ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать АЛЬМАНАХ

                                                                        

 

 

 

 

 

Объединение журналистов казачества

Секция военно-патриотического воспитания ВНО

им. М.В. Фрунзе

 

 

 

АЛЬМАНАХ

 «Преображение»

№ 5 (58)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

Альманах Объединения  журналистов казачества № 5 (125).

 

 

 

М.: «Издательство РОО Объединение журналистов казачества» 2019 – 109 с.

         Альманах Объединения журналистов казачества является периодическим изданием Объединения журналистов казачества.

         Альманах Объединения журналистов казачества подготовлен на материалах Объединения журналистов казачества и Московского Государственного университета имени К.Г. Разумовского.

 

 

 

новый знак              

 

 

        

 

 

 

 

 

 

           Редактор: Назаров В.Н.

           Издатель: Ерастов Г.И.

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

«Издательство РОО Объединение журналистов казачества»

         109429, Москва, Верхние поля, дом 46 А, стр. 4    

 

 

 

Альманах распространяется бесплатно

 

 

 

 

 

74

9  МАЯ ДЕНЬ  ПОБЕДЫ.

«БЕССМЕРТНЫЙ  ПОЛК».

 

Как  возникло  это  чудо,  это  Божественное  явление  в  недрах  нашей  усердно  критикуемой  жизни,  где  процветает  стремление  к  наживе,  ложь  без  стыда  и  совести,  оголтелая  борьба  за  власть,  злобность  и  невежество.

 И  вдруг  «БЕССМЕРТНЫЙ  ПОЛК»,  внутри  которого  только  любовь  и  благодарность,  то есть  Сам  Бог.  Нет  ни  командующего  руководителя,  ни  крикливых  организаторов,  ни популярных  звёзд,  ни  сытых  олигархов,  ни  священников  в  богатых  одеждах.  Простые  люди  просто  одетые  разных  возрастов,  многие  с  детьми.  И  никакой  суеты,  тесноты,  шума.

ТОРЖЕСТВЕННО  И  ЧУДНО – только  Любовь.  И  те,  которые  на  фотографиях,  которых  поднимали  вверх  или  прижимали  к  груди,  тоже  излучали  Любовь  ответную.  И  это  нельзя  выразить  никакими  словами,  только  идти  вместе  со  всеми и  нести тех,  которые  отдали  свою  жизнь за  нашу  свободу,  за  наши  идеи,  за  независимость  нашей  родной  страны.  И  они  не будут  победителями  конкурсов, и  их  не  будут  награждать,  ибо  это  всё -  человеческое.  А  они  несут -  Божественное.

С  «Бессмертным  полком»  шёл  Сам  Бог,  «ЧТОБЫ  ВОЗВРАТИТЬ  СЕРДЦА  ОТЦОВ  ДЕТЯМ,  А  НЕПОКОРНЫМ  - ОБРАЗ  МЫСЛЕЙ  ПРАВЕДНИКОВ,  ДАБЫ  ПРЕДСТАВИТЬ  ГОСПОДУ  НАРОД ПРИГОТОВЛЕННЫЙ»  (Евангелие  от Луки).

«Бессмертный  полк»  никогда  не  умрёт.

За  «Бессмертным  полком обороны»  будет  следовать «Бессмертный  полк  просвещения».  Великие  святые  учёные,  великие  святые  поэты,  великие  святые  подвижники,  непоколебимо  следуя  Иисусу  Христу,  бескорыстно  служили  Истине. Они  уже всё  сказали и ничего  не пропустили, и  нет  ничего нового,  что  можно сказать  о  Боге  и  о  человеке.  Нам нужно  только  верить в то,  что они  сказали и  соблюдать открытые  ими  законы,  данные  Создателем.   Наше  Объединение  журналистов  казачества  России  «Преображение»   будет   «Бессмертным  полком  просвещения»,  будет  нести  это  бесценное  наследие  людям. Обратимся  вслед  за  М.В. Ломоносовым  такими  словами:

 

«Творец,  покрытому  мне  тьмою,

Простри  премудрости  лучи.

И,  что  угодно  пред  Тобою,

Всегда  творити  научи.

И на Твою  взирая  тварь,

Хвалить Тебя,  бессмертный Царь.»

 

                           Л. Шахгеданова, член  ОЖК

 

                                           

                  

 

 

Валерий АУШЕВ

           

ВОЗВРАЩЕНИЕ

ДОСТОСЛАВНОГО КАЗАКА

ИЛЬИ МУРОМЦА

(Новогодняя фантасмагория)

Продолжение, начало в №№ 2 (55) -4 (57)

 

Персонажи 28 фантазийных эпизодов и картин:

Богатыри Земли Русской:

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ, достославный казак,

ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ,

АЛЁША ПОПОВИЧ 

БОЯН ВЕЩИЙ, гусляр и былинник

СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

ВАСИЛИСА

НАСТАСЬЯ

ЛЕДА – юношеская любовь Ильи Муромца

АННА – дочь греческого царя

ЗЛАТОГОРКА – мать Сокольничка

СОКОЛЬНИК, сын Ильи Муромца

1-й СКОМОРОХ

2-й СКОМОРОХ

3-й СКОМОРОХ

ВЛАДИМИР, КРАСНОЕ СОЛНЫШКО,

ВЛАДИМИР МОНОМАХ – великие князья Киевские

МЫШАТЫЧКА ПУТЯТИН
ДАНИЛА

ВЛАДИМИР, афганец

ИНВАЛИД в коляске

НОВЫЙ РУССКИЙ

КИДАЛА

СОТРУДНИК НИИ Мозга

КАДЕТ

ЭКСКУРСОВОД

СНЕГУРОЧКА

ПУТАНА

ШАХИДКА

ТАМОЖЕННИК

ПОГРАНИЧНИК

ЧЕЛНОЧНИЦА

1-я СТАРУШКА

2-я СТАРУШКА

Двойники: В.И. ЛЕНИНА, В.В. ПУТИНА, Ю.М. ЛУЖКОВА,

Г.А. ЗЮГАНОВА, В.В.ЖИРИНОВСКОГО и др.

1-й БАЙКЕР

2-й БАЙКЕР

3-й БАЙКЕР

БУРУШКА – гнедой конь Ильи Муромца

 

 

 

Эпизод 14-й

ТРИ ИСПОВЕДИ

НАСТАСЬЯ:

А в прошлой жизни  я была Настасьей.

А ныне все зовут Анастасией.

Там на пиру без моего согласья

Меня от мужа оторвали силой.

Я в три погибели согнулась от насилья,

Принадлежа всем сердцем лишь Добрыне.

Я, из Настасьи став Анастасией

Живу в его объятиях поныне.

 

Муж отличался богатырской силой,

Был добрым чересчур, в отца Никиту.

Я, из Настасьи став Анастасией,

Во всем виню Алёшу-волокиту.

Не обними на том пиру в угаре

Меня он крепко при Добрыне – муже,

Не отдал честь свою б на поруганье –

Себе Попович только сделал хуже!..

 

БОЯН:

Тогда ещё не знали моветона,

И этикета не блюли при князе.

Гнусавил воевода монотонно

В честь князя величальную в экстазе,

А дьяк тянул хвалебную стихирю

И в предкушенье и греха, и блуда

Попал, как все, в застольную стихию,

Схватив полгуся пятернёю с блюда.

 

НАСТАСЬЯ:

Мельканье сытых рож, с ухмылкой сальной,

Мне каково на пиршестве терпеть?!

 

         (Обращаясь к невидимому образу мужа).

 

Добрынюшка, мой муж, мой любый самый,

Как без тебя, прикажешь, жить теперь?

 

БОЯН:

Здесь, в новой жизни, постулаты те же,

За внешним лоском та же волчья сыть!

 

НАСТАСЬЯ:

Себя надеждой жалкой снова тешим,

Что будут женщин на руках носить.

Да где они, богатыри России?

Откликнитесь, защитники Руси,

А, значит, и меня, Анастасии…

Яви их нам, Господь, и воскреси!!!

 

ВАСИЛИСА:

Жертвенность женщины пуще мужской.

Это я вам говорю, Василиса.

Мне от молвы не укрыться людской,

Как не укрылась от рыжего лиса.

Жжёт мою грудь до сих пор его взгляд,

Он раздевает меня до бесстыдства:

Великодушие князя и яд,

Как же смогли в нём одном уместиться?

 

Мне испытать было в жизни дано:

Адово зелье: и страсти, и похоть!

Кажется, это всё было давно,

Но и сейчас (не успела я охнуть!)

Сворой поклонников окружена

В нынешней жизни – чужая жена.

 

Мне предлагают любые соблазны,

Чтоб мою нежную плоть одолеть,

И обещания все безобразны –

Грехопаденье: пряник и плеть!

 

Где мой спаситель – кинжал, как случалось?

Проще – исчезнуть, сравняться с землёй…

Я об одном и сегодня печалюсь,

Что мой Данила, увы, не со мной…

 

ЛЕДА:

И всё-таки - любовь! Вот движитель эпох,

Царей, рабов, покорности и буйств!

И всё-таки – любовь! Превыше только Бог,

Влюблённым подарил он столько чувств.

 

И всё-таки – любовь! Не в выспренной игре,

Не в множестве к ногам припавших лбов.

И всё-таки – любовь! Хоть и великий грех,

Но всё-таки – любовь, но всё-таки любовь!..

 

И всё-таки – любовь! Скажи – не любишь ты,

Признанием ударь не в глаз, а в бровь…

И всё-таки – любовь! Нет краше лепоты!

И всё-таки – любовь,

              и всё-таки – Любовь!!!

 

Эпизод 15-й

КНЯЗЬ ВЛАДИМИР ПРОЗРЕЛ

 

         (И снова в хоромах Киева-града достославного Илью Муромца принимает князь Владимир с новой супругой Анной, дочерью греческого царя).

 

Князь ВЛАДИМИР (поднося чашу с вином дорогому гостю):       

Я вот о чём тебя, Илья, спрошу:

Ты же крещён…

 

Илья МУРОМЕЦ:

А как же? Крест ношу.

Иль ты забыл, как мы к Днепру с народом

С холмов бежали, чтоб предаться водам,

А после за хоругвией, с иконой

Прошли весь Киев, верой окроплённый?!

 

Князь ВЛАДИМИР:

Ну, я-то раньше принял веру эту,

Когда в Херсоне Анну ждал, невесту.

 

    (Анна, сидящая рядом с князем, внимательно прислушивается к разговору).

 

АННА:

Да, я тогда тебя вернула к свету…

Едва кораблик мой причалил к месту,

Как вдруг слепца узрила на причале.

 

         (Показывает Илье на князя).

 

И, вправду, мог слепым остаться он!

 

Князь ВЛАДИМИР:

Когда бы не крещение вначале:

Был я её священником крещён.

Как только я приблизился к иконе,

Как только приложил свои уста,

Ещё не разогнувшись, весь в поклоне,

Я вдруг увидел пред собой Христа.

 

АННА:

Да, изумленью не было предела,

Когда избранник мой увидел свет.

 

Князь ВЛАДИМИР (обнимая супругу):

Ты, Анна, жизнь вдохнула в моё тело,

Вернула счастье мне на много лет!

 

АННА:

Я не хотела, чтоб ты был супругом –

И пролила в Афинах море слёз,

Но рок судьбы под парусом занёс

Меня сюда, и я сошла с испугом

На берег… И решилась сразу

Пойти, тебя увидев, под венец -

Во мне кричали и душа и разум:

«Он вещий человек, хоть и слепец».

 

АННА (нежно отводя руки князя и обращаясь к Илье):

Всё остальное, друг, тебе известно.

Вернувшись в Киев, идолов он сверг

И повелел крушить их повсеместно,

Чтоб христианство всюду взяло верх.

 

Князь ВЛАДИМИР (поднимая чашу):

Так, пьём за Богом данную супругу!

 

Илья МУРОМЕЦ (вознося свою):

За мир и лад в твоей семье святой!

 

Князь ВЛАДИМИР (полушёпотом):

Тебе скажу, Илюша, я, как другу,

Ведь Анна стала у меня шестой.

 

Илья МУРОМЕЦ (с искренним сожалением):

А я куда-то мчусь, куда-то еду,

Крушу врага и вижу лишь во сне

Свою любовь – единственную Леду,

Через года бегущую ко мне…

 

         (Как видение в закружившейся от медовухи голове Ильи возникает образ Леды).

 

ЛЕДА:

Спасибо тебе, Илья-сударь,

На добром, на ласковом слове!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ох, ты, ой, еси, красная девица,

Загадаю я тебе семь загадок!

 

ЛЕДА:

Ох, ты, ой, еси, Илья-сударь,

Загадай ты хоть десяток!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ещё что у нас, девушка, без умолку?

Ещё что у нас, милая, безответно?

Ещё что у нас, девица, без кореньев?

Ещё что у нас, красная, чаще рощи?

Ещё что у нас, рыбонька, выше лесу?

Ещё что у нас, ягодка, краше свету?

Ещё что у нас во всю зиму зелененько?

 

ЛЕДА:

Ох, ты, ой, еси, Илья-сударь!

Без умолку – быстрые реки,

Безответно – конь, добрая лошадь,

Без кореньев – горюч камень,

Чаще рощи – частые звёзды,

Выше лесу – светлый месяц,

Краше свету – красное солнце,

Во всю зиму зелененько –

в сыром бору сосна.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Исполать тебе, красна девица! 

Загадки мои отгадала!

А восьмая-то загадка – судьба божья!

Ещё быть тебе, девушка, за мною,

За моею за молодецкою головою!..

 

         (Илья Муромец пытается обнять Леду, но она легкой тенью ускользает из его рук и растворяется в воздухе; Муромец не садится, а плюхается на место и пьет медовуху прямо из братыни).

 

БОЯН:

В княжьих палатах

Царит перегар.

Сизая дымка

Накрыла базар,

Шум разговоров,

Всяк своё гнул.

Муромец ворот

Рубахи рванул.

 

Больше Илья не встревал в разговор,

Мутный по кругу блуждал его взор.

Сгрёб он скатерку, смахнул со стола,

И зазвенела в глазах его мгла…

 

Эпизод 16-й

В ПОДЗЕМНОМ ПЕРЕХОДЕ

 

         (Над лежащим на каких-то картонных коробках Ильей Муромцем склонились Боян и две старухи, пытающиеся привести Илью в чувство).

 

БОЯН:

Вот и очнулся: какой – никакой,

Бурушка – конь по щиту бьёт ногой.

Нет ни пирушки,

Ни княжьих палат,

Лишь две старушки

На гостя глядят.

 

        ( Илья Муромец поднимает всклокоченную, помятую от выпитого зелья голову, пытаясь сообразить, где он).

 

Первая СТАРУХА:

Ты, милый мой, в Москве

Очнулся, на вокзале.

 

Вторая СТАРУХА:

Что? Тяжко голове?

И светел взгляд едва ли?

Первая СТАРУХА:

На, сокол, похмелись,

Прими от побирушки.

 

         (Наливает стакан водки и подносит Илье).

 

Илья МУРОМЕЦ (выпивает и приходит в себя):

Откуда вы взялись?

Не с княжеской ль пирушки?

 

Вторая СТАРУХА:

Мы мёрзнем тут,

В подземном переходе,

Нас милостыни ждут,

Мы – главные в народе!

 

Илья МУРОМЕЦ:

За что такая честь,

По что такое званье?

 

Первая СТАРУХА:

Да Божье наказанье –

Хотим мы просто есть.

 

Вторая СТАРУХА:

У нас нет ни двора, ни крова,

А там…

   

         (Показывает на подземку):

 

Тепло и запахи еды.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ах, если б знать мне колдовское слово,

Чтоб вызволить родимых из беды!

 

Первая СТАРУХА:

Спасибо тебе, батюшка, за ласку,

Что нам, старухам, ты принёс привет,

И с самого рассвета задал встряску,

Как будто бы открылся Божий свет!

 

БОЯН:

Вот так, Илья. Из века в век мы скачем,

А видим что? Лишь гнусность да тоску…

 

Илья МУРОМЕЦ:

Неправда, друг мой, вижу всё иначе –

Светло и радостно пребудет на веку.

И мы еще не раз с тобою встретим

Застольем первый снег и Новый год.

И нам, ей-богу, словно малым детям,

С весёлым дед Морозом повезёт!

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ МУРОМЦА

В СТОЛИЦЕ

 

Эпизод 17-й

ЭКСКУРСИЯ ПО МОСКВЕ

 

    (Илья Муромец, Боян и конь Бурушка поднимаются из подземного перехода и попадают на одну из московских улиц, почти безлюдную в это время).

 

Илья МУРОМЕЦ (ворчит, глядя на Бурушку):

Это разве что конь –

Чуть поболе кота чеширского!

Он не то, что в трясине,

В сугробе утонет.

А по мне бы коня,

Да коня богатырского,

Чтоб лишь стукнет копытом,

А земля уже стонет.

 

Чтобы сделает шаг один –

Позади весь березничек,

А уж если скачок –

То прощай, деревенька!

Мне коня бы такого,

Чтобы был он тверезничек,

Если я, доведется,

Хлебну где маленько.

 

         (Мимо Ильи и Бояна пробегает шумная стайка ребят и девчат с новогодними хлопушками, масками, еловыми веточками и бутылкой шампанского, скандируя: «Поздравляем с Новым годом!»).

 

Илья МУРОМЕЦ (не замечая никого, продолжает размышлять вслух):

 

Мне коня бы такого,

Чтоб от свиста не вздрагивал,

Чтоб при виде разбойника

Ушами не прядал.

Мне коня б, как огниво,

Чтобы тешил и радовал

На пиру и ристалищах –

Повсюду был рядом.

 

БОЯН (толкает Илью в бок):

Есть, Илюша, такой.

Вряд ли где подобный отыщется:

Грива плещется,

Будто поле ржаное,

А в глазах бесенят –

Не одна только тысяча,

Глянуть – целое скопище огневое!

 

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ну, а выдержит ли

Казака не тщедушного,

С два десятка пудов в облачении, кстати.

Если я взгромоздюсь

Среди воинства дружного,

Не падёт ли мой конь

Под усмешками рати?

 

БОЯН:

Не падёт. Для него,

Что табун в диком поле, что конница.

Не пуглив, а скорее –

Не тронешь испугом.

В поединке любом

Этот конь побеждённым не склонится:

Иль уйдёт с седоком,

Или смерть примет с другом.

 

Илья МУРОМЕЦ (неожиданно заливается смехом):

Знаю, где искать такого коня.

Это Бурушка, тот, что возле меня!

 

 ДЕВУШКА-ЭКСКУРСОВОД (оказавшаяся рядом - предлагает Илье Муромцу и Бояну прогуляться по столице):

Прогулки по Москве!

Возможны пешим ходом!

Прогулки по Москве!

С крутым экскурсоводом!

Кто незнаком с Москвой,

Кто не видал столицы,

Пожалуйте со мной

Немного прокатиться!

 

Иногородних лиц,

Господ в командировке

И прочих важных птиц

Я жду на остановке.

Экскурсия займёт

Час-полтора не боле…

 

         (Кроме Ильи Муромца и Бояна на улице никого нет; девушка возмущается):

 

Иль оскудел народ

На любопытство что ли?!

 

         (И вновь звучит её простуженный голос):

 

Прогулки по Москве!

Обзор почти задаром!!!

Прогулки по Москве!

В авто и пешедралом!!!

Прогулки с ветерком

И в темпе черепахи…

 

         (Беспокойно вертит головой):

 

Вчера людей – битком,

Сегодня – вошь на плахе!..

 

         (Обращается к Илье Муромцу):

 

Вы что ль приезжий, дед?

А то я вас подкину

К местам минувших лет,

Где гнули, может, спину.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я не из этих мест,

Из Мурома я родом.

 

ДЕВУШКА-ЭКСКУРСОВОД (шутливо):

Москва – не ваш насест,

И здесь вы мимоходом?

 

Илья МУРОМЕЦ:

Да, милый голубок, –

Случайно здесь, проездом,

И слабость чую ног

Не только задним местом…

 

ДЕВУШКА-ЭКСКУРСОВОД:

Хоть слушать вас чудно,

Но вы мне симпатичны.

Давайте заодно

Осмотрим град столичный!..

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я на тебя гляжу,

Прекрасная девица,

И слов не нахожу:

Московская жар-птица!..

 

         (За его спиной возникают красные девицы, среди которых растворяется и девушка-экскурсовод).

 

КРАСНЫ ДЕВИЦЫ:

Нам не надо, Илья, много денежек,

Не видать ни парчи, ни золота,

Не пивать ни мёда, ни солода,

Нам бы любыми быть

Да приглядными

И лебёдушками плыть

Бело-статными!

 

Ты, Илья, помоги снять кручинушку,

Хоть одну полюби сиротинушку.

 

Но ни с кем мы о том не обмолвимся,

За тебя перед Богом помолимся.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ой, вы, девушки мои,

Любы ладушки,

Ой, вы, утушки мои,

Быстры ластоньки!

Уж не звать мне, видно, вас –

«Мои лапушки,

Мои алые цветочки,

Мои лапоньки»:

А досталось мне колечко

Да наследное,

Я его любимой девушке пожалую,

Чтоб ждала меня,

Любила до последнего

За любовь мою не жалкую, а жаркую…

 

То колечко моё,

Ой, кудесное,

С ним по свету брожу бесконечному,

Каждый раз мою душу болезную

Возвращает в юность сердечную…

 

         (Из хоровода девушек выходит ЛЕДА, первая любовь Илья Муромца).

 

ЛЕДА:

- Войди в наш круг, Илья,

Перечить сердцу глупо.

Что медлишь ты, иль я

Тебе совсем не люба?

Иль брови не в разлёт,

Иль не в соку ланиты?

Войди под звёздный свод

И на меня взгляни ты.

 

Я – лебедь лебеды,

Я – горлица полыни,

Я из степной орды

Пришла с клеймом рабыни.

Я выстрадала плен.

И сколько нас в том поле

Не поднялось с колен,

Печалуясь в неволе?!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Мне, Леда, люба ты

И сердцу дорога,

Да, глянь, из темноты

Глаза горят врага.

Тебя бы я ласкал

Под пологом шатра,

Когда бы не оскал

Ордынцев у костра.

Когда бы не копьё

И посвист смертных стрел,

Я сердце бы своё

Тебе отдать сумел.

 

ЛЕДА:

Не мучь меня, Илья,

И знай мгновеньям цену,

Не мучь меня, иль я

Вериги вновь надену.

Уж лучше снова - в степь

И горечь пить полыни,

Уж лучше снова цепь

Закованной рабыни!..

 

Илья МУРОМЕЦ:

За тобою по свету

Я, Леда, пойду,

Истязать себя стану

И громом и молнией!

 

ЛЕДА:

Я пытать себя буду

Огнём, как в аду,

Или душу терзать

Неземной какофонией!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Из себя я выдавливать

Стану раба,

Изгонять буду беса

И змия поганого.

Уж такая судьба,

Уж такая судьба

У слепца, красотою

Твоей осиянного.

 

ЛЕДА:

Я венчальной молитвой

Под купол взовьюсь,

Стану в Храме усердно

Молиться Всевышнему.

Я кристальной водою

В ключе изольюсь,

С пожеланьем добра

И усердия ближнему.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я из печени стану

Выдавливать желчь,

Кровь дурную из сердца

По капле откачивать.

 

ЛЕДА:
За собой мосты жечь,

За собой мосты жечь,

Чтобы жертвенностью

Мои чувства оплачивать.

 

Илья МУРОМЕЦ:

И, быть может, тогда,

Страстью взвихренный ввысь,

Окажусь во Вселенной

В таком измерении,

Где, клянись - не клянись

И божись - не божись,

Все равно будешь схвачен

Не тленом, а Временем!

 

ЛЕДА:

Скажут ангелы нам:

«Оба грешники вы,

Вы, друг друга отдав

Пересудам и вечности,

Долго слушали

Вкрадчивый голос Молвы,

А не голос Любви

И взаимной Сердечности!

                  

         (Внезапно возникнув, Леда также неожиданно ускользает из объятий Ильи).

 

Эпизод 18-й

МУРОМСКИЙ ЗВЕЗДОЧЁТ

 

Илья МУРОМЕЦ (рассказывает Бояну):

Приснился сон, что в Муроме живёт

Отшельником какой-то звездочёт,

Возвёл он даже башенку с трубою,

В неё глядеть народ валил гурьбою,

И оттопырив нижнюю губу,

Он в небо сам часами зрил в трубу.

 

 

БОЯН:

То Сергий был – сын плотника Антона,

Его в живых ты не застал чуть-чуть.

Сей человек все годы монотонно,

День изо дня, вершил по звёздам путь.

Он сам трубу из стёклышек составил,

Чтоб звёздную приблизить лепоту,

И даже в честь твоей былинной славы

Назвал Ильёю Муромцем звезду.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Так я предстал  и на небесном своде?!

А как бы мне увидеть ту звезду?

Меня с ума так любопытство сводит,

Как будто с Ледой я свиданья жду.

 

БОЯН:

Хоть сотни раз смотри на небо в оба,

Но свет звезды не виден на Земле.

Без той трубы, без ока телескопа

Пылинки звёздной не узришь во мгле.

 

Илья МУРОМЕЦ (раздумчиво):

Так далека, как всё, что с нами было…

 

БОЯН:

Немыслимо представить и сравнить:

И миллионы б жизней не хватило,

Чтоб размотать ту временную нить!

 

Илья МУРОМЕЦ (гордо вслух):

И всё же есть!

                      (Спохватывается).

А знают ли о ней,

Иль канула звезда со мною в вечность?

 

БОЯН:

На небе столько звёзд, и всё плотней,

И всё тесней огней их бесконечность!

И ты не растворился, не исчез,

Ты вновь явился, вновь, Илья, воскрес.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Пусть помнят все о Муроме моём,

Мне давшем имя, сердцу близком граде.

Здесь вся душа, здесь милый с детства дом –

Я всё бы отдал, всё - Отчизны ради!

 

 Мне любовь-печаль

Придавила грудь,

Распахнула даль,

Поманила в путь:

«Ты в делах преуспел,

Сложа руки, не сидел.

Всю траву не выкосить,

Все дела не выказать.

Коли ты – добродей,

Так живи для людей!»

     

Илья МУРОМЕЦ тихо напевает):

 

                   Я из города мудрого,

                   А скорее – мудрёного,

                   Я из города Мурома

                   Как орешка ядрёного!

                   Где закаты закатные,

                   А рассветы рассветные,

                   Где места благодатные,

                   Чудеса несусветные.

 

                   По водицу не девицы –

                   Проплывают лебёдушки,

                   На завалинках светятся

                   Незамужние вдовушки.

                   Я из града былинного,

                   Лаской не обделённого,

                   По названью – не длинного,

                   Славой не обойдённого.

 

                   Мне в родимой обители,

                   Что в селе Карачарове,

                   Наказали родители:

                   «Не гоняйся за чарами!

                   Околдуют, опутают

                   И лишат силы-волюшки,

                   Не гулять тебе, молодец,

                   Да во чистом, во полюшке!»

 

                     От отца и от матери –

                   Верится, иль не верится –

                   Выслушал я внимательно

                   Божье благословеньице,

                   И, ступив на дороженьку,

                   На тропиночку узкую,

                   Их заверил и Боженьку:

                    «Защищу Землю Русскую!»

 

 

 

 

 

 

 

 

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Великой Победы»

Бессмертный полк

60-я ГВАРДЕЙСКАЯ ДИВИЗИЯ ПРОРЫВА.

Так ее называли ветераны дивизии в дни Победы на встречах в парке им.Горького в Москве. Полное название 60-я гвардейская Краснознаменная ордена Суворова Павлоградская стрелковая дивизия.

 

Это рассказ о дивизии, в которой служил с ноября 1941 г. до конца ВОВ мой отец Кочетов Николай Федорович.

Дивизия прошла славный путь с первых дней ВОВ и завершила его в победные дни мая 1945 г. в Берлине. Среди победных росписей на стенах Рейхстага были и имена бойцов гвардейской 60-й дивизии.

В ходе ожесточенных сражений дивизия несла потери и после каждого пополнения и переформирования менялись номера дивизии и ее полков, но боевой дух, боевые традиции оставались неизменными. В скобках указываются номера полков по месту их формирования в Елани.

Начало боевого пути. Первое формирование.

8 июля 1941 г. ГКО СССР принял постановление №ГКО-48 сс «О формировании дополнительных стрелковых дивизий: в целях усиления действующей армии сформировать дополнительно 56 дивизий нормального состава, но временно с одним артиллерийским полком (в дивизию и в дальнейшем входил один артполк) общей численностью 13200 человек каждая и 10 кавалерийских дивизий».

В постановлении ГКО №207 сс от 19 июля: «О формировании новых дивизий» были определены конечные сроки и места формирований  56 с.д., из них 12 с.д. формировались в Орловском ВО. В числе этих дивизий значилась и 278-я с.д., о которой речь пойдет здесь и дальше. Дивизия должна была  быть сформирована к 26 июля 1941 г. с дислокацией в г. Ливны Орловской области.

В состав дивизии входили: 821-й, 853-й, 855-й стрелковые полки, 847-й артполк, 348-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион, 568-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 367-й отдельный разведывательный батальон, 563-й отдельный санитарный батальон, 743-й отдельный батальон связи, 311-й медико-санитарный батальон, 738-й автотранспортный батальон (в каждом полку была транспортная рота), рота химзащиты, ветеринарный лазарет (пушки и транспорт были, в основном, на конной тяге), полевой хлебозавод и др.мелкие подразделения обеспечения.

10 июля 1941 г. приказом ГУК НКО СССР №00396 командиром дивизии был назначен полковник Мелешко Василий Иванович, комиссаром дивизии – полковой комиссар Беляев С.А., начальником штаба – подполковник Синицын.

С 4 августа 278-я с.д. находилась в составе 24-й армии Резервного фронта в районе Ельни. Но в резерве дивизия находилась недолго. Согласно директивы ГШ Красной Армии №00828 от 10.08.41 полки дивизии сосредоточились в районе Брянска в лесу у поселка им. Урицкого.

В ходе Смоленского сражения и ожесточенных боевых действий на Центральном фронте к середине августа между Центральным и Резервным фронтами образовался большой разрыв. Для закрытия этой бреши между фронтами 14 августа Директивой Ставки ВГК был создан Брянский фронт из остатков 13-й армии и вновь созданной 50-й армии, в состав которой вошла и 278-я с.д. Командующим фронтом назначили генерал-лейтенанта А.И.Еременко. 278- с.д. являлась резервом 50-й армии.

Штаб 50-й армии в оперативной сводке 17.08.41 указывал: « 278-я с.д. резерва армии к утру 18.08.41выходит на заранее подготовленный рубеж обороны Дарковичи, Голяжье, Заставище».

В оперативной сводке Брянского фронта от 21.08.41: «278-я с.д. сосредоточилась в районе Дарковичи, Буда, Гляженка…».

Брянский фронт получил Директиву Ставки ВГК №001428 на наступление в направлении Рославль, Стародуб. Штабом Брянского фронта была создана ударная группировка 50- й армии, которая должна была наступать на рославльском  направлении. В группировку входила и 278-я с.д. Группировка должна была перейти в наступление утром 2.09.41 ударом в направлении  Пеклина, Нов. Крупец, Рославль с целью уничтожить группировку противника в районе Рековичи, Сеща, Городец.

В донесении командующего 50-й армией генерал-майора Петрова командующему войсками Брянского фронта о результатах действий ударной группы за период 2-7 сентября 1941 г. указано: «Ударная группа ( в т.ч. и 278-я с.д.) развернулась для наступления на фронте р.Сеща, устье р.Глинка в полосе шириной 27 км. К началу наступления – утро 2.0.41 ни одна дивизия полностью сосредоточена не была…».

Командующий 50-й армией  доносил о действиях ударной группы с 2 по16 сентября: «Перед фронтом  ударной группы по западному берегу  р.Десна оборонялась 34-я пехотная дивизия противника, укомплектованная до штатов (т.е. не менее 15 тыс. человек…278-я  с.д.  имела около  9 тыс.человек)… 278-я с.д. к исходу 2.9.41 (указываем действия только 278 с.д.) вышла на западный берег р. Десна и закрепилась на опушке леса западнее Вышковичи… Управление войсками 278с.д. и 299 с.д. оставалось неудовлетворительным. Части действовали изолированно. Не было взаимодействия между  родами войск…278-я с.д. вышла на рубеж Афонин, Сума. Дальнейшее продвижение остановлено противником из районов Мал. Салынь, Пеклино…278-я дивизия, ведя упорные бои 3.09.41 вышла на рубеж Слобода, восточная часть Пеклино. Дивизия залегла под сильным пулеметным, минометным и артогнем  на указанном рубеже. Соседи справа и слева отстали. Авиация противника проявляет значительную активность, препятствуя продвижению нашей пехоте и танкам, нарушая переправы на р.Десне»

Командарм Петров доносил командующему Брянским фронтом о действиях ударной группы с 2 по 7 сентября: «Противник, бросив крупные силы авиации, сорвал наступление частей группы и в течение всего дня не дал организовать наступление. Потери достигли значительных размеров, были выведены из строя ряд командиров  батальонов и полков». 4 сентября Петров доносил: «наступление 278-й и 299-й дивизий отбито огнем и контратаками  противника…».

6 сентября авиация противника систематически бомбила наши войска, значительные ее силы были брошены на штабы, командные пункты и тылы дивизий. Войска понесли значительные  потери, выбыли из строя ряд командиров, особенно в 278-й дивизии, где полками командуют  лейтенанты. Управление войсками 278-й с.д. нарушено. Части дивизии в беспорядке отошли к переправам (через Десну) у Вишковичи. По оперативной сводке штаба Брянского фронта 6 сентября 278 с.д. успеха в наступлении не имела и занимает рубеж Бубнов, Пеклино, Новоселье.

Из оперативной сводки №43 штаба 50-й армии от 7.09.41: 278 с.д. в течение ночи вела ожесточенный бой,  отражая атаки противника, оставила занимаемые позиции и отошла на прежний рубеж Пеклино-Вышковичи. В течение ночи 8 сентября 278с.д. привела себя в порядок и закрепилась на рубеже: окраина Бубнов, Бруев, Коретовка. Дивизия в боях понесла значительные потери и к 14 сентября насчитывала 5200 человек, потери составили 3600 человек

12 сентября дивизия несколько раз пыталась перейти в наступление, но успеха не имела. 13 сентября дивизия после упорных боев и неоднократных атак продвинулась на правом фланге на 400-500 метров. 12.09.41 дивизии ударной группы ( в т.ч. и 278 с.д.) остановлены противником на достигнутом рубеже и перешли к обороне

По оперативной сводке штаба Брянского фронта  от 14.09.41 278 с.д. занимает рубеж Бубнов, Бруев, Сума, Новоселье и укрепляет эти рубежи. По официальным данным дивизия за две недели потеряла 33% личного состава.

До 28 сентября командующий Брянским фронтом Еременко – «генерал обороны», как называл его Сталин, предпринимал безуспешные попытки атаковать, несмотря на приказ Ставки о переходе к обороне. Приказ войскам фронта о переходе к обороне Еременко подписал только 28 сентября – за два дня до наступления немцев.

30 сентября немцы перешли в наступление из района Шостка-Глухов в направлении Севск (левый фланг Брянского фронта). По состоянию на 1 октября к началу немецкой наступательной операции «Тайфун» численный состав 278 с.д. насчитывал 5850 человек.

2 октября немцы в рамках операции «Тайфун» перешли в наступление по всему фронту.

Утром 2 октября противник перешел в наступление на всем фронте 50-й армии. На участке 278 и 258 дивизий атаки немцев отбиты. 4 октября 278 с.д. отражала атаки 112 и 131 дивизий противника. Две немецкие дивизии имели огромное превосходство над измотанной и обескровленной 278-й дивизией. С разрешения командующего 50-й армией 278 с.д. была отведена на восточный (левый) берег р. Десна.

6 октября немецкие танки окружили штаб фронта. Брянск занят, горит,  а мосты через Десну не взорваны. Пропал командующий фронтом Еременко. Начальник Генштаба Шапошников приказал Петрову принять все меры к розыску  Еременко, а в его отсутствие взять командование фронтом на себя (Еременко со штабной группой вышел из окружения).

Немцы стремились не выпустить 50-ю армию из окружения, срочно перебрасывали пехоту и танки, в том числе полк «Великая Германия» по огневой мощи не уступавший дивизии.

50-я армия попала в мешок, приготовленный врагом. Попала в самую жестокую мясорубку. В районе Хвастовичи части армии вступили в бой с мощной группировкой врага, преградившей ей путь на восток со стороны Орла.

10 октября 278 с.д. была окружена. У Рессети 50-я армия фактически лишилась командования. Были тяжело ранены командующий армией М.П. Петров и начальник политотдела А.Г.Журавлев, погиб член Военного совета Н.А. Шляпин и многие работники штаба. Погиб и командир 278 с.д. полковник Мелешко Василий Иванович.  Только нанеся удар в северо-восточном направлении остатки 50-й армии прорвали окружение и двинулись в направлении на Белев.

В оперативной сводке Брянского фронта говорится: части 50-й армии продолжают выход, все дивизии, кроме 278-й, вышли в район Белев…50-я армия продолжает сосредотачиваться в Белевском районе (Тульская обл.). 22.10.41 начали прибывать из окружения и части 278-й дивизии. Остатки 278-й с.д. перебрасываются  в Тулу. К 23 октября в дивизии числилось всего 621 человек.

25 октября 278 дивизия из Белева была переброшена в Ефремов. Для прикрытия елецкого направления был образован Елецкий боевой участок в составе 278 с.д., сводного танкового батальона. Данные части  обороняют Ефремов, прикрывая направление на Елец.

10 ноября Директивой Ставки Верховного Главного командования №004727 от 9.11.41 Брянский фронт был расформирован. 278 с.д. как боевая единица перестала существовать.

Второе формирование. Елань.

Остатки 278 дивизии перебрасываются Елань Сталинградской (Волгоградской) области.

Елань даже по довоенным меркам была крупным торговым и культурным центром в округе верст на 70. На ярмарку торговли зерном и скотом приезжали даже с Бузулука и Медведицы. До революции зернопромышленнику и мукомолу Кулакову в центре села принадлежало несколько кирпичных домов. В пойме за р. Терсой он возвел 4-х этажную «паровую» мельницу (промышленник  Мокроусов, к примеру, строил ветряные и водяные мельницы. Еще в 1942 г. на Заоозерной улице в Елани стоял его ветряк, который сгорел). Кулаков же построил в Елани единственный на всю округу «синематограф» (кинотеатр). В кинотеатре был  партер и ложи. За кинотеатром был пруд, на нем лодочная станция, беседки, вокруг пруда аллеи, по которым гуляла публика.

В огне гражданской войны и коллективизации мельница сгорела, но кирпичные стены остались, в них создали автоколонну №1

Осенью 1941 года Елань была еще глубоким тылом. Район располагал большими материальными ресурсами, сюда и прибыли на пополнение остатки 278 дивизии.

На основании Директивы Военного Совета Сталинградского военного округа 22 декабря 1941г. на базе 278 с.д. была сформирована новая дивизия под номером 471. Новые номера получили и полки дивизии, расквартированные по селам района: 1528 с.п. (бывший 851-й) в Терновом (Дубовое); 1529 с.п. (бывший 853-й) -  в с. Терса; 1530-й с.п. (бывший 855-й) – в с.Вязовка. В самой  Елани формировался 847-й артполк.

Командиром дивизии был назначен генерал-майор Монахов Дмитрий Петрович. Он начал боевой путь красноармейцем в 1918 году. В бою против  деникинцев попал в плен. Бежал. После побега из плена закончил полковую школу. В боях против махновцев командовал взводом, участвовал в разгроме Петлюры и войск Врангеля.  После гражданской войны командовал ротой, батальоном. Служил начальником штаба полка и командиром полка. В 1939 году участвовал в освободительном походе Западной Украины. В 1941 г. закончил академию им. М.В.Фрунзе и был назначен командиром 130-й с.д. Дивизия участвовала в приграничных сражениях ВОВ. В октябре 1941 г. Монахова направили на учебу в академию Генштаба, но в ноябре отозвали и направили в распоряжение Военного совета Южного фронта и назначили командиром 471-й с.д.

Кочетов Николай Федорович. Рассказ о нелегкой судьбе своего отца, чтобы были понятны все его жизненные перипетии, начну с самого детства.

Родился он в 1902 году в х. Громки Усть-Медведицкого округа ВД. Хутор считался зажиточным даже для области ВД. Хутор делился на 4 части: Громок (по речке Громок), Кочетовка – верхний край, Кукуй и Ерзовка – нижний край. У каждого хуторянина (кроме пашни) был еще сад на Медведице, а которые были более работящие, имели еще сады по Громку и где-нибудь в степи, в балке.  На хуторе имелась ЦПШ, которую отец и закончил (до 60-х годов считался грамотным человеком. В 1961 г., за два года до своей смерти,  закончил Балашовский бухгалтерско-экономический техникум, сбылась многолетняя мечта – получил диплом, а в нем одни пятерки).

Прадед Иван Федорович, участник турецкой войны 1877-1878 гг., владел лавкой красного товара, имел 2 пары быков (считай трактор), пару лошадей и верхового коня.

Летом 1919 г. хутор заняла сотня белых казаков первого Георгиевского героя 1-й мировой войны Кузьмы Крючкова.  За хутором на левом берегу Медведицы была уже Саратовская губерния и белые дальше не пошли: «Мы свою землю освободили, а там нехай краснопузые сами разбираются». В хате моего деда Федора  стояли на постое три казака. Отец крал у них патроны и через Медведицу таскал их своему дяде Петру Кочетову, отступавшему в Бурлук за Медведицей с красногвардейским отрядом, которым он командовал.

В 1924 г. отца призвали в Красную Армию и отправили в Туркестан, в Кушку, на границе с Афганистаном. Служил он писарем эскадрона и пулеметчиком (пулемет системы «Льюис» с прикладом позволял вести огонь с седла на скаку). Полк по эскадронам на неделю-две уходил в пустыню в погоне за бандами басмачей.

В 1929 г., после службы в Красной Армии, отца избрали председателем  Громковского сельсовета. Дед Федор, хотя и промотал состояние, считался кулаком. Началась коллективизация, раскулачивание, дед стоял за кулаков, ходил на своего сына с вилами на мосту через Громок, когда везли раскулаченных с отрубов. Он выгнал моих отца с матерью из хаты, и они ютились в сенях, снимали квартиру, пока не «освободился» дом одного из раскулаченных.

В 1931 г. отец поступил в Камышинскую Совпартшколу (предшественница ВПШ), но через год был отчислен как «сын подкулачника». Эта тень висела над ним до конца 30-х годов. В связи с этим родителям из родных краев пришлось перебраться в с.Александровку в республике Немцев Поволжья. Но и там достала длинная рука ОГПУ. Отсюда родители забрались еще дальше в глушь – хутор Ежовский. Это был уже Хоперский  округ ВД.

Хутор, как теперь сказали бы, был «градообразующий», в нем имелась МТС с двумя рабочими поселками. МТС обслуживала с десяток колхозов в окрестных хуторах и селах. Отца избрали председателем рабочего комитета – прообраз профкома. Потом он стал бухгалтером-ревизором МТС, инспектировал колхозы Ежовской  МТС. В конце каждого года и в начале следующего года он месяца по два не бывал дома, наезжая лишь по выходным, составлял годовые отчеты за малограмотных председателей колхозов.

В апреле 1941г. родители из Ежовки переехали в Елань, о которой говорилось выше. Отец работал инспектором райсельхозбанка. Жили в «казенной» квартире – в кулацком доме, с кухней, залом и спальней. При доме был сад, огород и  конюшня с транспортным средством банка – серым рысаком, на котором конюх, буденовец Яценко брал призы на скачках на ипподроме на горе за больницей.

С началом ВОВ отец, как прошедший кадровую военную службу и имевший боевой опыт борьбы с басмачами, командовал  взводом  всеобуча. Призывники маршировали на стадионе и мы, мальчишки, шагали следом и пели вместе с ними песни. Отец, как специалист, имел бронь от призыва в армию. Но вот в ноябре 1941 г. в Елань перебросили измотанную в боях 278 с.д., ставшую 471-йс.д.

С Кочетова Н.Ф. сняли бронь, призвали в армию и направили в 853 стрелковый полк 471-й дивизии, который формировался в с.Терса километрах 4-х от Елани. Между Еланью и Терсой находился высокий бугор, на котором стояла Терсинская МТС. Из Елани через бугор вТерсу и далее шел грейдер.

В дивизии казарм, конечно, не было. Бойцы и командиры распределялись по домам в селах, в которых дислоцировались полки дивизии. Отец и двое красноармейцев квартировали в доме терсинского председателя колхоза. Хозяин был на фронте. В доме была хозяйка с тремя детьми. В ее обязанности входило готовить ужин для солдат. Продуктами помогали колхозы, на территории которых размещались части дивизии.

Мы с мамой раза два в месяц навещали отца в Терсе. Конюшня с Серком была у нас во дворе, и управляющий банком разрешал пользоваться упряжкой с санями. В Терсу мы приезжали к вечеру, когда солдаты возвращались с учений на квартиры.

Однажды в феврале мы часов в 9  вечера возвращались из Терсы. Только мы спустились с бугра, как Серко всхрапнул и пошел своим размашистым шагом, только ошметки снега бухали в передок саней. Смотрю – справа из леса через речку Терсу по колхозной плантации нам наперерез несется волчья стая. Перехватить на дороге они нас не сумели – недаром Серко брал призы на скачках. Я передал маме вожжи, пересел в задок саней, брал пучок сена, поджигал его и бросал на дорогу. На время, пока горело сено, волки приостанавливались, а как только потухал пучок, снова бросались в погоню. Гнались они за нами до первых домов на Кузнечной улице. Услышав скачь лошади  и грохот снега по саням, подняли лай собаки, и волки отвалили влево к колхозной ферме.

В самый напряженный период ВОВ осени 1941 года и зимы 1942 дивизия 6 месяцев находилась на формировании и обучении. Как этот процесс происходил в полках,  мне видеть не довелось. А вот процесс обучения артиллеристов наблюдал. На пустыре рядом с нашим домом тренировались минометчики, на стадионе проходила строевая подготовка. В марте 1942 года дивизия была укомплектована до штатов и закончила военное обучение.

Перед отправкой дивизии на фронт ей от тружеников Еланского района было вручено Красное Знамя. Его вышивала учительница  еланской средней школы №1, или как ее по старой памяти называли до самого сноса, «Зеленая гимназия», Глазкова Александра Михайловна. В отличие от «Зеленой гимназии» в Елани была еще с.ш.№2 – «Белая гимназия» Голикова. Это знамя дивизия пронесла со славой до Берлина.

Отступление. В средней школе №1работали две сестры-учительницы: Глазкова Александра Михайловна и Романова (Глазкова) Анна Михайловна, жена Алексея Даниловича Романова, который был завучем по воспитательной работе в «Зеленой гимназии». В 1940 г. после окончания Сталинградского пединститута его призвали  в армию, и он оказался в Бресте. В июне-июле1941 А.Д.Романов был одним из активных защитников Брестской крепости. О нем я писал в повести «Забытые герои» о земляках-сталинградцах, защитниках крепости.

Анна Михайловна вела историю, а Александра Михайловна  географию. В 5-7 классах, в которых учился автор этой статьи, она была классным руководителем. Она была обаятельным человеком, и ученики ее просто обожали.

Обе сестры закончили Бестужевские курсы – высшие учебные заведения для женщин. Среди еланских дам они выделялись благородной осанкой, даже летом носили длинные перчатки и широкие шляпы.

В марте 1942 года дивизию отправили под Москву. Она высадилась в Коломне, но битва под Москвой к тому времени победно завершилась и дивизию перебросили под Харьков.

 

 

 

 

Юго-Западный и Южный фронт.

В январе 1942 года эти два фронта проводили так называемую «Барвенковскую наступательную операцию». Противник превосходил силы фронтов по пехоте в 1,3 раза, по артиллерии – 2,6 раза. Замысел  советского командования заключался в следующем: ударами войск смежных флангов ЮЗФ и ЮФ в общем направлении на Запорожье прорвать оборону врага на стыке 6-й и 17-й немецких полевых армий между Балаклеей и Артемовском, выйти в тыл Донбасско-Таганрогской группировки врага, прижать его к Азовскому морю и уничтожить.

Наступление фронтов началось 18.01.42. В результате напряженных боев  советские войска порвали оборону врага и продвинулись вперед в западном и юго-западном направлениях на 90-100 км. С этого плацдарма задумывалось наносить удары во фланг и тыл Харьковской и Донбасской группировкам  противника.

Хотя немцы и понесли значительные потери, но поставленные перед нашими фронтами задачи были выполнены не полностью. Сказалось отсутствие превосходства над противником в живой силе и вооружении, медленном развертывании прорыва. Это позволило врагу усилить свои силы и оказать упорное сопротивление. Сказалась также нечеткая организация взаимодействия между нашими фронтами. Силы наших войск иссякли и 31 января наступление прекратилось. Образовался так называемый  Изюм-Барвенковский выступ.

После неудачной  Харьковской операции командование ЮЗФ готовилось к отражению наступления противника. Сюда и была переброшена для усиления фронта 471 с.д.

Изюм-Барвенковская операция. Отступление к Дону.

Для 471-й с.д., о которой, в основном, будет идти речь, эту операцию следовало бы назвать «Купянско-Изюмской» операцией.

В мае 1942 г. 471-я с.д. (а не 278-я, как указывается в некоторых источниках) заняла оборону от железной дороги Купянск-Харьков до ж/д Изюм-Харьков на р. Донец Северский.

В начале июня немцы начали наступление в плане операции «Вильгельм». Против 38-й армии, в состав которой вошла 471-я дивизия, были сконцентрированы 3 танковые дивизии,1механизированная и 2 пехотных дивизий. После массированного удара авиации 150 танков атаковали правый фланг соседней дивизии,она отошла и открыла фланг 471-й дивизии. 1529-й с.п. (853-й с.п.), в котором служил Кочетов Н.Ф., занимал оборону в районе п.Лиман, но в результате атаки противника оставил позицию, контратакой пытался восстановить положение, но безуспешно. Германская авиация наносила сильные удары и дивизия несла большие потери. Основные усилия немцев были направлены   на окружение 28-й и 38-й армий между Изюмом и Великим Бурлуком.

471-я с.д. оборонялась на линии Волчий Яр-Богодаровка. 1529-й с.п. майора Р.Л. Стурова занимал правый фланг у с. Богодаровка, левый фланг занимал 1530-й полк майора А.З.Федорова. Все полки дивизии сражались стойко.

Утром 22 июня немцы нанесли мощный авиационный и артиллерийский удар по 162-й с.д. (правее 471-й с.д.), ее оборона была прорвана и танки немцев устремились к Купянску, обойдя 471-юс.д. справа. В результате прорыва немцев к Купянску части 38-й армии отошли. Соединения армии понесли большие потери. Утром 23 июня 471-я с.д. и другие части 38-й армии начали отход. В результате танковых атак и авиаударов немцев нашим дивизиям не удалось оторваться от врага. 1528-й (851) и 1529 (853) стрелковые полки при отступлении были рассеяны и практически, как боевые единицы, перестали существовать. Штабом управление дивизией было потеряно. Отдельные части дивизии отходили к  р.Оскол, переправлялись через нее вплавь, кто как мог.

Одиссея Кочетова Н.Ф. В июле мы поучили извещение, что Кочетов Николай Федорович пропал без вести. Моя мать, Мария Герасимовна, была, конечно, в трансе. А автор этих строк то ли по малолетству, то ли подсознательно, не унывал. Мать упрекала:

-Ты бы хоть слезинку пролил, ведь отец пропал!

-Да никуда он не пропал! Вот увидишь, он придет домой!

А  он в это время шел от Оскола к Дону. В путь на восток из окружения он пошел с двумя молодыми бойцами. Они еще мало пороху нюхали, а у него уже был 4-х летний опыт борьбы с басмачами.

Шли полями. Немцы, прорвавшись вперед, оставляли заслоны, патрули мотоциклистов по дорогам. В села, даже без риска нарваться на немцев, необходимости заходить не было, по дорогам и полям всего брошенного было достаточно. Через три дня один из бойцов, украинец, сбежал ночью. В перестрелке с мотоциклистами погиб второй боец и Кочетов Н.Ф. продолжал путь на восток один. При переправе через р.Айдар его плот с оружием и одеждой обстрелял «Мессершмит».  Николай Федорович поднырнул под бревна плота и остался цел. Дошел он до границы Украины, переплыл Калитву, а это уже Ростовская область. На песчаном берегу разложил одежду сушиться,  а сам сел в тень от кустов. И тут снова налетел «Мессершмит», полосонул пулеметной очередью по одежде (думал, что человек лежит на песке) и как ножом распорол гимнастерку.

Свой полк (то, что осталось) отец нашел в районе ст.Клетская на Дону. В полку оказалось около 100 человек. Знамя полка и дивизии сохранили и вынесли из окружения. Дивизия занимала полосу в излучине Дона от Серафимовича (Усть-Медведица) до ст. Клетской. Всего тогда в дивизии насчитывалось 1017 человек.

Третье формирование. Сталинградская битва.

 Полки пополнялись выходившими из окружения, прибывало новое пополнение. 471-й дивизии снова был возвращен номер – 278-я стрелковая дивизия. Старые номера получили и полки дивизии: 1528-й (Терновской) стал снова 851 с.п.; 1529-й (Терсинский) стал 853 с.п.; 1530-й (Вязовский) стал 855-м стрелковым полком.

Еланский район шефствовал над дивизией со дня ее формирования в Елани. Кочетова Н.Ф., как известного в районе, в августе направили в Елань для восстановления шефских связей. 

И вот в один из прекрасных августовских я (автор этих строк) выхожу на улицу со двора и вижу, как со Столбовой  улицы на нашу Коренную сворачивает военная повозка, запряженная парой дончаков. Еще не разглядев, кто сидит в повозке, вбегаю  в дом и кричу

-Мама, отец едет! – она падает на пол, а кони уже стоят у ворот. Отец открывает ворота, а по обычаю казачка должна встречать мужа у ворот из похода.

Отец побывал в райкоме, исполкоме, в колхозах района. В самой Елани было три больших колхоза: имени Коминтерна (в котором автор в 1943-1945 гг. летом работал), «Украина» и «Спартак». В дивизию направилась делегация района с шефской помощью 

 23-24 июля 1942г. 6 армия Паулюса прорвала оборону 192-й с.д. в районе Верхняя Бузиновка (ниже Клетской). 278-й с.д. было приказано переправиться через Дон у ст. Распопинской и овладеть дорогой между Распопинской и Клетской  вдоль берега Дона.

Немецкие войска еще не успели закрепиться на этом участке. Войска 6-й армии и союзников Германии (румыны, венгры, итальянцы) только подтягивались по пыльным степным дорогам к излучине Дона.

278-я дивизия вместе с частями 124-й с.д. заняли плацдарм в районе Распопинской. Вскоре у этого плацдарма сосредоточились немецкие и итальянские части. Завязались тяжелые упорные бои. Наши части испытывали недостаток в вооружении: в артполку 278-й дивизии насчитывалось всего 6 76-мм орудий, а в составе отдельного минометного батальона было 9 120-мм минометов.

Многие наши соединения, потрепанные в ходе летних боев за Дон, были отправлены на пополнение в тыл на пополнение, но 278-я дивизия пополнялась и сколачивала свои подразделения в боевой обстановке. К началу августа в дивизии насчитывалось 3230 человек, а к 9 августа уже 6860 человек.

Весь август шли упорные бои в районе Распопинской, но расширить плацдарм не удалось, сказывалось превосходство врага в живой силе и вооружении. К немецким войскам из Румынии прибыли 6-я и 13-я румынские армии. Части 278-й дивизии несколько раз врывались на окраины Распопинской, но выбивались врагом.

В составе 21-й армии  278-я с.д. сосредоточилась на плацдарме у Серафимовича, за который шли упорные бои. Этот плацдарм стал рубежом, откуда ударная группировка Ю-З фронта нанесла удар в тыл 6-й армии Паулюса, штурмовавшей Сталинград. 28 октября 278-я с.д. была передана в состав 63-й армии, ставшей 1-й гвардейской армией.

Перед 278-й дивизией занимала оборону 11 пехотная дивизия румын. За месяцы обороны противник создал сильный оборонительный рубеж, прикрытый минными полями и проволочными заграждениями.

Утром 19 ноября наши войска начали артподготовку, но сильный туман скрывал цели, не могла работать и авиация. Противник встретил атакующих сильным огнем и яростными контратаками. В первый день прорвать оборону врага не удалось, продвинулись лишь на несколько сот метров, но удалось обойти открытый фланг румын. 22 ноября наши войска овладели Бахмуткой и Ягодным (на границе Ростовской обл.). 23 ноября ударные группировки Сталинградского и Ю-З фронтов соединились в районе Советского и завершили окружение 6-й немецкой армии. 25 ноября полки 278-й дивизии перешли к обороне на рубеже Бахмутка, Рубашкин на р. Кривая.

До середины декабря дивизия занимала захваченный рубеж. В новом наступлении на  Среднем Дону из левофланговых частей 1-й гв. армии была  образована 3-я гв. армия Лелюшенко, в которую вошла и 278-я с.д. По плану нового наступления 3-ей гв. армии предстояло прорвать оборону от Боковской до Кружилина, окружить части  8-й итальянской и 3-й румынской армий, оборонявшихся по Дону и Чиру.

Утром 16 декабря 3-я гв. армия после мощной артиллерийской подготовки перешла в наступление. 18 декабря 278- с.д. получила приказ о прорыве вражеской обороны. Ночным ударом дивизия опрокинула отходящие части 11-й пехотной дивизии румын. Вечером дивизия вышла к р.Черная, заняв Верхние и Нижние Грушки. 21 декабря дивизия форсировала Чир и за 3 дня боев прошла   более 100 км. 24 декабря дивизия вышла на р.Калитва, заняла Сергеевку, Анновку, Голово. 25 декабря была взята ст.Селивановская, а 1 января 1943 г. – ст. Скосирская.

За отличные боевые заслуги 278-й стрелковой дивизии было присвоено звание гвардейской и новый номер – 60-я гвардейская стрелковая дивизия. Полки дивизии получили новые номера:

177-й гвардейский стрелковый полк (бывший 851-й, Терновое);

180-й гвардейский стрелковый полк (бывший 853-й, Терса);

185-й гвардейский стрелковый полк (бывший 855-й. Вязовка);

132-й гвардейский артполк (бывший 847-й, Елань). Другие подразделения дивизии указывать не будем.

Победный путь на Запад.    

Освобождение  Павлограда.                      

Сталинградская битва  и разгром фашистских войск под Сталинградом - хваленой  6-й полевой и 4-й танковой армий гитлеровцев, определили весь дальнейший ход ВОВ и 2-й мировой войны в целом.  Всему миру стал очевиден неизбежный крах фашизма.

После освобождения Миллерово 60-я гв. с.д. вступила в пределы Украины. В сентябре 1943 г. дивизия в составе 12-армии Ю-З фронта  (с октября – 3-й Украинский фронт) освободила город Павлоград.

В начале 1943 г. в городе под руководством партии вспыхнуло вооруженное восстание. Против слабо вооруженных и подготовленных групп патриотов немцы бросили воинские части с танками и артиллерией. Восстание было жестоко подавлено.

За освобождение Павлограда 60-й стрелковой дивизии было присвоено почетное название – 60-я гвардейская Павлоградская стрелковая дивизия.

Битва за Днепр. Освобождение Запорожья.

Летом 1941г. Запорожье было захвачено немецкими войсками. Утром 18 августа немецкие танки неожиданно подошли к Запорожью на правом берегу Днепра. Нашим войскам был дан приказ укрепиться на левом берегу Днепра и задержать врага. При невозможности удержать позицию -  взорвать плотину Днепрогэс, чтобы вражеские войска не могли с ходу перейти на левый берег  и занять важный промышленный центр. В Запорожье были такие гиганты советской индустрии, как «Запорожсталь», «Днепросталь»

Автор данной статьи в  1966-1967 годах бывал в Запорожье. В той стороне города, где находились эти гиганты, небо было затянуто тучами черного дыма, по ночам небо озарялось багровым заревом разливаемой стали.

По мосту через старое русло Днепра немцы прорвались на о.Хортица -  колыбель запорожского казачества.                                                 

 Автор бывал на Хортице, превращенной в музей запорожского казачества.

Памятник на Хортице Петру Вишневецкому (Байде), одному из первых гетманов Украины, который в 1554-1555 годах создал на острове Малая Хортица крепость и основал Запорожскую Сич.

 

Вид с о. Хортица на современную плотину Днепрогэс.

На снимке И.Д.Дунаев, член ОЖК. Житель Запорожья, ветеран Гвардейских минометных частей резерва Главного Командования советских Вооруженных сил в период ВОВ.

Чтобы дать возможность демнтажа  и вывоза оборудования промышленных предприятий, необходимо было задержатть немцев. Для этого необходимо было овладеть ключевой позицией – отсровом Хортица. В очь с 3 на 4 сеньтября наши войска захватили плацдарм на острове. Месяц советские войска удерживали остров. Но под натиском превосходящих сил врага пришлось оставить остров. Была взорвана (частично) плтина ГЭС и железнодорожныймост через Днепр. Гигнтская волна через бреши в плотине смыла несколько преправ немцев через Днепр, потопила много фашистов.

 

Запорожье. Бой за Хортицу. Там, за Днепровской протокой знаменитый остров…

 

Фашистыы пытались восстновить ГЭС, они согнали тысячи местных жителей и военнопленных. Им удалось запустить только три генератора. Несмотря на жестокий режим на станции постоянно случались обрывы кабелей, машины работвали с перебоями. Восстановить ГЭС за два года фашистам так и не удалось.

Фашисты придавали Запорожью не только экономическое значение – мощностьв 1,5 млн. киловтт, питающей энергией целыйпромышленный район, но и важное стратегическое значение. Немцы понимали, что потеряв Запорожье, они не смогут удержать Кривой Рог, Маргнец, Милетополь, прикрывающий подступы к Крыму.  Понимая значение Запорожья, его посещал сам Гитлер.

Запоржский плацдарм был хорошо укреплен. Оборонительные сооружения шли в два обвода. Первй начинался в14км. от города. Его опоясывал противотанковый ров шириной 5 метров и глубиной 3 метра, проволочные заграждения и широкие миные поля.

В начале октября 1943 г. советские войска вышли на подступы к городу. В боях за освбождение Запорожья участвовала 3 гв. армия, в состав которой входила 60-я гвардейская Павлоградская дивизия.

Предвидя неизбежный крах, несмотря на оборонительную мощь, немцы заложили в тело плотины 40 тонн динамита, 100 авиабомб. Около полуночи 14 октября плотина и мост были взорваны. В 800-метровой бетонной плотине образовалось лишь несколько проломов.

60-я гв .дивизия двумя полками 177-м и 185-м  ворвалась на южную и юго-восточную оконечность острова Хортица. 185-й полк, понесший большие потери, был с острова отведен на левый берег Днепра, а 180-й гв. с.п. (в котором служил Кочетов Н.Ф.) высадился на правом берегу Днепра южнее о.Хортица у с.Разумовка. Понесшие потери 177-1 и 180-й полки 12 октября были выведены с Хортицы, пополнены и снова брошены в бой, овладели селом Нижняя Хортица и весь остров был освобожден от немецких захватчиков.

    14 октября весь сильно укрепленный Запорожский плацдарм, на который немцы возлагали большие надежды, перестал существовать и голод Запорожье был полностью освобожден от фашистских захватчиков.  

Удалось спасти от полного разрушения Днепрогэс. Уничтожить плотину немцам помешали наши разведчики и саперы. Под огнем врага они нашли провод, соединенный  со взрывчаткой, и обрезали его.

60-ю гв. стрелковую дивизию за заслуги по освобождению ключевой позиции к Запорожью острова Хортица следовало бы назвать Хортицкой или Запорожской.

Никопольско-Криворожская операция.

После битвы за Днепр и освобождение Запорожья, 60я гвардейская дивизия участвовала в Никопольско-Криворожской наступательной операции, освобождала город Никополь.

Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов  30 января-29 февраля 1944 г. провели операцию по разгрому Никопольско-Криворожской   группировки врага, ликвидации  его Никопольского плацдарма на Днепре, освобождение  Никополя и Кривого Рога.

В излучине Днепра в районе Никополя немцы создали мощную  оборону. В этом районе было сосредоточено 17 пехотных, 4 танковых и 1 моторизованная дивизии фашистов.

 Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов должны были окружить и уничтожить врага в Никопольско-Криворожском выступе. Чтобы отвлечь силы противника на главном направлении,  30 января начали наступление 37-я и 6-я (в состав которой входила 60-я гв. с.д.) армии. Немцы приняли этот удар за наступление главных сил и ввели в бой 2 танковые дивизии, что значительно облегчило прорыв наших войск на главном направлении.

Войска 4-го Украинского фронта к 8 февраля полностью очистили  от врага Никопольский плацдарм и освободили Никополь. 22 февраля войска 3-го Украинского фронта освободили Кривой Рог, вышли к р. Ингулец и захватили плацдарм на его правом берегу.

В результате этой операции стране были возвращены районы разработки марганцевых и железных руд, созданы условия для освобождения Крыма и наступления в одесском направлении.

Ясско-Кишиневская операция.

В середине 1944 г. 60-я га. с.д. вошла в состав 5-й Ударной армии 3-го Украинского фронта.

Перед Ясско-Кишиневской операцией  дивизия участвовала в Березниговато-Снигиревской операции, проведенной 3-м Украинским фонтом.

Немцы стремились удержать  занимаемые районы Украины еще остававшиеся под их пятой. Войска 1-го, 2-го и 3-го Украинских фронтов развернули наступление на Правобережной Украине. Советские войска наступали на Николаевско-Одесском   направлении с целью разгрома противника в междуречье Ингульца и Южного Буга.

6 марта войска 3-го Украинского фронта  перешли в наступление. За 13 дней боев была освобождена значительная часть Правобережной Украины, войска  заняли выгодное положение для нанесения удара на Одессу и Кишинев.

Ясско-Кишиневская операция проходила с 20 по 29 августа, в результате которой была достигнута  цель – разгром  группы армий «Южная Украина», освобождение Молдавии и вывод Румынии из войны.

Войска 2-го Укранского фронта нанесли удар от Ясс в направлении на Вислуй, Фэльчу вдоль реки Сирет (Румыния).

Войска 3-го Украинского фронта нанесли удар в направлении Хуши (места, знакомые автору  статьи по службе в армии на территории Румынии в городах Галац и Брэила)

К 23 августа было завершено окружение кишиневской группировки противника в составе 18 немецких дивизий и 3-ей румынской армии, которая 24 августа прекратила сопротивление.

 27 августа была ликвидирована группировка на р.Прут, а 29 августа у г.Хуши.

В результате Ясско-Кишиневской операции была разгромлена группа армий «Южная Украна», что привело к краху обороны фашистов на южном крыле советско-германского фронта и изменению военно-политической обстановке на Балканах.

Румыния вышла из войны и объявила войну  Германии.

Полки 60-й гв. с.д. были удостоены высоких  наград и почетных наименований: 185-й гв.с.п. (Вязовский) был награжден орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени; 180-й гв. с.п. (Терсинский, в котором служил Кочетов Н.Ф.) был награжден орденом Красного Знамени; 132-й артполк (Еланский) был удостоен почетного наименования «Кишиневский».

В сентябре 1944 г. 5-я Ударная армия (с 60-й гв. с.д.) была выведена в резерв Ставки ВГК и в ноябре вошла в состав 1-го Украинского фронта.

 

Висло-Одерская наступательная операция.

Операция проходила с 12 января по 3 февраля   1945 года. В операции участвовала 1-я армия Войска Польского. Цель операции – разгром немецко-фашистской группы армий «А», освобождение Польши и обеспечение условий удара по Берлину. Немцы создали между Вислой и Одером 7 мощных оборонительных рубежей.

1-й Украинский фронт начал наступление с Сандомирского плацдарма. На первом этапе советские войска прорвали оборону врага по фронту на 500км. и в глубину на 100-150 км. На втором этапе советские войска разгромили оперативные резервы врага, овладели Силезским  промышленным районом и захватили плацдарм на Одере в районе Гливице-Рацибуж у границы с Чехословакией.

Висло-Одерская операция имела огромное военно-политическое  значение. Была   освобождена   Польша и советские войска вышли на границы с Германией.

В результате Висло-Одерской операции были спасены союзники от разгрома в Арденах.  Германские войска в Арденах нанесли поражение англо-американским союзникам. Черчилль слезно умолял И.В.Сталина о помощи, спасти союзников от полного разгрома. Советские войска вышли на Вислу после ожесточенных боев по освобождению своей страны от немецко-фашистских захватчиков. Требовалась передышка нашим воинам, пополнение частей, подвоз истраченных боеприпасов и техники.

Ставка ВГК вняла слезным мольбам «заклятого друга» России Черчилля и начала наступление ранее намеченного срока. Союзники были спасены и впоследствии «отблагодарили» нашу страну.

В ходе Висло-Одерской операции советские войска окружили вражеские группировки в районе Познани, Бреслау (ныне Вроцлав) и разгромили их.

Победа. Путь домой.

После разгрома фашистских войск в ходе Висло-Одерской операции  60-я гвардейская дивизия вступила на территорию Чехословакии. Война шла к победному концу, но гитлеровцы продолжали упорно сопротивляться. Они хотели сдаться американцам, которые подходили к границам Чехословакии. В составе группировки германских войск действовала власовская РОА.

На одну из групп власовцев, прорывавшихся на запад, нарвалась машина, на которой мой отец Кочетов Н.Ф., доставлял  боеприпасы в свою часть. Взрывом фаустпатрона водитель и боец были убиты. Отца взрывом выбросило из кабины в придорожный кювет. Осколком ему перебило сухожилие на ступне, и идти он не мог (после войны он ходил, загребая правым носком сапога). Власовцы спешно бежали и проверять все ли погибли не стали. Дождавшись темноты, отец переполз в лесок у дороги, где его и обнаружили на другой день наши солдаты, прочесывавшие местность от недобитых власовцев и немцев.

Отца доставили в госпиталь в Праге, а мы в марте 1945 года получили извещение, что Кочетов Н.Ф. погиб при выполнении боевого задания – машина-то была уничтожена.

Мать опять была в горе – конец войны и погибнуть! А сын и в этот раз не горевал. Какое-то чувство не допускало мысли о гибели отца, и внушало уверенность, что он жив, пытался внушить эту уверенность и матери:

-Да ты не плачь, мама, отец живой, вот увидишь, он придет домой.

И в самом деле, через месяц после получения похоронки пришло письмо от отца из Праги. После поправки от контузии и ранения в ногу, его признали непригодным к строевой службе. Да и возраст уже 44 года, молодые солдаты называли его «дедом». Его оставили при госпитале старшиной команды обслуживания.

Настал день Победы. Война закончилась. В мае мы получили письмо от отца: «Ждите, скоро буду дома».

Через станцию Елань на Камышин проходили поезда с демобилизованными воинами. Мальчишки бегали за два километра на станцию встречать отцов, братьев. И многие встречали. Прошел июнь, июль, август. В поездах уже не было демобилизованных, а отца нет и нет, ни слуху, ни духу. Уже капитулировала Япония, а об отце даже извещений нет. Мать, конечно, снова в горе, не зная, что и думать.

И вот ненастным сентябрьским вечером раздался стук в дверь сеней. Дом стоял на отшибе, справа и слева и перед домом пустыри, а за домом огороды и сады, переходящие настоящий лес. Не веселое местечко. Я бросился в сени, а мать кричит:

-Не открывай дверь! – а я ее уже открыл.

На крыльце стоит человек в плащ-накидке, на голове капюшон, не видно, кто,  а я вбегаю в кухню и кричу:

-Отец пришел!

Это, действительно, был  мой отец Кочетов Николай Федорович.

Оказывается их эшелон  демобилизованных «стариков» высадили во Львове, дали в руки автоматы и они еще три месяца гоняли по Карпатам банды бандеровцев из УПА-УНА.

Отец снова занял свою должность инспектора сельхозбанка. После закрытия банка работал бухгалтером в Еланской МТС, в мехколонне на строительстве Волгодонского канала.

В 1960 году сбылась, наконец, его заветная мечта – закончил Балашовский экономический техникум и получил диплом с одними пятерками.

В 60-х годах в Елани развернулось шефское движение пионеров над участниками ВОВ. На воротах, на домах появились таблички «Участник ВОВ». К отцу,  как к участнику ВОВ, пришли пионеры, и он передал в музей свои боевые награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда».

После уничтожения Советского Союза, к сожалению, забыли о подвигах наших отцов, закрывались и уничтожались школьные музеи трудовой и боевой славы. Сегодня, к счастью, патриотическое движение возродилось с новой силой и получило новый мощный импульс. В День Победы по улицам российских городов идут Бессмертные полки, в рядах которых стоят внуки и уже правнуки героев ВОВ.

В.Н.Кочетов, член СЖР, участник Юбилейного парада Победы                                                       на Красной площади в Москве, «Почетный председатель» секции Военно-патриотического воспитания Военного научного общества им. М.В. Фрунзе, ветеран оборонной промышленности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Голованов Александр Евгеньевич

 

ДАЛЬНЯЯ БОМБАРДИРОВОЧНАЯ...

 

 

О СТИЛЕ РАБОТЫ ВЕРХОВНОГО

 

В декабре боевая деятельность дивизии резко сократилась из-за плохих метеоусловий, а также по причине переформирования дивизии в 3-ю авиационную дивизию дальнего действия, изъятия ее из ВВС и подчинения непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования.

Дивизия все активнее переключалась на ночные боевые действия одиночными экипажами. Все больше и больше экипажей выделялось в число охотников за поездами, для внезапных атак аэродромов, для ударов по войскам и технике противника на дорогах и в оперативных тылах. Увеличивался боевой состав и парк самолетов. Дивизия получала новые задачи. Обеспечение связи и питания наших партизан, связи с временно оккупированными территориями Латвии, Литвы, Эстонии, а также с силами Сопротивления на территории Болгарии, Польши и других стран стало нашим повседневным делом. К тому же все время увеличивался объем «обычной» работы — налеты на глубокие тылы противника и боевые действия в интересах наших наземных войск.

Вскоре я получил приказ Сталина перевести штаб дивизии из Монино в Москву. [100]

 Слишком много времени уходит на ваши поездки к нам, — сказал Сталин.

Я стоял и ждал дальнейших указаний.

 Вам что-то не понятно? — спросил он.

 Все понятно, товарищ Сталин, — ответил я, — но для того чтобы перебраться в Москву, нужно место.

 Это верно, — покачав головой, сказал Сталин. Подошел к «вертушке», куда-то позвонил: — К вам сейчас приедет Голованов, вы его знаете? Ну вот и хорошо. Разместите его в Москве. — И обращаясь ко мне: — Вы знаете Хрулева?

Я утвердительно кивнул.

 Идите к нему, он вас устроит.

Выйдя от Сталина и уточнив, где находится штаб Андрея Васильевича, отправился к нему. Я знал его только по телефонным звонкам и никогда не видел. Войдя в кабинет, увидел очень подвижного, энергичного человека, который с первых же слов располагал к себе. Считая, что нужно получить жилье в Москве лично мне, он спросил о составе моей семьи, но узнав, что нужно перевести весь штаб, вызвал двух товарищей, оделся и предложил ехать с ним.

Объехали мы множество всяких зданий. Наиболее подходило помещение Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского, расположенное непосредственно у Центрального аэродрома, что давало возможность быстро, оперативно связываться с частями дивизии, но оно было занято. Посетовав, я просил подыскать помещение ближе к аэродрому.

 Зачем искать? — сказал Андрей Васильевич. — Вам подходит помещение Академии?

 Конечно, — ответил я.

 Ну и переезжайте с Богом.

 А как скоро его освободят?

 Когда вы можете начать переезд?

 Хоть завтра.

 Ну и переезжайте. К завтрашнему дню здание будет свободно. «Вот это организация!» — подумал я.

На другой день позвонил Сталин и спросил, в Москве ли мы.

Так неожиданно и быстро передислоцировался наш штаб на новое место, в Академию имени Жуковского, где и пробыл всю войну{57}.

Здесь мне хотелось бы сказать о некоторых личных впечатлениях о Сталине и стиле его работы. Думается, зная то и другое, читателю легче будет понять те или иные события или факты, с которыми он встретится в различных местах нашего дальнейшего повествования. [101]

Я уже говорил выше, что сложившееся лично у меня, и, мне кажется, не только у меня, мнение о Сталине в период 1937–1938 годов было явно не в его пользу. А как мы знаем, изменить укоренившееся в течение ряда лет мнение сложно. Но и не считаться с событиями, которые проходят перед вашими глазами, не давать им объективную оценку здравомыслящий человек также не может...

От Сталина надо было ждать звонка в любое время суток. Звонил, как правило, он сам или его помощника. Н. Поскребышев. Этот поистине удивительный человек был всецело предан Сталину и всегда находился с ним, ехал ли Сталин отдыхать или работал. Поскребышев был единственным, кто знал всю подноготную любого вопроса. Сталин привык к нему и, не стесняясь, высказывал при нем свои мысли по любому вопросу и любому человеку, зная, что дальше Поскребышева ничего не пойдет. И действительно, Александр Николаевич был очень простым и общительным человеком, но в то же время в делах был нем как рыба. Спустя годы много положил Хрущев изворотливости и всяких приемов, дабы выведать у Поскребышева все о Сталине. Как говорят, и кнутом, и пряником... Но ответ всегда был один: «Вы были членом Политбюро, а я был лишь членом ЦК. Откуда мне знать больше вас? Я в заседаниях Политбюро участия не принимал, а, как вы знаете, все вопросы решались там». Вот и все. Так и умер Александр Николаевич, унеся с собой в могилу то, что знал об истинном лице Сталина, о котором он мог бы, конечно, рассказать очень много...

Если Сталин звонил сам, то обычно он здоровался, справлялся о делах и, если нужно было, чтобы вы лично к нему явились, никогда не говорил: «Вы мне нужны, приезжайте», — или что-нибудь в этом роде. Он всегда спрашивал: «Можете вы ко мне приехать?» — и, получив утвердительный ответ, говорил: «Пожалуйста, приезжайте.» Но я, например, никогда не знал, зачем и по какому вопросу еду. Если звонил Поскребышев и у него спрашивали, зачем вызывают, всегда был один и тот же ответ: «Не знаю». Единственно, что помогало ориентироваться, — это спросить у Александра Николаевича: «Кто еще есть у Сталина?» Тут вы всегда получали точный ответ, но это мало помогало. У Сталина можно было столкнуться с любым вопросом, конечно, входящим в крут ваших обязанностей и вашей компетенции, и вы обязаны были дать исчерпывающий ответ. Если вы оказались не готовы к ответу, вам давали время уточнить необходимые цифры, факты, даты, детали по телефону прямо из приемной. Если же оказывалось, что вы затрудняетесь ответить по основным вопросам вашей деятельности, касающимся боевой работы подчиненных вам частей и соединений, материальной части, командного состава и так далее, которые вы обязаны знать по занимаемой должности, вам прямо говорили, что вы не занимаетесь своим делом, не знаете его и, если так пойдет дальше, делать вам на этом посту нечего. Так, незнание обстановки, возможностей своих войск и противника показал Маршал Советского Союза Г. И. Кулик, разжалованный в 1942 году до звания генерал-майора. [102]

Контроль за исполнением даваемых поручений был абсолютен. Каждый знал, что его обязательно спросят, и не раз, о том, как выполняется полученное задание. Выполнение различных постановлений и решений начинали немедленно, не ожидая их оформления. Дорожили каждым часом, зная, что никаких скидок на всякие там обстоятельства не будет. Все вопросы обсуждались предварительно, исполнитель, как правило, присутствовал здесь же.

На мой взгляд, характерной чертой Сталина была его поразительная требовательность к себе и к другим. Радуясь тому или иному успеху, назавтра он рассматривал этот успех уже как нечто само собой разумеющееся, а послезавтра «виновника» успеха спрашивал, что тот думает делать дальше. Таким образом, почивать на лаврах любому, даже весьма авторитетному товарищу не удавалось. Сталин, воздав должное человеку, который совершил что-то важное, подталкивал его делать дальнейшие шаги. Эта характерная черта не позволяла людям самоуспокаиваться и топтаться на месте. Каждый также знал, что ответит сполна, несмотря ни на какие заслуги, если он мог что-либо сделать, но не сделал. Всяческие отговорки, которые у нас, к сожалению, всегда находятся, для Сталина не имели никакого значения. Если же человек в чем-то ошибся, но пришел и сам сказал прямо обо всем, как бы тяжелы ни были последствия ошибки, никогда за этим не следовало наказание. Но горе было тому, кто брался что-то сделать и не делал, а пускался во всякого рода объяснения. Такой человек сразу лишался своего поста. Болтунов Сталин не терпел. Не раз слышал я от него, что человек, который не держит своего слова, не имеет лица. О таких людях он говорил с презрением. И наоборот, хозяева своего слова пользовались его уважением. Он заботился о них, заботился об их семьях, хотя никогда об этом не говорил и этого не подчеркивал. Он мог работать круглые сутки и требовал работы и от других. Кто выдерживал, тот работал. Кто не выдерживал, — уходил.

Работоспособность Сталина во время войны была феноменальная, а ведь он уже был не молодым человеком, ему было за шестьдесят. Память у него была редкостная, познания в любой области, с которой он соприкасался, удивительны. Я, летчик, во время войны считал себя вполне грамотным человеком во всем, что касалось авиации, и должен сказать, что, разговаривая со Сталиным по специальным авиационным вопросам, каждый раз видел перед собой собеседника, который хорошо разбирался в них, не хуже меня. Такое же чувство испытывали и другие товарищи, с которыми приходилось беседовать на эту тему — артиллеристы, танкисты, работники промышленности, конструкторы. Так, например, Н. Н. Воронов{58}, впоследствии Главный маршал артиллерии, являлся к Сталину с записной книжкой, в которую были занесены все основные данные о количестве частей и соединений, типах артиллерийских систем, снарядов и т.д. [103] Докладывая, он предварительно заглядывал в эту книжку, однако не раз бывали случаи, когда Верховный Главнокомандующий, зная все эти данные на память, поправлял его, и Николаю Николаевичу приходилось извиняться. Однажды Г. К. Жуков{59}, будучи командующим Западным фронтом, приехал с докладом в Ставку. Были разложены карты, начался доклад. Сталин, как правило, никогда не прерывал говорящего, давал ему возможность высказаться. Потом выслушивал мнения или замечания присутствующих. Обычно в это время он всегда неторопливо ходил и курил трубку. Сталин внимательно рассматривал карты, а по окончании доклада Жукова указал пальцем место на карте и спросил:

 А это что такое ?!

Георгий Константинович нагнулся над картой и, слегка покраснев, ответил: :

 Офицер, наносивший обстановку, неточно нанес здесь линию обороны. Она проходит тут. — И показал точное расположение переднего края (на карте линия обороны, нанесенная, видимо, в спешке, частично проходила по болоту).

 Желательно, чтобы сюда приезжали с точными данными, — заметил Сталин.

Для каждого из нас это был предметный урок. Вот и повоюй тут «по глобусу»!

Я, честно говоря, не завидовал тому офицеру, который наносил обстановку на карту. За его невнимательную работу получил замечание командующий фронтом, который лучше любого знал дела и обстановку у себя на переднем крае и которому пришлось краснеть за работников своего штаба. У Сталина была какая-то удивительная способность находить слабые места в любом деле.

Я видел Сталина и общался с ним не один день и не один год и должен сказать, что все в его поведении было естественно. Иной раз я спорил с ним, доказывая свое, а спустя некоторое время, пусть через год, через два, убеждался: да, он тогда был прав, а не я. Сталин давал мне возможность самому убедиться в ошибочности своих заключений, и я бы сказал, что такой метод педагогики был весьма эффективен.

Как-то сгоряча я сказал ему:

 Что вы от меня хотите? Я простой летчик.

 А я простой бакинский пропагандист, — ответил он. И добавил: — Это вы только со мной можете так разговаривать. Больше вы ни с кем так не поговорите.

Тогда я не обратил внимание на это добавление к реплике и оценил ее по достоинству гораздо позже. [104]

Слово Верховного Главнокомандующего было нерушимо. Обсудив с ним тот или иной вопрос, вы смело выполняли порученное дело. Никому и в голову не могло прийти, что ему потом скажут: мол, ты не так понял. А решались, как известно, вопросы огромной важности. Словесно же, то есть в устной форме, отдавались распоряжения о боевых вылетах, объектах бомбометания, боевых порядках и так далее, которые потом оформлялись боевыми приказами. И я не помню случая, чтобы кто-то что-то перепутал или выполнил не так, как нужно. Ответственность за поручаемое дело была столь высока, что четкость и точность исполнения были обеспечены.

Я видел точность Сталина даже в мелочах. Если вы поставили перед ним те или иные вопросы и он сказал, что подумает и позвонит вам, можете не сомневаться: пройдет час, день, неделя, но звонок последует, и вы получите ответ. Конечно, не обязательно положительный.

Как-то на первых порах, еще не зная стиля работы Сталина, я напомнил ему о необходимости рассмотреть вопрос о целесообразности применения дизелей для дальних полетов. В то время с авиационным бензином было туго, а дизели, как известно, могут работать на керосине. Результаты же применения дизелей были самые противоречивые: одни самолеты летали отлично, другие возвращались, не выполнив боевого задания из-за отказа двигателей. А у нас кроме самолетов Пе-8 (ТБ-7) на дизелях работало и много бомбардировщиков ЕР-2 с хорошими тактическими данными. Бросаться ими было нельзя.

 Вы мне об этом уже говорили, — несколько удивленно ответил Сталин, — и я обещал вам этот вопрос рассмотреть. Имейте терпение. Есть более важные дела.

Прошло довольно много времени, и я собрался было еще раз напомнить, но при очередном разговоре по телефону Сталин сказал:

 Приезжайте, дошла очередь и до ваших дизелей.

Так, решая с ним самые разные вопросы Авиации дальнего действия, игравшей все большую и большую роль в войне с германским фашизмом, и присутствуя при решении многих других вопросов, я все лучше узнавал его. Например, я довольно скоро увидел, что Сталин не любит многословия, требует краткого изложения самой сути дела. Длинных речей он терпеть не мог и сам таких речей никогда не произносил. Его замечания или высказывания были предельно кратки, абсолютно ясны. Бумаги он читал с карандашом в руках, исправлял орфографические ошибки, ставил знаки препинания, а бумаги «особо выдающиеся» отправлял назад, автору. Мы каждый день представляли в Ставку боевые донесения о нашей деятельности и, прежде чем подписывать их, по нескольку раз читали, а словарь Ушакова был у нас настольной книгой. [105]

Даже в самое тяжелое время войны Сталин любил во всем порядок и требовал его от других.

Как-то А. Ф. Горкин{60}, тогда секретарь Президиума Верховного Совета, принес проект нового закона для обсуждения. У меня не осталось в памяти сути этого закона. Хорошо помню лишь, что в нем было всего десять-пятнадцать строк. Много раз читался он, и всякий раз спрашивалось: а можно ли этот закон толковать не так, как он мыслится, а по-другому? И всякий раз оказывалось, что можно. Чуть ли не два часа прошло, пока, наконец, не добились того, что уже никто не смог предложить или высказать другого толкования.

Письменные документы, подлежащие опубликованию в виде постановлений, решений, отрабатывались с особой тщательностью, по многу раз обсуждались и лишь после многократных чтений, поправок, критических замечаний отпечатывались начисто и подписывались. Сталин по поводу таких документов говорил: «Думай день, мало — неделю, мало — месяц, мало — год. Но, подумав и издав, не вздумай отменять».

Если вы обратите внимание на документы, которые подписывались в то время, увидите, что Сталин, хотя и являлся главой правительства и Генеральным секретарем нашей партии, в зависимости от содержания документа скромно довольствовался иногда и третьим местом, ставя свою подпись под ним.

Слово «я» в деловом лексиконе Сталина отсутствовало. Этим словом он пользовался, лишь рассказывая лично о себе. Таких выражений, как «я дал указание», «я решил» и тому подобное, вообще не существовало, хотя все мы знаем, какой вес имел Сталин и что именно он, а не кто другой, в те времена мог изъясняться от первого лица. Везде и всегда у него были «мы».

Мне запомнилась характерная особенность в обращениях к Верховному Главнокомандующему. Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь обращался к нему, называя его воинское звание или должность. Обращаясь, все говорили: «Товарищ Сталин». Эти слова всегда произносились и в ответах на его вопросы. Отвечавшие говорили: «Да, товарищ Сталин», «Могу, товарищ Сталин» или «Нет, товарищ Сталин» и т. д. Думается, что такая форма обращения в то время была более приемлемой для самого Сталина. И лица, часто соприкасавшиеся с ним, не могли не учитывать этого. Мне пришлось слышать, как один из присутствующих называл Верховного Главнокомандующего по имени и отчеству, подчеркивая тем самым свое стремление быть более близким к нему, нежели другие. Сталин ничего, конечно, не сказал по этому поводу, но свое явное недовольство весьма убедительно выразил жестом и мимикой. Документы, письма и другие деловые бумаги, направлявшиеся ему, как правило, имели короткий адрес: «ЦК ВКП(б). Товарищу Сталину». [106]

Верховный Главнокомандующий не любил, чтобы разговоры с ним выходили за пределы его дверей. Наполеон говорил, что секрет есть секрет, пока его знает один человек. У Сталина могли знать секрет и два, и три человека: он и те, с кем шла беседа. Но если он, поговорив с кем-нибудь из товарищей, предупреждал: «Об этом знаете вы и я», — то можете быть уверены: ни один человек не решался сказать кому-либо о состоявшемся разговоре, и секрет оставался секретом. По крайней мере, мне не известны такие люди, которые бы делали третье лицо обладателем этого секрета.

К людям, которые работали с ним, Сталин был очень внимателен, он считался с тем, что на войне может быть всякое.

Известно, что И. С. Конев{61}вследствие неудач на фронте (речь идет о сорок первом и сорок втором годах) дважды оказывался под угрозой суда и сурового приговора. И оба раза Сталин брал его под защиту, видя, что на войне иногда складывается такая обстановка, когда один человек, будь он даже семи пядей во лбу, лично сделать ничего не может. Надо сказать, что Иван Степанович Конев показал себя удивительно храбрым человеком. Так, командуя Калининским фронтом и получив донесение, что одна из рот оставила свои позиции и отошла, он поехал туда, лично руководил боем и восстановил прежнее положение. Правда, я был свидетелем, как Верховный ругал его за такие поступки, выговаривая ему, что не дело командующего фронтом лично заниматься вопросами, которые должны решать, в лучшем случае, командиры полков. Но храбрых людей Сталин очень уважал и ценил.

Надо сказать, в командовании прямо не везло (если это выражение достаточно для определения сути дела) генералу А. И. Еременко{62}. Не раз его перебрасывали с места на место с одинаковым результатом, и лишь в 1944 году, когда изменилось положение на всех фронтах, дела у него более или менее пошли. К неудачникам следует отнести и Ф. И. Голикова{63}, которому пришлось уйти с фронтового командования на кадры.

Не раз мне приходилось хлопотать за кого-нибудь перед Верховным Главнокомандующим или быть свидетелем того, как это делают другие. Так, однажды, неизвестно какими путями, появился у меня на столе замусоленный треугольник-письмо: «Гражданину командующему Голованову». Признаться, с такими адресами я еще писем не получал. Быстро вскрыв его, сразу посмотрел на подпись: «Мансветов». Неужели это командир отряда из Восточно-Сибирского управления ГВФ?

Действительно, письмо было от него, а сидел он в лагерях где-то на Колыме, обвиненный в шпионаже в пользу Японии и арестованный в 1938 году.

Мансветов просил помочь ему. Сам он происходил из грузинских князей, но, как известно, князья эти подчас, кроме общипанного петуха, ничего не имели. Как летчик и командир отряда, Мансветов, оставаясь беспартийным, пользовался большим авторитетом среди товарищей, и уж что-что, а версия о его японском шпионаже никак не укладывалась в моей голове. [107] Вспомнил я и свои мытарства в Иркутске. Меня ведь тоже пытались приобщить к какой-то разведке.

Вечером я пришел домой к И. В. Сталину, рассказал ему о полученном письме, а заодно и о своей иркутской истории...

 Что-то о князьях Мансветовых ничего особенного не слышал, — сказал он. — Вы хорошо знаете этого Мансветова?

 Я не только хорошо его знаю, но ручаюсь за него и прошу разрешить забрать его к нам в АДД .

 Ну что же, если вы уверены в нем и ручаетесь за него, мы сейчас попросим направить его к вам.

Он подошел к телефону, набрал номер.

 У меня Голованов. Ходатайствует за бывшего своего командира отряда. Считаю, просьбу его следует рассмотреть: зря человек просить не будет.

 Приедете к себе, позвоните Берия, — сказал Сталин. На этом мы и распростились.

Кстати говоря, Сталин всегда, когда к нему приезжали домой, встречал и пытался помочь раздеться, а при уходе гостя, если вы были один, провожал и помогал одеться. Я всегда почему-то чувствовал себя при этом страшно неловко и всегда, входя в дом, на ходу снимал шинель или фуражку. Уходя, также старался быстрее выйти из комнаты и одеться до того, как подойдет Сталин. Так было и на этот раз.

Приехал к себе в штаб, мне сказали, что дважды уже звонили от Берия и чтобы я сейчас же ему позвонил.

 Что это у тебя там за приятель сидит?! — грубо спросил меня Берия, как только я с ним соединился.

Я понял, что он был недоволен моим непосредственным обращением к Сталину.

Я рассказал о сути дела и сообщил, где находится Мансветов. Через некоторое время мне позвонил Берия и сказал, что Мансветов скоро прибудет ко мне и чтобы я написал документ с просьбой о его освобождении и направлении в мое распоряжение. Впредь, дал указание Берия, по этим вопросам беспокоить Сталина не нужно, а если что-либо возникнет, обращаться непосредственно к нему, чем я и не преминул в дальнейшем воспользоваться.

В тот же день мною было написано официальное письмо в Наркомвнудел. Вот его текст:

Представляя Вам письмо бывшего командира 11-го Гидроотряда Восточно-Сибирского управления ГВФ Мансветова А. В., прошу Вашего приказания пересмотреть его дело, так как безусловно убежден, что он никаким шпионом или контрреволюционером быть не мог. [108]

За трехлетнюю его работу при моем руководстве Восточно-Сибирским управлением ГВФ кроме наилучших отзывов о нем сказать ничего не могу, такие же отзывы о нем давались мне и работниками НКВД по Восточно-Сибирскому краю.

Могу использовать его в Авиации ДД без всякого сомнения: Приложение, упомянутое на 2-х листах, только адресату.

Командующий Авиацией ДА, генерал-лейтенант авиации Голованов.

Через некоторое время мне позвонили и сообщили, что Мансветов скоро прибудет ко мне. Действительно, он прибыл буквально через несколько дней, воевал отлично, получил несколько боевых наград и закончил войну майором. Много сделал он боевых вылетов по обеспечению югославских партизан, что являлось в то время весьма сложным делом и о чем я напишу несколько позже. Во всяком случае, он был истинным советским патриотом и прекрасным летчиком.

Впоследствии мне удалось договориться и о том, что все сбитые летчики и члены наших боевых экипажей, попавшие теми или иными путями снова на нашу территорию, будут немедленно возвращаться в АДД, минуя всякие места проверок. Так всю войну и делалось.

Чтобы показать лицо Сталина, хотел бы привести еще один пример. Мне доложили, что приехал авиационный конструктор А. Н. Туполев{64}и хочет со мной переговорить.

 Пусть сейчас же заходит. Зачем вы мне предварительно докладываете?!

 Дело в том, товарищ командующий, что Андрей Николаевич под охраной... Как его — одного к вам или с охраной?

 Конечно, одного!

Вошел Андрей Николаевич Туполев. Этот великий оптимист, которому нелегко досталась жизнь, улыбаясь, поздоровался. Я предложил ему сесть, чувствуя какую-то неловкость, словно и я виноват в его теперешнем положении. Разговор зашел о фронтовом бомбардировщике Ту-2 и о возможности его применения в Авиации дальнего действия.

Несмотря на свои хорошие, по тогдашним временам, качества, этот самолет был рассчитан на одного летчика, что при длительных полетах нас не устраивало. Конструктор сказал, что есть возможность посадить в этот самолет второго летчика, и показал, как нужно усовершенствовать кабину. А я слушал его и думал: «Вот это человек! У него такие неприятности, а он не перестает заниматься любимым делом, продолжает заботиться об укреплении наших Военно-Воздушных Сил». [109] Мне стало не по себе. Я чувствовал и понимал, что такое отношение к людям — это «отрыжки» печального прошлого, которое я и сам пережил. И я решил, что надо об этом поговорить со Сталиным.

Вскоре я был в Кремле. Доложил Верховному о своих делах, и на вопрос, что нового, передал о своей беседе с конструктором и его предложении использовать этот самолет в АДД .

Верховный Главнокомандующий заинтересовался такой возможностью и спросил, что для этого нужно.

Доложив характеристики Ту-2, я высказал мнение, что без второго летчика самолет для АДД не подойдет, так как боевая работа на Ил-4, тоже с одним летчиком, вызывает у нас большие трудности, исключающие возможность провозки на боевые задания вводимых в строй пилотов из-за отсутствия второго управления, а также в связи с тем, что многочасовое, без какого-либо отдыха, пребывание в воздухе на этом самолете сильно утомляет летчика. Сталин с этим согласился.

Все вопросы были решены, но я не уходил.

 Вы что-то хотите у меня спросить?

 Товарищ Сталин, за что сидит Туполев?..

Вопрос был неожиданным.

Воцарилось довольно длительное молчание. Сталин, видимо, размышлял.

 Говорят, что он не то английский, не то американский шпион... — Тон ответа был необычен, не было в нем ни твердости, ни уверенности.

 Неужели вы этому верите, товарищ Сталин?! — вырвалось у меня.

 А ты веришь?! — переходя на «ты» и приблизившись ко мне вплотную, спросил он.

 Нет, не верю, — решительно ответил я.

 И я не верю! — вдруг ответил Сталин.

Такого ответа я не ожидал и стоял в глубочайшем изумлении.

 Всего хорошего, — подняв руку, сказал Сталин. Это значило, что на сегодня разговор со мной окончен.

Я вышел. Многое я передумал по дороге в свой штаб...

Через некоторое время я узнал об освобождении Андрея Николаевича, чему был несказанно рад. Разговоров на эту тему со Сталиным больше никогда не было.

Работая в Ставке, я не раз убеждался: сомневаясь в чем-то, Сталин искал ответ, и, если он находил этот ответ у людей, с мнением которых считался, вопрос решался мгновенно. Впоследствии я узнал, что добрую роль в жизни ряда руководящих работников сыграли маршалы С. К. Тимошенко и Г. К. Жуков. Но, к сожалению, в те времена мало находилось товарищей, бравших на себя ответственность за тех или иных людей, хотя такие возможности, конечно, были у каждого общавшегося со Сталиным. [110] Особенно мне хотелось бы выделить Семена Константиновича Тимошенко. Многих вызволил он из беды, а некоторые избежали ареста благодаря его прямому вмешательству.

.. .Помню один случай, о котором узнал я из разговоров в Ставке. Дело было так: прибыл летчик-истребитель в Кремль, в Верховный Совет, получать свою награду — Звезду Героя Советского Союза. Звезду он получил, отметил, конечно, с товарищами это событие и уже ночью шел в приподнятом настроении домой. Вдруг он услышал женский крик. Поспешив на помощь, летчик увидел девушку и возле нее мужчину. Заливаясь слезами, девушка объяснила, что к ней пристает неизвестный гражданин. Окончилось дело трагически: летчик застрелил неизвестного.

Москва была на военном положении. Появился патруль, летчика задержали и доставили в комендатуру. Убитый оказался ответственным работником танковой промышленности. Дело было доложено Сталину. Разобравшись во всех деталях, Верховный Главнокомандующий спросил, что, по советским законам, можно сделать для летчика. Ему сказали: можно только взять его на поруки до суда. Сталин написал заявление в Президиум Верховного Совета с просьбой отдать летчика на поруки. Просьбу удовлетворили, летчика освободили, и ему было сказало, что его взял на поруки товарищ Сталин. Летчик вернулся в свою часть, геройски сражался и погиб в воздушном бою.

Сталин нередко говорил, что готов мириться со многими недостатками в человеке, лишь бы голова у него была на плечах. Вспоминается такой случай: Верховный Главнокомандующий был недоволен работой Главного штаба ВМФ и считал, что для пользы дела нужно заменить его начальника. Рекомендовали на эту должность адмирала Исакова{65}. Наркомом Военно-Морского Флота тогда был Н. Г. Кузнецов{66}, который согласился с кандидатурой, но заметил, что Исакову трудно будет работать, так как ему ампутировали ногу.

 Я думаю, что лучше работать с человеком без ноги, чем с человеком без головы, — сказал Сталин.

На этом и порешили.

Даже в тяжкие годы войны Сталин с большим вниманием относился ко всему новому, прогрессивному, необходимому.

В одну из ночей зашел ко мне мой заместитель по связи и радионавигации Н. А. Байкузов и сказал, что меня хочет видеть Аксель Иванович Берг{67}, у которого есть много важных и интересных мыслей. Так как радионавигация и радиолокация были у нас в АДД, основными способами самолетовождения, я с готовностью встретился с Акселем Ивановичем. Был он в то время, если не ошибаюсь, инженер-контр-адмиралом. Беседовали мы долго. Вопросы, поставленные им, имели государственное значение. Радиолокационная промышленность тогда у нас почти отсутствовала. [111] Достаточно сказать, что боевые корабли английского флота имели на борту локаторы, в то время как у нас об этом было весьма туманное представление. Точно так же обстояли дела и в авиации. А двигаться вперед без радиолокационной аппаратуры было немыслимо. Аксель Иванович передал мне объемистый доклад, который он безрезультатно рассылал по всем инстанциям. Его соображения о развитии этой области промышленности были весьма важны.

Я доложил о предложениях А. И. Берга Сталину, и в тот же день было принято решение о создании Совета по радиолокации при ГКО во главе с Г. М. Маленковым. А. И. Берг был назначен заместителем председателя этого Совета. Так решались важные для государства вопросы.

Всякое дело Сталин подчинял определенной, конкретной цели. Так, Б. М. Шапошников, назначенный начальником Академии Генерального штаба, представил план занятий со слушателями, где примерно треть времени сравнительно краткосрочного курса отводилась политическому образованию. Прочитав представленный план, Сталин весь этот раздел вычеркнул и дал указание расширить военные дисциплины, сказав при этом:

 Свою политическую образованность наши командные кадры очень хорошо показали и показывают на фронте, а вот военных познаний им еще не хватает. Это — главное, на это и делайте упор.

Как я уже упоминал, Сталин часто звонил по телефону и справлялся о делах. Весьма нередко он спрашивал также и о здоровье, и о семье: «Есть ли у вас все, не нуждаетесь ли в чем, не нужно ли чем-либо помочь семье?» Строгий спрос по работе и одновременно забота о человеке были у него неразрывны, они сочетались в нем так естественно, как две части одного целого, и очень ценились всеми близко соприкасавшимися с ним людьми. После таких разговоров как-то забывались тяготы и невзгоды. Вы чувствовали, что с вами говорит не только вершитель судеб, но и просто человек...

Но были по этой части, я бы сказал, и курьезы. Отдельные товарищи воспринимали заботу о них по известной поговорке: раз дают — бери... Одного товарища назначили на весьма ответственный пост, и, естественно, общение со Сталиным стало для него частым. Как-то Сталин поинтересовался, как этот товарищ живет, не нужно ли ему чего-нибудь, каковы его жилищные условия? Оказывается, ему нужна была квартира. Квартиру он, конечно, получил, а в скором времени Сталин опять его спросил, нет ли в чем-либо нужды. Оказалось, то ли его теща, то ли какая-то родственница тоже хотела бы получить жилплощадь. Такая площадь была получена. В следующий раз товарищ, видя, что отказа ни в чем нет, уже сам поставил вопрос о предоставлении квартиры еще кому-то из своих родственников. [112] На этом, собственно, и закончилась его служебная карьера, хотя Сталин и поручил своему помощнику А. Н. Поскребышеву рассмотреть вопрос о возможности удовлетворения и этой просьбы. Не знаю, получил ли он еще одну квартиру, но в Ставке я его больше не встречал, хотя знал, что службу свою в армии он продолжает.

Сталин очень не любил, чтобы товарищи, занимающие большие государственные посты, особенно политические, чем-то особенно выделялись среди окружающих. Так, например, узнав, что члены Военных советов фронтов Н. А. Булганин и Л. З. Мехлис завели себе обслуживающий персонал и личных поваров, снял их с занимаемых постов на этих фронтах.

Сталин не раз замечал, что решать дела душой и сердцем можно дома, со знакомыми, — так сказать, дела домашнего обихода, частные. При решении же государственных вопросов полагаться на свою душу и сердце нельзя, они могут подвести. Здесь должны действовать только здравый смысл, разум и строгий расчет. При этом Сталин нередко ссылался на Владимира Ильича Ленина, рассказывая, как он решал похожий на обсуждаемый вопрос.

Вся жизнь Сталина, которую мне довелось наблюдать в течение ряда лет, заключалась в работе. Где бы он ни был — дома, на работе или на отдыхе, — работа, работа и работа. Везде и всюду работа. Везде и всюду дела и люди, люди и люди. Рабочие и ученые, маршалы и солдаты... Огромное число людей побывало у Сталина! Видимо, поэтому он знал дела лучше других руководителей. Непосредственное общение с людьми, умение устанавливать с ними контакт, заставить их говорить свободно, своими словами и мыслями, а не по трафарету, давало ему возможность вникать во все детали.

Скромность его жилья соответствовала скромности квартир В. И. Ленина. Хотелось бы сказать и о быте Верховного, который мне довелось наблюдать. Этот быт был также весьма скромен. Сталин владел лишь тем, что было на нем. Никаких гардеробов у него не существовало. Вся его жизнь, которую мне довелось видеть, заключалась почти в постоянном общении с людьми. Его явной слабостью было кино. Не раз довелось мне присутствовать при просмотре фильмов. У Сталина была какая-то удивительная потребность по три-четыре раза кряду смотреть один и тот же фильм. Особенно с большим удовольствием смотрел он фильм «Если завтра война». Видимо, нравился он потому, что события там развивались совсем не так, как они развивались в Великой Отечественной войне, однако победа все же состоялась. Смотрел он этот фильм и в последний год войны. С удовольствием он смотрел и созданный уже в ходе войны фильм «Полководец Кутузов». Видимо, в просмотре особо полюбившихся ему кинокартин Сталин находил свой отдых.

Личная жизнь Сталина сложилась, как известно, неудачно. Жена его застрелилась, и он с детьми остался один. [113] Новой семьи у него не получилось, а дети как-то около отца не прижились... Сын Василий{68}представлял из себя морального урода и впитал в себя столько плохого, что хватило бы, на мой взгляд, на тысячу подлецов. Отец, конечно, знал не все, но и за то, что знал, рассчитывался с ним сполна — снимал с должностей и т. д. Василий трепетал перед отцом и боялся его, как говорят, пуще огня, но оставался низменным подлым человеком, становясь из года в год все хуже и хуже... Отец чувствовал это и страшно переживал.

Сталин, общаясь с огромным количеством людей, по сути дела был одинок. Его личная жизнь была серой, бесцветной, и, видимо, это потому, что той личной жизни, которая существует в нашем понятии, у него не было. Всегда с людьми, всегда в работе.

Но вернемся к событиям 1941 года. Ночью 31 декабря мы и мысленно, и вслух подводили итоги минувшего тяжелого полугодия Великой Отечественной войны.

Хоть мы и готовились к вооруженному столкновению с гитлеровской Германией, хоть и знали, что Германия, а не кто другой, будет нашим противником на ближайшее время, нападение немецких войск явилось для руководства нашей страны трагически неожиданным. Не по самой возможности нападения, а по времени. Вся армия, в том числе и авиация, находилась в стадии полного перевооружения и перестройки. Более подходящего момента для Гитлера не нашлось бы.

Просчет этот явился следствием и того, что руководители всех степеней считали, что «наверху» все знают и обо всем думают. Настойчивых убежденных мнений о наличии конкретных доказательств готовящегося удара не высказывалось, хотя, как известно, данных об этом было более чем достаточно. Руководители же, кои несли за это прямую ответственность, не верили получаемым данным (например, командующий Западным Особым округом генерал армии Павлов) и успокаивали Москву ссылками на личные рекогносцировки.

Разразившаяся катастрофа, выразившаяся в ударе немецких войск по неподготовленным к обороне, сплошь и рядом невооруженным нашим частям, повлекла за собой не только полную потерю управления войсками, но и незнание хотя бы приблизительно положения на фронте нашим руководством. Это была настоящая трагедия, когда на чаше весов лежало само дальнейшее существование нашего государства. Такого потрясения еще не выдерживала ни одна страна, и весь мир со дня на день ждал капитуляции России. Однако, как известно, не только не последовало никакой капитуляции, но неожиданно для самого Гитлера и его верховного командования фашистские полчища были разгромлены под Москвой и откатывались на запад. [114]

Весь прогрессивный мир с восхищением следил за нашей борьбой. Вот что писала в сентябре 1941 года Шарлотта Холдэйн, военный корреспондент английской газеты «Дейли скетч»:

«...Особенно блестящее впечатление оставили летчики, и я твердо уверена, что английские летчики очень хотели бы встретиться с ними, как мы любим выражаться, у себя на родине, — поболтать с ними о разных приключениях...» И далее она продолжает: «Рабочие Великобритании питают величайшее уважение к Красной Армии и к тому героическому сопротивлению, которое она оказывает немецким агрессорам. У нас, британцев, тоже имеются счеты с нацистами за то бездушное разрушение, которое они причинили нашим цветущим городам.

Вместе мы пойдем в бой — Россия и Британия, чтобы с корнями уничтожить поганую шайку, которая угрожает всем честным народам на всей земле.

Да здравствует Красная Армия!»

Даже официальные телеграммы в то время были полны искреннего сочувствия. Тогда все понимали, кто может сломить хребет фашизму...

«Летопись истории показывает, что ваша страна никогда не была завоевана», — писал в ноябре 1941 года, поздравляя советский народ с праздником Великого Октября, один из руководителей британской промышленности Кнудсен.

Вот что писал генерал де Голль{69}И. В. Сталину:

«По случаю Нового года прошу Вас принять от меня и от Франции пожелания успеха советским армиям и советскому народу, доблесть которого развеяла миф о непобедимости немцев и преисполнила надеждой сердца угнетенных народов. Да будет 1942 год годом освобождения русской земли, подвергшейся позорным издевательствам, и да приведет он союзные народы к полной победе над врагом, варварские действия которого составляют позор человечества».

Наступал хотя и очень тяжелый, но все же радостный для нас всех Новый, 1942 год. Все мы уже были уверены, что немцев можно бить, и бить как следует.

Моральное превосходство — этот могучий рычаг войны — и до того бывшее на нашей стороне, теперь полностью и бесповоротно принадлежало нам.

Кончалась новогодняя ночь. Под Москвой садились, возвращаясь с ночных заданий, наши бомбардировщики. В Ставке слушали доклады командующих. За окнами Кремля просыпалось утро нового года.

Занимались первые проблески Победы. Мы начинали наш 1942-й.

 

 

 

 

 

 

СВЯТИТЕЛЬ ЛУКА

 (Войно-Ясенецкия, 1877-1961)

 

Лука – по латыни свет. Как истинно верующий он прошел путь страданий за веру, которым  подвергались первые христиане во время гонений на них в Римской империи. Прошел все круги ада и не сломился, остался православным, несмотря на то, что отец был католиком.

Настоящее имя святителя Луки- Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. Происходил он из старинного, но обедневшего дворянского рода. Дед Валентина хоть и владел мельницей, но ходил в лаптях. Отец, Феликс Станиславович, в Керчи владел аптекой, но оставил это дело и стал чиновником транспортной компании.  Семья переехала в Киев, где Валентин закончил гимназию, и пытался поступить на медфак Киевского университета, но не удачно. Занимался живописью. Увлекся толстовством, спал на полу, с мужиками косил рожь в поле. После знакомства с учением Толстого «В чем моя вера» (антиправославным) разочаровался в толстовстве.

В 1898 г. Валентин все-таки стал студентом медфака Киевского университета. Учился прекрасно. Преуспел в изучении анатомии, чему способствовало умение рисовать. Свои статьи и книги он иллюстрировал своими же рисунками.

К немалому удивлению близких после окончания университета Валентин стал земским врачом. «Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь сельским врачом»,- говорил он.

С киевским госпиталем Красного Креста В.Ф. Войно-Ясенецкий участвовал в японской войне. В читинском госпитале заведовал хирургическим отделением, делал сложные операции, даже на черепе.

Из Читы Войно-Ясенецкий с молодой женой Анной Васильевной (Ланской) прибыл в Ардатов Симбирской губрнии, работал сельским врачом. Персонал больницы состоял из двух человек – заведующего и фельдшера. Валентин Феликсович работал по 10-12 часов в сутки. Он посещал больных в радиусе 20 верст, что вынудило покинуть Арбатов и переехать в с.Верхний Любеж Курской губернии. Больница была еще не достроена, и ему снова пришлось принимать больных на выезде и на дому.

В 1908 г. Войно-Ясенецкий уехал в Москву и поступил в  хирургическую клинику проф.Дьяконова. Начал  писать докторскую диссертацию, занимался анатомической практикой в институте анатомии.

В 1909 г. Валентин Феликсович был утвержден главным врачом больницы в с. Романовка Балашовского уезда Саратовской губернии. Он обслуживал участок в десятки квадратных километров. Свои методы лечения он  записывал, из них составлял статьи, которые публиковались в журналах Тамбовского физико-медицинского общества.

В 1910 г. Валентин Феликсович подал прошение на место главного врача больницы Переславль-Залесского. В Переславле он возглавлял фабричную, городскую, а также уездную больницы  и военный   госпиталь. В 1915 г. он издал в Петрограде книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями. Книгу издали таким тиражом, что он не мог отправить даже один экземпляр в Варшавский университет, где он  мог получить за нее премию 900 рублей золотом.

В 1916 г. Войно-Ясенецкий защитил диссертацию и получил степень доктора медицины.

В Феодоровскм женском монастыре (икона Феодоровской Божьей Матери была иконой дома Романовых, с ней их короновали), где он тоже был врачом, там до сих пор помнят о В.Ф.Войно-Ясенецком – святители Луке.

Здоровье Анны Васильевны резко ухудшилось, у нее обнаружили туберкулез легких, и семья переехала в Ташкент, считалось, что тамошний климат благоприятен для туберкулезников. В 1917 г. профессора Войнно-Ясенецкого назначили главным врачом Ташкентской городской больницы. Однако больница финансировалась слабо, не хватало медицинских работников.

В январе 1919 г. в Ташкенте произошло  антисоветское восстание, которое было подавлено. В больнице лежал тяжело раненый есаул Комарчев. Войно-Ясенецкий не выдал его красным и тайно лечил его у себя на квартире. Об этом донесли в ЧК, и Валентин Феликсович был арестован. Но об этом узнал один из членов ЦК Тур. РКП(б), знавший доктора лично, и приказал его выпустить.

Это был первый арест В.Ф. Войно-Ясенецкого и начало тернистого пастырского служения его России.

Арест Валентина Феликсовича резко подорвал здоровье Анны Васильевны и в октябре 1919 г. она скончалась. Две ночи Валентин Феликсович читал над гробом жены Псалтирь. Это окончательно поставило его на путь служения Богу. Теперь, прежде, чем начать операцию, он стал креститься. Профессор стал регулярно посещать воскресные и праздничные богослужения, выступал с беседами  о толковании Священного писания и епископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий предложил Валентину Феликсовичу стать священником, на что он сразу согласился. В больницу и в университет отец Валентин стал приходить в рясе, в операционной установил иконы Божией Матери.

Весной 1923 г. было создано Высшее Церковное управление, предписывавшее епархиям переходить к обновленческому движению.

СПРАВКА. Обновленцы – оппозиционное движение в РПЦ, возникшее после 1917 г.. Обновленцы выступали за «обновление церкви», модернизацию церковного культа. Боролись против руководства официальной РПЦ  во главе с патриархом Тихоном, заявляли о поддержке советских социалистических преобразований. 29.04.23 открылся «обновленческий Собор РПЦ, лишивший Тихона сана Патриарха и упразднивший патриаршество. Тихона 16.06.23 арестовали, но через неделю выпустили. 7 октября 1925 года он скончался.

Отец Валентин остался верным сторонником Тихона. Под давлением обновленцев епископ Иннокентий уехал из Ташкента. Отец Валентин и протоиерей Михаил (Антонов)  взяли на себя управление епархиальными делами и сплотили вокруг себя истинных верующих РПЦ. Отец Валентин был пострижен в монахи с именем Луки. Ему предложили возглавить Туркестанскую епархию, и он получил сан епископа.

В одной из проповедей епископ Лука сказал: «Мне, иерею, голыми руками защищавшему стадо Христово от целой стаи волков и ослабленному во время неравной борьбы, в момент наибольшей опасности и изнеможения Господь дал жезл железный, жезл архирейский и великой благодатью святительской мощно укрепил на дальнейшую борьбу за целостность и сохранение Туркестанской епархии».

4 июня  в Ташкентском университете состоялся студенческий митинг с требованием уволить профессора Войно-Ясенецкого. Однако руководство университета отвергло  это требование, но он сам подал  заявление об уходе.

6 июня в газете «Туркестанская правда» была опубликована статья «Воровской епископ Лука» с призывом к его аресту и он был арестован. 16 июня Лука написал завещание, в котором призывал мирян оставаться верными патриарху Тихону, противостоять обновленцам, выступающим за сотрудничество с большевиками. Прихожане и недужные, которых спасал профессор-медик, выступили с обращением в его поддержку.

В ташкентской тюрьме В.Ф. Войно-Ясенецкий закончил первую часть монографии «Очерки гнойной хирургии»

9 июля 1923 г. епископ Лука и протоиерей Михаил (Андреев) были освобождены из тюрьмы в Ташкенте и отправлены в Москву в ГПУ. Всю ночь квартира епископа в Ташкенте была заполнена прихожанами, прощавшимися со своим пастырем.

В Москве Лука зарегистрировался на лубянке. Ему объявили, что он должен явиться через неделю. За это время епископ Лука дважды побывал у патриарха Тихона

23 октября комиссия ГПУ постановила – выслать Войно-Ясенецкого в Нарымский край.

18 октября 1924 г. Лука прибыл в Енисейск и стал на учет. Слава о медике-целители дошла и до Сибири. Больные записывались к нему на прием за месяц вперед. На дому он совершал богослужения, отказываясь служить в обновленческих церквах.

Из-за народной популярности Луку из Енисейска отправили подальше, в Туруханск, которого там встретила толпа людей, просивших благословения. Председатель Красноярского крайкома В.Я.Бабкин предложил епископу Луке: сокращение срока ссылки за отказ от сана епископа. Лука решительно отказался.

В Туруханской больнице Лука был единственным врачом, выполнял разные срочные операции. Богослужения совершал в церкви, единственной в округе. 5 ноября епископа Луку вызвали в ГПУ и взяли подписку о запрете богослужений и выступлений на религиозные темы. Губотдел ГПУ постановил: выслать гр. Войно-Ясенецкого в деревню Плахино в низовьях Енисея за полярным кругом. Он жил в худой избе, спал на нарах на оленьих шкурах. Но и в этих суровых условиях Лука крестил детей, проповедовал. 7апреля 1925 г. Войно-Ясенецкого вернули в Туруханск.

20 ноября вышло постановление об освобождении гр. Войно-Ясенецкого. 4 декабря, провожаемый всеми прихожанами Туруханска он выехал в Красноярск.  В городе сделал несколько операций и уехал в Черкассы к родителям. Из Черкасс  он вернулся в Ташкент. Служить здесь епископу Луке было негде. Местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий (Старгородский) пытался перевести Луку в Рыльск, Елец или Ижевск, но власти не позволили и Лука подал прошение об увольнении на покой, которое Сергий и удовлетворил.

Профессора Войно-Ясинецкого не восстановили ни в городской больнице Ташкента, ни в университете. Он занимался частной практикой на дому, число больных доходило до 400 человек в месяц. Ему помогали молодые люди, учились у него, а он посылал их по городу искать и приводить к нему бедных больных людей, которых он лечил бесплатно.

В августе 1929 г. в Ташкенте покончил с собой профессор-физиолог Михайловский. Его жена обратилась к епископу Луке провести похороны по христианским канонам, а это возможно было только в  случае сумасшествия самоубийцы. И профессор Войно-Ясенецкий подтвердил это своим медицинским заключением. Его обвинили в сговоре с женой самоубийцы и 6 мая 1930 г. он был арестован.

По приговору Особого совещания Войно-Ясенецкого  сослали в Котлас Архангельской обл., а потом в Архангельск. Отсюда его вызвали в Москву, и коллегия ГПУ предложила ему хирургическую кафедру в университете за отказ от сана епископа. Лука ответил: «При нынешних условиях я не считаю возможным служение, но от сана я никогда не откажусь»

После освобождения в ноябре 1933 г. Лука  в Москве встречался с митрополитом Сергием. От предложения занять архирейскую кафедру он отказался, надеясь основать институт гнойной хирургии, но от наркома здравоохранения получил отказ. Ему, однако, удалось добиться издания «Очерков гнойной хирургии». Эта его монография получила мировую известность.

Весной 1934 г. Войно-Ясенецкий снова возвращается в Ташкент, но работы не было, и  он  переезжает в Андижан, где оперирует, читает лекции, руководит Институтом неотложной помощи. Здесь он заболевает глазами и слепнет на один глаз.

В декабре 1936 года наркомат здравоохранения Узбекской ССР присвоил В.Ф. Войно-Ясенецкому степень доктора медицинских наук.

В июле 1937 г. епископ, доктор медицинских наук Войно-Ясенецкий снова был арестован. Его обвинили в создании «контрреволюционной церковно-монашеской организации». Ему приписывают недовольство  советской властью и проводимой ею политики, контрреволюционные взгляды на положение в СССР, клевету на партию и Сталина и т.д. Несколько священников, проходивших по делу, признали существование контрреволюционной организации и создание при церковных общинах контрреволюционных групп.  Кроме того, Войно-Ясенцкого обвинили в «убийстве» пациентов при операциях и измене в пользу иностранных государств. Все статьи тянули на расстрел.

Валентин Феликсович отказался от признания в контрреволюционной деятельности, и назвать имена «заговорщиков», объявил голодовку, длившуюся 18 суток. «Коллеги» Войно-Ясенецкого по ташкентскому мединституту  профессора Ротенберг, Слоним и Федермессер «подтвердили» о его контрреволюционной деятельности.

В марте 1939 г. Валентин Феликсович, ознакомившись со своим делом, писал: «…признать себя контрреволюционером я могу лишь в той мере, в какой это вытекает из заповедей Евангелия, активным же контрреволюционером я никогда не был». Дело рассматривалось Особым совещанием при НКВД СССР. В.Ф.Войно-Ясенцкому дали 5 лет ссылки в Красноярский край.

С 1940 г. профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий работал в ссылке хирургом в больнице Большая Мурта в 120 км. к северу от Красноярска. Осенью 1940 г. ему разрешили выехать в Томск, где он закончил второе издание «Очерки гнойной хирургии».

В начале ВОВ В.Ф. Войно-Ясенецкий отправил телеграмму Председателю ВС СССР М.И.Калинину: «Я, епископ Лукка, профессор Войно-Ясенецкий, являюсь специалистом по гнойной хирургии, могу оказывать помощь в условиях фронта или тыла, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и отправить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

30сентября 1941 г. профессор Войно-Ясенецкий  стал консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя 31515. Он работал по 8-10 часов и делал по 3-4 операции в день.

27 декабря 1942 г. епископа Луку, «не отрывая его от работы в госпиталях», назначили управляющим Красноярской епархией с саном «Архиепископ Красноярский»

Летом 1944 г. архиепископ Лука получил  разрешение выехать в Москву для участия в Поместном Соборе, избравшим Патриархом РПЦ митрополита Сергия (Старгородского). Лука стал постоянным членом Священного Синода.

Сибирский климат отрицательно действовал на здоровье и Лука стал просить о переводе его в Европейскую часть страны. В феврале 1944 г. Луку перевели в Тамбов и он возглавил Тамбовскую епархию. Патриарх Сергий просил уполномоченного по делам РПЦ при СНК СССР Карпова о переводе Луки на Тульскую епархию. Карпов в ответ указывает на ряд поступков Луки «нарушающих законы СССР: повесил икону в хирургическом отделении госпиталя, явился на совещание врачей в архирейском облачении и сел за председательский стол, в этом  же облачении делал доклад по хирургии и др. Облздрав отделу Тамбова предлагалось сделать соответствующее предупреждение профессору Войно-Ясенецому.

Благодаря пасторской деятельности архиепископа Луки Тамбовская епархия перечислила на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского и авиаэскадрильи имени Александра Невского 1 миллион рублей.

В 1946 г. постановлением СССР за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений профессору Войно-Ясенцкому была присуждена Сталинская премия 1-й степени в сумме 200 тысяч рублей. Из них архиепископ Лука 130 тысяч передал на помощь детским домам.

5 апреля 1946 г. Архиепископ Лука указом Патриарха был переведен  в Симферополь. Отношения с местным уполномоченным по делам РПЦ Ждановым не сложились.

Лука публиковал статьи, выступая за внешнеполитический курс СССР. Он резко критиковал политику США и католического духовенства (вспомним, что его отец был католиком): «Поджигатели войны, смертельно испуганные призраком коммунизма, всякого не по-фашистски мыслящего, причисляют к коммунистам. Вся масса католического духовенства на стороне поджигателей войны и явно сочувствуют фашизму. Каково  же наше подлинное отношение к нашему Правительству, к нашему новому государственному строю? Прежде всего мы, русское духовенство, живем в полном мире с нашим Правительством, и у нас невозможно благословение священников на участие в контрреволюционных или террористических бандах…У нас нет никаких поводов к вражде против Правительства, ибо оно предоставило полную свободу Церкви и не вмешивается в ее внутренние дела…».

Так писал человек, проведший в ссылке в «местах не столь отдаленных» в общей сложности 11 лет. Человек, которого обвиняли в контрреволюционной деятельности!

В 1947 г. профессор Войно-Ясенецкий стал консультантом Симферопольского военного госпиталя. Читал лекции для врачей Крымской области в архирейском облачении. В 1955 г. святитель Лука полностью ослеп и оставил хирургию. Свои научные статьи, лекции и проповеди он диктовал секретарю. В январе 1957 г. святителя Луку избрали Почетным членом Московской духовной академии.

 

Умер святитель Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский 11 июля1961года, в день Всех Святых, в земле Российской просиявших.

Мир праху и светлая память святому подвижнику земли русской!

Это лишь краткий обзор многогранной деятельности непоколебимого православного истинного патриота России и выдающегося ученого.

 

 

 

В.Кочетов, член СЖР, православный казак.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НАРОДНЫЕ МАССЫ И ЛИЧНОСТЬ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. НАВСТРЕЧУ 75-Й ГОДОВЩИНЫ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

 

 «Теория без практики  мертва,

а практика без теории потемки»

 

Во-первых, народ и толпа – это два противоположных понятия, которые явно себя противопоставляют в информационный век. Здесь нам необходимо коснуться теории вопроса. И вообще теории в настоящее время отводится крайне малое значение.

А ведь любой вопрос, любую тему надо начинать с теории, как это было после Гражданской войны перед ВОВ (сколько было споров, поломанных стрел, печатного материала), когда вели дискуссию – надо ли строить Социализм в одной взятой стране (Ленин и Сталин), или  идти на Мировую революцию  (Троцкий и К(о)). Именно тогда уже диалектика доказала свою жизнеспособность над догматикой, а народная война подтвердила это.

Возьмем для сравнения  двух лидеров, двух гениев Доброго и Злого, двух вождей: И.В. Сталина и  А. Гитлера и проследим на их конкретных примерах, до и в начале войны, то заметим в их руководящем подчерке явно противоположные концепции управления массой в годы ВОВ. (Konzeptiooteat- способ восприятия, понимания).

      Если взять народ, нацию и посмотреть, как к ней относились вожди советского и немецкого  народов. А. Гитлер о СССР - «это колосс на глинненых ногах. Стоит мне ударить по нему, как это колосс рассыплется». Ан - нет, этот Колосс -  «Советский народ», не только не рассыпался, а стал еще крепче и сплочённее.

А вот для Гитлера немецкая арийская нация  должна была управлять всей Европой и  миром. В немецких патриотических песнях были слова:  «Германия, Германия превыше всего». А это уже нацизм.

 Первыми словами на приёме в честь командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945года в Георгиевском зале Кремля были слова благодарности  русскому народу, как самому мудрому, самому терпеливому.., который смог сплотить все народы СССР и т. д.. Почему И.В. Сталина называли Вождем народов?

Давайте теперь возьмем этих руководителей в связи с их отношением  к молодежи. Сталин в своей работе (Экономические проблемы социализма  в СССР, отд.изд.1952г. Гос. издание политической  литературы стр. 68) отметил:

 «Необходимо… , в – третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всесторонне развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, стать активными деятелями общественного развития». Заметили, из подчёркнутых и выделенных жирным шрифтом словосочетаний, вырисовывается гармоничная, творческая и всесторонне  развитая личность, которая в  массе своей и составляла Н а р од.

          А вот что оставил Гитлер после себя. Так в своей работе  «Педагогические заповеди», он поучает свою молодёжь: «Необычайно активная, властная, жестокая молодежь-вот что я оставляю после себя. В наших рыцарских замках мы вырастим молодежь, перед которой содрогнётся мир… . В ней не должно  ни слабостей, ни нежности. Я хочу видеть в ее взоре блеск хищного зверя. Нам не нужны интеллектуальные упражнения. Знание разрушительно для моей молодежи… По нашему мнению, молодой немец будущего должен быть стройным и ловким, резвым как борзая, гибким как кожа и твердым как крупповская сталь (высказывания Гитлера на педагогические темы приведены по публикации на сайте: http: \\www.ironcross-com\content\ view 1371\ 95\). А здесь что вы заметили. Да он  из людей вытравливал всё человеческое, которые в массе своей и составляли Т о л п у.

  Народ – это думающая масса, а Толпа это эмоциональное бездумное стадо, полностью доверяется вожаку. Еще В.А. Белинский сказал про это: «Толпаэто собрание людей живущих по преданиям (традициям, устоям жизни и быта, так живут все народы, это мое видение), а рассуждающих по авторитету» (вождя, пастуха, пахана и т.д.). Из далёкой истории  Украины пошло «Паны дерутся, а у  холопов, чубы трещат». А теперь возьмём сегодняшнюю Украину – Материковую - никаких изменений. А там где Народ берёт ответственность на себя, там и успех: Крым и Юго-Восток Украины. Там где Массы едины, активны и сплочённее и Ими руководит настоящий Лидер, а не Тиран – там и успех, там и Победы! На это счет бытует народная пословица «Кто сильнее: лев во главе баранов, или баран во главе львов?».

Кто стоит во главе массы, какой вождь, лидер, личность или авторитет – вернее кто и какую концепцию проводит в жизнь тот и одерживает победы или поражения

В настоящее время в России вообще нет молодежной политики. И правильно Н. Михалков в одной из передач  ТВ -2 сказал «… прохихикали и прогуляли Россию».

 

Отношение к религии

 

Сегодня у России два врага Атеизм и Эгоизм. Если мы возвратимся к годам ВОВ 1941-1945гг., то увидим, что Сталин верил Богу непосредственно (Ему нужны ваши дела, мозоли на ваших руках - а не ваши слова.  Гитлер же  верил  не в того  бога - в религию, в мозоли на ваших коленях и лбах). «Путь истины ЕГО неведом потому,  что «Вера есть в НЕГО, но веры нет ему» (Из сегодняшней теории «Концепция общественной безопасности»). В первом случае была истинная  ВЕРА, во втором была – верить Богу через кого-то, то есть -  РЕЛИГИЮ (religios  от латинск.- связь через кого-то.).

Так вот Гитлер говорил о религии и служил Богу которого нет. Он верил природе больше чем Богу, его солдаты носили на МЕТАЛИЧЕСКИХ  бляхах  своих ремней, на которых были слова -  «Бог  с нами». Оказывается такая религия создавала стереотипы поведения у немецкого народа, на основе которой и была ПОРОЖДЕНА  новая  немецкая культура, которая и просуществовала всего 15 лет (с 1933г. по 1945г.).  А истинная немецкая культура Шиллера, Гёте и др. существует и поныне.

Теперь отношение к женщинам Сталина и Гитлера. Первый раскрепостил – эмансипировал женщин, они наравне с воинами – мужчинами защищали свою страну и Народ – на ФРОНТЕ и в ТЫЛУ. Роль немецкой женщины Гитлер свел к примитивному животному -  воспроизводству солдат войны. «Kinder, Kuchen und Kirche» (Дети, Кухня и Церковь). А отсюда вывод - оказывается, существовали две культуры. Одна   «Выше пояса» - в головах и сердцах советских солдат, офицеров, генералов и маршалов.  А другая культура «Ниже пояса» -  в желудках и ниже - у немцев. И такая культура имеет право, к сожалению, на сегодняшнее существование на Западе  (ЛГБТ, Семья из 2-х пап и мальчиков, лесбиянство и …). Такая Концепция  «Разделяй, стравливай, да  властвуй» не сошла со сцены и управляет Однополярном  миром по  Праву силы и по ныне, как бы это не было прискорбно для нас.

            В первом случае культура советского народа доходила до святости, и наши воины бросались под танки, закрывали своими телами пулеметные амбразуры, шли на самолетные и танковые тараны. А наши женщины служили в авиации и танковых войсках, в войсках связи и… Вопрос: назовите примеры таких подвигов со стороны немецких солдат и офицеров? Управление в первом случае осуществлялось в русле Божьего Промысла (по – Божески), праведно, как сегодня можно сказать по научному - по предсказуемости,  или, как говорил ещё Наполеон, «…управлять, значит предвидеть».

Сталин обладал чувством  Предвидения, так, выступая перед участниками первомайского парада 1934 года, Сталин заявляет: «…Вожди без масс - ничто…Массы решают успех всякого дела и судьбы истории. Всё зависит от того, за кем массы пойдут» (И.В. Сталин, Соб. Сочинений.Т.18.с. 62.). Сталин того не ведая, оказывается управление осуществлял по Концепции «Соединяй, созидай, да Здравствуй» - сила Права. Она выходит на Мировую сцену и находит у  Многополярного Человечества большой отклик.

Сейчас, когда мы находимся в преддверии 75-летия битвы за Москву, ещё раз хочется вспомнить, как завершалась война.  А вот Гитлер управлял, опираясь на толпу и силу, на бездумную массу неспособную брать ответственность на себя,  не умея предвидеть, поэтому допускал ошибки. Так план «Барбаросса»  молниеносного захвата  Москвы за 4-6 недель не был осуществлен даже за 6 месяцев, когда враг был у её ворот.

            В сентябре 1941 года  в беседе с японским посолом  Гитлер заверил его, что 12-14 октября он возьмет Москву, ещё раз соврал. Ему пришлось разрабатывать новый план «Тайфун», в котором он в 3-й раз!!! определил срок захвата Москвы и проведения парада 7 ноября, на Красной Площади, предварительно наградив отличившихся в захвате Москвы, в театре Красной Армии. Опять осечка. А вот Берлин был взят за 6 дней  и когда адъютант Гитлера доложил, что советские танки уже находятся на улицах и площадях города Берлина, Гитлер встал и с трясущимися руками вымолвил «…это мог сделать только гигант Сталин». И ещё пример.  Из-за неудач под Москвой, Гитлер ничего не придумал, как снять 35 генералов и всех, в том числе главнокомандующего всеми сухопутными войсками генерал-фельдмаршала фон Браунинга, командующих группами армии «Центр», «Север», и «Юг». Среди наказанных оказался  и теоретик  танковых сражений  генерал Гудериан.

И последнее, когда в конце войны сдаваясь в плен немецкие солдаты, чтобы их не убивали, восклицали «Гитлер капут». А слова Сталина были «Гитлеры приходят и уходят, а народ остается». Не потому ли наш народ называл его своим любимым вождем – «Вождем народов», а во время похорон не скрывали слез любви, слез правды, слез надежды. В ходе Нюрнбергского суда, подсудимые всё свалили на  Гитлера,  и все ругали только  его. Лицемерие полное. Вчера «Хайль Гитлер!». А сегодня «Гитлер капут». Убеждение у них и им подобным – на кончике их языка.

Со своими народными маршалами Сталин дошел  до Берлина. Он работал с ними тандемным способом, которому также надо обучать молодых управленцев. И наши народные маршалы и генералы били прославленных фашистских фельдмаршаллов и генералов.  Хочется привести слова из  речи Сталина, произнесенной по радио 3 июля 1941года: «…Враг будет разбит, Победа будет за нами!». Так и вышло. Предвидение в  управлении – это редкий дар, но ему можно научиться. Сегодня наши аналитики, политики и даже либералы не имея теории развития России, говорят о двух мечтах: «И  если американская мечта – это град на холме, то русская мечта -  это храм на холме... Там – идея господства. А здесь – идея абсолютной гармонии и братства, они всегда и везде воюют между собой». Отлично сказано. Но дальше… «Я не знаю кто победит… , и в конце концов, когда человечество достигнет нужного уровня, все народы сольются и встретятся в Царстве Небесном». (Газета «Завтра» февраль, №6 (1313)). Сталин знал свой Народ, верил в него и его победу над фашизмом, ПРЕДВАРИТЕЛЬНО НАЧАЛ СТРОИТЕЛЬСТВО ЦАРСТВИЯ БОЖЬЕГО на Земле как на НЕБЕ, но ему не дали осуществить эту мечту, смешав Его имя и всех большевиков с грязью.

Оказывается, вот уже почти как 30 лет существует наука ДОТУ (Достаточно общая теория управления),  а про неё никто не знает. Она учит умению видеть общий ход вещей, как брать ответственность на себя, как научиться умению предвидению. Что сегодня  и требует от молодежи  президент В.В. Путин: «учиться умению брать ответственность на себя».

Как не вспомнить  Ельцина, который за время своего властвования  5 раз поменял председателей Правительства. Управлять и властвовать это не одно и тоже. «Власть, это реализуемая способность управлять» (ДОТУ).  И.В. Сталин научно управлял – и  это была личность. Все другие, начиная от Хрущева… , Горбачева, Ельцина, правили и властвовали, но не управляли -  были культами.

            И вот сейчас в канун 75 - летия Победы в ВОВ, когда  мы находимся не в индустриальном обществе, а в  постиндустриальном – информационном периоде,  когда быстро происходит смена  логики социального поведения  людей. Когда НТП (научно-технический процесс) обгоняет жизнь одного поколения (величина постоянная - 25-30лет). Раньше получив какую-нибудь профессию (врача, учителя, плотника, токаря и …) можно было веками прожить с этой -  одной профессией и передать её по наследству. То сегодня ты должен ОПЕРЕЖАТЬ ПОЛУЧЕННЫЕ  ЗНАНИЯ, уметь отличать их – от правильных и неправильных – различать их, а это даётся Богом каждому по их нравственности. В информационный век надо и понимать полученную информацию «В меру понимания работаю на себя, а в меру непонимания  на того, кто понимает больше» (из теории КОБ). Ну и надо - иметь не одну, а несколько профессий.

Тогда, в годы ВОВ и 2-й Мировой -  силовых  войн – (войной машин), которые велась  в 3-х сферах (Земля, Вода и Воздух). Сейчас же в Информационный век  война, если не дай Бог развяжется, будет вестись в 5-ти сферах…. в Космосе и в Информационной - человеческой сфере. Кто-то из американцев сказал «Кто владеет информацией, владеет всем миром».  Наука и техника так шагнули вперед, а не  материальная -  человеческая сфера (база) остается на прежнем, и даже нижнем – морально - нравственном уровне. Это очень печально, особенно упадок культуры, выраженный в СМИ и в личном обращении  друг к другу (вплетая в речь мат и нерусские слова). А поэтому управленческой культуре и управленческой  безграмотности необходимо уделять самое пристальное внимание: «…все наши беды, из-за управленческой безграмотности наших руководителей» -  В.В. Путин.

            Заканчиваем  нашу  статью цитатой из книги Анатолия Громыко (сына - Сталинца А.А. Громыко) «Полет его стрелы»: «Роль личности (субъективного фактора) ВЕЛИКА. История  делается людьми. Их активность складывается из цели решений и поступков. Если у политического лидера и дипломатов они основаны на НЕВЕЖЕСТВЕ и только на ЭМОЦИЯХ, то тогда их политика терпит крах, провал. И наоборот, трезвый учет обстановки, отсутствие нервозности, спешки и суетливости приводят к успеху».

В заключении, в назидание молодым патриотам хочется сказать: - Кто не знает истинных фактов прошлого, тот не напишет будущего. Эти простые слова должны помнить все народы, кому дороги завоеванные в боях свобода и независимость. Ведь войну против Народа никому и НИКОГДА не удавалось выиграть. А  против Толпы?

          Сегодня на русский народ продолжают лить грязь некоторые «коллеги» не только  на Западе, но и у нас в России. Но они не понимают что Россия – это не государство, не страна, а русская, многонациональная, многоконфессиональная, евразийская Цивилизация, основой которой является русский НАРОД. Пусть грозным напоминанием современным  захватчиками - «коллегам» звучат пушкинские строки:

Так высылайте  ж к нам, витии

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России

Среди нечуждых им гробов.

 

Кандидат наук, профессор, полковник  С.П. Давыдов

 и писатель Г. Дмитриев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

БЕГ ВРЕМЕНИ

(Окончание, начало в № 3 (56) 2019 года)

 

172I году казаков лишили права изъявлять свою волю на кругах. Началась полная зависимость от России с подчинением Военной коллегии. Вольное прошлое казаков осталось в преданиях. Атаманы, исключая станичных, назначались в Петербурге. Войсковой атаман выбирался между сановниками, а верховным стал наследник престола.

При Екатерине II местное самоуправление донских казаков было еще более сокращено. Преемник Мазепы гетман Скоропадский был связан по рукам и ногам в своей деятельности. Под конец его жизни в 1722 году Петром I была учреждена малороссийская коллегия, состоящая из шести великорусских офицеров, под председательством бригадира, которая надзирала за управлением малороссийских чинов, принимала жалобы на них и заведовала сбором налогов в царскую казну. Генеральная войсковая канцелярия -главное правительственное место на Украине - возникшая в конце XVII века, очутилась в подчинении у коллегии. В I727 году при Петре II казакам Украины позволено было выбрать гетмана и по желанию правительства таковым был избран Даниил Апостол. После смерти его при Анне Иоанновне правление было поручено особой коллегии, состоящей из трех великорусских и трех малороссийских членов во главе с председателем, назначенным из великорусских генералов.

При Елизавете Петровне под влиянием её личных симпатий к Украине было восстановлено гетманство. Гетманом был избран по желанию императрицы граф Кирилл Разумовский; это - был человек мало знакомый с нуждами края и, по-видимому, мало им интересовавшийся. Значительную часть своего гетманства он прожил в Петербурге. Краем при нем в действительности управляла старшина.

В Запорожье, этом центре свободолюбивого казачества, была другая картина: здесь местное народное управление держалось почти все время его существования. Вся полнота власти в Запорожье принадлежала "товариству", составлявшему войсковую раду. Кошевой атаман, судья и писарь избирались на раде, которая могла и до истечения срока вследствие недовольства сменить их. Главным руководителем войска в мирное и военное время был кошевой атаман, которому сечевое товарищество вручало неограниченную власть и беспрекословно слушалась его, пока он пользовался доверием, в противном случае его лишали должности. Но такое широкое местное самоуправление не соответствовало устройству местного управления по всей остальной России и поэтому было уничтожено при Екатерине II (по всей Малороссии) в I764 году. Последнему гетману Разумовскому Карлу Григорьевичу (I728-I803) , графу, предложено было подать в отставку. Ему было присвоено звание генерал-фельдмаршала и с I746 по I796 годы донской казак был Президентом Петербургской академии наук. Он был младшим братом Алексея Григорьевича. Разумовского (1709-177I), участником переворота 174I года. С I742 года морганический супруг Елизаветы Петровны, русской Императрицы.

После отставки последнего гетмана Разумовского К.Г., управление Малороссией было поручено коллегии, состоящей из четырех человек русской национальности и четырех украинской национальности, во главе с правителем края Румянцевым -Задунайским Петром Александровичем (1725-1795), графом (I744), русским полководцем - генерал-фельдмаршалом (I770). В Семилетней войне он овладел крепостью Кольберг (Колобжег). С I764года президент Малороссийской коллегии. В русско-турецкой войне 1768-I774 годов одержал победы при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле (I770). Командуя русской инфантерией и казаками, впервые применил сочетание каре, колонн и легких батальонов, положив начало зарождению новой тактики колонн и рассыпного строя. Известен в военных кругах Отечества своими военно-теоретическими работами. В кровопролитных боях Румянцев-Задунайский берег русских солдат и казаков. Он как и генерал Александр Елесин, Атаман Орловского отдельного казачьего Округа говорил: "Берегите казачество! Берегите его единство, братство русских воинов и казаков, ибо только так выстоим, защитим родное Отечество и сокрушим врага. В единстве - мы непобедимы! ". Но защитить казаков от царского произвола в полной мере он не мог, хотя весь род Румянцевых происходил из Донских казаков, который верой и правдой служил Российской Короне.

I78I году были введены и на Украине губернские учреждения; вместо 10 полков образовалось 3 наместничества - Киевское, Черниговское и Новгород-северское; коллегия была уничтожена. I788 году была проведена военная реформа - преобразование казачьих полков в регулярные. Почти одновременно потеряли последние остатки своего самоуправления слободские казачьи полки, и их территория вошла в состав образованной в I764 году Слободско - Украинской губернии. В 1775 году была уничтожена Запорожская Сечь. Запорожцы были зачислены частью в казаки, частью в крестьяне, но большинство их, вместе с семьями, ушли в Турцию и образовали новую Сечь в устьях Дуная. В I792 году большая часть их пожелала вернуться на родину и на Кубани положила начало существующему и ныне Кубанскому казачьему войску. (Д.И. Багалей, заслуженный профессор. (Русская история, Харьковское Общество, распространение в народе грамотности. Москва - 1912. , Типография Т-ва И.Д.Сытина, Пятницкая улица, собственный дом).

Оставшиеся в пределах Российской Империи казаки жили замкнуто, избегая смешанных браков и храня легенды времен Тмутаракани. Немногих в России интересовало то время, ее история и культура –лишь интеллектуалы интересовались ими, единственной связью с ними оставался царь, которому на верность присягал каждый. Политические узы расторгла Февральская революция I9I7 г. Романовы, отказавшись от престола, освободили казаков от обязательств. Приняв перемены, они возродили на Дону, Кубани и Тереке народные собрания - круги, так же как и выборы атаманов.

Затем атаман Дона генерал А.М. Каледин (I86I-1918) и глава войскового правительства провозгласил создание Юго-Восточного союза казаков Дона, Терека, Кубани, Астрахани, Оренбуржья, Урала и горцев Кавказа и в октябре I9I7 - феврале 1918 года поднял казаков против Советской власти, которая своей жесткой политикой, ненавистью, надругательством над православными святынями, кровавыми расправами над народом и казаками, постоянными реквизициями, контрибуциями и откровенными разбоями в станицах заставили казаков взяться за оружие, хотя после переворота большевики разоружили казаков. Десятки эшелонов с возвращающимися домой казаками, большевики задержали на Украине.

 

IУ. Казачество после падения монархии.

Пала монархия, возродились древние обычаи казаков. Уже 11 марта Временное правительство разрешило создать на землях казаков войсковые круги.

14 марта военный министр Александр Иванович Гучков (I862-I936), русский капиталист, лидер октябристов, депутат и с I910 председатель 3-й Государственной думы. 1915-I917 годах председатель Центрального военно - промышленного комитета. В 1917 году военный и морской министр Временного правительства, который издал указ о реорганизации местного гражданского управления казачьего населения, отменив многочисленные ограничения казаков в правах.

Затем, 23 марта, в Петрограде Всероссийский общеказачий съезд создал Союз казачьих Войск, объявил собственностью казаков все земли, воды и недра, заявил о возврате в собственность Войск земель: казенных, монастырских, церковных, частных владельцев. Временное правительство 3 апреля подтвердило "незыблемость исторических прав" казаков на землю. С 16 по 27 апреля работавший в Новочеркасске казачий съезд, поддержав Временное правительство, воссоздал Войсковой круг на земле Дона.

После I96 лет перерыва, 26 мая I917 года, круг в Новочеркасске первым атаманом Войска избрал войскового старшину Е.А. Волошина. Затем, I8 июня - генерал-лейтенанта А.М. Каледина (186I - I918).

Казаки 20 октября провозгласили независимость Дона. Керенский A. Ф. (188I-1970) русский политический деятель, адвокат, лидер фракции трудовиков в 4-й Государственной Думе, с марта I917 года эсер во Временном правительстве: министр юстиции (март-май), военный и морской министр (май -сентябрь), с 8(2I) июля министр председатель, с 30 августа (I2 сентября) - Верховный главнокомандующий, был против провозглашенной независимости Дона и готовился военной силой ликвидировать независимость Дона.

Затем борьбу с независимостью Дона продолжили большевики. 25 октября Совнарком направил сюда из Петрограда 10 000 красногвардейцев и солдат Рудольфа Фердинандовича Сиверса (1892-1918), участника Октябрьской революции в Петрограде.

А.М. Каледин, формируя армию Дона, поддерживал создание Добровольческой армии. На Дону проживали 2 662 150 крестьян, 370 500 рабочих Донбасса и лишь I 352 000 казаков, или 37% населения всего Старого Поля. Для противовеса донцам, со времен Петра I, Империя, переселяя сюда иногородних, готовила эту своеобразную пороховую бочку, с помощью которой можно было бы усмирить свободолюбивых казаков.

На Кубани в станицах и селах проживало 2 803 900 душа в городах 247 300 душ. Из них казаков около I 500 000 душ, то есть 40% от населения края (горцев, армян, греков и пришлых русских, украинцев, немцев). В феврале I917 года наказной атаман Кубани, генерал-майор М.П. Бабич, заявил о подчинении Кубани Временному правительству. Затем, 5 марта, это сделали Екатеринодарский гражданский комитет и Комитет общественной безопасности. Центральное место в политической жизни заняли меньшевики и эсеры. Но казаки отрицали идею уравнительного землепользования. Кубанцы, возродив древнюю демократию, решили земельный вопрос.

Юрты старолинейных и черноморских станиц были богаты тучным черноземом, закубанцы бедствовали на малых, гористых наделах. На раде в Екатеринодаре делегаты, распределив фонды земли, примирили интересы коренных иногородних с казаками. Горцы добивались самоуправления Адыгеи в союзе с казаками. Но русские и украинцы, по партийным директивам соплеменников, не хотели считаться с этим. Большевиков, еще малочисленных, поддерживали рабочие и солдаты. Кубанская рада в Екатеринодаре 22 апреля I9I7 года выбрали атаманом полковника Филимонова Александра Петровича (I867-1948), выпускника Киевского кадетского корпуса, закончившего Александровское военное училище в Москве, Военно-юридическую академию и одновременно закончившего Императорский Археологический институт. Долгое время служил атаманом Лабинского отдела Кубанского казачьего войска в звании "полковник". В октябре Филимонов А.П. (1917) был избран Кубанским Войсковым атаманом. Генерал, в I918 году - участник Ледяного похода Кубанской армии, ушедшей на соединение с Добровольческой армией (соединение произошло в ауле Шенджий). 17 марта 1918 года в станице Ново-Дмитриевской Филимонов А.П. подписал протокол, согласно которому войска Кубанского правительства перешли в полное подчинение Командующему Добровольческой армией генералу Корнилову. Генерал-лейтенант Филимонов А.П. занимал умеренную позицию в отношении сепаратистов и не одобрял строгих мер, применяемых к ним Главнокомандующим Вооруженных Сил Юга России. ("Кубанцы" ,Белое дело.,Т.2., Стр.62-107).

Лидеры ислама I мая созвали во Владикавказе съезд горцев Кавказа, создавших "Союз объединенных горцев" Кабарды, Осетии, Чечни, Ингушетии, Черкесии, Карачая и Дагестана. Съезд поддержал Временное правительство, избрал духовное управление мусульман.

В августе Кубанский областной горский совет и горский комитет во главе с Султаном Шахин-Гиреем вошел в состав Кубанской рады. Известие о провозглашении власти Советов пришло на Кубань 8 ноября. Кубанское войско, введя военное положение, арестовало членов Советов и разоружило революционные части. Законодательная рада, начав работу I4 ноября в Екатеринодаре, избрали правительство и его председателя Л. Быча. Затем, I2 декабря, II областной съезд казаков, иногородних и горцев избрал Объединенную раду (45 казаков, 45 иногородних и 8 горцев) Параллельно в Екатеринодаре прошел съезд трудовых казаков и иногородних, признавших власть Совета Народных Комиссаров (CHK).

Из написанного выше, Александр Елесин, российское казачество не смогло сохранить единство своих рядов. Эти слова, сказанные вами Александр Елесин, слова судьбоносные не только для казачества, но и всего российского народа, объясняют - почему восстание казаков под руководством генерала от инфантерии Лавра Георгиевича Корнилова (I870-I918) и рейд Петра Николаевича Краснова - генерала от кавалерии на Петроград потерпели неудачу. К этому времени защитники Отечества разделились на "белых и красных". "Пока казаки были вместе - они были непобедимы".

Не зря ее Господь наш сказал: "Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то; И если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот; И если сатана восстанет на самого себя и разделится, не сможет устоять, то пришел конец его" (Евангелие от Марка. III. ,24,25,26). И прав был американский государственный деятель Дэниел Уэбстер который сказал: "Люди вместе могут совершить то, чего не в силах сделать человек в одиночку, единение умов и рук, сосредоточение их сил может стать всемогущим". Эти слова его, как и мудрые слова Александра Елесина, изложенные в статье "Многогранность проблем возрождения российского казачества", напечатано в альманахе "Преображение" (№ 8, 2018. Стр. 3I, 32, 33), должен усвоить с молоком матери каждый казак и помнить их до конца дней своих. В них залог нашего спасения и возрождения.

Мы должны поступать так как поступали наши предки, "не желающие видеть Россию гигантским концлагерем с многочисленной трудовой армией во главе диктатором Троцким" (В.Г. Едрихин и А.Б. Петров. "Главная угроза безопасности России и её источник". Москва.2017 г.)

 

В пылу борьбы непримиримой,

Теснимый яростным врагом,

Я сжег дотла свой кров родимый,

Я сам спалил свой отчий дом.

Огонь лизал родную кровлю,

А я глядел, Глядел без слёз. . .

Я над чувствительной любовью

Любовь жестокую вознёс.

И брату, плакавшему горько,

Сказал безжалостно: плачь,

Пускай пылает. Лишь бы только

Не пировал в нём наш палач.

Придёт пора - построим новый, office.

А ныне сердце закалим

Огнем решимости суровой,

Бездомным жребием своим".

 

-Родионов Вадим Николаевич

"Любовь жестокая", донской казак,1886 г. рождения. , Париж. Умер в 1963 году –

 

Военно - революционные комитеты внедряли в жизнь самые нечеловеческие законы, насаждая коммунизм в Донбассе, автором которых был Янкель Мойшевич Свердлов, "подмахнувший" Указ о назначении председателем Реввоенсовета Бронштейна-Троцкого, о "Красном терроре" и "расказачивании" , и много - много других, без всякого ВЦИКа - самолично, как председатель, преследуя цель - уничтожить всех русских, как народ государствообразующий. Дикие расправы и безрассудная жестокость жидомасонских карателей в чёрных кожаных куртках - с маузерами и пулеметами, говорили об озлобленности и ненависти их к закону, праву, порядку, культуре, казачеству и всему русскому народу. На заборах и стенах висели безграмотные и противоречивые приказы, воззвания и прокламации, заканчивающиеся одинаково: "за невыполнение приказов революционной советской власти, каждого нарушителя ждет высшая мера социальной защиты - расстрел без суда и следствия".

Деспотизм и упоение властью моральных калек, недоучек, неврастеников и педерастов не знали предела. Рабочие, как правило подростки I6-I8 лет, и их начальники - представители "самой революционной нации в мире" расстреливали за световой день сотни людей, подавляющая часть которых были казаки. Масло в огонь подливали жидовствующие из наших - русских, типа писателя Владимира Емельяновича Максимова (Самсонов), который в адрес всего российского казачества сказал:"Смесь унтерского гонора и лакейства, помноженная на звериную жестокость, - вот что такое казачество".

 

Нам мачехой стала. Отчизна Родная

И руки любимой в сыновьей крови.

Но, берег любимый в тоске покидая,

Мы ей посылаем молитвы любви.

……………………………………

Вины пред Тобой мы не знаем Родная,

Любовь к Тебе светлая - наша вина. .

Ты наша прекрасная, наша святая,

В сердцах, на знаменах одна Ты, одна! . .

 

-Павел Туроверов, поручик 2-й - Донской дивизии Донского корпуса Болгария 1920 год.

 

Но вскоре защитники и хранители Государства. Российского поняли, что, вместо обещанных прав граждан, свободы и равенства, советское будущее сулит казакам власть проходимцев, нарушение казачьего уклада жизни и хозяйственный хаос. Защитники Отечества видели, что после II Съезда Советов во ВЦИКе было 43 члена и все как один евреи. Русским и казакам в ВЦИКе места не было. После У съезда количество членов ВЦИК было увеличено до 62, что несомненно было сделано целенаправленно, но по-прежнему в него не вошло ни одного русского. Гоям руководить собственным государством строго запрещалось.

Низкий культурно-образовательный уровень масс приводил к тому, что они, в отличие от казаков, с готовностью подчинялись тем силам, которые, как казалось им, могли обеспечить стабильность в обществе, создать в короткий срок нормальные условия жизни, ускорить наведение порядка, покончить с хаосом, охватившим все государство.

Сейчас казачью карту как реальную силу пытаются разыграть все, и в первую очередь те, кто хочет прийти к власти - используя силовые методы. Расчет прост - казачество, как застоявшийся боевой конь, только и ждет заварухи, чтобы душу отвести - пострелять, шашкой помахать, да хорошо выпить и закусить. Разные "вожди" политических партий сделали соответственно и разные выводы из событий в Приднестровье, Чечни, Абхазии, Грузии,  Нагорном Карабахе, или в Крыму.

Вернемся братья-казаки в недавнее прошлое - в Приднестровье, политое казачьей кровью. Когда наши враги разбивали полк гражданской обороны в Кучерах, рядом, в восьми километрах, стоявшая воинская часть отказала русским патриотам в помощи: "нет приказа" - был ответ "боевого" командира. Пять прапорщиков, несколько солдат, семь гвардейцев и двадцать казаков прорвали окружение, отбили и увезли жен и детей российских».  Помню я двух казаков, защищавших мост, который защищали они от румынских солдат, пытавшихся захватить его. Казаки Михаил Осыпа и Геннадий Хапов, перед мостом, из пулемета "Максим", устелили подступы к мосту трупами румынских солдат, отбив у них охоту навсегда "дрочить письку на казаков".

Когда брали полицейский участок в Дубоссарах, их казаков, было шесть. Шестым был походный атаман Всевеликого войска Донского казачий полковник Ратиев. Это он по рации командовал несуществующими I-й, 2-й и 3-й казачьими сотнями, что позволило потом молдавским правителям заявить на весь мир о несметном количестве российских казаков в Приднестровье. Бои были напряженными и неравными.

На Кошницком перекрестке 20 казаков отбили атаки румынского спецназа и отрядов молдаванской полиции, вооруженных бэтээрами, минометами, безоткатными гладкоствольными орудиями. У казаков был один трофейный БТР, один гранатомет с двумя гранатами, лимонки и автоматы.

И дал Господь силы казакам - быть достойным отцов и укрепил их силы в борьбе за Россию. И разгромили казаки румынский спецназ и молдаванскую полицию, и немногие враги Отечества унесли свои ноги живыми. И когда стрельба прекратилась, в казачий окоп пришла бывшая русская эмигрантка с большой хозяйской сумкой и принесла казакам, защитникам Отечества, красное молдавское вино и еду. Она была сестрой милосердия в годы первой мировой войны. Хоперская казачка, которая понимала, что казаки пришли с Дона и Кубани в Приднестровье, потому что их позвали и они пришли на помощь. Пришли для защиты русских людей. И с точки зрения человеческой, а тем более казачьей психологии это вполне оправдано. Сегодня во время попыток выйти из очередного политического кризиса казакам стало ясно, что необходимо объединение, консолидация, единство всех Казачьих войск России, ближнего и дальнего Зарубежья, объединение всех работоспособных сил российского общества в их повседневной социально –политической жизни. Как показал опыт нашей современной истории, никакой общественной группе, никакой партии, в том числе и казачеству собственными усилиями не вывести Россию из периодически созданного для неё жидомасонами и жидовствующими очередного тяжелого политико-экономического кризиса.

«Наша обязательно возьмет, если нас в очередной раз не поделят на красных и белых, реестровых и не реестровых, казаков и казачек», - констатирует вожак Орловского Отдельного Казачьего Округа Всевеликого Войска Донского, и от себя добавлю - не дадут ненавистники и губители России объединиться с Великорусским народом, народом государстообразующим, сломавшим хребет фашистскому зверю.

В I997 году, к нам в Курган на встречу с Сибирскими казаками, приезжал генерал армии Дейнекин Николай Степанович с руководителем администрации Б.Н. Ельцина по казачеству - Александром Степановичем Волошиным. Их сопровождал глава администрации области Олег Алексеевич Богомолов, действительный член Академии проблем дипломатических наук и международных отношений. Гости интересовались Уставом Сибирских казаков, которых на момент их приезда в область насчитывалось 5 тысяч казаков.

Гостей интересовало, как указания Б.Н. Ельцина внедряются в жизнь. Атаман Курганского отдела Сибирского казачьего войска, полковник Валерий Георгиевич Попов, после двухчасовой беседы с генералом армии Н.С.Дейнекиным и А.С.Волошиным прикипел к выводу, что представители главы государства не воспринимают казаков всерьез и не торопятся с военной реформой. Мы, рядовые казаки пришли к выводу, что Власти Государства боятся казаков, возрождение которых началось снизу, с глубинных слоев российского народа. Возможно, они боятся того, что казаки повернут оружие против законно избранного правительства и самого Президента.

Сибирские казаки называют себя "служивыми". И готовы служить, но кому? Сегодня - верой и правдой Президенту. А завтра? Стерлигову? Maкашову? Лимонову? Жириновскому? Или тому, кто больше заплатит, превратившись в наемников. Реальная власть ведет с казаками пустопорожние разговоры о казачьей службе в органах милиции на правах дружинников, на таможне, а также в армии, но для этого нужно сформировать казачьи полки, а их нет, ведь нужно укреплять российскую государственность направляя стихию союзных государств, входящих в СССР, заговоривших об отделении от России, в мирное, созидательное русло.

"Пограничным войскам России - быть! - заявил Борис Ельцин на состоявшейся встрече с высшим командным составом вооруженных сил Федерации. Затем вышел Указ Президента Российской Федерации "О мерах по реализации Закона Российской Федерации "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества. Он предусматривал безвозмездную передачу земли в коллективное землепользование на основе традиционных для казачества форм владения землей - хуторским или станичным обществам. Были предусмотрены и формы казачьего самоуправления.

Глава администрации области Богомолов выделил атаману В.Г. Попову для штаба бывший кинотеатр имени А. Матросова в поселке Северный (пригород Кургана), который из-за отсутствия ремонта пришел в негодность. Казаки отремонтировали его своими силами. Но нашелся предприниматель, который решил из бывшего кинотеатра сделать ночной бар. Как он договаривался с О.А. Богомоловым одному Богу известно, но вскоре атаману В. Попову предложили освободить здание. Жители поселка Северный говорили, что предприниматель за I миллион рублей купил здание целиком.

По приказанию атамана В.Г. Попова казаки демонтировали за одни сутки то, что они восстановили - от бывшего кинотеатра, ставшего штабом Сибирских казаков остались лишь голые стены. Вкладывать деньги в ремонт здания владелец бара не захотел. Вернул ли О.А. Богомолов ему деньги, казаки не знают. Здание перешло какой-то бригаде по ремонту автомобилей. Что касается земли, то казаки могли её получить в заброшенных, опустевших сёлах, которых много в Курганской области. Некоторые казаки брали землю и пытались стать хозяевами на этой земле. Но, не имея стартового капитала, чтобы построить дом с необходимыми хозяйственными постройками, приобрести необходимую сельскохозяйственную технику для обработки земли, которая не стала частной собственностью казачьей семьи - (казаки) бросили взятую землю и вернулись в город. Сельским хозяйством продолжают заниматься казаки, живущие в станицах на собственных огородах, принадлежащих их отцам и дедам и расположенных у домов, где они проживают со своими семьями. Считанные единицы из казаков смогли стать фермерами и то потому, что при Советской власти они были главными агрономами, или механиками и смогли за бесценок купить необходимую им технику, но из-за дороговизны горючего они еле-еле сводят концы с концами.

Желание Правительства возродить Казачье земледелие - потерпело крах в масштабах страны, как и военная реформа по прохождению представителями казачества военной службы. Сейчас враги казачества, хотят превратить казаков в наемников. И прав атаман Елесин, когда сказал: "наемничество - будет концом казачества. Очень сегодня этого добиваются наши "радетели" в государственных структурах. Этому мы должны сказать твердо: не любо. И стоять на своем. Наша возьмет". В своих многочисленных статьях, опубликованных в газете и Альманахе "Преображение", которые казачий атаман Александр Елесину публикует для казачества и российского народа, постоянно и ярко чувствуется неразрывная связь его с народом, народом вольным, свободолюбивым.

Елесин вырос на Дону. Он сын его и мысли его постоянно связаны с Доном, а жизнь его без остатка связана с "Всевеликим Войском Донским" - воинскою славою и доблестью России.

Елесин типичный представитель казачьего народа, народа вольного, свободолюбивого. Этому народу и таким как Александр Елесин наш брат, по воле судьбы оторванный от Донской земли, посвятил эти строчки:

                          Народ

Я люблю толпу у церкви русской,

Лиц усталых тихий разговор.

Это чудо на земле французской,

Где встает невидимый простор.

Будто здесь на улице Россия

дышит воздухом своих полей,

Будто пахнут полынки степные,

Так я чувствую душой своей. .

И я вижу здесь казачьи лица

С Дона, с Маныча, с песков Хопра.

Может быть, мне это только сниться-

Жизнь ушедшая, моя сестра?

Нет, не снится, здесь она живая,

Руку жмет и говорит, зовет.

Милая, скуластая, родная,

Жизнь моя и с нею мой народ.

От него никаких не оторваться:

Вездесущий, он всегда со мной.

Никогда, нигде с ним не расстаться,

Даже там, за гранью неземной.

 

-Николай Николаевич Евсеев –казак станицы Михайловской Хоперского округа Области Войска Донского. ции. Умер в 1979 году. –

 

Через многие актуальные статьи Александра Елесина, красной нитью проходит мысль, что нельзя говорить сегодня о возрождении казачества пока не решены две задачи: частная собственность на землю, возвращение отнятых государством земель каждому казачьему войску и восстановление границ этих земель на государственных картах, с выдачей соответствующих актов закрепляющих навечно право собственности казачьих войск на возвращенную землю, а также проведение военной реформы, после проведения которой казаки займут достойное место в Российской Армии.

Нужно восстановить патриотическое и идеологическое воспитание молодежи в масштабе государства, том числе и на землях казачьих войск, на которых будут трудится казаки. Думаете, галифе надел, нагайкой помахал, дедовскую саблю нацепил, танец сплясал - и вот тебе казак?!

Казак – это, прежде всего, тяжкий труд на земле до седьмого пота и верная служба Отечеству. От нас самих, казаки, зависит сохранимся ли мы в будущем, или нет. Каждый из нас знает, что против нас вечными врагами Российского народа развязана полномасштабная идеолого-экономическая война, поддерживаемая и направляемая ЦРУ, жидомасонскими ложами, новоявленными "демократами, недобитыми И.В. Сталиным троцкистами. Непримиримые наши враги из "пятой колонны" спрятались глубоко в подвалах и схронах. Таких патриотов, какими были А.И. Дубровин и Н.Е. Марков у нас больше нет, поэтому "патриоты" из самой революционной нации в мире, засевшие в Кремле, развалили Великую Сталинскую Империю, под гордым названием - СССР. Развалили потому, что в рядах русского народа не было единства, как нет его и среди казаков.

Не по этой ли причине, ища спасения от многочисленных атаманов и атаманчиков, вносящих раздрай в наши ряды, российское казачество в сентябре 2018 года в городе Самаре, на большом круге, выбрало "Верховным атаманом России" казачьего генерала -Валерия Георгиевича Попова, атамана Курганского Отдела Сибирского казачьего войска.

Сколько у нас на Святой Руси "главных" и "верховных" атаманов мы, Сибирские казаки, не знаем. Но мы знаем и помним слова Александра Елесина атамана Орловского Отдельного Казачьего Округа Международного Союза Общественных Объединений "Всевеликое Войско Донское", чтобы "Сохраниться мы обязаны во имя прошлого и будущего сохранить свое единство. Пока мы вместе - мы непобедимы". В этих словах, старого испытанного временем и жизнью Донского казака и атамана содержится истина, которую мы должны помнить и беречь как зеницу ока.

 

Пусть не засушит жестокое время

Древний обыч и родимую речь-

Вспомни некрасовцев гордое племя,

Вспомни, что им удалось уберечь!

Петя да Соня, Сережа и Лена!

Где вы , родимые? В строй становись!

Слава тебе, подошедшая смена!

К стремени стремя и голову ввысь!

Слава Тебе, Господи, что мы казаки.

 

- Казак станицы Новочеркасской, Николай Николаевич Воробьев, родился в 1908 году. Югославия -

 

Очерк написал Виталий Иванович Сулима,

Войсковой старшина Курганского отдела.

Сибирского казачьего войска, пресс-атташе

по связям ближним и дальним зарубежьем.

г. Курган. , 18 октября 2018 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЕКАТЕРИНА II ДОВЕЛА СТРАНУ ДО РУЧКИ

 

Ред. Неправомерно придя к власти, Екатерина  II определила правила собственного царствования, которые сводились:

1.                  Нужно просвещать нацию, который должен управлять.

2.                  Нужно ввести должный порядок в государстве, поддерживать общество и заставить его соблюдать законы.

3.                  Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию.

4.                  Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным.

5.                  Нужно сделать государство грозным в самом  себе и внушающим уважение соседям.

Все ли правила императрица претворила в жизнь?

Думается, что в некоторой степени было выполнено только пятое правило – расширение границ Российской Империи. Приведённая статья Владлена Чертинова «Кто из царей нанёс наибольший вред экономик » и выдержка из главы книги Николая Равича «Две столицы» (глава 22 «Бунтовщик хуже Пугачёва») подтверждает этот вывод.

 

КТО ИЗ ЦАРЕЙ НАНЕС НАИБОЛЬШИЙ ВРЕД ЭКОНОМИКЕ

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/245342/pub_5c92704da33d8300b3a4e813_5c9271a362c99e00b3e1b417/scale_600

Екатерину II принято восхвалять, несмотря на провальные результаты правления

Мы живем в мире мифов. В том числе исторических. Самыми популярными царями у нас почему-то считаются самые экономически несостоятельные.

 

После Екатерины II — хоть потоп

Принято называть правление Екатерины II блестящим. Это если судить по завоеваниям, великолепным дворцам и современным телесериалам. Но есть и обратная сторона. При «матушке Екатерине» был самый расцвет крепостничества. Народ жил под тяжелейшим гнетом — как и при Петре I. Но если тот кардинально реформировал страну, то «просвещенная императрица» просто жила в свое удовольствие, купаясь в роскоши. И за 34 года правления буквально довела страну до ручки.

Расходы на содержание её двора составляли 10 процентов госбюджета, превышая, к примеру, расходы на флот. Еще 40 процентов уходило на так называемое внут­реннее управление (на практике это означало содержание сильно разросшегося при Екатерине чиновничьего аппарата) и на разно­образные меры по выбиванию налогов с подданных (фискальный гнет на крестьянство все нарастал, собираемость падала, и, соответственно, росли издержки налоговиков по выколачиванию «дани»). Всего 2 процента (!) этих самых трат «на внутренние управление» шли на развитие путей сообщения, строительство и прочие полезные дела.

Екатерина увеличила поборы с населения на 242 процента. А вот таможенные пошлины на заграничные товары снизила. На радость иностранцам. Причем ввозились в основном товары для высшего света. Импорт сдерживал развитие русской промышленности. Как и крепостное право — заводам не хватало рабочих рук. При Екатерине пришло в упадок горное дело. Не поощрялось внедрение на предприятиях машин.

Сегодня, когда в России правит банковский капитал, принято петь дифирамбы императрице, начавшей выпуск бумажных денег. Сперва это и правда сыграло благотворную роль — отпала надобность возить телеги с монетным «налом». Но вскоре власть включила печатный станок, и чем дальше, тем больше им злоупотребляла, что привело к обесцениванию денег и тяжелейшим для государства последствиям.

С 1769 года Екатерина II стала занимать в долг за границей (чего, например, никогда не делал Пётр I и этим гордился). Брала все больше и больше.

На какое-то время ситуацию смягчили успешные войны. После раздела Польши в состав Российской империи вошел экономически развитый регион. Покорение Крыма и Причерно­морья привело к освоению новых плодородных земель — Россия начала экспортировать хлеб. А контрибуция, полученная от побежденной Турции, позволила на время рассчитаться с зарубежными кредиторами.

Однако, несмотря на эти успехи, страна продолжала скатываться в долговую яму. Лишь в первые пять лет правления Екатерины II доходы казны превышали расходы. Потом дела шли все хуже. Одно только разорительное путешествие государыни в Крым в 1787‑м с трехтысячной свитой, когда для каждой ночевки в пути строили отдельный путевой дворец, пробило в бюджете огромную брешь: расходы на содержание двора в тот год выросли примерно на 1/6 часть, и это не считая огромных сумм, предварительно выделенных принимающей стороне — Потёмкину.

В стране, экспортировавшей хлеб, то и дело вспыхивал голод. Чиновникам стали задерживать жалованье, государство перестало платить по счетам. Екатерина Великая умерла, оставив Россию в тяжелейшем экономическом кризисе — с пустой казной, внут­ренним и внешним долгом в 205 миллионов рублей (что составляло три годовых бюджета империи).

 

Павел I хотел, как лучше…

Павел I пытался вытащить Россию из долговой кабалы. И хотя правил недолго, все же успел провести несколько положительных для экономики преобразований. Главным образом они касались облегчения участи крестьян. Нелюбимый сын «шальной императрицы» простил недоимок по подушной подати аж на 7 миллионов рублей, что составляло 1/10 часть годового бюджета. Снизил цену на соль (в ее стоимость раньше закладывался косвенный налог — как в наши дни в цену на бензин). Запретил продавать дворовых людей и безземельных крестьян с молотка, передавать их в чье-то ведение, разделяя семьи. Но главное, регламентировал барщину. Теперь работать на помещика крестьянин мог лишь три дня в неделю, тогда как раньше делал это почти ежедневно.

Павел, как и Пётр I, стимулировал отечественную промышленность, предоставляя ей льготы, субсидии и госзаказы, запрещая при этом ввозить ряд иностранных товаров. Поощрял механизацию производства. А также переход крестьян в купеческое сословие. Именно при Павле I крепостной крестьянин Савва Морозов, работавший ткачом, открыл свою мастерскую и стал родоначальником известной династии капиталистов.

Мануфактура Саввы Морозова появилась  при Павле IМануфактура Саввы Морозова появилась при Павле I

При Павле I открывались новые предприятия, но экономического чуда так и не вышло. Царь ничего не смыслил в торговле и финансах. Критикуя Екатерину за бесконт­рольный выпуск бумажных денег и сжигая публично ассигнации у Зимнего дворца, он уже через год выпустил примерно треть от того количества, что при его матери напечатали за 27 лет. И стал, как и она, брать займы за границей. Но по-настоящему Павел подорвал экономику России, вступив в борьбу с Англией. В ноябре 1800‑го он запретил ввоз английских товаров, а в декабре — вывоз в Англию товаров российских. Мера оказалась губительной. Ведь Англия была ключевым торговым партнером: она покупала треть российской сельхозпродукции. Настойчивая рекомендация осваивать азиатские рынки успеха не возымела. И когда Павел узнал, что русские товары нелегально все-таки попадают на ненавистный остров через Пруссию, последняя тоже попала под экономические санкции. Но купцы находили другие лазейки. Поэтому 11 марта 1801 года Павел велел вообще всякую заграничную торговлю остановить. И через несколько часов после этого был убит…

Результат его экономической деятельности — все та же пустая казна.

 

Наполеон все же сокрушил Александра I

«Дней Александровых прекрасное начало» — так Пушкин характеризовал первые годы правления нового царя. Александр I хорошо начал, но плохо кончил. Он, разумеется, сразу возобновил отношения с Англией, и через какое-то время англичане уже вновь контролировали большую часть русской внешней торговли. Во внутренней тем временем проб­лемы только нарастали.

Экономический рост сдерживали дураки и дороги. Дураками можно смело назвать помещиков‑крепостников: лишь в 5 процентах хозяйств велось осмысленное земледелие, в остальных — драли три шкуры с крестьян. Ситуацию ухудшало и то, что половиной всех крепостных владели примерно 3 процента крупных землевладельцев — представители влиятельных дворянских родов: Юсуповых, Шереметевых, Голицыных… И как можно было на них покуситься? А что касается дорог, то они были не только плохие. Их еще попросту не хватало для огромной страны. Хлеб с Поволжья попадал в Петербург только на второй год после уборки, а движению по рекам и каналам мешали чиновники — пропускали за взятки лишь корабли крупных торговых спекулянтов, а остальные суда задерживали. Царь выписал из Испании известного в Европе инженера Августина Бетанкура — создавать новые транспортные маршруты и приводить в порядок старые. Тот основал в России Институт инженеров путей сообщения, возводил переправы, обустраивал крупнейшую в стране Нижегородскую ярмарку. Но вот продолжить свои начинания не успел: пал жертвой дворцовых интриг.

В самом начале правления Александр издал «Указ о вольных хлебопашцах», по которому крестьяне могли обрести свободу, заплатив выкуп помещику. В 1816–1819 годах царь даже отменил крепостное право. Правда, только для прибалтийских крестьян. Чтобы сократить бюджетный дефицит, приостановил выпуск бумажных денег и учредил серебряный рубль. Но все планы царя-реформатора разбились о беспрестанные войны. Наполеон нанес России колоссальный урон. Он наводнил русский рынок фальшивыми рублями, обесценившими национальную валюту. Сжег Москву — крупный центр промышленности и торговли. России пришлось тратить огромные деньги на армию. Все это подорвало финансовую систему. Александр I начал изыскивать средства и закручивать гайки. Переводить армию на самоокупаемость, создавая военные поселения, где в свободное от боевых действий время солдаты занимались сельским трудом. К концу жизни царь так устал, что, говорят, даже подумывал об отречении.

 

Николай I — эффективный менеджер

Николай I в сознание россиян прочно вошел как палач декабристов и душитель свободы. А между тем это один из самых успешных российских правителей. Он сделал ставку на свободный труд. Закрыл более 100 фабрик, использовавших труд крепостных крестьян, сократив их число с 300 до 13 тысяч. При нем в промышленности активно внедрялись машины, и производительность труда выросла в 3 раза. Проводилась жесткая политика по защите российского рынка — сохранялись высокие таможенные пошлины на иностранные товары. Шло интенсивное строительство дорог (в том числе железной). Все это вызвало промышленный бум.

Алексей Корзухин. «Сбор недоимок» (1868)Алексей Корзухин. «Сбор недоимок» (1868)

 

Появлялись новые отрасли, выпускались новые отечественные товары, даже сложные— например паровозы. Машиностроение выросло в 33 раза! Денег за границей Николай I почти не занимал. Была предпринята попытка навести порядок в финансах. Бумажные ассигнации вывели из оборота, заменив кредитными билетами, которые обменивались на серебро. Но уже через 6 лет денежная реформа забуксовала. Конец свободному обмену бумажных денег на серебро положила начавшаяся Крымская война.

Чиновники на подножном корму

После смерти Петра I в России узаконили взяточничество. Жалованье в госучреждениях платили только высшим чинам. Остальные должны были кормиться тем, что добровольно даст проситель.

 

Александр II — Ельцин XIX века

Царь-освободитель Александр II c экономической точки зрения — полный лузер. Крымская война, конечно, серьезно ударила по экономике. Но Александр своими действиями негативный эффект военного поражения многократно усугубил. Новый царь оказался большим либералом-рыночником. Почти все его правление — нескончаемый экономический кризис. Александр II снизил таможенные пошлины в среднем в 10 раз, в страну хлынул импорт и остановил промышленный рост. Заработал печатный станок, Россия снова погрязла в иностранных займах. Освобождение крестьян не дало ожидаемого эффекта. При Александре II в страну вернулся голод, которого не было со времен Екатерины II.

Быстро развивался лишь железнодорожный транспорт. Но выгоды от этого не было никакой. Александр II отдал отрасль в частные руки, да еще гарантировал бизнесменам норму прибыли, при недополучении которой государство компенсировало недостачу (примерно на таких же условиях сегодня в Петербурге, например, эксплуатируется ЗСД). Железнодорожные магнаты завышали расходы и жирели на госсубсидиях. Этот период истории можно сравнить с 90‑ми годами постсоветской России. Царством безвременья и спекулянтов.

 

Крестьяне были у государства в неоплатном долгу

Экономическое чудо Александра III

«На площади комод, на комоде бегемот, на бегемоте — обормот». Так отзывалась неблагодарная толпа о памятнике Александру III, поставленному в Петербурге в 1909 году. А ведь этот «обормот» совершил в России экономическое чудо. И успех его реформ по инерции тащил Россию вперед еще и в начале ХХ века.

Несмотря на то, что в общественном мнении задавали тон сторонники свободной торговли (примерно как в России в 90‑е годы либералы-рыночники), Александр III не побоялся проводить твердой рукой «непрогрессивный» курс. За его спиной незримо стоял известный ученый Дмитрий Менделеев. Он был не только химиком, но и сильным экономистом, на взгляды которого опирались министры финансов того времени — Вышеградский и Витте. Менделеев научно доказал, что экономическим успехам Англии, Франции, США и Германии предшествовали долгие периоды государственного протекционизма — высоких таможенных тарифов и поддержки своей промышленности. Либералы ученого просто ненавидели, а экономическую политику того времени называли «менделеевщиной». За свои взгляды Менделеев не был избран коллегами в Академию наук. Но зато промышленность в стране росла рекордными темпами. Финансовую систему удалось стабилизировать, началась подготовка к введению золотого рубля.

Железнодорожная отрасль, когда из нее удалили большинство частников, из убыточной «неожиданно» стала прибыльной. Железнодорожная сеть стремительно расширялась.

Государство отменило подушную подать, зато ввело многочис­ленные косвенные налоги, включая их в цену товаров и продуктов. Монополизировало торговлю алкоголем. Рабочие стали жить лучше. А вот крестьяне по-прежнему страдали от последствий своего «освобождения». Платили за свою землю налогов в 8 раз больше, чем помещики. Эти нормы, введенные Александром II, сохранялись и при Александре III. В 1891–1892 годах из-за засухи в России опять разразился голод, с которым совпали эпидемии тифа и холеры. И хотя экономика доказала свою устойчивость, уже в 1893 году преодолев последствия неурожая, перенесенное бедствие резко повысило градус недовольства и противостояния в обществе. Экономика росла. Но и революция приближалась.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1222384/pub_5c92704da33d8300b3a4e813_5c9275e4573e4700b4e6b471/scale_600

 

Автор текста: Владлен Чертинов

 

«БУНТОВЩИК ХУЖЕ ПУГАЧЁВА»

 

Прошло свыше шести лет со дня смерти жены.

Наконец книга без имени автора была напечатана в домашней типографии Радищева. Радищеву казалось, что появление ее произведет в обществе взрыв негодования против самодержавной тирании, что самая лучшая часть дворянства разделит его убеждения.

Первый экземпляр он решил послать своему другу А. М. Кутузову в Берлин, второй Гавриилу Романовичу Державину и около тридцати экземпляров снес знакомому
купцу Зотову для продажи. Уже через несколько дней Зотов пришел просить отпустить ему новую партию
- все книги разошлись. Книга произвела такое впечатление, что петербургские купцы давали по двадцати пяти рублей в час за чтение «Путешествия». По Радищев решил подождатьему хотелось получить отзыв Кутузова или Державина.

Алексей Михайлович Кутузов, который жил за средства московских масонов в Берлине, прочитав «Пугешествие из Петербурга в Москву», написал Николаю Никитичу Трубецкому:

«Вы знаете мои правила. Известно Вам, что я великий вpar всякого возмущения. Я люблю вольность, сердце мое трепещет при слове сем, по при всем том я уверен, что истинная вольность состоит в повиновении законам, а не в нарушении оных».

Княгиня Дашкова назвала книгу Радищева «набатом, призывающим к революционному взрыву».

Еще более резко высказался о «Путешествии» Николаи Никитич Трубецкой, выражая мнение всех московских просветителей, осуждавших французскую революцию, в письме Кутузову от 26 августа 1790 года: «Книга на такого рода, что во всяком месте Европы автор подвергся бы публичному наказанию и что она имеет основанием своим проклятый нынешний дух французов и в ней изблеваны всякие мерзости; почему, мой друг, что бы с Радищевым ни случилось, то он того достоин, и яко человека его жаль, но яко преступника я уверен, что и ты, быв его судьею, не поколебался бы его судить достойному наказанию».

Один Новиков считал, что нельзя бороться с рабством, не разоблачая его сущности и не бичуя рабовладельцев, но и он был против призыва к революционным действиям.

Екатерина, прочтя «Путешествие», пришла в ужас. Она стала перечитывать книгу строку за строкой, делая на листках свои замечания.

«Намерение сей книги,писала она,— нa каждом листе видно; сочинитель оной наполнен и заражен французским заблуждением, ищет всячески и выищивает все
возможное к умалению почтения к власти и властям, к приведению народа в негодование противу начальников и начальства. Знания имеет довольно, и многих книг читал, сложения унылого и все видит в темном и черном виде. Воображения имеет довольно, и на письме довольно дерзок».

«Стр. 143, 144, 145 и 146 выводят снаружи предложения уничтожающие законы и совершенно те, от которых Франция вверх дном поставлена. Он есть подвизатель французской революции в России.

Стр. 160—167 служат к разрушению союза между родителей и чад и совсем противны закону Божию, десяти заповедям, святому писанию; православию и гражданскому закону. И по всей книге видно, что христианское учение сочинителем мало почитаемо.

По всей книге разбросаны вылазки против судей и придворных чинов, против дворянства и священников, сочинитель не любит слов покой и тишина, не любит царей и где может убавить к ним любовь и почтение, тут жадно прицепляется с редкой смелостью. Хвалит Кромвеля и Мирабо, который не единой, а многих виселиц достойный, царям грозится плахою, клонит к возмущению крестьян противу помещиков, войск противу начальства и, что особенно опасно, надежду полагает на бунт от мужиков. Словом он бунтовщик хуже Пугачева»…

Николай Равич

 

Ред. Здесь уместно вспомнить стих Гавриила Романовича Державина  о царях, в том числе и Екатерине:

 

                                Не внемлют! Видят и не знают;
                                Покрыты мздою очеса:
                                Злодейства землю потрясают,
                                Неправда зыблет небеса.
                                Цари, я мнил, вы боги властны,
                                Никто над вами не судья;
                                Но вы, как я, подобно страстны,
                                И так же смертны, как и я.
_
                                И вы подобно так падете,
                                Как с древ увядший лист падет;
                                И вы подобно так умрете,
                                Как ваш последний раб умрет!
                                Воскресни, боже, боже правых!
                                И их молению внемли:
                                Приди, суди, карай лукавых,
                                И будь един царем земли!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ ИМПЕРАТОРА: «ЗАВЕЩАНИЕ» ПЕТРА I

 

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1136050/pub_5c7ce12c5a610d00b475dc6b_5ca1b8918f7b6100b3fcec7a/scale_600В первой половине 19 века широкую известность получает документ, автором которого якобы является сам Петр Великий. Бумагу считают завещанием, где царь указывает потомкам, как нужно действовать на международной арене. Документ состоит из 14 пунктов. Основные мысли таковы:

1. Необходимо постоянно находиться в условиях войны, чтобы солдаты не теряли мастерства, были готовы защитить страну и присоединить новые территории.

2. Следует поддерживать мирные отношения с Англией. А вот Францию и Германию нужно столкнуть лбами, используя при этом не только военные, но и дипломатические инструменты.

3. Нужно принять меры, чтобы можно было взять под свой контроль Австрию. Следует воевать с Турцией и Персией, чтобы завладеть территорией вокруг Черного моря и Индией – это стратегически важные районы, кто будет владеть ими, тот будет и доминировать в мире.

4. Следует договориться с сильными европейскими государствами о разделе Польши.

5. Нужно добиться успехов в борьбе со Швецией и Данией.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/52716/pub_5c7ce12c5a610d00b475dc6b_5ca1b909c2662100b312f363/scale_600

Всего, как указывалось, в документе присутствует 14 пунктов. Но смысл их сводится к перечисленному. Если кратко, то Россия должна со всеми воевать, присоединять новые земли и укреплять свои позиции.

Интересно, что среди всего прочего якобы царь Петр указывает, что российские правители должны жениться только на германских принцессах.

Мнения историков относительно документа едины: это фальсификация. Предполагается, что идея написать такое завещание пришла в голову европейцам еще в 18 веке. К числу авторов относят: Ференца II Ракоци, Филиппа и Григора Орликов, Михаила Сокольницкого. Все эти люди жили несколько в разные времена, но хорошая идея развивалась – завещание дополнялось.

Указывается, что якобы шевалье д’Эон в середине 18 века нашел документ в архивах Елизаветы Петровны.

 

 

 

 

 

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/52326/pub_5c7ce12c5a610d00b475dc6b_5ca1b9214c642d00b3f3a247/scale_600

Очевидно, что завещание было подготовлено врагами России в целях дискредитировать нашу страну, выставить её беспощадным агрессором. Когда Наполеон пошел на Москву, о документе стали говорить очень много. Настолько, что могло показаться: не французский император пытается завоевать мир, а русские желают поработить другие государства. Иностранные политики упоминали о бумаге и позже.

В общем, несмотря на то, что Петр никакого подобного завещания не писал, он все равно был прав: «У России есть только два союзника». На поддержку со стороны надеяться не приходится. Сильная Россия в мире не нужна. Она нужна русскому народу!

 

Канал «Загадки истории» 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                          

 

 

ПОХОД ДОНСКИХ КАЗАКОВ НА КРЫМ.

ВЗЯТИЕ БАХЧИСАРАЯ

 

20 апреля 1736 года русское войско из 50 тысяч человек во главе с фельдмаршалом Минихом выступило из местечка Царицынки. МИНИХ (МЮННИХ) Христофор Антонович (Бурхард Кристоф) (1683 - 1767) — граф, военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал. Родился в Германии, служил в армиях европейских государств.

Христофор Антонович (Буркхард Кристоф) фон Миних.  17(28) мая 1736 года генерал-фельдмаршал Миних с армией прибыл к Перекопу и затеял переговоры о его сдаче. На третий день русское войско по морскому побережью обошло Перекопский вал и вышло в тыл ханским войскам. 20(31) мая хан Каплан Герай отступил, предместья Ор-Капу пали в этот же день, а окруженная крепость капитулировала 22 мая (2 апреля). Затем Миних двинулся на Гезлев (нынешнюю Евпаторию).

После взятия Перекопа фельдмаршал Миних собрал военный совет. Почти все генералы высказались за осторожную тактику, предлагая не вести армию вглубь Крымского полуострова, а оставаться у Перекопа и посылать вперёд только небольшие казачьи мобильные отряды для разорения вражеской территории. Во многом осторожность генералов была связана с ослаблением армии, численность которой сократилась до 47 тыс. человек. Сокращение произошло из-за необходимости оставлять гарнизоны в построенных опорных пунктах и захваченных крепостях. Так, в Перекопе были размещены Рижский драгунский и Углицкий пехотный полки, 1200 казаков, значительное количество артиллерии под общим командованием полковника Девица. Кроме того, много людей выбывало из-за болезней.

Однако главнокомандующий придерживался иного взгляда. Фельдмаршал Христофор Антонович Миних стремился к славе, поэтому решил действовать вопреки мнению большинства. Он приказал авангарду под начальством генерала Леонтьева идти к Кинбурну. В его состав вошли два драгунских и два пехотных полка, 600 донских и запорожских казаков и 14 орудий. 25 мая 1736 г. Миних повел главные силы (около 35 тысяч человек) к городу Гезлеву (Кезлев, современная Евпатория) на западном побережье Крыма. В первой четверти XVIII столетия татарский Гезлев был ведущим центром работорговли и одним из самых влиятельных, наряду с Ак-Мечетью и Бахчисараем, городов Крымского ханства.

28 мая 1736 года русская армия во время переправы через морской залив Балчик, подверглась нападению большого крымского войска. Однако колонны солдат, разделенные большими интервалами по полторы тысячи шагов, успели сомкнуться и отразили натиск вражеской конницы. Получив известие, что татарское войско расположилось лагерем в двенадцати верстах от русской армии, фельдмаршал решил нанести ответный удар. Для этого сформировали отдельный отряд в составе из гренадер, драгун, донских казаков и «всех полков старых и добрых солдат первых шеренг», общей численностью в 5,5 тысяч человек при 12 пушках. Им полагалось взять «кроме доброго ружья, патронов, гранат и хлеба с собой на пять дней в карманах или сумах и на каждую пушку по 50 выстрелов». Отряд возглавил полковник Гейн. Он построил отряд в каре и начал медленно двигаться вперёд. Против такой тактики возражали полковник Штокман и казачий старшина Фролов. Они отмечали, что надо действовать быстро, так как главное условие победы — внезапность. Но Гейн настоял на своём.

В результате поход не привёл к успеху. Шедший впереди отряд казаков атаковал вражеский лагерь. Степняки быстро обнаружили, что численность русских войск невелика и контратаковали. Казаков окружили и только появление отряда Гейна их спасло. Более трехсот казаков к тому времени погибло. Гейна, за его медлительность, предали суду, лишили всех чинов и дворянства и приговорили к пожизненной службе рядовым.

Однако намного более страшным врагом для русской армии, чем вражеская конница, была нехватка питьевой воды и болезни. Этот враг уже не раз останавливал русские войска на подходе к Крыму. На протяжении 150 верст, которые отделяли Гезлев от Перекопа, русским войскам встретились всего три речки с пресной водой. Прочие вытекали из соленых озер, и вода в них была соленая. Татары засыпали колодцы на пути русской армии или отравляли в них воду. Как сообщал участник Крымского похода военный врач Кондоиди, офицеры приказали солдатам держать во рту свинцовую пулю, чтобы меньше чувствовать жажду. Эта мера, однако, не могла утолить жажду и остановить распространения болезней. Многие солдаты болели различными лихорадками, страдали кровавым поносом, просто теряли силы от жары и непривычной пищи. Продовольствия тоже не хватало, хлеб стали заменять пресными лепешками, мясную порцию сократили. Рост числа больных ослаблял и без того немногочисленную армию, замедлял ее движение.

4 (15) июня 1736 года русская армия подошла к Гезлеву, преодолев 150 верст за 11 дней, то есть средняя скорость движения полков составляла 13 верст в день, где хранился месячный запас продовольствия для всей турецкой армии. В городе был огромный пожар от русской бомбардировки. Турецкий гарнизон боя не принял и отступил, а татары подожгли дома жителей -христиан. Русский авангард вступил в город. В Гезлеве были захвачены крупные запасы пшеницы и риса, а также более 10 тысяч баранов и несколько сотен волов, что временно улучшило положение с провиантом. Кроме того, русскими трофеями стали огромные запасы свинца. Его оказалось так много, что на пули взяли только часть, а остальное утопили в море. Как отмечал Байов, солдаты и казаки обнаружили устроенные бежавшими жителями тайники и собрали большое количество драгоценностей, монет и тканей. «Ныне армия ни в чем недостатка не имеет, — писал фельдмаршал Миних в Петербург, — и вся на коште неприятельском содержаться будет, что во время военных операций великим авантажем служит по пословице: Мы успели свою лошадь к неприятельским яслям привязать».

После потери Гезлева, татарская конница попыталась перехватить русские коммуникации. 6 июня татары всеми своими силами атаковали 2-тысячный отряд генерала Лесли, который вел к Гезлеву с Малороссии обоз с продовольствием. Фельдмаршал Миних поспешно сформировал отряд во главе с князем Репниным и послал его спасать обоз. Отряд Репнина шёл постоянно стреляя из пушек, чтобы испугать противника. Обоз Лесли отбился своими силами и на следующий день присоединился к армии. Вскоре после взятия Гезлева, принц Гессен-Гомбургский подал Миниху записку, в которой указывал на опасность дальнейшего движения вглубь полуострова. Главным его доводом была усталость войск. Принц предлагал отступить, что сохранить боеспособность армии. Однако главнокомандующий с генералом не согласился и отметил, что руководство операцией возложено на него. 10 июня русская армия выступила из Гезлева и двинулась к Бахчисараю.

10(21) июня войска Миниха прошли перешеек у озера Сасык. На следующий день часть армии была выдвинута для зачистки селений по левому флангу, но натолкнулась на сопротивление крымских татар. Воспользовавшись случаем, калган Фетих Герай II напал на обоз русской армии и сумел захватить там пленных и добычу. Впрочем, Миниха это не остановило.

            Первый отрезок пути проходил между морем и большим озером, поэтому вражеского нападения с флангов можно было не опасаться. Армия шла единой колонной, имея полковые пушки впереди, а обозы сзади. На второй день похода, когда русские войска миновали озеро, фельдмаршал выделил для прикрытия левого фланга охранение в составе двух драгунских (Ингерманландского и Ростовского) и двух пехотных (Санкт-Петербургского и Владимирского) полков, при поддержке 800 малороссийских казаков. Командовали этими войсками генерал-поручик Измайлов и генерал-майор Лесли. Они организовали несколько удачных рейдов по татарским селениям, захватили много скота и несколько пленных, которые сообщили, что турки готовятся высадить десант в Кафской гавани.

13 июня татарская конница попыталась атаковать русские войска. Однако под обстрелом артиллерии крымские татары быстро отступили. 15 июня армия форсировала реку Альму, а на следующий день подошла к Бахчисараю. Сбылась вековая мечта: столица Крымского ханства лежала перед русскими войсками. Однако взять её было непросто. Расположенный в долине Бахчисарай со всех сторон окружен горами, и татарские войска этим умело воспользовались, заняв все удобные проходы. Чтобы сбить их, нужно было идти в лобовую атаку, потеряв значительное число людей. Поэтому Миних решил произвести фланговый маневр. Ночью русские войска совершили обходной маневр и появились в тылу у стоявших под городом татар, отрезая им пути отхода.

Однако вопреки ожиданиям, татары не дрогнули, не побежали, наоборот, они пошли в яростную атаку и смяли передовой Владимирский пехотный полк. Положение выправил генерал-майор Лесли, который с пятью полками пехоты решительно контратаковал противника и обратил его в бегство. И все же русские войска понесли очень значительные (для этого похода) потери: 284 человека убитыми и пленными.

17(28) июня 1736 года фельдмаршал подошел к Бахчисараю. Атака крымцев и янычар заставила передовые части русских отступить, но плотный артиллерийский огонь обеспечил наступающим перевес. Сам город пал без боя. В тот же день крымские татары напали на отряд казаков, доставлявших фураж, и смяли его, однако вытеснить Миниха из Бахчисарая не смогли.

После боя полки Миниха без сопротивления вошли в крымскую столицу. Татары бежали в горы, а турецкие войска отступили в Кафу. «Мы полную викторию получили, — писал фельдмаршал, — но в то время наши люди в таком были сердце, что никак невозможно было их удержать, чтоб в Бакчисарае и в ханских палатах огня не положили, отчего четверть города и ханские палаты, кроме кладбищ и бань, сгорели».

После захвата русскими войсками Бахчисарая, отступившие из города крымские татары напали на обоз армии, который стоял лагерем на месте последней ночевки. Первыми были атакованы запорожские казаки, которые вышли из лагеря для фуражировки. Они понесли серьёзные потери: 200 человек было убито и столько же попало в плен. На этом успехи противника закончились. Руководивший обозом генерал Шпигель построил повозки в «вагенбург» и отбился от вражеской конницы. Понеся большие потери, татары отступили.

Далее, Христофор Антонович Миних решил взять Кафу — старый опорный пункт и крупный торговый порт с удобной гаванью. Ее захват лишил бы турецкий флот стоянки в Крыму и очень затруднил бы для Османской империи вмешательство в татарские дела. Турция потеряла бы главный опорный пункт в Крыму. Высланный вперёд отряд под началом генералов Измайлова и Бирона без боя захватил и сжег Акмечеть. На обратном пути отряд был атакован татарами, но отразил нападение. После этой неудачи татарские отряды больше не рисковали нападать на русские войска. Они использовали тактику «выжженной земли»: опустошили всю местность, по которой предстояло идти русской армии, сожгли и разорили населенные пункты, отравили воду в колодцах.

Запасы, которые были захвачены в Гезлеве, были истощены. Нехватка припасов, сильная летняя жара и недостаток воды окончательно изнурили русскую армию. Почти треть состава была больна, многие солдаты от изнеможения теряли сознание прямо в строю. В итоге Миних вынужден был повернуть назад. Обратный марш получился ещё более сложным. Идти приходилось по безводной, разорённой местности, везя с собой множество больных и ослабленных, отражая наскоки татар, которые взбодрились, увидев отступление русских. К 4 (15) июля армия достигла Соляного озера, где встала на отдых, а 6 (17) июля подошла к Перекопу.

Следующий раз русские пошли на Крым летом 1771 года. Войска под командованием князя Долгорукова разбили 100-тысячную армию крымских татар в сражении при Феодосии и заняли Арабат, Керчь, Еникале, Балаклаву и Таманский полуостров. 1 ноября 1772 года крымский хан подписал договор, по условиям которого Крым стал независимым ханством под покровительством России, а черноморские порты Керчь, Кинбурн и Еникале перешли России. Русские освободили более 10 тыс. русских пленников и ушли, оставив гарнизоны в крымских городах. 10 июля 1775 Василий Михайлович Долгоруков получил от Императрицы шпагу с алмазами, алмазы к ордену св. Андрея Первозванного и титул Крымского.

Окончательное же покорение Крыма стало возможно только после заключения Кючук-Кайнарджийского мира между Россией и Турцией в 1774 году. Главная заслуга в решении этой проблемы принадлежит графу Григорию Потёмкину.

 

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=a9e042d3d4335ee8b73fc44c5ac5169d-l&n=13 Приезд императрицы Екатерины II в Севастополь.

«Крым положением своим разрывает наши границы… Положите ж теперь, что Крым Ваш, и что нету уже сей бородавки на носу — вот вдруг положение границ прекрасное: по Бугу турки граничат с нами непосредственно, потому и дело должны иметь с нами прямо сами, а не под именем других... Вы обязаны возвысить славу России...», - написал в конце 1782 года Потёмкин в письме Екатерине II. Прислушавшись к мнению фаворита, 8 апреля 1783 года Екатерина II издала манифест о присоединении Крыма. В манифесте местным жителям императрица обещала «свято и непоколебимо за себя и преемников престола нашего содержать их в равне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную их веру...». Так благодаря дальновидности Григория Потёмкина бескровно «усмирили последнее гнездо владычества монгольского».

 

Вербенко Ю.В., сибирский казак, член Объединения Журналистов Казачества (ОЖК)

 

 

 

ИТАЛЬЯНСКИЙ ПОХОД ПОЛКОВОДЦА А.В. СУВОРОВА.

 РУССКИЕ ВОЙСКА ЗАНЯЛИ ГОРОД ПАВИЯ

 

В апреле 1799 года французская армия, преследуемая Русско-Австрийскими войсками полководца Суворова А.С., ищущая спасения у подошвы Альпов и Апеннинов в осажденных крепостях Мантуя и Феррара была полностью деморализована. Русские перерезали дороги чрез Герцогство Пиратское и верхнюю Тоскану. Народы Италии, восстающие против захвативших их французов — таковы были успехи союзников непосредственно после сражения при Кассано. Успехи, которые затрудняли и делали опасным отступление Французской армии в Неаполь, под предводительством Генерала Макдональда.

Александр Суворов поспешил двинуться к Милану, предшествуемый корпусом Генерала Меласа, который поутру 28-го апреля устремился из Горгонцолы к Милану, вместе с дивизиями генералов Фрелиха и Отта. При их приближении, французская директория, республиканские власти, посланник Французской поспешно выехали в Турин. Несколько Казаков и Австрийских Гусар показались утром 29-го 1799 года у Милана, и остановились у восточных ворот. При виде Казаков народ Миланский сбежался толпами и бросил под ноги себе французскую трехцветную кокарду. На место оной явилась кокарда Российского Императора. Миланцы вышли на встречу Австро-Россиянам до Крессензано, и приняли их с восклицаниями: да господствует религия! да здравствует Император Франц! Миланский архиепископ с духовенством своим, несколько городских депутатов, начальники и граждане вышли также навстречу к союзникам, и были приняты бароном Мелас, вступившим в город Милан при громе пушечных выстрелов.

Через некоторое время прибыл Суворов в Крессензано. Он ласково принял Архиепископа и городских депутатов и сказал: « - Я пришел, возвести религию и Папу на трон и заставить народы воздавать должное почтение Государям. Вам предоставлено способствовать мне в сем спасительном намерении. Я очень доволен вашим приемом, милостивые государи; желаю, чтобы чувствования вашего сердца были согласны с теми, которые вы показываете». Тотчас народ Миланский истребил и сжег все знаки французской республики. Бросились искать, преследовать всех известных предателей, которые непременно лишились бы жизни, если бы Суворов не поручил их жизни на сохранение российским Казакам. Архиепископ со свитою своею вступил в город в сопровождении пятнадцатитысячного корпуса пехоты и конницы.

Каждая русская дивизия содержала два полка фузелеров; каждый полк состоял из двух батальонов, одного корпусу Казачьей и Калмыцкой конницы, одного батальона Егерей и 2-х батальонов Гренадеров. Первая колонна была составлена из конных казаков, вооруженных копьями, саблями, пистолетами, и из многих батальонов гренадеров, в зеленых мундирах, с белыми и голубыми отворотами, в высоких касках, украшенных медною бляхою со щитом Российского Императора. Через несколько дней прибыла и остальная вспомогательная армия в других трех колоннах.

Эти войска расположились на Домской площади и на Марсовоме поле. Вечером Суворов торжественно вступил в город со всем своим штабом: городе блистательно был освещен. На другой день был пет был гимн российский в Доме с величайшим торжеством. Суворов и генерал Meлас присутствовали при этом со множеством Офицеров своих. Вот первая прокламация Суворова; она раздаваема была при вступлении его в Милан.

«Победоносная армия правоверного Российского Императора находится здесь. Она сражается единственно для восстановления святой веры, духовенства, дворянства и древнего правительства Италии. Народы! соединитесь с нами за Бога и за веру; мы пришли с великою силою в Милан и Пиаченцу для вспоможения вам». Подписано: Суворов. 

Замок Миланский, защищаемый пятьюстами французов под начальством батальонного шефа Бешо, осажден был четырех тысячным корпусом российским под предводительством генерала Латермана. Генерал Мелас занялся внутренним управлением Ломбардии, составил и учредил полицейской трибунал, распустил и обезоружил марионеточную «национальную гвардию». Запретил носить Цизальпинской мундир, объявил принятие расписок Венского банка, как чистые деньги, — запретил всякое партикулярное мщение, и обнародовал прокламацию в рассуждении учреждения нового полицейского трибунала.

После быстрого занятия Милана Суворов, воспользовался своими успехами, со всею деятельностью и ревностью он поспешно отправил главную часть своей армии к Наварре и Павии; тогда-то, последовав своему плану, он устремился к четырем различным предметам и для достижения своей цели и сохранения целости своего плана почел долгом разослать во все стороны большую часть сил своих. На Севере, в правую сторону от себя, он отрядил несколько корпусов, которые занимая постепенно долины выше озер, и пробираясь в ущелья гор и проходы в Швейцарии, соединялись с левым крылом армии Эрцгерцога, по ту сторону Сен-Готарда, облегчали ее движения и удерживали французские войска, которые с тылу были в опасности, по причине восстаний и возмущений жителей малых кантонов итальянских. На Юг, в левую сторону от себя, он отрядил генерала Отта с дивизией в том намерении, чтоб подкрепить генерала Кленау, идти навстречу Французской Неапольской армии, и завладев узкими проходами Апеннинскими, прервать и пресечь сообщение верхней Тосканы с Генуей. На Востоке он послал генерала Крея с двадцати пяти тысячным корпусом осаждать Мантую. Генералу Кленау велел блокировать Булон, и осадить Феррару. Наконец на Западе Суворов сильно преследовал Французскую армию, желая выгнать ее из долины Пиемонтской и страны Генуезской, прежде нежели она может получить себе подкрепление.

3-го мая 1799 года Павия была занята союзниками. Французы, оставляя город, взорвали арку славного моста на Тезене. Когда починен был мост на реке По крестьянами, то знатный корпус Австро-Россиян перешел через эту реку и стал лагерем в плодоносных долинах Плезантинских. Как скоро Парма и Пиаченца взяты были генералом Гогенцоллерн, то сильная колонна, отряженная под предводительством генерала Отта завладела городами Реджию и Моденою. Постепенные поражения Французской армии; быстрые успехи Австро-Россиян были сигналом вооружения народов Италийских против Французов, уже жители Романии и Феррары подняли оружие, будучи управляемы и возглавляемы немецкими офицерами. Жители Ломбардские и Цизалпинцы восстали также для вспомоществования союзникам; везде французы были преследуемы при печальном звоне набата. В ту же ночь, почти все холмы Тосканские были иллюминованы. Жители Арезские первые в Тоскане подали сигнал к мятежу; они взяли оружие и прогнали французских республиканцев. Жители  Пистойские покусились было также свергнуть иго Французов: но, не имея никакой помощи, принуждены были отложить это преждевременное предприятие до благоприятнейшего случая.

Суворов, желая воспользоваться сим стремлением народов Италийских, послал офицеров устроить их и привести в состояние помогать действиям Австрийских войск. В тоже время написал он следующую прокламацию:

Народы Италийские!

«К оружию! к оружию! Бегите, стройтеся под знаменами религии и отечества, и вы восторжествуете над вероломною нацией. Союзные армии двух Августейших Монархов сражаются за вас, проливают кровь для защищения религии, для восстановления прежнего вашего правительства.  Французы не перестают угнетать вас. Они обременяют вас налогами, и под пустым предлогом равенства, химерической вольности, распространяют отчаяние в ваших семействах, исторгают детей, отцов и принуждают их поднимать оружие против законных государей. Народы Италийские, утештесь! Есть Бог, вам покровительствующий! Есть армии, вас защищающие! Сии армии бесчисленны! Посмотрите на сии несметные баталионы, которые из стран Севера идут на помощь к вам! Взгляните на восстающих со всех сторон народов, которые, желая прекратить сию долговременную и кровавую борьбу, вооружаются и преследуют общего врага. И так две императорские армии, состоящие из храбрых воинов, пришли освободить Италию. Везде, куда они прострут путь свой, везде восстановятся законы, религия, всеобщее спокойствие; везде верные служители богопочитания возвратят свою собственность. Если бы нашлись между вами такие вероломные люди, которые бы подняли оружие на Августейшего нашего Монарха и каким-нибудь образом благоприятствовали действиям Французов; если бы могли быть такие изменники против своего отечества, неверные своей религии; то они в минуту были бы расстреляны, не смотря на знатность, породу и состояние. Племя их было бы преследуемо; и домы их были бы истреблены вместе с собственностию. Благоразумие ваше, народы Италийские заставляет меня надеяться, что вы, будучи уверены в справедливости нашего дела, не навлечете на себя сих праведных и неизбежных наказаний; напротив того докажете верность и привязанность свою к Государю, исполненному к вам только милости и любви». Подписано: Суворов.

Переходивши постепенно в Лоди, Казаль-Пестерленго, а оттуда в Пиаченцу, Суворов перенес 4-го мая 1799 года главную квартиру свою в Павию. Он не захотел оставить сего города, не рассмотрев поля сражения, на котором Франц I взят был в плен, и монастыря, в котором заключен был сей Монарх и которой отстоял на милю от Павии. Французская армия, которой осталось не больше 25000 человек, была не в состоянии защищать долин Пиемонтских и прикрывать страны Генуезской; она могла только защищать подошвы Апеннинов и Альпов найти себе такие выгоды и положение, какие были нужны ей для дальнейшего сопротивления. Оставив Милан, французы отступили тремя колоннами: правая колонна пошла из Лоди в Пиаченцу; средняя из Павии в Вогеру; левая чрез Вигевано и Новарру, где французский генерал Моро учредил 2-го мая главную свою квартиру. Освободивши правое крыло свое, и отдаливши левое — Моро обезопасил отступление главной части французской армии к Александрии. Сначала он сам пошел в Турин, и оставил этот город 7-го мая, приняв нужные меры к защите цитадели; потом перенес главную квартиру свою в Александрию, и расположившись под Тортоною, он протянул правое крыло свое к Апеннинам, дабы помочь отступлению французского генерала Макдональда, удерживая союзников на левом берегу реки По.

Александр Суворов отрядил в правую сторону сильный авангард под предводительством генерала Вукасовича, которой, перешедши Тезен, завладел  Ароною и Мортарою в Люмеллине; потом устремившись на беззащитной Верчель, выгнал французов из сего города и завладел городами Ивреею, Кресчентино, Кивассо, Трино, из которых вышли французские республиканцы. Этот корпус должен был идти вдоль по левому берегу По, дойти до стен Туринских, дабы растянуться и в то же время обойти левое крыло Французской армии. Вступив в Пиемонт, Суворов написал следующую прокламацию к Пиемотским солдатам, которые принуждены были стать под знаменами Французов. Храбрые войска Пиемонтские!

«Вся Европа трепещете от негодования и ужаса, когда Французы не объявляя войны, напали на вашего Государя, свергли его с трона его предков, [61] завладели его областями, и употребили вас орудиями для истребления законных правительств Европы. Сей пример неправедного злоупотребления силы, призывает мщение Бога и человеков. Уже армии двух Императоров, поразили и рассеяли Французскую армию, которая хвалилась своею непобедимостию. Союзные войска теперь в Пиемонте; они хотят возвести на троне вашего доброго Государя. Воины Пиемонтские, оставьте знамена, оскверненные преступлением! Соединитесь с вашими избавителями для совершенного освобождения Италии. Офицеры и солдаты! вы сохраните свое достоинство, и свое жалованье! Вы дадите клятву только Королю Сардинскому, и будете сражаться в Италии». Подписано: Суворов. Генерал-Аншеф, Австро-Российской армии. 

4-го мая 1799 года, Его Величество Великий Князь Константин Павлович прибыл в Верону вместе с Принцом Эстергази. Этот молодой Государь – Константин Павлович, будучи тогда 19 лет, отличался уже своею храбростью, которой он показал блистательные опыты, и воинскими своими познаниями. Он приехал в Пескьеру для рассмотрения приготовлений к осаде сего места; оттуда поехал в Милан, а потом в Павию. Суворов, бывший тогда в этом городе, встретил Великого Князя, и подошедши к нему сказал: «Опасности, которым Ваше Высочество можете быть подвержены, заставляют меня думать, что я не переживу вас если с вама случится какое-нибудь несчастие». Великий Князь Константин Павлович не оставлял Суворова во всю итальянскую кампанию. Она была для него практическою школою страшного искусства войны. Этот молодой Герой присутствием своим возбуждал величайший энтузиазм и редкое мужество союзных солдат.

Генерал Крей окружил Пескьеру, между тем как генерал Сент-Жульен осаждал ее с озера Гардского с итальянскою Имперскою флотилией. Мая 4-го 1799 года батареи Русско-Австрийские сделали пролом в стене. Все готовилось к приступу, как генерал- адъютант Кушо решился сдаться на капитуляцию. Мая 7-го Пескьера была оставлена Французами и занята Австрийцами. Французской гарнизон, состоявший почти из 1000 человек, вышел с военными почестями и был провожен до границ Французских, давши обязательство не действовать 6 месяцев против союзников. В этом городе союзники нашли обширные магазины, 75 пушек; 220 ружей, 20 кананерских шлюпок; одна галера и две шебеки достались также во власть союзников. Дивизия, взявшая Пескьеру, двинулась к Мантуе. Генерал Крей, устремившись к Борго-форту, осадил это место и спустил на Минчио кананерские шлюпки, которыми он завладел.

Александр Васильевич Суворов, отрядил генерала Гогенцоллерна к Пиаченце с частью левого крыла своей армии, приказал ему идти вверх по правому берегу реки По. В следствие сего повеления, Гогенцоллерн прогнал Французский авангард за Вогеру, подле Тортоны. В намерении завладеть узкими проходами Апеннинскими, Суворов велел также занять Боббио, на пути от Пиаченцы к Генуе.

Французский генерал Моро, учредивши главную квартиру свою в Александрии, собрал армию свою при Маренго, между Александрией и Тортоною, и потом заперся в окопанный стан за По и Танаро, между Александрией и Валенцией. Суворов, которого корпус ослаблен был особенными действиями, осадил Генерала Моро и покушался выгнать его.
Узнав, что в Тортоне находился только слабый гарнизон, он велел Князю Багратиону, бывшему в Павии, перейти через По и устремиться на сей город; но Князь Багратион прибывши в Вогеру, узнал, что Французы укрепились в Тортоне. Тогда Суворов и генерал Мелас двинулись с главною частью соединенной армии, решившись выгнать Французов из их постов. Суворов, прибывши в Богару, где учредил главную квартиру свою, написал следующую прокламацию к народу Пиемонтскому:

Народы Пиемонтские!

«Победоносная Австро-Российская армия идет к вам от имени законного вашего Государя! Она пришла возвести Монарха вашего на трон великих его предков, на трон, — с которого он был свергнут вероломством своих врагов: она пришла возвратить торжество религии, пришла наконец освободить вас от тиранского ига ваших притеснителей, и истребить разврат, которой стараются они поселить во всех душах. — Храбрые Пиемонтцы! ваша верность, ваша преданность августейшему Савойскому дому, которой столько веков управляет вами с такою мудростию и славою, суть священный долг, обязывающий вас сражаться за то дело, которого один только успех может утвердить ваше благополучие. Итак, последуйте примеру ваших предков; возьмите оружие, которое так часто побеждает общего врага; соединитесь под знаменами неустрашимой армии, над которой я начальствую: и лицемеры, старающиеся обольщать вас для собственной вашей гибели, будут навсегда выгнаны из вашего отечества. Итак, возьмите оружие для подпоры вашей религии и для сохранения вашей собственности. Я обещаю именем Его Императорского Величества Российского покровительство и защиту всем тем, которые последуют гласу чести и долгу, обещаюсь простить слабым, обольщенной наружностию обманчивой вольности; но предаю самым жестоким наказаниям злодеев, которые, пользуясь случаем к насильству и измене, осмелятся воспротивиться успехам нашей армии. Верные жители Пиемонтские! поспешите разделить наши успехи, и ложной страх да не заставит вас преступить первые ваши клятвы. Ваша честь, ваш долг уничтожают клятву, данную вами несправедливому правительству, вас угнетающему. Высокие добродетели, которыми сияют наши Государи на своих престолах, ручаются вам за мои обещания. Главная квартира в Богере, 8-го Мая 1799.

Алекс. Суворов Рымникский.

Данная прокламация возбудила чрезвычайную ревность и энтузиазм в жителях Пиемонтских. Уже граждане Мондови, Кераско, Карманьолы, Цевы и Онелли подняли оружие. Генерал Кейм, который 8-го Мая 1799 года отрыл траншею перед Пиззигитоною, так сильно осаждал это место, что через 4 дня, когда пороховой магазин взлетел на воздух, Французской Комендант сдался на капитуляцию. Гарнизон, состоявший только из 600 человек, оказался пленным.

 

Ветленко Ю.В., член ОЖК. Ученый секретарь секции ВПВ Военно-Научного Общества ЦДРА МО им. М.В. Фрунзе.

 

Литература:

1.                  Военная энциклопедия: В 8-й т. / Гл. ред. комис. П. С. Грачев. — М., 1995. 

2.                  Петрушевский А. «Генералиссимус князь Суворов» 1884 г. С-Петербург, т.1,

3.                  Суворов А. В. «Письма». / Изд. подгот. B.C. Лопатин; Отв. ред. А. М. Самсонов. — М.: Наука, 1986.

 

 

 

 



 

 

РАЗГРОМ ПОЛЬСКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ-КОНФЕДЕРАТОВ РУССКИМИ ВОЙСКАМИ А.В. СУВОРОВА ПРИ СТОЛОВИЧА

 

Польское дворянство во времена царствования императрицы Екатерины II Великой, затеяло подготовку к вооруженному восстанию против Российской Короны. «Союзники» России в лице Франции и Австрии щедро начали снабжать польских изменников деньгами и оружием. Скрывая свои подлые планы от России, эти государства решили толкнуть на борьбу с ней ее соседей на севере и на юге - Швецию и Турцию. В 1768 году началась русско-турецкая война.

В феврале 1768 года группа польских панов и литовских шляхтичей съехалась в небольшом городке Баре, близ турецкой границы. Собравшиеся выпустили воззвание к польскому народу, в котором объявили короля Станислава низложенным, а себя - главарями организованной ими национальной («Барской») конфедерации.

Через несколько дней под знамена изменников-конфедератов встало уже 8 тысяч человек. Во главе их стал литовский шляхтич Иосиф Пулавский. Войска короля Станислава, усиленные русским отрядом, стали подавлять изменническое движение. Между тем в конце 1768 года турецкое правительство под прямым давлением Австрии и Франции объявило войну России. Это воодушевило польских конфедератов, и шедший было на убыль бунт вспыхнул с новой энергией.

Главные военные силы России должны были действовать против турок. Но наряду с этим, правительством Екатерины II были приняты меры к подавлению вооруженного мятежа польских конфедератов. Было решено собрать под Смоленском корпус из четырех пехотных и двух кавалерийских полков под командованием генерал-поручика Нуммерса. В состав этого корпуса был включен и Суздальский полк, в котором служил будущий полководец А.С. Суворов.

Александр Васильевич Суворов. Гравюра А. Осипова, 1814 г., с миниатюры Ксавье де МестраВ ноябре 1768 году А.В. Суворов, носивший тогда звание бригадира, получает приказ выдвинуться с Суздальским полком, стоявшим в Новой Ладоге, в Смоленск. В ненастную погоду, по бездорожью, минуя болота и реки, полк за 30 дней преодолел расстояние 927 км и прибыл в Смоленск в середине декабря. Из 1445 человек состава в пути выбыло шесть человек по болезни, один умер и один пропал без вести. Всю зиму Суворов «беспрестанно управлял солдат», уча их маневрам на поле боя, штыковым атакам и другим военным тактикам по образцу суздальцев , а весною направился к Варшаве с Суздальским полком и двумя эскадронами драгун. Он употребил редко применявшийся в то время способ: реквизировал подводы у населения и, посадив на них людей, стремительно двинулся в путь. Расстояние в 600 верст было покрыто в двенадцать дней.

Общее командование русскими войсками в Польше было возложено в это время на генерала Ивана Ивановича фон Веймарна. Он был опытным военачальником, однако чрезвычайным педантом и к тому же самолюбивым человеком.

Сосредоточенные в Польше русские отряды были немногочисленны. Но у изменников-конфедератов не было единства в действиях, не было выучки и дисциплины, и в результате они оказывались слабее. Все же иногда они соединяли свои раздробленные силы, и тогда с ними приходилось считаться.

В августе 1769 года было получено известие о сосредоточении крупных сил конфедератов под Брестом. Во главе их стояли сыновья умершего к тому времени Иосифа Пулавского - Франц и Казимир. Против них действовали два довольно многочисленных русских отряда и казаки, силою в полторы-две тысячи человек каждый. Однако командиры этих отрядов - Ренн и Древиц - не решались напасть на Пулавских. В распоряжении Суворова имелась едва четвертая часть тех сил, которые были у Ренна и Древица. Но он меньше всего собирался придерживаться их тактики. Он полагал, что правильный образ действий заключается в том, чтобы теснить противника, не давая ему опомниться. Оставив в Бресте часть своего отряда, взяв 450 человек при двух пушках, он двинулся в погоню за Пулавскими и настиг их около деревни Орехово.

Вначале Суворов, учитывая громадное численное превосходство восставших поляков, ограничивался тем, что отбивал картечью их атаки. Решив, что неприятель обескуражен неудачами, он приказал зажечь у него в тылу гранатами деревню и предпринял штыковую атаку. Атака эта весьма примечательна: Суворов атаковал пехотой конницу - случай, почти не имевший прецедентов в военной практике. Штыковой удар был проведен с обычной энергией. Поляки бежали, и немногочисленные кавалеристы Суворова преследовали их на протяжении трех верст, в то время как пехота, по его распоряжению, вела частую стрельбу - с целью «психического воздействия» на неприятеля. Поляки были настолько деморализованы, что не могли остановиться, хотя под конец их преследовали всего десять кавалеристов во главе с самим Александром Суворовым. Вдобавок конфедераты понесли тяжелую потерю в лице Франца Пулавского, убитого в схватке.

В этом бою Суворов проявил необычайную отвагу: в самом начале он с 50 драгунами атаковал батарею, обстреливавшую мост, через который должны были наступать гренадеры. Драгуны в решительный момент обратились вспять, оставив А. Суворова одного. Но, вместо того чтобы броситься на одинокого всадника, польские артиллеристы отвезли батарею за линию. Дело под Ореховом в 1769 году выдвинуло Суворова в первый ряд русских военачальников в Польше и принесло ему чин генерал-майора. После Орехова. Суворов избрал средоточием своего отряда город Люблин и разослал оттуда во все стороны мелкие конные отряды казаков, неустанно гонявшиеся за появлявшимися партиями конфедератов.

В такого рода деятельности прошел весь 1770 год. Осенью этого года полководец едва не погиб: переправляясь через Вислу, он неудачно прыгнул на понтон, ударился грудью о край понтона, упал в воду и стал тонуть. Один из солдат схватил его за волосы и спас; но Суворов так сильно ударился грудью, что проболел три месяца.

Беспощадно громя отряды изменников-конфедератов, он очень человеколюбиво обращался с побежденными и часто отпускал их на родину под честное слово, что они не будут более участвовать в войне. «… - В бытность мою в Польше сердце мое никогда не затруднялось в добре и должность никогда не полагала тому преград, …» - говорил Суворов. Он приказывал хорошо обращаться с пленными и кормить их, «хотя бы то было сверх надлежащей порции». Недоумевавшим по этому поводу офицерам он разъяснял, что «благоприятие раскаявшихся возмутителей пользует более нашим интересам, нежели разлитие их крови». В этом была и гуманность и политическая дальновидность.

В 1770 году изменники-конфедераты получили военную помощь в лице французского генерала Дюмурье, явившегося в Польшу в сопровождении отряда французских солдат. Фактически, это было началом войны Франции против России. Связанное с прибытием подлого генерала Дюмурье оживление военных действий открыло для Александра Суворова некоторые перспективы отточить свои полководческие навыки на заднем месте «союзника». Он двинулся против нового противника и, выйдя из Люблина, взял приступом местечко Ландскрону (Ланцкрону) (в 30 верстах от Кракова). В этом деле, между прочим, были прострелены его шляпа и мундир.

Овладев местечком, он решил взять и цитадель, в которой заперлись изменники-поляки, но здесь постигла его неудача, одна из редких неудач в его военной карьере, - конфедераты отбили штурм, причем русские понесли потери: было убито 22 солдата, ранено 6 офицеров и 27 солдат. Сам Суворов был при этом легко ранен; была ранена и лошадь под ним. Пришлось отступить.

Неудачный исход военного предприятия был обусловлен совершенным незнакомством войск, не прошедших суворовской школы, с техникой штурма крепостей. В письме к Иван Ивановичу фон Веймарну, Александр Сергеевич Суворов горько иронизировал по этому поводу: «Имели мы прежде вымышленные слова: Строй фронт по локтю! Раздайся из середины крыльем! Фронт назад! Поет для скуки взводный командир: В средину сомкнись! Стройся в полторы шеренги! Стройся в три шеренги! Строй ряды, в шесть шеренг! Наконец, тысячу таких слов… Все под Ланцкроной исчезло!»

Неудачная стычка под Ландскроной, разумеется, ни в малой степени не повлияла на энергичную, инициативную тактику Суворова. К этому времени он уже прочно утвердился в своих взглядах на военное дело, иллюстрацией чего может служить его интересное письмо ротмистру Вагнеру (от 25 февраля 1771 г.): «Сикурс есть слово ненадежной слабости, а резерв - склонности к мужественному нападению; опасность есть слово робкое и никогда как сикурс слово чужестранное, да на русском языке никогда не употребляемое и от меня заказанное, а на то служит осторожность. А кто в военном искусстве мудр, то над сим предосторожность, а не торопливость, свыше же резерва называется усилие, то есть что и без него начальник войска по его размеру и храбрости сильным быть себя почитает. Сикурс, опасность и протчие вообразительные во мнениях слова служат бабам, кои боятца с печи слезть, чтоб ноги не переломить, а ленивым, роскошным, и тупозрячим (нужны) для подлой обороны»…

Подлинно суворовское, великолепное высказывание! В нем с предельной четкостью и выразительностью изложены принципы смелой, уверенной тактики замечательного полководца.

Очень скоро после неудачного Ландскронского дела Суворов направился к местечку Рахову и рассеял скопившийся там отряд конфедератов. Во время этой экспедиции случился эпизод, очень характерный для Суворова: его колонна подошла к Рахову ночью и рассыпалась по местечку в поисках засевших в избах подлых поляков. Полководец остался совершенно один; в этот момент он заметил, что в корчме заперся многочисленный отряд конфедератов. Не колеблясь, он подъехал к двери и предложил полякам сдаться; поляки в количестве 50 человек сдались ему.

Вернувшись в свой «капиталь», как прозвал Суворов город Люблин, он получил от фон Веймарна приказ снова идти к Кракову, где теперь расположились главные силы конфедератов. Имея под начальством свыше полутора тысяч человек, он с обычной быстротой совершил марш и застал француза Дюмурье врасплох. Однако реализовать выгоды внезапности ему помешала новая, хотя и столь же незначительная неудача. Вблизи Кракова, около деревни Тынец, находился сильно укрепленный редут, занятый отрядом конфедерата Валевского. Суворов решил взять редут с налета. Это было выполнено, но пехота конфедератов отбила редут и после упорной борьбы удержала его за собой. Потеряв около двухсот человек и несколько часов драгоценного времени, Суворов прекратил штурм и двинулся к соседней деревне Ландскроне, уже являвшейся незадолго перед этим ареной военных столкновений. Тут произошел известный бой, остающийся классическим примером смелости и мастерства в учете психологии противника.

В распоряжении Суворова было в это время уже три с половиной тысячи человек; изменников-поляков было приблизительно столько же. Генерал Дюмурье занимал чрезвычайно сильную позицию. Левый фланг его упирался в Ландскронский замок; центр и правый фланг, недоступные по крутизне склонов, были прикрыты рощами. У него имелось 50 пушек. «Ланцкорон столько нарыт, что мы о его штурме и не думали», доносил Суворов генералу фон Веймарну. Иными словами, Суворов понимал, что планомерный штурм столь сильной позиции должен повлечь большие потери. Чтобы избежать их, он решается на очень рискованный шаг, целиком основанный на его глубоком и тонком понимании военной психологии. Суворов, не дожидаясь, пока подтянется весь его отряд, двинул 150 конных карабинеров и две сотни чугуевских казаков на фланг неприятельского расположения.

Уверенный в неприступности своей позиции, француз Дюмурье приказал подпустить поближе «шедшую на верную гибель» конницу и открыть огонь, только когда она взберется на вершину гребня. Но Суворов лучше знал впечатлительность польских конфедератов, не прошедших регулярного воинского обучения. Едва казаки, поднявшись на высоты, построились в лаву и ударили в пики, польская пехота смешалась и бросилась в бегство. Пытавшийся остановить беглецов видный конфедерат Сапега был убит обезумевшими от страха людьми. Все усилия Дюмурье восстановить порядок были тщетны. Бой был окончен за полчаса. Поляки потеряли 500 человек, остальные рассеялись по окрестностям; только французский эскадрон и отряд Валевского, считавшийся одним из лучших в войске конфедератов, отступили в порядке. Что касается русских, то у них насчитывалось только 10 раненых (убитых не было вовсе).

После этой битвы отношения француза Дюмурье с польскими конфедератами и без того не отличавшиеся сердечностью, вконец испортились, и он через несколько недель уехал во Францию. «дюМурье, управясь делом и не дождавшись еще карьерной атаки, откланялся по - французскому и сделал антрешат в Белу, откуда за границу», не без ехидства донес об этом Суворов.

Впоследствии в своих мемуарах французский генерал Дюмурье пространно критиковал приказ Суворова атаковать конницей сильную позицию. Он считал подобные действия «противоречащими всем тактическим правилам» и объяснял успех Суворова «игрой случая». (Естественно, плохому танцору всегда что-то мешает!) Посредственность пыталась критиковать гения! Дюмурье невдомек было, что Суворов проявил в этом бою высокое искусство. Он точно оценил обстоятельства, понял нравственную слабость противника, интуитивно нашел «верное средство» для его поражения. Свой рискованный план он построил на впечатлительности поляков – «штафирок», на внезапности удара и на стремительности его. В данном случае это было гораздо эффективнее, чем методический нажим на польские позиции. Это было действительно очень простое решение вопроса, но то была простота гения.

http://www.nnre.ru/voennaja_istorija/istorija_russkoi_armii_tom_pervyi/i_045.png

Карта военных действий 1768–1771 и 1794 гг.

 

С поражением француза Дюмурье самым видным предводителем польских конфедератов остался Казимир Пулавский. А.С. Суворов погнался за ним, настиг его, разбил и попытался уничтожить его отряд. Однако Казимир Пулавский остроумным маневром сумел оторваться от русских войск, увлеченных преследованием его арьергарда, и благополучно увел от погони свои главные силы.

Узнав о военной хитрости Пулавского, Александр Суворов, всегда умевший отдать должное искусству и друга и врага, пришел в восторг. Он отослал Пулавскому свою любимую фарфоровую табакерку - в знак уважения к отваге и находчивости противника.

Этим окончилась предпринятая А.С. Суворовым первая военная операция против конфедератов. Она была построена на тех же твердо усвоенных им принципах: неустанная стремительность, неодолимый натиск. В течение семнадцати суток гонки за Пулавским, русский отряд прошел около 700 верст среди враждебно настроенного населения, почти ежедневно ведя бои с противником и подлым местным населением иудо-поляков. Чудо-богатыри Александра Суворова производили впечатление смерча, и ни поляки, ни французские офицеры, воевавшие на стороне изменников, не знали, как бороться с ним.

Последние надежды польских конфедератов сосредоточились теперь на литовском великом гетмане графе Огинском. Долго колебавшийся, ввязываться ли ему в военную авантюру, он в конце концов уступил подстрекательствам французского правительства. На решение его повлияло прибытие к нему из Польши конфедерата Коссаковского с двухтысячным полком «черных гусар». Отряд этот назывался «вольные братья» и считался лучшим у конфедератов. Огинский, помышлявший в случае успеха о польской короне, наконец, решился: в августе 1771 года он вероломно и внезапно напал на русский отряд и взял в плен около пятисот человек; командир отряда Албычев был убит. Известие о том, что Огинский стал на сторону конфедератов, разнеслось по Литве, и отовсюду стали стекаться к нему волонтеры.

Удачное развитие дальнейшей деятельности графа Огинского грозило русским серьезными последствиями. Польско-литовские волнения могли вспыхнуть с новой силой. Опытному глазу Суворова ясно было, чем чревато выступление Огинского, если не задушить его в самом начале.

1 сентября 1771 года А. Суворов отправил фон Веймарну краткое донесение: «Пушка выстрелила, и Суворов пошел в поход». 12-го числа Александр Суворов, у местечка Несвижа, узнал, что граф Огинский с 4–5 тысячами человек находится у местечка Сталовичи.

С отрядом в 822 человек, пройдя за четыре дня около двухсот верст, Суворов подошел к местечку Столовичи, где разместилась более чем трехтысячная колонна литовца Огинского. Несмотря на то, что войско противника было вчетверо больше его собственного отряда, Александр Суворов, верный своей обычной тактике, задумал немедленную атаку. Была темная ночь. Русский отряд без шума подошел к местечку, снял сторожевой пикет и ворвался в Столовичи. «Нападение наше на литовцев было со спины», констатировал Суворов. Не давая опомниться конфедератам, русские, к которым примкнули содержавшиеся здесь в плену солдаты убитого Албычева, штыками и саблями очистили Столовичи. Несмотря на помощь польского генерала Беляка, выступившего с двумя полками улан, они бежали.

В Столовичах была расположена только часть взбунтовавшихся польско-литовских войск. Остальные разбили лагерь в поле. Не позволяя им прийти в себя, Суворов на рассвете атаковал их и рассеял. Победа была полная. Огинский с десятком гусар бежал за границу. Фридрих Великий советовал полякам остерегаться Суворова.

Последствия Столовичской битвы в 1771 году были огромны. Суворов доносил о ней императрице: «Сражение продолжалось от трех до четырех часов, и вся Литва успокоилась».

Суворов был настолько доволен поведением своих солдат в этой операции, что подарил каждому из них от себя по серебряному рублю. Сам он был награжден за эту победу орденом (третьим за время пребывания в Польше). Правда, это случилось не сразу: разгневанный тем, что Суворов действовал по собственной инициативе, генерал фон Веймарн подал на него формальную жалобу в Военную коллегию. Факты, однако, были чересчур очевидны; жалоба осталась без последствий, а Александр Суворов вместо наказания, получил благодарность императрицы и орден Александра Невского. Герой был растроган таким милостивым отношением Екатерины II и, утирая слезы, промолвил: «Матушка меня не забывает».

Вскоре после сражения при Столовичах Ивана Ивановича фон Веймарна перевели в другое место, и взамен его был назначен Бибиков. С новым начальником у Суворова установились хорошие отношения. Однако укоренившиеся в нравах генералитета интриги не прекращались, и Суворов просил о переводе его в армию Румянцева, действовавшую против турок. «Мизантропия овладевает мною, - писал он Бибикову. - Не предвижу далее ничего, кроме досад и горестей».

Прошло все-таки еще около года, прежде чем ему удалось покинуть Польшу. В течение этого года имело место одно небезынтересное событие. Прибывший вместо француза Дюмурье к конфедератам французский генерал Виомениль затеял смелое предприятие. «В отчаянном положении, в котором находится конфедерация, - писал Виомениль, - необходим блистательный подвиг для того, чтобы снова поддержать ее, вдохнуть в нее мужество». В качестве такого подвига был задуман захват Краковской цитадели, охранявшейся Суздальским полком под командой бездеятельного офицера Штакельберга («обремененного ксендзами и бабами», как выразился Суворов). План этот удался как нельзя лучше. В январе 1772 года, в то время как русские офицеры веселились на маскараде, отряд французов пробрался через сточные трубы в цитадель и захватил ее.

Узнав о случившемся, Суворов с полутора тысячами человек бросился к Кракову. Он сделал все возможное, чтобы отбить цитадель: обстреливал ее, пытался выманить французов в поле, но все было тщетно. С каждым днем его положение делалось хуже, так как вокруг него стягивалось кольцо конфедератских отрядов. Пришлось решиться на попытку завладеть цитаделью штурмом. Эта попытка окончилась полной неудачей. «Неудачное наше штурмование доказало, правда, весьма храбрость, но купно в тех работах и неискусство наше», доносил Александр Сергеевич Суворов генералу Бибикову.

Началась осада. Суворов подвез сильные орудия, приказал вести подкопы. В замке вскоре обнаружился недостаток продовольствия и медикаментов.

После трехмесячной осады, узнав от разведчиков о крайне тяжелом положении защитников замка, Суворов послал к ним парламентера с предложением очень выгодных условий капитуляции. Осажденные сочли это за признак слабости и вступили в пререкания. В ответ Суворов предъявил новые условия, несколько жестче первых, предупредив, что в дальнейшем условия капитуляции будут каждый раз становиться все более суровыми. Осажденные поторопились принять все условия.

Суворов оказал сдавшемуся гарнизону очень корректный прием. Всем французским офицерам он возвратил шпаги, не без язвительности заметив, что Россия и Франция не находятся в состоянии войны.

Между тем сопротивление мятежных поляков все более ослабевало. В августе 1772 года был подписан договор об отторжении от Польши значительной части территории: около четырех тысяч квадратных миль с пятимиллионным населением. На долю России из этого досталось несколько более одной трети (белорусские области на Днепре и Двине); прочее оттягали Австрия и Пруссия. Как суверенное государство, польское государство в который раз по собственной глупости и спеси, прекратило свое существование.

 

Борис Львов, член ОЖК                                                                                                                                                                                                                                               

 

Литература:

1.                  Погосский А.Ф. Александр Васильевич Суворов, генералиссимус русских войск. Его жизнь и победы. Изд. 8-е. Санкт-Петербург, 1914.

2.                  Жизнь и подвиги светлейшего князя Италийского, графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, народного  русского героя: Москва: И.Д.Сытин, 1901.   

 

 

 

 

О ЧЛЕНАХ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА

ОКСАНА ВИКТОРОВНА ЛОКТЕВА

 

Девиз : Лад - основа всего!

Родилась в городе-герое Сталинграде 14 мая 1967 года.

Образование:  Московский Государственный Университет им. М.В.Ломоносова, философский факультет, 1991 г., диплом с отличием, философ-политолог, преподаватель социально-политических дисциплин. Аспирантура социологического факультета МГУ по специальности социология культуры, образования, воспитания, 1996 г. Действительный член Российского Философского Общества РАН. Доктор наук.

Академик Международной Славянской Академии.

Член-корреспондент НТП Академии истории Труда и Промышленности. Почётный доктор историко-литературоведческих наук АИТИП.

Президент Академии истории и культуры российского казачества.

Награждена знаком «За возрождение казачества» и иными общественными наградами.

Участник Крымской Весны - награждена памятной медалью и присвоен чин Полковник казачьих войск (документы на всё имеются).

 

Горжусь и вдохновляюсь жизненным примером своих родных:

Мама Тамара Алексеевна Дмитриева – награждена Орденом Знак Почёта.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Папа Виктор Максимович донской казак.

Дедушка Алексей Георгиевич Дмитриев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бабушка Мария Васильевна Дмитриева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Владимир Михайлов – кавалер трёх Орденов Славы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алексей Кузьмич Соболев - Герой Советского Союза.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор первой в России книги-путеводителя по караванингу «Караванинг. Путешествие на автодоме по Европе». 2008. Международное издательство «Полиглот». Русская коллекция. В соавторстве с мужем Дмитрием Константиновичем Локтевым.

Автор книги-путеводителя «Крым 2014» (международное издательство «Полиглот»). Путеводитель «Крым 2014» - первый федеральный путеводитель после воссоединения - путеводитель по Российскому Крыму.

Так же вместе с мужем авторы книги-путеводителя «Кавказские Минеральные Воды».  Эксперты в сфере туризма (разработка туристических маршрутов, изучение различных регионов России и зарубежья).

 Авторы многих публикаций по краеведению и туризму в «Туризм и отдых», «Путь и водитель», и других печатных изданиях. Ещё общественная деятельность за последние пять лет:

Член Общественной Палаты г.о. Королёв 2017.

Член РОО «Трудовая Доблесть России»,

 Член Правления Региональной общественной организации «Бородино 2045» = подготовка к 100 летию со дня рождения Ивана Никитовича Кожедуба, 640 лет Куликовской битвы и 100 летию Великой Победы в 2045 году.

Королёвское отделение межрегиональной общественной организации содействия развитию культуры и искусства «Содружество Творческих Сил»,

Общественная организация «Женщины Подмосковья», Общероссийская общественная организация «Объединение казаков…», воспитание у молодёжи культуры, патриотизма и живого интереса к истории Отечества, постоянное участие в мероприятиях, посвященных первой мировой войне и Великой Отечественной войне, сотрудничество со школами, православными храмами, Домами Культуры, музеями и библиотеками. Участник Военно-Исторического Клуба «Донская пулемётная команда». Участник ансамбля старинной казачьей песни «Курень» города Королёв (Лауреат 2017 года Всероссийского Фестиваля казачьей песни и культуры в городе-герое Волгограде – самом значимом в этой сфере в России)

 Постоянный участник фольклорных фестивалей. Создатель Королёвского клуба «Аксинья».

Член Международного Объединения Журналистов Казачества. Награждена орденом ОЖК «За честь и совесть». Сотрудничаю с Московским Домом Национальностей. Постоянный участник конференций и круглых столов.

Главное в жизни - содействие развитию и укреплению Отечества Российского.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗА ЧТО РЮРИК УБИЛ ИЛЬЮ МУРОМЦА? И ГДЕ ХРАНИТСЯ СРЕДНИЙ ПАЛЕЦ БОГАТЫРЯ?

 

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/29030/pub_5c8a979c2d1df300b38ff328_5c8a984243a7b600b05bda70/scale_600В отличие от Робина Гуда, наш былинный богатырь действительно существовал! Родился Илья во второй половине 12 века. (Около 1150) Честно говоря, времечко выбрал не самое спокойное. 15 княжеств грызлись между собой, да ещё половцы то и дело гуляли до Киева.

Поэтому наш Илья, не будь трусом, отправился из Мурома прямиком на "передовую" - в Причерноморье, в княжескую дружину. Дрался, он действительно много. И хорошо. Именно там, среди обагрённых вражеской кровью степных ковылей, рождались первые былины. Но время шло, богатырь растерял былую удаль и подался в киевские монахи, стал зваться Ильёй Печерским.

Погиб Илья всё же как воин. В 1203 году Киев подвергся атаке объединенных войск половцев и Рюрика. ( Не того крутого Рюрика, а его правнука в шестом колене).

В. Васнецов "После побоища Игоря Святославича с половцами"Вот этот недостойный потомок викингов не только разорил столицу Руси, но и перебил всех стариков, монахов и священников. Молодых, в качестве платы, отдал половцам. Как погиб Илья, советские ученые точно установили только в 1988 году, когда исследовали его мощи, хранящиеся в пещерах Киево-Печерской Лавры.

 

В. Васнецов "После побоища Игоря Святославича с половцами"

 

Согласно экспертизе копьё пробило руку богатыря, наконечник вошел прямо в сердце. Кроме того, криминалисты нашли многочисленные травмы, полученные Ильёй в прежних боях: переломы ребёр и ключиц, шрамы от ударов сабель. Но, пожалуй, самым интересным открытием стало другое. Эксперт установил, что в детстве и молодости исследуемый страдал от болезни позвоночника (вероятно полиомиелит). Но с возрастом хворь отступила. Этим можно объяснить сказ о 33 годах, проведенных богатырем на печи.

Чуть не забыл! Средний палец левой руки героя передали на его родину - в Муром, в монастырь.

Ребята, мира и добра вам! Читайте былины детям. Пусть знают наших славянских героев, а не только голливудских мутантов!

 Фрагмент картины "Богатыри" В. Васнецова

 

 

 

 

269-Я ГОДОВЩИНА СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ АСТРАХАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ПОЛКА

 

Краткая история Астраханского казачества.

 

Казаки в Астраханском крае появились за 26 лет до вхождения Астрахани в состав России: в 1520 году «отряд рязанских казаков из под Червленого Яра прошел на судах по Волге на Терек».

Предки астраханских казаков появились раньше, чем предки любых Казачьих войск, расположенных к востоку от Волги – Сибирского, Уральского, Семиреченского, Забайкальского, Амурского, кроме Оренбургского войска, куда вошли самарские казаки. А вот собственно астраханские казаки появились после присоединения Астрахани к России. Пришедшие с войсками донские казаки были оставлены в Астраханском крае для охраны и поддержания порядка среди новых подданных Российской короны.

Астраханское казачье войско – одно из одиннадцати самостоятельных казачьих войск, существовавших в России до революции 1917 года, по численности населения занимало 10 место (около 45000 душ).Создание Правительством Астраханского войска происходило дважды. После первоначально созданной в 1737 году 300-сотенной команды, состоящей в основном из калмыков, 28 марта 1750 года произведено переформирование команды в 500-сотенный Астраханский казачий полк. Далее, войско претерпевало несколько организационных преобразований, и в 1817 году Астраханский полк был во второй раз преобразован в «Астраханское казачье войско», состоящее из трех полков.

Среди 11 казачьих войск, существовавших в России накануне революции 1917 года, только Донское и Уральское образовались самостоятельно, а остальные, включая наше астраханское, был образованы по решению Правительствующего Сената, который выделял для этого земли, указывал места расположения станиц.

В Астраханском войске станицы образовались тремя путями:

 

Войсковое знамя Астраханского Казачьего Войска 1818 года

1 – поселением на выделенных землях казаков из астраханского казачьего полка в период 1750 – 1785 гг.

2 – преобразованием в станицы в 1873 году городовых казачьих команд, находящихся в городах Саратов, Царицын, Черный Яр, Красный Яр и включенных ранее в Астраханское казачье войско. Сюда же надо отнести станицу Михайловскую, образовавшуюся в 1842 году из городовой казачьей команды города Енотаевска на новом месте.

3 – две станицы образованы из бывших хуторов: Николаевская в 1909 году из станицы Александровской и в 1914 году станица Астраханская из станицы Лебяжинской.

До реорганизации управления Войском в 1869 году станицы и казачья команда, входили в один из трех полков Войска.

 

Пиратский К.К.Генерал Астраханского Казачьего Войска 18621

 

Главным занятием казаков была воинская служба. Казаки служили по поддержанию почтовых трактов, на чумных и холерных кордонах, участвовали в боевых действиях на Кавказе, в Отечественной войне 1812 года, некоторые дошли до Парижа. Из всех станиц были отправлены казаки на Русско-Турецкую войну 1877-1878 гг., все участники были награждены светло – бронзовыми медалями и специальным знаком на головные уборы «За отличие в Русско-Турецкой войне 1877-1878 гг.». Многие станичники получили серебряные медали или стали Георгиевскими Кавалерами.

Русско-Японская война 1904-1905 гг.

В период русско-японской войны Астраханскому казачьему войску пришлось потрудиться на внутреннем фронте, обеспечивая порядок в условиях разгоревшейся в Российской империи революции. На театр военных действий отправились добровольцы - офицеры: А.А. Усынин, Н.И. Аратовский, И.Г. Самсонов, И.Н. Собакорев-Матвеенко, Г.А. Щербаков, В.В. Разгонов которые сражались в составе Забайкальских, Сибирских и Уральских казачьих формирований. 

Первая Мировая война 1914-1918 гг. 

Астраханцы выставили на войну 2600 казаков в составе трех полков; одного гвардейского конного взвода Лейб-гвардии Сводно-казачьего полка; одной особой сотни и одной конно-артилерийской батареи (сбор информация по участию астраханцев в этой войне еще продолжается). 

 

 

Астраханское казачье войско было ликвидировано одним из первых в 1918 году ХХ века и только с 1991 года началось его возрождение.

 

После Октябрьского переворота (Октябрьской революции) 25—26 октября (7 — 8 ноября по новому стилю) 1917 года власть в Астраханской губернии захватили при помощи матросов и солдат-дезертиров большевики и создали параллельные структуры власти в виде Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, которые, упразднив Астраханское казачье войско, стали осуществлять передел казачьих и калмыцких земель и собственности. Несогласные с действиями Советов 1200 астраханских казаков (среди них 300 калмыков) во главе с атаманом Астраханского казачьего войска И.А. Бирюковым подняли 12 января 1918 года восстание против Советов и попытались вернуть контроль над Астраханью, но в результате упорных уличных боев были разгромлены и выбиты из города. Вместо арестованного и позднее расстрелянного большевиками И.А. Бирюкова атаманом Астраханского казачьего войска был выбран калмыцкий нойон Тундутов, который увел остатки восставших казаков и калмыков через Калмыцкие степи на Дон, где на территории Войска Донского началось формирование Астраханской армии (Астраханского корпуса), которую возглавил Тундутов, записав в армию всех калмыков Калмыцкой степи Астраханской губернии(ныне Республики Калмыкия Российской Федерации) которые ранее, на съезде калмыцкого народа создали Калмыцкое казачье войско и 29 сентября 1917 года вошли на федеративных началах в состав Астраханского казачьего войска. Позднее Астраханская армия была реорганизована в Астраханскую дивизию в составе Кавказской армии Вооруженных сил Юга России (Русской армии). После поражения Русской армии часть казаков и калмыков оказалась в эмиграции, а оставшаяся часть подверглась репрессиям и выселениям.

Возрождения казачества

 

В Астрахани  с 1991 года начался процесс возрождения казачества. Атаманом астраханского войска на второй срок избран ректор Астраханского государственного университета Константин Алексеевич Маркелов. Примечательно, что это первый случай в истории астраханского окружного казачьего общества, когда атамана избирают на второй срок. И всего лишь второй, когда атаман без нареканий проработал 5 лет и не был отправлен в досрочную отставку советом казаков.

Только за первые месяцы 2019 года было проведена значительная организационная работа. Так:

1. 5 апреля на базе ГАОУ АО «Казачий кадетский корпус имени атамана И.А. Бирюкова» прошел межрегиональный семинар-практикум «Южный рубеж», посвященный 269-й годовщине со дня образования Астраханского казачьего полка. Казаки и казачки со станиц и хутором Астраханской области прибыли для участия в данном мероприятии. Семинар начался с молебна, затем шло построение и приветствие участников мероприятия. Для всех присутствующих начала работу выставка оружия отряда специального назначения «Скорпион» УИН РФ по Астраханской области. Интерес к оружия проявили большинство участников. Затем следовало показательное выступление и мастер-класс группы инструкторов «Пернач». В завершении прошел концерт с участием казачьего ансамбля «Станица Красноярская». 

ГАОУ АО «Казачий кадетский корпус»

2. Астраханские казаки достойно несут службу по охране правопорядка.

Охрана общественного порядка – это та сфера деятельности, в которой ежедневно пересекаются интересы практически всех граждан страны.

В настоящее время на постоянной основе в охране правопорядка улиц города Астрахани и населенных пунктов области задействовано 90 казаков-дружинников. Ежесуточно на охрану правопорядка в соответствии с разработанными графиками заступает от 8 до 10 казаков. Перед заступлением на службу казаки, так же как и сотрудники полиции, проходят инструктаж, на котором доводится оперативная обстановка на территории патрулирования и отрабатываются вводные задачи, проводятся проверки внешнего вида и соблюдения правил ношения форменной одежды.

В 2018 году совместными нарядами полиции и казаков, участвующих в охране общественного порядка, выявлено 72 преступления различной степени тяжести, что почти вдвое выше по сравнению с 2017 годом, выявлено 1667 административных правонарушений, задержано 5 чел., находящихся в розыске, изъято более 1 кг. наркотических веществ. При этом на улицах города Астрахани и области казаками совместно с сотрудниками полиции было осуществлено 736 выходов на охрану правопорядка, выставлено 1674 патрульно-постовых нарядов. Уже в этом году казаками выявлено 16 преступлений.

3. Казачье образование в Астраханской области - перспективы развития.

Как реализовать казачий компонент в системе образования региона? Какие программы использовать? Где получить методическую помощь? Эти и другие вопросы сегодня рассматривались на семинаре-совещании «Казачье образование в Астраханской области – перспективы развития».

27 марта 2019 года, в Казачьем кадетском корпусе  имени атамана И.А. Бирюкова со всей Астраханской области собрались казаки, священнослужители, педагоги,  специалисты дошкольного и дополнительного образования, чтобы обсудить вопросы , связанные с преподаванием казачьего компонента.  С приветственным словом обратился заместитель министра образования и науки Астраханской области С.С. Фролов. Он обозначил направления работы совещания и подчеркнул актуальность рассматриваемой темы. Депутат областной Думы В.Г. Выстропов  отметил значимость мероприятия и сообщил  о готовности оказания поддержки в решении озвученных вопросов в профильном комитете Думы Астраханской области: «Несмотря на ряд существующих сложностей, в регионе наблюдается устойчивая тенденция к развитию астраханского казачества, к росту интереса среди населения к прошлому своего народа».

По словам директора кадетского корпуса  А.А. Хаюрова, сегодня остро стоит вопрос о необходимости интеграции и объединения всех казачьих ресурсов  в  единую систему и, прежде всего в образовательной деятельности. Для решения данной проблемы в Астраханской области должна быть разработана Концепция казачьего образования, которая будет отражать культурно-исторические особенности региона. Первый шаг в этом направлении сделан: на базе Казачьего кадетского корпуса создаётся Ресурсный центр. В его задачи  будет входить  разработка модульных программ по основным направлениям реализации казачьего компонента в общеобразовательных организациях, учреждениях дошкольного образования, развитие сетевого партнёрства между участниками процесса казачьего образования.

Одним из острых вопросов остается кадровое обеспечение. По мнению заместителя директора кадетского корпуса А.Л. Волкова, необходимо развивать институт подготовки казаков-наставников, а также создать кластер непрерывного казачьего образования.

 Среди участников семинара были и приглашенные гости с других регионов. Так, заместитель войскового атамана Войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское» М.А. Беспалов поделился опытом, накопленным преподавателями, учителями Ростова-на-Дону. Он рассказал о нормативно-правовой базе, на которую опирается казачья образовательно-воспитательная деятельность в их регионе, познакомил с системой преподавания казачьего компонента на всех уровнях. Доктор философских наук Волгоградской государственной академии последипломного образования Д.В. Полежаев сообщил о деятельности регионального ресурсного центра гражданско-патриотического воспитания, руководителем которого он является.

Накопленным опытом поделились и астраханцы. Руководитель Управления научных исследований и разработок  Института развития образования Я.Н. Поперняк познакомил с методическими рекомендациями по разработке программ реализации казачьего компонента.  Автор учебного пособия «История Астраханского казачьего войска» А.В. Покасов презентовал свой учебник, который, несомненно, имеет ценность для учителей краеведения.

Проблемы, с которыми сталкиваются учителя казачьих классов на местах, обозначила заместитель атамана  Красноярского  станичного общества по работе с молодежью И.Н. Бурлицкая. «Хотя казаки и приходят в школы, а в отдельных обществах данное сотрудничество поставлено на достаточно высокий уровень, в целом же, представители казачьих обществ участвуют в разовых акциях. Взаимодействие  обществ и школ должно быть полноценным», – отметила  Ирина Николаевна. Также она  предложила  создать методическое объединение педагогов, преподающих казачество, которое бы решало ряд насущных вопросов, таких как, например, отбор  материалов по казачьей тематике с учетом возрастных особенностей детей.

Кроме того, со своими докладами выступили заведующая отделом  развития дополнительного образования ГАУ АО «Астраханский областной центр творчества» Е.В. Калмыкова, руководитель ансамбля «Казачок» Т.В. Клинкина, воспитатель детского сада № 54 Л.Н. Ширяева.

В конце мероприятия были подведены итоги семинара, принята резолюция. Все предложения, которые прозвучали на семинаре, будут  переданы в ведомства, отвечающие за принятие решений.

4. В Астрахани презентовали книгу об участии астраханских казаков в Первой мировой войне.

В Астраханской областной научной библиотеке имени Н.К. Крупской состоялась презентация книги члена Астраханского регионального отделения Императорского Православного Палестинского общества Бориса Пугачёва «Герои и подвиги. Астраханские казаки в Первой Мировой и Гражданской войне 1914-1920 гг.». Издание посвящено истории Астраханского казачьего войска, а также судьбам казаков, удостоенных Георгиевских наград в Мировую и Гражданскую войны. В ходе презентации автор рассказал о работе над книгой. В издание вошли очерки об участии астраханских казаков в Первой мировой войне, ценная биографическая информация о судьбах представителей казачества. Борис Геннадиевич отыскал многих потомков своих героев: Абакумова, Аристова, Вилкова, Забурунова, Кугурцева, Лактионова и других. Некоторые из них присутствовали на мероприятии.

Автор книги не ограничивается сугубо архивными поисками: он ведёт работу по поиску потерянных могил, увековечиванию памяти казаков. Книга является ценным вкладом в историю российского казачества и представляет большой интерес для историков, исследователей родословных и краеведов.

 

 

 

Источники :

 http://administration.astrgorod.ru/история-возникновения-казачества-в-городе-астрахань
http://astinform.ru/i-demyanovich-stanitsyi-astrahanskogo-kazachego-voyska.html

https://vk.com/away.php?to=http%3A%2F%2Fastrkazakkorpus.ru%2Fru%2Fnovosti%2F370-kazache-obrazovanie-v-astrakhanskoj-oblasti-perspektivy-razvitiya.html&post=-4260395_2841&el=snippet

 

 

Статья представлена Конкурс ОЖК «ПОБЕДА-75»

 

                                                      Валерий АУШЕВ, писатель

Из пережитого

ОТ ПЕРВОЙ ТОЙ МЛАДЕНЧЕСКОЙ ЗВЕЗДЫ

(Исповедь родителей, переживших войну и сохранивших верность

Родине, самим себе и своим детям)

 

Меня часто спрашивают, откуда я родом, из каких краев, кто мои родители? Как сложилась их жизнь? До недавнего времени ещё теплился огонёк в родительском доме, хотя мама и умерла в январе 2004 года. Заботы по дому легли на плечи отца, но в одну из душных августовских ночей и его жизнь оборвалась, а ведь ещё совсем недавно:

                   С отцом седым в начале мая

                   И среди полной тишины

                   Сидим на кухне, вспоминая

                   Пути-дороги той войны…

                   На жизненных его страницах

                   Немало подвигов и дел.

                   Что годы, коль в пороховницах

                   Есть порох – он не отсырел…

                   Как рады внуки видеть деда,

                   Как рады слушать мы отца.

                   И вновь на всех одна Победа

                   Зовёт на подвиги сердца!..

Войну отец закончил под Прагой в Чехословакии 12 мая 1945 года. За время боёв с немецко-фашистскими захватчиками он был награждён орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красная Звезда, медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За взятие Вены» и другими правительственными наградами.

В послевоенные годы он служил начальником парашютно-десантной подготовки, совершив более 1000 прыжков с самолетов и вертолетов разных типов. П.П. Аушев – мастер спорта СССР по парашютному спорту.

Уйдя в отставку, отец принимал активное участие в патриотическом воспитании молодежи. Как и многие другие участники Великой Отечественной войны, радовался Благодарственному письму от Президента РФ В.В. Путина с поздравлением с 60-летием Победы.

Мой отец родом из г. Белева Тульской области, но большая часть его жизни прошла в Москве и на окраине достопочтенного города Рязани, ставшей и для его детей (а нас трое) второй родиной: мои детские годы относятся к Москве, а отрочество и юность прошли уже в рязанском военном городке Дягилево. Так вот этот городок стал нашей семейной радостью и болью, прошлым и настоящим. Здесь, на рязанской земле, нёс в послевоенные годы нелегкую армейскую службу наш отец, а помощницей во всех его делах была мама; здесь мы с братом и сестрой росли, становились на ноги, учились в высших учебных заведениях Рязани. Эти места, раскинувшиеся неподалеку от родины Сергея Есенина, впоследствии вдохновили меня встать на писательский путь. С Рязанщиной связаны многие мои произведения. В одной из моих книг «Во имя всего святого» есть такие строки:

                            Свет материнской доброты

                            Нам открывается с рожденья,

                            И как в зеркальном отраженье,

                            В нас и отцовские черты,

                            И главная – хранить огонь

                            Чувств, не расплесканных и щедрых,

                            От распрей, выстрелов, погонь,

                            От пересудов злых и тщетных.

                            И нам бойцовские черты

                            Передают они с рожденья –

                            Не уступать своей мечты

                            И не бежать с полей сражений.

Эти стихи пришли из глубины души, потому что сказать о самом дорогом всегда сложно, может, потому что это очень близко сердцу, казалось бы, лежит рядом на поверхности – что тут сказать лишних два добрых слова, ан, нет, это все даётся кровью, потом и великой любовью к отчему дому, к родителям, которые тебя всегда ждут.

       Живя таким осознанным чувством, что о тебе думают, что ты думаешь о своих самых близких людях, становится как-то и шагать уверенней, и думать легче, и творить проще, то есть находить пути-дороги к сердцам читателей.

Накануне Дня Победы я всегда старался выбраться домой, чтобы поздравить с этой датой моих родителей – маму Марию Ивановну Аушеву (в девичестве – Пылаеву) и отца Петра Петровича Аушева. По доброй традиции встречи наши проходили за семейным, по-праздничному накрытым столом, где каждый раз возвращались к пережитому, к светлым и горестным дням нашей жизни…

 

«МЫ ПОЖЕНИЛИСЬ В 41-м ГОДУ…»

(Рассказ мамы, труженицы столичного Метростроя в годы войны)

 

- С чего начать? С моего детства? Или где я родилась?

Как я оказалась в Москве? Как я встретила твоего папу?

Детство мое прошло в деревне Большое Триполье Михайловского района Московской области (раньше это была московская земля, позднее – отошла к Рязанщине). Это 180 километров от Москвы.

В 15 лет я окончила седьмой класс (тогда по деревенским меркам это уже считалось «высоким» образованием), а чтобы продолжить учебу дальше, нужно было ехать в большое село или райцентр (г. Михайлов), где были школы-десятилетки. Но судьба распорядилась иначе. 

Мой папа - Иван Петрович Пылаев и мой дедушка - Петр Акимович Пылаев вдвоем, без мамы, растили нас, сирот. Мама рано ушла из жизни – в 38 лет. Отец также недолго прожил, как ни боролся с недугом, не намного пережил маму… Помогал заниматься нашим воспитанием двоюродный брат отца, святой человек, Анатолий Гаврилович Пылаев. Он нес культуру в село и хотел, чтобы люди были грамотными. Просвещение и просветительство были делом всей его жизни: Анатолий Гаврилович неслучайно избрал профессию учителя, преподавал в школе русский язык и литературу.

После окончания школы молодежь тянулась в город, мои сверстники уходили из села, потому что жизнь осложнялась с каждым годом. Колхозы были нищие, писали только в книжки палочки-трудодни, никаких денег, никаких продуктов. Осенью развезут понемножку картошки, и все. Шел 1938-й год. Нам внушали, что надо уйти в город – учиться дальше. Прошло время. 18 августа, как я запомнила на всю жизнь, пришлось покинуть родительский дом и уехать учиться в Москву.

Там началась новая полоса моей жизни. Папа с дедушкой тоже переехали в Москву, но быстро все оборвалось: в 1940-м году умер отец. И те надежды, которые я лелеяла в своей жизни, и мечты о высшем образовании - все это ушло в сторону. И пришлось мне поступить в училище Метростроя, так называемое ФЗУ имени Мандельштама, где готовили специалистов-метростроевцев.  

В столице полным ходом шло строительство метро. Первую линию сдали уже в 1935 году, началась другая полоса работ, темп их стремительно возрастал. Требовалось весомое кадровое пополнение проходчиков, монтажников, электриков, которых готовили специализированные заведения типа того, куда я поступила учиться.

В этой двухгодичной школе я встретила моего будущего мужа и вашего отца Петра Аушева. Он учился в первой, я - во второй электромонтажной группе. Так мы получили профессии. Петя  закончил учебу с пятым, я как девушка - с третьим разрядом.

После окончания училища распределили нас по метростроевским объектам, где мы работали до начала войны, до 41-го года.

Все это время - и когда учились, и после – мы с ним дружили. Сейчас это немыслимый срок, чтобы ходить три года, держась за ручку, денег у нас столько не было, чтобы каждый день смотреть кино, о дискотеках в те годы мы не имели ни малейшего представления, но зато у нас были спортивные организации,  общество «Стрела» Метростроя, в котором мы тоже состояли. Проводили спортивные сорев