ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать АЛЬМАНАХ

                                                                        

 

 

 

 

 

Объединение журналистов казачества

Секция военно-патриотического воспитания ВНО

им. М.В. Фрунзе

 

 

 

АЛЬМАНАХ

 «Преображение»

№ 4 (57)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

Альманах Объединения  журналистов казачества № 4 (57).

 

 

 

М.: «Издательство РОО Объединение журналистов казачества» 2019 – 99 с.

         Альманах Объединения журналистов казачества является периодическим изданием Объединения журналистов казачества.

         Альманах Объединения журналистов казачества подготовлен на материалах Объединения журналистов казачества и Московского Государственного университета имени К.Г. Разумовского.

 

 

 

новый знак              

 

 

        

 

 

 

 

 

 

           Редактор: Назаров В.Н.

           Издатель: Ерастов Г.И.

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

«Издательство РОО Объединение журналистов казачества»

         109429, Москва, Верхние поля, дом 46 А, стр. 4    

 

 

 

Альманах распространяется бесплатно

 

 

 

 

 

Положение утверждено

Правлением  ОЖК

28 февраля 2019 года

 

ПОЛОЖЕНИЕ

О конкурсе Объединения журналистов казачества (ОЖК)

На лучшее произведение (статью, очерка, стихотворение), посвящённое 75 летней годовщины Победы в Великой Отечественной войне

«75 лет Победе!»

 

В 2020 году страна празднует 75 годовщину со дня Победы в Великой Отечественной войне. Хотя прошло более три четверти века со дня Победы, но время не властно над памятью людей разных поколений. Никогда не померкнет подвиг солдат и подвиг народа-труженика, ковавшего победу в тылу. Остаются в строю и стихи той поры, и произведения, и песни, окрылявшие в годы войны душу солдата. А иначе и быть не могло.

Война с первых месяцев стала поистине всенародной. Бессмертен трудовой и ратный подвиг советского народа. Война останется в истории как время величайшего патриотического подъёма миллионов людей разных  возрастов и национальностей, мужчин, женщин и даже детей. Ратные и трудовые подвиги дедов и отцов - замечательный пример гражданственности и патриотизма для молодого поколения. Молодые граждане продолжают работу по увековечиванию памяти российских воинов и празднованию знаменательных событий в военной истории Российского государства.

В соответствии с планом работы правления ОЖК на 2019 год правлением  Объединения журналистов казачества проводится  конкурс, посвящённый 75 годовщине Победы в Великой Отечественной войне «75 лет Победе!»

 (далее - Конкурс).

1. Цель и задачи Конкурса

1.1Формирование гражданских и нравственных ориентиров, патриотического сознания молодого поколения на примерах героической истории нашей Родины;

1.2 Воспитание уважения и гордости за наших участников ВОВ;

1.3 Расширение исторических знаний и представлений;

1.4 Развитие творческих способностей.

2. Учредители и организаторы

2.1 Объединение журналистов казачества;

2.2 Организация и проведение Конкурса возлагается на правление ОЖК.

3. Участники Конкурса

3.1 В конкурсе принимают участие: Члены и соратники ОЖК.

4. Сроки проведения Конкурса

4.1  Конкурс проводится с 1 марта 2019 г. до 9 мая 2020 г.;

4.2  Подведение итогов конкурса с 1 марта 2020 г. до 9 мая 2020 г.;

4.3  Размещение итогов на сайте и в изданиях ОЖК  9 мая 2020 года;

4.4 Представленные на конкурс материалы будут изданы в газете «Преображение» и Альманахе ОЖК.

4.4  Наградной материал будет доступен для скачивания на сайте ОЖК с 9 мая 2020 года до 1 августа 2020 года. 

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПРИЁМА ЗАЯВОК НА УЧАСТИЕ В КОНКУРСЕ - 1 ЯНВАРЯ 2020 г.

5. Номинации и награды Конкурса

Жанры и темы конкурсных работ: рассказы, очерки, интервью, репортажи, исторические исследования, стихотворения, публицистические статьи, фотоиллюстрации, а также — авторская песня.

Лучшие творческие работы будут поощрены — за  глубокий и яркий творческий вклад в освещение темы Великой Отечественной войны, мужества и доблести советских воинов в полях битв, а также в целом на военно-патриотическую тему.

Победители и призёры Конкурса награждаются дипломами и подарками.

6. Критерии оценки конкурсной работы

6.1 Содержание, самостоятельность и выразительность работы;

6.2 Соответствие теме Конкурса;

6.3 Точность рифм (для стихотворений);

6.4 Оригинальность, нестандартность, новизна в подаче материала;

6.5 Творческий подход;

6.6 Чёткость авторской идеи и позиции;

7. Требования к оформлению пакета документов:

7.1 Все работы присылаются ТОЛЬКО на электронный ящик Конкурса nvn.ozhk@yandex.ru  Работы, присланные на другие электронные адреса Центра к рассмотрению не принимаются;

7.2 Все файлы с работами подписываются (переименовываются) фамилиями участников, представляющих работы;

7.3 Работы, присланные на Конкурс, не рецензируются;

7.4 Внимание! Работы, представленные на конкурс должны быть АВТОРСКИМИ. Организаторы конкурса не приветствуют плагиат. Авторские права на работы сохраняются за участниками конкурса. Оргкомитет конкурса имеет право без уведомления и без объяснения причин оставить без внимания работы участников, нарушивших положение конкурса;

7.5 Работы принимаются только в электронном виде;

8. Подведение итогов Конкурса

8.1 Итоги Конкурса подводятся с 1 марта 2020 г. до 1 января 2020 г.;

8.2 Победители награждаются дипломами I, II, III степеней и всем участникам выдаются сертификаты, руководители и организаторы получают благодарственные письма;

8.3 Все дипломы, сертификаты и благодарственные письма за участие высылаются в электронном виде на электронный адрес, с которого была принята заявка, 25 мая 2020 года;

9. Финансирование Конкурса

9.1 Финансирование Конкурса осуществляется за счёт пожертвований  членов правления ОЖК

 

ВНИМАНИЕ! КОНКУРСНЫЕ РАБОТЫ ПРИСЫЛАЮТСЯ ТОЛЬКО НА ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС КООРДИНАТОРА nvn.ozhk@yandex.ru 

Координатор: Назаров Вячеслав Николаевич.

 

СОСТАВ ЖЮРИ КОНКУРСА

 

Председатель – Аушев Валерий Петрович.

Заместитель председателя – Хрусталёва Софья Ивановна.

Секретарь, координатор – Назаров Вячеслав Николаевич.

 Члены жюри:

            1. Локтева Оксана Викторовна.

2. Ерастов Геннадий Иванович.

2. Плотникова Валентина Петровна.

3. Порохин Сергей Алексеевич.

4. Шафажинская Наталья Евгеньевна.

 

Жюри подводит предварительные итоги не реже одного раза в квартал.

                   Валерий АУШЕВ

          

ВОЗВРАЩЕНИЕ

ДОСТОСЛАВНОГО КАЗАКА

ИЛЬИ МУРОМЦА

(Новогодняя фантасмагория)

Продолжение, начало в №№ 2 (55) -3 (56)

 

Персонажи 28 фантазийных эпизодов и картин:

Богатыри Земли Русской:

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ, достославный казак,

ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ,

АЛЁША ПОПОВИЧ 

БОЯН ВЕЩИЙ, гусляр и былинник

СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

ВАСИЛИСА

НАСТАСЬЯ

ЛЕДА – юношеская любовь Ильи Муромца

АННА – дочь греческого царя

ЗЛАТОГОРКА – мать Сокольничка

СОКОЛЬНИК, сын Ильи Муромца

1-й СКОМОРОХ

2-й СКОМОРОХ

3-й СКОМОРОХ

ВЛАДИМИР, КРАСНОЕ СОЛНЫШКО,

ВЛАДИМИР МОНОМАХ – великие князья Киевские

МЫШАТЫЧКА ПУТЯТИН
ДАНИЛА

ВЛАДИМИР, афганец

ИНВАЛИД в коляске

НОВЫЙ РУССКИЙ

КИДАЛА

СОТРУДНИК НИИ Мозга

КАДЕТ

ЭКСКУРСОВОД

СНЕГУРОЧКА

ПУТАНА

ШАХИДКА

ТАМОЖЕННИК

ПОГРАНИЧНИК

ЧЕЛНОЧНИЦА

1-я СТАРУШКА

2-я СТАРУШКА

Двойники: В.И. ЛЕНИНА, В.В. ПУТИНА, Ю.М. ЛУЖКОВА,

Г.А. ЗЮГАНОВА, В.В.ЖИРИНОВСКОГО и др.

1-й БАЙКЕР

2-й БАЙКЕР

3-й БАЙКЕР

БУРУШКА – гнедой конь Ильи Муромца

 

 

 

Эпизод 11-й

КНЯЗЬ ДЕЛАЕТ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

 

         (Все гости, раскрасневшиеся и размявшиеся на свежем воздухе, возвращаются к княжескому столу, на который прислуга поспешно ставит новые братыни с медовухой и угощенья.

         И вновь гудит широкое застолье. Во главе стола сидят киевский князь Владимир, справа и слева от них – Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, бояре, государевы люди. В стороне держится Боян. Только Данила Ловчанин отсутствует, да Мышатычка Путятин стыдливо отводит от Василисы глаза.)

 

БОЯН:

У князя - гульба

И пьяный зуд.

Гуляй, голытьба

И посадский люд!

Смеясь и бахвалясь,

Шумит народ.

Илья, ухмыляясь,

Чашу берет.

 

Илья МУРОМЕЦ (поднимаясь с места):

Свет - Володимир,

Солнышко – князь,

В угарном дыме

От бед хоронясь,

Русь истощилась,

Как тень худа.

Куда не глянешь –

Кругом беда!

 

Не время, Киев,

Быть во хмелю.

Дела, князь, такие,

Что не хвалю!

 

БОЯН:

Но тут прервали

Гости Илью.

 

Добрыня НИКИТИЧ:

Всегда пировали

В нашем краю.

 

Алёша ПОПОВИЧ:

Ты – не провидец,

Нам не указ.

 

Добрыня НИКИТИЧ:

И пей, не противясь,

За князя и нас!

 

Князь ВЛАДИМИР:

Налейте поболе

Илюше вина,

Пока в чистом поле

Стезя не видна.

 

         (Князь смеётся).

 

А утром очнётся

И снова гуднёт

За Киев, за солнце,

За вольный народ.

 

Добрыня НИКИТИЧ:

Где, Илья, наша

                     не пропадала?

Полная чаша

                     хмелит, как попало.

 

         (Толкает в бок Алёшу Поповича):

 

Глянь-ка, по кругу

Братыня идёт.

 

Алёша ПОПОВИЧ:

К Муромцу – другу

В руки плывёт.

 

Добрыня НИКИТИЧ:

Пей, не жалей,

Не качай головой!

 

Князь ВЛАДИМИР:

Это тебе не махать булавой,

Это тебе не булатный твой меч,

Чтобы в запале по воздуху сечь.

Это не щит и не Бурушка – конь.

Ну-ка, Илюша, слегка охолонь!

 

 

Алёша ПОПОВИЧ:

Чашу за князя мы примем вина.

Пьём до дна, пьём до дна,

Пьём, если даже у чаши нет дна!..

 

Князь ВЛАДИМИР (притворно, громко):

А что не пьёт Никулична…

 

         (Поправляется, произнося полностью имя и отчество):

 

Настасья свет-Никулична -

Добрынина жена.

Пройдёт – и разом улочка

Как солнцем зажжена!

 

БОЯН:

И вмиг на сердце благостно,

Хоть молод ты, иль стар,

И ласково, и радостно

От света её чар.

 

Князь ВЛАДИМИР (переводит взгляд с Настасьи на Поповича и вполголоса говорит ему):

Смелей, Попович! Глазки-то залей

Вином темнее всей твоей печали,

И жар своих речей и чувств елей

Обрушь на непокорную вначале!

 

         (Кивает в сторону Настасьи):

 

Что мужняя жена – то знаем мы:

Признание в любви сильней коварства.

Скажи ей, что горюешь ползимы

И так за эти дни истосковался,

Что рад в себе гордыню подавить,

Отдаться ей навеки и всецело

И что готов Настасье то и дело

Ты жемчуга и золото дарить.

 

БОЯН (ухмыляясь):

На них летят все жёны, как на мёд,

У зеркала и тая, и воркуя…

 

Алёша ПОПОВИЧ:

Она мои уловки враз поймёт,

И под венец не ступит ни в какую!..

 

Князь ВЛАДИМИР:

Да ты попробуй, в очи ей гляди, -

Попытка, говорят, ещё не пытка, -

И осторожно, крадучись, иди:

Там чувства тонки, где ослабла нитка.

Ты за неё покрепче ухватись –

И ниточка твоя, вся пред тобою!

И, поспешая, к Настюшке с мольбою

И трепетным смирением явись!..

Тебя она, Алёша, не осудит

И в тот же миг Добрыню позабудет…

 

         (Появляются Настасья Никулична и Добрыня Никитич).

 

Добрыня НИКИТИЧ (говорит жене):

Мне от князя дано поручение –

Уезжаю не на год, не два…

Ах, Настасья. Сплошное мучение,

Помутилась моя голова!

 

Если люб я тебе, ожиданием,

Как и жёны другие, живи,

Нашим новым с тобою свиданием,

Ради нашей с тобою любви!..

 

БОЯН (поодаль, отвлечённо от них, показывая на сидящих за княжеским столом):

Кто хвастался богачеством,

Кто - платьицем цветным,

Иной - своим лихачеством,

Другой – житьём своим.

А кто – казной несметною

И золотом перстней…

 

         (Останавливается возле Добрыни):

 

А он – женой приветною,

Как любо - славно с ней!

 

Вот он идёт по горнице,

Сапог бьёт о сапог,

И бьёт челом он горлице:

 

Добрыня НИКИТИЧ (склоняется в поклоне):

Красе да светит Бог!

Хоть и названный брат, но Поповича

Я, Настасьюшка, вижу насквозь,

Бить поклоны готов ниже пояса,

Чтобы твой развязать удалось.

Станет он к тебе, милая, свататься,

Будет в душу с признанием лезть,

И о смерти моей, то есть братца,

Привезёт тебе ложную весть…

 

Алёша ПОПОВИЧ (возникает как привидение, пытаясь при Добрыне обнять Настасью):

Сударушка – обручница,

Ты лепотой красна.

Как знать, а вдруг получится

Стезя у нас одна.

 

Лицо белее снежного,

А взгляд твоих очей

Таит моря безбрежного

Волнения ночей,

А брови, что два соболя,

Ресницы, как лучи,

И речь твоя особая,

Что звонкие ручьи!..

 

НАСТАСЬЯ (сбрасывает его руку с плеча):

А я иной своей не мыслю доли,

Пусть ведают бояре и купцы:

Жар-птица хороша всегда на воле,

Легко ли волю чью взять под уздцы?!

 

         (Кидается в объятия Добрыни):

 

Я не брошу тебя, свет мой солнышко,

Не забуду тебя ни на миг!

Чашу скорби испью всю до донышка,

Голосить по ночам буду в крик…

 

Князь ВЛАДИМИР (потеряв всякий интерес к Настасье, переводит взгляд на опечаленную Василису, потирая руки):

В любимой женщине всего должно быть много,

 

ВАСИЛИСА (догадываясь, что с мужем стряслось что-то неладное на охоте):

И праведного гнева, и презренья!

 

Князь ВЛАДИМИР:

Что за столом несёшь? Побойся Бога.

Тебе противен я до омерзенья?

 

ВАСИЛИСА:

Побойся Бога, - князь, мне говоришь,

Когда твои в крови по локоть руки…

Да ты уже давно в аду горишь

И зло творишь, претерпевая муки!

 

Побойся Бога, - ты мне говоришь.

Да как тотчас язык не онемеет!

Весь день меня и пилишь, и коришь,

Ты раньше, князь, казался мне умнее…

 

Князь ВЛАДИМИР (категорично):

Умнее не умней, а Ловчанин погиб,

Пал от ножа случайно на охоте…

          

         (Бросая в сторону):

Я от неё дрожу. Какой изгиб

Груди и стана, сатанинской плоти!

 

         (А вслух произносит):

 

Нет, ты пойдешь со мною под венец,

Не всё равно ли, с кем разделишь ложе?

 

ВАСИЛИСА (с негодованием):

 

Ты обезумел, князь. Да ты – слепец!

Затмила страсть твой ум и душу гложет:

Как овладеть несчастною вдовой?

Ты можешь силой взять меня и лестью,

Но путь из поднебесья к поднебесью -

Мой путь, увы, князь, только не с тобой…

 

Жить без любви не могут даже твари.

Не для тебя храню любовь свою,

И, чтоб не стать самой мне тварью в паре,

Я на твоих глазах себя убью!

 

         (Выхватывает кинжал, спрятанный в рукаве, и вонзает

себе в грудь).

 

Князь ВЛАДИМИР (бросается к ней):

И после смерти также мне желанна,

Я прикажу твой гроб поставить в склеп…

Но что со мною? Всё вокруг туманно,

И меркнет свет… Я слепну… Я ослеп!..

Эпизод 12-й

ЗЛАТОГОРКА

 

Илья МУРОМЕЦ (очнувшись в опочивальне, разговаривает сам с собой):

Голова трещит от мёда,

Иль заморского вина?

Вид таков мой, что погода –

Даже та удивлена:

Град ли, снег ли барабанит

За оконцем слюдяным…

Мне б сейчас отмокнуть в бане,

А не то не быть живым…

 

         (Замечает подсевшую рядом в ночной рубашке Златогорку):

 

Что за невидаль такая?

Как ты очутилась здесь?

 

ЗЛАТОГОРКА:

Всем капризам потакая,

Выворачивался весь

Ночью прямо наизнанку,

А теперь прозрел, кобель.

Затащил бы уж служанку,

Коль приспичило, в постель!

 

Нет же, грызть не любишь корку,

Сдобу на ночь подавай:

С пылу – с жару каравай,

Ну, хотя бы Златогорку!

 

Илья МУРОМЕЦ (угрюмо):

Это я, наверно, спьяну.

Что ты, милая, окстись,

Напустила здесь дурману…

Ты ко всем чертям катись!

 

ЗЛАТОГОРКА (повышая голос, вызывая смех):

Вот наглец! Как спать со мною –

Бисер сыпал по груди,

А проснулся: стал стеною,

Мол, ко мне не подходи!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я себя не помню что ли?

Как вставал из-за стола?…

 

ЗЛАТОГОРКА:

Но не по своей же воле

Я с тобою спать легла…

 

Илья МУРОМЕЦ:

Или в княжеской палате

Ворожит нечистый дух,

Или я от зелья спятил

И полез на молодух?!

 

ЗЛАТОГОРКА (тряхнув золотистой тугой косой):

Ой, да ты ль о том не ведал,

Проведя со мной всю ночь?!

Звал меня, лаская, Ледой,

А теперь ты гонишь прочь!

 

Илья МУРОМЕЦ (хмуро):

Не тебя же звал, а Леду.

На край света, хоть в Орду,

Я за ней пойду по следу

И найду её, найду!

Я живу одной надеждой -

Леду там, в плену, застать…

 

ЗЛАТОГОРКА (рассекая рукой воздух):

Сей мечтой себя не тешь ты:

Мёртвым птицам не летать!..

 

Илья МУРОМЕЦ:

На язык тебе типун,

Ведьма, льстивая вещунья!

 

ЗЛАТОГОРКА:

Может быть, я и колдунья,

Ты же – пакостник и лгун!

Аль не ты в опочивальне

Мне с три короба наплёл,

Аль не ты, ночной охальник,

Повалил меня на пол?

 

Илья МУРОМЕЦ:

Может, что и ляпнул, каюсь.

Спьяну лужа, как река.

 

         (Пытаясь подняться):

 

Я любить вас зарекаюсь –

Всех отныне, на века!…

 

ЗЛАТОГОРКА:

Клятве поздней веры нету.

Твой во мне, под грудью, плод!

Как придёт его черёд,

Призовёт тебя к ответу.

Мой сынок - Сокольник славный,

Он и твой, запомни, сын!..

 

Илья МУРОМЕЦ:

Да, ночлег был презабавный.

Дожил, старый, до седин,

А туда же… бес - в ребро,

Распалил мое нутро!..

 

Мне бы ковшичек рассолу,

Сесть на верного коня…

 

         (Обращаясь к Златогорке):

 

Поклонись степному долу

И забудь, как звать меня!

Эпизод 13-й

ВСТРЕЧА С СЫНОМ

 

СОКОЛЬНИК:

Ты мне отец?

 

Илья МУРОМЕЦ (в полголоса):

Моё ты чадо.

Мой крест ты носишь на груди.

 

СОКОЛЬНИК:

Чужого мне креста не надо!

Иных я веры и пути.

 

Илья МУРОМЕЦ (напряжённо что-то вспоминая):

С меня уснувшего той ночью

Тайком девица крест сняла,

Что на тебе…Теперь воочию

С родной кровинкой жизнь свела.

 

СОКОЛЬНИК:

Я – воин доблестный Аллаха,

Не признаю других богов!

 

Илья МУРОМЕЦ:

А вязью шитая рубаха

Не манит ли под отчий кров?

 

СОКОЛЬНИК:

Как разглядел ты под кольчугой

Моё узорное шитьё?

 

Илья МУРОМЕЦ:

Есть у меня на то чутьё,

И ворот твой – тому порукой:

Узором нашенским расшит…

 

СОКОЛЬНИК (смягчаясь, оглядываясь):

Ты не бросай на землю щит:

В кустах сидит моя охрана.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Мне помирать как будто рано,

Коль предо мною сын стоит.

Так что?

 

СОКОЛЬНИК:

Не отрекусь от веры,

Но и тебя я не убью!..

Степь велика, не знает меры,

Пусть всяк живёт в своём краю…

 

Илья МУРОМЕЦ:

…И копит ненависть друг к другу?

И сеет всюду смерть и зло?

 

СОКОЛЬНИК:

…И норовит пронзить кольчугу,

Чтоб память снегом занесло…

 

Илья МУРОМЕЦ:

В беспамятстве, знать, было б проще

Разбой вершить в родных краях,

Ровнять с землёй сады и рощи,

Красть из церквей святые мощи

И предавать сожженью прах…

 

СОКОЛЬНИК:

Ты - не отец! Отец мой – стан,

Где с детства пил кумыс,

Где я батыром храбрым стал

И понял чести смысл.

Я тот, кто кочевал и рос,

Кто юрту домом звал

И кто не прятался от гроз

За глиняный дувал,

Кто знает, что такое честь,

И пусть не от отца…

 

Тебе я мщу! И эта месть

Вскипает без конца.

Не в поединке я с тобой

За честь свою сражусь.

Отец, для цели я другой,

Наверно, пригожусь…

 

Я стану грызть, как снежный барс,

Захваченную дичь,

Всё, что припрятала судьба,

Всё, что не смог постичь.

Я этот мир не признаю,

Бросающий детей!

В любой стране, в любом краю

Я дикий сын степей!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ах, если б мне об этом знать

Намёком ли, словцом,

Что кровь моя, и рост, и стать

Повторены юнцом,

Что я подобие своё

Увижу, наконец…

 

СОКОЛЬНИК:

Ты про своё житьё-бытьё

Толкуешь мне, отец,

А мне в скитаньях довелось

Не спать мильон ночей

И видеть, сколько льётся слёз

Из маминых очей!

Ну, что об этом говорить

Пустому бобылю,

Ты жизнь сумел мне подарить,

И я её люблю…

 

Илья МУРОМЕЦ:

И это сын мой? Что я слышу, Боже?

Пропитан желчью, ненавистью, злом.

Такой отца, не глядя, изничтожит,

Да было бы за что и поделом,

А то меня и видит-то впервые,

И сразу кипятком обрушил гнев,

Как будто на порядки боевые

Льет из котла он, в крепости засев.

 

СОКОЛЬНИК:

Ты не отец мне, и твоя уловка –

Лишь хитрость, чтоб меня отвлечь…

 

Илья МУРОМЕЦ:

Мне, слышишь, как-то даже и неловко

С тобою заводить об этом речь.

 

СОКОЛЬНИК:

Быть может, Русь и претерпела что-то,

И ветры времени затронули и нас,

Кто был отцами брошен за ворота,

И лишь Всевышний нас от смерти спас.

Ковыльные ростки, мы в диком поле

Согреты были солнечным лучом,

Отцовской ласки не познали боле,

Но всё уже нам было нипочём!

 

Мы запахи впитали волчьей крови,

Мы рыскали, как волки, по степям,

Всегда – настороже и наготове

К капканам, петлям, ямам и цепям!

Подкоп мы рыли, чтоб восстать из тлена

И вырваться на волю из темниц,

Мы подкупали стражу, чтоб измена

В меха рядилась соболей – куниц.

 

Мы подвергали, пасынки – изгои,

Огню посады, избы и дворы.

И в пламени храпели наши кони

От нестерпимой пепельной жары!

Мы вам, отцы, не зная ласки отчей,

Не просто мстили, как враги врагам,

Готовы были грызть мы хваткой волчьей

Всё, что о вас напоминало нам!

 

Так мы росли без племени, без роду

В чужих пределах, дальней стороне,

А, возмужав, пошли служить народу,

Чей дерзкий дух летает на коне!

 

Продолжение следует

 

 

 

 

 

Шафажинская, Наталья Евгеньевна
профессор МГУТУ имени К.Г. Разумовского (ПКУ)

 

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ, ГОСУДАРСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО КАЗАЧЕСТВА

 

            Ретроспективный обзор социальных аспектов казачьей культуры позволяет увидеть возможности трансляции  ее лучших образцов в систему общественных отношений в современных условиях.  По данным исследований Усатова С.В., концептуализация возрожденного казачества в системе социальных субъектов современного российского общества показала, что оно не только создало систему общественных объединений, но в будущем представит весомую силу в деле поддержания общественного порядка; рассмотрение современного казачества как общественного объединения в российском обществе показало наличие у него большого социального потенциала, а так же заинтересованность Министерства внутренних дел России в его использовании при охране общественного порядка; определено, что наиболее эффективной методологией социологического исследования роли казачьих общественных объединений в поддержании порядка в современном российском обществе является сочетание структурно-функционального и институционального подходов, с помощью которых возможно провести комплексное социологическое исследование; в результате анализа состояния и потенциала современного казачества в деле поддержания общественного порядка в современной России обосновано, что казачья самоидентификация прочно вошла в общественное и личностное сознание населения, и современное казачество представляет собой категорию граждан России, готовых исполнять государственную казачью службу; на основании анализа авторских и сторонних социологических исследований установлено, что важнейшая функция современного казачества состоит в его способности противостоять внешним и внутренним угрозам и участвовать в наведении общественного порядка в современной России, благодаря своим моральным и волевым качествам; обосновано, что взаимодействие правоохранительных органов с казачьими обществами должно определять основную тенденцию развития деятельности казачьих общественных объединений в системе поддержания социального порядка в современной России.

http://p2.patriarchia.ru/2012/04/26/1236751830/7..jpg          При всей важности и значимости служения казачества как части российского общества, главной базовой характеристикой казачьей культуры является ее неразрывная связь с Русской православной церковью и самой сущностью воцерковления казачества. 

По словам Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, сам факт возрождения казачества свидетельствует о действии благодати Божией в человеческой истории. Казаки были наиболее крепкой в православной вере частью общества. Именно в казачестве преемственно сохранялись патриотизм, глубокая воцерковленность, жертвенная готовность защищать смыслоопределяющие нравственные  ценности. Именно поэтому, по словам Патриарха, казачество и подверглось жесточайшим репрессиям, пострадав, вероятно, больше, чем какая-либо иная социальная группа старого общества. Тем не менее, люди, воспитанные уже в послереволюционных школах, вне всякого религиозного влияния, оказались способны возродить институт и сам дух казачества с его верностью Православию и Отечеству.

        Не следует скрывать, что существует еще немало проблем в отношениях между казаками и государством. Существуют противоречия и в отношениях между Русской Православной Церковью и некоторыми казачьими организациями. Имеются проблемы внутри самих казачьих формирований и между ними. Годы возрождения казачества вместили в себя успехи и трудности, споры и поиски согласия. Но главный итог, который можно подвести сегодня, состоит в том, что в новых исторических обстоятельствах казаки делом доказали, что они нужны России. Страна и народ увидели, что казачество — это не только часть истории, но и возможность для новых свершений. И теперь важно, чтобы казаки сами прочувствовали свои обязательства перед страной и готовность ей служить.

          В своих обращениях Патриарх Кирилл не раз акцентировал внимание на главных базовых приоритетах и задачах казачества как православного воинства, защитников веры и Отечества.

Картинки по запросу казаки и патриарх кирилл Встреча Патриарха Кирилла с казаками

 

В выступлениях Святейшего отмечены существенные позитивные перемены в социокультурном служении казачества. Подчеркнуто активное участие казачьих организаций в поддержании общественного порядка, их серьезная помощь силовым структурам в противостоянии терроризму и наркобизнесу, их вступление в ряды добровольных пожарных.  При поддержке казачьих сообществ открываются десятки молодежных, военно-спортивных лагерей. Все это и многое другое, безусловно, говорит в целом об успешной реализации рассчитанной до 2020 года Стратегии государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества.

        Уникальность казаков как сословия в дореволюционной России заключалась в том, что они были одновременно и отважными воинами, и замечательными тружениками-земледельцами. Генетическая,  кровная связь с родной землей и любовь к ней во многом определяли дореволюционный быт казаков, укрепляли их в осознании своей особой ответственности за судьбу Отечества, за судьбу своей станицы и семьи. В казачьей среде закрепились навыки эффективного хозяйствования, дисциплина, высокого уровня своего развития достигло воинское искусство. В отношении создания и сохранения семьи, казаки были опорой и консолидирующим фактором всего российского общества, демонстрируя пример верности и добрых отношений между поколениями.

        В современном мире изменились условия жизни казаков, многие живут в городах, но связь с землей, родными корнями сохраняется через воинское служение, направленное на защиту Отечества, традиционных духовных устоев в жизни народа. Казак всегда мыслил себя вольным человеком, но понимание свободы в православном казачестве носило глубоко христианский смысл: она воспринималась не как вседозволенность, а как добровольное и самоотверженное подчинение казацкой дисциплине, служение Богу, Отечеству, Церкви Христовой. По словам Патриаха Московского и Всея Руси Кирилла, «определяющей характеристикой казака является именно его внутренний мир, не штаны с лампасами и хромовые сапоги, не шашки и нагайки, не какая-то другая внешняя атрибутика,  ….  но подлинно христианское мировоззрение, христианское понимание своего долга и служения. Вера — это основа жизни казачества. Если этого нет, если у казака нет полноценной церковной жизни, если нет участия в Таинствах, ежедневной молитвы, христианского образа жизни, то такой человек лишь ряженый, он носит казачьи одежды, но душою остается далек от того, чтобы называться казаком.

Картинки по запросу казаки и патриарх кириллКартинки по запросу казаки и патриарх кирилл ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу казаки и патриарх кирилл ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу казаки и патриарх кирилл ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу казаки и патриарх кирилл 

Пути воцерковления и сотрудничества

     

Казачество, подчеркнул Святейший Патриарх,  призвано быть авангардом православного воинства, и осознание столь высокой ответственности должно придавать ему силы и мужество, чтобы с достоинством нести свое патриотическое служение.  Патриарх сравнил процесс возрождения казачества с ростом некоего древа: благие усилия государства как бы «задают» темп роста корневой системы. «Между тем, крепостью эта система будет обладать благодаря питательным процессам. Не сами по себе корни питают дерево — они впитывают полезные вещества, передают их, и потому древо живет и развивается. В нашем случае, если казаки постоянно пребывают в единстве с Церковью, тогда они впитывают эти полезные элементы, без которых древо казачьей жизни засохнет и ни на что не будет годиться... Православие — это образ жизни для казака, и по-другому быть не может. Хотел бы отметить, что мне всегда очень отрадно видеть казаков на церковных службах, во время крестных ходов на Пасху, в день святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, когда мы торжественно празднуем этот день в Москве, и в другие праздничные дни».

           Особенно важна мысль Патриарха о том, что одним из важнейших вопросов, стоящих сегодня перед Церковью, государством и казачеством, является вопрос создания целостной системы непрерывного казачьего образования, которая бы способствовала формированию ценностных ориентиров и христианских нравственных идеалов у подрастающего поколения казаков, строилась бы с учетом преемственности духовно-нравственного воспитания в образовательных организациях всех видов и типов, реализующих казачий компонент — от детского сада до вуза.

По информации Министерства образования и науки Российской Федерации, в России системой казачьего воспитания сегодня охвачено более 145 тысяч учащихся в 4 тысячах учебных заведений различного уровня. В 13 профессиональных колледжах и лицеях (всего около 4000 обучающихся) реализуется программа по подготовке к служению в рядах российского казачества. Действует более 30 казачьих кадетских корпусов. Свою деятельность по духовно-нравственному воспитанию казачьи кадетские корпуса осуществляют на основании соглашения с приходами Русской Православной Церкви, и особая роль в этом отводится духовникам. Вся работа по духовно-нравственному воспитанию осуществляется на основании документов, разработанных Синодальным комитетом по взаимодействию с казачеством.

Картинки по запросу кадеты казачьих корпусов картинки Юные казаки с ректором Первого казачьего университета В.Н. Ивановой

      

В последние годы через систему Международных информационно-обучающих семинаров Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством совместно с Академией повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования г. Москвы реализуют модульную программу повышения квалификации. Свидетельства о повышении квалификации уже получили 312 человек, из них — 81 священник. 

      На базе МГУТУ имени им. К.Г. Разумовского -  Первого казачьего университета активная работа ведется в Духовно-просветительском центре им. Св. Кирилла и Мефодия, где студенты-казаки получают возможность приобщения к родным духовным и культурным традициям казачества, ведь, как известно, «Казак без веры – не казак!»

http://www.mgutm.ru/images/news/09.2017/images06_12.jpg 

Конференция в МГУТУ имени К.Г. Разумовского (ПКУ):

Церковь и Казачество

 

Все эти факты убедительно свидетельствуют об эффективности работы, проделанной за минувшие годы Синодальным комитетом по взаимодействию с казачеством во взаимодействии с соответствующими государственными органами. Комитет помогает «встать на ноги» профильным епархиальным отделам, делясь с ними опытом в сфере выстраивания церковно-государственных отношений, обеспечивает священство необходимыми методическим материалами по духовному окормлению кадетских казачьих классов и казаков, развивает взаимодействие со СМИ, пастырски окормляет студентов и преподавателей Первого казачьего университета. Продолжают укрепляться духовные и культурные связи между казаками, проживающими на территории бывших советских республик.

       Государственная власть стремится помогать объединению казаков, предлагая целый ряд важных инициатив. В настоящее время очень важно, чтобы государство взяло на себя ответственность за выработку правовой базы войсковых казачьих обществ. Именно государство призвано регламентировать казачью службу, которая, в первую очередь, видится как служба ратная.

       Если говорить о единстве в рядах казачества, традиционном братстве, то огромную роль должны играть лидеры казаков. Всегда в казачество славилось своей уникальной демократической выборной системой. Избрание казачьего атамана, обеспечивает его авторитет в системе казачьего управления. Излишнее администрирование представляет собой опасность, поскольку в таком случае подрывает авторитет казачьего атамана. И важно, чтобы случайные люди не проникали в казачью среду, а тем более в казачью власть. Выборы должны быть свободными, из ответственных людей. Выбирая своих лидеров, казаки должны одновременно присягать им на верность во исполнение дисциплины и соблюдения необходимого порядка.

Находясь на страже мира и спокойствия народа России, казачество во все времена черпало свою силу в православной вере. Русская Православная Церковь благословляла ратные подвиги своих верных сынов, не щадивших крови и самой жизни на полях сражений. Очень важно, чтобы и в наши дни казачество хранило верность исконным православным традициям. Без хранения веры, без духовной ревности, без твердой опоры на духовные и нравственные ценности невозможно не только возродить казачество, но и само казачество невозможно. В казачестве всегда превыше всего ценились долг и честь, мужество и отвага, любовь к Отечеству и готовность отдать жизнь свою «за други своя» по слову Божиему (Ин. 15:13).

Быть православным казаком — это значит сопрягать, в первую очередь, нравственный Божий закон со своей жизнью. То, чем всегда было сильно казачество, — сила духа, а без сильной веры не может быть сильного духа. Вот почему и существовала такая органическая связь между Церковью и казачеством. И так важно, чтобы эта связь сегодня укреплялась. Казачество — это не только внешние отличительные символы, знаки; казачество — это образ жизни, в частности, формируемый под духовным воздействием православной веры.

Похожее изображение 

Православное казачество

           

В выступлениях митрополита Ставропольского и Невинномысского Кирилла, «сегодня настало время, когда Церковь и казачье сообщество должны тесно взаимодействовать ради общего блага всего российского общества и государственности. Настало время консолидировать общие созидательные силы. Сейчас такое время, когда страна нуждается, в том числе и в поддержке со стороны казаков». Сущность духовно-нравственных традиций казачества - в казачьем духе беззаветного служения Родине, религиозности, в рыцарском понимании чести, в благородном стремление к славе, в психологии свободного человека, независимом характере и чувстве собственного достоинства, в безграничной любви казака к родному краю, во врожденной любви к военному делу, в своеобразии казачьего быта, испытанном умении быстро и организованно действовать, в развитом чувстве взаимной выручки.

          Возрождение духовно-нравственных традиций казачества в современных условиях может и должно способствовать тому, чтобы выявить все лучшие внутренние качества этой социально-культурной общности и, не разрушая при этом культурной преемственности и традиционных устоев казачьего быта, привносить в современную жизнь наиболее совершенные образцы духовности, веками культивировавшиеся в казачестве. Адекватно осуществляемый современным казачеством выбор духовно-нравственных ориентиров в своем развитии, со всей очевидностью, будет способствовать дальнейшему социальному и культурному прогрессу современного российского общества.

Картинки по запросу митрополит кирилл ставропольский и казаки 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл – Председатель Синодального комитета РПЦ по взаимодействию с казачеством

       

В казачьем социуме основой существования является семья. Она всегда помогала казачеству выжить в сложных природно-климатических, социально-экономических условиях, успешно решать государственные задачи, хранить и передавать от поколения к поколению накопленный опыт, источником которого и являются духовно-нравственные традиции казачества. Непререкаемым авторитетом у казаков пользуется женщина-мать. Она является не только хранительницей домашнего очага, но и несет ответственность за духовно-нравственное воспитание личности, развивая у нее принципы руководства своим поведением, исходя из духовно-нравственных и социально-культурных норм как общества в целом, так и своей микросреды.

          Патриотизм – наиболее яркая и характерная черта казачества, именно поэтому в казачестве наиболее значимой духовно-нравственной традицией является воспитание защитников Отечества. Воплощением истинного казака всегда считались чувство патриотизма, понятие долга и чести, высокий моральный дух. Патриотические традиции казачества были и остаются основополагающей нормой, в которой отражается совокупность признаков и свойств, благодаря которым рожденный казаком, становился полноправным

воином-патриотом своего Отечества.

Картинки по запросу казак воин патриот фото

 Юные казаки-патриоты

 

     С рождения впитав казачью идеологию, человек свято верил в свое предназначение на земле, которое в конечном итоге сводилось к социально-государственной функции казачества во всей истории российской государственности. Таким образом, особую актуальность приобретают вопросы, связанные с изучением истоков, места и роли культурных традиций казачества в диалоге культур и воспитании современной личности.

Список источников:
 1. Выступление Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Всемирном конгрессе казачества – Новочеркасск, 14-15 октября 2015 г.
2. Почему казакам доверяют. Выступление митрополита Ставропольского т Невинномысского Кирилла.  – Электронный ресурс
http://stavropol-eparhia.ru/mitropolit-stavropolskij-i-nevinnomysskij-kirill-zhizn-pastyrya-dolzhna-byt-xristocentrichna/
3. Бахвалова Валентина Александровна. Традиционная культура донского казачества: по материалам фольклора: диссертация ... кандидата исторических наук : 24.00.01 / Бахвалова Валентина Александровна; [Место защиты: Волгогр. гос. мед. ун-т].- Волгоград, 2009.  
4. Лукаш С.А. Канд. дис. пед.н.,  -  Ростов-на-Дону, 2011.
5. Неляпин, Р.А. История казачества. т.1,т.2/Р.А. Неляпин.- С-Петербург: 1995г.
6. Плеханов, А.А. Казачество на рубежах Отечества/А.А. Плеханов.-Москва: 2007.
8. Роль казачьих общественных объединений при поддержании порядка в современном российском обществе: дис. канд. соц. н. – Краснодар,  2010.
9.
Савельев, Е.П. История казачества т.1,2,3 /Е.П. Савельев. - Новочеркасск: 1915г.
10. Шафажинская Н.Е.  Духовно-нравственные основы и потенциал российского казачества: вера, культура, патриотическое служение: монография / Н. Е. Шафажинская. — Москва: Инфра-М, 2014. — 204 с.: ил.
11. Шафажинская, Н.Е. Монастырская просветительская культура России. – М.: Инфра-М, 2013.
12. Шишов, С.Е. Образование как ценность: структура и смыслы понятия //Ценности и смыслы, 2010.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВОЕННАЯ СЛУЖБА
как особая форма местного самоуправления в системе казачества

 

Война, защита родной земли, матушки-России, высокое чувство патрио­тизма всегда были основным стержнем жизни казачества на протяжении всей его истории. Именно поэтому и гражданские и военные историки посвятили большое количество исследований этой проблеме. Император Франции Наполеон так говорил: «казаки - это самые лучшие легкие войска среди всех существующих. Если бы я имел их в моей армии, я прошел бы с ними весь мир». Конь был верным другом казака в походах, поэтому он не менее лестно воспет в казачьем песенном фольклоре. В боях с врагами казаки часто атаковали одновременно конными и пешими отрядами. В этих случаях донцы всегда придерживались такого тактиче­ского построения: пехота выходила вперед с пушками, за ней следовала часть конницы, а наиболее отважные конники действовали в рассып­ную, удаляясь вперед ив стороны, дезорганизуя противника, и ведя раз­ведку боем. Уже к концу 16 века казаки успешно освоили огнестрельное оружие и прекрасно стреляли из ружей. Описывая сопротивление каза­ков, осажденных восками царя Бориса Годунова в Орловском городе Кромы голландский купец Исаак Масса, живший в России с 1601 по 1634 годы, отмечает: «Казаки, умеющие так искусно стрелять из своих мушкетов и длинных ружей, как никто на свете, никогда не давали про­маха и подстреливали или всадника или лошадь. Многие стрелки могли попасть в монету, зажатую между пальцами, за 20-30 шагов». Казаки умело пользовались окопами и траншеями - «норами земными», из кото­рых их было очень трудно выбить даже во много раз превосходящему противнику. В результате победа в сражениях оставалась за удальцами - атаманами.

Если рассматривать военные формирования донских казаков, то у них изначально преобладали более мелкие боевые единицы, избиравшие се­бе командиров. В момент зарождения казачества как явления русской жизни и феномена всемирной истории. Это были ватаги удальцов, объе­динившиеся для отстаивания своей независимости. Каждая ватага на­считывала 20-30 человек и называлась «станица» (именно в смысле от­ряда конной разведки, военного объединения, а не населенного пунк­та). Зимовщина и городки, где обитали казачьи ватаги, состояли из ша­лашей и землянок, обносились плетнем, земляным валом или устраива­лись прямо на островках у крупных рек и их притоков. Позже ватаги стали сплачиваться в более крупные общины для совместного прожива­ния и ведения боевых действий. В них входят уже несколько «станиц» со своими атаманами. Появляется и активно действует общевойсковая организация. На кругу избирается общий походный атаман, который ру­ководит донцами в период похода или набега.

Однако, если говорить по большому счету и рассматривать военное ис­кусство в историческом плане, то до начала 16 века донские казаки практически не имели постоянной военной и политической поддержки со стороны неокрепшего Московского государства и соседей-запорожцев. Они самостоятельно сформировали свою военную организацию и совер­шенствовали военное искусство при определяющем влиянии перечне ленных выше геополитических, военных и этно-социальных факторов. Думается, что именно эти обстоятельства во многом предрешали военно - демократический характер складывающейся казачьей общины, который пронизывал все стороны общественной жизни, все формы гражданского быта.

Служба казаков в интересах России включала охрану приграничных тер­риторий, сопровождение послов в Турцию, Иран, Крым, участие отдель­ных казачьих отрядов (сотен, полков) в военных действиях во время войн с юго-восточными соседями. При этом ни военная организация, ни военные традиции казачества не подвергались никаким ограничениям и регламентации. Войско Донское таким образом сохранили не только го­сударственную и военную автономию, основанную не на законе, а на сформировавшихся традициях. Разумеется, военная организация, воен­ное искусство и традиции казаков за столетия своего существований претерпели значительную эволюцию и прошли целый ряд этапов в своем развитии. Разумеется, военная организация, военное искусство и тради­ции казаков за столетия своего существования претерпели значительную эволюцию и прошли целый ряд этапов в своем развитии. Первый этап можно условно выделить с момента образования вольного казачества в Диком Поле до третьей четверти 17 века, какие же основные факторы повлияли на складывание военной организации и военных традиций ка­зачества? В чем состояли особенности его военного образа жизни на этом этапе? Не имея возможности обзавестись хозяйством при полуко­чевом образе жизни, казаки изначально могли отстоять эту территорию и найти средства к существованию только . в постоянной войне со всеми и против всех, добывая себе «зипуна», оружие, лошадей и т.п. Социаль­ная открытость казачьих станиц (отрядов-общин) и первых поселений, их образ жизни, многонациональная основа (славяно-руссы, тюрки и др.) «выковали» своеобразный сплав военного искусства и традиций от­дельных социально-этнических групп, участвовавших в складывании но­вого казачьего этноса, формировании его военной организации в обо­значенный период. В казаки шли по образному выражению историка С.М. Соловьева, как правило, «бродяги-богатыри».

Многие из них уже обладали военными навыками или могли постоять за себя. Да другие, наверное, и не смогли бы выжить на Дону в эту эпоху. Второй этап развития военной организации и военного искусства дон­ских казаков начинается с конца 17 века и длится до середины 19 века. Содержанием этапа стало постепенное, но окончательное превращение казачества в военно-служилое феодальное сословие Российской импе­рии, а казачьей военной организации Войска Донского - в иррегулярною часть русской армии, все более подгонявшуюся под общеармейские структуры. Основными вехами этого процесса были военно- административные реформы Петра 1, Екатерины 11 и особенно Николая -1. Уже с 20-х годов 19 века казачья организация постепенно подверга­лась еще большей регламентации, контролю со стороны имперского пра­вительства и военной коллегии, да еще не своих выборных, а назначен­ных правительством наказных атаманов. Несколько изменились и усло­вия службы. Казачий земельный надел-пай стал как бы условным фео­дальным держанием за службу «царю и Отечеству». Казаки обязаны являться на службу по первому зову или по очереди. Для этого от него требовалось подготовить снаряжение, 17 видов обмундирования и двух строевых коней за свой счет на доходы с имеющегося хозяйства. Так появилась «мина замедленного действия». Привязав, хотя и условно ка­зака и казачью общину к земле через обязательную службу, самодержа­вие превращало большую часть донцов в воинов-хлебопашцев, а после принятия «Положения о Войске Донском» в 1853 году они максимально приблизились к статусу военных поселенцев. Проводы на службу были большими праздниками в станицах и на хуторах. Армия из числа казаков строилась по образцу западно-европейского военного искусства эпохи Нового времени, которое родилось в битвах на полях Европы и основы­валось на возрожденной силе пехоты, вооруженной ручным огнестрель­ным оружием и ударной мощи кавалерии, организованной в крупные тактические единицы и заменившей рыцарскую конницу одиночных профессиональных бойцов. В период войн второй половины 18 - начала 19 веков сложились новые традиции военной службы казачества, то есть до появления «Положения» 1835 года и упорядоченной законом воин­ской повинности удалось накопить определенный опыт преобразования казачьей войсковой организации. Что собой представляли эти традиции, как изменились условия службы и казачьи воинские подразделения - полки, появившиеся в Войске с 17 века? Тактика донцов представляла собой ту причудливую смесь боевых приемов разных народов, которыми пополнялось казачество на протяжении всей своей истории. Для ка­зачьего полка характерно отсутствие в бою чёткого строя и нацелен­ность тактической подготовки на обучение индивидуального бойца, а не на муштру всей конницы как это практиковалось в регулярной кавале­рии российской и других армий западно-европейских держав. Например, это проявлялось в несколько изменившемся приеме казаков - лаве. Ка­зачьи полки и сотни формировались по строго территориальному прин­ципу. Они пополнились призывниками из одних и тех же мест, благодаря чему возникало прочное чувство войскового товарищества. Их родные и близкие в станицах и на хуторах через переписку как бы контролирова­ли ход службы казаков, их успехами гордились не только родные, но и все станичники. Взаимоотношения между казаками различных сроков службы были братскими, правилом являлась товарищеская помощь. Вы­сокая боевая выучка казачьих частей неизменно проявлялась во всех войнах с их участиям. Однако с массовым появлением на поле боя авто­матического оружия и с повышением скорострельности артиллерии каза­чья конница, как и кавалерия в целом быстро теряла свое значение. Но сегодня уже не середина 20 века, сегодня начало 21 столетия. Россия переживает свои новые и очень нелегкие времена. Какое место в реше­нии имеющихся проблем займет наше возрождающееся казачество, ре­шать нам, ныне живущим. Очень хотелось бы, чтобы эти решения были мудрыми, на благо всего нашего народа, матушке России!

 

Александр Елесин, атаман Орловского отдельного казачьего
Округа Международного Союза Общественных Объединений

«Всевеликое Войско Донское».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Победы в ВОВ»

 

«КАЗАКИ САМЫЙ ЛИХОЙ НАРОД И В БОЮ, И В ЛЮБВИ!» ГОВАРИВАЛ      ФАТЬЯНОВ

2019 год – год празднования 100-летия со дня рождения

поэта Алексея Фатьянова

 

 

 Имя Алексея Фатьянова относится к числу великих имен русской песенной поэзии XX века. Его стихи и созданные на них песни стали своеобразной летописью героического подвига народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов, а его творчество популярно до сих пор.

  «Казаки самый лихой народ и в бою, и в любви!» - говаривал Фатьянов. Оказалось, что советская армия думала так же. И пелось многажды по всем фронтам о том, как «девчата, не смутясь, хлопца целовали».

  Потомки донских казаков Оксана Викторовна Локтева, Иван Яковлевич Исаев и Вячеслав Сергеевич Слезко песнями Алексея Фатьянова отметили его славный Юбилей! Вспомнили чудесные песни «Это всё Россия» (музыка Юрия Милютина), «Казаки под Москвой (музыка Владислава Соловьёва), «Где ж ты мой сад?» (музыка Василия Соловьёва-Седого), «Хвастать, милая, не стану» (музыка Бориса Мокроусова) «Ехал казак воевать»( музыка В.Карпов) и «Мы, друзья, перелётные птицы» («Первым делом, первым делом самолёты») (музыка Василия Соловьёва-Седого).

   Алексей Иванович Фатьянов (05.03.1919-03.09.1959) - выдающийся русский поэт, автор текстов огромного количества задушевных песен, давно ставших «народными». Сегодня с уверенностью можно сказать: они будут жить всегда. В каждую строчку стихов поэт вкладывал свою открытую душу и доброе сердце, поэзия была формой его жизни. Вместе со всей страной, он прошёл через суровые испытания военной поры и всю свою жизнь воспевал родной край и свой народ. Он воевал пером и штыком. Песни Фатьянова звучали в редкие минуты солдатского отдыха на привалах, их исполняли фронтовые бригады в госпиталях. Да и сам Алексей Иванович Фатьянов прошёл всю Великую Отечественную Войну с первого до последнего дня, выступал перед эшелонами, уходящими на фронт, работал военным корреспондентом, был дважды ранен, награжден медалями «За Отвагу» и «За Победу над Германией», орденом Красной Звезды.

   Фатьянов родился 5 марта 1919 года в деревне Малое Петрино Вязниковского уезда Владимирской губернии. Фатьянову принадлежит ок. 200 песен. Автор песен ко многим кинофильмам.

   Всего сорок лет земной жизни было отпущено этому красивому, талантливому, щедрому душой человеку, но сделать и написать он успел невероятно много. Удивительный дар достался Алексею Фатьянову от щедрой русской земли. Его простые стихи легко ложились на музыку и запоминались.  Незамысловатые слова становились высокой поэзией. Вслед за ним люди повторяли: «Если б гармошка умела...», «Три года ты мне снилась...», «Над Россиею - небо синее...», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?», «Когда проходит молодость, длиннее ночи кажутся...», «Снятся бойцу карие глаза...». Вместе с композиторами Соловьёвым-Седым, Мокроусовым, Блантером, Богословским, Хачатуряном, Новиковым и другими музыкантами А. Фатьянов создавал заветные песни о главном – о щедром, искреннем и открытом русском характере. Поэт рассказывал о фронтовых товарищах, о тех, кто рядом с ним сражался и погибал, и о тех, кто вернулся восстанавливать мирную жизнь.

     «Не может быть забыто никогда

       Из нашей жизни самой малой части,

      Как штурмом брали трудные года

      И по песчинке складывали счастье!»

   Строки стихов Алексея Ивановича, будто цветы из скромного букета, собранного на раздольных лугах родной земли. Более двухсот песен написано на стихи Алексея Фатьянова. И в настоящее время многие композиторы обращаются к его творчеству. По словам поэта Ярослава Смелякова он «русской песни запевала и ее мастеровой!». Фатьянов оставил свой яркий след на земле. Его имя стоит в одном ряду с лучшими поэтами двадцатого века. С песнями, созданными в суровые годы Великой Отечественной войны: «Соловьи», «На солнечной поляночке», «Ехал казак воевать», «Потому, что мы пилоты», «Казаки под Москвой», «Давно мы дома не были», «Ничего не говорила», народ побеждал врага. После войны с песнями Фатьянова: «Наш город», «Где же вы теперь, друзья-однополчане!», «Мы люди большого полета», «За Рогожской заставой», «Золотые огоньки», «Шла с ученья третья рота», «Когда проходит молодость», «В городском саду играет духовой оркестр», «На Заречной улице» народ поднимал из руин свою страну. Каждый год в День Победы во всех уголках нашей Родины звучат песни Алексея Фатьянова! Их знает и помнит и стар и млад.  Жить этим песням в веках, ибо в них скрыта душа народа и сердце простого человека.

            «Если б я родился не в России,

            Чтобы в жизни делал? Как бы жил?

             Как бы путь нелегкий я осилил?

            И, наверно б, песен не сложил».

В доме семьи Фатьяновых в Вязниках открыт Музей русской песни. Кроме ежегодных, ставших уже традиционными, акций и мероприятий, посвященных памяти поэта,  таких как Всероссийский Фатьяновский праздник поэзии и песни в Вязниках, фестиваля «Фатьяновская весна», вручения областной и районной премии имени А.И.Фатьянова и других, в 2019 году предполагается организовать концерт с участием звезд эстрады в Государственном Кремлевском дворце в Москве, создать документальный фильм о Фатьянове, выпустить диск с песнями на стихи Фатьянова, издать книгу-энциклопедию о Фатьянове и его творчестве.

Уже с 2017 года было благоустроено несколько мест, связанных с именем Алексея Фатьянова: начаты работы по созданию Фатьяновского розового сада, реконструирован мемориальный объект «Фатьяновское панно».

С 1974 года проводится Всероссийский Фатьяновский праздник поэзии и песни. За эти годы он стал одним из самых ярких и массовых литературно-музыкальных праздников в России, получил широкое признание общественности. Мы очень любим песни Алексея Фатьянова – это золотой фонд нашей родной культуры!

Из книги  «Фатьянов» (Дашкевич Татьяны): «Ехал казак воевать»

«…Газета вынуждена была напечатать «Тальяночку», но уже с другим названием, с нотами и с извинениями за взбучку в прошлом году. Опубликовала, потому что все издания страны это сделали — куда деваться? Но опять «попалась» окружная газета на том же и так же. Новому стихотворению Фатьянова «Ехал казак воевать» так же отказали в публикации. Убийственная резолюция гласила: «Сочинять в наше время такую пошлость просто стыдно, особенно автору боевого марша южно-уральцев». Стихотворение разбирали на летучке, Алексея отчитывали, как сломавшего березку пионера. Он ушел обиженный, рассерженный, но гордый и несломленный, как та березка.

…А меньше, чем через год запела армия песню на музыку Соловьева-Седого — песню про бравого казака, которых так много в Оренбуржье. «Казаки самый лихой народ и в бою, и в любви!» — говаривал Фатьянов. Оказалось, что советская армия думала так же. И пелось многажды по всем фронтам о том, как «девчата, не смутясь, хлопца целовали». И это стихотворение пришлось опубликовать окружной газете. Опубликовать и извиниться за свою непонятливость. »

Ехал казак воевать

Алексей Фатьянов

Ехал казак воевать
            За родные хаты,
            Выходили провожать
            Казака девчата!

            - Ой, казаче молодой,
            Сделай одолженье,
            Хоть одну возьми с собой
            В жаркие сраженья!

            От таких казак речей
            Лихо вскинул чубом:
            - Ту возьму, кто горячей
            Поцелует в губы!

            И девчата, не смутясь,
            Хлопца целовали,
            Не сводили ясных глаз
            И ответа ждали!
 
            Покачал он головой,
            Улыбнулся кстати:
            - Нужно всех вас взять с собой,
            Да коней не хватит!

            Рассмеялся, поскакал,
            Пыль взвилась порошей.
            Вот какой казак нахал,
            Но боец хороший!

 

                                          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оксана Локтева, член ОЖК

 

                                                               В.П. Аушев, военный историк,

                                                             член ОЖК и ОО «Память о сыне»

                                                        

«ПАВШИЕ В БОЯХ, НАВСЕГДА С НАМИ»

(К 30-летию вывода советских войск из Афганистана).

 

«Панджширская баллада» - под таким заголовком в «Литературной газете» (в № от 24 июля 1988 г.) появилось письмо – не письмо, скорее обращение к читателям помочь вызволить из плена советского парня, попавшего к моджахедам. Судьба его была бы предрешена, и он навряд ли когда-либо вернулся на отчую землю, увидел бы родной дом, обнял бы поседевшую от горя мать, если бы не торопливо написанный, каким-то образом переданный на волю листок бумаги:

«Мама!

Я, твой сын Владимир, жив, здоров, нахожусь в плену, в Афганистане. Наш БТР подбили, вернее, сожгли, двое убитых, я остался живой, так что заранее не хороните меня. Передаю письмецо с доктором, с одним хорошим человеком, он из Парижа. Наши уже дембеля уехали домой, я тоже соскучился, мама по Вас. Напишите, чтобы меня обменяли на их людей – афганцев. Видишь, мама, вместо дома я оказался в «Паншере»… Просто я невезучий человек. Сегодня уже 22 декабря. Милая моя мама, буду заканчивать. Целую. Владимир».

Автору статьи В.П. Аушеву вручается Почётная грамота Московского правительства за его работы, посвященные воинам-афганцам

 

До официального вывода советского контингента войск оставалось совсем ничего, цифра эта уже была обозначена – 15 февраля 1989 года. Доподлинно неизвестно, удалось ли вызволить нашего молодого соотечественника из афганского плена, но заверений советского правительства и военного командования, что именно в означенный день была выведена вся наша 40 армия до последнего воина – сообщение, далекое до истины.

Общая эйфория, охватившая столицу и страну, не давала срочно решать вопросы окончательного освобождения советских солдат-военнопленных, возвращения их на родину.

В феврале 1989 года в течение десяти лет исполнявшая «интернациональный долг» 40 армия вернулась из Афганистана, в тогда еще существовавший Советский Союз.

Сегодня всему миру известно, чего стоило «выполнение» этого «долга», какой немыслимой ценой обернулось жестокое, кровавое противостояние, растянувшееся на долгие годы.

С одной стороны – это разбитые и сожженные дотла кишлаки, разоренное хозяйство, развороченные траками и колесами военной техники в буквальном смысле рукотворные – крошечные участки земли на склонах гор. Тысячи и тысячи убитых, покалеченных, обездоленных афганцев, неприкаянных детей-сирот.

С другой – тоже тысячи и тысячи павших, увечных, утративших веру в правое дело парней. Раздавленная гусеницами лживой пропаганды их молодость. Бессмысленно, бесславно потраченное время, предназначенное самой жизнью для созидания, а не для  разрушения и ожесточения.

Как можно было «выполнять» такой, с позволения сказать, «интернациональный долг», если даже в Президиуме Верховного Совета СССР, от имени которого награждались грамотами отличившиеся воины, смутно представляли, что сие означает.

Кто, кому, что и за что был должен «интернационально» - осталось загадкой для многих павших на каменистой тверди Афгана и вернувшихся с никому не нужной войны.

Уцелевших ребят на родной земле встретили более чем прохладно – нетерпимо, равнодушно. «Героическая эпопея», раздуваемая партийной пропагандой, лопнула в одночасье как мыльный пузырь, а её телевизионные трубадуры, являвшие с неотразимой помпезностью на экране «победный» лик войны афганской войны, тут же отвернулись от «афганцев», оставив их один на один со своими большими и малыми трагедиями и проблемами.

Как будто и не было десятков, сотен, тысяч цинковых гробов, в которых тайком отправляли на Родину, словно татей каких, наших солдат и офицеров, как будто и не было обманутого поколения, у которого украли юность, талант, энергию. Любовь. Как будто и не было океана скорби, горя и слез оглушенных и поверженных несчастьем матерей, у которых отняли самое дорогое, самое кровное – их сыновей…

Отмечая 30-летие вывода войск из Афганистана, перелистываю книги, публикации, архивные материалы, которые теперь преодолели планку секретности, обозначенные истекшим временем, а ведь были периоды, когда и сообщать о боевых действиях, операциях, наших потерях, о замалчивании грузов «200» писать и публиковать в СМИ, сообщать родственникам было запрещено военкоматами и Главлитом. Поэтому мои книжные издания и печатные материалы выходили в свет с вынужденным (не по моей вине) опозданием.

 

Орёл нашей скорби и памяти ( г. Дзержинский Московской области)

 

Первые две мои книги «Афганский набат» и «Во имя всего святого» вышли в 1996 году в ИЦ «Вагант». На их издание помогли выделить средства - Российский  фонд инвалидов Афганистана (председатель Герой Советского Союза Валерий Григорьевич Радчиков) и Агентство «Прима» (президент Владимир Александрович Грибов); собрать материалы и воспоминания - общественная организация «Память о сыне» (председатель  Надежда Александровна Макарьева). Родителям  на сигнальном экземпляре книги я оставил трогательную надпись: «Эту книгу я писал, не скрывая слез отчаянья и скорби. Далась мне она большим напряжением сил и сердца. 23.03.1996 г.».

«Афганский набат» - книга о трагических судьбах наших молодых соотечественников, не вернувшихся с афганской войны. Она написана по рассказам и воспоминаниям родных и близких, друзей и сослуживцев ребят, с детства и отрочества готовивших себя к роли защитников Отчизны, но ставших заложниками и жертвами бессмысленной войны, далекой от их понимания истинного патриотизма и священного долга.

Замысел книги был глубинно-охватным, никого не оставляя без волнения, затрагивая самые глубинные чувства: это исповедь родителей, потерявших сыновей в Афганистане. «Война отнимает жизнь не только у сына, - писала в эпилоге Надежда Александровна, - но и у его матери, с одной лишь разницей: сын уже убит, а мать будет умирать медленной смертью, испытывая мучительные страдания, боль, скорбь до тех пор, пока не закроются её глаза». Н.А.  Макарьевой вторит и М.М. Лысенко: «Душа моя кричит: «Верните мне сына!» - и ничем не заглушить этот выстраданный долгими одинокими ночами крик…»

Презентация обеих книг по просьбе матерей, не дождавшихся «родных кровинок» из Афгана, состоялась в Даниловом монастыре. В поминальном зале собрались военачальники,  представители Министерства обороны, ответственные лица общественных организаций, родственники погибших ребят, корреспонденты военных газет, писатели, историки, подвижники московской театральной и кинобогемы. Участникам этой необычной поминально-торжественной акции были вручены экземпляры вышедших книг, представлял их в одной из подмосковных газет («Угрешские вести») член Союза писателей России, участник Великой Отечественной войны Владимир Герасимов:

«Читая книгу очерков «Афганский набат», основанных на воспоминаниях матерей об их сыновьях, а также их родных и близких, невольно думаешь, что это и художественное произведение, и, одновременно, «ученый трактат», раскрывающий истоки так называемого «афганского синдрома». Эта книга от начала до конца вопиет голосами матерей о трагических судьбах воинов-«афганцев».

Автор ярко, эмоционально рассказывает о том, как зримо проявилась, сцементировалась дружба людей разных национальностей, об их верности Родине, об их героизме в бою.

 Автор то с негодованием и гневом, то с улыбкой и душевной теплотой раскрывает перед читателем событие за событием, зримо, с должным художественным тактом, описывает важнейшие этапы «афганской войны»…

Вслед за «Афганским набатом» вышла в свет книга стихов, песен и поэм «Во имя всего святого». В книгу вошли стихи разнообразной тематики. Но они крепко спаяны единым символом радуги афганского синдрома. Радуги, один конец которой уперся в окон воина России, другой – в родную хату. В этом символе радуги столько душевной теплоты, невольно пронизывающей душу читателя!..

 

                              «Безруким руки снятся по ночам

                                                          по ночам,

                              Безногим – ноги,

                                                        звонкие от бега.

                              Незрячий в снах

                                                        тоскует по очам,

                              Глухой спешит услышать

                                                     шелест снега».

 

      Стихи Валерия Аушева наполнены настойчивым ощущением слитности своей судьбы с судьбами современников и взаимной ответственностью за эти судьбы.

                           

                               «На все четыре стороны

                               Нас ветры войны развели –

                               Насильно от дома оторваны

                               И согнаны с милой земли.

                               Оболганы и ободраны,

                               Растерты и втоптаны в грязь.

                               Мы русские тоже, но родины –

                               И страшно сказать – нет у нас!»

       О чем бы ни писал Валерий Аушев, у него всегда крупным планом выступает тема Родины – России, для которой поэт накопил в душе «любовь всесильную». Отсюда и стихи, наполненные жгучей болью за нашу многострадальную Родину.

                             

                               

                               «Криминальная осень

                               Штампует следы –

                               Среди кленов и сосен

                               Бродит призрак беды.

                               Или Муромец сгинул,

                               Иль Добрыня исчез?

                               Ты подставила спину

                               Под разбойный обрез.

                               Что ты терпишь, Россия,

                               И убийц, и рвачей?

                               Сколько их ты простила,

                               Не исплакав очей?»

 

         Творчество настоящего поэта настолько неотделимо от судеб народа и страны, что совершенно исчезает дистанция между поэтом и читателем, а остается лишь живой, мудрый и смелый собеседник, рассказывающий о себе и о других так доверительно и искренне, что его невозможно не услышать.

                             

                               «Не крови я и не отмщенья

                                                                     жажду,

                               А света справедливости

                                                                 для нас –

                               Для россиян, кто мир,

                                          встряхнув однажды,

                                Гагаринской улыбкою потряс».

 

           Валерий Аушев пишет проникновенные лирические стихи, через которые

просвечивает личность поэта – человека доброго, душевного, тонко чувствующего.

                              

                                 Раскрепощенность и свободу

                                                                             духа,

                                Есенинский тот несказанный

                                                                            свет

                                Давайте сохраним мы

                                                              друг для друга

                                На весь остаток

                                                          необъятных лет!»

    «В течение двух лет создавались эти уникальные книги о трагических судьбах воинов-«афганцев». На её страницах в разных жанрах представлены материалы высокой нравственности и патриотической пробы. Среди них – воспоминания, рассказы, диалоги родных и близких, свидетельства, стихи, песни друзей и сослуживцев, бережно хранимые родителями письма сыновей из Афганистана.

Впервые в книге «Афганский набат» (и в литературе об афганской войне вообще) делается попытка показать ребят, прошедших суровую школу Афгана, в их развитии, становлении с самого раннего детства, показать социальную, духовную, семейную почву, на которой выросло это поколение.

Эти книга – наказ, завещание новому поколению не перечеркивать драматический опыт афганской войны. Войн не бывает без жертв, и любая победа или поражение – это кровь, невыносимая печаль и страдания взрослых и детей, горькие слезы матерей.

Эти книга о не проходящей родительской боли.

Эти книга о несбывшихся надеждах, несостоявшихся встречах, оборвавшейся любви…»

Время бесстрастно отсчитывает годы, а боль все не утихает. Тысячи матерей, семей скорбят по своим мужьям и сыновьям, не вернувшимся домой. К цифре, в свое время преданной огласке, - свыше 14 тысяч погибших воинов, - у официальных лиц долго не поворачивался язык приплюсовать, сообщить стране и так называемые санитарные потери, которые были неизмеримо больше. Впервые об этом сказали во всеуслышание со сцены Кремлёвского Дворца съездов 15 февраля 1994 года. До сих пор болит душа у всех, кто не разучился переживать и помнить. Открыты памятники погибшим в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Оренбурге, Перми, Воронеже, Смоленске и других городах России – больших и малых, кстати, в большинстве своем возведенных на средства самих афганцев. Но и теперь, наверное, мы приходим к мысли, сколь велики наши потери. Никогда не утихнет боль от этих ран, от этого горького осознания…

В нашем подмосковном городе Дзержинский в день 30-летия вывода советских войск из Афганистана также состоялось открытие памятника с изображением орла на вершине, символизирующего мужество и героизм отважных земляков в проникновенных словах:

 

                                              ПАВШИМ ЗА ОТЕЧЕСТВО

                                                 ВЫШЕДШИМ ИЗ ОГНЯ

                                                      ИДУЩИМ В БОЙ.

 

Справедливости ради следует сказать, что те, кто увековечены в этой памятной надписи, с детства и отрочества готовили себя к роли защитников Отчизны, бредили просторами неба, рвались в десантники и безоглядно, без сомнений и колебаний, случалось – даже тайком от родителей, просились в Афганистан. Многие тогда не могли представить и в страшном сне, что станут заложниками и жертвами войны, далекой от их понимания истинного патриотизма и священного долга. Страна посылала в Афганистан в большинстве своем стойких, сильных духом, подготовленных ребят, до которых еще не докатилась волна агонии и деморализации армии. Эти парни не рвали повесток из военкомата, не бегали от них как от чумы и не прятались по углам или за спины самостоятельных и занимавших ответственные посты родителей. Они осмысленно взвалили на свои плечи свинцовый груз войны. Это был генофонд, цвет и гордость российского воинства в полном смысле этого слова, как исстари повелось считать.

Бесхитростный, доверительный, трогающий рассказ о трагической доле, оборвавшихся судьбах будущих военачальников, талантливых инженеров, изобретателей, спортсменов, писателей, музыкантов и художников в песках и горах далекой страны, бесценен своей правдой, беспощадным приговором армейской рутине и косности, бездушию и беспамятству вчерашних и нынешних чиновников, призванных решать, но игнорирующих и замалчивающих до сих пор проблемы осиротевших родителей и семей, чьи сыновья и кормильцы пали в Афганистане, а позднее – в Чечне, Абхазии, Грузии, Южной Осетии, и других таких называемых «горячих точках» - на Украине и Сирии.

Но 15 февраля 1989 года, в день  вывода войск из Афгана, бойцы отмечали вовсе не помпезный, более чем скромный финиш десятилетней войны. Вот что вспоминает полковник Олег Кривопалов, служивший до конца заместителем начальника политотдела 40-й армии: «Этому предшествовала драматическая операция по переброске боеприпасов в Кандагар, были потери и во время перехода через горные перевалы. В последний день войны, 15 февраля, погиб старший лейтенант Олег Матаков, но тогда уже эти потери никто не считал.

Была удивительная для тех мест зима, страшные метели, и, когда мы шли к границе, никто из телевизионщиков не смог ничего снять – хлопья снега забивали объективы. Журналисты были со всего света… Афганские солдаты были очень насторожены, когда нас провожали, некоторые едва не плакали. По нашим следам уже шли моджахеды, захватывали оставленные посты и заставы, и было видно, что республиканская власть обречена. И собаки, которые там с нами были, сбивались в стайки, выли и бежали за нами. Мы не могли их забрать, карантинная служба их не пропускала через границу… Зато поставили телефонные будки прямо в степи – и к ним выстроились огромные очереди, солдаты и офицеры звонили своим: «Я вернулся, я уже на родине». Я тоже своей жене позвонил…

Я, честно говоря, думал. Что последние колонны будут принимать центральные власти, но получилось, что 15 февраля нас встречали только местные власти и военные… Естественно, мы накрыли вечером стол, послали самого пробивного, он достал бутылку водки, и мы на большую компанию одну бутылку выпили… Во всех частях происходило то же самое. Но никто нас специально не собирал, не поздравлял, никаких торжеств не устраивали. Вышли и вышли…

Все, конечно, переживали, что из центральных властей нас никто не встречал. Мы выполняли интернациональный долг солдата Советского Союза, а власти даже не соизволили прислать хоть чиновника какого-то из ЦК КПСС, чтобы встретить последние колонны. Да что там, когда перешли границу, оказалось, что нас уже сняли с довольствия. Начались брожения, пошла такая серая повседневность, офицеры сами ходили покупать продукты.  Борис Громов хотел сохранить 40-ю армию как реликвию, боевую армию, прошедшую дорогами Великой Отечественной войны и достойно показавшую себя в Афганистане. Но, к сожалению, пошел необратимый процесс разложения.  И нас cразу стали рассылать в разные стороны – как израсходованный материал. Все были в подавленном состоянии. Вроде служили, получили боевой опыт, рассчитывали, что впереди будет военная карьера, а получилось, что очень многих уволили…

Единственное, чем нас награждали по случаю выхода именными часами, но вручали без имен и безо всякого торжественного ритуала. Выдавали карточки: «Уважаемый – прочерк – министр обороны СССР награждает вас именными часами за выполнение интернационального долга в Афганистане». И всё… Потом кого-то награждали через два года, через двадцать лет… Но к этому относились так равнодушно, что четверть века некоторым не могли вручить даже орден Красной Звезды. А многим до сих пор не вручили…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У памятника «Афганцам» – г. Дзержинский Московской области

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Честь павшим юнармейцы отдают долг

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подвижники ОЖК у памятника «Афганцам»

 

 

 

 

 

 

 

Сергей Кузнецов, бард, автор афганских песен

 

 

К Орлу пришли члены ОЖК

 

 

 

 

 

 

                                                               В.П. Аушев, военный историк,

                                                             член ОЖК и ОО «Память о сыне»

 

АФГАНИСТАН: КОМУ МЫ ПОМОГАЛИ...

(К истории вопроса)

                   

Первые афганские государственные образования возникли в XVI веке. В 1747-1818 гг. существовала Дурранийская держава. Попытки Англии подчинить Афганистан (англо-афганские войны ХIХ века) окончились провалом, но англичане добились установления своего контроля над внешней политикой Афганистана.

В 1919 году правительство Амануллы-хана провозгласило независимость Афганистана. Война Англии против этой страны (май-июнь 1919 г.) благодаря оказанной Афганистану поддержке Советской России окончилась победой афганцев.

Взаимоотношения между Афганистаном и нашей страной всегда были добрососедскими. Особенно они упрочились после установления дипломатических отношений с Советским государством (в 1919 г.), которое первым признало афганское правительство, возглавляемое Амануллой-ханом, и направило делегацию для установления дружественных отношений.

Правительство Амануллы осуществляло реформы, направленные на ликвидацию архаичных феодальных институтов, на переход страны на капиталистический путь развития.

В январе 1929 г. феодально-клерикальная реакция, поддержанная английским империализмом, захватила власть. В октябре того же года к власти пришла династия Надир-шаха, которая правила страной до июля 1973 г.

Укреплению независимости Афганистана способствовали советско-афганские договоры 1921, 1926, 1931 годов. 17 июля 1973 года в Афганистане провозглашена республика, а 27 апреля 1978 года в стране совершен революционный переворот, в результате которого образовалась Демократическая Республика Афганистан. И в том же 78-м году был заключен советско-афганский договор о дружбе и сотрудничестве.

После так называемой «апрельской революции» в стране появились многочисленные оппозиционные партии. Две из них - халкисты (народ) и парчимисты (в  составе ее другие слои населения). Сторонники и инициаторы революционного переворота объединились и создали Народно-Демократическую партию Афганистана (НДПА). Другие партии, лидерами которых являлись Хекматьяр, Раббани, Гилани, Халес, составили оппозицию и повели борьбу против революционного правительства Афганистана. Однако первоначально в стране соблюдалось относительное спокойствие и широкомасштабные боевые действия не велись.

Обстановка резко накалилась после ввода в Афганистан советских войск. Правда, первоначально воинов из Ограниченного контингента встречали цветами, по пути продвижения войск устраивались митинги. Но все это делалось по инициативе НДПА и сторонников режима, а простые жители кишлаков, хотя и принимали участие в этих мероприятиях, ничего не понимали в политике. Они даже не знали, что произошло. Жители горных, отдаленных кишлаков не были осведомлены, что случилось в стране, думаю, что некоторые из них пребывают в неведении до сих пор...

Однако после того, как части и соединения Ограниченного контингента стали принимать участие в боевых действиях, отношение афганцев к советским воинам изменилось в худшую сторону. После ввода советских войск оппозиционные партии, преследуемые правительством, ушли в Пакистан и разместили свои штаб-квартиры в приграничных с Афганистаном районах. Многие пуштунские племена, оказавшиеся в местах, контролируемых советскими и афганскими войсками, по приказу вождей бросили свои дома и с семьями ушли в Пакистан, где в прикордоне для размещения беженцев были созданы многочисленные лагеря. Там же открывались учебные пункты по подготовке вооруженных формирований под руководством инструкторов из США, Саудовской Аравии и других стран Ближнего Востока. Советники-инструкторы находились не только в Пакистане, но и в самих формированиях моджахедов,  участвовавших в боевых действиях на территории Афганистана. Отдельные крупные военные базы, склады оружия и боеприпасов были расположены и в труднодоступных горных приграничных с Пакистаном населенных пунктах (Джавара и т.д.). Такие места выбирались противником потому, что там трудно было применить против них авиацию, не нарушая международных прав суверенного государства Пакистан (его воздушного пространства, государственной границы), и проводить войсковые операции в приграничном районе (залеты истребителей, попадание бомб, перелеты артиллерийских снарядов на территорию сопредельного государства и т.д.).

Моджахеды располагали неограниченными людскими ресурсами. За счет учебных центров, расположенных в Пакистане, постоянно пополнялись бандформирования, дислоцированные в разных провинциях Афганистана. Из Пакистана постоянно поступала в ДРА не только живая сила, но и оружие, боеприпасы, продовольствие и т.д. Многочисленные маршруты не контролировались войсковыми силами. Это были не банды, а настоящие регулярные войска, которые воевали умело и профессионально, хотя между ними и не было единства. У них всего имелось в достатке для борьбы с режимом: авиация. танки, захваченные в боях, артиллерия, стрелковое оружие, мины и другая техника.

Изучив обстановку в Афганистане, а также в приграничных районах Ирана и Пакистана, я был удивлен крупномасштабностью тех ошибок, которые были допущены и продолжали допускаться в этой стране.

У большинства соотечественников сложилось мнение, что 40-я Армия стоит гарнизонами в городах и крупных населенных пунктах этой страны и охраняет важные стратегические военные и хозяйственные объекты, но на самом деле это было не так. Соединения и части так называемого Ограниченного контингента были рассредоточены по всей стране и принимали активное участие в боевых действиях против моджахедов. При этом, операции они проводили как самостоятельно, так и совместно с соединениями и объединениями афганской армии, что создавало впечатление у населения, что советские части и соединения пришли в Афганистан не как освободители, не как друзья, а как оккупационные войска. Это обстоятельство активно использовалось противниками режима в антиправительственной пропаганде.

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АНГЛОСАКСЫ И РУСОФОБИЯ

 

Джон Адам Кремб – английский историк, классик британского империализма, написал накануне Первой Мировой войны 1914 года: «… Великая британская нация полагается главным образом на себя и только потом на союзы с другими странами, хотя бы они были самыми тесными, потому что глубоко в сердце нашей нации лежит старая крепкая злоба, которая в момент кризиса может вспыхнуть прежним пламенем…». (1)

Кризисы и катастрофы капитализма, которые иногда кардинально меняют ход всемирной истории, на поверку оказываются временным сбоем, кочкой. «Холодная война», объявленная нам англосаксами, в виде глобального столкновения между СССР и США, по их уверениям – закончилась. Это откровенная ложь! Англосаксы обманули весь мир! Большая «Холодная война» англосаксов против русских продолжается и как не начиналась ни в 1946-м, и даже в 1918-м, так и не смогла закончится в 1991-м. Целое столетие, от поражения Наполеона Буонопарте и до Первой Мировой войны, пронизано титанической борьбой, которую Англия ведет с Россией. Исторические корни «Холодной войны» - панический страх Британии за «жемчужину в английской короне» - Индию. Британия просто уверена – Россия обладает таким могуществом, что в принципе не может не претендовать на Индию. Это единственное основание британских страхов, временами доходящих до ПАРАНОЙИ.

Нил Фергюссон, англичанин, гарвардский профессор, популярный в Америке апологет идеи наследования Соединенными Штатами колонизаторской миссии Британской империи в интервью Первому каналу Лондона в ноябре 2004 года сказал: «… Если посмотреть, как ведут себя Соединенные Штаты сейчас, вторгаясь в Афганистан, Ирак, пытаясь навязать свою политическую систему государствам, отличным от них, можно утверждать, что они во многом повторяют опыт Британской империи. И мне хотелось бы напомнить американцам один интересный факт: первое, что приказал сделать командующий британской армией, захватившей афганскую столицу – Багдад в 1917 году, это распространить лживую прокламацию, в которой говорилось: «… Мы пришли к вам не как завоеватели, а как освободители…»». (2) США стали преемником и наследником Великобритании. Великобритания сознательно передала американцам эту непомерную имперскую ношу, которая в конечном итоге их раздавит и уничтожит.

Императоры российские: Петр I, Павел I, действительно интересовались Индией, и даже посылали небольшие экспедиционные отряды для нахождения торговых путей в эту сказочную страну. Каждый раз, такие действия приводили к страшной истерике и лихорадочным политическим действиям англосаксов, которые расценивали посылку русских войск как покушение на их глобальные британские колониальные интересы. Результат действий английской разведки был молниеносным. Петр I был отравлен иностранными лейбмедиками. Павел I – задушен в своей спальне проанглийскими заговорщиками. Руководил дворцовым переворотом 1801 года из Лондона граф Семен Воронцов, российский посол в Лондоне. Граф Воронцов, англофил, ярый сторонник союза России с Англией. Вне зависимости от интересов России. Воронцов поддерживал своих «британских друзей» даже в противодействии российской политике на Кавказе. Павлу I-му Центральная Азия и Индия были нужны для пополнения опустевшей казны. Посылка им экспедиции князя Бековича-Черкасского в Хиву окончилась катастрофой. Экспедиция была коварно уничтожена хивинским ханом, заманивших их в ловушку.

Портрет к статье "Вильсон, Роберт-Томас". Эндрю Портер, профессор кафедры имперской истории Лондонского университета озвучил в 2004 году мнение королевы бритов: «… Британцы всегда задавались вопросом: какова цель русских экспедиций в Центральную Азию? Единственное объяснение, которое они могли найти – это то, что Россия лелеет планы распространить свою власть на соседние государства с тем, чтобы превратиться в глобальную мировую державу. А это уже был вызов БРИТАНСКИМ ИНТЕРЕСАМ».(3) Ключевым регионом,  через который Россия может попасть в Индию,  по мнению англосаксов, является Афганистан. Афганистан, беднейшая страна, Богом и людьми забытое место, где американцы с маниакальным упорством уничтожают своих солдат в борьбе с местными племенами за мифический политический контроль над афганским правительством.

Общепризнанным и официальным родоначальником британской русофобии считается сэр Роберт Томас Вильсон.

Роберт Томас Вильсон (англ. Robert Thomas Wilson; 1777—1849) — английский генерал эпохи наполеоновских войн, военный писатель, губернатор Гибралтара. Во время русско-французской войны 1812 года представлял английские интересы при русской армии, состоял в постоянной переписке с императором Александром I. Оставил клеветнические записки о событиях того времени.

Сэр Роберт Вильсон был официальным наблюдателем и шпионом английской короны при русской армии в 1812 году. Участвовал в боях, отличился, получил русский титул. Первым сообщил в Англию о разгроме Наполеона Буонопарте. Однако это не помешало Р. Вильсону стать основателем английской и западной русофобии. Сразу по возвращении в Британию после русско-французской войны 1812-1814 годов он занялся антирусской кампанией, обвиняя русских в «варварстве», уничтожении пленных, каннибализме…. В 1817 году шпион и русофоб Вильсон выпустил антироссийский памфлет «Описание военной и политической мощи России» где бездоказательно обвинил Россию в восьмикратном росте ее армии. К памфлету он приложил самодельную складную карту, где голословно показывалось расширение российских границ по трем направлениям. У страха – глаза велики!

Официальная британская позиция по поводу деятельности Вильсона тогда, да и сейчас, была поддержана на самом высоком уровне. Уже с 1817 года идеи Р. Вильсона получают очень большую популярность среди либералов, «британских интеллектуалов», «прогрессивных журналистов». Продолжение антирусского «шабаша» мы наблюдаем и сейчас – голословные обвинения, истерика и подталкивание Северных Штатов Америки к войне России с бандеровской Окраиной. А ларчик просто открывается – Россия наладила тесные контакты с Индией, где до сей поры англосаксы имеют свои колониальные интересы. Накал русофобского британского умопомешательства вероятно будет увеличиваться день ото дня. Наша реакция – презрение и брезгливость.

К сожалению, через Интернет и подконтрольные англосаксам TV в России, на нашу молодежь день ото дня выливаются потоки лжи и дезинформации о нашей истории и действиях нашей российской власти. Вновь, как перед 1917 годом, англосаксы вмешиваются в нашу политическую жизнь и готовят очередную кровавую «революцию». Единственный путь противостоять этим проискам – высылка дипломатов и как бы бизнесменов «Туманного Альбиона» на родину и громкие показательные уголовные процессы над английскими шпионами и предателями. Наложение арестов на деньги и недвижимость бежавших «олигархов» в Англию. Запрет на трудовую деятельность всех обучавшихся в Англии, как представителей «агентов иностранного влияния». Другого пути у нас нет и не будет, если мы хотим сохранить свою Святую Русь.

Вербенко Ю.В., член ОЖК, ученый секретарь ВПВ ВНО им. М.В. Фрунзе ЦДРА МО.

 

Литература:

1.      Cramb J. Germany and England. London. 1913

2.      Фергюссон Н. Интервью Первому каналу. Лондон. Ноябрь 2004

3.      Портер Э. Интервью Первому каналу. Лондон. Ноябрь 2004

Вербенко Ю.В., член ОЖК, ученый секретарь ВПВ ВНО им. М.В. Фрунзе ЦДРА МО.

ЗА ЧТО ЛОМОНОСОВА ПРИГОВОРИЛИ К СМЕРТНОЙ КАЗНИ?

 

Мало кто знает, что Михаил Ломоносов был приговорён к смертной казни через повешивание и год отсидел в тюрьме в ожидании приговора, пока не пришло царское помилование? Кто был заинтересован в травле великого руса,  в похищении его научной библиотеки и в сокрытии, и, скорее всего, в уничтожении его многочисленных рукописей, над которыми он трудился в течении всей своей жизни?

М.В. Ломоносов попал в опалу из-за своих разногласий с немецкими учеными, составлявшими в XVIII веке костяк Академии наук. При императрице Анне Иоанновне в Россию хлынул поток иностранцев.

Начиная с 1725 года, когда была создана Российская академия и до 1841 года, фундамент русской истории переделывали прибывшие с Европы плохо говорящие по-русски, но быстро становившимися знатоками русской истории следующие «благодетели» русского народа, заполонившие историческое отделение Российской Академии:

Коль Петер (1725), Фишер Иоганн Эбергард (1732), Крамер Адольф Бернгард (1732), Лоттер Иоганн Георг (1733), Леруа Пьер-Луи (1735), Мерлинг Георг (1736), Брем Иоганн Фридрих (1737), Таубер Иоганн Гаспар (1738), Крузиус Христиан Готфрид (1740), Модерах Карл Фридрих (1749), Стриттер Иоган Готгильф (1779), Гакман Иоганн Фридрих (1782), Буссе Иоганн Генрих (1795), Вовилье Жан-Франсуа (1798), Клапрот Генрих Юлиус (1804), Герман Карл Готлоб Мельхиор (1805), Круг Иоганн Филипп (1805), Лерберг Август Христиан (1807), Келер Генрих Карл Эрнст (1817), Френ Христиан Мартин (1818), Грефе Христиан Фридрих (1820), Шмидт Иссак Якоб (1829), Шенгрен Иоганн Андреас (1829), Шармуа Франс-Бернар (1832), Флейшер Генрих Леберехт (1835), Ленц Роберт Христианович (1835), Броссе Мари-Фелисите (1837), Дорн Иоганн Альбрехт Бернгард (1839). В скобках указан год вступления названного иностранца в Российскую Академию.

Идеологи Ватикана обратили свой взор на Русь. Без лишнего шума в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии академиками, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманнская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси» и возникновении русской культуры не позднее 988 г. н.э. и прочая дребедень. Фактически иностранные ученые своими исследованиями доказывали, что «восточные славяне в IXX веках были сущими дикарями, спасенными из тьмы невежества варяжскими князьями». Именно Готлиб Зигфрид Байер выдвинул норманнскую теорию становления Российского государства. По его теории «прибывшая на Русь кучка норманнов за несколько лет превратила «темную страну» в могучее государство».

Непримиримую борьбу против искажений русской истории вел Ломоносов и он оказался в самой гуще этой борьбы. В 1749 - 1750 годах он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера, а также против навязываемой немцами "норманнской теории" становления России. Он подверг критике диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», а также труды Байера по русской истории.

Ломоносов нередко ссорился с иностранными коллегами, работавшими в Академии наук. Кое-где цитируется его фраза: «Каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них скотина!» Утверждается, что фраза адресована Шлёцеру, который «создавал» российскую «историю».

М. Ломоносова поддержали многие русские ученые. Член Академии наук, выдающийся русский машиностроитель А.К.Нартов подал в Сенат жалобу на засилье иностранцев в русской академической науке. К жалобе Нартова присоединились русские студенты, переводчики и канцеляристы, а также астроном Делиль. Ее подписали И. Горлицкий, Д. Греков, М. Коврин, В. Носов, А. Поляков, П. Шишкарев.

Смысл и цель их жалобы совершенно ясны - превращение Академии Наук в русскую НЕ ТОЛЬКО ПО НАЗВАНИЮ. Во главе комиссии, созданной Сенатом для расследования обвинений, оказался князь Юсупов. Комиссия увидела в выступлении А.К.Нартова, И.В.Горлицкого, Д.Грекова, П.Шишкарева, В.Носова, А.Полякова, М.Коврина, Лебедева и др. "бунт черни", поднявшейся против начальства».

Русские ученые, подавшие жалобу, писали в Сенат: "Мы доказали обвинения по первым 8 пунктам и докажем по остальным 30, если получим доступ к делам". «Но... за "упорство" и "оскорбление комиссии" были арестованы. Ряд из них (И.В.Горлицкий, А.Поляков и др.) БЫЛИ ЗАКОВАНЫ В КАНДАЛЫ И "ПОСАЖЕНЫ НА ЦЕПЬ". Около двух лет пробыли они в таком положении, но их так и не смогли заставить отказаться от показаний. Решение комиссии было поистине чудовищным: Шумахера и Тауберта наградить, ГОРЛИЦКОГО КАЗНИТЬ, ГРЕКОВА, ПОЛЯКОВА, НОСОВА ЖЕСТОКО НАКАЗАТЬ ПЛЕТЬМИ И СОСЛАТЬ В СИБИРЬ, ПОПОВА, ШИШКАРЕВА И ДРУГИХ ОСТАВИТЬ ПОД АРЕСТОМ ДО РЕШЕНИЯ ДЕЛА БУДУЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ АКАДЕМИИ.

Формально Ломоносов не был среди подавших жалобу на Шумахера, но все его поведение в период следствия показывает, что Миллер едва ли ошибался, когда утверждал: "господин адъюнкт Ломоносов был одним из тех, кто подавал жалобу на г-на советника Шумахера и вызвал тем назначение следственной комиссии". Недалек был, вероятно, от истины и Ламанский, утверждающий, что заявление Нартова было написано большей частью Ломоносовым. В период работы комиссии Ломоносов активно поддерживал Нартова... Именно этим были вызваны его бурные столкновения с наиболее усердными клевретами Шумахера - Винцгеймом, Трускотом, Миллером.

Синод православной христианской церкви также обвинил великого русского ученого в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по ст.ст. 18 и 149 Воинского Артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители духовенства требовали сожжения Ломоносова. Такая суровость, по-видимому, была вызвана слишком большим успехом вольнодумных, антицерковных сочинений Ломоносова, что свидетельствовало о заметном ослаблении авторитета церкви в народе. Архимандрит Д. Сеченов — духовник императрицы Елизаветы Петровны — был серьезно встревожен падением веры, ослаблением интереса к церкви и религии в русском обществе. Характерно, что именно архимандрит Д. Сеченов в своем пасквиле на Ломоносова, требовал сожжения ученого.

Комиссия заявила, что Ломоносов "за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии, И К НЕМЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ" ПОДЛЕЖИТ СМЕРТНОЙ КАЗНИ, или, в крайнем случае, НАКАЗАНИЮ ПЛЕТЬМИ И ЛИШЕНИЮ ПРАВ И СОСТОЯНИЯ. Указом императрицы Елизаветы Петровны Михаил Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден. Ему лишь вдвое уменьшили жалованье, и он должен был «за учиненные им предерзости» просить прощения у профессоров.

Герард Фридрих Миллер собственноручно составил издевательское «покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать. Михаил Васильевич, чтобы иметь возможность продолжить научные исследования, вынужден был отказаться от своих взглядов. Но на этом немецкие профессора не успокоились. Они продолжали добиваться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии.

Около 1751 года Ломоносов приступил к работе над «Древней российской историей». Он стремился опровергнуть тезисы Байера и Миллера о «великой тьме невежества», якобы царившей в Древней Руси. Особый интерес в этом его труде представляет первая часть - «О России прежде Рюрика», где изложено учение об этногенезе народов Восточной Европы и прежде всего славян-русов. Ломоносов указал на постоянное передвижение славян с востока к западу.

Немецкие профессора-историки решили добиться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. Эта "научная деятельность" развернулась не только в России. Ломоносов был ученым с мировым именем. Его хорошо знали за границей. Были приложены все усилия, чтобы опорочить Ломоносова перед мировым научным сообществом. При этом в ход были пущены все средства. Всячески старались принизить значение работ Ломоносова не только по истории, но и в области естественных наук, где его авторитет был очень высок. В частности, Ломоносов был членом нескольких иностранных Академий - Шведской Академии с 1756 года, Болонской Академии с 1764 года.

"В Германии Миллер инспирировал выступления против открытий Ломоносова и требовал его удаления из Академии" [215], с.61. Этого сделать в то время не удалось. Однако противникам Ломоносова удалось добиться назначения АКАДЕМИКОМ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ Шлецера. «Шлецер... называл Ломоносова "грубым невеждой, ничего не знавшим, кроме своих летописей"». Итак, как мы видим, Ломоносову ставили в вину ЗНАНИЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ.

«Вопреки протестам Ломоносова, Екатерина II назначила Шлецера академиком. ПРИ ЭТОМ ОН НЕ ТОЛЬКО ПОЛУЧАЛ В БЕСКОНТРОЛЬНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ВСЕ ДОКУМЕНТЫ, НАХОДЯЩИЕСЯ В АКАДЕМИИ, НО И ПРАВО ТРЕБОВАТЬ ВСЕ, ЧТО СЧИТАЛ НЕОБХОДИМЫМ, ИЗ ИМПЕРАТОРСКОЙ БИБЛИОТЕКИ И ДРУГИХ УЧРЕЖДЕНИЙ. Шлецер получал право представлять свои сочинения непосредственно Екатерине... В черновой записке, составленной Ломоносовым "для памяти" и случайно избежавшей конфискации, ярко выражены чувства гнева и горечи, вызванной этим решением: "Беречь нечево. Все открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке несть больше секретов"».

Миллер и его соратники имели полную власть не только в самом университете в Петербурге, но и в гимназии, готовившей будущих студентов. Гимназией руководили Миллер, Байер и Фишер. В гимназии "УЧИТЕЛЯ НЕ ЗНАЛИ РУССКОГО ЯЗЫКА... УЧЕНИКИ ЖЕ НЕ ЗНАЛИ НЕМЕЦКОГО. ВСЕ ПРЕПОДАВАНИЕ ШЛО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ЛАТИНСКОМ ЯЗЫКЕ... За тридцать лет (1726-1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет". Из этого был сделан следующий вывод. Было заявлено, что "единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно".

Эта борьба продолжалась в течение всей жизни Ломоносова. "Благодаря стараниям Ломоносова в составе академии появилось несколько русских академиков и адъюнктов".  Однако "в 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других, уже другая Императрица России Екатерина II "ДАЖЕ СОВСЕМ УВОЛИЛА ЛОМОНОСОВА ИЗ АКАДЕМИИ".

Но вскоре указ об его отставке был отменен. Причиной была популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями. Тем не менее, Ломоносов был отстранен от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер. Была сделана попытка "ПЕРЕДАТЬ В РАСПОРЯЖЕНИЕ ШЛЕЦЕРА МАТЕРИАЛЫ ЛОМОНОСОВА ПО ЯЗЫКУ И ИСТОРИИ".

Последний факт очень многозначителен. Если даже еще при жизни Ломоносова были сделаны попытки добраться до его архива по русской истории, то что уж говорить о судьбе этого уникального архива после смерти Ломоносова. Как и следовало ожидать, АРХИВ ЛОМОНОСОВА БЫЛ НЕМЕДЛЕННО КОНФИСКОВАН СРАЗУ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ И БЕССЛЕДНО ПРОПАЛ. Цитируем: "НАВСЕГДА УТРАЧЕН КОНФИСКОВАННЫЙ ЕКАТЕРИНОЙ II АРХИВ ЛОМОНОСОВА. НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ БИБЛИОТЕКА И ВСЕ БУМАГИ ЛОМОНОСОВА БЫЛИ ПО ПРИКАЗАНИЮ ЕКАТЕРИНЫ ОПЕЧАТАНЫ ГР.ОРЛОВЫМ, ПЕРЕВЕЗЕНЫ В ЕГО ДВОРЕЦ И ИСЧЕЗЛИ БЕССЛЕДНО" [215], с.20. Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В этом письме «не скрывая своей радости Тауберт сообщает о смерти Ломоносова и добавляет: "НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нем должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки"».

Смерть Михаила Ломоносова тоже была внезапной и загадочной, и ходили слухи о его преднамеренном отравлении. Очевидно, то что нельзя было сделать публично, его многочисленные недруги довершили скрытно и тайно.

Таким образом, "творцы русской истории" - Миллер и Шлецер - добрались до архива Ломоносова. После чего эти архивы, естественно, исчезли. Зато, ПОСЛЕ СЕМИЛЕТНЕЙ ПРОВОЛОЧКИ был, наконец, издан - и совершенно ясно, что под полным контролем Миллера и Шлецера, - труд Ломоносова по русской истории. И то лишь первый том. Скорее всего, переписанный Миллером в нужном ключе. А остальные тома попросту "исчезли". Так и получилось, что имеющийся сегодня в нашем распоряжении "труд Ломоносова по истории" странным и удивительным образом согласуется с миллеровской точкой зрения на историю. Даже непонятно - зачем тогда Ломоносов так яростно и столько лет спорил с Миллером? Зачем обвинял Миллера в фальсификации русской истории, когда сам, в своей опубликованной "Истории" так ПОСЛУШНО СОГЛАШАЕТСЯ с Миллером по всем пунктам? Угодливо поддакивает ему в каждой своей строчке.

Изданная Миллером по "Ломоносовским черновикам" история России, можно сказать, написана под копирку, и практически ничем не отличается от милеровсого варианта Российской истории. Это же касается и другого русского историка - Татищева, опять таки изданного Миллером лишь после смерти Татищева! Карамзин же, почти дословно переписал Миллера, хотя и тексты Карамзина после его смерти не раз подвергались редакции и переделке. Одна из последних таких переделок произошла после 1917 года, когда из его текстов были убраны все сведения о варяжском иге. Очевидно, таким образом, новая политическая власть, пыталась сгладить недовольство народа, от засилья иностранцев в большевистском правительстве.

Следовательно, ПОД ИМЕНЕМ ЛОМОНОСОВА БЫЛО НАПЕЧАТАНО СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО ЛОМОНОСОВ НА САМОМ ДЕЛЕ НАПИСАЛ. Надо полагать, Миллер с большим удовольствием ПЕРЕПИСАЛ первую часть труда Ломоносова после его смерти. Так сказать, "заботливо подготовил к печати". Остальное уничтожил. Почти наверняка там было много интересной и важной информации о древнем прошлом нашего народа. Такого, чего ни Миллер, ни Шлецер, ни другие "русские историки" никак не могли выпустить в печать.

Норманнской теории до сих пор придерживаются западные учёные. И если вспомнить, что за критику Миллера, Ломоносов был приговорён к смертной казни через повешивание и год отсидел в тюрьме в ожидании приговора, пока не пришло царское помилование, то понятно, что в фальсификации русской истории были заинтересованы руководство Российского государства. Российскую историю писали иностранцы, специально для этой цели выписанные императором Петром I из Европы. И уже во времена Елизаветы, самым главным «летописцем» стал Миллер, прославившийся ещё и тем, что прикрываясь императорской грамотой, ездил по русским монастырям и уничтожал все сохранившиеся древние исторические документы.

Немецкий историк Миллер – автор “шедевра” русской истории нам рассказывает, что Иван IV был из рода Рюриковичей. Сделав такую незамысловатую операцию, Миллеру было уже нетрудно оборвавшийся род Рюриковичей с их несуществующей историей приживить к истории России. Вернее зачеркнуть историю Российского царства и заменить её историей Киевского княжества, чтобы потом сделать заявление, что Киев – мать русских городов (хотя Киев по законам русского языка должен был быть отцом). Рюрики никогда не были царями в России, потому что такого царского рода никогда не существовало. Был безродный завоеватель Рюрик, который пытался воссесть на русский престол, но был убит Святополком Ярополковичем. Подделка русской истории бросается в глаза сразу же при чтении «русских» «летописей». Поражает обилие имён князей, правивших в разных местах России, которые нам выдаются за центры России. Если, например, какой-нибудь князь Чернигова или Новгорода, оказывался на русском престоле, то должна была быть какая-то преемственность в династии. А этого нет, т.е. мы имеем дело или с мистификацией, или с завоевателем, воцарившемся на русском престоле.

Наша изуродованная и извращённая история России, даже через толщу многократных миллеровских мистификаций, кричит о засилье иноземцев. История России, как и история всего Человечества была придумана вышеперечисленными «специалистами-историками». Они были не только специалистами по фальсификации историй, они были также специалистами, по фабрикации и подделке летописей.

Всё больше появляется фактов, что история России была сознательно искажена. Много находят свидетельств о высокой культуре и грамотности наших предков в древние времена. Найдены берестяные письма написанные на глаголице (нашей родной азбуке, а не на навязанной нам кириллице) и письма написаны обычными крестьянами. Но почему-то это скрывается. Мы знаем подробную историю нашей страны только от царствования Рюриков, а что было до этого нам почти ничего не известно. Почему это делается и кому это выгодно, вот в чём вопрос.

И сейчас в наших школах и высших учебных заведениях ученики и студенты изучают историю России по учебникам, во многом написанным на деньги заокеанского мецената Джорджа Сороса. А как известно, "кто оплачивает банкет, тот и заказывает музыку!"

Именно в этом периоде кроются корни сознательного искажения истории России. Было уже где-то предложение о создании нового учебника истории с учетом последних исследований, с привлечением компетентных независимых экспертов. Право слово, не жаль было бы пожертвовать на это из своих скромных средств. Тогда можно будет говорить об идеологии государства, о патриотизме и сплоченности, когда поймем наконец кто мы такие и какое место занимали в мире на самом деле.

 

Материал предоставила Локтева О.В., член ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

180 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ РУССКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА И ГЕОГРАФА

НИКОЛАЯ МИХАЙЛОВИЧА ПРЖЕВАЛСКОГО

Неизвестные факты о Николае Пржевальском (9 фото)

А.П. Чехов: «…один Пржевальский… стоит десятка учебных заведений и сотни хороших книг… идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки… делают его в глазах народа подвижником, олицетворяющим высшую нравственную силу».

 

 

 

 

 

 

Краткая биография

Родился будущий натуралист 12 апреля 1839 года в деревеньке Кимборово Смоленской области. Семейство Пржевальских принадлежало к старинному шляхетскому роду, и имело собственный герб, дарованный за проявленную доблесть во время воинских сражений. Отец его, Михаил Кузьмич, служил в русской армии. Первоначальным учителем его был его дядя, П.А. Каретников, страстный охотник, вселивший ему эту страсть и вместе с ней любовь к природе и скитаниям.

Окончив гимназию, Николай приступил к службе в Рязанском пехотном полку, где получил офицерский чин, а затем перешел в полоцкий полк. В отличие от большинства своих сослуживцев, все свободное время он проводил не в праздных кутежах, а на охоте, за сбором гербария, изучением орнитологии.

Отслужив пять лет, Пржевальский продолжил образование в Академии Генерального штаба, где вплотную изучал труды выдающихся ученых-географов. За отменную учебу способный студент был избран в действительные члены географического общества.

Уссурийский крайОпределившись в Варшавское юнкерское училище в качестве преподавателя географии и истории, Пржевальский попутно изучал ботанику, зоологию и даже составил учебник по географии. В это же время появляются его первые сочинения: "Воспоминания охотника" и "Военно-статистическое обозрение Приамурского края".

 

Знакомство с Уссурийским краем

Пржевальский всегда мечтал о путешествиях в дальние страны, о которых он столько читал в книгах. Вскоре ему представилась такая возможность – в 1867 году подающего большие надежды специалиста командировали в Уссурийский край на два года для изучения местной флоры и фауны.

 

 

 

По Уссури он дошел до станицы Буссе, потом на озеро Ханка, служащее станцией во время перелета птиц и давшее ему материал для орнитологических наблюдений. Зимой он исследовал Южно-Уссурийский край, пройдя за 3 месяца 1060 верст. Весной 1868 г. он снова отправился на озеро Ханка, потом усмирил в Маньчжурии китайских разбойников, за что был назначен старшим адъютантом штаба войск Приамурской области. Результатами его первой поездки были сочинения: "Об инородческом населении в южной части Приамурской области" и "Путешествие в Уссурийский край".

            За время своей экспедиции по Уссурийскому краю Пржевальскому удалось собрать около трёх сотен видов растений, изготовить такое же количество чучел птиц. Причём многие собранные им экспонаты были обнаружены впервые.

 

Путешествия по Средней и Центральной Азии

Неизвестные факты о Николае Пржевальском (9 фото)Знаменитые путешествия Пржевальского по Средней Азии берут свое начало в 1870 году, когда Русское географическое общество назначило исследователя начальником первой экспедиции.

Из Пекина он двинулся к озеру Далай-Нор, потом, отдохнув в Калгане, исследовал хребты Сума-Ходи и Инь-Шань, а также течение Желтой реки, показав, что она не имеет разветвления, как думали прежде на основании китайских источников; пройдя через пустыню Ала-Шань и Алашанские горы, он возвратился в Калган, сделав за 10 месяцев 3500 верст. В 1872 г. он двинулся к Куку-Нору и далее в Тибет, затем, через Цайдан, к верховью Голубой реки (Мур-Усу), в 1873 г. на Ургу, через Среднюю Гоби, а из Урги в Кяхту. Результатом этого путешествия было сочинение Пржевальского "Монголия и страна тунгутов". В течение трех лет Пржевальский прошел 11 000 верст.

Николай Михайлович ПржевальскийВ 1876 г. Пржевальский предпринял второе путешествие из Кульджи на реку Или, через Тянь-Шань и реку Тарим к озеру Лоб-Нор, южнее коего он открыл хребет Алтын-Таг; весной он на Лоб-Норе воспользовался перелетом птиц для орнитологических исследований, а потом через Курла и Юлдус вернулся в Кульджу. Болезнь заставила его вернуться на время в Россию, где он напечатал "От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор".

 

 У озера Лоб-нор, открытого Пржевальским. 

Фото Роборовского.

 

В 1879 г. он выступил из Зайсанска в третье путешествие с отрядом в 13 человек, по реке Урунгу, через оазис Халийский и через пустыню в оазис Са-Чжеу, через хребты Нань-Шаня в Тибет, и вышел в долину Мур-Усу. Тибетское правительство не хотело пустить Пржевальского в Хлассу, и местное население было так возбуждено, что Пржевальский, перейдя через перевал Тан-Ла и быв в 250 верстах от Хлассы, был вынужден вернуться в Ургу. Возвратясь в Россию в 1881 г., Пржевальский дал описание своего третьего путешествия.

В 1883 г. он предпринял четвертое путешествие, во главе отряда из 21 человека. Из Кяхты он двинулся через Ургу, старым путем, на Тибетское плоскогорье, исследовал истоки Желтой реки и водораздел между Желтой и Голубой, а оттуда прошел через Цайдам к Лоб-Нору и в Каракол, ныне Пржевальск. Путешествие окончилось лишь в 1886 г.

Лошадь ПржевальскогоАкадемия Наук и ученые общества всего света приветствовали открытия Пржевальского. Открытый им хребет Загадочный назван хребтом Пржевальского. Крупнейшими его заслугами является географическое и естественно-историческое исследование горной системы Куэн-Луня, хребтов Северного Тибета, бассейнов Лоб-Нора и Куку-Нора и истоков Желтой реки. Кроме того, им открыты целый ряд новых форм: дикий верблюд, лошадь Пржевальского, тибетский медведь, ряд новых форм других млекопитающих, а равно собраны громадные зоологические и ботанические коллекции, заключающие в себе много новых форм, описанных потом специалистами.

Будучи хорошо образованным натуралистом, Пржевальский был в то же время прирожденным путешественником-скитальцем, предпочитавшим одинокую степную жизнь всем благам цивилизации. Благодаря своему настойчивому, решительному характеру, он преодолел противодействие китайского правительства и сопротивление местных жителей, иногда доходившее до открытого нападения. Наша академия поднесла Пржевальскому медаль с надписью: "Первому исследователю природы Центральной Азии". Окончив обработку четвертого путешествия, Пржевальский готовился к пятому. В 1888 г. он двинулся через Самарканд к русско-китайской границе, где во время охоты простудился и умер 20 октября 1888 г. в Караколе, ныне Пржевальск.

На могиле Пржевальского воздвигнут памятник по рисунку А.А. Бильдерлинга , а другой, по его же проекту, поставлен географическим обществом в Александровском саду в Санкт-Петербурге. Труды Пржевальского переведены на многие иностранные языки. Во всех экспедициях велась Пржевальским маршрутная съемка, основанная на астрономических пунктах, им же определенных, определялись высоты барометрически, велись неустанно метеорологические наблюдения, собирались коллекции по зоологии, ботанике, геологии и сведения по этнографии.

Он провел в Средней Азии, в сложности, 9 лет 3 месяца и прошел 29 585 верст, не считая его путешествия по Уссурийскому краю; за это время им определены астрономически 63 точки. Барометрические наблюдения дали высоты до 300 точек. До Пржевальского в Средней Азии не было ни одного точно нанесенного на карты места, а о природе этой части Азии знали очень мало положительного. Исследования Пржевальского охватили огромную площадь от Памира на востоке до хребта Большой Хинган, длиной 4000 верст, а с севера на юг - от Алтая до середины Тибета, т.е. шириной до 1000 верст. На этом пространстве Пржевальский пересек несколько раз Великую Гоби; так называемую, Восточную Гоби он пересек по двум направлениям, и, обобщив все имеющиеся данные об этих странах, дал полное описание этих местностей. Пржевальский дал первое описание Восточного Туркестана, установил окончательно на карте течение Тарима и место Лоб-Нора, куда он впадает. Обследовав на протяжении 1300 верст всю южную окраину Восточного Туркестана, Пржевальский был первым европейцем, посетившим эти местности. Ему же принадлежит честь обследования впервые Куэнь-Луня, северной границы громадного Тибетского нагорья, до него назначавшегося на картах гадательно. Им выяснено впервые строение земной поверхности этих мест, где громадный хребет Алтын-Тага, вздымаясь к югу от Лоб-Нора, разделяет собой две совершенно различные природы. В северо-восточном крае Тибетского нагорья Пржевальскому удалось впервые подробно обследовать всю область озера Куку-Нора и посетить истоки Желтой и Голубой рек. Вообще, Пржевальский первый дал верную, в общем, картину всего северного Тибета. Труды Пржевальского, кроме названных выше: "Третье путешествие в Центральной Азии" (Санкт-Петербург, 1883), "Четвертое путешествие в Центральной Азии" (Санкт-Петербург, 1888); затем, частью уже изданы, частью имеют быть изданы "Маршруты и метеорологические дневники", "Flora Tangutia" и "Enumeratio plantarun bacusgue et Mongolia notarum", "Отдел Зоологический", с описанием всех зоологических коллекций Пржевальского и "Насекомые".

Переоценить заслуги великого путешественника очень сложно, ведь за время прохождения всех четырех экспедиций по Центральной Азии им было сделано множество важных открытий:

·                     Пржевальский стал первым белым человеком, которому удалось проникнуть вглубь Северного Тибета, к верховьям великих рек Янцзы и Хуанхэ, и тщательно исследовать эти территории.

·                     Представил подробные описания пустынь Алашани, Ордоса и Гоби, высокогорные районы Северного Тибета.

·                     Обновил карты Центральной Азии, на которые нанес ранее неизвестные хребты, крупные и малые озера.

·                     Исследовал таинственное озеро Лобнор – илистое пресноводное озеро, менявшее свое расположение.

·                     Открыл низовья Тарима и хребет Алтынтаг.

·                     Открыл целую горную страну – Куньлунь, о существовании которой в Европе никто даже не догадывался.

·                     Произвел съемку нескольких тысяч километров своего путешествия через районы Центральной Азии.

За время своих экспедиций Пржевальский собрал внушительный гербарий – более 1500 различных видов, а также большие коллекции разнообразных животных Центральной Азии.

 

 

 

 

Неизвестные факты о Николае Михайловиче Пржевальском

Деньги на первую экспедицию он выиграл в карты, а еще одной целью путешествий была военная разведка. Польские журналисты даже высказали предположение о том, что он был настоящим отцом Сталина.

Одно время Николай Пржевальский увлекался игрой в карты. Хорошая зрительная память нередко приносила ему успех в игре, кроме того, у него были свои правила: никогда не иметь при себе более 500 рублей и всегда выходить из-за стола, выиграв больше 1000. Именно так «золотой фазан» (как его прозвали игроки за легендарную удачливость) и получил деньги на первую экспедицию в Центральную Азию – для Географического общества он был новичком, и раздобыть средства другим способом не представлялось возможности. Выигрыш был крупным – 12 000. Пржевальский умел вовремя остановиться и дал себе обещание больше никогда не играть на деньги. С тех пор он даже не притрагивался к картам.

В 30 лет Пржевальский уже был известным ученым и завидным женихом, однако брачные узы он называл «добровольной петлей» и считал, что в пустыне «при абсолютной свободе и у дела по душе» будет «стократ счастливее, нежели в раззолоченных салонах, которые можно приобрести женитьбою». Великий путешественник так и остался холостяком до конца дней.

Неизвестные факты о Николае Пржевальском (9 фото)Помимо научно-исследовательских задач, экспедиции Пржевальского предположительно имели цель военной разведки. И хотя для самого путешественника наука всегда оставалась на первом плане, все же он был офицером российской армии. В последнее время появляется немало исследований, доказывающих тот факт, что Пржевальский был разведчиком и собирал информацию не только для науки, но и для Генерального штаба. 

Самая невероятная легенда, связанная с именем Николая Пржевальского, родилась в 1939 г., когда в польской газете появилась публикация о том, что известный путешественник на самом деле является отцом Сталина. Якобы в 1878 г. Пржевальский был в Грузии, где познакомился с 22-летней Екатериной Джугашвили, а вскоре у нее родился сын Иосиф. Биографы тут же опровергли эти факты: в это время исследователь был в Китае. Тем не менее у этой версии нашлись сторонники, которые подтверждали свои догадки тем, что в годы правления Сталина началась героизация путешественника, о нем сняли фильм и учредили медаль его имени. Но эти факты не могут служить даже косвенным подтверждением истинности догадок польских журналистов.

Польские журналисты назвали Пржевальского отцом Сталина, прежде всего на основании внешнего сходства. 

 

Заслуги Николая Михайловича Пржевальского перед Родиной и их оценка

Заслуги Н.М.Пржевальского перед Россией и всем человечеством огромны. Николай Михайлович — первый европеец, рискнувший отправиться в экспедиции в Центральную Азию. Более девяти лет провел великий путешественник  в четырёх путешествиях-экспедициях, пройдя различными маршрутами 30000 верст. Он прошел и изучил малодоступные районы Уссурийского края и Центральной Азии.

Н.М.Пржевальским и сотрудниками его экспедиций определены 63 астрономические точки и около 300 точек высот. Один гербарий экспедиции Пржевальского насчитывает около 15000 растений 1700 видов, а зоологическая коллекция состоит из 702 млекопитающих, среди которых насчитывается 8 новых видов; фауна представлена 5010 птицами и 1200 пресмыкающимися и земноводными.

Gold_medalЗаслуги великого путешественника с гордостью отмечены на Родине всей передовой наукой. Николай Михайлович Пржевальский был награжден высшей наградой Географического общества России, избран почетным членом Русского географического общества, Петербургского общества естествоиспытателей, почетным доктором зоологии Московского университета. Значение сделанных русским ученым замечательных открытий были признаны и за границей — географические общества разных стран избрали его своим почётным членом, а Британское географическое общество присудило ему золотую медаль. Тибетское путешествие Пржевальского, писало это Общество, превосходит труды всех путешественников в Азии со времен Марко Поло.

Его именем назван один из величественных хребтов Тибета, Высочайшим императорским указом для увековечения его памяти город Каракол был переименован в Пржевальск, была учреждена именная золотая медаль.

na-glavnuju

 

Материал подготовили члены ОЖК:

Ерастов Г.И.,

Мельников В.И.,

Назаров В.Н.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГОРДОСТЬ ДОНСКИХ КАЗАКОВ – ГЕНЕРАЛ ЯКОВ ПЕТРОВИЧ БАКЛАНОВ

(1809–1873)

 

Бакланов Яков Петрович (1809-1873гг), казачий генерал-лейтенант, герой Кавказской войны 1817-1864 годов, вечный шеф 17-го Донского казачьего полка ещё при жизни стал легендарной личностью. Он родился в станице Гугнинской (ныне она находится на дне Цимлянского водохранилища) и происходил из семьи дворян Войска Донского. Его отец — Пётр Дмитриевич, участник изгнания французов из России и георгиевский кавалер, в Русско-турецкую войну 1828–1829 годов командовал казачьим полком. Его сын начал действительную службу в пятнадцать лет в 1-м Донском казачьем полку.

http://elan-kazak.org/wp-content/uploads/2016/07/5-70.jpgБакланов-младший впервые отличился на Русско-турецкой войне 1828—1829 гг., в которой его отец командовал полком. Боевое крещение получил на болгарской земле. Там же получил первое офицерское звание — хорунжего. Он мужественно сражался при штурме крепости Браилов. За участие в разбитии армии великого визиря в Кулевчинском сражении и проявленную при этом личную доблесть 11 июля 1829 г. был награждён орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». В боях Бакланов показал себя столь храбрым и дерзким, что за излишнюю пылкость отец не раз собственноручно «дубасил по спине нагайкой», как признавался Яков Петрович впоследствии.

Затем казачий офицер отличился при взятии с боем у турок укреплённых городов Месемврия и Ахиолло. Наградой стал орден Святой Анны 3-й степени с бантом.

Яков Бакланов был активным участником Кавказских походов. Первой серьёзной экспедицией, положившей начало кавказской известности Бакланова, была экспедиция 1836 г., предпринятая в район рек Псефира, Лаба и Белая. Здесь он был ранен в голову. 4 июля 1836 г., преследуя на протяжении 10 вёрст вчетверо превосходящий отряд горцев (между реками Чамлык и Лаба), выдержал множество контратак неприятеля и израсходовал все патроны, в заключение, выбрав удобный момент, близ укрепления Вознесенского ударил в пики, опрокинул неприятеля и преследовал более 15 вёрст, истребив его почти полностью. За это дело 4 июля 1837 г. награждён орденом св. Владимира 4-й степени с бантом.

В сентябре 1836 года Яков Бакланов производится в чин сотника. В этом звании он начинает свою долгую и славную боевую службу на Кавказе. Там ему суждено было стать одним из самых известных и легендарных (для своих и чужих) участников Кавказской войны. Уже в 1836 году Бакланов получает «высочайшее благоволение» императора Николая I за участие в военных экспедициях в Закубанский край против «немирных» аулов Черкесии. Однако воевать ему пришлось на всём протяжении Кавказской укреплённой линии.

4 июля 1837 года 8-й Донской казачий полк наносит полное поражение большой «партии» горцев в бою близ укрепления Вознесенское. За особое мужество в том столкновении офицер награждается орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. Кавказская война постоянно давала возможность проявить себя военным людям, в ней участвовавшим. Равно как и заслужить различные боевые награды.

22 октября 1837 г. Бакланов произведён в есаулы и переведён в № 41 Донской казачий полк. Весной 1839 г. назначен на службу в Донской учебный полк, а в 1841 г. переведён № 36 Донской казачий полк (Родионова), с которым в Польше содержал кордоны на границе с Пруссией. Яков Бакланов в 1844 году производится в войсковые старшины.

Немногие участники Кавказской войны имели такие послужные списки, как Бакланов. 20 июля 1845 года он отличается в бою с чеченцами в урочище Шаухал-Берды, который завершился взятием неприятельских пушек и штурмом укреплённых завалов, которые служили укрытием для стрелков-горцев. Наградой войсковому старшине за то трудное дело стал орден Святой Анны 2-й степени.

5 июля 1846 года «за отличие, храбрость и мужество, оказанные в жарком бою со „скопищем“ отрядов имама Шамиля при отражении его с большим уроном от крепости Внезапная, пожалован Императорскою короною к ордену Святой Анны высшей степени». В этом же году был назначен командиром № 20 Донским казачьим полком. Приняв полк, Яков Петрович в короткий срок привел его в порядок, добился лучшей организации боевой подготовки и снабжения. Новинками в полку стали тактические занятия, о которых тогда никто не знал, и особая учебная сотня, где готовились инструкторы для всех подразделений. Новым стал и способ боевых действий: от обороны в крепости Бакланов перешел к энергичным наступательным операциям по Куринской линии. Прежде всего, он обрушивался как снег на голову на те отряды горцев, которые собирались для нападения на Куринское укрепление. Его помощниками в обеспечении неожиданности действий стали лазутчики, чеченцы-проводники, пластуны. Затем Бакланов начал проводить более дальние набеги на укрепленные чеченские аулы. Скрытность движения, быстрота и затем смелый удар — такова была его тактика. В трудные минуты боевой обстановки Бакланов с шашкой в руках первый бросался на своем коне вперед. Его шашка «разваливала» врага от темени до седла. Он был непримиримо строг и безжалостен к трусам и говорил обычно оплошавшему казаку, показывая огромный кулак: «Еще раз струсишь, видишь этот мой кулак? Так я тебя этим самым кулаком и размозжу!» Зато за храбрость поощрял всячески и по возможности берег своих подчиненных.

В 1846 году казачий отряд под командованием войскового старшины возвращался в крепость после рейда по чеченским тылам. Внезапно с вершины высокого утёса грянул выстрел. Командир остановил коня и, прикрываясь рукой от солнца, стал вглядываться ввысь. На скале появился чеченец. Хохоча, он принялся выкрикивать в адрес казаков оскорбительные фразы. Расстояние между противниками было так велико, что человек на вершине утёса казался маленькой чёрной точкой.

— А ну, молодцы,— обернулся к казакам войсковой старшина,— сбейте мне этого крикуна!
Дружно загрохотали выстрелы. Однако, когда пороховой дым рассеялся, выяснилось: чеченец по-прежнему невредим. Пользуясь своей неуязвимостью, он продолжал хохотать, и горное эхо далеко разносило его издевательский смех. — Урус-камыш! — вопил горец.— Плохо стрелять!

— Нешто его достанешь,— оправдывались казаки, — эво куда забрался, окаянный!

— Пули не долетают…— предположил кто-то.

Густые брови войскового старшины грозно нахмурились.

— Горцы стреляют хорошо,— строго сказал он,— но вы — казаки, и вам сам Бог велел стрелять лучше. С этими словами он сорвал винтовку с плеча и, перекинув её в левую руку, выстрелил. Чеченец покачнулся и рухнул в пропасть. Несколько мгновений стояла тишина, взорванная затем громким «Ура!».

— Вот это фокус! — поразился один молодой казак— Даже не целясь!

— Эх ты, дурья голова,— упрекнул его пожилой сотник,— это же сам Бакланов. Не зря чеченцы называют его дьяволом.

В 1848 г. он стал подполковником, в следующем году был награжден золотой шашкой с надписью: «За храбрость». За доблестные действия при прорыве сильного заслона горцев у Гойтемировских ворот командир казачьего полка получил полковничий чин.

Летом 1850 г. назначен командиром № 17 Донским казачьим полком. Однажды в полк на имя Бакланова пришла посылка. В ней оказался большой кусок чёрной ткани, на котором был изображён череп с перекрещенными костями и круговой надписью из «Символа веры»: «Чаю воскресения мёртвых и жизни будущаго века. Аминь». Яков Петрович закрепил ткань на древке, превратив её в личное знамя. Даже у бывалых казаков этот значок вызывал тягостное чувство, горцы же испытывали от баклановского символа суеверный ужас. Один из очевидцев писал: «Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром,— там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути».

https://www.perunica.ru/uploads/posts/2012-04/1333528901_1333379756_ef66f6cfef2a.jpgВ феврале 1849 года за взятие укреплённых аулов Махмуд-Юрт, Перхикан-Юрт и Бейк-Которо (где состоялся сильный бой с мюридами имама Шамиля) награждается Золотым оружием — саблей с надписью «За храбрость». В сентябре 1849 года Яков Бакланов показывает себя отважным командиром во многих жарких схватках с горцами, которые случались во время прокладывания просек для дорог в дремучих лесах Чечни.

Чин полковника полковой командир получил в 1850 году «за отличие во время набега на Гойтемировские ворота». В следующем году он награждается орденом Святого Владимира 3-й степени за победу в бою над отрядами Шамиля, который произошёл на известной в Чечне Шалинской поляне.

В 1851 г. Я. П. Бакланов был вызван в крепость Грозную для участия в чеченской экспедиции под руководством князя А.Барятинского. Якову Петровичу было поручено командовать всей конницей отряда, и за свои блестящие действия в экспедиции он получил новую награду — орден святого Владимира 3-й степени. Вернувшись в Куринское укрепление, он продолжил активные наступательные действия в сторону Ауха, по долине реки Мичик, на Гудермес и Джалку. За боевые заслуги был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени и чина генерал-майора.

В феврале 1852 г. он, по приказанию начальника левого фланга кавказской линии князя Барятинского, с отрядом из трёх пехотных батальонов, четырёх орудий и своего казачьего полка, окончил просеку от Куринского укрепления к р. Мичик. В это же время князь Барятинский выступил из крепости Грозной к Автурам, для дальнейшего следования через Большую Чечню и Маиор-Туп в Куринское. 17 февраля, Бакланов, с двумя сотнями своего полка выехал на Кочкалыковский хребет. Лазутчики принесли известие, что Шамиль с 25-тысячным отрядом стоит за рекой Мичик, против просеки, чтобы отрезать Бакланову обратный путь. Сосредоточив к ночи 5 рот пехоты, 6 сотен казаков и 2 орудия, Яков Петрович сумел обмануть бдительность Шамиля, пробрался с отрядом сквозь его линию, без дорог, по самой дикой местности присоединился к князю Барятинскому в тот самый момент, когда последний более всего имел необходимость в поддержке при проходе через леса. Командуя вслед за тем арьергардом князя, Бакланов совершил ряд новых подвигов.

В 1852 году Яков Петрович Бакланов становится георгиевским кавалером. Орден 4-й степени он получает за исключительную личную храбрость, проявленную при атаке неприятельской укреплённой позиции: «В воздаяние отличных подвигов мужества и храбрости, оказанных 18-го Февраля 1852 года в делах против Горцев при занятии с боя места назначенного для переправы войск Чеченского Отряда чрез реку Мичик, причем не только удержана позиция до окончания переправы, но и нанесено совершенное поражение скопищам Шамиля » В первый день сентября того же 1852 года следует производство Бакланова в генерал-майорский чин.

10 апреля 1853 года «за отличие, оказанное при атаке неприятельской позиции у аула Гурдали и совершенном рассеивании скопищ Шамиля» казачий генерал награждается орденом Святого Станислава 1-й степени.

В мае того же 1853 года генерал-майор Я. П. Бакланов оставляет должность полкового командира. Императорским указом он назначается «состоять при Кавказском корпусе в звании начальника кавалерии левого фланга» Кавказской укреплённой линии. Так он входит в число военачальников России в той длительной войне, командуя теперь казачьей конницей, действовавшей в Чечне и Дагестане.

Список победных баклановских боёв в бурном 1854 году пополнился разгромом многочисленного отряда имама Шамиля между крепостью Грозная и аулом Урус-Мартан. За ту победу император Николай I выразил казачьему генералу высочайшее благоволение.

Крымская (или Восточная) война призывает Я. П. Бакланова, генерала Войска Донского, на новое боевое поприще — в Закавказье. В 1855 году он назначается начальником иррегулярной (казачьей и милиционной кавказской) кавалерии Отдельного Кавказского корпуса (его Александрийского отряда), вставшего своими основными полевыми силами на турецкой границе и изготовившегося перейти в наступление.

Тогда целью русских войск стала сильная в фортификационном отношении крепость Карс, находившаяся на пересечении важных путей в кавказском приграничье Российской империи. Под личным командованием Якова Петровича корпусная кавалерия перекрывает не только дороги, но и тропы, по которым осаждённый султанский гарнизон получал и продовольствие, и подкрепления, и связь со Стамбулом. Такое «стеснение» повлияло на осаждённых в Карсе турок самым деморализующим образом.

Из всех генералов своей армии главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом граф Н. Н. Муравьёв, больше всего надеялся на Я. П. Бакланова не только вследствие давней и громкой военной репутации его, но и потому, что Бакланов знал Карс и его окрестности, как никто. Этот начальник иррегулярной конницы еще в конце мая 1855 г. перешел турецкую границу двумя колоннами и сосредоточил свой отряд в Аджан-Кале, севернее Карса. Начались рекогносцировки. После давшей очень важные результаты рекогносцировки 14 (26) июня 1855 г. Бакланов посоветовал графу Муравьеву приказать штурмовать крепость, предупреждая, что если пропустить эту благоприятную минуту, то она не так скоро вернется. Но Муравьев не решился. Он объяснил причину своей нерешительности в письме к военному министру: в случае неудачи войска отступят, а население Закавказского края «будет готовиться к восстанию», да и со стороны Персии в этом случае следует ждать неожиданностей. Сил у Муравьева было не много. Если бы у него было еще хоть 15 000 человек, пишет он министру, тогда можно было бы, «заблокировав Карс» и не задерживаясь около него, идти прямо на Эрзерум. Но при том положении, какое на самом деле было, оставалось приступить к тесному обложению города и к захвату провианта, который на арбах подвозился к городу из Саганлуга, Каракургана, Бардуза и других мест. Весь июль и август ушел у русских войск на эти нападения, на сожжение заготовленных припасов, на уничтожение фуражиров, выходивших из крепости. В этих атаках почти всегда успех был на стороне русских.

За участие в осаде и штурме Карской крепости, в полном успехе её взятия Бакланов в 1856 году награждается орденом Святой Анны высшей, 1-й степени.

После Крымской войны он возвращается из Закавказья на Кавказскую укреплённую линию. По императорскому повелению Александра II Яков Петрович в феврале 1857 года был назначен походным атаманом Донских казачьих полков, находившихся в «поочерёдных командировках» на Кавказе. В этой должности он состоял до 1860 года.

2 апреля 1860 года за «кавказские труды» Бакланов производится в генерал-лейтенанты. После этого он оставляет Кавказ и не участвует в завершении Кавказской войны.

С 1861 по 1863 год он является начальником (генералом) Второго округа Войска Донского.

Во время очередного «возмущения» в Польше, с июня 1863 года по 1867 год генерал-лейтенант Бакланов находился в «служебной командировке» в городе Вильно (ныне Вильнюс, Литва). Во время Польского восстания он начальствовал над Донскими казачьими войсками в Виленском военном округе, быстро сломив здесь сопротивление «мятежной шляхты».

В этой должности и ситуации Бакланов показал себя суровым, но справедливым начальником. Невзирая на строгие предписания, он не конфисковывал имения польских повстанцев, старался учредить опеку над малолетними детьми убитых в боях или высланных из России конфедератов, чтобы сохранить за ними имущество. На докладе командующему Виленским военным округом Яков Петрович заявил: «Вы можете меня и под суд отдать, и без прошения уволить, но я скажу одно: отделом я управлял от вашего имени, которое всегда чтил и уважал, целью моею было так поступать, чтобы на имя это не легло никакого пятна, и совесть мне говорит, что я добился успеха…Я моему Государю, России и вам, моему прямому начальнику, был и буду верен, но в помыслах моих было ослабить слухи о русской свирепости».

За «командировку» в Царство Польское казачий военачальник был награждён орденом Святого Владимира 2-й степени с мечами.

После Вильно в 1867 году генерал-лейтенант Я. П. Бакланов вышел в отставку и поселился в Санкт-Петербурге до самой своей смерти «состоял при войске налицо».

После тяжелой и продолжительной болезни умер в бедности 18 октября 1873 года, похороны состоялись на кладбище петербургского Новодевичьего монастыря за счет Донского казачьего войска. Пять лет спустя его могилу украсил памятник, созданный на добровольные пожертвования и изображавший скалу, на которую брошены бурка и папаха, из-под папахи выдвинут чёрный «Баклановский значок».

В 1911 г. прах Якова Петровича был торжественно перезахоронен в усыпальнице Вознесенского собора Новочеркасска, рядом с могилами других героев Дона — М.Платова, В.Орлова-Денисова, И.Ефремова.

pamyatnik_generalu_BaklanovuУчаствуя во многих кровавых переделках, Бакланов был ранен только дважды: в 1848 году пулей в ключицу левого плеча, и в 1850 году опять же пулей в бедро правой ноги.

О безмерной храбрости и лихости Бакланова ходили легенды. Он лично водил казачьи полки и сотни в атаки, участвовал в засадах и перестрелках, приступах, строительстве укреплений, мостов и дорог. Обладая огромной физической силой, неизменно выходил победителем из рукопашных схваток, в которых ему также доводилось бывать часто. Яков Бакланов был одним из самых популярных героев эпохи Кавказских войн. Получив под командование полк донцов, бывший в крайне плохом состоянии, он своей энергией быстро привёл его в образцовое состояние, а от робкой линейной обороны своих предшественников перешёл к самым решительным наступательным действиям «за линией». И уже вскоре сделался грозой «немирных» горцев, считавших «Баклю» сродни самому дьяволу и звавших его «Даджал», то есть сатана. Зная об этом, Бакланов всячески поддерживал противников в убеждении, что ему помогает нечистая сила. Когда в марте 1850 года он был ранен и горцы, узнав об этом, решили сделать набег большим отрядом, генерал, превозмогая боль, ночью лично повёл казаков на врагов, которые, увидев перед собой «Даджала», разбежались в страхе перед его неуязвимостью.

В другой раз во время внезапного нападения мюридов имама Шамиля на стан русских войск, Бакланов, не успевший одеться, появился перед казачьим полком в одной бурке, накинутой на голое тело, и с шашкой в руке, чем и навёл на нападавших горцев панику.

Наконец, во время рубки просеки через Качкалыковский хребет, Бакланов, знавший, что знаменитый горский стрелок Джанем обещал Шамилю убить его, когда он станет на обычное место на холме, всё-таки в обычное время поднялся на высоту. И, когда дважды промахнувшийся Джанем выглянул из-за скалы, пулей из штуцера сразил его наповал, чем вызвал восторг даже среди горцев, наблюдавшим за этим огневым поединком.

Многими своими подобными поступками в боевых ситуациях Бакланов сделал своё имя грозным по всему Кавказу, чему история знает много примеров и подтверждений.

Один из признанных историков Кавказских войн с турками, персами, горцами и местными мятежниками, В. А. Потто в биографическом очерке о легендарном казачьем предводителе писал так:

«Кто не знает, с каким чувством вспоминается имя знаменитого кавказского героя на Дону, где даже дети в играх своих стараются во многом и теперь подражать Бакланову!

Мир праху храброго и доблестного воина!

 

https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/wp-content/uploads/2015/07/77633259.jpg

Памятник генералу Бакланову в городе Волгодонске.

 

С гордостью будет произноситься это славное имя каждым донским казаком, и тёплым задушевным словом помянут его сослуживцы, свидетели его беззаветной удали и честного исполнения долга».

 

 

 

 

Вербенко Ю.В., сибирский казак, член Объединения журналистов Казачества,

ученый секретарь секции ВПВ ВНО им. М.Вю Фрунзе при ЦДРА МО.

 

 

Литература:

1.                  Бакланов Я.П. «Моя боевая жизнь. Мемуары». С.Пб., 1871г.

2.                  Ср. Б. Потто «Яков Петрович Бакланов», СПб., 1885г.

3.                  Газета «Донская речь», №11 (016) от 15 марта 2006 года, «Бакланов Яков Петрович».

4.                  Энциклопедия города Новочеркасска. 2014 г.

 

 

ЧЕХОВ И ГИЛЯРОВСКИЙ

 
Стихотворение В. А. Гиляровского «Песня Дона»:

Дон могучий, Дон широкий
Томно-синею водой
По степи бежит далёкой,
Блещет яркою струёй.

И, журча, катятся воды,
И валы о берег бьют,
И о днях былой свободы
Песни смелые поют.

Всё поют! О буйной воле,
О наездах казаков,
О пирах, о тяжкой доле,
О бряцании оков...

Всё поют! И песню эту
Кто душой своей поймет,
Пусть несет её по свету,
Пусть, как Дон, её поёт!

 

Чаще всего вспоминают «Дядю Гиляя» как автора книги «Москва и москвичи».Писатель и журналист Владимиp Алексеевич Гиляровский (1853–1935) широко известен, прежде всего, как бытописатель Москвы.

Однако, казакам будет интересно узнать, что в сердце Гиляровского навсегда запали донские степи. С 1871 года, стpанствуя по России, Владимир Алексеевич был и табунщиком в задонских степях, и циpкачом в Ростове. Впоследствии, как репортёр «Дядя Гиляй» часто бывал на Дону, сотрудничал с газетой «Донская речь».

Несколько цитат из книги «Мои скитания» (1926):

«А кругом — степь да небо! Зелёный океан внизу и голубая беспредельность вверху. Чудное сочетание цветов... Пространство необозримое... И я один, один с послушным мне диким конем чувствую себя властелином необъятного простора. Ни души в этой степи, только что скинувшей снежный покров, степи, разбившей оковы льда, зеленеющей, благоуханной.

Я надышаться не могу. В этом воздухе всё: свобода, творчество, счастье, призыв к жизни, размах души... Обжился я на зимовнике и полюбил степь больше всего на свете, должно быть, дедовская кровь сказалась. На всю жизнь полюбил и часто бросал Москву для степных поездок по коннозаводским делам...»

Как потомственный казак и патриот России Гиляровский всегда интересовался темой казачества, его историей, бытом, традициями. В 1888 году он написал поэму «Стенька Разин», а в 1894 году вышел в свет сборник «Забытая тетрадь», где лучшие стихи были посвящены казачеству, а также поэма «Запорожцы».

Современники, его друзья -казаки знали его как казака и офицера, принимавшего участие в войне с Турками (1877 г.) в рядах Кубанского пластунского батальона!

В 1877 Владимир Гиляровский участвовал солдатом-добровольцем в русско-турецкой войне и за свои подвиги в боях был награжден Георгиевским крестом. Согласно воспоминания Гиляровского, он участвовал на Шипке в Шейновском бою 28 декабря 1877 года под командованием полковника М.А. Надеина. Руководил всем боем генерал Скобелев. Скобелев решил окружить Шейново кавалерий и, после артиллерийского обстрела, кавалерия генерала Дохтурова (в состав которой входил 1-й Донской казачий полк) была направлена в обход Шейнова. В это время русская пехота контратаковала турок на кургане Шишмица, но после кровопролитного боя турки стали теснить русских солдат. И тогда отряд полковника Надеина бросился со своих позиций, расположенных на горе св. Николая (Орлинное гнездо), вниз, на турецкие позиции. Среди этих удальцов сражался и Владимир Гиляровский. Бой был тяжелым, со стороны русских выбыло убитыми и раненными 1700 человек. Турки начали отступать, но с тыла по ним ударила кавалерия Дохтурова, и только три тысячи турок смогли вырваться из окружения. Через 25 лет, 12 сентября 1902 года,  Владимир Гиляровский вместе с другими участниками русско-турецкой войны приехал на Шипку и принял участие в Шипкинских торжествах.

  В своем творчестве Гиляровский часто обращался к казачьим темам, издал книгу стихов «Казаки». О себе говорил:

Я рожден, где сполохи играли,

Дон и Волга меня воспитали,

Жегулей непролазная крепь,

Снеговые табунные дали,

Косяками расцветшая степь

И курганов извечная цепь.

Однако это стихотворение в его произведениях не помещено и сохранилось только в частном письме.

Зрелые годы жизни Гиляровский провел в Москве, работая репортером газет «Московский Листок», «Русские Ведомости», «Русское Слово», «Россия», «Русская мысль» и др. Одно время сам издавал «Листок Спорта», имел контору объявлений и организовал «Русское гимнастическое общество». Во время Первой Мировой войны, издал три книжки патриотических стихов. Проживая в Москве, он приобрел обширные знакомства и, благодаря словоохотливости и неиссякаемому остроумию, стал желанным гостем на семейных торжествах именитого купечества. Дружески встречали его в своем Собрании и офицеры 1-го донского  казачьего полка. В 1896 г. он присутствовал на прощальном обеде в честь, выходящего «на льготу», сотника 3.А. Алферова и прочитал посвященное ему стихотворение:

Путь счастливый!

Отвези ты

Дону Тихому поклон

И скажи, что не забыты

Мной ни степь, ни Вольный дон.

Не забыта в дни невзгоды,

От родных вдали земель,

Эта родина свободы

И героев колыбель.

Обновись душой усталой,

Степи воздухом вздохни

И скажи: «боец удалый

Коротает мирно дни

В суете столицы скучной,

Мелочной заботы полн,

Где не слышно песни звучной,

Где не слышно плеска воли.

Где болит душа от стона

Обездоленных людей,

Не видавших воли Дона

И не знавших тех степей

 

Гиляровский послужил одним из прообразов для барельефа на пьедестале памятника Гоголю в Москве работы Н. А. Андреева.

Все мы помним картину И. Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Для хохочущего казака с роскошными усами, в белой папахе и красной свитке позировал сам Гиляровский

 

О ЛЮБВИ ГИЛЯРОВСКОГО И ЧЕХОВА К ДОНУ, ДОНСКИМ СТЕПЯМ И КАЗАЧЬЕЙ ВОЛЬНИЦЕ… -« А, С ДОНУ, РОДНОЕ, СТЕПЬ-МАТУШКА!»

"Над дорогой с веселым криком носились старички, в траве перекликались суслики, где-то далеко влево плакали чибисы. Стадо куропаток, испуганное бричкой, вспорхнуло и со своим мягким "тррр" полетело к холмам. Кузнечики, сверчки, скрипачи и медведки затянули в траве свою скрипучую, монотонную музыку…"

С такой любовью описывает Антон Павлович утро в степи.

А дальше день, знойный июльский день:

"Как душно и уныло! Бричка бежит, а Егорушка видит все одно и то же - небо, равнины, холмы… Музыка в траве приутихла. Старички улетели, куропаток не видно. Над поблекшей травой, от нечего делать, носятся грачи, все они похожи друг на друга и делают степь еще более однообразной… Для разнообразия мелькнет в бурьяне белый череп или булыжник, вырастет на мгновение серая каменная баба или высохшая ветла…" Славно удалось его первое большое произведение "Степь"!

Не та буйная, казацкая, гоголевская степь с ее налетами запорожцев, а тихая, спокойная степь времени его детства и юности.

Антон Павлович - степняк прирожденный, от прадедов. Когда вышла его "Степь", я много беседовал с ним о степях, которые сам страстно люблю. В этих беседах принимал участие и его отец.

Из рассказов Павла Егоровича и его детей я узнал и родословную Чеховых.

Дед Антона Павловича, Егор Михайлович Чех, принадлежал к крепостным знаменитого донца графа Платова. Почему прозвание его было Чех, так и осталось неизвестным. Он жил и работал в степных слободах Крепкой и Княжой, заработал достаточно денег, чтобы выкупиться на волю, что и сделал. Дети у него были уже свободны, три сына, - Михаил, Павел и Митрофан.

Михаил, старший, был отцом отдан в ученье в переплетчики в Калугу, где скоро получил известность как лучший мастер. Он назывался не Чехов, а Чохов. Своему отцу он прислал подарок - весьма сложно сделанную шкатулку со следующей надписью: "Примите, дражайший родитель, плод усердного труда моего". Шкатулкой этой очень дорожил Антон Павлович.»…

«Любил я чеховскую компанию, когда они жили в "комоде". Удивительно был похож на комод этот двухэтажный флигелек - он и сейчас такой же - на Кудринской-Садовой; он принадлежал тогда земляку Чехова, доктору Корнееву, донскому казаку. Вверху помещались столовая и комнаты для семьи, внизу - большой кабинет Антона Павловича, в который сверху была устроена внутренняя лестница прямо из столовой. Тогда я очень много разъезжал в разных командировках, то на холеру, то на чуму в астраханские пустыни, то на разные катастрофы, а то в задонские степи по делам табунного коневодства, в казачьи зимовки и калмыцкие улусы. И только налетом, возвращаясь в Москву, мог видеть я моего друга, и каждая встреча наша была взаимно радостна.

В один из таких приездов влетел я к Антону в кабинет. Он, по обыкновению, за письменным столом сидит.

- Откуда? - улыбнулся он, и глаза его засияли.

- Да отовсюду: с Волги, с Дона, с кубанских плавней, с терских гребней.

- Как ты загорел! Совсем чугунный. Ну, садись! Рассказывай!

- Вот тебе гостинец из родных краев - копченый гусь, сало, две бутылки цимлянского с Дона да шемайка вяленая с Терека.

Весь стол у Антона был обложен аккуратно связанными пачками конвертов с сохранившимися еще на них пятью сургучными печатями - денежных, со стола он перекладывал их на полку.

- Архив перебираю, - пояснил он мне. - Все редакционные дела. Вот "Осколки", вот "Стрекоза", вот "Петербургская газета"… Память о прожитых богатствах.

И он начал развертывать мой кулек.

- А, с Дону, родное, степь-матушка!

Я тихо, бережно пожал ему руку, он улыбнулся.

- Эх, ты!.. Ну, рассказывай…»

Чехова и Гиляровского связывала крепкая дружба.

Гиляровский вспоминает, о том, когда у Чехова началась связь с Художественным театром, то жить стали Чеховы богаче, кончились совместные ужины с "чеховским салатом" - картошка, лук, маслины - и чаем с горячими баранками, когда мы слушали виолончель Семашки, молодых певиц и молодого еще певца Тютюника, который, маленький, стоя, бывало, у рояля, своим огромным басом выводил: "…Вот филин замахал крылом" - и в такт плавно махал правой рукой. Шумно и людно стало теперь у Чеховых…

Иногда все-таки урывались часы для дружеской беседы, и когда мы оставались вдвоем, без посторонних, - Чехов опять становился моим старым, милым Антошей, на которого смотреть было радостно, а среди окружавшего его теперь общества мне всегда бывало как-то жаль его - чувствовалось мне, что и ему не по себе… Недаром он называл сотрудников "Русских ведомостей" - мороженые сиги…

«- Ты - курьерский поезд. Остановка - пять минут. Буфет.» Так Чехов сказал мне однажды, еще в те времена, когда он жил в "комоде", в этом маленьком двухэтажном коттедже на Кудринской-Садовой, куда я забегал на часок, возвращаясь из газетных командировок или носясь по Москве в вихре репортерской работы. Приходят на память эти слова Чехова, когда начинаю писать воспоминания, так непохожие на обычные мемуары…

У бродяги мемуаров нет, - есть клочок жизни. Клочок там, клочок тут - связи не ищи… Бродяжническую жизнь моей юности я сменил на обязанности летучего корреспондента и вездесущего столичного репортера. Днем завтракаешь в "Эрмитаже", ночью, добывая материал, бродишь по притонам Хитрова рынка. Сегодня, по поручению редакции, на генерал-губернаторском рауте пьешь шампанское, а завтра - едешь осматривать задонские зимовники, занесенные снегом табуны, и вот - дымится джулун.

Над костром в котелке кипит баранье сало… Ковш кипящего сала - единственное средство, чтобы не замерзнуть в снежном буране, или, по-донскому, шургане… Николай Рубинштейн дирижирует в Большом театре на сотом представлении "Демона", присутствует вся Москва в бриллиантах и фраках - я описываю обстановку этого торжественного спектакля; а через неделю уже Кавказ, знакомые места, Чертова лестница, заоблачный аул Безенги, а еще выше, под снежной шапкой Коштан-тау, на стремнинах ледяного поля бродят сторожкие туры. А через месяц Питер, встречи в редакциях и на Невском… … А там опять курьерский поезд, опять мечешься по Москве, чтобы наверстать прошедшую прогульную неделю…

Антон Павлович как-то рассказал, как его случайно завел Селецкий, тогдашний председатель общества, в гимнастический зал в доме Редлиха на Страстном бульваре:

- Посреди огромного зала две здоровенные фигуры в железных масках, нагрудниках и огромных перчатках изо всех сил лупят друг друга по голове и по бокам железными полосами, так что искры летят - смотреть страшно. Любуюсь на них и думаю, что живу триста лет назад. Кругом на скамьях несколько человек зрителей. Сели и мы. Селецкий сказал, что один из бойцов - Тарасов, первый боец на эспадронах во всей России, преподаватель общества, а другой, в высоких сапогах, его постоянный партнер - поэт Гиляровский. Селецкий меня представил вам обоим, а ты и не поглядел на меня, но зато так руку мне сжал, что я чуть не заплакал.

«Чехов с тех пор так и не бывал больше в Гимнастическом обществе, но разговаривали мы о нем впоследствии не раз, а в 90-х годах он даже внес членский взнос и снова стал числиться членом, желая сделать мне, председателю общества, приятное. Привез я ему как-то в Мелихово список членов общества, где и его фамилия была напечатана.

- Ну, какой же я гимнаст! - сказал он улыбаясь. - Я человек слабый, современный, а вы с Тарасовым точно из глубины веков выплыли. Тамплиеры! Витязи! Как тогда хлестались вы мечами! Никогда не забуду. А ты и меня в гладиаторы!..»

«И несколько лет Антон Павлович числился членом общества, но никогда там не бывал, хотя ценил и любил силу и ловкость в других. Когда я приезжал в Мелихово, то обязательно он и его отец, Павел Егорович, вели меня к лошадям, пасшимся в леваде, сзади двора, и бывали очень довольны, когда я им показывал какие-нибудь штуки по вольтижировке или джигитовке…»

А Гиляровский увлекся конским спортом – «вспомнил юность, степи, табуны. Я отдыхал на скачках, главным образом не на самых скачках, а на утренних работах скаковых лошадей. Потом начал писать в казенном журнале "Коннозаводство" и московском "Русском спорте", а впоследствии редактировал "Журнал спорта". Я интересовался только верховыми лошадьми, купеческого рысака я не любил, - и метался по степям, по табунам, увлекаясь давно знакомым мне делом.»

В 1897 году В.А. Гиляровский был командирован Русским гимнастическим обществом (председателем которого он являлся) в Сербию на состязания Всеславянского общества «Душан Сильный». 1 июня в Белграде начались различные гимнастические состязания, в которых принял участие и Владимир Гиляровский. Состязания продолжались три дня, на третий день награждались победители, в числе которых был и Гиляровский, получивший первую награду – большую золотую медаль с надписью «Наибольшему витязю Душана Сильного».

«- Владимир Алексеевич, вы посидите, а я на полчасика вас покину, - обратилась ко мне Ольга Леонардовна.

- Да я его не отпущу! Гиляй, какой портвейн у меня! Три бутылки!

Я взял в свою руку его похудевшую руку - горячую, сухую.

- А ну-ка пожми! Помнишь, как тогда… А табакерка твоя где?

- Вот она.

Он взял ее, погладил, как это всегда делал, по крышке и поднес ее близко к носу.

- С донничком? Степью пахнет донник. Ты оттуда?

- Из Задонья, из табунов.

- И неуков объезжал?

- И неуков объезжал, и каймак ел, и цымлу пил, и выморозки…

- Хорошо там у нас… Наши платовские целинные степи!»

О Донском арбузе: «С Чеховым я встречался все реже и реже… Уже давно кончились наши субботы у меня и воскресенья у Чеховых. Антон Павлович стал идти в гору. "Русские ведомости", которые я почти оставил, стали за ним ухаживать, "Русская мысль" - тоже… А потом - Художественный театр. Но хотя наши встречи и стали реже, они всегда были самые теплые, дружеские и по-прежнему веселые. Вспоминается, например, такой случай.

Как-то в часу седьмом вечера, великим постом, мы ехали с Антоном Павловичем с Миусской площади из городского училища, где брат его Иван был учителем, ко мне чай пить. Извозчик попался отчаянный: кто казался старше, он ли, или его кляча, - определить было трудно, но обоим вместе сто лет насчитывалось наверное; сани убогие, без полости. На Тверской снег наполовину стаял, и полозья саней то и дело скрежетали по камням мостовой, а иногда, если каменный оазис оказывался довольно большим, кляча останавливалась и долго собиралась с силами, потом опять тащила еле-еле, до новой передышки. Наших убеждений извозчик, по-видимому, не слышал и в ответ только улыбался беззубым ртом и шамкал что-то невнятное. На углу Тверской и Страстной площади каменный оазис оказался очень длинным, и мы остановились как раз против освещенной овощной лавки Авдеева, славившейся на всю Москву огурцами в тыквах и солеными арбузами. Пока лошадь отдыхала, мы купили арбуз, завязанный в толстую серую бумагу, которая сейчас же стала промокать, как только Чехов взял арбуз в руки. Мы поползли по Страстной площади, визжа полозьями по рельсам конки и скрежеща по камням. Чехов ругался - мокрые руки замерзли. Я взял у него арбуз.

Действительно, держать его в руках было невозможно, а положить некуда.

Наконец я не выдержал и сказал, что брошу арбуз.

- Зачем бросать? Вот городовой стоит, отдай ему, он съест.

- Пусть ест. Городовой! - поманил я его к себе.

Он, увидав мою форменную фуражку, вытянулся во фронт.

- На, держи, только остор…

Я не успел договорить: "осторожнее, он течет", как Чехов перебил меня на полуслове и трагически зашептал городовому, продолжая мою речь:

- Осторожнее, это бомба… неси ее в участок…

Я сообразил и приказываю:

- Мы там тебя подождем. Да не урони, гляди.

- Понимаю, вашевскродие.

А у самого зубы стучат.

Оставив на углу Тверской и площади городового с "бомбой", мы поехали ко мне в Столешников чай пить.

На другой день я узнал подробности всего вслед за тем происшедшего. Городовой с "бомбой" в руках боязливо добрался до ближайшего дома, вызвал дворника и, рассказав о случае, оставил его вместо себя на посту, а сам осторожно, чуть ступая, двинулся по Тверской к участку, сопровождаемый кучкой любопытных, узнавших от дворника о "бомбе".

Вскоре около участка стояла на почтительном расстоянии толпа, боясь подходить близко и создавая целые легенды на тему о бомбах, весьма животрепещущую в то время благодаря частым покушениям и арестам. Городовой вошел в дежурку, доложил околодочному, что два агента охранного отделения, из которых один был в форме, приказали ему отнести "бомбу" и положить ее на стол. Околодочный притворил дверь и бросился в канцелярию, где так перепугал чиновников, что они разбежались, а пристав сообщил о случае в охранное отделение. Явились агенты, но в дежурку не вошли, ждали офицера, заведовавшего взрывчатыми снарядами, без него в дежурку войти не осмеливались.

В это время во двор въехали пожарные, возвращавшиеся с пожара, увидали толпу, узнали, в чем дело, и старик-брандмейстер, донской казак Беспалов, соскочив с линейки, прямо как был, весь мокрый, в медной каске, бросился в участок и, несмотря на предупреждения об опасности, направился в дежурку.

Через минуту он обрывал остатки мокрой бумаги с соленого арбуза, а затем, не обращая внимания на протесты пристава и заявления его о неприкосновенности вещественных доказательств, понес арбуз к себе на квартиру.

- Наш, донской, полосатый. Давно такого не едал.»

«А как любил Чехов степи! Они были постоянно темой наших разговоров, когда мы оставались вдвоем, и оба мы на этих воспоминаниях отдыхали от суеты столичной…

Еще в начале нашего знакомства он с удовольствием выслушивал мои стихи про Стеньку Разина, про запорожцев, которые еще тогда напечатаны не были.

Я уже говорил о том впечатлении, которое произвела на меня "Степь", напечатанная впервые в "Северном вестнике" в конце 80-х годов. При первой же встрече я высказал Чехову свой восторг:

- Прелесть! Ведь это же настоящая, настоящая степь! Прямо дышишь степью, когда читаешь.

- Скучно тебе было читать, скажи по совести!

- Тихо все, читаешь, будто сам в телеге едешь, тихо-тихо едешь.

- Вот оттого-то она и скучна тебе, так и быть должно. Моя степь - не твоя степь. Ведь ты же опоздал родиться на триста лет… В те времена ты бы ватаги буйные по степи водил, и весело б тебе было. Опоздал родиться…

Он засмеялся. А потом задумался и, глядя мне в глаза, медленно проговорил:

- Будет еще и твоя степь. И ватаги буйные будут. Все повторится, что было… Только мы с тобой не доживем до этого. А будет, будет это… И Гонты, и Гордиенки, и Стеньки Разины будут… Все будет… И шире и грознее еще разгуляется. Корка вверху лопнет, и польется; ведь в каждой станице таится свой Стенька Разин, в каждой деревне свой Пугачев найдется… Сорвется с цепи - а за ним все стаей, стаей…

- Все люди будут сильными! - сказал мне в одну из бесед А. П. Чехов.

Источник: В. А. Гиляровский  «Жизнерадостные люди».

Идет казацкой силы рать…

Все ближе… ближе… Слышны крики,

Видны отдельные полки,

Звенят подковы, блещут пики,

Горят на солнце бунчуки.

На том папаха,

Из черна соболя окол,

На этом рваная рубаха,

На этом бархат, этот гол,

И лишь полгруди закрывают

Усы…

- Вот… вот… Именно такие… Все будет, все будет… через сто лет ( Чехов)

Еще:

По материалам «Комсомольской правды»: 29 января 1860 года родился Антон Павлович Чехов. Его рассказы известны всему миру, его пьесы уже сто с лишним лет с аншлагами ставят на театральных сценах во многих странах. А вот наши знания о самом писателе часто ограничиваются довольно скудными представлениями из школьной программы. Да, помним, что был не только литератором, но и врачом. Ну еще всплывает тот самый хрестоматийный портрет Чехова из учебников, на котором нам предстает строгий мужчина в пенсне. Кстати, сам писатель этот портрет терпеть не мог: «Если я стал пессимистом и пишу мрачные рассказы, то виноват в этом портрет мой», - так отзывался Чехов о работе художника Браза.

В общем, пора открывать для себя классика с новой стороны. Мы собрали десять неожиданных фактов о Чехове:

1. Чехова называли «русским богатырем». Вопреки все тем же каноническим представлениям, писатель отнюдь не был осунувшимся хрупким человечком с тихим голосом. Стереотип сложился на основании поздних фотографий и воспоминаний современников, которые встречались с Чеховым уже во время его тяжелой болезни – он много лет страдал от туберкулеза. А в молодости Антон Павлович вообще представал настоящим «русским богатырем», по определению его знакомых. О том, как упорно потомки представляют себе Чехова невысоким и тщедушным, говорит один только эпизод. Как-то игравший писателя актер Юрий Яковлев (рост которого был 187 см), примерил подлинный чеховский пиджак. Артист долго удивлялся, что одежда пришлась ему впору.

2. Исполнял дома церковные песнопения. Что же касается голоса, Антон Павлович говорил громким басом. А еще, по свидетельствам некоторых современников, весьма неплохо пел - церковные песнопения. И даже организовывал импровизированный хор дома с отцом и сестрой. У писателя в этом трио была басовая партия.

3. За ним всюду следовала армия фанаток. Когда в 1898 году Чехов перебрался в Ялту, многие его поклонницы последовали за ним в Крым. Как писали газеты, дамы буквально носились за писателем по набережным, лишь бы почаще видеть своего кумира, «изучали его костюм, походку, и старались чем-нибудь привлечь его внимание». Девушек за такую преданность местная светская хроника метко окрестила «антоновками».

4. Входит в тройку самых экранизируемых в мире авторов. В списке литераторов, по произведениям которых чаще всего снимались фильмы, Чехов делит второе-третье место с Чарльзом Диккенсом (на момент составления рейтинга они оба «набрали» по 287 экранизаций). А обгоняет всех, кстати, с большим отрывом, Шекспир – по его произведениям сняли как минимум 768 фильмов.

5. С первого взгляда предсказал человеку самоубийство. О по-настоящему мистическом случае, который произошел с Чеховым, вспоминал Станиславский: «Однажды ко мне зашёл один близкий мне человек, очень жизнерадостный, весёлый, считавшийся в обществе немножко беспутным. Антон Павлович всё время очень пристально смотрел на него и сидел с серьёзным лицом молча, не вмешиваясь в нашу беседу. Когда господин ушёл, Антон Павлович в течение вечера неоднократно подходил ко мне и задавал всевозможные вопросы по поводу этого господина. Когда я стал спрашивать о причине такого внимания к нему, Антон Павлович мне сказал: «Послушайте, он же самоубийца». Такое соединение мне показалось очень смешным. Я с изумлением вспомнил об этом через несколько лет, когда узнал, что человек этот действительно отравился».

6. Дед Чехова был крепостным, а сам писатель отказался от потомственного дворянства. Егор Михайлович Чехов смог выкупить себя и свою семью на волю. Впоследствии его знаменитый внук никогда не забывал о своем происхождении. При этом в 1899-м, когда император Николай II своим указом присвоил писателю титул потомственного дворянина и орден Святого Станислава третьей степени, Антон Павлович эту привилегию попросту…не принял. Высочайший указ так и остался без внимания и последствий – как и звание почетного академика Российской академии наук, которое Чехов тоже посчитал для себя бесполезным.

7. У Чехова было около пятидесяти псевдонимов. Ну, один-то из них вам точно известен еще со школьных времен – Антоша Чехонте, конечно. Еще были: Шиллер Шекспирович Гете, Шампанский, Брат моего брата; Гайка № 6; Гайка №9; Грач; Человек без селезенки; Акакий Тарантулов, Некто, Архип Индейкин; Василий Спиридонов Сволачев…Первые произведения писателя, подписанные настоящим именем, появились в газете «Новое время», и то только потому, что редактору Суворину пришлось на этом настоять. Позже сложилось так, что серьезные произведения Чехов публиковал под своей фамилией, а юмористические по-прежнему подписывал псевдонимами.

8. Называл жену «актрисулькой» и «балбесиком». Переписка Чехова с женой Ольгой Книппер была огромной. Так вышло, что после свадьбы молодожены прожили вместе всего лишь шесть месяцев, потом Книппер отправилась в Москву работать в театре, а Антон Павлович из-за болезни жил в Ялте. Письма, которыми супруги обменивались все это время, полны искренней любви. Правда, писатель часто обращался к жене весьма нестандартно: «актрисулька», «балбесик мой». Но вместе с тем: «милая, славная, добрая, умная жена моя, светик мой». В письмах Чехов шутил: «Не забывайте писателя, не забывайте, иначе я здесь утоплюсь или женюсь на сколопендре».

9. Всю жизнь занимался благотворительностью. Например, в Мелихове, где купил себе имение, Чехов организовал врачебный пункт, в котором каждый день, начиная с пяти часов утра, принимал больных и снабжал их лекарствами. В 1892 году во время эпидемии холеры писатель работал санитарным врачом от земства. Но одной только врачебной деятельностью Антон Павлович не ограничивался. Он собирал средства для нуждающихся, строил школы. Не бросил благотворительность Чехов и после переезда в Ялту, несмотря на то, что уже сам был тяжело болен.

10. Дал имя астероиду. В честь писателя назван астероид в главном астероидном поясе и кратер на Меркурии. А еще город, издательство в Нью-Йорке, множество учебных заведений… Кстати, музей Чехова есть даже в Шри-Ланке - во время путешествия из Сахалина в Одессу писатель на несколько дней задержался в Коломбо.

 

Локтева О.В., член ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВСТУПЛЕНИЕ КАЗАКОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПАРИЖ

 

Наступает один из самых славных юбилеев в истории Отечества — 205 лет взятия Парижа. 30 марта (18 марта по ст. стилю) 1814 года русские армии и союзников атаковали и после ожесточённых боёв захватили подступы к Парижу. Столица Франции капитулировала на следующий день, прежде чем Наполеон успел перебросить войска для её спасения. Сражение за Париж стало в кампании 1814 года одним из самых кровопролитных для союзников, потерявших за один день боёв более 8 тысяч солдат (из них более 6 тыс. русских), но в результате окончило эпоху Наполеоновских войн. Французские потери оцениваются историками в более 4 тыс. солдат. Союзники захватили 86 орудий на поле боя и ещё 72 орудия достались им после капитуляции города, М. И. Богданович сообщает о 114 захваченных орудиях.

Разбитая под Лейпцигом в октябре 1813 г. наполеоновская армия уже не могла оказывать серьёзного сопротивления. В начале 1814 г. войска союзников, состоящие из русских, австрийских, прусских и немецких корпусов, вторглись на территорию Франции с целью свержения французского императора. Русская гвардия во главе с императором Александром I вошла во Францию со стороны Швейцарии, в районе Базеля. Союзники наступали двумя отдельными армиями: русско-прусскую Силезскую армию возглавлял прусский фельдмаршал Г. Л. фон Блюхер, а русско-немецко-австрийская армия была отдана под начало австрийского фельдмаршала К. Ф. Шварценберга.

В сражениях на территории Франции Наполеон чаще союзников одерживал победы, но ни одна из них не стала решительной из-за численного превосходства противника. В конце марта 1814 г. французский император принял решение пройти к северо-восточным крепостям на границе Франции, где рассчитывал прорвать блокаду вражеских войск, освободить французские гарнизоны, и, усилив свою армию, принудить союзников к отступлению, угрожая их тыловым коммуникациям. Однако союзные монархи, вопреки ожиданиям Наполеона, 12 (24) марта 1814 г. одобрили план наступления на Париж.
париж сражение

 

17 (29) марта союзные армии подошли к передовой линии обороны Парижа. Город на тот момент насчитывал до 500 тыс. жителей и был неплохо укреплён. Обороной французской столицы руководили маршалы Э. А. К. Мортье, Б. А. Ж. де Монсей и О. Ф. Л. В. де Мармон. Верховным главнокомандующим обороны города был старший брат Наполеона, Жозеф Бонапарт. Войска союзников состояли из трёх основных колонн: правую (русско-прусскую) армию возглавлял фельдмаршал Блюхер, центральную — российский генерал М. Б. Барклай-де-Толли, левой колонной руководил кронпринц Вюртембергский. Общее число защитников Парижа в это время вместе с Национальной гвардией (ополчением) не превышало 45 тыс. человек. Союзные армии насчитывали около 100 тыс. человек, в том числе 63,5 тыс. русских войск. Наступление началось 18 (30) марта в 6 ч. утра. В 11 ч. к укреплённому селению Лавилет приблизились прусские войска с корпусом М. С. Воронцова, а русский корпус генерала А. Ф. Ланжерона начал наступление на Монмартр. Сопротивление было упорным. В бою за Монмартр опять отличились донцы, в особенности лейб-казаки и отряд Иловайского 12-го. Видя с Монмартра гигантские размеры наступающих войск, командующий французской обороной Жозеф Бонапарт покинул поле боя, оставив Мармону и Мортье полномочия для сдачи Парижа.

Освобождение Парижа от узурпатора Наполеона стала образцом настоящего благородства нашего народа и армии, особенно в контрасте с диким варварством наполеоновских насильников и мародёров в захваченных русских городах. Офицеров размещали в дворянских семьях, они участвовали в светской жизни, посещали салоны и театры. Николай Тургенев, будущий политический эмигрант в Париже, описывал, как царя встречали овациями во Французской Опере: «Французы удивлены добронравным поведением наших офицеров; что же до императора, то его в самом деле обожают, говоря о нем, забывают даже свою национальную гордость».

Поведение русских выгодно отличалось также на фоне их европейских союзников. Будущему декабристу Рылееву, побывавшему в Париже в 1815 году, в одном из разговоров французский офицер сказал: «Я говорю с вами как с другом, потому что ваши солдаты и офицеры ведут себя как друзья. Ваш царь Александр I – наш защитник и благодетель, но его союзники – настоящие пиявки».

В течение 18 (30) марта все пригороды французской столицы были заняты союзниками. Видя, что падение города неизбежно и стараясь уменьшить потери, маршал Мармон отправил парламентёра к русскому императору. Однако Александр I предъявил жёсткий ультиматум о сдаче города под угрозой его уничтожения. 19 (31) марта в 2 ч. ночи капитуляция Парижа была подписана. К 7 ч. утра, по условию соглашения, французская регулярная армия должна была покинуть Париж. Акт о капитуляции подписал маршал Мармон. В полдень русская гвардия во главе с императором Александром I торжественно вступила в столицу Франции.

Париж маршал  мормон выерчит ключи парижа

Наполеон узнал о капитуляции Парижа в Фонтебло, где поджидал подхода своей отставшей армии. Он сразу же решил стянуть все имеющиеся войска для продолжения борьбы, однако под давлением маршалов, учитывающих настроения населения и трезво оценивающих соотношение сил, 4 апреля 1814 года Наполеон отрёкся от трона. 10 апреля, уже после отречения Наполеона, на юге Франции произошло последнее сражение в этой войне. Англо-испанские войска под командованием герцога Веллингтона сделали попытку овладеть Тулузой, которая оборонялась маршалом Сультом. Тулуза капитулировала только после того, когда вести из Парижа достигли гарнизона города. В мае был подписан мир, вернувший Францию в границы 1792 года и восстановивший там монархию. Эпоха Наполеоновских войн закончилась, только вспыхнув в 1815 году при знаменитом кратковременном возвращении Наполеона к власти.

19 (31) марта 1814 г. русские войска во главе с императором Александром I триумфально вступили в Париж. В полдень 31 марта 1814г. колонны союзных армий с барабанным боем, музыкой и развёрнутыми знаменами начали входить в Париж через ворота Сент-Мартен. Одним из первых двигался лейб-гвардии Казачий полк, составлявший императорский конвой. Многие современники вспоминали, что казаки брали на руки мальчишек, сажали на крупы своих лошадей и, к их восторгу, везли по городу. Затем состоялся четырехчасовой парад, на котором русская армия блистала во всей красе. Плохо обмундированные и потрепанные в боях части ко входу в Париж допущены не были. Обыватели, не без трепета ожидавшие встречи со «скифскими варварами», увидели нормальную европейскую армию, мало чем отличавшуюся от австрийцев или пруссаков. К тому же большая часть русских офицеров хорошо говорила по-французски. Настоящей экзотикой для парижан стали казаки.

Больше всего парижане боялись мести русских. Ходили истории о том, что солдаты обожают насилие и забавляются варварскими играми. Например, гнать людей голыми на порку в мороз. Генерал-майор Михаил Федорович Орлов, один из тех, кто подписал капитуляцию, вспоминал о первой поездке по взятому городу: «Мы ехали верхом и медленно, в глубочайшей тишине. Слышен был только раздававшийся стук копыт лошадей, и изредка несколько лиц с тревожным любопытством являлись в окнах, которые быстро открывались и быстро закрывались».

Когда на улицах домов появилась прокламация русского царя, обещавшая жителям особое покровительство и защиту, многие горожане бросились к северо-восточным границам города, чтобы хоть одним глазком взглянуть на русского императора. «Народу на Сен-Мартинской площади, площади Людовика XV и аллее было такое множество, что дивизионы полков едва могли проходить через эту толпу». Особенный энтузиазм высказывали парижские барышни, которые хватали за руки иностранных воинов и даже взбирались им на седла, чтобы лучше рассмотреть входивших в город завоевателей-освободителей. Русский император выполнил свое обещание перед городом, остановив малейшие преступления.

Если русских солдат и офицеров регулярной армии нельзя было отличить от пруссаков и австрийцев (разве что по форме), то казаки были бородатые, в шароварах с лампасами - такие же, как на картинках во французских газетах. Только реальные казаки были добрые. Восхищенные стайки детей бегали за русскими солдатами. А парижские мужчины вскоре стали носить бороды «под казаков», и ножи на широких ремнях, как у казаков.

Казачьи полки разбили биваки прямо в городском саду на Елисейских полях, а своих коней купали в Сене, привлекая любопытные взоры парижан и особенно парижанок. Дело в том, что «водные процедуры» казаки принимали в точности, как на родном Дону, то есть в частично или полностью разоблаченном виде. На два месяца казачьи полки превратились в едва ли не главную достопримечательность города. Толпы любопытных стекались посмотреть, как они жарят мясо, варят на костре суп или спят, положив под голову седло. Очень скоро в Европе «степные варвары» вошли в моду. Для художников казаки стали излюбленной натурой, и их изображения буквально наводнили Париж.

париж русские казаки

Казаки, надо сказать, были вынуждены похозяйничать в знаменитых прудах дворца Фонтенбло, например, казаки переловили всех карпов. Несмотря на некоторые «шалости», казаки имели большой успех у французов, особенно у простолюдинок. Необходимо отметить, что под конец войны среди нижних чинов регулярной русской армии, которых по большей части рекрутировали из крепостных, процветало дезертирство. Московский генерал-губернатор Ф. Ростопчин писал: «До какого падения дошла наша регулярная армия, если старики унтер-офицеры и простые солдаты остаются во Франции… Они уходят к французским фермерам, которые не только хорошо платят им, но еще отдают за них своих дочерей». Таких случаев среди казаков, людей лично свободных, найти не удалось.

Весенний Париж был способен закружить в своем радостном водовороте любого. Особенно когда позади остались три года кровавой войны, а грудь переполняло чувство победы. Вот как перед отъездом на родину о парижанках вспоминал Ф. Глинка: «Прощайте, милые, прелестные очаровательницы, которыми так славится Париж… Брадатый казак и плосколицый башкир становились любимцами сердец ваших - за деньги! Вы всегда уважали звенящие добродетели!» А деньги у русских имелись: накануне Александр I повелел выдать войскам жалованье за 1814 год в тройном размере! Париж, который декабрист С. Волконский назвал «нравственным Вавилоном новых времен», славился всеми искусами разгульной жизни.

Русский офицер А. Чертков так описывал главнейшее из злачных мест, дворец Пале-Рояль: «На третьем этаже - сборище публичных девок, на втором - игра в рулетку, на антресолях - ссудная касса, на первом этаже - оружейная мастерская. Этот дом - подробная и истинная картина того, к чему приводит разгул страстей». Многие русские офицеры «отрывались» за карточным столом. Генерал Милорадович (тот самый, что спустя 11 лет будет убит во время восстания декабристов) выпросил у царя жалованье за 3 года вперед. И все проиграл. Впрочем, даже у неудачливых игроков всегда был шанс. Добывали деньги в Париже русские офицеры запросто. Достаточно было прийти к любому парижскому банкиру с запиской от командира корпуса, в которой было сказано, что податель сего является человеком чести и деньги непременно вернет. Возвращали, естественно, далеко не все. В 1818 году, когда русские навсегда покидали Париж, офицерские долги из собственного кармана заплатил граф Михаил Воронцов. Правда, он был очень богатым человеком.

Конечно, не все русские прожигали жизнь в Пале-Рояле. Многие предпочитали парижские театры, музеи и особенно Лувр. Любители культуры сильно хвалили Наполеона за то, что тот привез из Италии прекрасную коллекцию античных древностей. Императора же Александра I хвалили за то, что разрешил ее не возвращать.

Парижане были поражены общением с русскими. Французские газеты писали о них, как о страшных «медведях» из дикой страны, где всегда холодно. И парижане удивились, увидев рослых и крепких русских солдат, которые по виду совершенно не отличались от европейцев. А русские офицеры, к тому же, практически все говорили на французском языке. Сохранилась легенда, что солдаты и казаки заходили в парижские кафе и торопили разносчиков еды: "Быстро, быстро!", поэтому закусочные в Париже и стали называться бистро. «Здесь 31 марта 1814 года казаки дали жизнь своему прославленному «быстро», которое стало достойнейшим прародителем всех наших бистро» — , можно прочесть на мемориальной табличке на стене кафе под названием «У матушки Катрин» на Монмартре.

           

париж русские в париже 2014 г

Париж запомнил казаков надолго, но и они его запомнили. Не случайно в Челябинской области до сих пор есть деревня с названием Париж и со своей Эйфелевой башней! «Париж» появился благодаря пленным французам, которые пожелали остаться в России и влились в ряды Оренбургского казачьего войска - поэтому неудивительны среди потомков казаков фамилии на французский манер или производные от французских. По всей Сибири разбросаны деревни и городки с названиями: Арсинский, Березинский, Берлин, Бородиновка, Бреды, Кассельский, Кацбахский, Краснинский, Лейпциг, Париж, Тарутино, Фершампенуаз.

 СЛАВА! СЛАВА КАЗАКАМ – ОСВОБОДИТЕЛЯМ ЕВРОПЫ ОТ ТИРАНА НАПОЛЕОНА БУОНОПАРТЕ! СЛАВА БОГУ, ЧТО МЫ – КАЗАКИ!

 

Вербенко Ю.В. , сибирский казак, член Объединения Журналистов Казачества

 

Литература:

1.      Вера Мильчина. «Париж в 1814-1848 годах». Москва. «Новое литературное обозрение», 2013г.

2.      Анненков П.В. «Парижские письма». Москва, 1983г.

3.      Герцен А.И. Сочинения: В 9 т. Москва, 1956г. Т. 3 .

4.      Глинка Ф.Н. «Письма русского офицера». Москва, 1990г.

5.      Петров М.М. «Рассказы служившего в первом егерском полку полковника Михаила Петрова о военной службе и жизни своей // 1812. Воспоминания воинов русской армии». Из собрания Отдела письменных источников Государственного Исторического музея. Москва, 1991г.

 

 

 

 

 

 



 

 

 

 

 

 

«ВСЕМИРНЫЙ АТАМАН КАЗАЧЬИХ ВОЙСК»

В декабре 2018 года  «атаману всемирного казачества» В. Камшилову исполнилось 65 лет. По сравнению с возрастом членов Политбюро ЦК КПСС, «средний» возраст которых по определению Кириенко составлял 75 лет, это молодой возраст, а к «среднему» «всемирный атаман» успеет понаделать дел и уже понаделал.

Некая Елена Хакимова  в газете «Мир новостей» разразилась панегириком в честь Камшилова: «С этим атаманом не приходится тужить». Может быть Хакимовой (видимо землячка Камшилова, см. ниже) и «не  приходится тужить», а мне с таким «атаманом» не хочется служить.

Камшилова знаю с 1991 года, когда штаб «Союза казаков» - одна из первых казачьих организаций казачьего возрождения, атаман А.Г.Мартынов, находился в Солнцеве, на Солнцевском проспекте, где до сих пор я живу. Камшилов тогда жил в Солнцеве на ул. 50 лет Октября и не мог не знать «Союз казаков» - первую Всероссийскую казачью организацию и ее атамана А.Г.Мартынова. К чести Александра Гавриловича будь сказано – будучи 20 лет атаманом мощной казачьей организации, он на себя не напялил маршальских звезд, как Камшилов, так до сих пор и остался полковником.

Камшилов выдавал себя за «донского казака», а оказался родом из г.Касимова. Чтобы  понять кто такой «всемирный атаман» Камшилов, надо сказать, что это за город Касимов.

СПРАВКА. Касимов основан в 1152 году, всего на 5 лет моложе Москвы. До 1471 года он назывался Городец-Мещерский. В 1446 года Касим-хан, сын казанского хана Улу-Мухаммеда перешел на службу к московскому великому князю Василию II Темному, который выделил в удел Касим-хану Городец-Мещерский и он стал называться Касимовым, центром Касимовского «царства», переходившему по наследству татарским «царькам», служившим московским великим князьям. Касимовское «царство» просуществовало до 1681 года, когда царь Федор Алексеевич Романов (брат Петра 1) ликвидировал это «царство» в царстве.

Касимов легко превращается в Кашимов, а Кашимов – в Камшилов. В.Камшилов носит титул «князя». Сам Камшилов открыто заявляет «Мой предок атаман Камша», т.е. татарин. Вот и автор статьи в «Мире новостей» Лена Хакимова, видать, родственная душа Камшилова из Касимова или из Казани задает вопрос Камшилову:

-Вы часто бываете на родине предков в Касимове?

Камшилов отвечает:

-Я часто приезжаю в Касимов («донской» казак ездит не в Новочеркасск, а в Касимов). Здесь у меня прошло детство, осталось немало друзей и эти края мне не безразличны.

Коронный тезис Камшилова: «Посеял зерно – иди дальше». Кто будет собирать зерна, молотить Камшилова не интересует. Он собирает готовый урожай. Плевел Камшилов посеял огого  сколько! Но и наград всяких мыслимых и не мыслимых собрал великое множество (см. ниже).  Кто дал, кто наградил?

Посеял и пошел шагать дальше семимильными шагами. Вот он генерал-лейтенант, начальник Главного штаба  Союза казачьих войск России и зарубежья (СКВРиЗ), атаманом которого был В.Ратиев.  Некоторое время отсутствовал, сидел в тюрьме. В настоящее время ему снова возвратили СКВРиЗ и атаманство, а Камшилов ушел далеко вперед и поднялся выше.

В 1995 году делегация СКВРиЗ в составе нескольких атаманов во главе с Камшиловым посетила в США почетного атамана Войска Донского, профессора Колумбийскго университета Николая Федорова, ныне покойного. После отъезда делегации профессор Федоров писал Податеву (вор в законе по кличке Пудель, генерал-майор КВ. Профессор об этом не знал), посчитав его самым «достойным» из этой компашки. Вот его мнение о Камшилове:

«Уважаемый Владимир Петрович! Несколько недель тому назад я имел возможность встретиться с Вами, генералом Валерием Васильевичем Камшиловым и другими представителями Верховного (атаман СКВРиЗ В. Ратиев). Я выслушал слово-обращение о целях казачества, которые г-н Камшилов, как представитель Верховного, мне передал. Прежде всего, я хочу сказать о подарках. То, что мне преподнесли, не называется нагайкой, а скорее плетью или укороченным цыганским кнутом. Настоящая нагайка очень тонкая и легко засовывается за голенище сапога. А полученная мною фуражка напоминает фуражку КГБ. Конечно, даренному коню в зубы не глядят…В своем слове г-н Камшилов заявил, что сейчас казаков в России 15 миллионов, на что я ему ответил, что в 1914 году казаков было всего 2 миллиона. Кроме того, г-н Камшилов не знает, что такое казачий надел (да откуда же ему было об этом знать в Касимове!). Он сказал, что казаки получили землю, но он не знает разницы между клочками земли, данными для огорода, и землей, которой раньше владела община и собственным земельным казачьим наделом. Меня удивило его незнание ближайших станиц города Новочеркасска. А говорит, что он донской казак (выделено мною – В.К). Камшилов настаивал, чтобы я написал письмо Верховному, который передал мне привет по телефону, но я категорически отказался писать какую бы то ни было писульку».

Видимо, профессор Федоров, родовой донской казак, служивший в гражданскую войну в белых казачьих войсках, участвовавший в рейдах Мамонтова и Шкуро, понял кто такой Верховный атаман Ратиев и его делегация.

Конечно, с тех пор Камшилов многое постиг и многого нахватался, дошагав до чина генерал-полковника, генерала армии, маршала, генералисимуса – трудно определить его звания по погонам, которые казаки, отродясь, не носили. Все его звания перечислять не будем, но один любопытный момент отметим – он член-корреспондент Международной академии информатизации. Покажем, что это за академия.

«Международная академия информатизации» берет свое начало от…Мосгорсправки! Мосгорсправка и МАИ имеют один и тот же почтовый адрес. В состав учредителей МАИ вошло руководство Мосгорсправки, возглавил МАИ директор Мосгорсправки И.И.Юзвишин (ныне покойный). В 1990 г. «Академия информатизации СССР» была зарегистрирована как малое предприятие, а в 1992 году она переригистрируется в МАИ…Организация подвергается резкой критике ряда представителей научного сообщества. Ее обвиняют в пропаганде лженауки, а также продаже дипломов «академиков», присвоением научных званий без должной проверки научных достижений соискателями ученых степеней. Академик РАН Э.П.Кругляков заявлял: «МАИ (бывшая Мосгорсправка)  штампует специалистов по 101 специальности. Среди них присутствуют «астрология», «уфология», «экстрасенсорность», «телепатия», «телекинез» и др. нематериальные явления».

МАИ включена в список деструктивных сект. Вот и получается, что атаман всемирного казачества Камшилов, казак, по определению православный, член тоталитарной секты.

Casus vivendi. Чудны дела твои, Господи! В.В.Камшилов, великий, всемирно известный человек, каких только титулов и чинов не понабрался: председатель Координационного  совета атаманов России (Долуда может отдыхать): зам. главы политико-консультативного совета при президенте РФ; зам.главы Всероссийского соборного движения; старший советник представителя президента РФ при СФ РФ; член-корреспондент МАИ, но об этом «великом» человеке в издании МАИ «Элита информациологов мира. Кто есть кто в МАИ» том 1, 2 о Камшилове  ни слова.  

Вот Камшилов – «генералисимус», всемирный атаман  казачьих войск, а в энциклопедии «Казачество» об этом великом атамане опять-таки ни слова. Хотя зам. главного редактора энциклопедии, атаман Союза казаков России А.Г. Мартынов его прекрасно знает. Члены научно-редакционного совета энциклопедии (называю только тех казаков, которых знаю): А.Е.Аверкин, В.Д.Батырев (ныне покойный), Н.Ф.Бугай, Е.Ф.Лосев, Г.Л.Немченко тоже не могут не знать великого человека.

 Следующий момент. Каскадер Александр Иншаков отмечает свой 60-летний юбилей. На нем присутствует в чине генерал-полковника  и атамана СКВРиЗ В.Камшилов (В.Ратиев в это время отдыхает за решеткой). Камшилов вручил Иншакову «Указ» о присвоении ему сразу чин «казачьего» генерал-лейтенанта, минуя все предыдущие ступени. Чин с правом ношения формы, которую ему подарил Камшилов, а Иншаков ее тут накинул на себя. Фуражку маршала (генералисимуса) напялил на себя Ярмольник. Обратите внимание, с какой завистью он смотрит на Иншакова! Тоже хочет быть генералом! И, наверное, таки стал! 

Даже великих бьет кондрашка. Вот и «всемирного атамана» кондрашка трахнул. И шкандыбает он, сердечный, вместо костыля используя казачью шашку. В таком виде он явился в студию на телевидении, опираясь на шашку, в сопровождении верного вестового полковника КВ Валеры Лемзякова.

Как уж Камшилов подружился с Джуной Давиташвили, не знаю. Но он стал ее душеприказчиком. Джуна действительно обладала магическим даром целительства. Многих она, что называется, поставила на ноги (знал весьма авторитетных людей, которые свидетельствовали об этом), а  своего друга не смогла. Вот шашечка и помогала передвигаться.

 

ПОКАЗАЧЕННЫЕ

Промчалась четверть века – ну и что?                                                                                                        Мундиры, блин, лампасы, аксельбанты,                                                                                                           И  вроде смотришь сбоку - хорошо                                                                                                                  А в душу загляни – комедианты

Кинжал, папаха – вылитый черкес,                                                                                                       И шашка сувенир из Волгограда.                                                                                                                 Так хочется, чтоб наш народ воскрес,                                                                                                              Но новых показаченных не надо.

Какой ты, на хрен, сотник, ешкин кот?                                                                                                         Ты сотню-то видал не понарошку?                                                                                                            Давай, втяни беременный живот,                                                                                                         Разумная мысля не лезет в бошку?

Заместо сердца вставленный протез,                                                                                          Придуманные званья и награды.                                                                                                                      Так хочется, чтоб наш народ воскрес                                                                                                           Но новых показаченных не надо.

Погоны, сброя, шашка, грудь в крестах,                                                                                                  Зарплата в соответствии с реестрорм.                                                                                                        Вопрос про род – ответ «идете нах!»,                                                                                              Вперед, по главной улице с оркестром.

А прадеды глядят на нас с небес,                                                                                                 Противна им казачья клоунада.                                                                                                             И хочется, чтоб наш народ воскрес,                                                                                                    Но новых показаченных не надо!

Евгений Меркулов

Точнее, чем сказал Меркулов о современном казачестве, не скажешь. Показаченные !

 

В.Н. Кочетов,  член СЖР, МАРС, МАКП

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РУССКИЙ МАРШ

(походная песня Христолюбивого воинства)

 

Вновь небо черно от пожарищ

И адом становится рай.

Вставай за Россию, товарищ,

За Русскую Землю, вставай!

 

Призывы такие не новы

За тысячу лет на Руси

Вновь плачут невесты и вдовы,

И сироты молят: «Спаси!»

 

Любимые наши, прощайте!

Остаться не ищем причин.

Вставайте! Вставайте! Вставайте!

Есть дело для русских мужчин!

 

Есть дело для мужа, для сына

Привычное: «Ро-та, в ружьё!»

Мужчина! Мужчина! Мужчина!

Вновь время приходит твоё!

 

Мужское, военное время!

В цене снова честь и броня.

Родная простится за стремя,

Седлай боевого коня!

 

Когда взрыв грохочет и выстрел,

Мужчиною быть хорошо!

Какой он по счёту антихрист

На Русскую Землю пришёл?

 

Опять оскверняет святыни,

Опять торжествует злодей.

Россия! Россия! Россия!

Ты в сердце у русских людей!

 

Пускай, не всегда молим Бога

О счастье на нашей земле.

За Русскую землю тревога

Печатью лежит на челе!

 

Наверно, мы Бога забыли

И к Господу стали глухи -

Проверка на верность России
Попущена нам за грехи!

 

Так нас проверяли веками

Так нас проверяют сейчас.

Уродливых бесов полками

Вновь рушится небо на нас!

 

Антихриста та же ошибка -
Ну, как же беспамятен враг,
Забыл он, что есть слово «Шипка»,
Есть взятый Париж и рейхстаг!

 

Покрыта полями Россия -
Почти не осталось земли,
Где с Богом врагов мы не били,
Топили их в русской крови!

 

Так было, так будет сегодня
Труба боевая поёт!
И русская черная сотня
Опять за Россию встаёт!

 

И русское знамя взовьётся!

Помолимся русским святым.

Клянёмся! Клянёмся! Клянёмся!

За Родину мы постоим!

 

Клянёмся на отчих могилах

России не будет измен!

Вставайте, кто с Богом, кто в силах

Поднять от земли АКМ!

 

Наденьте погоны на плечи

Россия на подвиг зовёт!

Горят поминальные свечи

О войнах, ушедших в поход.

 

С антихристом вечно сражаться

Не будет тропинок кривых!

А девицы пусть помолятся

О молодцах, об удалых!

 

Нам русское Небо сияет

Не надо отчаянных слёз.

Сегодня антихрист сильнее,

Но завтра приходит Христос!

 

Прощайте подруги, невесты

А если женатый - жена,

Ведь жизнь невозможна без чести

Без совести жизнь не нужна!

 

И совесть у нас будет чистой

Пока свет в очах не угас!

Последний ли это антихрист,

Зависит лишь только от нас!

 

Нам Русское Царство в награде!

Всей силой Небесной Любви

Не лги! Не убий! Не укради!

Прелюбы ты не сотвори!

 

Ведет нас прямая дорога

Хранитель нам Ангел святый!

Но если враги против Бога

Не действует здесь «не убий»!

 

Не действуют взгляды косые,

Не действует ужас стихий !

Сегодня враги на Россию

Не действует здесь «не убий»!

 

Мы воины, мы русские люди, -

От дедов взгляд голубой!

Мы знаем, пощады не будет,

Но всё же выходим на бой!

 

Нас молят с надежной и болью

Родные леса и поля,

Для нас Куликовское поле

Вся Русская наша земля!

 

Пусть вдовам не выплакать слёзы

Пусть нам не дожить до седин,

Но наши родные берёзы

При жизни мы не отдадим!

 

Родная в тревоге проснётся,

Когда нам за Русь умирать.

Тех, кто никогда не вернется,

Прости же ты, Родина - мать!

 

Последнее воли усилье!

Прощальный девический взгляд.

О воинах последних России

Иконы замироточат.

 

В вертушке, подлодке и в танке

Нам станет родным экипаж.

Сыграйте «Прощанье славянки» -

Наш русский, наш воинский марш!

 

Уходим на битву красиво!

Родная, назад не зови!

Россия! Россия! Россия!

Мы верные дети Твои!

 

У сердца родные иконки

Да щепоть родимой земли

Мы витязей русских потомки,

Мы русские богатыри!

 

Наследники воинской славы,

Как прадеды, деды, отцы!

Броню разбивают булавы

И рубят мечи - кладенцы!

 

И русские витязи снова

В бою не узнают преград!

И лавой пойдут эскадроны

Тачанки в степи запылят!

 

Иные кольчуги сегодня,

Но Русская та же Земля!

Ракеты заменят нам копья,

Нам танки заменят коня!

 

Не трусь же, товарищ! Не трушу!

Пусть мало останется жить!

Нет подвига выше, чем душу

За други своя положить!

 

И снова все русские вместе!

И злу наступает предел!

И снова Россия воскреснет

От русских, от воинских дел!

 

И сила выходит на силу!

В бою не прожить без чудес

Все павшие воины России

Потомкам помогут с Небес!

 

Грохочет жестокая битва
На краешке Русской Земли.
Кратки пред атакой молитвы:
«Я, Господи, в руце Твои...»

 

За Русскую Землю, ребята!
За вечную Правду икон!
Последняя в жизни граната,
Последний выходит патрон!

 

Пусть взрывом разорвано тело
Но наша опять высота!
Великое Русское Дело
-
В бою умереть за Христа!

 

Нам в деле участвовать в этом -
Останемся на рубеже!
Победа! Победа! Победа!
Над бесами в русской душе!

Господь лишь узнает об этом,
С иконы скатиться слеза....
Шеломы, пилотки, береты,
Надвинутые на глаза!

 

Шеломы! Пилотки! Береты!
Надвинутые на глаза!

 

Шеломы, пилотки, береты,
Надвинутые на глаза!

 

Александр Елесин, член МОЖК иМАП

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«МОСКВА ЗЛАТОГЛАВАЯ»

С.А. Порохин,член ОЖК

 

1        СТАРОЙ МОСКВЕ

 

Откутила Москва, откопытила

Русской тройкой на полном скаку!

Век двадцатый она не предвидела

На своём многотрудном веку.

 

И её лепота златоглавая,

Доживая отпущенный срок,

Залегла во дворы косолапые

В стороне от метро и дорог.

 

А на теле её, как чудачества

На её  на согбенном хребте,

Небоскрёбы со знаками качества,

Как поганки - на всякой версте!

 

От соборов, палат белокаменных,

От её сорока сороков,

Разве сорок осталось, разграбленных,

(Хорошо, хоть не двадцать и то!)

 

Старина, как старуха убогая,

Доживает в трухлявых домах,

Времена наступили нелёгкие,

С роковым помутненьем в умах.

 

Схороняся за зданья высокие,

Мать-Москва доживает в тиши,

На веку пережившая многое,

Успевай только слушай-пиши!

 

                            2.    МОСКВЕ КОНЦА ДЕВЯНОСТЫХ

 

На Руси что случилося-сталося!

Воссияла Златая Москва

Куполами большими и малыми.

И над ними небес синева!

Храм Христа златоверхъем расправился,

И воссоздан Казанский собор,

И Москва, как и прежде красавицей,

Восхищает и радует взор!

 

                            В ГОРОДЕ КРУЖИТСЯ ОСЕНЬ

 

В городе кружится осень,

Тает листва тополей.

Неба холодного просинь,

С каждым денёчком синей.

 

На голубых тротуарах

Жёлтые стыли листы.

Кровь остывала у старых,

Теплилась чуть - в молодых.

 

Взгляды у встречных тускнели.

В их помрачневших глазах

Было всё меньше апреля,

Холода больше, …не зла.

 

В городе кружится осень…

Что ж нынче грезится им,

Близким и чуждым мне вовсе?

Близким безмолвьем своим.

 

                                          МИМО МЕНЯ

                            «Вы, идущие мимо меня…»

                                                             Марина Цветаева.

Осень чиста на Пречистенке.

Ясно. Небесно. Свежо.

Странствую в поисках истины,-

Странствовать так хорошо!

 

Встречные – все неприкаянны.

Взоры – осенняя стынь.

В каждом – свои мироздания,

В каждом – пространства пустынь.

 

За монастырской оградою –

Главок церковных гряда.

Небо глубокое радует

И голубая вода.

 

Встречные кружатся в омуте,

В водовороте толпы,

Не замечая ни города,

Ни городской городьбы.

 

Не замечая средь осени

Этого ясного дня.

Мимо несутся, проносятся.

Мимо меня.

ХРАМ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ

 

Сияла Москва Златоглава

От центра до старых застав

Красою церквей православных,

Величием Храма Христа!

 

Храм куполом к небу вознёсся

Во всю свою мощь и красу.

Лишь воронам чёрным кремлёвским

Он  был как бельмо на глазу!

 

Под солнцем-то блёклое  гаснет,

Близ золота серость – как грязь.

Всем виделось, виделось ясно,

Какая взгнездилася масть!

 

И не было выше в России

И краше святых куполов!

…Взрывчаткою стены крушили,

Чтоб свить мировое кубло!

 

 «И нечего тут канителить,

А кто несогласен,- карать!»

И вороны в оба смотрели,

Чтоб храму Христа не бывать.

 

Куранты приглушенно били,

Шныряли в ночи воронки,

Клубилося облако пыли

От храма до самой реки.

 

И вороны были довольны:

Настало их время. (Вранья!)

В Москве моей Первопрестольной

Был шабаш всех стран воронья!

 

А храм был воздвигнут народом

Впомин бородинских солдат,

За Родину павших героев,

Разбивших французскую рать!

 

Не стало и камня на камне…

Потом прогремела война,

И вот, вместо храма купальня

С потугами возведена.

 

А будто совсем и недавно

Здесь лился малиновый звон,

И высился Храм Первозданный

Спасительной связи времен!         

                ***

А, может, дано испытанье

И время одуматься нам?

И с верою нашей воспрянет

В России Спасителя Храм!             .

                ***

Храм Спаса восстал величавый,

В сияньи былой старины

По Слову, что было вначале

Спасительной Веры Страны.          

 

                         МОГИЛЫ ЕСЕНИНА И ВЫСОЦКОГО НА ВАГАНЬКОВО

 

Две могилы на целое кладбище…

Ни цепей, ни чугунных оград,

Лишь букеты цветов увядающих

Всепожарищем горя слепят!

 

Несть числа и друзьям, и поклонникам, -

Что несут на могилы цветы.

И страдает советская хроника

От куриной своей слепоты!

 

Алы розы горят, вызывающе.

Предержащая ёжится власть,

Песнь несётся Высоцкого. Та ещё!

Превращается в тысячный Глас!

                                   

                                     …Две могилы на целое кладбище:

Ни цепей, ни чугунных оград,-

Беспокоится Партия Правящих

О системе посмертных наград!

                 

                   ХРАМ «УТОЛИ МОЯ ПЕЧАЛИ» В МАРЬИНО

 

Слово было в изначальи,

А потом  …слова.

«Утоли моя печали»»-

Никнет голова.

 

Храм не в пустыни отныне

Ждёт заблудших чад:

В нём уже о Божьем Сыне

Голоса звучат.

 

Всенародною молитвой

За свою страну

Люди помыслами слиты

В силищу одну.

 

Звон раздастся колокольный -

Повалит народ:

Кто с печалью, кто-то с болью,

Впредь - из рода в род.

 

Сердце с благостным напевом

Вторит благовест.

В храм, в распахнутые двери

Люд спешит окрест.

С покаяньем за безверье

Лику Пресвятой

С чистым сердцем полной мерой

Бью поклон земной.

 

Дай за гробом Воскрешенья

Сирым малым сим.

Неутешным – утешенья,

Мир – Святой Руси.

 

И услышит Матерь Божья

Божьего раба:

Утолить печали сможет,

К страждущим - добра.

 

Матерь Божья, Матерь Божья

 День придёт и час:

Тот, что путь земной итожит,

Догорит свеча.

 

Утоли покоем душу:

Вечный дай покой.

А стихи мои послужат

Пусть душе другой!

  

Порохин Сергей Алексеевич – русский поэт и философ. Родился в 1949 г.

Полковник, кандидат философских наук, ветеран ВС РФ. Служил в системе Начальника танковых войсках в Московском, Забайкальском военных округах, в Западной группе войск (ГДР).

Опубликовал свыше 40 научных и 270 публицистических статей, также более 300 подборок стихотворений в поэтических сборниках и периодических изданиях России и Украины. Книги стихов: «Чёт и нечет» (1997);  «Грани Слова» (2008).

    Член СП России (МПО).

      8-499- 346 – 45 – 79.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Победы в ВОВ»

 

Валентина Александровна БОРИСОВА-ОЗЁРНАЯ

 

К 75 ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ

 

ЦВЕТОК ЖИВОЙ, БЛАГОУХАННЫЙ1

 

Цветок засохший, безуханный,

Забытый в книге вижу я;

И вот уже мечтою странной

Душа наполнилась моя...

 

Эти пушкинские строки всплыли у меня в памяти в одном из залов подмосковного краеведческого музея, где среди военных экспонатов я увидела нечто удивительно нежное, поэтичное и бесконечно далекое от суровой прозы войны — увядший букет майских ландышей.

И сразу же услужливая память подсказала следующие строки знакомого с юных лет стихотворения:

 

Где цвел? когда? какой весною?

И долго ль цвел? и сорван кем,

Чужой, знакомой ли рукою?

И положен сюда зачем?

На память нежного ль свиданья,

Или разлуки роковой, ...

 

Тайну увядшего букета наверняка могли бы поведать эти двое близких друг другу людей, боевой командир Красной Армии и молодая миловидная женщина, смотревшие на меня с портрета из глубины музейного зала. Фронтовой художник запечатлел углем на солдатской портянке волнующий момент их  «нежного свиданья» накануне тяжелых боев. Оба они тогда еще не знали, что видятся последний раз в этой жизни, и что «нежное свидание» обернется для них «роковой разлукой».

Я всматривалась в лица, изображенные на портрете, и мне чудился живой голос поэта-фронтовика:

 

— Война гуляет по России,1

А мы такие молодые, —

 

говорил он от имени всего военного поколения.

Так неожиданно в лирику «золотого века» вторгся пронзительный мотив «свинцовых» сороковых годов двадцатого столетия.

                                                                                                                    _____________________

1 Давид Самойлов.

И жив ли тот, и та жива ли?

И нынче где их уголок? —

 

вопрошал лирический герой эпохи романтизма.

 

Я — где корни слепые2

Ищут корма во тьме;

Я - где с облачком пыли

Ходит рожь на холме;

Где травинку к травинке

Речка травы прядет...

Там, куда на поминки

Даже мать не придет —

 

обнажала фронтовая поэзия жестокую правду войны. И уже как заклинание звучали прощальные строки:

 

Я вам жить завещаю, —

Что я больше могу?

 

Что еще могли завещать своим детям и внукам солдаты, погибшие за Родину? Они оставляли в наследство будущим поколениям не по шесть соток, а шестую часть Земли, заплатив за нее самую высокую цену. Покидая зал музея, я еще раз взглянула на увядший букет майских ландышей, на какое-то мгновение вдруг ощутила свежее дыхание весны, и губы сами собой прошептали:

 

Цветок живой, благоуханный!

                                                                                                            ________________________

2 Александр Твардовский.

 

ОТЦОВСКАЯ ЯБЛОНЬКА

Мне было только десять,

Когда погиб отец.

Нина Веденеева

 

Посадил отец яблоньку в саду под окнами родного дома и ушел на войну, уходя, дочке Нине наказал: «Береги деревце, ухаживай за ним. Приживется яблонька в нашем саду, перезимует, зацветет весной — тут и войне конец, и я с фронта домой вернусь живым и невредимым».

Глубоко запали в душу Нине отцовские слова. Стала она ухаживать за яблонькой и ждать весточки от отца-солдата. Редко приходили с фронта короткие письма. Коротки передышки между боями — некогда бойцам длинные письма домой писать.

В каждом письме отец про сад расспрашивал, особенно тревожился за молодую яблоньку. «Помни, Нина, — писал он дочери, — сад — это жизнь. Жизнь — это мир. Спасти сад, значит, спасти мир. Я на фронте мир спасаю, а ты помогай мне в тылу, тогда нас никакой враг одолеть не сможет». Исполнила Нина отцовский наказ — сберегла яблоньку, выходила ее. Прижилось деревце в саду, зацвело весной, но вместо радости в дом беда пришла вместе с казенным пакетом.

Не поверила дочь в гибель отца. «Без вести пропал — не значит, что убит, просто весточки о себе подать не может, — думала Нина и шептала, глядя на отцовский портрет, — жива твоя яблонька, отец. Ждет тебя, и я жду. Возвращайся скорей. Вместе урожай антоновки в саду собирать станем».

Прошли трудные военные годы. Наступил долгожданный мир на земле. Солдаты, те, кто в живых остался, с фронта домой вернулись мирную жизнь налаживать, а Нинин отец так и не пришел с войны.

Шло время. Выросла Нина. Родились и выросли ее дети, потом внуки. В темных, как у отца, волосах Нины заблестели серебряные ниточки, а сам отец навсегда остался в памяти дочери молодым и сильным, таким, как на довоенном портрете, который она бережно сохранила.

Отцовская яблоня каждую весну расцветает вновь, как невеста, а осенью плодоносит вовсю, радуя всех богатым урожаем антоновки. Крупные антоновские яблоки падают с веток со стуком на землю, и немолодая уже Нина распахивает, как в детстве, окно и выглядывает в сад в надежде, что стукнула калитка, и отец наконец-то вернулся с войны.

 

СЕЯТЕЛЬ И ХРАНИТЕЛЬ

 

Скрывая на сердце тревогу,

Свой дом, покидая, жену,

Солдат отправлялся в дорогу,

Дорогу длинною в войну.

 

Березы стояли в печали,

Грустили родные поля.

Прощально ветвями качали,

Шумели листвой тополя.

 

Приказы военные строги –

Попробуй с дороги свернуть.

Солдата натружены ноги,

Снарядами взрыт его путь.

 

На долгие месяцы, годы

Солдат позабыл про уют,

Про вешнюю песню природы,

Что в небе высоком поют

 

Над пашнею звонкие птахи.

Солдат позабыл до поры

Про свежесть домашней рубахи,

Про гомон и смех детворы.

 

Руины солдата встречали,

Когда пересилив войну,

К земле своей, полной  печали,

Вернулся он, обнял жену.

 

Его повзрослевшие дети

С трудом узнавали отца.

В минуты счастливые эти

Слеза вдруг прошибла бойца.

 

С 25 ГОДА МАЛЬЧИШКА

 

С 25 года мальчишка,

В сорок первом шестнадцать всего.

О любви не дочитана книжка,

А война уже метит в него.

 

Эшелоны идут, эшелоны…

Стынут реки, пустеют сады.

За колонной уходят колонны

Новобранцев военной страды.

 

Военкома мальчишка морочит,

Не моргнув, набавляет года.

В детях он засидеться не хочет

Непогода ему не беда.

 

Эшелоны идут, эшелоны…

Громыхает по рельсам война.

За колонной уходят колонны,

Чтоб на Землю вернулась весна.

 

Тот мальчишка в году сорок пятом,

Когда грянет победная весть,

Возвратится бывалым солдатом,

Отстоявшим Отечества честь.

 

ВЕСНА  45-ГО ГОДА

                                      

                                                                                            О, весна без конца и без краю –

                                                                                           Без конца и без краю мечта!

                                                                                           Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

                                                                                           И приветствую звоном щита!

                                                                                                                               А. Блок

Весна возвращалась из плена.

Планета тонула в цветах.

И жизнь возрождалась из тлена

Уже наяву, не в мечтах.

 

Победные марши звучали,

Им вторили птичьи хоры.

В душе утихали печали

Под гомон и смех детворы.

 

Такого цветущего мая

Еще не знавала Земля.

Весна без конца и без краю

Над миром спасенным плыла

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАК ОДИН РУССКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ ПОЛНОСТЬЮ РАЗГРОМИЛ ЛУЧШУЮ АРМИЮ 13 ВЕКА

С началом нашествия на Русь татаро-монголов, северные страны очень быстро осознали, что славяне терпят бедствие. Раньше все их попытки захватить Прибалтику окончились неудачей, однако теперь, когда русские княжества лежали в руинах, шведы с позволения Папы Римского пошли на штурм наших границ. И в итоге это закончилось чудовищным поражением самой тяжеловооруженной армии 13 века.

Крестоносец. Источник: https://www.kp.ru/putevoditel/serialy/padenie-ordena-2-sezon/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крестоносец. Источник: https://www.kp.ru/putevoditel/serialy/padenie-ordena-2-sezon/

Как шведы Русь штурмовали

Невская битва. Источник: http://www.fototraveller.ru/gallery/show_foto.php?x=9799

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Невская битва. Источник: http://www.fototraveller.ru/gallery/show_foto.php?x=9799

Первый этап операции сразу указал на то, что на Руси захватчиков не любят. Десантировав морским путем отряды крестоносцев, предводитель похода Биргер двинулся по реке Неве к Новгороду. Эта весть очень быстро дошла до князя новгородского Александра Ярославовича, который незамедлительно собрал небольшую дружину и молниеносно двинулся на рыцарей ордена.

Не ожидая сопротивления, рыцари, отдыхавшие в разбитом лагере, вскоре запаниковали и быстро начали сдавать преимущество в битве. Через считанные часы Биргер бежал к оставшемуся на берегу Невы флоту, чтобы как можно быстрее сбежать с поля брани. Из его армии выжить удалось лишь незначительной части рыцарей. Сегодня этот бой известен истории как "Невская битва".

Попытка не пытка. Второй раунд!

Испугавшись силы Александра, новгородские бояре изгнали его из своего города, отправив его Переяславль-Залесский. Однако когда вторая высадка крестоносцев разгромила почти всю Новгородскую землю и готовились взять штурмом сам город, бояре с плачем просили Александра (тогда уже прозванного Невским) вернутся, что он и сделал. Выбив второстепенные силы противника со своей земли, он приготовился к решающей битве.

Битва на Чудском озере. Источник: https://twitter.com/schoolvzmakh/status/988790945087983616

Битва на Чудском озере. Источник: https://twitter.com/schoolvzmakh/status/988790945087983616

 

Невский занял скрытую от глаз врага позицию, в связи с чем понять, какая армия и в каком количестве спрятана за склонами для врага было невозможно. Бой начался на Чудском озере. Разбив стандартный клин, использовавшийся войсками рыцарских орденов, Александр устроил сечу, в ходе которой тяжелые воины папы провались под лед, а позже и вовсе обратились в позорное бегство. Битва на Чудском озере была выиграна, названа она была "Ледовым побоищем".

Ледовое побоище. Источник: http://antiquehistory.ru/ledovoe-poboishche-kratko/

 

Ледовое побоище. Источник: http://antiquehistory.ru/ledovoe-poboishche-kratko/

 

По всей захваченной территории поднялись стихийные восстания, орден подписал мир и капитулировал. Позже католики еще не раз попытаются захватить Русь, но каждый раз, снова и снова они будут получать такие же, а иногда и более серьезные поражения.

 

Русская Традиция

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛИССИМУСА. 66 ЛЕТ НАЗАД УМЕР И.В. СТАЛИН

 

66 лет назад, 5 марта 1953 года, умер Иосиф Виссарионович Сталин – величайший советский государственный и партийный деятель, революционер-большевик, выдающийся теоретик марксизма-ленинизма, ученик и соратник В.И. Ленина, продолжатель его великого дела, руководитель первого в мире социалистического государства – СССР, генералиссимус, творец победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Никакие потоки лжи и клеветы не в силах вычеркнуть светлый и величественный образ И.В. Сталина из истории и народной памяти. Сегодня перед памятью Великого вождя мы клянёмся: дело всей жизни Сталина — борьба за освобождение трудящихся и победу коммунизма — будет продолжено и обязательно восторжествует, а его бессмертное имя навсегда будет жить в сердцах трудящихся и коммунистов, всех продолжателей дела Ленина и Сталина. Победа будет за нами!

Вечная память товарищу Сталину!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1

Положение о конкурсе ОЖК на лучшие статью и стихотворение, посвящённые 75-летию Великой Победы

3

2

Аушев В.П. Возвращение казака Ильи Муромца. Продолжение

5

3

Шафажинская Н.Е. Основные направления духовного развития, государственного служения и образования современного казачества

17

4

Елесин А.И. Военная служба как форма местного самоуправления в системе казачества

24

5

Локтева О.В.«Казаки самый лихой народ и в бою, и в любви!» говаривал      Фатьянов. 2019 год – год празднования 100-летия со дня рождения

поэта Алексея Фатьянова

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Победы в ВОВ»

27

6

Аушев В.П. «Павшие в боях, навсегда с нами» (К 30-летию вывода советских войск из Афганистана).

34

7

Аушев В.П. Афганистан: кому мы помогали... (К истории вопроса)

42

8

Вербенко Ю.В. Англосаксы и русофобия

44

9

За что Ломоносова приговорили к смертной казни? (материал представила Локтева О.В.)

46

10

Ерастов Г.И., Мельников В.И., Назаров В.Н. 180 лет со дня рождения русского путешественника и географа Николая Михайловича Пржевальского (1839-1888 гг.)

51

11

Вербенко Ю.В. Гордость донских казаков – генерал Яков Петрович Бакланов  (1809–1873)

57

12

Локтева О.В. Чехов и Гиляровский

63

13

Вербенко Ю.В. Вступление казаков Российской Империи в Париж

72

14

Кочетов В.Н. «Всемирный атаман казачьих войск»

77

15

Елесин А.И. Русский марш (походная песня Христолюбивого воинство)

81

16

Порохин С.А. Москва златоглавая

86

17

Борисова-Озёрная В.А. К 75 летию Победы

Статья представлена на конкурс ОЖК «75 лет Победы в ВОВ»

91

18

Как один русский полководец полностью разгромил лучшую армию 13 века

95

19

Памяти генералиссимуса. 66 лет назад умер И.В. Сталин

98