа. В бухте Тихая была организована первая геофизическая обсерватория. В 1930 году экспедиция на «Г.Седове» впервые исследовала северную часть Карского моря – начальник экспедиции О.Ю.Шмидт, научный руководитель В.ЮВизе.

В октябре 1937 года в море Лаптевых западнее Новосибирских островов были зажаты льдами ледокольные пароходы «Г.Седов», «Садко» и «Малыгин». В 1938 году ледокол «Ермак» вывел из льдов «Садко» и «Малыгин», а на «Седове» во время сжатия льдами оказался поврежденным руль и  он не мог идти за «Ермаком». Было принято решение превратить «Г.Седов» в плавучую полярную станцию. Дрейф длился два с половиной года. Команда провела ценные океанографические, метеорологические и биологические исследования. В ходе дрейфа «Г.Седов» впервые в истории достиг 86 градусов 39 минут северной широты. 13 января 1940 года ледокол «И.Сталин» вывел пароход «Г.Седов» из ледового лена. 15 членам экипажа, дрейфовавших на «Г.Седове», присвоили звания Герой Советского Союза, а корабль наградили орденом Ленина.

Героев беспримерного дрейфа радиограммой приветствовали руководители партии и правительства:

«Ледокол Седов. Бадигину, Трофимову.

Приветствуем вас и весь экипаж «Седова» с успешным преодолением трудностей героического дрейфа в Северном Ледовитом океане. Ждем вашего возвращения в Москву. Горячий привет.

И.Сталин, В.Молотов»

«Ледокол «Сталин». Папанину, Белоусову. Команде ледокола «И.Сталин»

Примите нашу благодарность за блестящее выполнение задания по выводу ледокола «Седов» из льдов Гренландского моря. Горячий привет.

И.Сталин, В.Молотов».

Говоря о СМП и Арктике, нельзя не отдать должное В.Ю.Визе, вложившему в их исследования свой колоссальный труд и знания.

5.ВИЗЕ ВЛАДИМИР ЮЛЬЕВИЧ (1886-1954).

Профессор-океанолог,  академик АН СССР (да простит нас читатель, если в чем-то повторяемся, все истории связаны одной нитью и, говоря об одном, нельзя сказать о сказанном раннее).

В 1912-1914 годах Визе участвовал в экспедиции Г.Я.Седова. В 1921-1922 годах в экспедиции на пароходе «Таймыр»; в 1924, 1928 и 1931 годах  на пароходе «Малыгин» прошел по трассе СМП. В 1929-1930 годах руководил экспедицией  ледоколе «Георгий Седов», в ходе которой был открыт в Карском море остров, названный его именем. Существование этого острова Визе предвидел еще 1924 году, когда проанализировал дрейф во льдах экспедиции Г.Л.Брусилова и изложил свои выводы в работе «О поверхностных течениях в Карском море», от которых зависят подвижки льдов. В 1932 году Владимир Юльевич возглавлял экспедицию на ледокольном пароходе «Сибиряков», который первым осуществил сквозное  плавание с Запада на Восток по СМП. На ледорезе «Федор Литке» экспедиция под руководством Визе прошла этот путь за одну навигацию с Востока на Запад. В 1936-1937 годах Визе руководил экспедицией на ледокольном пароходе «Садко».

Визе принадлежит более 200 научных трудов по океанологии, метеорологии, исследования в Арктике в которых он изучил закономерности циркуляции атмосферы и ее роль в формировании ледового покрова Арктики и гидрологического режима арктических морей. Изучал климат в арктическом бассейне и влияние льдов на климат Северного полушария. Визе разработал методы ледовых прогнозов.

В.Ю.Визе сыграл существенную роль в освоении СМП. Именем Визе назван ледник, мыс и бухта на о-ве Новая Земля, мыс на Земле Франца Иосифа. В его честь названо научно-исследовательское судно. В.Ю.Визе – лауреат Сталинской премии СССР 1946 года.

 

6. «АЛЕКСАНДР СИБИРЯКОВ».

Ледокольный пароход, совершивший первое в истории сквозное плавание по СМП с целью доказать возможность его практического использования.

Пароход назван в честь русского золотопромышленника, мецената, исследователя Сибири Александра Михайловича Сибирякова. За заслуги перед русской промышленностью и наукой, кроме парохода, в его честь назван остров в Карском море.

Свое знаменитое плавание «Сибиряков» совершил в 1932 году: начальник экспедиции – О.Ю.Шмидт, заместитель по научной работе В.Ю.Визе, капитан В.И.Воронин.

В июле «Сибиряков вышел из Архангельска, обогнул с севера архипелаг Северная Земля и в августе достиг Чукотского моря, где попал в сложную ледовую обстановку (там редко бывает «простая» обстановка! – В.К.). Из-за поломки винта судно лишилось хода и стало дрейфовать. Однако команда соорудила паруса,  и 1 октября ледокол достиг чистой воды в северной части Берингова  пролива, откуда его отбуксировали в Петропавловск-Камчатский.

За это беспримерное в истории плавание пароход был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а многие  участники – правительственными наградами.

В декабре 1932 года результаты, достигнутые экспедицией на «Сибирякове» широко обсуждались на заседаниях партии и правительства с участием ученых и представителей флота. ЦК ВКП (б) утвердил обширную программу работ по освоению Арктики.

При Совнаркоме СССР было создано Главное управление Северного морского пути,  в руках которого оказались все вопросы, связанные с его освоением и эксплуатацией. В составе СМП были созданы два оперативных района: Западный и Восточный. Граница между ними проходила  по 140-му меридиану через Новосибирские острова. В западный район входили: Баренцово и Карское моря, море Лаптевых. В Восточный район входили: Восточно-Сибирское,  Чукотское моря и Берингово море.

В 1934 году сквозное плавание по СМП с Востока на Запад за одну навигация совершил ледорез «Литке».

На ХVIII съезде партии в 1939 году было принято постановление: «Превратить к концу третьей пятилетки Северный Морской  путь в нормально действующую магистраль, обеспечивающую планомерную связь с Дальним Востоком».

 

7. ВОЙНА!

Перед ВОВ партия и правительство уделяли постоянное внимание развитию оборонной промышленности, укреплению вооруженных сил. Не было ни одного заседания Политбюро, на котором бы не шла речь о подготовке к войне: ЦК и правительство знали, что война неизбежна и прилагали все усилия, чтобы выиграть время на подготовку к войне. На это был направлен и знаменитый пакт: «Договор о ненападении» от 23 августа 1939 гг. между СССР и Германией, который давал возможность Советскому Союзу вести подготовку к обороне от фашистской агрессии.

С первых дней войны перед Главсевморпутем стали задачи – как вести свою работу в условиях войны? Были даже сомнения – а посмеют ли немцы сунуться в Арктику?

И напрасно сомневались, ибо немцы начали активно осваивать Артику уже с 30-х годов. Немцы создавали тайные базы на Медвежьих островах, Земле Франца Иосифа (база для завоевания Полюса, так как в летнее  время к ней могут подойти корабли), даже на Новой Земле. Они даже «осваивали» Северный морской путь.

7.1.Рейдер «Комет».

В 1940 году по трасе СМП «прошел» фашистский рейдер «Комет» (Комета). Его провели наши полярники.

«Комет» - вспомогательный германский крейсер второй мировой войны. Торговое судно «Эмс» (банановоз) переоборудовали под военное судно. В германском флоте оно значилось как «Судно №45», в британском флоте как «Рейдер «В».

На «Комете» установили шесть орудий калибра 150-мм, одно орудия калибра 75-мм, две 37-ми миллиметровых и четыре 20-ти миллиметровых зенитных установки, 6 торпедных аппаратов. Как видим, достаточно мощное  вооружение. На «Комете» для маскировки надстроили фальшивые борта, артиллерийские установки и торпедные аппараты замаскировали под палубные грузы.

В июле 1940 года «Комета» под командованием капитана цур зее (капитан 1-го ранга) Р.Эйссена через Датские проливы прошла через Северное море в Норвежское, и 6 июля вошла в норвежский порт Кристиансунн, пополнила   запасы топлива и пресной воды и двинулась на север вокруг Скандинавии.

После длительных переговоров согласно советско-германского пакта и договора о торговом сотрудничестве советское руководство согласилось на проводку «торгового» судна по СМП. Вначале речь шла о 26 судах, в составе которых 4 вспомогательных крейсера значились под маркой торговых судов, однако ограничились одним – «Кометой»

Эйссен обогнул Норвегию и достиг о.Колгуев. Он   был опытным капитаном, имел опыт плавания в высоких широтах. Для прохода по СМП Эйссену дали лоцманов  и капитанов-наставников по отдельным участкам пути. Взглянув на «грузы» на палубе и отношения между членами команды судна, наши моряки сразу поняли, что это за «грузовое» судно.

В проливе «Маточкин шар» «Комету» должен был встретить ледокол «Ленин», но он ушел с караванном к Таймыру. В советских водах «Комета» называлась «Донау». 25 августа ледокол «Ленин» встретил «Комету» (будем называть ее настоящим именем) и через пролив Вилькицкого вывел в море Лаптевых. Здесь эстафету принял ледокол «Иосиф Сталин» и вывел «Комету» через пролив Д.Лаптева в Восточно-Сибирское море. У Медвежьих островов «Комету» принял ледокол «Лазарь Каганович». У острова Айон Эйссен получил радиограмму от начальника СМП Д.Папанна вернуться назад под благовидным предлогом – в районе Берингова пролива появились английские корабли. Эйссен требование не выполнил и продолжил плавание самостоятельно без сопровождения. В начале сентября он прошел Берингов пролив и вырвался на просторы Тихого океана, а потом прошел и в Индийский океан. На всем пути следования фашисты вели не только метеонаблюдения и гидрографические исследования, но также вели активную разведку. Полученные пиратами секретные сведения во время войны использовались фашистскими подводными лодками и крейсерами при нападении на наши арктические базы и караваны.

7.2. Арктичские планы немцев.

Еще до начала войны германский журнал «Морское обозрение» писал: «Для полной блокады Советской России Германия должна послать флот на Север с целью прервать ее арктические коммуникации»

План «Барбаросса» предусматривал захват нашего Заполярья и Архангельска, лишение советского военного, торгового и ледокольного флотов своих баз и полное господство немцев в Баренцовом и Белом морях на Западном участке трассы СМП. Эта задача возлагалась на группу «Норд» в Северной Норвегии и Финляндии. По плану «Голубой песец» гитлеровцы должны были перерезать Кировскую железную дорогу и захватить Карелию.

Морская часть плана «Барбаросса» носила название «Вундерланд» - «Страна чудес». Эта операция преследовала цель действиями надводных и подводных судов разорвать трассу СМП в Карском море до пролива Вилькицкого.

Если у кого-то и были сомнения относительно замыслов фашистов, то уже после первых дней войны эти сомнения исчезли. На ледоколах установили пушки и пулеметы для отражения атак подводных, надводных кораблей и воздушных пиратов.

7.3. Меры по обороне Арктики.

Начальник ГУ СМП И.Д.Папанин обратился к главкому ВМФ Н.Г.Кузнецову и начальнику артиллерийского управления Наркомата обороны СССР Н.Д.Яковлеву с просьбой установить артиллерийские орудия на Новой Земле и Диксоне и на других островах СМП. С большим трудом удалось выбить одну крепостную пушку на мыс Желания (северная оконечность Новой Земли). Два шестидюймовых и два 130-мм корабельных орудия были установлены на Диксоне – все вооружение направлялось в действующую армию и для обороны Арктики выделялось минимум возможного.

Решением ГКО в составе Северного флота создавалась Беломорская военная флотилия (БВФ), в состав которой входили миноносцы и сторожевые корабли – СКР. В задачу флотилии входила охрана вод от Белого моря до острова Колгуев.

Из судов СМП и рыбной промышленности сформировали Северный отряд БВФ. Наиболее крупными и хорошо вооруженными  кораблями Северного отряда БВФ были ледорез «Литке» и ледокольный пароход «Дежнев». Они стали называться сторожевыми кораблями СКР-18 и СКР-19. Сторожевыми кораблями стали гидрографические шхуны  ГУ СМП «Циркуль» и «Папанин», а  также рыболовные траулеры. Отряд нес охрану самых отдаленных арктических коммуникаций.

7.4. Трагедия «Садко». Нет, это не легендарный герой былины, гусляр и певец. Тот Садко до сих пор поет и пляшет у морского царя.

«Садко» - это ледокольный пароход, который в 30-е годы участвовал в освоении Арктики. Былины былинами, а дурные приметы реально сбываются. Это был один из лучших грузо-пассажирских ледокольных пароходов ГУ СМП: крепкий корпус с ледовой обшивкой, сильная машина, удобные каюты.

Корабль был куплен в Англии в 1915 году и приписан к порту Архагельска. В 1916 году «Садко» затонул в Кандалакшском заливе (залив Белого моря между Кольским п-овом и Карелией) и пролежал на его дне 17 лет. В 1933 году экспедиция ЭПРОН подняла его, архангельские судоремонтники восстановили его и в 1934 году «Садко» начал новую службу в Арктике. Старые, бывалые моряки поговаривали, что недолго ему плавать по северным морям: «море однажды взяло его к себе, снова потребует его к себе…».

Команда «Садко» работала блестяще. За один рейс «Садко» обходил несколько островов, где располагались полярные станции, доставлял на них новые смены полярников, топливо, продовольствие – все необходимое на год работы, забирал старую смену и доставлял ее на Большую землю. Однако разговоры о том, что это несчастливое судно, не прекращались, но «Садко» 7 лет успешно  ходил по северным морям.

Но в роковом 1941 году «Садко» отправился в долгий рейс по советской Арктике. Снял с Краснофлотских островов отряд гидрографов, доставил все необходимое полярникам на острове Домашний, забрал с самой северной точки Северной Земли полярников, высадил пассажиров на Диксоне и пошел в новый рейс на Землю Франца Иосифа, но до места назначения не дошел. В Карском море севернее островов Известий «Садко» на полном ходу налетел на подводные камни и крепко сел. Подали сигал SOS. С ледовой проводки срочно сняли ледокол «Ленин». Капитан ледокола Н.Храмцов убедился, что снять «Садко» с камней невозможно, надо спасать команду. Несмотря на шторм, моряки «Ленина» спасли экипаж, а корабль достался морскому царю

7.5. Сражения в Арктике.

Навигация по СМП в 1941 году началась в плановые сроки. Ледоколы и транспорты вышли из Архангельска в Арктику.

Летом 1942 года по СМП предстояло провести с востока на запад несколько военных кораблей из состава ТОФ.

В Арктике фашисты были обнаружены в июне 1942 года. Первый удар приняли на себя экипажи И.Мазурука и М.Козлова. После утомительных полетов экипажи воздушных разведчиков отдыхали в палатке на юго-западном берегу Новой Земли, а их летающие лодки «Каталины» стояли у берега. Всплыла немецкая подводная лодка и стала расстреливать палатку и самолеты, один из них был потоплен. Потом эта же лодка обстреляла домик полярников и склады. Следующей жертвой пиратов стал пароход «Крестьянин», потопленный 1 августа в Белушьей губе.

Два невооруженных буксира «Норд» и «Комсомолец» вели за собой баржи, в которых находились рыбаки, строительные рабочие и семьи полярников – женщины и дети. На расстоянии двух кабельтовых от каравана показался перископ подводной лодки, которая выпустила торпеды. Буксиры затонули. Люди пытались направить баржи к берегу, но лодка всплыла и открыла пулеметный огонь по безоружным людям. Пассажиры бросились в воду, пытаясь вплавь добраться до берега, но на них обрушился шквал огня и через несколько минут все было кончено

23 августа у острова Белый на пути  к Диксону был потоплен пароход «Куйбышев», а через день с полярной станции на мысе Желания (северная оконечность Северной Земли) пришла радиограмма: «Напало неприятельское судно, обстреляло, горим, море огня…»

Так начиналась операция «Вундерланд», о которой говорилось выше.

В это время в Карском море находился один караван, который шел с Диксона на восток, а второй караван шел из бухты Проведения на запад, в составе которого были три эсминца

 

 

 

 

 

 

7.6.  «Адмирал Шеер».

Гитлеровское командование направило в Арктику тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» - «карманный линкор», которому придавались три подводные лодки. Задачей подлодок,

кроме  

 

пиратских разбоев,  была разведка военной и ледовой обстановки по маршруту «Шеера».

18 августа  «Шеер» пришел в район мыса Желания на Новой Земле. Затем он отправился на юг  к архипелагу Норденшельда, где проходила трасса от Диксона к проливу Вилькицкого. И здесь, недалеко от острова Белуха пираты встретили ледокольный пароход «Сибиряков».

7.7. Подвиг «Сибирякова»

25 августа в 11 часов команда «Сибирякова» заметила врага в свободном ото льда районе. Рейдер устрмился к ледоколу, стремясь отрезать ему путь к берегу. Капитан «Сибирякова» Качарава командует идти полным ходом  под прикрытие островов Белуха и Продольный. Но скорость «Сибирякова» 8 узлов, а у «Шеера» 26 узлов!

Вооружение: у «Сибирякова» две 76-ти милитровые и две 45-ти милитетровые пушки для защиты от подводных лодок и воздушных пиратов. У «Шеера»: 6 орудий по 280 милиметров, 8 по 150 милиметров, 6 105-ти милимитровых, 8 37-ми милимитровых (зенитных), 8 торпедных аппаратов и разведывательный самолет «Арадо».

Фашистыы рассчитывали, что советские моряки оценив мощь крейсера, сдадутся без боя. С крейсера дали сигал: спустить флаг и сообщить ледовую обстановку. В ответ на требование прекратить работу радиостанции, остановить машину и спустить флаг, Качарава приазал открыть огонь. Немецкий сигнальщик перестал семафорить флажкками и убрался с мостика.

Рейдер развернулся бортом и дал залп орудиями главного калибра по практически бесзащитному судну. Снаряды попали в корму и начался пожар. «Сибиряков» первым оповестил советскую Арктику о появлении фашистского пирата. Последнее сообщение с «Сибирякова»: «Продолжаем бой, судно горит». Ледокол потерял даже тот малый ход, который имел, и стал неподвижной мишенью. Раненый Качарава приказал открыть кингстоны и команде садится в шлюпки. Оставшиеся в живых 18 моряков, взяв тяжело раненого капиитана,спустились в шлюпку, пытаясь уйти к берегу, но подошедший с крейсера катер, захватил шлюпку, ледокол «Сибиряков» с поднятым Андреевским флагом ушел на дно. Из 104 членов команды и пассажиров в живых осталось 19 человек, остальные погибли во время боя или были раастреляны в воде.

Немецкий адмирал Руге говорил: «Крейсер «Адмирал Шеер» потопил мужественно и искуссно сопротивлявшийся большой ледокол». Так немецкий «морской волк» отдал должное советским морякам. Ледокол «Сибиряков» называли «Полярным Варягом»

В живых остался и избежал плена кочегар Н.И.Вавилов.

Одиссея Вавилова. Ему повезло, он оказался в ледяной воде и фашисткая пуля его миновала. Рядом оказалась шлюпка с «Сибирякова». Он забрался в нее и сумел доплыть до острова Белуха. В шлюпкеон нашел НЗ: 3 банки с галетами (в двух они оказались подмоченными), 30 коробок спичек, два топора, анкерок с пресной водой и наган с патронами. К шлюпке прибило мешок. Вавилов решил, что в нем мука. Из воды он вытащил спальный мешок и обгоревшую, ослепшую собаку, которая скоро скончалась.

На острове была деревянная башня с газовым маяком-мигалкой. Из досок башни он соорудил шалаш, но замтил медведицу с двумя медвежатами, оставил его. По лестнице забрался на  верх маяка, и ночевал там в спальном мешке.

На острове в злую арктическую погоду Вавилов провел 34 дня. Увидев проходящие суда, зажигал маяк, бегал по острову, подавая сигналы, но его не замечали.

Ударили первые морозы. Вавилов соорудил плот, чтоб идти на нем на встречу с проходящими судами. Наконец его заметили с одного из пароходов, но снять не могли, передали сообщение. Скоро прилетел самолет, сбросил мешок со сгущенкой и шоколадом. В мешке была записка: «Мы тебя видим, но снять не можем, большая волна. Завтра прилетим снова. Остерегайся медведей, на соседнем острове их много». На другой день самолет снова прилетел, как летчики обещали, и опять сесть не могли. Спасение пришло на четвертый день. Экипаж Ивана  Черевичного, несмотря на волну, прводнился. Летчики на резиновой лодке подлыли к острову и сняли Вавилова.

В честь подвига моряка в группе Северо-Восточных островов один остров назван именем Вавилова.

7.8. Оборона Диксона. Подвиг «Дежнева»

Расправившись с «Сибиряковым», «Шеер» взял курс к проливу Вилькицкого на перехат Экспедиции особого назначения – ЭОН-18. ГКО СССР принял решение провести из Тихого океана в Мурманск, в Кольский залив, Северным морским путем лидер «Баку» и 3 эсминца для усиления Северного флота. В составе каравана были ледоколы и транспортные суда.

20 августа «Шеер» по пути к проливу Вилькицкого самолет-разведчик «Арадо» с борта рейдера вел ледовую и боевую разведку. 24 августа «Шеер» у острова Русский попал в ледовый плен. Пиратам помога природа – сменился ветер и крейсер вошел в рыхлый лед. 25августа «Шеер» «потерял зрение»: разведывательный гидросамолет «Арадо» неудачно сел на воду и разбился. Командир крейсера Болькен повернул рейдер назад, к Диксону.

Кроме надводных пиратских рейдеров и диверсий подводных лодок, фашисты намеревались доставить в устье Енисея отряды диверсантов, которые на спецсудах поднялись бы вверх по реке, захватили города вплоть до Красноярска, перерезав тем самым Трасибирскую железнодорожную магистраль.

Диксон назывался «Ворота Арктики»: удобный порт для стоянки судов, база снабжения, угольная база – топливом для ледоколов и грузовых судов слуужл уголь. Во время войны Диксон приобрел особое стратегическое значение. К тому же в 1943 году вошел в строй Норильский горно-металлургический комбинат, снабжавший никелем оборонную промышленность. Руда из Норильска через Диксон доставлялась в промышленные центры страны. Никель входил всостав танковой брони, что значительно повыышало ее качество. Немцы такой стали не имели. Броня наших Т-34 составляла 50-70 милиметров, а фашистских «Тигров» - 150 милиметров.

1941 год для Диксона прошел в напряженной трудовой, но мирной обстановке. Остров находился в глубоком тылу, к тому же в условиях Арктики добраться до него было не просто. И летом 1942 года нарком ВМФ Н.Кузнецов приазал сняять с острова пушки, установленные на нем в 1941 году. Штаб Северного флота направил на Диксон артиллеристов, СКР-19 «Дежнев» и баржи. Моряки уапели «разоружить» 3 пушки…И тут подввалил «Шеер»

27 августа произошла незабываемая встреча «карманного линкора» с ледоккольным пароходом «Дежнев». Он хоть и стал называться сторожевым кораблем, но оставался пароходом без брони с ходом 10 узлов (вспомним – «Шеера» 26 узлов!). Как сторожевой корабль он имел 4 76-ти милиметровых пушки так сказать «главного калибра», против шести 280-ти и восьми 150-ти милиметровых (не считая «мелочи») фашистского рейдера.

Подоййдяя к острову «Шеер» открыл огонь по стоявшемуна на рейде транспорту «Революционер» с грузом леса. Траспорт загорелся. Обнаружив «Дежнева», пират перенс огонь на него. СКР-19 открыл чстый ответный огонь. «Снарядики» «Дежнева» (по срвнению с 280-милиметровыми «Шеера») попадали на корму, боевую рубку крейсера. По рейдеру открыла огонь и единственная оставшаяся 150-ти милиметровая пушка с острова (две успели снять с позиции). И бронерованный, вооруженный до зубов пират не выдержал, прекратил огонь и скрылся за мелкими островами Диксона. Береговая пушка продолжала долбить врага, и он полным ходом рванул от Диксона к берегам Норвегии.

СКР-19 получил множество пробоин,  две из которых были размером  1,5х2 метра, но остался на плаву, много моряков погибло и было ранено.

После боя СКР-19 «Дежнев» ушел по Енисею в Дудинку, где ему произвели срочный ремонт и он снова вышел на охрану конвоев на трассу СМП.

 

8. СЕВЕРНЫЙ ПЕРЕГОН.

Первый успешный перегон двух эсминцев из Кроншадта во Владивосток был совершен в 1936 году

С начала 50-х годов стали широко практиковаться перегоны судов с Запада на Восток и обратно по СМП. Перегонялись в основном торговые и рыбопромысловые суда.

В одном из таких перегонов удалось учствовать и автору этих строк.

В 1955году после службы вармии я работал слесарем-сборщиком на заводе сельхозмашин у Паелецкого вокзала Москвы. Как-то в наччале мая мы работали в третью смену и сварщик Саша говорит:

-Вот ты мечтал о море (перед армией я не  прошел медкомиссию в военно-морское училище). А ты знаешь, что в Москве есть училище Министерства рыбной промышленности и туда сейчас идет прием?

Сразу после работы помчался по указанному Сашкой адресу: Большая Бронная, 28 (сейчас этих домов нет, на их месте разбит сквер против Макдонольдса). Диретор училища Шпильман встретил приветливо.

-У нас сейчас идет прием в группу радистов. Пойдешь?

-Надо хоть подумать, - заикнулся было я. Вообще-то меня привлеккала штурманская часть (хорошо знал астрономию) или механическая работа, а о радио не думал.

-Чего тут думать? Сегодня пройдешь медкомиссию, а завтра начнешь сдавать экзамены. Думать времени нет – 10 мая начинаются занятия.

В каком-то тумане прошел комиссию, сдал экзамены  по русскому языку и литературе, физике, математике, географии. Экзамены не представляли труда, так как в марте того же года я проходил собеседование и мандатную комиссию в МИМО и там твердо обещали, что даже если сдам все экзамены на тройки, то прием в институт гарантирован (видно, сыграла роль служба за границей в течение трех лет и удовлетворительное знание немецкого и румынского языка). И я усиленно занимался. Но вот вместо МИМО (вот уждействительно – мимо!) я оказался в учебных классах училища в Черкизове.

10 мая началась интенсивная учеба по 10-12 часов в день. Нам сразу предложили: двухгодичный курс закончить за год, чтобы успеть попасть на перегон промысловых судов из Калининграда на Восток в 1956 году. В группе все курсанты оказались после службы вармии, были даже семейные – офицеры после первой хрущевской волны сокращения армии, поэтому все с радостью согласились.

В июне следующего года, после упорных занятий, сданы госэкзамены (из 37 человек закончили курс 22) и мы оказались в Калининграде, в Морагенстве по перегону судов. К этому времени  из Ростока (Германия) в Калининград пришла группа из 16 вновь построенных средних рыболовных траулеров (СРТ), в состав команд которых нас и включили на время перегона. Я окказался в команде СРТ-4346. Знакомил меня с кораблем по поручению старпома боцман Сашка Зайцев. Заходим в кают-компанию. Справа на доске приказов обратил внимание на приказ №2 по СРТ-4346 и подпись капитан дальнего плавания А.А.Мурвьев-Апостол. Заметив мое удивление, Зайцев сказал:

-Да, маркони (на флоте радистов уупорно зовут «маркони»), что ты удивляешься? Это, действительно, тот самый Муравьев-Апостол.

Так состоялось мое знкомство с полследним представителем этой славной семьи русских патриотов. Аркадий Александрович был пра-правнуком Матвея Муравьева-Апостола, старшего из трех братьев: Сергея (казненного вместе с Пестелем после разгрома декабристов) и Ипполита, покончившего с собой при разгроме карателями восставшего Черниговского полка). Аркадий Александрович был из первого выпуска советсих моряков Лененградского морского техникума (так тогда называлось мореходное училище) в 1928 году, которым командовал знаменитый ллойдовский капитан дальнего плавания Дмитрий Лухманов (свою одиссею он описал в повести «Соленый ветер»). Морскую практику Мурвьев-Апостол  проходил на первом советском учебном паруснике «Товарищ» тоже под командой Д.А.Луханова. С семьей Лухманова и его детьми Муравьева связывала тесная дружба (дочь Лухманова Ксения была женой Аркадия). Этот же техникум на год позже окончил другой знаменитый советский капитан И.А.Ман, боцманом на «Товарище» ходил с Лухмановым в ЮжнуюАмерику.

После нашего прибытия на суда «морские волки» типа нашего Зайцева устраивали «салагам», как они нас называли, розыгрыши вроде «продувания макарон», посылки на клотик или в шпигат и т.д. Сокурсника В.Розинштейна на соседнем траулере заставили кувалдой «осаживать» кнехты, которые, якобы, «вылезли из-под палубы во время шторма». Они считали, раз мы учились в Москве, моря и судов не видели, то и в морском деле  ничего не смыслим.

Пытался Зайцев испробовать подобную штучку и на мне. Не знаю, был ли это его экспромт или сценарий разрабатывали всей командой.

Как-то во время обеда в кают-компанию влетел боцман в робе, стрельнул шкодливо глазами по столам – капитана на обеде не было. Аркадий Александрович строго придерживался морской культуре и нам старался привить ее. Он запрещал появляться в кают-компании в рабочей одежде и гнал, если кто-то заходил в робе. Боцман сунул рукавицы за пояс и уселся за стол.

-Слушай, маркони, тебя срочно к себе вызывает старпом, - бросил небрежно Сашка.

- А где он, у себя вкаюте или в рубке? – спрашиваю у Зайцева.

-Виктор Михалович сейчас в шпигате по правому борту, - не могнув глазом ответил боцман. Все обедающие сосредоточенно уткнулись в тарелки, как будто их это не касалось. Из раздаточного окошка на камбузе слюбопытством выглянула кок Татьяна Михайловна.

Ну, раз «вызывает» старпом, надо идти. Вышел из кают-компании, постоял за углом в коридоре минуту и вернлся.

-Ты что, маркони, не нашел старпома? – ехидно уставился на меня боцман.

-Да понимеашь, боцман, дверь на палубу не открывается.

-Как это не открывается? Почему? – вскинулся боцман

-Кто-то на палубе бросил интеграл под дверью, вот ее и заклинило.

Тут уж все бросили вид, что обедают и с итересом стали следить развитием событий. Команда состояла из курсантов мореходных училищ, и они представляли что такое интеграл. Боцман покосился налево, направо и ничего подозрительного не заметил.

-Что это заинтеграл такой? – недовольно проворчал он.

-Это вот такая загогулина, - пальцем рисую в воздухе латинскую букву S.

-Ну, я этому Сердюку (вахтенному матросу) сейчас поккажу, как всякий хлам на палубе разбрасывать! – боцман вскаакивает из-за стола и вся кают-компания взрывается смехом. Зайцев несколько мгновений стоит в растерянности у двери, потом широко улыбается:

-Ладно, маркони, один ноль втвоюпользу.

Тем времене шла полным ходом подгготовка к дальнему походу. Суда загружались провизией на год, хотя перегон рассчитывался на 4-5месяцев, топливом, водой, запасными частями, аппаратурой. На СРТ- 4346 один трюм был загружен углем, второй радоаппаратурой для всех судов экспедиции.

Несколько раз на гафеле поднимался флаг «П» - поход и снова спускался. Решался трудный вопрос: куда направить караван – южным или северным путем. Педпочтение все же отдали Северу. Отряды по 4 СРТ в кажом стали один за другим покидать места у причалов и уходить из Калининграда. Настала и наша очередь. Во время ужина вдруг раздался крякающий звук аврального ревуна.

На причалах суматоха, запоздавшие моряки прыгают с причала на палуубы траулеров. Береговые матросы разбегаются из дежурной будки к местам стоянки судов. Едва наши матросы успели занять свои места на баке и корме, как раздалась команда капитана

-Отдать кормовые! Отдать носовые! – матросы проворно выбирают сброшенные с берега канаты и траулер плавно отходит  от причала.

СРТ разворачивается, выходит на фарватер и вниз по Преголе направляется вслед за другими траулерами  к Балтийску. К полуночи все суда отряда стояли у причалов погранзаставы. Справа виднелись серые  бетонные громады фортов бывшей немецкой военной базы Палдиски, слева – пустынная песчаная Гданьская коса, а между ними узкий проход из Калининградского залива в Балтийское море.

Пока офицер-пограничник проверяет судовые документы, сличает судовую роль с наличным  составом команды, группы пограничников по 2-3 человека разбегаются по всему судну, у каждого своя задача. Они отлично знают устройство любого судна и обшаривают все самые потаенные места корабля. На палубе выстроена вся команда. Каждый обязан назвать офицеру фамилию, имя-отчество, должность, а он сверяет ответы по судовой роли. Не приведи бог запнуться с ответом, ответить не точно, или обнаржатся какие-то недостатки в документах – все, тогда начинатся самая придирчивая проверка. Бывали случаи, что судно не выпускали в море, приходилось возвращаться в порт и оформляять все заново. Длинными стальными щупами пограничники протыкали тюки с тралами и сетями – вдруг вывозится в океан шпион, или привозится с промысла русалка. Странно читать сейчас как с побережья Балтики из Литвы, Латвии или Эстонии уходят в море и возвращаются суда без всякого досмотра

Но вот формальности закончены, пограничники покидают борт, все обошлось благополучно, «таможня дала добро» и мы в море.

Балтика встретила солнцем, умеренным ветром и волнением, которое явилось для некоторых первым испытанием «морской души». На подходе к Датским проливам капитан собрал в своем салоне командный состав и актив судна. За каждым был закреплен определенный объект наблюдения, т.е. выставлялись секретные посты на время прохода проливми. Ширина пролива Зунд между датским городом Хельсингер и шведским Хельсингборг всего 3 километра, а по средине пролива стоит плавучий маяк Каттегат-Зунд. На наших-то траулерах команды состояли в основном из курсантов мореходных училищ и эта мера была  излишней, а вот потом, когда ходили на промысел в Атлантику, она была просто необходима: случалось, что прибалты из состава промысловых судов при проходе заливами прыгали за борт и уплывали в Швецию или Данию.

СРТ в Норвежском море.

Норвежское и Барецово море до Мурманска были как зеркало, только иногда легкий ветерок подернет рябью поверхность моря, да опустится на воду стайка пуночек, и снова море сияет зеркальной гладью.

Норвегию проходили по самой границе территориальных вод  милях в трех от берега и превосходная цейсовская оптика 12-ти кратных морских биноклей позволяяла в подробностях рассмтривать не только прибрежные городки, но даже людей.

В Мурманске получили карты всего СМП, пополнили запас воды и взяли курс на Беломорск, где к нашему каравану должна была присоединться флотилия рыболовных ботов и сейнеров. СРТ имели ледовый пояс и могли преодолевать легкие льды, поэтому за каждым СРТ закреплялось 2-3 сейнера.

На траверзе острова Кильдин есть святое место для моряков, точка на карте, где 10 августа 1941 года в бою с тремя фашистскими эсминцами погиб СКР «Туман», об этом даже песню пели. Проходя эту точку, все корабли отдают дань памяти героическому сторожевику, салютуя гудками, спуская на воду плотики, увенчанные звездами или гирляндами. Милях в 30 от Кильдина на траверзе Терибарки нас ожидал неожиданный сюрприз – с полубака вдруг раздался крик вперед смотрящего матроса:

-Слева по борту мина!

Все бросились к борту. Вот она – в кабельтове от борта покачивался на волнах черный шар, рогатая смерть из морских глубин времен   Великой Отечественной войны. Баренцово море у входа в Кольский залив во время войны усилинно пичкали минами  фашисты. К 1956 году у Кольского побережья протралили коридоры в минных полях, обозначили их на картах и проходящие суда строго придерживались этих коридоров. Но иногда морская вода разъедала минрепы или шторма срывали мины сякорей и тогда они носились по морю по воле ветра и волн. Горе было кораблю, нечаянно столкнвшись с таким «подарочком».

Нам повезло, заметили во-время. На мачте траулера взвился флаг «У», раздались частые гудки – сигнал опасности всем, следовавшим за нами. В Полярный и береговую охрану полетела срочная радиограмма с координатми плавающей смерти. Получив такое известие, на морские пути выходили сторожевики или морские охотники и, найдя мину,расстреливали ее.

В Беломорске наш караван загнали в Лесную гавань, километрах в 3 от города. Вся территория гавани была сплошь заставлена штабелями лесоматериалов, под ногами пружинил толстый слой щепы, корья, опилков. В городе прежде всего поразили не прогнившие деревянные тротуары, а множество скульптур Сталина из красного карелского гранита, валявшиеся на окраине города. Некоторые скульптуры были вполне готовые, другие только наполовину, а в иных лишь угадывались контуры фигуры. После ХХ съезда партии, «развенчавшего» культ личности вождя, спрос на подобные произведения упал и даже готовые  скульптуры  остались невостребованными заказчиками.

Приняв в состав экспедиции рыболовные боты и сейнеры, караван двинулся из Беломорска на трассу СМП. Уже в Беломорске  погода испортилась: нависли низкие свинцовые тучи, моросил мелкий холодный дождь

У мыса Канин Нос караван застигла знаменитая новоземельская бора. Хорошо, что не успели выйти на просторы Баренцова моря и сумели укрыться за мысом. Правда, плоский полуостров служил слабой защитой от ураганного норд-оста, но не давал разгуляяться волне. За мысом, кроме нашего каравана, укрывались десятки судов, шедших из портов Беломорья. Иногда якоря в песчаном грунте не выдерживали ураганного ветра и тогда громада какого-нибудь сухогруза начинала дрейфовать с тревожными гудками, надвигаясь на соседние суда. На наш СРТ чуть было не навалися лесовоз. Капитан во-время приказал выбрать кормовой якорь, отработать машиной и лесовоз в нескольких метрах от траулера пронесло мимо.

Ураган ушел дальше на запад, а наш караван, обогнув Канин Нос, вышел к острову Вайгач. Трехдневная стоянка в бухте у поселка Варнек объяснилась потом просто: торной дорогой через проилив Карские Ворота шла на восток одновременно с нами военная эскадра, а нас с Вайгача в Карское море пропихнули через узкий пролив Югорский шар. Оно  и к лучшему: боты и сейнеры не приспособлены для плавания в открытом море, поэтому приходилось прижиматься к берегу как можно ближе.

На Диксоне суда нашего каравана рассовали между островкми архипелага. Все самые удобные места стоянки заняли корабли эскадры. Рядом с нашим траулром за островом высилась серая громада крейсера, чуть дальше стояли эсминцы и подводные лодки, а морские охотикки облепили причалы порта.

Солнце шпарило целый «день», температура воздуха до 15 градусов тепла и забывалось даже, что ты на севере, далеко за полярным кругом. Море между островами как зеркало. Когда на палубе через динамики включали музыку, водная гладь вдруг нарушалась: то там, то здесь покзывались усатые морды нерп, от них кругами шли волны. Они часами торчали вокруг судна, пока звучала музыка.

На Диксоне бункеровались топливом ледоколы перед проводкой судов. Отход их проходил торжественно, как на боевую операцию: при их прохождении суда салютовали им гудками и флагами.

Через неделю стоянки на крейсере и эсминцах загремели выбираемые якоря. Отход! Ледоколы ушли первыми, за ними двинулась эскадра, а через сутки ушел с Диксона и наш караван. Курс норд-ост, к проливу Вилькицкого

У острова Русский северная часть неба вместо голубой становилась все более и более белёсой – верный признак появления ледовых полей. У входа в пролив Вилькицкого появляются отдельные льдины и чем дальше, тем льдины становятся обширнее, лед толще. У мыса Челюскин в проливе караван застрял в паковых льдах. Ледоколы «Капитан Воронин» и «Капитан Белоусов», осуществлявшие проводку каравана, оказались бессильными, и сами застряли во льдах, а мощные ледоколы «Ермак» и «Красин» бросили на проводку эскадры. Кабельтовых в трех от нас стояла во льдах «Кооперация» (участвовала в экспедициях в Антарктиду), оттуда доносилась музыка и песни. Это веселились завербованные для освоения севера комсомолки.

БМРТ «Самарканд» и ледокол «Белоусов» во льдах в проливе Вилькицкого.

На второй день к нам пожаловал в гости сам хозяин полярных просторов – белый медведь. Он уселся метрах в двухстах от нашего СРТ и никак не реагировал ни на крики, ни на гудки кораблей, только поподил черной точкой носа туда-сюда. Примерно через сутки он вдрууг сорвался с места и галопом помчался в торосы. Паникка косолапого вскоре стала понятна: сначала на горизонте показался шлейф дыма, а потом и сам «Ермак», который круша льды, шел нам на выручку. Видимо, мишка, почувствовал колебания льда задолгго до появления ледокола. Отряд за отрядом «Ермак» и подошедший после проводки в море Лаптевых эскадры «Красин» вывели наш караван из ледового плена на чистую воду в море Лаптевых.

 

СРТ нашего каравана в море Латевых

 

До устья Колымы дошли без приключений, а у Амбарчика снова остановка. Прилетел гидросамолет ледовой разведки. В Чукотском море сложилась тяжелая ледовая обстановка и опять все ледоколы Восточного сектора Арктики бросили на проводку эскадры.

С нашей экспедицией вопрос был предрешен: дойти до Певека, СРТ пополняют запасы воды и топлива и форсированным ходом идут обратно, а боты и сейнеры остаются в Певеке  на зимовку.

Караван СРТ в Восточно-Сибирском море.

 

Обратно черезсибирские моря проскочили незаметно. В море Лаптевых уже началось образование молодого льда. На бортах, на палубе, такелаже появились нароста льда и все члены команды, свободные от вахты, выходят на обколку льда. Но вот волнение 4-5 баллов стихает, море успокаивается и тут же появляются тонкие прозрачные льдинки размером с блин, которые на глазах спаиваются друг с другом и вот уже до самого горизонта море покрыто слоем тоного льда. Эти молодые льды СРТ преодолевают без помощи ледоколов.

Был конец сентября, надвигалась полярная ночь. Солнце если появлялось, то ненадолго и снова скрывалось за горизонтом. Появились первые сполохи полярных сияний. Можно было часами наблюдать с палубы, несмотря на холод, за переливами призрачного света, стекавшего откуда-то из самых глубин Вселенной.

У острова Таймыр караван поджидали ледоколы. Навигация на трассе СМП заканчивалась и теперь все ледоколы Западного сектора Арктики бросили на проводку нашего каравана. Обратно пролив Вильккицкого форсировали быстро и без задержки. На обратном пути от нашего каравана везде старались избавиться побыстрее, как от лишней обузы, чтобы, не дай бог, не зазимовали. На Диксоне задержались на сутки, то же самое и в Мурманске, хотя здесь льды не представляли угрозы.

Осенняя Атлантика не ласково встретила наше возвращение: от мыса Нордкап на севере Норвегии  больше недели трепал 10-бальный шторм. Суда разбросало по морю и каждый пробивался самостоятельно. Шли уже не ввиду норвежских берегов, а подальше в море. 10 суток команда сидела на консервах, так как на камбузе готовить пищу было не возможно. Когда шторм слегка стих, кок Татьяна Михайловна попросила принести тушу говядины, которую получили в Мурманске и привязали ее веревками к передней стенки кормовой надстройки, чтобы она сделала хотя бы жаркое. Встал вопрос – кому выходить на палубу. Траулер накрывало волной вместе с мачтами, казалось все, больше не вынернет на поверхность, но СРТ всплывал как боченок и уже карабкался на гребень следующей волны. При прямом ударе волны по надстройке раздавался такой грохот и гул, что казалось разлетелись стенки и стекла рубки

Никто по доброй воле выходить на палубу не желет, надо было идти комсомольсому секретарю, а им  был автор этих строк.

-Сам стану на руль, - заявил старпом. – Как только пройдет «девятый вал» по сигналу ревуна выскакивай на палубу, обрезай веревки на туше и быстро опять в надстройку. До следующего вала нужно успеть.

Надеваю ватные штаны, телогрейку, за пояс сунул шкерочный нож. Стою в коридоре с подветренной стороны. Вот и сигнал. Выскакиваю на палубу, закрываю нижнюю задрайку двери, только взялся за верхнюю и тут краем глаза вижу, как на траулер  наваливается гора воды выше мачт. Траулер зарывается носом в волну, уходит под воду вместе с мачтами. Вал воды катится по палубе, с грохотом ударяет в переднюю стенку надстройки. Водоворот воды отрывает ноги от палубы, поднимает вверх, стукаюсь головой о настил верхней палубы. Вокруг призрачный мертвящий зелено-голубой свет. Двумя руками держусь за ручку задрайки, ноги болтаются где то за бортом. Но вот волна схлынула, ноги опускаются на палубу. В несколько секунд веревки обрезаны и я с тушей на плече бегу назад. В коридоре уже поджидали ребята. Увидев меня в дверной иллюминатор, они отодраили дверь изнутри и быстро втащили в коридор вместе с моей ношей. И во-время, так как буквально следом опять раздался громовой удар волны  по корпусу траулера. Старпом, видимо, ошибся в отсчете волны и потому угодил прямо под «девятый вал»

Вечером у команды был пир из жареного мяса. Татьяна Михайловна умудрилась даже как-то вскипятиь чай.

В Северном море, Датских проливах и по всей Балтики до Калининграда стояла чудесная осенняя погода. Но никого уже не интересовали красоты осени, экзотика датских и шведских берегов, у всех была одна мысль в голове – скорее домой. В последних числах октября 1956 года мы снова ошвартовались у знакомых берегов на Преголе в Калининграде. Три дня ушло на сдачу имущества, расчеты с Морагенством и очередную годовщину Октяября мы встречали  в Москве.

В конце ноября мы, три друга, Саша Белобрыксин, Толя Катанов и ваш покорный слуга , согласно распределению, были в Клайпеде, в управлении Тралового флота Литвы. Впереди было еще 4 года тяжелой работы на промысловых судах на Балтике и в Севверной Атлантике.

 

 

 

 

 

 

9.АРКТИКА И СМП СЕГОДНЯ.

Специалисты-международники утверждают, что 3-я мировая война может начаться на Крайнем Севере. Ведущие державы объявили Арктику  зоной своих национальных интересов.

Арктика – это последняя нетронутая кладовая планеты. В ней содержится до 30% неразведанных мировых запасов природного газа и 13% мировых запасов нефти. Кроме того СМП является кратччайшим водным путем между Европой и Азией.

В связи с вышесказанным, кроме исторических арктических стран России, США, Канады, Дании и Норвегии на Арктику стали серьезно претенлоовать Китай, Индия, Корея.

В Китае даже издана Белая книга «Арктическая политика Китая», в которой  Китай ввел официальное понятие, что Китай – арктическое госдарство! – в связи с тем, что «КНР близка к Полярному кругу»!

Уважаемый читатель! Взгляни на карту – где Полярный круг, а где Китай! Северная точка Китая лежит на 53 градусе с.ш., а Полярный круг на 66 градусе с.ш. Тем не менее китайцы считают себя северянами и пытаются это доказать своей мощью. На Шпицбергене они уже создали свою полярную станцию Хуанхе

В советское время все, что находилось в Арктике в треугольнике: Северный полюс, мыс Дежнева, Кольский п-ов полностью принадлежало  стране Советов. Этот треугольник и земли (острова) иследовали, открыыли и нанесли на карту русские мореходы, землепроходцыы, то есть по мировым понятиям кто нашел, открыл остров, море, тому они и принадлежат. Но в 1996 году эрэфия под «мудрым» водительством алконавта Ельцина  подписала Конвенцию по морскому праву, по которому сектриальное деление Арктики отменено и устанвлена двухсотмильная прибрежная зона

Америка эту конвенцию не подписала, чтобы не играть по новым правилам. Ей досталася малозначительный кусочек Арктики и ее не устраивает ни сектриальное деление, ни двухсотмильная зона. Она, как всегда, всем недовольна, считая себя хозяйкой на планете.

В те же годы «великий» Шеварнадзе задарма отдал США тихоокеанский шельф Советского Союза с неисчерпаемыми запасами различной руды, редкоземельными элементами, нефти, газа, рыбных промыслов и морского зверя.

Если раньше Карское море, тем более море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское моря были полностью российскими, то теперь в них могут шляться кто угодно, не только шведы или норвеги, но и американцы и даже китайцы с корейцами.

В 90-е годы началась гонка за обладание арктическими ресурсами и каждая страна старалась отстаивать свои интересы и урвать кусок пожирнее.

В связи с этим В.Путин еще в феврале 2013 года на заседании коллегии Министерства обороны заявил: «Существует опасность милитаризации Арктики. Динамика геополитической обстановки требует от нас выверенных и быстрых действий, откладывать их мы не имеем права».

Секретарь Совбеза Н.Патрушев  развил тезисы президента: «Опасность милитаризации Арктики связана с возможностью обострения международных отношений вокруг запасов энергоносителей, биоресурсов, пресной воды (выделено автором), транспортных и воздушных путей». Далее Патрушев приводит конкретные факты:

Ежегодно в Арктику выполняется 3-4 похода многоцелевых подводных лодок ВМС США и Великобритании, в том числе 1-2 в район полюса. Еженедельно совершается не менее трех вылетов патрульной авиации. Ежегодно по расчетам НАТО и по национальным планам (членов альянса) проводится около 10 крупных мероприятий оперативной и боевой подготовки (в полярной обстановке). Из них наиболее значимые военные учения: «Северный край», «Рэд флог-Аляска», «Айсекс» США; «Джон винтер», «Нозерс викинг», Колд челендж», «Арктика тайгер», «Арматура бореалес» НАТО («арматуура» - это не строительная арматура, а «армата» - армия, военное соединение).

США создают объединенную базу вооруженных сил на Аляске. Модернизируют военные базы Эмиендорф, Айельсон, аэродромы в Барроу и Номе. Разворачивается система слежения за надводной и подводной обстановкой в арктических морях и новый пункт базрования береговой охраны в п.Барроу.

Канада строит порт в Нунисивике, создает транспортную базу вооруженных сил в Резольюте. Дания (даже Дания!) создала объединенное арактическое командование  своих вооруженных сил.

Россия не может безучастно наблюдать за военными приготовлениями иностранных государств вблизи своих границ…

Требуется наращивание возможностей по развдке воздушного пространства на Северном воздушно-космическом направлении, чтобы создать сплошное радиолокационное поле. Необхоодим достатчный контроль подводной обстановки…Нужна модернизация гражданских аэродромов (для принятия боевых самолетов). Для обеспечения базирования кораблей и судов ВМФ необходима реконструкция имеющхся морских портов, создание оперативных пунктов базирования флота на трассе СМП…Для усиления группировки войск (северной группы) предусматривается дополнительное формирование  общевойскового  соединения сухопутных войск, способного по своим возможностям  выполнять задачи в Арктике и в Заполярье (такое соединение уже создано и действует с базами на Новойй Земле, на отровах Восточно-Сибирского и Чукотского морей – автор)…

Наращивется потенцциал Северного и Тихоокеанского флотов…

Основная цель проводимых мероприятий  - недопущение силовогго давления и агрессии против России, обеспечение ее прав в Арктике…

Все это отражено в Основах государственной политики Росссийской Федерации в Арктике на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу. В рамках этой политики в мае 2019 года со стапелей Балтйского завода спущен атомный ледокол «Урал» - один самых мощных в мире.

Далее секретарь Совбеза Н.Патрушев говорит о претензиях на Заполярье (отметим еще раз –Советское, российское!) и захватнческих планах стран, не имеющих на него юридических и моральных прав.

Арктический регион, обладающий огромными природными запасами и хорошими транспрортными возможностями привлекает к себе не только «официальных» арктических и приарктических государств, но и стран Европы, Китая, Японии, Ю.Кореи, хотя у них нет юридических прав на разработку арктического шельфа, поскольку преимущество закреплено за государствами, граничащими с Северным Ледовитым океаном.

Китай уже осуществил 5 полярных экспедиций (это было до 2013 года. Сколько  они еще совершили таких экспедиций за последнее время –не известно). В 2004 году на Шпицбергене была отрыта первая китайская «научная» станция Хуанхе (а что за «научные» станции у Китая- хорошо известно). Проявляют в Пекине и интерес к сотрудничеству с Россией в научном исследовании Арктики («сотрудничество» тоже хорошо известно – все выгребают и присваивают себе). Обсуждаются возможности создания совместной полярной станции и проход китайских судов по СМП (вот уж чего не приведи Господи – китайцы, как и амриканцы, куда пришли уже не уходят).

Заявив о своих арктических амбициях, Китай приступил к стрительству своего ледокольного флота. Спущен   на воду ледокол «Снежный дракон», способный покорять льды до 1,5 метра толщиной. КНР заинтересована в вывозе российских минеральных и энергитических ресурсов по трассе СМП, а также включении СМП в свой прект «Полярный шелковый путь» для расширения возможности экспорта китайских товаров. Нам было мало истрического южного Шелкового пути, так теперь будет еще и «полярный»: Китай обкладывает Россию с юга и с севера, по  Амуру и Забайкалью уже ходят, как у себя дома.

 Всной 2019 года в финском городе Рованими состоялось заседание Арктического совета с участием Дании, Норвегии, Исландии, Канады, России и США. В ходе заседания состоялись слушания в комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей США.

Глава НАТО генрал Терренс О,Шоннеси заявил, что штатам следует наращивать военное присутствие на севере. Это передоваяя линияя обороны США и Канады: «Мы так считаем в свете имеющихся сегодня угроз». Эти угрозы по мнению генерала преждев сего касаются возможного использования против США крылатых ракет, авиации и гиперзвуковых вооружений (о которых говорил В.Пути). Генерал продолжает: «Россия и Китай изменили стратегическую динамику, развернув передовые системы вооружений большой дальности и участвуя во все более агрессивных операциях по расширению своего глобального присутствия и влияния. Если мы не предпримим действий сейчас, то будет складываться ситуация, когда у нас будут неравные возможности».

По словам госсекретаря США Майкла Помпео Арктика должна оставаться «свободным и открытым пространством, несмотря на то, что Россия считает ее своей террторией».

А исторически сложилось так, что треть арктической территории прнадлежит России. Россия обладает 2/3 совокупного богатства Арктики. Общая стоимость арктических недр превышает $30 триллионов , что не дает покая американцам, привыкшим все прибирать к своим рукам.

Миистр ВМС США Р.Спенсер заявил, что американский флот регулярно обозначает свое присутствие в Арктике с 1960 года. Пентагон мечтает наладить постоянное присутствие в Арктике своих авиационных групп.

США и НАТО все чаще проводят в Арктике военые учения, постоянно приближая их к границам России. В ходе учений военно-морские, военно-воздушные и сухопутные силы НАТО  отрабатывают наступательные действия. В Норвегии постоянно увеличиватся численность экспедиционной группировки корпуса морской пехоты США.

Укрепляет свой флот и Россия. В Арктике создаются новые базы, восстанавливаются аэродромы, отрабатываются действия войск в полярных условиях с высадкой десанта. Страна активно готовится к защите своих рубежей. Главной задачей формирования Объединенного стратегического командования «Север» была объвлена защита экономичских и территориальных интересов России в Арктическом регионе.

О том, что ждет Арктику в ближайшем будущем поделился мыслями директор Центра экономикки Севера и Арктики профессор Александ Пилясов:

-Вырисовывается три сценария. Первый будет реализован, если глобальное потепление значительно смягчит климат: тогда начнут развиваться туризм, рыболовство. Второй  варант возможен, если грянет углеводородный бум, связанный с ростом цен на нефть (следует добавить – и истощением земных недр на материке). Тогда начнется бурное освоение ресурсов шельфа, мы сможем привлекать инвестиции, рассчитывать на международное партнерство. (А вот этого не следует делать. Мы уже убедились за 30 лет новой России: партнеры приходят и не уходят, как китайцы, выгребают из России все, что могут унести). По третьему пути пойдем, если противостояние России и Запада будет углубяться (а оно уже углубляется и чем дальше, тем больше). Тогда Арктику ждет судьба сырьевой базы китайского промышленного бума.

 

В.Н.Кочетов, член СЖР, ОЖК, РГО

 

 

 

 

Использованные источники

1.Морской энциклопедический справочник, т. 1,2, Л, «Судостроение», 1986.

2.Российский императорский флот. Военно-исторический справочник, М, Русский мир, 1993.

3.И.Д.Папанин «Лед и пламень», М, Политиздат, 1977

4.В.Кочетов «Во имя отца и сына», «Водный транспорт», № 25-26, 1996

5.В.Кочетов «Северный перегон», «Водный транспорт», № 27-28, 1996

6.Я.Коробатов «Наша страна заплатила 100 миллиардов за право вернуться в Арктику», КП, 29.09.15

7.Е.Иванов «Арктические войны», АиФ, №15, 2013

8.И.Минаев «Станут ли арктические льды полем битвы?», МН, №21, 2019

9.И.Минаев «Поборемся за Арктику», МН, 2019.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Великой Победы»

 

ВПЕРВЫЕ В ФЕОДОСИИ ПРОВЕДЁН БАЛ ПОБЕДЫ!

 

Крымский репортаж Оксаны Локтевой участника ОЖК и бессменного летописца Клуба исторического бального танца «Падеграс». Феодосия о праздновании 9 мая:

впервые в Феодосии проведён Бал Победы!

В городе воинской славы Феодосия состоялись парад и шествие Бессмертного полка, был организован безпрецендентный «Бал Победы» и тематические мероприятия на разных творческих площадках. И, как по заказу, ко времени проведения Бала, от проливного дождя не осталось и следа, сияло майское солнце и пели птицы!

 Город утопает в цвету каштанов… Зажглись их белые свечи в преддверии майских праздников, из которых, самый священный для нас – День Победы!

Впервые в Феодосии проведен Бал Победы: под военный оркестр на советской площади перед кинотеатром «Крым», украшающем город своей сталинской архитектурой, у моря, которое много веков называлось Русским морем.

 Кружились пары под «Севастопольский вальс» и «Майский вальс»… Пела душа под «Русский лирический»… Искромётные польки, хороводы и мелодии молодости ветеранов… «Риорита», «Русская кадриль», «Едут, едут по Берлину наши казаки!!!»…Счастливые часы проведённые с участниками клуба «Падеграс» (изящный шаг), руководитель Наталья Царёва. Танец «Падеграс» хоть и называется изящным французским словом, однако, придуман русскими людьми и завоевал любовь во всём мире…

Историческая справка:

В последнее десятилетие XIX века Россию охватила мода на новые танцы.  Одним из хореографов-новаторов был Евгений Михайлович Иванов, в 1900 году издавший несколько описаний танцев с нотами, в числе которых был и падеграс (Ивановъ Е. М. Новый салонный танецъ „Pas-de-grâce”.  М.: Печатня В. Гроссе, 1900.)

 В 1950 году Управлением по делам искусств при Cовете министров СССР совместно со Всесоюзным домом творчества им. Н. К. Крупской была проведена конференция по бальному танцу, на которой была сформулирована программа и разработана методика обучения. В список из 35 пунктов вошёл и падеграс.

После 1950 года описание танца регулярно печатается в периодических сборниках, книгах и методических пособиях, ему обучают в школах, пионерских лагерях и клубах. Положительным моментом явилась стандартизация, благодаря которой танец до сих пор одинаково танцуют по всему пространству Советского Союза.

…А после впечатляющего Бала Победы, его участники переместились на привокзальную площадь. Нужно особо отметить, что танцовщикам клуба пришли на выручку кавалеры – солдаты срочной службы крымского гарнизона. Замечательные ребята! И танцуют и поют хорошо, вежливые и воспитанные, дисциплинированные и приветливые – отличные офицеры готовятся в нашей армии. Спасибо вам, ребята!

В праздничный день Великой Победы, несмотря на не прекращавшийся до обеда дождь, привокзальная площадь Феодосии была заполнена горожанами. Сюда пришли коллективы городских предприятий и общественных организаций, учащиеся школ и студенты,… Но главными героями сегодняшнего дня были ветераны Великой Отечественной войны, которые прошли фронтовыми дорогами, вынесли на себе все тяготы и лишения военного лихолетья, испытали горечь и боль утраты от потери боевых друзей, родных и близких.

В Феодосии  сейчас проживает около двухсот человек, которые имеют статус ветерана Великой Отечественной войны, из них 58 являются участниками боевых сражений. Более двух тысяч феодосийцев могут себя причислить к детям войны. По сути, мы являемся последними поколениями, которым повезло вместе с непосредственными участниками войны, освободителями Крыма, страны и Европы от фашизма праздновать этот великий  день нашего всеобщего ликования  и народной памяти.

Митинг открылся с церемонии внесения на площадь государственного флага России и копии знамени Победы.

За коротким, но емким слово «Победа» стоят 1418 военных дней и ночей, мужество и героизм миллионов солдат, партизан и подпольщиков на фронте и в тылу врага, напряженный и тяжелый труд десятков миллионов граждан в глубоком тылу нашей страны. За этим словом стоят 27 миллионов жизней наших погибших граждан в военные годы и сотни миллионов не рожденных детей.

Вечная память погибшим героям войны, слава живым ветеранам-победителям!

Торжественным маршем по площади прошли парадные расчеты войсковых частей Феодосийского гарнизона, за ними проследовали казаки-кадеты школы № 3. Огромное полотнище копии флага Победы  вынесли представители патриотических молодежных организаций и учебных заведений города.

Почетное право открыть праздничное шествие было предоставлено ветеранам-фронтовикам и труженикам тыла.  Феодосийцы встречали их аплодисментами и цветами. Следом за ветеранами на площадь вышли участники Бессмертного полка, среди которых были и юные художники из разных городов России, Белоруссии и Казахстана, и одетые в стилизованные костюмы в виде военной формы малыши с мамами, жители Феодосии, сел и поселков городского округа. 9 мая мы вспоминаем обо всех, не доживших до этих дней. Поток людей был нескончаем. И над этой бесконечной людской «рекой» возвышались портреты солдат Великой Отечественной войны.

Никто не забыт, ничто не забыто. К Вечному огню феодосийцы все несли и несли живые цветы.

В завершение торжественного митинга и парада, шествия Бессмертного полка была организована «солдатская каша», на разных площадках города были организованы тематические встречи и выступления, а на главной сцене Феодосии стартовал концерт. Творческий подарок ветеранам и жителям города подготовил и  колектив Клуба «Падэграс», исполнивший любимую песню из советского кинофильма о лётчиках - «Пора в путь дорогу!»

С нами танцевала вся площадь перед ЖД  вокзалом и ДК Феодосии.

Слава нашему народу победителю!  Ура, товарищи!!!

На привокзальной площади Феодосии

 

Локтева О.В., член ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Великой Победы»

 

РУССКИЙ ФЕНОМЕН

В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

В СВЕТЕ ПРАВОСЛАВИЯ

 

                                                                             С.А. Порохин,  полковник запаса, кандидат философских наук.

 

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».                                                                                                                                                                                                                                              От  Иоанна 15.13.

 

                                                          « Не в силе Бог, а в Правде»

                                                                 Святый Благоверный Великий Князь

                                                                       Александр Ярославович Невский.

 

Наиболее ярко характер народа проявляется в роковое для него время. А таким роковым временем для русского народа, в частности, была Великая Отечественная война. Рассматривая события этой войны чисто с материалистических позиций, мы мало что поймём. Тогда, когда, казалось, имелись все материальные предпосылки для победоносных действий Красной Армии, она «вдруг» проявила необъяснимую, прямо ошеломляющую в военном отношении слабость, и, наоборот, тогда, когда для осуществления наступления сил и средств было совершенно недостаточно, армия, вопреки законам военного искусства, смогла осуществить победоносное наступление. Срабатывал мало поддающийся управлению некий духовный фактор. Так почему же он не работал в одних условиях, и срабатывал в других? Когда, в какое время народ в массе своей отозвался на Слово?(1). Здесь оказывается не всё так просто, как трактовали (кормушечные) политические и военные теоретики. В Великую Отечественную войну проявился некий феномен, точнее, Русский феномен, именно он  сыграл решающую роль в войне. И вот уже шесть десятилетий со времени окончания войны это удивительное явление продолжают упорно замалчивать в нашей стране. Почему? Попробуем разобраться. Все предпосылки для объективного анализа есть. Война была истребительной и тотальной, она в свою воронку втянула более полутораста миллионов соотечественников, которым пришлось перестроить на военный лад всю свою жизнь. Молох войны регулярно требовал от них жертву в двадцать тысяч жизней среднесуточно в течение всех 1418 дней, пока война продолжалась. Многочисленные цифры, приводимые здесь, помогут лучше разобраться и осознать то, что происходило в действительности.

* * *

      Среди множества кровавых уроков Великой Отечественной войны руководство Страны Советов  и командование Красной Армии  только под Сталинградом по настоящему усвоило самый хрестоматийный и самый главный. Чтобы побеждать противника, совершенно недостаточно одних только материальных факторов: ни превосходства в численности войск, ни превосходства в вооружении и технике, недостаточно даже того, что военачальники смогли теоретически овладеть основами военного искусства: чисто  законами тактики и стратегии и применять их в условиях современной войны. Необходимо было понимать значение особенностей именно духовного фактора, осознать его генезис. Управлять им – есть величайшее искусство. Проще говоря, необходимо ещё было для обеспечения победоносности Красной Армии иметь качественно другие, самодостаточные, отнюдь не слепопослушные, командные кадры. А ведь именно слепепослушные, удобные для управляемости, а не для ведения настоящей войны военные кадры и были выкованы руководством страны, всей советской системой. Суворовское изречение: «Воюют не числом, а уменьем», казалось, знали все. Более того, до войны у всех на слуху был сталинский лозунг: «Кадры решают всё!» Но кадры-то оказались не те, как «гранаты не той системы». В армию призывались военнообязанные старших возрастов. Они уже повоевали и в Гражданскую войну, и Русско-Германскую имели боевой опыт. Но радикальных перемен к лучшему в управлении армиями войсками не происходило. Задачу по «перековке» профессиональных качеств сражающейся армии пришлось решать в боевой обстановке, в самом горниле войны, ценой большой крови. Для частного боя и для проведения крупных сражений требовалось не слепопослушные командиры, а самостоятельные, самодостаточные офицеры-профессионалы, способные каждый на своём месте принимать ответственные решения. Ещё фельдмаршал Кутузов утверждал: «Каковы офицеры, такова и армия».

Как податливый графит при определённых условиях перекристаллизуется в сверхпрочный алмаз, так и качества человека как вида, как личности, как воина, требовалось «перекристаллизовать» в качества воина-победоносца, воина-профессионала, способного на равных противостоять врагу. Это - непростая задача. Изначально надо знать, какие именно качества в Отечественной войне потребны. Среди сотни тех или иных качеств, которыми обладает человек, надо выявить сущностные, понять природу их генезиса, и создать условия для их развития и проявления. То есть, уметь управлять этим внутренним духовно-личностным процессом.  Это задача, разумеется, должна быть решена ещё до войны. Причём, решена - грамотно, с учётом особенностей склада русской души нашего  воина.

Отечественная военная наука располагала большой военно-исторической базой, обобщающей опыт строительства русской армии. Военные деятели, мыслители России и Русского Зарубежья создали к тому времени уникальное по содержанию русское военно-теоретическое наследие. Только в Зарубежье было опубликовано свыше тысячи книг и брошюр, выходили до полутора сотен периодических изданий, в которых были запечатлены мысль, дух и традиции русской военной школы.  Но тот проверенный веками боевой опыт так и не был востребован. «И сами с усами!» Полагали, что эта задача в принципе решена столпами новой мировой интернациональной идеологии. К началу войны в СССР красных командиров готовили к войне в 19 военных академиях и 203 военных и 7 высших воено-морских училищах.(2) Даже в военных училищах курсанты обучались боевому делу по полной программе по 2-3 года, и в военных академиях так же. На начало 1941 года из 1833 командиров полков Красной Армии 14% окончили академию, военные училища - 60% и лишь 26% военные курсы.  В предвоенную пору краскомы считались элитой советского общества, они выделялись военной формой  и выправкой, были всегда при оружии, одним словом, «краса и гордость РККА!» Полагали, что с такими «орлами» победа над любым врагом обеспечена.   Историк В. Шлыков приводит такие цифры: «К 22 июня1941 г. в Красной Армии насчитывалось 680 тыс. офицеров, а в течение только первого месяца войны было призвано (из запаса) ещё 650 тыс. В то же время во всем гитлеровском вермахте (а не только на Советско-Германском фронте) насчитывалось к 1 декабря 1941 г. всего 148 тыс. офицеров, из которых лишь 23 тыс. являлись кадровыми, а остальные были призваны из запаса или подготовлены на краткосрочных курсах»(3). К 5,5 миллионам солдат и офицеров состоявших «под ружьём» в кадровой Красной Армии «за первые восемь дней войны в Вооружённые Силы было мобилизовано 5,3 миллиона человек» из запаса(4) Обороняющаяся армия уже сразу более чем в 2 раза превосходила по численности армию Германии и её союзников, осуществляющих в России стратегическое наступление… А для обороны, как правило, требуется примерно в три раза меньше сил, чем для того, кто наступает. Противник не был остановлен. Наступление врага развивалось ошеломляюще успешно, и совершенно необъяснимо для тех, кто умел оперировать цифрами.

Только война смогла, наконец, выявить, что у наших командиров сформированы не совсем те качества, что требовались для защиты страны. Пришлось задачу по изменению качества «кадров» решать в огне войны, платя за ошибку непомерно большой кровью.

Благо, у Верховного Главнокомандующего Сталина хватило ума и интуиции осознать, с каким офицером, с какими такими его профессиональными  качествами можно добиться успеха в современной тотальной войне. Но это произошло не сразу. Только осенью 1941 года он уже больше не «прокололся», как это было в его первом обращении к «Братьям и сёстрам»  3 июля 1941 года! Тогда он, вероятно, чисто по идеологической зашоренности, в качестве жупела указал на  «восстановление (врагом) власти помещиков, власти царизма…»(5). Уж чем-чем, а порядками «царской России» замордованный Советами русский народ было не запугать. Результат получился совершенно неожиданный: за короткий срок 3,8 миллиона солдат и офицеров «профессионально» вымуштрованной Красной армии (а это 70% её личного состава на начало войны)(6) во главе с восемью десятками генералов (8% «генеральского корпуса») (7) «проголосовало» за царизм …ногами. Миллионы в большинстве своём не контуженных и не раненых красноармейцев волей-неволей «промаршировали» неисчислимыми колоннами за колючую проволоку к немцам. Кроме того, более миллиона(8) соотечественников за годы войны надевали немецкий мундир или нарукавную повязку полицая. Такого позора за всю историю России ещё не бывало. Для сравнения «В войне 1914-1918 годов центральные державы (Германия и Австро-Венгрия - СП) взяли в плен 2417 тыс. русских. Из них умерло 70 тысяч. (…) несмотря на активную немецкую пораженческую пропаганду в лагерях в 1917 году, лишь…  2 тысячи украинских националистов согласились дезертировать в немецкую армию».(9)

Цвет Красной Армии - лучшие её дивизии, корпуса и армии в самом начале войны были разгромлены. Это произошло не смотря на наше почти пятикратное(!) превосходство в количестве  танков, которые, вдобавок, по боевым и тактико-техническом характеристикам были ещё и лучше танков противника. (Это утверждаю, как инженер-специалист, прослуживший всю жизнь в танковых войсках). Превосходство было не только в танках. В 2 – 3 раза в Красной Армии было больше артиллерийских орудий и боевых самолётов, кораблей военно-морского флота. Та техника тоже была не хуже! Побеждала слабейшая армия! 

К 1941 году Германия ещё не успела  вооружиться. Обстоятельства заставили Гитлера нанести превентивный удар по Советскому Союзу, так как время работало против него. Темпы наращивания производства военной техники в Германии были ниже, чем в СССР. Почему же войска Вермахта к началу войны не смогли достаточно вооружиться? А потому, что согласно Версальскому договору, Германия не могла иметь вооружённые силы более 100-тысяч человек в сухопутных войсках и 15-ти тысяч в ВМС. Германии было запрещено производить танки, военные самолёты, а кораблей военно-морского флота - иметь более минимально дозволенных квот. Как известно, когда Гитлер пришёл к власти в 1933 году, он  только в  1935 году отказался выполнять условия унизительного для Германии договора. Вермахт стал усиленно вооружаться, начиная  с самого низкого, почти нулевого уровня. В то время, как промышленность СССР одних только танков выпускала в среднем по 3 тысячи в год, уже с 1931-го года. Для нападения на Советский Союз Гитлер смог выделить 3865 танков и штурмовых орудий, его союзники добавили к ним ещё 402 танка. Сталин же к началу войны располагал 25784 танками, из них 15687 – в западных военных округах.(10) Однако все эти цифры, свидетельствующие о количественном и качественном превосходстве нашей военной техники с начала войны целых полвека были строго засекреченными… от собственного народа. Британский вице-маршал Кингстон-Макклори в своей книге «Руководство войной» точно заметил: «…Часто факты о серьёзных ошибках, приведших к трагическим последствиям, засекречиваются и становятся доступными для историка слишком поздно…»(11) Следует уточнить, что не только для историка, но и для собственных граждан, которые, зная эти факты, могут сделать свои вводы, не совпадающие с официальной «научной» (наукообразной) трактовкой.

Следует ещё помнить, что Советский Союз перед войной немало сделал для того, чтобы усилить Германию. В том, что Германия не встретилась сразу с большими хозяйственными трудностями, в значительной мере «заслуга» Сталина: Германия была обязана Советскому Союзу немалыми продовольственными и сырьевыми поставками в 1939-1941 годах.

И вот война началась. У Красной Армии было ещё одно преимущество: она вела оборонительные операции, для которых, в отличие от наступательных, согласно азбуке военного искусства, требуется сил и средств в три раза меньше, чем  наступающему противнику. Имелись целые города-крепости. Каждый из сотен обычных городов мог стать настоящим  Сталинградом. Известный британский теоретик Фуллер писал: «Город - не крепость, но до тех пор, пока гарнизон стойко держится и его линии снабжения действуют, превратить город в груду развалин – это не что иное, как легчайший способ создать препятствие, которое сильнее любой из специально построенных крепостей»(12)

Почему же тысячи городов, крупных населённых пунктов, десятки тысяч сёл и деревень  так и не стали  «Брестскими крепостями и Сталинградами» на пути врага? Ведь именно в Сталинграде «За каждый дом, цех, водонапорную башню, железнодорожную насыпь, стену, подвал и, наконец, за каждую кучу развалин велась ожесточённая борьба, которая не имела себе равных…» - писал об упорстве наших войск немецкий генерал Ганс Дёрр(13). За Сталинград в 1942 году ожесточённая борьба велась, а в 1941 году за Минск, Киев, Орёл, и сотни других городов почему-то не велась! Почему?

У нас было ещё одно преимущество. В ближайшем тылу Красной Армии находились фронтовые и армейские базы снабжения с огромными стратегическими запасами горючего, боеприпасов, продовольствия и военным снаряжением. Противнику же приходилось поначалу всё необходимое доставлять за сотни километров по оккупированной территории.

Сколько было у нас таких, казалось, «козырных карт»! А что в результате? Как же так могло случиться, что армия, на оснащение которой  современным оружием и военной техникой так напряжённо и день и ночь в три смены работали в течение двадцатилетия заводы всей страны, «вдруг» всё в «одночасье распатронила» и сдала врагу?

В чём был роковой просчёт? Может быть, генералы оказались не те? Но, как известно, Генштаб, «мозг армии», возглавлял Жуков, казалось бы, самый авторитетный во время войны и после неё военачальник. Нарком Красной Армии Тимошенко, хотя и уступил должность Главковерха Сталину, но он в течение всей войны успешно командовал фронтами. А Василевский, Конев, Рокоссовский, Горбатов, тот же Власов? (Кстати, генерал Власов до войны командовал лучшей в  Красной Армии дивизией, он сам её и вывел в лучшие, потом успешно командовал корпусом, армией, был назначен заместителем командующего фронтом, пока не попал в плен). Талантливых генералов было немало. Сотни высших командиров имели боевой опыт (Хасан, Халхин-Гол, Испания, Финляндия, Польша…). Часть из этих генералов ещё в Первую Мировую войну были боевыми офицерами Русской армии. (Шапошников, Говоров, Василевский, Малиновский, Баграмян). Тогда, может быть,  военная теория:  стратегия, оперативное искусство и тактика у нас были не на должной высоте, и наши военачальники значительно отставали в этом отношении от своих противников? – Так нет же! Наоборот! Отечественные военные теоретики опережали! Опережали  почти на пятилетие и немецкого генерала Гейнца Гудериана и французского полковника Шарля де Голля. В своих теоретических разработках их опередил комкор В.К.Триандафилов, зам начальника штаба РККА. Он  ещё в 1929 году опубликовал книгу: «Характер операций современных армий». Его работа теоретически развила идеи английского военного теоретика Фуллера, и предопределила характер сражений, который будет превалировать в грядущей войне. Он показал всё возрастающую роль крупных манёвренных танковых и механизированных объединений, предназначенных для  прорыва обороны противника, нанесения  глубоких ударов в  тылу  противника с целью охвата и окружения крупных его сил. И эту азбуку военной науки блестяще знали не одни только красные командиры, но и солдаты хотя бы по предвоенным фильмам, в которых воспевался удар и маневр танковых войск.

Может быть, роковую роль сыграла так называемая «внезапность» нападения «вероломного врага»? Но ведь наша славная Красная Армия все эти годы усиленно готовилась к военной схватке с «армиями стран мирового капитала». Война ещё не началась, а уже  из Сибири, Средней Азии и Забайкалья в сотнях воинских эшелонов выдвигались десятки дивизий на усиление Второго стратегического эшелона Красной Армии. Войска Первого стратегического эшелона (часть войск Западных военных приграничных округов) сурово придвинулись к государственной границе. С конца мая 1941 военные типографии стали печатать одну за другой серии русско-немецких разговорников, тиражом по 200 тысяч экз. в каждой, серий насчитывалось десятками! (Сделан был большой запас военных карт стран Центральной и Западной Европы. А вот военными картами своей Западной части СССР Генштаб почему-то не удосужился обеспечить наши войска! Понятно, почему! (Известно, также и то, как это «упущение» роковым образом отразилось на планировании и ведении оборонительных  и контрнаступательных боёв, проводимых  нашими  войсками. У офицеров дивизионного и полкового звена таких  топографических карт в начальный период войны почти ни у кого не было).

Офицеры Красной Армии меж собой толковали о предстоящей прогулке на Запад. Так, у захваченного в плен сына И.В.Сталина Якова Джугашвили было обнаружено письмо,  в котором его друг офицер писал Якову, что он «перед прогулкой в Берлин  хотел бы ещё раз повидать свою Аннушку»(14)  Внезапность нападения Германии на СССР – это байка для простачков, чтобы как-то объяснить небывалый разгром сильнейшей армии мира.

Может быть, в наших войсках патриотизма не было? Был, ещё какой, да только не совсем, тот, что надо, скорее интернациональный. Повоевали в Испании. Сговорясь с Германией, поделили Польшу, кровопролитно повоевали в Финляндии, параллельно-последовательно ввели войска в Эстонию, Литву, Латвию, Западную Украину, Бессарабию. Готовились «освобождать» от «капиталистов» другие страны Европы.  Школьников всерьез обучали военному делу, учили метко стрелять, совершать прыжки с парашютом. В каждом районном центе стояла парашютная вышка! Миллион человек прыгал с парашюта. На всю страну звучали советские ура-патриотические песни, с «зажигательными» словами, например, такими как: «Броня крепка и танки наши быстры». 

И вот, «наконец», война «внезапно» началась… Армии вступили в противоборство. Красная Армия стала рассыпаться под ударами врага. Вооружение армии, огромные стратегические запасы – всё это, как оказалось, не впрок!  Одних стратегических военных запасов, захваченных на советской территории, хватило потом противнику  на пару лет войны с Советским Союзом, хватило как раз именно на тот самый срок, который оказался необходимым Германии для того, чтобы промышленность Германии смогла  перестроиться на военный лад - на массовое производство военной техники и вооружения. Феномен слабости советской военной машины казался невероятным. Выходит, была создана большая бездушная, но малоэффективная военная машина с шестерёнками, звёздочками и т.п. При выходе из строя каких-то звеньев, застопоривался её ход. Достаточно из людей сколотить такие машины и пустить в нужном направлении, и они будут автоматически работать, пока все части её не разрушатся. И эта военная машина, которой являлась Красная Армия, оказалась по началу несостоятельной.  Она  буквально разваливалась на глазах. Инженер бы в таком случае, рассуждая о машине, сказал, что тут или конструкция её плоха, или материал, из которого она сделана, не отвечали её предназначению. Но эту военную машину – армию, создали преданные Верховной власти военспецы, и «конструкция» этой военной машины, казалось, соответствовала последнему слову военной техники и военного искусства. Тогда, значит, материал, из которого военная машина  сделана, оказался не тот. Материал - это люди. Выходит,  что всё дело было в людях? «Солдаты, мол, у нас не те».

Однако история войн  свидетельствует,  что солдату русской армии издавна была присуща    стойкость, упорство в бою, выносливость и неприхотливость в походных и боевых условиях, а главное, нашему солдату была присуща та нравственная сила, благодаря    которой  на   протяжении   целого   тысячелетия русский народ   с достоинством   выходил   из  самых тяжелейших испытаний. А раз так, то армия - не механизм, («артикулом предусмотренный») а организм, подобный организму человеческому со всеми, присущими ему достоинствами и недостатками, с его временными периодами силы и слабости, периодами здорового состояния и периодами болезни. А человеку присуща ещё и душа, Народу и армиидух.

Духовная сила христолюбивого русского воинства являлась отнюдь не последним фактором. Даже, случалось, и при не самом лучшем   руководстве,   как то, например, имело место в Первую мировую  войну,  русская  армия сохраняла живучесть, держала оборону и  оставалась  серьёзной   военной   силой, с которой врагам  России приходилось считаться. Когда   Россия   «оказалась   в   омуте  Февральской-Октябрьской   «революции» 1917 года, Русская  Армия   погибла  на  боевом посту, сражённая ударами не с фронта, а с тыла. Генерал-лейтенант Русской Армии  профессор Н.Е. Головин указывал, что «Закон распространения разложения  Русской Армии  имел направление от тыла к фронту»(15) Только лишь после такого разложения доселе победоносные войска (Кавказский фронт) побежали с фронта. Побежали последними!  (Мы-то теперь хорошо знаем, кто подзуживал в русском тылу, кто там у нас в тылу, в Петербурге «окопался», а потом и «пришвартовался» на кораблях из Америки») Лишь от удара в спину погибла Русская Армия, а вслед за тем погибло и  Российское государство - государство русского народа, с русским императором во главе. На его развалинах возник Советский Союз. За двадцатилетие  была создана, казалось бы, из того же самого «человеческого материала» «непобедимая и легендарная» Красная Армия.

Когда-то, на Х съезде РКП(б) в марте 1921г. Ленин откровенно  заявил: «Пока революции нет в других странах, мы должны были вылезать десятилетиями, и тут не жалко сотнями миллионов, а то миллиардами поступиться из наших необъятных богатств, из наших необъятных источников сырья, лишь бы получить помощь крупного передового капитализма. Мы потом с лихвой себе вернём. Удержать же пролетарскую власть в стране, неслыханно разорённой (ими же, интернационал-глобалистами! - СП), с гигантским преобладанием крестьянства, так же разорённого, без помощи капитала,… нельзя»(16). И страна на двадцатилетие была превращена в военный плацдарм, подпитываемая на начальном этапе мировым капиталом, в целях дальнейшей глобализации мира, его завоевания и закабаления населения, и получения сверхприбылей «интернациональной» кастой, мечтавшей стать властелинами Земли. (Те же самые «хазары» третье тысячелетие «заказывают свою музыку», т.е. политику, поскольку именно они – интернационал-капиталисты-глобалисты  тогда и сейчас в своих руках сосредоточили финансы - самое универсальное средство мировой политики).  Но «созданное марксистским Интернационалом Советское государство стало жертвой духовного расщепления, выдуманного в 1864 г. марксистами(17). Из народов и племён, входящих в СССР к строю антимарксистов, ((националистов) во вторую мировую войну - СП) «примкнули дивизии эстонцев, латышей, украинцев, добровольцев из Грузии, Азербайджана, Крыма, с Кавказских гор, из Средней Азии, примкнул Казачий корпус, Особая дивизия полковника Рейгенау и Русская освободительная армия, насчитывающая в своём составе 2 дивизии на Востоке и 500 батальонов на Западе» - константировал в своём исследовании «Измерения войны» полковник русской армии Евгений Меринг.(18)

***

Не прошло и недели с начала Великой Отечественной войны, а  уже передовые части танковых групп, возглавляемые  немецкими генералами Готом и Гудерианом, «сомкнулись в Минске 28 июня».(19) Для сравнения можно привести другой факт. В тот же Минск во время Первой Мировой войны германские войска смогли войти только 20 февраля 1918 года,(20) и то, только тогда, когда Русская армия в результате революции полностью разложилась! То есть, в Первую мировую немцы вошли в Минск только  на 1300-й день с начала войны, а в Великую Отечественную – уже  на 7-ой день!  Разительное сравнение! Так какая из русских армий сражалась лучше? Царская или Красная? По началу  успех сопутствовал Гитлеру, его войска преодолели две трети расстояния (от Бреста до Москвы) за 26 дней!

 Чудовищный погром самой сильной армии мира - Красной Армии ставил Верховного Главнокомандующего в тупик. В чём-то он крупно просчитался.  Почему кадровые войска, в профессиональном отношении наиболее подготовленные и прекрасно вооружённые, в массе своей с самого начала войны не проявили должной стойкости? Почему такое случилось? Да потому только, что смута была в мозгах у «советских» людей. В результате происходил паралич воли и у кадровых  военных. «Ура–патриотические» лозунги били, выходит, по воздуху. Это потому только, что Советская власть оказалась для подавляющей части народа чуждой, чужой, инородческой, и держалась  первоначально исключительно на терроре, штыках и иностранной валюте.  Страна и до войны была уже превращена в настоящий военный лагерь. (Это в наибольшей степени осознавали люди старшего поколения, которых ныне естественно уже нет. Сказать правду о войне они  не могут. А писать правдивые мемуары в то время, мало кто осмеливался. Тогда шёпотком меж собой говорили: «Язык до Киева доведёт, …или до Магадана»).

Духовные основы русского народа всё предвоенное двадцатилетие целенаправленно подрывались, все русское осмеивалось и хулилось. Русская православная церковь претерпела неслыханные гонения. Руководители Советского Союза были, в основном,  инородцами. «И тщетны будут попытки будущих исследователей первых 30 лет Советской Власти найти где-нибудь в крупнейших многотиражных газетах, …а также в «толстых» журналах статьи и исследования об этой «обратной пропорциональности» и объяснение, как и почему получилось так, что представители этнической группы всего в 2% населения России заняли в среднем около 80% всех ключевых постов во всех областях жизни страны. Случай доселе неизвестный истории» - писал историк Андрей Дикий.(21) (О том, кто руководил страной,  красноречиво  свидетельствуют имена, отчества, фамилии и партийные клички, опубликованные в книге: «Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской революции»)(22) (Сейчас многие из их соплеменников во властных структурах  «косят» под «Ивановых»). Вот, вероятно, тот ключ к пониманию многих наших проблем и истинных причин невероятного по масштабу погрома Красной Армии на начальном этапе войны.  Эти чужие «вожди народа», каждый на своём месте, целое двадцатилетие перед войной целенаправленно уничтожали преимущественно русский народ, потому что русский народ имел тысячелетний опыт государственности, умел защищать свой духовный мир, и своё Отечество. Именно он (и один в поле воин!) стоял на пути интернационализации (читай, глобализации) мира! Именно на него и был направлен смертельный удар идеологов тёмных силпломбированный» вагон Ленина через Германию, пароходы «русских» из Америки в 1917 году). Захватившие власть инородцы, обладая полным всевластием, и безнаказанностью надругались над русскими святынями, искусно сумели перелицевать отечественную историю, извратили гуманитарное образование и социальные дисциплины. По всей России планомерно разрушались величественные соборы и храмы, закрывались и разрушались древние монастыриочаги милосердия, духовного просвещения, христианского подвижничества и призрения больных и немощных. Сносились памятники героического прошлого такие, как: храм Христа Спасителя в Москве, который был воздвигнут в память о подвиге воинов и народа России, защитивших своё Отечество от нашествия полчищ Наполеона. На стенах этого храма размещено было 177 мраморных плит, увековечивавших героев Отечественной войны 1812 года, отличившиеся в сражениях полки и полководцев русской армии. По сути для антирусской власти такой величественный Храм-памятник был «как нож под сердце»! Это была целая кампания по уничтожению памятников национальной славы. На Бородинском поле взорвали могилу Багратиона. В самом центре Первопрестольной снесли памятник «Белому генералу» Скобелеву, освободителю болгар от турецкого ига.  На кладбище Новодевичьего монастыря осквернили могилу генерала Брусилова. (Знать,  только за то, что  за границей он оставил вторую часть своих мемуаров, с «клеветой» на Советскую Власть!). Воинствующие безбожники под покровительством государства надругались не только над алтарями и очагами, но и над могилами и надгробьями, имевшими  крест. На могилах Осляби и Пересвета в центре Москвы возвели промцеха завода ЗИЛ. Спилены были кресты над надгробьями русских поэтов Кольцова и Никитина в центре Воронежа, а прочие могилы городского кладбища уничтожены.  Разрушили там же и собор, на месте которого впоследствии был возведён цирк посреди перепаханного кладбища, названного сквером. В народе этот сквер называли: «ЖИМ» (живых и мёртвых). И так было всюду – то же и в Улан-Удэ (Верхнеудинске). Менялся православный облик русских городов и сёл, массово сносились храмы и памятники.  Под Костромой снесли памятник Ивану Сусанину. (Не за то ли, что он завёл в леса отряд польских шляхтичей и, тем самым, «спас» юного царя Михаила Романова?!) Не пощадили кремлёвских святынь: Чудова монастыря и др. В Ленинграде осквернили Александро-Невскую лавру -  в ней устроили Институт крови. Святыня русского СевераСоловецкий монастырь - был превращён в ГУЛАГ –  первый в мире концлагерь для русской интеллигенции. Потом их стало тысячи! Вглядитесь в лики святых русских новомучеников, на старых кинохрониках! Трудно поверить, что именно таким был весь русский народ! Для осуществления глобализации нужно было извести национальную элиту. К 1940 г. число заключённых в СССР достигло 5,5 миллионов человек и росло по мере депортации из Прибалтики и Западной Украины. Только за 1937-40 года насильственная смерть настигла от 2,9 до 3,6 миллионов человек(23). Поголовно уничтожали национальную элиту, а вслед за ней всех тех, кто смел иметь свои собственные взгляды и политические убеждения. Посмотрите, сколько на мемориальных досках в подмосковном Бутово запечатлено имён православных священников, в возрасте 60-80 лет, расстреляных только в одном 1937 году! Не было русской семьи, в которой кто-то не был бы репрессирован. Эта Внутренняя война в годы «мирного строительства социализма» обошлась русскому народу большим числом жертв, чем вся кровавая Великая Отечественная!

Весь русский народ эта чужеродная интернационал-глобалистская власть отучала от веры их отцов. Отучала его  быть русским, взамен прививала интернационалистскую идеологию. Русский патриот Михаил Меньшиков писал: «…Народ, отвыкающий, молиться вообще и в частности за Отечество, теряет самый могущественный способ возбуждать в себе силу»(24).

В 1936 году перед Второй мировой войной в зарубежье русский генерал Геруа писал о подавлении веры в Советской России: «Около 20 миллионов молодёжи их бывших христианских семей там не знала крещения. Вероятно свыше того числа православных, забывших свою религию»(25). Этот фактор в войне и проявился в полную силу.

Советским вождям мало было  монополии на идеологию, им требовалась ещё дармовая рабсила для создания материальной базы мирового господства. Нужны были миллионы рабов для укрепления российского плацдарма, с которого можно было сделать бросок, и осуществить свои глобалистские замыслы в мировом масштабе. Требовались миллионы бездумных идеологически фанатичных бойцов-смертников. Люди в глазах вождей были лишь средством для достижения их цели, были для них пушечное мясо. Непокорных целыми республиками умиротворяли голодоморами в урожайные годы! (уморено голодом 9 миллионов!) Этот геноцид был отнюдь не гуманнее холокоста, учинённого подручными Гитлера, только циничнее: ибо «свои» уничтожали «своих» и в более крупном масштабе. Одним словом, весь уклад русской жизни  Советская Власть планомерно разрушала и добилась известной цели. (Итоги русской трагедии минувшего столетия налицо, стоит только сравнить географические карты России Х1Х века и начала ХХ1. Также полезно рассмотреть статистические данные, чтобы убедиться, что принесла России инородная «Народная власть!», сменившая Российскую Империю. Погублено 3а 70 лет - 60 миллионов человек!). В России произошла национальная русская катастрофа. И сейчас русское население  России сокращается не на миллион в год, как официально объявляют! На миллион в год сокращается население России. Но к нам ежегодно приезжает более миллиона гастрабайтеров, а население всё равно на миллион сокращается…за счёт вымирания двух миллионов своих.    Осуществляется геноцид русского народа по два с лишним миллиона в год, Годовые потери населения сейчас в 4 раза больше, чем среднегодовые потери его в Первую мировую войну!

К некой индифферентности к агрессору (врагу?!?) население подспудно было подготовлено самой «пролетарской» властью. Троцкий писал в своих мемуарах: «Война (ещё Гражданская война - СП) снесла целое поколение, как бы для того, чтоб создать перерыв в памяти народов, и чтоб не дать новому поколению слишком непосредственно заметить, что в сущности оно занимается повторением пройденного, только на более высокой исторической ступени и следовательно, с ещё более угрожающими последствиями»(26).  И история жёстко отмстила за наше беспамятство.

Спрос всегда с властей предержащих. Стоит обратить внимание на то, кто именно осуществлял (олицетворял) эту власть перед войной, то обнаружим сплошной кагал, где русское имя составляет редкое исключение. В ленинском Совете Народных Комиссаров, состоявшем из 22 членов, только 3-е были русскими или условно русскими, как Ленин, а 17 человек – евреи, в то время, как евреи составляли только 2% населения России(27). И такое национальное несоответствие было всюду  во властных государственных структурах. Например, в руководстве Военного Комиссариата 76% составляли представители «избранного» народа, в Комиссариате Иностранных дел - 76%, Финансов – 81%, Юстиции - 80%, Просвещения –95%(!), Социального просвещения - 100%,  Труда - 88%, и т.д., и т.п. (28)   Мало что в процентном отношении изменилось в Советском руководстве вплоть до самой войны, как в центре, так и на местах, несмотря на сталинские чистки.   

Вот откуда не только у русских людей сформировалась юдофобия. Чистки государственного аппарата обеспечили  Сталину сосредоточение всей власти в одних его собственных руках. Слепопослушные, пусть хоть сплошь инородческие кадры он по началу менял. Для Сталина - главное, лишь бы слушались и не замышляли за его спиной смены его личной власти.  Разумеется, в течение всей войны единоначалие в руководстве страной и армией ещё сыграет огромную положительную роль. Но одного единоначалия для успешного руководства оказалось мало.

Началась война. Но на фронте в начале войны происходило что-то невероятное. Секретный сталинский приказ № 0019 от 16.июля 1941 г. констатировал: «На всех фронтах имеются многочисленные элементы, которые даже бегут навстречу противнику и при первом соприкосновении с ним бросают оружие». Солдаты и офицеры массами сдавались в плен. Прежняя Русская армия не ведала такого позора, какой заслужила армия первого в мире социалистического государства. «Армия - плоть от плоти народа». Население городов, сёл и деревень, замордованное Советами,  встречало поначалу германское войска как освободителей от инородческой, антинародной власти, как это уже было на Украине в марте 1918 года. Гетман Украины генерал-лейтенант Скоропадский вспоминал время, накануне прихода немцев в Киев в 1918 году. Что тогда происходило на Украине, в частности в Киеве до германской оккупации: «В это время (январь-февраль 1918 г.) в одном Киеве было перебито около трёх тысяч офицеров. Многих (большевики) мучили. Это был сплошной ад. Несмотря на моё желание точно знать, уже при гетманстве, цифру расстрелянных офицеров и мирных жителей, я не мог установить её. Во всяком случае, нужно считать тысячами. Особенно много погибло офицеров…»(29) Тогда в 1918-м году войска кайзеровской Германии остановили большевистскую резню на Украине. Народу это запомнилось. Но на сей раз пришли другие немцы.

О том, как в 1941 году встречало население сёл и городов германские войска, имеются многочисленные свидетельства. Вот слова германского солдата, воевавшего на Восточном фронте: «Почти в каждой украинской деревне женщины стояли на улицах с хлебом, солью и молоком. Сотни тысяч их мужей требовали оружия, чтобы сражаться против Сталина»(30) Примерно то же утверждал на допросе, проведённом 30 марта 1946 года бывший министр иностранных дел Германии Иоахим Риббентроп: «…На Украине, в украинских деревнях, население было настроено к нам не враждебно, а дружественно»(31). Но вскоре фашисты  на оккупированной ими территории проявили своё подлинное лицо, и отношение к ним стало уже другое. Крупный русский мыслитель Иван Ильин писал об этом так: «Русский человек был поставлен между двумя беспощадными врагами: внутренним вампиром и внешним завоевателем-истребителем; последнего он сначала принял за «друга» и «культурного освободителя», - и жестоко за это поплатился»(32). Определённые настроения части русской эмиграции отразил в своих мемуарах небезызвестный Феликс Юсупов (Младший). Тот самый, кто вместе с думцем Пуришкевичем убил в накануне Февральской революции Григория Распутина. Юсупов пишет: «Нападение Германии на Советскую Россию сначала оживило надежды многих эмигрантов. Первой их мыслью было: коммунистам конец. …Решили, что можно возобновить борьбу с большевизмом и завербовались в немецкую армию кто бойцом, кто переводчиком. Такое же отношение к немцем было поначалу и в России. Стали проводить в исполнение секретный план: армию за армией сдавали почти без боя. И оккупационные войска население встречало хлебом-солью. Люди проклинали Коминтерн и в оккупантах видели освободителей. Через несколько месяцев  всё изменилось»(33).

Прославленный русский генерал Горбатов писал о начальном периоде войны: «Находясь в обороне, мы производили анализ потерь за время отступления. Большая часть падала на пропавших без вести, меньшая часть – на раненых и убитых (главным образом командиров, коммунистов и комсомольцев)(34) Эта статистика красноречиво свидетельствовала об истинном отношении к советской власти основной массы народа и армии. Уж кому-кому, а правдолюбцу генералу Горбатову, которого не сломила Колыма, нельзя не верить. Это ведь тот самый генерал, про которого потом Сталин скажет, что «Горбатова только могила исправит!». То, что происходил паралич воли у солдат на фронте, было не случайным для народа. В 1939 году на очередную пятилетку ставилась задача «Закрыть последний храм и уничтожить последнего священника»(35) 

Высшее командование для поддержания боеспособности войск прибегло к беспрецедентным мерам: расстрелам, неведомым в Русской императорской армии. «С 22 июня по 10 октября 1941 г.  особыми отделами и заградотрядами НКВД было задержано 657364 военнослужащих, из которых арестовано 25878 человек, в том числе расстреляны 10201(!) человек»(36).

Война выявила много такого, чего Сталину, а потом кормушечным советским историкам потребовалось целые десятилетия скрывать или фальсифицировать. В результате к осени 1941 года враг оказался у стен Москвы. Сталин осознал свою роковую ошибку, и уже в другой своей речи 7 ноября 1941 года вынужден был использовать совсем другие аргументы. Он вернее и быстрее чем кто-либо из партийных бонз осознал, что нужно сказать воину, идущему на смерть. Он прекрасно понимал, какой народ составляет основу войска, и на  каких струнах надо сыграть, чтобы вдохновить воина на подвиг.  Сталин ведь и сам когда-то более 10 лет проучился в духовном училище и в православной духовной семинарии и он, наверное, как никто другой, понимал, какое значение для русского человека имеет обращение властей предержащих к его духовным святыням, к его историческим примерам ратного подвига. Сталину хватило ума сделать идеологический поворот на 180 градусов. Именно в это время он разрешил священникам Русской православной церкви возобновить службы в церквях. А действующих-то оставалось лишь немногим более 200 (!) православных приходов.(без западной Украины и Западной Белорусии)(37) В книге: «Россия перед Вторым Пришествием» сообщается: «20 тысяч храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. (Уточним: во время войны - СП) Вся Россия молилась тогда!»(38) Уместно заметить, что в  России в 1914 году было 48 тысяч православных приходов. (39) И только за время царствования Императора Александра III в России было открыто более 25 тысяч церковно-приходских школ. (40). По уточнённым данным, которые привёл в своём докладе протоирей Димитрий Смирнов на секции «Церковь. Армия. Народ» 1Х Всемирного Народного Собора в Военной академии Генерального штаба ВС РФ, прошедшем в начале 2005 года, им приводились такие факты: «Если по переписи 1913 г. в Российской Империи было 67108 храмов, то к 1941г. всего осталось 350 действующих церквей на весь СССР. Из 64 архиреев на свободе осталось только 4. Из 66140 священников  действующих осталось только 500. (…) Только за 1937 г. - было репрессировано 175700 духовенства (не только священников, но и простых монахов и церковнослужителей), из них расстреляно 110700 человек»(41) Расстреляли именно тех, кто в наибольшей степени обладал духовным опытом. (Обратите внимание только возраст расстрелянных священников, указанный на десятках мемориальных досок у храма  в посёлке Бутово под Москвой).

***

Война разрасталась, германские войска наступали. Поначалу казалось, что «открыто молиться русский человек может только на территориях занятых немецкими войсками. Немцы практически беспрепятственно разрешали открывать церкви, и есть точные данные по Псковской епархии, в которой в 1917 году числилось 367 церквей и 424 священника, а в 1941 году перед изгнанием большевиков – 0 (ноль) священников и 0 (ноль (действующих) церквей. Через полгода после прихода немцев в губернии уже действовали 193 церкви, которые обслуживали 86 священников (Гос. арх. Пск.обл. Ф.1633. Оп.1; Д.19; Л.32-33) (42)

Сталин наконец понял, что надо делать. (А может быть только теперь смог это сделать, когда его окружение умотало из Москвы в Куйбышев?!) Обращаясь к воинам, уходящим на фронт, Сталин 7 ноября 1941 года произнёс те самые слова, которые были так необходимы воинам, идущим на смертную битву. Сталин попал в точку! Он на Красной площади произнёс речь, которую не могла не  услышать вся страна: «Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского Александра Суворова, Михаила Кутузова…».(43) Сталин назвал почитаемых в русском народе святых и подвижников  Земли Русской. Слова эти заставляли каждого гражданина, каждого воина переосмыслить свою судьбу в судьбе Отечества, и жизнь и смерть во имя святого дела. Весь народ, и каждый воин в отдельности, услышали сердцем своим этот призыв Родины. Каждый воин, будь-то генерал или рядовой, осознал свою личную ответственность за судьбу Отечества. За результат своего сражения, своего боя  за