ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать АЛЬМАНАХ

                                                                        

 

 

 

 

 

Объединение журналистов казачества

Секция военно-патриотического воспитания ВНО

им. М.В. Фрунзе

 

 

 

АЛЬМАНАХ

 «Преображение»

№ 2 (55)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

Альманах Объединения  журналистов казачества № 2 (55).

 

 

 

М.: «Издательство РОО Объединение журналистов казачества» 2019 – 97 с.

         Альманах Объединения журналистов казачества является периодическим изданием Объединения журналистов казачества.

         Альманах Объединения журналистов казачества подготовлен на материалах Объединения журналистов казачества и Московского Государственного университета имени К.Г. Разумовского.

 

 

 

новый знак              

 

 

        

 

 

 

 

 

 

           Редактор: Назаров В.Н.

           Издатель: Ерастов Г.И.

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

«Издательство РОО Объединение журналистов казачества»

         109429, Москва, Верхние поля, дом 46 А, стр. 4    

 

 

 

Альманах распространяется бесплатно

 

 

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК ОБОРОНЫ И ПРОСВЕЩЕНИЯ

 

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ АЛЬМАНАХА

 

ЗАЩИТИМ НЕТЛЕННЫЕ МОЩИ ДОСТОСЛАВНОГО КАЗАКА

ЗЕМЛИ РУССКОЙ ИЛЬИ МУРОМЦА!

 

Каждый раз, встречая Новый год в празднично-домашней, служебно-командировочной, или тревожно-нестабильной обстановке, мы как-то забываем, что ко всем этим видам воинского бытия и регламента прямое отношение имел и Илья Муромец – народный любимец-заступник, былинный богатырь, Печерский чудотворец, мощи которого находятся в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры. День памяти святого Ильи Муромца отмечается 1 января (19 декабря по старому стилю).

Внешний облик защитника Русской земли нам известен разве что по картинам наших выдающихся художников. Кто же не помнит «Трех богатырей» В. Васнецова или «Илью Муромца» М. Врубеля? Народного артиста СССР Б. Андреева в одноименном фильме? Одну из лучших работ известного скульптора В. Клыкова – памятник богатырю, установленный на его родине в г. Муроме?

Народ в годы тяжких испытаний, выпадавших на Русь, запечатлевал героические деяния Ильи Муромца в исторических песнях, сказах и былинах. С его именем на устах совершались ратные подвиги во имя Отчизны в годы Великой Отечественной войны и других военных конфликтов. В честь него назывались самолеты, танковые колонны и военно-морские суда.

Ученым примерно известны годы жизни богатыря с 1148 по 1203 год. Оказывается, он моложе Москвы всего на один год (!). Считается, что погиб он на 55 году жизни, получив несколько тяжелых ран, две из которых от копья пришлись в левую руку и в область сердца. Случилось это во время одного из набегов объединенных войск Рюрика и половцев на Киев. Илья Муромец в те годы был уже монахом Киево-Печерского монастыря, куда отправился, почувствовав приближение старости. Но смерть он принял в боевых доспехах, а не в монашеском облачении.

 Похоронили славного сына Отечества при большом стечении народа в одном из пределов Софийского Собора – главного храма Киевской Руси, в великокняжеской усыпальнице. Проходили годы, менялось с приходом новых властителей и отношение к народному любимцу, в конечном итоге была разрушена усыпальница прославленного героя, а его нетленные останки перенесены в Ближние Пещеры Киево-Печерской лавры, где и покоятся по настоящий день. Православная церковь причислила Илью Муромца к лику святых и утвердила день его памяти.

Новая волна патриотического осмысления прошлого своей страны в начале ХХI века вызвала незатухающий интерес к ярким историческим фигурам, в том числе и к Илье Муромцу, легендарному народному герою. Больше 20 лет потребовалось автору Валерию Аушеву для воплощения замысла о национальном герое двух братских народов в эпическое произведение – «Возвращение Ильи Муромца», увидевшее свет в Объединении журналистов казачества (ОЖК).

В чем-то автор старался уйти от привычной схемы художественного показа – отображения образа прославленного богатыря. По описаниям современников Ильи, крестьянский сын из села Карачарова близ Мурома был не только могуч, но и красив, «ладно скроен и крепко сбит». Как говорится – «косая сажень в плечах». По данным медиков, проводивших исследование останков Муромца, рост его приближался к 180 см (для тех времен, действительно, рост великана!). Вот эти его свойства и черты легли в основу многих произведений отечественного фольклора и художественной литературы, в которых подчеркиваются лучшие черты и качества народного героя: могутная сила, дородность, выносливость, несгибаемость духа…

Своим чудодейственным исцелением от недуга Илья обязан не только «каликам перехожим», но и собственной силе воли, большому самообладанию и терпению. Кстати, в северном фольклоре редко вспоминается о том, что Илья Муромец «сиднем сидел 33 года».

Сегодня для нас важно подчеркнуть, что Илья всю свою жизнь без остатка посвятил защите рубежей родины, отражая вместе с княжескими дружинами опустошительные набеги половцев на Русь.

Образ патриота, защитника отчих рубежей прослеживается и в явлении Ильи Муромца в наши дни. Это не призрак, не тень и не копия былинного персонажа. Это возвращение живого героя, осмысленно воспринимающего разительные перемены, происшедшие в Отечестве за огромный пласт времени.

Сегодня, накануне наступающего 2019 года, в дни бессмысленного раскола в украинском православии, учиненного нынешними киевскими властями, разрушительные силы бендеровского режима посягнули на святые мощи великого богатыря земли Русской Ильи Муромца, покоящиеся в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры. Теперь мы должны его защитить от творимого произвола киевских властей.

Не позволим обескровить нашу духовную крепь, не предадим поруганию мощи и останки святых имен Русского Православия, скрепившего два братских народа! Мы призываем встать на защиту

Ближних пещер, уберечь их от вандализма и разграбления молодчиками киевской хунты, творящей беззаконие и расправу над коренными основами славянского духа и единства!

                                          Редакция изданий ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                   Валерий АУШЕВ

          

ВОЗВРАЩЕНИЕ

ДОСТОСЛАВНОГО КАЗАКА

ИЛЬИ МУРОМЦА

(Новогодняя фантасмагория)

 

Персонажи 28 фантазийных эпизодов и картин:

Богатыри Земли Русской:

 ИЛЬЯ МУРОМЕЦ, достославный казак,

 ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ,

 АЛЁША ПОПОВИЧ 

БОЯН ВЕЩИЙ, гусляр и былинник

СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

ВАСИЛИСА

НАСТАСЬЯ

ЛЕДА – юношеская любовь Ильи Муромца

АННА – дочь греческого царя

ЗЛАТОГОРКА – мать Сокольничка

СОКОЛЬНИК, сын Ильи Муромца

1-й СКОМОРОХ

2-й СКОМОРОХ

3-й СКОМОРОХ

ВЛАДИМИР, КРАСНОЕ СОЛНЫШКО,

ВЛАДИМИР МОНОМАХ – великие князья Киевские

МЫШАТЫЧКА ПУТЯТИН
ДАНИЛА

ВЛАДИМИР, афганец

ИНВАЛИД в коляске

НОВЫЙ РУССКИЙ

КИДАЛА

СОТРУДНИК НИИ Мозга

КАДЕТ

ЭКСКУРСОВОД

СНЕГУРОЧКА

ПУТАНА

ШАХИДКА

ТАМОЖЕННИК

ПОГРАНИЧНИК

ЧЕЛНОЧНИЦА

1-я СТАРУШКА

2-я СТАРУШКА

Двойники: В.И. ЛЕНИНА, В.В. ПУТИНА, Ю.М. ЛУЖКОВА,

Г.А. ЗЮГАНОВА, В.В.ЖИРИНОВСКОГО и др.

1-й БАЙКЕР

2-й БАЙКЕР

3-й БАЙКЕР

БУРУШКА – гнедой конь Ильи Муромца

 

 

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ ЖИВ!

Эпизод 1-й

НА ТАМОЖНЕ

 

         Первый день наступившего Нового года.

         1 января - День памяти народного былинного богатыря. казака Ильи МУРОМЦА, Печерского чудотворца. На одном из таможенных постов пограничный наряд вместе с таможенниками обратили внимание на странную пару в старинной одежде, за которой уныло плёлся конь.

         При установлении личностей один из них представился старым казаком Ильей МУРОМЦЕМ, другой – вещим певцом и сказителем БОЯНОМ, коня гнедой масти они в один голос называли БУРУШКОЙ.

         Оба пассажира и их живой груз были задержаны для выяснения обстоятельств пересечения границы без всяких подтверждающих документов. Они путались не только в своих объяснениях, но и в определении дня, месяца, года и даже века… 

 

         (Илья Муромец с посуровевшим взглядом смотрит на таможенника, машет в отчаянии рукой, и после небольшой паузы пытается объяснить пограничным стражам, как он тут оказался).

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я в Киеве гостил,

Теперь обратно еду,

Границу многих княжеств пересек.

Со многими людьми вступал в беседу

Как вольный дружелюбный человек.

 

БОЯН:

Я подтверждаю сказанное другом:

Всё так и есть, как Муромец изрек.

Мы не сошли с ума, не схвачены недугом,

Вины в том нашей нет, что в ваш попали век…

 

ТАМОЖЕННИК (обращаясь к пограничнику):

Заговорить амбал нам хочет зубы.

Но, главное, блюсти с ним внешний такт.

 

ПОГРАНИЧНИК (согласно кивая):

И будем мы спокойны и не грубы,

А то, что нарушитель - это факт!

Не предъявил ни паспорта, ни визы,

Хотя под нос и тычет булавой.

 

ТАМОЖЕННИК:

Такие штучки, выходки, капризы

С тобой нам, право, видеть не впервой.

Я сразу понял - человек опасный:

Замялся, выбирая коридор.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Мне наплевать – «зеленый» или «красный»,

Лишь вырваться отсюда на простор!

Тамгу берите. Гривну дам, не боле,

А вот коня, булатный меч – ни-ни!

 

ТАМОЖЕННИК:

Угомонись, ведь ты не на футболе –

Снимай доспехи, цепь и штраф гони!

Где декларация на вывоз драгметаллов -

На золото, свинец, железо, медь?

 

ПОГРАНИЧНИК:

Нам только контрабанды не хватало.

Ведь надо ухитриться так суметь:

Границу пересечь и без опаски

Сокрыть полтонны меди и свинца

Под видом лат, доспехов и оснастки

Себя и гипермонстра - жеребца?!

 

ТАМОЖЕННИК:

Всё на себе везти таким вот свойством.

Есть, право, подозренье у меня,

Что если просветить нам спецустройством

И Муромца и чудище – коня?

Рентген покажет все внутри сюрпризы:

Червонцы, бриллианты, героин…

 

ПОГРАНИЧНИК (рассекая рукой воздух):

Раз человек пожаловал без визы,

Считай, что враг под номером «один».

 

ТАМОЖЕННИК:

Ну, это ты хватил, пожалуй, лишку.

Так, мелкий жулик, проходимец, плут!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я в отчем крае принят за воришку,

Не дай бог, за решетку упекут!

А я – казак! Не мелкая вам сошка,

И ваших правил нынешних не чту,

Не знавши их: со временем оплошка

Случилась, только лишь черту

Переступил, как в двадцать первом веке

Я очутился гостем гулевым.

И помышляя к ночи о ночлеге,

Так рассуждал: «Теперь попал к своим.

Не званный гость татарина не хуже,

И Муромца, быть может, помнят тут,

И хлебом-солью встретят, и на ужин

Мне ковшик медовухи поднесут.

 

БОЯН (дополняя объяснение Ильи):

Нам знать хотелось, как живут потомки,

Как поминают пращуров-дедов?

Но корни связей родственных так ломки,

Трухлявы, тленны за горой годов,

Что бесполезны, видно, все попытки

Взять и ступить за Вечности черту,

Ведь прошлое - под стать суровой нитке:

За давностью легко порвать и ту…

 

ПОГРАНИЧНИК (строго):

Переступать нельзя, что под запретом,

Что нами охраняем как рубеж.

 

Илья МУРОМЕЦ:

И это всё зовете вы расцветом

Руси? Ах, если б ведать мне о том допреж,

Ах, если б знать, что ныне к брату брата

Не пустят эти крепкие врата,

Что к Киевской Руси уж нет возврата,

Что жизнь мирян совсем уже не та.

Предугадать бы на твоей пирушке,

Владимир Солнышко, что одолеет тьма

И что во мгле не только там галушки

Не разглядеть - что за окном зима,

Что лёд в сердцах людских сковал участье,

Что выстудил друг к другу доброту

И разобщил народы в одночасье,

Меж ними свары проведя черту…

Ах, если б знать, я, может быть, иначе
Молил бы Бога о своей удаче.

 

Эпизод 2-й

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ,

ВАСИЛЬЕВСКИЙ СПУСК

 

         Вокруг красавицы-ёлки, взявшись за руки,  в новогоднем хороводе кружатся двойники популярных в народе политических и общественных деятелей. Рядом с пляшущими расположился весёлый балаган с Петрушкой, скоморохами, стариками и старушками с красными и трехцветными бантами, флагами, лозунгами, транспарантами. И взрослых и детей на помосте смешит забавный, почему-то не впавший в зимнюю спячку медведь.   

         В пёстрой праздничной толпе узнаем знакомых и мало узнаваемых (лишь только по слухам) людей из прошлой и современной истории России. Эпохи, огромные временные пространства, а, может быть, и измерения отделяют их друг от друга, но сегодня они по странному стечению обстоятельств (всё же Новый год!) собрались вместе  на одном часовом меридиане, в столице России.

         С небольшого возвышения в центре одной группы выступает двойник лидера ЛДПР Владимира Вольфовича ЖИРИНОВСКОГО; в центре другой, держащейся поодаль группы, жестикулирует двойник председателя ЦК КПРФ Геннадия Андреевича ЗЮГАНОВА. То и дело то один, то другой поворачиваются в сторону друг друга и выкрикивают через «мегафоны» совсем не праздничные комплименты.

         На почтительном расстоянии от них переминаются с ноги на ногу двойники президента Владимира Владимировича ПУТИНА и мэра Москвы Юрия Михайловича ЛУЖКОВА. За их спинами прячутся двойники руководителей партий правого и левого, консервативно-центристского толка.

         Новогодний бал двойников в самом разгаре. Идет балаганное действо. Над Васильевском спуском разносятся голоса скоморохов,

многократно усиленные звуковой аппаратурой.

         На весь этот новогодний бомонд и время от времени вспыхивающую словесную перебранку с интересом взирают Илья МУРОМЕЦ и вездесущий древний комментатор всего происходящего, весельчак и песенник – вещий БОЯН, невесть откуда объявившиеся на Васильевском спуске. Рядом с ними то и дело оглушает окрестности раскатистым ржанием богатырский конь, звеня удилами и отбивая копытом о брусчатку в такт звучащей мелодии «Смело, товарищи, в ногу!..»

         Ведущая программу Снегурочка, нервно поглядывая на часы и по сторонам в ожидании главного персонажа праздника деда Мороза, замечает вдруг в толпе Илью МУРОМЦА  и машет ему рукой.

 

СНЕГУРОЧКА:

Куда-то дед Мороз запропастился,
Наверно, бурно встретил эту ночь.

Чтобы народ с детьми не расходился,

Вы не могли бы мне чуть-чуть помочь?!

Вы сразу с нами станете моложе,

Вот шапка, шуба длинная до пят…

А вашего коня пристроим тоже,

Пусть покатает маленьких ребят!

 

         (Илья, передав поводья от Бурушки БОЯНУ, улыбаясь, идет к помосту. Через минуту,  облачившись за балаганом в костюм деда Мороза, он направляется к ёлке. Неожиданно путь ему преграждает двойник В. ЖИРИНОВСКОГО).

 

Илья МУРОМЕЦ:

Эй, в шапке с козырьком, ты кто таковский?

 

ДВОЙНИК В. ЖИРИНОВСКОГО:

Владимир Вольфович я буду. Жириновский!

Я тот, кто утверждает жизни нормы

Не так, как коммунисты, - для проформы,

Не устающие твердить в порядке бреда,

Что, мол, за коммунистами победа!

 

    (Из противоположного стана раздается возмущенный голос двойника Г. Зюганова).

 

ДВОЙНИК Г. ЗЮГАНОВА:

Прочь вон с пути, гаремные охвостья,

Погрязшие в наркотиках и геях!

Да здравствует наш герб в ржаных колосьях!

И Серп и Молот вечны в наших генах!!!

 

ДВОЙНИК В. ЖИРИНОВСКОГО (толкает в бок Муромца):

Во-во, их лозунги на идиш и иврите.

Их только слушать можно в месте злачном!

 

    (Машет рукой в сторону Зюганова).

 

А золотишко партии верните,

Оно нам пригодится, однозначно! 

 

Илья МУРОМЕЦ:

А что несёшь ты сам земле родимой?

 

ДВОЙНИК В.ЖИРИНОВСКОГО:

Несу не бред, а факт неоспоримый:

Еще Россия-матушка воспрянет,

Мы станем окунать свои сапожки, -

А кто-то и прелестнейшие ножки, -

В Индийском, однозначно, океане!!!

 

Илья МУРОМЕЦ (повернувшись к коммунистам):

Вы супротив? Почто же вы молчите?

Что скажете народу в день свой судный?

 

ДВОЙНИК Г.ЗЮГАНОВА (отделяется от группы, подходит к Илье и говорит с плохо скрываемым раздражением):

Нас в Конго чтят, на Кубе и Гаити,

А здесь винят в идее безрассудной.

Мы создаем и равенство и братство,

Как завещал нам всем великий Ленин.

Коль в нашей цели честно разобраться,

Наш верный курс на коммунизм нацелен!

 

ДВОЙНИК В. ЖИРИНОВСКОГО:

Давай им сразу всю страну бесплатно.

Сначала всё продали не за грош,

Теперь, как жвачку, долго и невнятно

Жуют избитое одно и то ж: «Даёшь!»

 

ДВОЙНИК Г. ЗЮГАНОВА:

Мы никогда не станем на колени!

 

ЕГО СОРАТНИКИ (из толпы):

«Даёшь зарплату!», «Пенсию даёшь!»

 

БОЯН (кричит в толпу):

А сколько гривен получал ваш Ленин?11

 

ДВОЙНИК Г. ЗЮГАНОВА (пытаясь вразумить Бояна):

Наш вдохновитель и идейный вождь!

Хоть наш Ильич в квартире жил Кремлёвской,

Но честью партии, бесспорно, дорожил.

 

ДВОЙНИК В. ЖИРИНОВСКОГО:

Ха-ха! Чтоб я так, лидер Жириновский,

Как часто говорят в Одессе, - ЖИЛ!

И чтоб в запломбированном вагоне

Приехал из Швейцарии в страну –

Страну крушений, стычек и агоний,

Пивным застольем скрасив тишину!

 

Илья МУРОМЕЦ (выслушав Жириновского, обращается к Зюганову):

Возможно, Ленин – честь и гордость ваша,

Но что же вы, из нынешних вождей,

Глаголя об устройстве жизни важно,

Не видите вокруг сирот-детей?!

Вот потому и веры вам всем нету

Ни вашим зовам, ни крутым речам.

Чтобы вести народ российский к свету,

Любой из вас светиться должен сам!

 

ДВОЙНИК Г. ЗЮГАНОВА (протискиваясь ближе к Илье):

Не много ли мы слышим вздохов, ахов,

Когда же волю выкажут верхи:

Платить в казну заставят олигархов

Сполна налоги за свои грехи?!

 

1-й СКОМОРОХ (влетев в круг говорящих):

За радостною, праздничной вознёю,

Средь новогодней, шумной кутерьмы,

Объятые грядущей новизною

О чудесах совсем забыли мы.

 

2-й СКОМОРОХ (также влетевший в круг):

А зря…

Лишь только вознесут куранты

Над Спасской башней благостную весть,

Художники, поэты, музыканты

Воскликнут хором: «Чудо? Чудо есть!!!»

 

И впрямь по русским городам и весям

Пройдёт герой…

 

3-й СКОМОРОХ (прибежавший следом):

И тем он интересен,

Что с давних незапамятных времён,

Я слышал, чудотворцем наречён.

А, впрочем, я всего лишь скоморох,

Мне б вовремя всем учудить подвох…

 

1-й СКОМОРОХ:

Мы мастера на разные подвохи…

 

Илья МУРОМЕЦ (шикая на скоморохов):

А ну-ка брысь, паяцы - скоморохи!

 

БОЯН:

Сегодня, в день начальный января,

Встречаем казака – богатыря!

 

Илья МУРОМЕЦ:

А если вам, друзья, он неизвестен,

То, будьте так добры, за мной вперёд!

В Кремле Московском встретим с вами вместе

Илью-богатыря и Новый год!

 

2-й СКОМОРОХ:

Ах, Дед Мороз, к чему твои приколы?

Какой Илья? Зачем он детворе?

 

БОЯН:

А чудеса? А хоровод весёлый?

А эта ёлка в злате-серебре?

 

3-й СКОМОРОХ:

Тогда и ёлку ставили едва ли,

И Новый Год справляли в сентябре.

 

Илья МУРОМЕЦ (мечтательно):

Да, в старину мы славно пировали

У киевского князя на дворе…

 

                              (Спохватившись).

 

К тому клоню, что мне, как Дед Морозу,

Простительно стремление к курьёзу,

Мне ране доводилось при дворах

Бывать по долгу службы на пирах.

И вас могу позвать я в старину,

Чтоб оживить былину не одну…

 

БОЯН:

Да-да, ему, признаюсь, нипочём

Такая необычная нагрузка…

 

Илья МУРОМЕЦ (кланяясь и стуча посохом о землю):

Что говорить, я низко бью челом

Всем чудесам Васильевского спуска!!

Итак, друзья, вас повести берусь

В страну с названьем Киевская Русь!

 

Эпизод 3-й

КОЛЕСО ИСТОРИИ

 

         (Сбрасывает с головы шапку деда Мороза, снимает шубу, представ перед праздничной, ликующей толпой в своем обычном виде, а из красного подарочного мешка достает щит, булаву и меч).

 

БОЯН (встаёт перед Муромцем):

Мы из разных эпох, измерений и времени,

Только Красная площадь для нас – это всё!

Здесь сошлись мы как будто без роду и племени,

Чтоб Истории вечной крутить колесо.

 

Илья МУРОМЕЦ (подхватывает торжественную интонацию Бояна):

Вот когда возвращается значимость каждого –

Имя – отчество, доблести, звание, чин.

Мы все – дети и внуки народа отважного.

Он по свету разбросан, но духом един!

Земляка с характерным и слогом и говором

Можно встретить сегодня по миру всему;

Открывает Земля ему город за городом:

Просто так не сидится на месте ему.

 

БОЯН (подхватывая под локоть Илью):

Мы пришли к вам сюда не по брёвнышку узкому –

По широкой, как наша душа, мостовой,

И под звон вечевой Богу молимся Русскому,

Хоть явился Христос из пустыни святой!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Так и Красная площадь с Кремлёвскими башнями,

С куполами – шатрами старинных церквей

Нас зовёт обратиться к величью вчерашнему,

Из сегодняшних вырваться пут и цепей,

Сохранить вековые и Честь, и Достоинство,

Флаг российский поднять на земных полюсах,

Чтоб заслугами нового русского воинства

Равновесие в мире держать на весах!

 

Кто Вы, люди с различными ликами?

(Как заметна на лицах столетий печать!)

 

1-й СКОМОРОХ:

Мы предстанем, Илья, пред тобой не безликими

И не станем скрывать ни восторг, ни печаль.

 

2-й СКОМОРОХ:

Мы умели вставать спозаранку, к заутрене,

Чтоб в молитвах у Бога прощенье просить,

С каждым веком старались мы быть целомудренней,

С каждым шагом стремились мы сильными быть!

 

3-й СКОМОРОХ:

Кровь людская лилась не ручьями, а реками,

Но водицей она не была никогда…

Потому и остались мы все ЧЕЛОВЕКАМИ

С большой буквы на долгие годы-года!

 

1-й СКОМОРОХ:

Что за люди мы, скоморохи, которые

Вереницей стремятся вступить в разговор?

 

 

2-й СКОМОРОХ:

Мы предстанем не сразу, по ходу истории,

А порою, возможно, ей наперекор.

 

БОЯН:

Как бы ни было, рады мы этому случаю –

Возродиться, возникнуть, явиться, предстать

И напомнить, что Жизнь, бесконечно кипучую,

Нужно не проживать, а самим СОЗИДАТЬ!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Я в третье к вам попал тысячелетье

Явился глянуть хоть глазком одним,

Что за наследники – и взрослые, и дети –

Вершат Отечеством, зовя его родным.

 

БОЯН (повернувшись к Муромцу):

Ты быть бы мог наукой современной

Клонирован, копирован не раз

И потрясать бы выправкой отменной…

 

Илья МУРОМЕЦ (возражая):

При чём тут я? Вот век меня потряс.

По улицам прямым, кривым, покатым

Снуёт в Московском граде чудищ тьма:

Вон мчится самокат за самокатом,

И мысль одна: как не сойти б с ума!

 

БОЯН (подхватывает слова Ильи):

На месте Лобном ни кнутом, ни розгой

Уж не секут, как в давние года.

И злобных татей по земле московской

В цепях и клетях не везут сюда.

Здесь праздный люд несёт цветов охапки,

В очах столпотворенье мельтешит,

Перед Кремлём народ ломает шапки

И в храм Василия Блаженного спешит.

 

Илья МУРОМЕЦ:                    

Кто он такой, юродивый Василий?

Допреж узнать не доводилось мне…

 

БОЯН:

Да сказывают, был не крепок силой,

И мыкал жизнь с нуждой наедине,

Но слыл провидцем голодранец сирый.

За то народ его вознёс к Богам.

 

Илья МУРОМЕЦ:

И в честь его теперь стоит Василий?

 

 

БОЯН:

Да, боголепный, несравненный храм!

 

Илья МУРОМЕЦ (задумчиво):

Москва – не Киев. Позднею судьбою

Посад был возвеличен в стольный град.

 

БОЯН:

Теперь над разнаряженной толпою

Огни, гирлянды, фонари горят.

 

Илья МУРОМЕЦ:

Но чужд мне город нарочитой славы,

Гульба и праздность, блеск и пестрорядь...

 

БОЯН (соглашаясь):

За яркостью огней рекламной лавы

На небе звёзд полночных не видать…

 

Илья МУРОМЕЦ:

Родная Русь, ты воссияй над миром

И драгоценным камнем засверкай:

Алмазом, изумрудом иль сапфиром –

Мне всё одно, лишь был бы жив мой край!

Назло дьякам и Думным и бездумным

Вновь призовёт из глубины веков

Рать богатырскую мой древний город Муром:

Служить Отчизне – наш удел таков!

 

Эпизод 4-й

У МАВЗОЛЕЯ

 

         (Мимо БОЯНА  и МУРОМЦА неожиданно проходит человек в белом халате поверх полушубка, с большой закупоренной банкой в руках, в которой что-то плавает неопределенное, похожее на кочан цветной капусты).

 

Илья МУРОМЕЦ:

Не устаю глядеть я на людей,

Мне муравейник этот не понятен.

Вот этот, видно, вовсе не злодей,

Откуда и куда спешишь, приятель?

 

СОТРУДНИК НИИ (потрясая банкой):

Из института Мозга, господа.

Здесь мозг вождя.  Теперь сказать вам можно,

От мыслей не осталось и следа,

В том убедиться было нам несложно.

Он даже не прошёл наш супертест:

Двух полушарий ген был заторможен.

Вся жизнь его, как варварский протест,

Но ход истории, как знаем, непреложен.

 

БОЯН (возмущаясь):

Безмозглый мозг, как заявили вы,

Был гениальным движителем века!

Его изъяли вы из головы,

Безбожники,

                      Святого Человека!

 

СОТРУДНИК НИИ (запальчиво):

Святого, говоришь, а кто столкнул

В Гражданскую две русских ветви лбами

И кто занёс безжалостнейший кнут

Над лучшими российскими умами?

Кто вновь распял Христоса на кресте?

Кто наши Храмы, Веру в Бога рушил?

 

Илья МУРОМЕЦ (как бы, между прочим):

Не то в мирской бывает суете,

Когда безмолвны и покорны души.

 

(Обращаясь к Сотруднику).

 

Стопы торишь куда с баклажкой сей?

Какой расклад для мозга уготован?

 

СОТРУДНИК НИИ:

 Куда несу? Туда вон, в мавзолей,

А вдруг очнётся, хоть и заспиртован!

 

Илья МУРОМЕЦ (раздумчиво с нарастанием гнева):

Как мир жесток! Как жалок мир людей,

Готовых растерзать своих же братьев!..

 

СОТРУДНИК НИИ:

Нет, не собратьев, а «творцов» идей,

Несущих Человечеству проклятья,

Вражду, раскол и…

                         медленную смерть

И взрослому, и малому дитяти.

 

Илья МУРОМЕЦ:

О, Боже мой, на что теперь смотреть?

Я в этот мир пришёл совсем некстати.

 

СОТРУДНИК НИИ:

Но отчего же – может, в самый раз,

Когда мы все живём в большой надежде,

Что мир ещё не весь в крови погряз

И Русь чиста и свята, как и прежде!

 

 

 

 

Эпизод 5-й

ДВОЙНИК ИЛЬИЧА

 

         (Из Мавзолея, куда с мозгом вождя мирового пролетариата, подался научный сотрудник, вдруг выходит собственной персоной двойник Владимира Ильича Ленина. Он в тёмном пальто с чёрным каракулевым воротником, с выглядывающим из-под него галстуком в горошек. На голове вместо зимней шапки - кепка, надвинутая на самые уши).

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА (не замечая Илью Муромца и Бояна, останавливается, бормоча вслух):

Каков Лужков, градоначальник здешний,

Точь-в-точь, прохвост, ходил в такой же  кепке,

И дух во всём не наш – марксистский, крепкий,

Но вот хозяин был он, молвят, - цепкий,

А в кепке… всё же он такой потешный!…

 

    (Хихикает, потирая руки, и тут же почти сталкивается с Ильей).

 

Илья МУРОМЕЦ:

Ты кто? Не младший сын ли князя,

Что в Киеве сидит, порядки ставит?

А то, что мелковат, ты не стесняйся,

И богатырской силой Разум правит.

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА:

Нет, я не князь, хоть из дворян сам родом,

А вот Владимиром зовусь, так это точно.

 

(Щёлкнув каблуками, представляется).

 

Владимир Ленин. Был всегда с народом.

Был с ним всегда! И очно, и заочно!!!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Как понимать «заочно»? За глаза ли?

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА:

Когда был сослан в Шушенское, в ссылку,

Когда в Стокгольме ждал я на вокзале

С газетой «Искрой» важную посылку,

Когда порывом революционным

Был в Питер занесён простым рабочим,

Не чувствовал себя я обречённым…

 

Илья МУРОМЕЦ:

О чём мы, брат, с тобою тут лопочем?

Понять тебя, признаюсь, трудно очень.

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА:

Вы, батенька-то, сами-то откуда,

Но вижу по рукам – с землёю дружен.

А вот со мной, товарищ, ныне худо:

Родной земле, России, я не нужен!..

А ведь крестьян в Кремле перебывало,

Не дай соврать, наверно, пол-России.

 

(Оглядывается на Кремль).

 

Теперь сюда идут совсем другие,

Кому плевать на наши идеалы!…

 

Илья МУРОМЕЦ:

Как поглядеть ещё на это дело:

Кто за Расею всей душой радеет,

Тому она в уста взахлёб глядела,

Кто Ум острит, тот и Душой владеет.

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА:

Вы, батенька, скажу, большая личность!

И мной в вас философский Ум отмечен,

Но в рассуждениях важна диалектичность,

А коли нет её, родной, – и хвастать нечем.

 

Случалось в жизни: уступал коллегам.

И в результате что? Лежу здесь, рядом.

 

    (Показывает в сторону Мавзолея).

 

Востребованный мозг ХХ веком –

Мой гений! – в Институте Мозга спрятан!!!

 

Илья МУРОМЕЦ:

Сказал – лежишь, а сам стоишь как будто,

Иль разговор веду с твоею тенью?

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА:

Вон, видишь, Мавзолей? Так я оттуда.

 

(Горько ухмыляется).

 

А сам теперь подобен приведенью,

И плоть моя лежит в гробу хрустальном,

Точней сказать, фрагменты этой плоти…

Был я вождём…

 

(Передразнивая кого-то).

 

Народным, гениальным,

И думал вечно пребывать в почёте.

Но ничего нет вечного в России!..

 

Илья МУРОМЕЦ:

Мы пращуров не чтим и на погосте.

Когда отцов высоко возносили,

Тем падали страшней их в землю кости…

 

ДВОЙНИК ЛЕНИНА:

Вот-вот, и я, Илья, о том же плачу:

Хотят меня изъять из Мавзолея,

Не о хрустальном гробе я жалею,

Мне жаль, что ничего не значу

В сердцах живых, которым отдал всё я, -

Свой интеллект, статьи, труды, идеи…

Как же легко у нас попасть в злодеи

И динозавры эры мезозоя!

 

    (Махнув отрешенно рукой, двойник Ленина уходит).

 

(Продолжение следует)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

275 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ФЁДОРА ФЁДОРОВИЧА УШАКОВА,

НЕПОБЕДИМОГО АДМИРАЛА РУССКОГО ФЛОТА

 

Русский флот не знал более победоносного адмирала, чем Федор Ушаков. Под командованием талантливого стратега был завоеван Крым и из Средиземноморья изгнаны французы. За всю карьеру флотоводец не потерпел ни одного поражения и не потерял ни одного корабля.

Детство и юность

Федор Федорович Ушаков родился 13 февраля 1745 года в селе Бурнаково (сейчас Рыбинский район Ярославской области). Отец стратега, Федор Игнатьевич, служил сержантом лейб-гвардии Преображенского полка, пока не получил отставку, а мать Параскева Никитична занималась ведением домашнего быта.

                    Портрет Федора Ушакова

 

Воспитанием будущего адмирала занимались его дядя Феодор Санаксарский и старик-односельчанин, служивший еще в петровском флоте. Ушаков с детства грезил мечтой о море, так как сухопутные забавы казались ему скучными.

Стратег с юных лет любил паруса и воду, не было для него занятия отрадней, чем вырезать из дерева игрушечные корабли. Односельчане часто захаживали в дом к Ушаковым, чтобы полюбоваться на творения талантливого рукодельника.

Однажды местный охотник Прохор предложил Федору сходить с ним на медведя, и мальчик, ни секунды не колеблясь, заявил мужчине, что пойдет на зверя, только если встретит его на воде.

Памятник Федору Ушакову возле Музея судостроения и флота в Николаеве

 

В 16 лет родители привезли горячо любимое чадо в Санкт- Петербург. В северной столице крепкий деревенский юноша поступил в морской кадетский корпус. Стоит отметить, что в то время молодые дворяне из знатных семей шли во флот неохотно, в основном в этом заведении обучались дети однодворцев.

Ушаков постигал науки упорно, до ночи корпя над учебными пособиями, и в 1766 году, после пятилетнего обучения, с отличием окончил корпус, получив чин мичмана. Будущий адмирал в начале своей карьеры плавал по Балтийскому морю, а в канун русско-турецкой войны талантливого офицера перевели в Азовскую флотилию, где он на протяжении пары месяцев и проходил службу.

Военная служба

С началом войны будущий непобедимый флотоводец получает первый шанс отличиться и использует его. Так, командуя шестнадцатипушечным кораблем, его экипаж успешно отражает атаки турок, высадившихся в Балаклаве, после чего в его стратегических решениях уже никто не сомневался.

Известно, что молодому офицеру доверили переводить в Черное море балтийские военные суда, замаскированные под торговые. Также Федор доставлял на петербургские верфи корабельный лес, вступая в отчаянные распри с нечистыми на руку подрядчиками.

                       Флотоводец Федор Ушаков

 

После этого Ушакова назначили капитаном императорской яхты. Однако близость к императорской особе не привлекала честолюбивого морского офицера, и Федор добился перевода на линейный корабль, на котором он регулярно ходил в составе эскадры в походы в Средиземное море. Позже флотоводец организовал строительство базы Черноморского флота в Севастополе.

Вскоре капитан первого ранга Ушаков получает назначение командиром корабля, который только что начали строить на Херсонской верфи. Не успели матросы включиться в работу (в то время они участвовали в построении судна наравне с корабельщиками), как в Херсоне вспыхнула эпидемия чумы.

Ушаков вывел свою команду за город. Там моряки построили рвы, зажгли со всех сторон костры и в профилактических целях стали обтираться уксусом и размельченными травами. Благодаря оперативности Федора Федоровича ни один из членов экипажа не заразился смертельной болезнью. В итоге постройка корабля все же было завершена.

 

Памятник Федору Ушакову в Херсоне

По возвращении на родину адмирала наградили орденом Святого Владимира. Стоит отметить, что наградили Ушакова не за боевые заслуги, не за победы, а за вовремя проявленную смекалку и находчивость.

Затем стратег поставил перед собой новую задачу - во что бы то ни стало сделать матросов своего корабля самой опытной командой российского боевого флота. Ушаков разработал уникальную методику тренировок: на раскачивающихся качелях устанавливалось орудие, а членам экипажа необходимо было попасть в парус, закрепленный на плоту неподалеку от корабля.

Благодаря этому курсу Ушакова добился того, что его моряки в совершенстве освоили искусство ведения массированного огня. По случаю появления новой силы, способной соперничать с Османской империей за власть на Черном и Средиземном морях, императрица Екатерина II устроила прием иностранных делегаций в Симферополе.

 

Екатерина II и Федор Ушаков

 

Современникам в век высоких технологий не понять, насколько сложно было ориентироваться в море в то время. Тогда моряки, чтобы управлять кораблем, не отходя от заданного курса, обращали внимание на силу и направление ветра, а также наблюдали за течением. Во время сражений Ушаков не только следил за количеством боеприпасов, но и контролировал действия каждого члена экипажа.

Стоит отметить и то, что Федор Федорович первым в истории нарушил все законы морского боя. Тогда существовал негласный кодекс сражения, в котором говорилось, что перед боем противники должны приблизиться друг к другу на расстояние пистолетного выстрела, выстроиться и только потом атаковать.

Ушаков же заявлял, что это пустая, нерациональная трата времени и что акцент нужно делать на главном корабле, в первую очередь уничтожая именно его. Эта тактика помогла Федору Федоровичу выиграть сражение с османским флотом. Тогда адмирал численному превосходству противника противопоставил новую стратегию - и не ошибся. Русский флот, перестроившись на ходу, отсек главные корабли турок, к чему они не были готовы.

 

Адмирал Федор Ушаков

 

 

Враги в панике начали поднимать якоря и рубить канаты. Таким образом, уничтожив вражеское командование, флот Ушакова по одному разбил всю турецкую эскадру.

После этой победы генерал - фельдмаршал, князь Григорий Потемкин стал покровителем именитого адмирала и в письме императрице расхвалил своего отважного протеже. В 1790-м Потемкин, с одобрения Екатерины II, поручил Ушакову руководство всем Черноморским флотом, и Федор Федорович, подняв флаг на корабле «Святой Павел», отправился с флотом к берегам Турции. Там он бомбардировал Синоп, уничтожил 26 неприятельских судов, а затем отразил атаку турок у Керченского пролива.

 

Памятник Федору Ушакову на Мысе Калиакре

 

Примечательно, что побежденные враги часто просили Ушакова о пощаде, присылая парламентеров и предлагая деньги. Человеческие судьбы адмирал никогда не губил, но вражеские суда не щадил.

Капитан понимал, что заключение мира возможно только после того, как все суда турецкого флота будут разбиты. Сражение, сделавшее его имя бессмертным, состоялось 31 июля 1791 года, в Черном море, у мыса Калиакра (северная Болгария). Тогда главнокомандующий турок заявил, что возьмет Ушакова в плен, еще не догадываясь, что весь его флот падет.

Османы поджидали российские корабли около берега, на котором была установлена батарея. Федр Федорович, славившийся тем, что перед сражением часто проводил разведку, знал о местонахождении врага и об установке. В итоге он обошел турок, пройдя между берегом и их кораблями, поймал попутный ветер и разгромил вражеский флот.

 

Кафедральный собор святого праведного воина Феодора Ушакова в Саранске

 

Мирный договор, заключенный с Турцией, закрепил за Россией все северное Причерноморье, включая Крым. Пока Александр Суворов одерживал победы на суше, Ушаков доказывал миру, что Россия – полноправная хозяйка моря.

В августе 1798 года Павел I направил черноморскую эскадру Ушакова к Ионическим островам (в тот момент на их берегах главенствовали французы), чтобы он закрепил российское присутствие в Средиземном море. В этот раз на стороне Федора Федоровича был и недавний соперник – Османская империя.

 

Стелла Федору Ушакову на острове Корфу

 

Правда, и в этот раз адмирал продемонстрировал невероятную находчивость. По легенде, Ушаков переодел своих подручных в дамские наряды, и когда французы увидели высаживающихся на берег дам с ружьями, они заявили, что с представительницами слабой половины человечества не воют и подняли белый флаг. Подойдя ближе, солдаты поняли, что их обманули.

Затем последовало взятие крепости Корфу (сооружение пало за один день), после которого завершилось освобождение Ионических островов от французского присутствия. За эту операцию Федора Федоровича возвели в ранг адмирала, а турецкий султан подарил стратегу соболью шубу и бриллиантовое перо.

Основателем российского флота является Петр I, но после смерти реформатора дело всей его жизни переживало не лучшие времена, и когда Европа совершенствовала свое морское искусство, Россия недооценивала силу и значение морской армии. Так продолжалось до тех пор, пока за штурвал погибающего флота не встал Федор Ушаков, который принес своей стране множество побед.

Личная жизнь

Личная жизнь флотоводца сложилась не так удачно, как его карьера. Достоверно известно, что Федор Федорович не был женат и не имел детей. Стратег посвятил всего себя службе Отечеству и никогда об этом не жалел.

Смерть

Последним местом земной жизни адмирала Ушакова стала тихая деревня Алексеевка в Темниковском уезде, вблизи Санаксарского Рождество–Богородичного монастыря. Известно, что во время Отечественной войны 1812 года Федор Федорович был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но из-за болезни отказался от должности, посвятив себя молитвам.

Могила Федора Ушакова

 

Флотоводец умер 2 октября 1817 года в своем имении, в деревне Алексеевке.

Отпевали праведного воина в Спасо-Преображенской церкви города Темникова. Когда гроб с телом усопшего адмирала, при большом стечении народа, был вынесен на руках из города, его хотели поставить на подводу, но народ продолжал нести его до самой Санаксарской обители, где адмирал и был похоронен.

В 1953 году режиссер Михаил Ромм снял фильмы «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы», в основе сюжета которых – житие талантливого стратега.

Канонизация

После революции 1917 года Санаксарский монастырь был закрыт, а часовня, построенная над могилой адмирала, разрушена.

 

 

Орден Федора Ушакова

 

Иосиф Виссарионович Сталин в 1943 году учредил орден Ушакова, но для создания награды требовалось изображение Федора Федоровича. Никто из биографов и художников не знал, как достоверно изобразить адмирала, а, как известно, использование недостоверного изображения в государственной символике недопустимо.

Поэтому в 1944-ом и состоялась государственная экспедиция в Санаксарский монастырь, в котором было произведено вскрытие захоронения адмирала. Впоследствии по найденному черепу был восстановлен облик Ушакова, а могила именитого адмирала вместе с остатками монастырского комплекса взята под охрану государства.

 

                                         Иконы Федора Ушакова

 

В августе 2001 года Русская Православная Церковь возвела Феодора Ушакова в ранг святых. Сейчас иконы с изображением талантливого флотоводца хранятся в храмах и монастырях.

 

Память

·                     Именем флотоводца названы бухта в юго-восточной части Баренцева моря и мыс на северном побережье Охотского моря

·                     В Темникове есть краеведческий музей имени Ушакова

·                     В Москве есть бульвар Адмирала Ушакова и одноимённая станция метро

·                     В Санкт-Петербурге именем адмирала Ушакова названы набережная и мост, установлен памятник

·                     В октябре 2002 года в Греции, на острове Корфу установлен памятник адмиралу Фёдору Ушакову

·                     В Керчи 11 апреля 2009 года, в день освобождения города от немецко-фашистских захватчиков установлен памятник адмиралу

·                     В Калининграде именем адмирала назван военно-морской институт

·                     В 2015 году в Тамбове открыт памятник адмиралу Ф. Ф. Ушакову, на пересечении улиц Советской и Лермонтовской

·                     В городе Рыбинске, в окрестностях которого находится родина адмирала, установлен его бюст. 29 апреля 2016 года его имя получил бульвар. Также открыт музей.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10 ФЕВРАЛЯ 1784 ГОДА УКАЗОМ ЕКАТЕРИНЫ II ПОРТ И КРЕПОСТЬ НА ЧЁРНОМ МОРЕ ПОЛУЧИЛ НАЗВАНИЕ «СЕВАСТОПОЛЬ»

 

Севастополь «Город славы», «святой город» - так с греческого переводится название Севастополь.

Свое звучное имя город получил благодаря императрице Екатерине Великой, именно она издала указ основать на берегу большой Севастопольской бухты морскую крепость. История основания Севастополя связана с историей присоединения Крыма к России. Об этом мечтал еще первый российский император Петр, однако свой замысел ему осуществить не удалось. Полуостров стал частью Российской империи лишь в конце 18 века, при Екатерине Второй. Череда побед в русско-турецких войнах вынудила Османскую Турцию подписать мирный договор, позволяющий российским кораблям беспрепятственный выход в Черное море. С этого момента вопрос о создании  военно-морской базы у берегов Крыма стал актуальным. Место, где в последствии вырос большой белокаменный город Севастополь, было выбрано не случайно. Здесь располагалась одна из крупнейших бухт мира – Севастопольская. Первым оценил ее достоинства в качестве морской гавани Суворов, полководец писал: «она столь хороша, что трудно описать словами, ее надо видеть!».

Севастополь, подобно Кронштадту на Балтике, был основан как крепость и база военно-морского флота. В мае 1783 года боевые корабли Азовской флотилии вошли в Севастопольскую бухту – так появился «Черноморский флот» Российской империи.

 

Как был основан Севастополь?

Первые городские постройки появились в 1783 году в районе современной площади Нахимова. В ее окрестностях был построен причал, кузницы, часовня во имя святого Николая, дом первого главнокомандующего Черноморского Флота России – Фомы Фомича Мекензи. Это небольшое поселение именовалось Ахтиар, по названию небольшой татарской деревушки, располагавшейся по другую сторону Севастопольской бухты. 

Графская пристань

Графская пристань Севастополь

В 1784 году Екатерина Великая подписала указ «Устроить крепость большую Севастополь, где ныне Ахтиар». Исполнить высочайшую волю императрицы, было поручено графу Потемкину. Под его руководством город рос и превращался в мощную морскую крепость. Уже через 3 года весть о крепости Севастополь и Черноморском флоте России облетела мир. Желая увидеть столь долгожданные для Российской империи город и флот, Екатерина Вторая отправляется в Крым. В ее длительном и трудном путешествии приняли участие именитые гости из других стран. Город предстал перед глазами знатных особ, словно бриллиант в драгоценной оправе: удобные морские гавани, живописные холмистые берега, молодой и сильный черноморский флот! Эта картина завораживала и восхищала! Город был по истине великолепен, его облик внушал уважение и трепет.

Судьба Севастополя тесно связана с историей страны, ее правителями и выдающимися личностями.

 

Севастополь и его адмиралы.

С городом Севастополь неразрывно связаны судьбы выдающихся флотоводцев: Ушакова, Лазарева, Корнилова, Нахимова, Колчака – каждый из них внес свой вклад в его историю.
 

Ф.Ф. Ушаков

Федор Федорович Ушаков – «морской Суворов», герой Чесменского сражения, сыграл большую роль в строительстве города. Его стараниями были построены большой госпиталь,  мастерские и склады, разбит первый городской сад, который ныне носит название Ушаковой балки.

Михаил Петрович Лазарев – выдающийся путешественник, один из первооткрывателей Антарктиды, будучи главнокомандующим Черноморского флота, превратил Севастополь не только в мощную морскую крепость, но и в город изысканной красоты. При адмирале Лазареве были построены колоннада Графской пристани, Петропавловский храм, сооружено новое адмиралтейство, снесены ветхие лачуги бедняков, вместо которых для них на центральном городском холме выстроили новые красивые дома.

В.А. Корнилов

Владимир Алексеевич Корнилов – герой Крымской войны, возглавивший первую оборону города. Его стараниями Севастополь смог противостоять врагу долгих 349 дней. Адмирал погиб на Малаховом кургане во время масштабной бомбардировки города. Последними словами Владимира Алексеевича были: «Отстаивайте же Севастополь!».

П.С. Нахимов

Павел Степанович Нахимов – адмирал, руководивший сражением в Синопской бухте, под его командованием русские моряки разгромили турецкий флот. После смерти Корнилова возглавил оборону Севастополя. Погиб на Малаховом кругане от снайперской пули.

В.И. Истомин

Владимир Иванович Истомин – контр-адмирал, герой Синопского сражения, защищал осажденный Севастополь в период Крымской войны, погиб на камчатском люнете, близ Малахова кургана.

А.В. Колчак

Александр Васильевич Колчак - исследователь Заполярья, учёный-океанограф. Вице-адмирал верой и правдой служивший отечеству,  принимал участие в русско-японской, Первой мировой, Гражданской войнах. С 1916 был назначен командующим Черноморским флотом. В 1918-1920 являлся верховным правителем России.

 

Севастополь – город героического прошлого.

За свою относительно недолгую историю Севастополь пережил многое: кровопролитные войны, революционные перевороты. Первым тяжелым испытанием для города была Крымская война. В середине 19 столетия сильные державы того времени, пытаясь расширить сферы своего влияния на мировой арене, развязали масштабные военные действия. России противостояли Османская империя, Англия, Франция и королевство Сардиния. Главный удар противника был сосредоточен на Севастополе, как базе черноморского флота Российской империи. Неприятель разумно полагал, что пока  Севастополь находится в руках русских – победить в этой войне невозможно. 

Оборона СевастополяВ начале осени 1854 года вражеские корабли появились у берегов Крыма. Штурмовать превосходную морскую крепость со  стороны бухт интервенты не решились. Отсутствие подобных укреплений со стороны суши позволяло противнику надеяться на быстрый захват города, нанеся удар именно в той части.  Многотысячная армия неприятеля, высадившись близ Евпатории, двинулась на Севастополь. 

Оборона Севастополя

Чтобы не позволить врагу захватить город, защитникам позарез нужна была крепость. В невероятно короткие сроки им удалось соорудить уникальное оборонительное сооружение – крепость из подручных материалов: стены были сделаны из плетеных корзин, наполненных землей и камнями.  Бастионы располагались на вершинах городских холмов, между ними проходили небольшие соединительные стенки – куртины. Линию обороны усилили корабельными пушками. Увидев вместо незащищенного тыла грозную крепость, вражеские войска не решились сходу штурмовать Севастополь. 13 сентября 1854 года город был объявлен на осадном положении. Бастионы, сооруженные в двухнедельный срок, позволили Севастополю держать оборону долгих 349 дней.

В сентябре 1854, чтобы закрыть внутренний рейд от вражеских кораблей, между Александровской и Константиновской батареями, было затоплено 7 устаревших кораблей. Личный состав затопленных кораблей, сошли на берег и пополнили ряды защитников севастопольских бастионов. Но шторм частично разрушил затопленные корабли, поэтому зимой было затоплено еще 2 судна. Но этого оказалось мало, чтоб сдержать корабли неприя теля. И тогда в феврале 1855 была образована вторая линия заграждения, между Михайловской и Николаевской батареями, из 6 кораблей.

27 августа 1855 года, неприятельские войска захватили бастион на Малаховом кургане, т.к. это была господствующая высота, откуда хорошо просматривался и обстреливался весь Севастополь, дальнейшая оборона стала бессмысленной. Город был отдан врагу. Войска переправились на Северную сторону бухты. Перед отступлением боеприпасы были взорваны, а в бухте были затоплены все корабли, стоявшие на севастопольском рейде.

В марте 1856 года подписан мирный договор, согласно которому Севастополь был возвращен России, однако содержать в нем флот ей строго возбранялось. Когда война была окончена, то со дна бухты подняли два десятка кораблей. Они были отремонтированы и возвращены в состав Черноморского флота. И еще целых 10 лет бухту очищали от остатков кораблей.

В память о тех героических событиях было воздвигнуто много памятников в городе. Один из них - Памятник затопленным кораблям, который стал эмблемой города. А напротив памятника, на подпорной стене, были закреплены два якоря с затопленных кораблей.

Мирную жизнь города во второй половине 19 века ничто не нарушало. Но пришел новый век, привнесший немало горестных событий не только в историю города, но и в историю всей страны.

В начале ХХ века мир будоражили новые революционные идеи: коммунизм, социализм. В России назревал государственный переворот, его предопределила череда революций. Севастополь не остался в стороне от этих событий. Здесь в 1905 году новую власть поддержали моряки крейсера «Очаков». Под командованием лейтенанта Шмидта они выступили против царизма. Восстание было жестоко подавлено, а его руководители казнены. В память об этих кровопролитных событиях один из районов носит название Красная горка, в центральной части города и на Корабельной стороне установлены памятные барельефы. 

http://sevmama.info/news_foto/foto/Sevastopol/schmidt_c.jpg

http://sevmama.info/news_foto/foto/Sevastopol/Ochakov_s.jpg

Нелегкие события пережил Севастополь в период Великой Отечественной войны. Первые бомбы обрушились на город в 3 часа утра, на час раньше, чем враг атаковал границы СССР.

Мечта захватить Крым и Севастополь подвигла Гитлера направить сюда одну из лучших германских армий. Город рассчитывали захватить в кратчайшие сроки, ему даже придумали новое немецкое название Теодорихсхафен - гавань Теодориха. Однако защитники города сражались столь яростно и мужественно, что враг топтался на его подступах долгих 250 дней. К лету 1942 года гитлеровским войскам удалось блокировать город со стороны суши, моря и с воздуха. Силы защитников были на исходе, не хватало боеприпасов.  3 июля 1942 года, исчерпав все возможности обороны, часть советских войск оставила Севастополь, но отдельные бои в районе мыса Херсонес продолжались вплоть до 12 июля. Значение обороны Севастополя велико: в самый тяжелый период войны защитники города надолго задержали у своих стен и 300-тысячную армию гитлеровцев.

В настоящее время события героического прошлого отображают многие севастопольские памятники и музеи. 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГОРОДУ-ГЕРОЮ СЕВАСТОПОЛЮ – 235 ЛЕТ

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЕГО СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ

 

Город Севастополь расположен на месте, на котором располагалась основанная в пятом веке до н.э. греческая колония Херсонес Таврический.

10 февраля 1784 года Екатерина Вторая своим указом повелела князю Григорию Потёмкину построить на месте поселения, расположенного  в удобной Ахтиарской бухте, большой укреплённый город и присвоить ему название  Севастополь. Название образовано  из двух греческих слов: Севастос (свящённый, высокочтимый) и полис (город). О присоединении Крыма к России мечтал ещё Пётр Первый. Но сам город-порт был заложен 14 июня 1783 года после завоевания Крыма русскими войсками под командованием А.В.Суворова. Он же  первым оценил достоинства Ахтиарской бухты, ныне Севастопольской, как естественного убежища для строительства будущего укреплённого района, а в дальнейшем морской крепости. Он написал, что она столь хороша, что трудно описать словами, её надо видеть.  Когда в 1753 году крымский хан Шагин-Гирей передал Крым под власть Екатерины Второй, Россия получила выход к Чёрному морю, а бухта стала наполняться российскими кораблями. Вскоре началось строительство нового города-порта. Наряду с Ахтиарской бухтой в районе Севастополя располагалось более 30 других удобных для флота бухт. Закладками первых зданий города в 1783 году руководил  капитан-лейтенант, будущий адмирал Сенявин. В дальнейшем созданием основных сооружений города и порта руководили  Ф.Ф.Ушаков и М.П.Лазарев, в разное время командующие портом и Черноморской эскадрой, впоследствии выдающиеся флотоводцы. Когда Екатерина Вторая в 1787 году совершила грандиозное путешествие в Севастополь, он предстал перед ней, как оазис в красивом  обрамлении.

В течение последующих семидесяти мирных  лет Севастополь продолжал интенсивно развиваться.  Он быстро рос и расширялся, увеличивалась и численность его жителей: к 1852 году она достигла 50 тысяч человек. Ко времени царствования Николая Первого Россия достигла высокого уровня развития, границы её существенно расширились на восток, появилась необходимость укрепления  её южных границ и расширения её владений на балканском полуострове за счёт турецких территорий. Вследствие усиления напряжённости Турция, заручившись поддержкой Англии и Франции, в 1853 году объявила войну России. В ноябре 1853 года русский флот под командованием адмирала Павла Нахимова разгромил  турецкий флот в морском сражении под Синопом. Из 16 турецких кораблей было потоплено 15. Наш флот не потерял ни одного корабля. Англия и Франция, обеспокоенные возрастанием военного могущества России, выступили в войне против России  на стороне Турции и направили свои флотилии через Чёрное море к Крыму. В сентябре 1854 года  объединённые сухопутные силы интервентов  двинулись в наступление на Севастополь со стороны Евпатории.  Парусные российские корабли не смогли оказать серьёзное сопротивление маневренным паровым кораблям противника, поэтому было решено снять орудия и затопить корабли в Севастопольской бухте, чтобы не допустить прохода вражеских кораблей к Севастополю. С октября 1854 года интервенты стали обстреливать город из корабельных и сухопутных орудий, Севастополь отвечал огнём своих батарей. Началась осада Севастополя, защитники города героически оборонялись. Постройкой укреплений руководил талантливый инженер Э.И. Тотлебен. Население города не только возводило укрепления, но и зачастую участвовало в сражениях. В обороне Севастополя прославился знаменитый хирург Н.И.Пирогов, внедривший новые методы полевой хирургии и ухода за ранеными. Он также руководил подготовкой медсестёр, многие из которых проявляли героизм, спасая раненых. С  усилением интенсивности боёв  росли потери, не хватало боеприпасов, продовольствия, были убиты  руководители обороны адмиралы Корнилов и Нахимов.  27 августа 1855 года был захвачен ключевой пункт обороны – Малахов курган. Но интервенты  не дождались капитуляции гарнизона. Потеряв в кровопролитных сражениях 54 тысячи человек, не считая потерь от болезней, они согласились на переговоры. Россия потеряла 17 тысяч убитыми и 58 тысяч ранеными. Героическая 349 – дневная  оборона Севастополя закончилась. Мирным договором 1856 года России предписывалось отказаться от размещения военного флота на Чёрном море. Возвращение Севастополю права быть морской крепостью осуществилось после победы России в следующей  русско-турецкой войне. 

Вторая половина  девятнадцатого века  для Севастополя  была относительно спокойной, что позволило ему продолжить интенсивно развиваться. Однако следующее столетие началось с потрясений. В 1905 году моряки броненосца «Потёмкин» Черноморского флота под командованием лейтенанта Шмидта подняли  восстание против власти, которое, однако, не было поддержано другими воинскими частями и было жестоко подавлено.

В первую мировую войну Черноморский флот участвовал в многочисленных морских сражениях с кораблями Германии и Турции. Был потоплен немецкий линкор и несколько десятков турецких кораблей, сотни других судов, заминирован Босфор.

После разгрома в 1920 году армии Врангеля и эвакуации остатков Белой армии начался советский период истории Севастополя. В городе было построен ряд  судостроительных и судоремонтных заводов, усилена оборона города, созданы новые мощные береговые батареи, аэродромы. Черноморский флот усилился за счёт современных надводных кораблей и подводных лодок. Построено множество жилых зданий, культурных и образовательных учреждений.

Мирная жизнь города была прервана 22 июня 1941 года. Однако, в отличие от других фронтов, благодаря своевременному переводу флотов в боевую готовность приказом народного комиссара ВМФ Н.Г.Кузнецова, немцам не удалось в начале войны нанести сколько-нибудь  существенного урона Черноморскому флоту и Севастополю, как и другим флотам. В сентябре 1941 года немецкие войска ворвались в Крым, а 29 октября в городе было объявлено осадное положение. Началась вторая героическая оборона Севастополя, длившаяся 250 дней. В октябре в городе находилось 20 тысяч военных моряков, армия Манштейна, наступавшая на город, насчитывала 200 тысяч солдат и офицеров. Всё население города, способное воевать, встало на его защиту. Немцы провели два безуспешных генеральных наступления на город: 11 ноября, 17 декабря 1941 года. Третье наступление началось  7 июня 1942 года. Бои за Севастополь длились до 4 июля, пока у защитников не закончились боеприпасы. Немцы понесли огромные потери, до 300 тысяч убитыми и ранеными.

В апреле 1944 года советские войска начали операцию по освобождению Севастополя. 15 апреля части 4 Украинского фронта вышли на оборонительные рубежи Севастополя. 9  мая 1944 года город был освобождён. 9 мая 1965 года за военные заслуги Севастополю было присвоено звание города-героя. После освобождения полностью разрушенный город стал интенсивно восстанавливаться, однако  полное восстановление жилого фонда, промышленности, инфраструктуры, учреждений культуры заняло десять лет.  Одновременно строились новые предприятия, открывались НИИ, учебные заведения, учреждения культуры. Флот пополнялся новыми современными надводными кораблями и подводными лодками. 

Новым серьёзным испытанием для города стали события августа 1991 года, когда флот пришлось делить между Россией и Украиной. 75% состава флота с обеспечивающей инфраструктурой отошло России, 25% - Украине.

17 марта 2014 года, опираясь на результаты референдума, Верховный Совет Крыма провозгласил независимость Крыма, а затем Государственный Совет обратился Федеральному Собранию Российской Федерации с предложением о вхождении Крыма в состав России с особым статусом Севастополя, которое было принято.  Начался новый период истории Севастополя, который дал новый импульс  развитию  города и Черноморского флота.

За время существования города в нём было создано множество памятников знаменитым государственным деятелям, флотоводцам и полководцам, прославившим город, в том числе Екатерине Второй, А.В.Суворову, П.С Нахимову, грандиозная панорама обороны Севастополя 1854-1855 годов, построенная в 1901 – 1904 годах и панорама штурма Сапун-горы 7 мая 1944 года. Многие сооружения Севастополя являются историческими и архитектурными памятниками. В настоящее время город насчитывает более 400 тысяч жителей.

 

А.В. Смирнов, член ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О ЗАБЫТЫХ ГЕРОЯХ ИМПЕРИИ...

( продолжение, часть II).

 

I.

Между Российской Империей и Турцией в 1826 году была подписана Аккерманская конвенция октября 1826 года. От имени Империи её подписал Михаил Семенович Воронцов (1782 - 1856), Светлейший князь, выдающийся государственный деятель , генерал-фельдмаршал, и посланник в Константинополе A. Рибопьер. От Турции - Хади Эфенди и Ибрагим Эфенди. Заключению Аккерманской конвенции предшествовало резкое обострение русско-турецких отношений, вызванное национально-освободительным восстанием в Греции.

17 марта 1826 года поверенный в делах Империи в Константинополе вручил Порте ультиматум, в котором потребовал:

1. Вывести турецкие войска из Молдавии и Валахии;

2. Восстановить там порядок, определенный ранее заключенными между Россией и Турцией     договорами и нарушенный турками после 1821г.;

3. Немедленно освободить сербских депутатов, задержанных в Константинополе;

4.Возвратить Сербии все права, которые она получила по Бухарестскому мирному договору 1812 года;

5. Возобновить русско-турецкие переговоры, безрезультатно проходившие с 1816 по 1821 годы.

Все эти требования Порта должна была выполнить по требованию Государя Императора Николая I в 6-недельный срок.

Светлейший князь М.С. Воронцов разъяснял султану Махмуду II, что невыполнение Турцией ультиматума России может вызвать войну, которая, без всякого сомнения, приведет к резкому ослаблению Османской империи, ибо против неё восстанут все угнетенные Портой народы Балканского полуострова, что приведет к усилению российского влияния на Балканах.

 Султан Махмуд II, решил уступить России в её требованиях, надеясь, что эта уступка даст ему возможность беспрепятственно подавить греческое восстание.

Порта удовлетворила все требования России, выставленные от имени России М.С. Воронцовым, и 13.07.1826 в Аккермане приступила к русско-турецким переговорам. Подготовленный заранее текст Светлейшим князем Михаилом Семеновичем Воронцовым был принят турками без изменений.

Аккерманская конвенция состояла из 8 статей и 2 отдельных актов. Она не только подтвердила Бухарестский мирный договор, но дополнила, уточнила и расширила его статьи о правах Российской Империи. За Великой Империей закрепились занятые её войсками на восточном берегу Черного моря гг. Анаклия, Сухум, Редут-кале; принималось предложенная Российской Империей пограничная черта на Дунае. Великая Россия получила право на свободную торговлю во всех областях Турецкой Империи и свободного торгового мореплавания на всех без исключения морях и иных водах, ей принадлежащих.

Генерал - фельдмаршал М.С. Воронцов особо оговорил с султаном Махмудом II и турецким правительством право Российской Империи и других, дружественных с ней держав беспрепятственно пользоваться проливами в целях торговли. Турция обязалась возвратить Молдавии и Валахии все права и привилегии, которые эти княжества имели согласно султанскому Указу 1802 и Бухарестскому договору; господари Молдавии и Валахии, по воле Государя Императора Николая I, должны были назначаться из местных бояр и утверждаться общим собранием дивана с согласия Порты. Право султана смещать господарей было ограничено необходимостью получить на это санкцию Николая I и его Правительства. Аккерманская конвенция обязывала Турецкого султана и его правительство в своей практической деятельности руководствоваться указаниями Российского Царя. Турция обязывалась принимать к исполнению все постановления Бухарестского мирного договора относительно Сербии, провозглашать конкретные условия её внутренней независимости.     

 Аккерманская конвенция явилась крупным успехом русских дипломатов во главе с Михаилом Семеновичем Воронцовым, русским государственным деятелем, генерал-фельдмаршалом, Светлейшим князем, достигнутым без применения оружия. Михаил Семенович Воронцов совершил героический дипломатический подвиг, который ослабил господство Турции на Балканах. Аккерманская конвенция расширила и закрепила за Империей ранее приобретенные ею права, способствовала укреплению независимости Дунайских княжеств.

Что знает российское казачество о героической дипломатической работе Светлейшего князя М.С. Воронцова? Практически ничего. Ни один из казаков Курганского отдела Сибирского казачьего войска не смог ответить на вопрос: Кто такой Михаил Семенович Воронцов и каковы его заслуги в подписании Аккерманской Конвенции. Не знали они и того, что в 1823-1844 годах М.С. Воронцов был новороссийском и бессарабским генерал-губернатором, который способствовал быстрому развитию всего хозяйства края. В 1844-1854 годах генерал-фельдмаршал М.С. Воронцов, был назначен Государем Императором наместником на Кавказе с неограниченными полномочиями. И горько осознавать, что молодые казаки - не зная своей недавней истории - не имеют будущего. Не знали того казаки и их товарищи из "Трудовой России", руководителем которой является Сергей Александрович Казанский, офицер запаса, что мир Турции с Россией был недолгим и закончился Русско-Турецкой войной 1828-1829 годов. Война - способ развязывания зубами политического узла, который не поддается языку ( Бирс Амброз (1842- 1914) -американский писатель).

 

II.

В конце 1826 года греческие повстанцы обратились а Государю Императору Николаю I за помощью. Наши "союзники" Англия и Франция, опасаясь самостоятельного вступления России в защиту Греции и усилению её на Балканах, примкнули в 1827 году к ней и совместными усилиями выступили против зверств турецкой армии в Греции.

Первое сражение между Портой и объединенными войсками России, Англии и Франции произошли в Наваринской бухте (юго-западный берег полуострова Пелопоннес) между турецко-египетским флотом и соединенными эскадрами Российской Империи, Англии и Франции в разгар Греческого национально-освободительного восстания 1821-1829.

Союзные эскадры были направлены к берегам Греции с целью оказания давления на Турцию, которая отказалась выполнять требования Лондонской конференции 1827 года о предоставлении Греции автономии.

Командующие эскадрами английский вице-адмирал Э. Кодрингтон, русский контр-адмирал Л.М. Гейден и французский контр-адмирал А.Г. Де Риньи приняли решение войти в Наваринскую бухту, где находился турецко-египетский флот под командованием Ибрахима-паши (3 линейных корабля, 23 фрегата и около 40 корветов и вспомогательных судов, до 2200 орудий). Вход в бухту защищали береговые батареи в количестве 165 штук.

Общее командование над объединенной эскадрой принял вице-адмирал Кодрингтон. 8 (20) октября 3 английских линейных корабля, 4 фрегата, 5 мелких судов с 3 линейными французскими кораблями, 2 фрегатами, 2 мелкими судами и 4 русскими линейными кораблями и 4 фрегатами ворвались в бухту, имея 1676 орудий.

После того как турки убили английского парламентера и обстреляли французский флагманский корабль, союзники открыли ответный огонь. Наиболее решительно действовали русские моряки Российского Императорского флота. Особенно отличился экипаж русского флагманского корабля "Азов" под командою капитана I-го ранга Михаила Петровича Лазарева (3.11.1788 - 2.4.185I1), русского дворянина, родившегося в городе Владимире. Флагманский корабль "Азов" вел бой с пятью турецкими кораблями, оказывая поддержку французским кораблям. За этот бой капитан I-го ранга М.П. Лазарев Государем Императором был произведен в контр-адмиралы, a "Азов" впервые в истории Императорского Российского флота был награжден Георгиевским флагом. Канониры на "Азове", обслуживающие и стреляющие из корабельных орудий были из Донских и Кубанских казаков, которые внесли большой вклад в уничтожение турецкого флота, который в течение часов был полностью уничтожен. Немногие мелкие корабли, уцелевшие в сражении, турки сами потопили на следующий день. Погибло более тысяч турецких моряков. Союзники не потеряли ни одного корабля; их потери в людях составили около 800 человек убитыми и ранеными. Разгром турецкого флота значительно ослабил морскую мощь Турции, содействовал греческой национально-освободительной борьбе.

Последствия последовали немедленно, султан призвал народ к "священной войне против России". Турция смогла выделить на Дунайский театр боевых действий 150 тысяч войск под командованием Хусейн-паши и 50 тысяч иррегулярных войск на Кавказ. 14 (26) апреля 1828 года Российская Империя объявила войну Турции. На Дунай была, отправлена 195-тысячная армия под командованием русского генерал-фельдмаршала (1826), графа, Петра Христиановича Витгенштейна (1769-1843), которой была поставлена задача занять Молдавию, Валахию, и Добруджу и овладеть Шумлой и Варной; на Кавказе 25-тысячный корпус графа, генерала Ивана Федоровича Наскевича (1782-1856) должен был занять Карсский и Ахалцихский пашалык.

25 апреля (7 мая) Императорская армия перешла границу и быстро заняла Молдову и Валахию. При поддержке Дунайской флотилии русские войска 27 мая (8 июня) форсировали Дунай у Исакчи, но их сил было недостаточно для развертывания широких наступательных действий, и было решено до прибытия подкреплений ограничиться блокадой некоторых крепостей. На Кавказе I2 (24) июня десантный отряд Светлейшего князя, русского адмирала Александра Сергеевича Меншикова (1787-1869) овладел Анапой. В Закавказье войска Российской Императорской Армии, поддерживаемые населением Грузии, Армении и Азербайджана, 14(26) июня перешли границу.

Генерал Иван Федорович Паскевич с 8-тысячным отрядом атаковал крепость Карс с II-тысячным гарнизоном и 23 июня (5 июля) принудил её к сдаче. Затем были заняты Ардаган, Ахалцих, Поти и Баязет.

По воспоминаниям генерал-лейтенанта Сулимы Николая Семеновича на Дунае, несмотря на прибытие подкреплений, П.Х. Витгенштейн продолжал распылять силы для блокады многих крепостей и прикрытия. В конце июня он выделил небольшой отряд генерала К. Сухтелена для взятия Варны. Но в силу неоправданного сильного рассредоточения наших войск, движение вперед было невозможно - главные силы российских войск имели всего до 20 тысяч штыков и сабель, и с флангов им угрожает две турецкие крепости Шума и Силистрия, без осадной артиллерии взять Варну русские войска не смогли бы. И тогда Витгенштейн направляет главные силы Императорской армии против Шумлы, где находились главные силы Хусейн-паши (40 тыс.), с расчетом выманить турок из крепости в поле и лихим штыковым ударом разбить его. Но турки не выходили из крепости, а Витгенштейн не решался без осадной артиллерии атаковать крепость.

По повелению Государя Императора Николая I в подкрепление войскам была выслана гвардия кубанских и уссурийских казаков с осадной артиллерией, укомплектованной первоклассными артиллеристами.

Среди гор, на диких скалах,

В царстве ветра и орлов,

Турки видели удалых,

Забайкальских казаков.

В конце июня, - констатирует Сулима Николай Семенович,- вновь прибывшие войска двинулись из Карасау на Варну, но желаемых успехов в наступлении не было от постоянного усиления турок. По решению командования план покорения Варны был оставлен. Решено было овладеть сначала Шумлой и тогда только двигаться вперед. После упорного, кровопролитного боя нашим войскам удалось дойти до Шумлы, но подвоз боеприпасов и продовольствия для армии затруднялся турецкой конницей и жителями, которых вооружил султан. В это время Российский Императорский флот подошел к Варне, Варну снова обложили. Визирь атаковал наши войска под Шумлой, и им пришлось уменьшить линию обложения. Вообще к концу августа наше положение было неблагоприятно, осада Варны не обещала успеха, под Шумлой развились болезни и начался падеж лошадей. На всех пунктах турки превосходили нас в живой силе.

Подошедшая к Варне эскадра Грейга состояла из 8 линейных кораблей, 5 фрегатов и 13 вспомогательных судов, которая доставила подкрепление и снаряды. Возглавлял все эти силы вице-адмирал Меншиков. Он располагал осадным корпусом в 10 128 человек при 47 полевых орудиях (ЦГВИА, ф, ВУА, д.4625,л. 13 об-22). Меншиков восполнил осадную артиллерию, сняв с кораблей II дальнобойных орудий, что позволило начать обстрел крепости и под защитой огня создать новые параллели, находящиеся в 300-500 шагах от крепости. Но и теперь гарнизон Варны значительно превосходил силы русских. (Турецкая флотилия, состоящая из 14 крупных гребных судов, была уничтожена 14(26) июля).

Между тем осадные работы под Варной проходили довольно успешно. 25 сентября (7 октября) решено было овладеть первым бастионом крепости, в которой артиллерия уже сделала брешь. В российской артиллерии на вооружении находились орудия образца 1805 -1808 гг., которые успешно конкурировали со всеми европейскими системами орудий. На вооружении состояли: 12 фунтовая пушка (средней пропорции),12-фунтовая пушка (малой пропорции), калибр которых составлял 4,76 дюйма, которые могли стрелять гранатой (на 500 саженей), бомбой (на 450 саженей), картечью (на 150 саженей), бранд-кугелем (на 200 сажен). Была на вооружении и 6-фунтовая пушка (малой пропорции), которая стреляла гранатой на 400 саженей, 3-х фунтовая пушка (горный единорог) стреляла на расстояние 5000 сажен, 1/2 пудовый единорог стрелял на расстояние 1000 сажен - гранатой, бомбой, картечью и бранд-кугелем. Артиллерийские орудия, перечисленных выше систем, состояли на вооружении Российской Императорской армии до 1838 года. Были лишь сняты с вооружения в 1820 году 3-фунтовый единорог и в 1826 году 12-фунтовое орудие меньшей пропорции. В переплавку было отправлено 416 орудий (ЦГИА. А, д. 17529, л. I2).

В брешь, проделанную русскими орудиями, первыми двинулись казаки с сибирскими стрелками, которые успешно овладели бастионом, но турки ценой больших потерь, выбили их с бастиона. Обе стороны понесли большие потери. Особенно успешно действовала русская артиллерия с суши и моря.

По крепости было дано более 48 тысяч выстрелов. Положение гарнизона стало отчаянным, помощи ему никто не подавал. Командование крепости приняло предложение русских прекратить сопротивление. 29 сентября (2 октября) Варна сдалась. Капудан-паша с 4800 человек войск был отпущен, а Юсуф-паша с 6000 человек взят в плен. В крепости было захвачено 162 орудия в исправном состоянии. Потери русских составили: 6 генералов и 5915 солдат и казаков убитыми и ранено было 282 офицера.

Государь Император был недоволен большими потерями своих солдат и в силу этого, в 1829 году Витгенштейна заменил новым главнокомандующим генералом, графом Иваном Ивановичем Дибичем ( 1785 -1831), с 1829 года - русским генералом-фельдмаршалом. Целью действий нового главнокомандующего Дибича был переход через Балканы; для снабжения Императорских войск довольствием была избрана гавань Сизополь, которая им была взята, но затем её блокировали турки, наш флот со своей стороны запер проливы, и Константинополь остался без подвоза припасов.

И.И. Дибич, решил овладеть прежде всего Силистрией, а потом опираясь на Варну и флот перейти Балканы, турки же начали вести боевые действия по направлению к Варне с целью выбить из неё русских. Попытки в этом направлении вести боевые действия окончились для них плачевно-полнейшим разгромом 30 мая турецких войск у деревни Кулевичи.

Пользуясь этим успехом, наша армия могла бы решительным движением на Шумлу овладеть ею. Но Дибич, не видел в этом особых выгод и решил не рисковать жизнями русских солдат и казаков. Он двинулся на Балканы.

Тем не менее, благодаря искусным маневрам Дибича, визирь думал, что русские будут атаковать Шумлу, и стягивал к ней свои войска. 18 июня сдалась Силистрия. Силы Дибича для перехода через Балканы достигали всего 35 тысяч, он двинулся 3 колоннами, и преодолев неимоверные трудности две из них к 10 июля перевалили через Эмине-Даг, затем русскими был взят Бургас, город на востоке современной Болгарии - крупный порт на Черном море, через который Османская империя вела торговлю превосходным турецким табаком, вяленой и сушеной рыбой, коврами и шелковыми тканями китайского производства, холодным оружием.

13 июля взята Айдоса, в которой Дибич издал обращение к жителям, чем привлек на свою сторону население. По данным войсковой разведки, Дибичу стало известно, что турки собрали крупные силы у Сливно и готовились дать русским войскам генеральное сражение. В силу этого, Дибич прекратил движение русских войск на Адрианополь и неожиданно обрушился на противника, разбив его 50 тысячную армию. 7 августа Российская Императорская армия, вдохновленная успехом, подошла к Адрианополю, который 8 августа уже был очищен от турецких войск, которые, сложив оружие, сдались в плен.

Из двенадцати казаков - сибиряков, которые собрались у меня дома сентябре 2018 года, чтобы отметить великий церковный праздник "Воздвижение честного и животворящего Креста" (успение Иоанна Златоуста), об Иване Ивановиче Дибиче-Забалканском, графе (1827) русском генерал - фельдмаршале (1829), начальнике штаба русско-прусских войск (1813- 1814), соратнике Государя Императора Александра I, с 1823 года начальнике Главного штаба, Главнокомандующего в русско-турецкую войну (в 1829) и при подавлении Польского восстания I830-1831 года не знал никто. Казаки знали лишь то, что день успения Иоанна Златоуста является постным днем. И не вина казаков в том, что Иван Иванович Дибич абалканский попал в разряд забытых героев Безликой Империи - ненавистники и губители России приложили к этому забвению руку. Они сделали нашу историю шкалой человеческих бедствий, деления которой обозначаются революциями и искусственно устроенным голодом.

У очередного забытого героя Империи, Ивана Федоровича Паскевича (1782-1856) графа Эриванского (1828), Светлейшего князя Варшавского (1831 год), русского генерал-фельдмаршала (1829), близкого соратника Николая I, наместника на Кавказе (1827-1830), главнокомандующего на Кавказе во время русско-иранской и русско-турецких войн, с 1831 года наместника Царства Польского, усмирителя польского восстания 1830-1831 и венгерской революции 1848-1849 года, командующего Императорскими войсками на Дунае

( 1853-1854) дела на Кавказе в 1829 году сложились весьма неблагоприятно.

У Ивана Федоровича Паскевича было всего под ружьем 45 тысяч штыков, но помимо турок со всех сторон угрожали восстания местного туземного населения и новая война с Персией. Турецкие войска устремились к Карсу, Баязету и Гурию, однако Паскевичу удалось разбить две турецкие армии при Канилы и Милли юзи, а отчаянная психическая атака на Баязет была отбита его гарнизоном; вновь русские войска захватили город Эрзерум.

В каждом полку Российской Императорской Армии, на всех флотах Великой Империи гремела слава Александра Ивановича Казарского (1797-1833), герое русско-турецкой войны 1828-1823 года, капитане I-го ранга, командире 20-пушечного брига "Меркурий", который у пролива Босфор 14 мая 1829 года (27.05) одержал сокрушительную победу в бою с турецкой эскадрой.

Теперь об этом подвиге, да и о самом A. И. Казарском молодые казаки ничего не знают. Позабыл российский народ за годы безбожной власти о своих национальных героях. Не знать истории - значит всегда быть ребенком ( Цицерон Марк Туллий).

 

 

 

III.

Русский дворянин Казарский Александр Иванович (1797-1833) родился 16 июня 1797 года в имении Дубровно, Оршанского уезда, Витебской губернии - русский военный моряк, капитан I-го ранга, служил с 1811 года на судах Черноморского флота и в 1829 году, командуя бригом "Меркурий", отличился боем у Константинопольского пролива с 2-мя большими турецкими кораблями, флигель-адъютант, состоящий в свите Николая I.

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 г.г. три русских корабля: 44-пушечный фрегат "Штандарт", 20-пушечный бриг "Орфей" и 20-пушечный бриг "Меркурий" крейсировали у выхода из пролива Босфор.

На рассвете 14 мая появилась турецкая эскадра в числе 14 судов и устремилась в погоню за русскими кораблями. Общий приказ кораблям был расходиться по наиболее удобным направлениям. Быстроходные "Штандарт" и "Орфей" быстро оторвались от своих преследователей. Тихоходный бриг "Меркурий" не смог оторваться от своих преследователей. Быстроходные турецкие корабли - 11O -пушечный "Селимие" и 74-пушечный "Реал-бей" решили сами принудить русский бриг ""Меркурий" к сдаче. Остальные корабли турецкой эскадры легли в дрейф, понимая, что русский бриг станет легкой добычей самых быстроходных и хорошо вооруженных кораблей Порты.

Казарский понимал, что шансов на спасение практически нет. Его тихоходный бриг с 20 пушками не долго мог противостоять 184 турецким пушкам. Турки открыли по "Меркурию" огонь из погонных пушек.

He теряя времени даром, капитан I-го ранга А.И. Казарский собирает на бриге военный совет. По неписанной флотской традиции Российского Императорского флота первым высказывал свое мнение младший по чину, поручик Корпуса флотских штурманов И.П. Прокофьев из донских казаков: "Нам не уйти от неприятеля, будем драться. Но русский бриг не должен достаться врагу. Последний из оставшихся в живых взорвет его".

Полузабытый потомками русский герой И.П. Прокофьев, как и все матросы Российского Императорского флота, страшились врагов, когда они были далеко, но не страшились их, когда они были близко. Понимал это и 23-летний капитан - лейтенант Александр Иванович Казарский, за бои под Варной (1828) награжденный золотым оружием и считавшийся одним из храбрейших офицеров Черноморского флота. Испытанием храбрости моряков "Меркурия" всегда являлась не необходимость погибнуть, а необходимость жить, чтобы уничтожить врагов своего Отечества.

В своем отчете Государю Императору Николаю I и командованию флота А.И. Казарский писал: "Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут (рангоут предназначен для постановки и несения парусов. Прим. автора) или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким-либо кораблем (чтобы подорвать его), тот, кто еще в живых офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйт-камеру".

В 1980 году, я получил долгожданное письмо из Франции от Константина Ростиславовича Поздеева (1887-1981) - генерал-майора, донского казака, который окончил Донской Императора Александра III кадетский корпус и Михайловское артиллерийское училище. В 1908 году он был выпущен хорунжим (чин в казачьих войсках Императорской России соответствует чину подпоручика или корнета в регулярной армии. Прим. автора) в Лейб-гвардии Казачий Его Императорского Величества полк, в котором прослужил до конца Гражданской войны. Будучи в эмиграции, Константин Ростиславович Поздеев возглавил в Курбевуа полковое Объединение (под Парижем) и принял активное участие в создании полкового музея. С 1969 года генерал-майор (с 4 октября 1920) занимает пост председателя Объединения Казачьего полка, являясь в то же время Председателем Гвардейского объединения который сообщил мне: "Закончив офицерский совет, командир брига А.И. Казарский обратился к матросам и канонирам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Честь Андреевского флага, молвил он - это драгоценный камень; малейшее пятнышко на нем лишает его блеска и отнимает у него честь страны и флота. Мы не допустим этого диногласно объявили матросы; мы будем до конца верны Воинской Присяге, Государю Императору, своему долгу - мы скорее умрем, но не сдадимся в плен противнику. Мы все умрем в бою, но не спустим Андреевский флаг".

Прекратив безнадежное бегство, экипаж "Меркурия" приступил к молитве, изготовляясь к бою. Далеко было слышно их молебное пение: "Не на лук наш уповаем, ни оружие наше спасет нас Господи, но твоея Всемогущий помощи просим, на твою силу дерзающе, на враги наша ополчаемся, имя твое верно призываем: со умилением милимтися, Всемогущий Господи, молитвино оуслыши и помилуй. Господи помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй.

Защитниче правоверных, посли стрелы твоя Господи, смятение сотвори врагом нашим, блесни молния, разжени их, посли руку твою свыше, и покори их. И в руки верному твоему воинству и Императору Нашему предаждь молиться, услыши и помилуй. Господи помилуй. ТРИЖДЫ. " (церковно-славянский текст, подлинный).

По окончании молитвы моряки сбросили в море висевший за кормой Ял (шлюпку) и открыли огонь из двух 3-х фунтовых пушек, перетащенных в ретирадные порты, по неприятелю.

11O- пушечный турецкий корабль "Селиме" попытался обойти "Меркурий" справа и дал залп своим левым бортом, от которого русский бриг уклонился.

"Спаси Господи люди твоя, и благослови достояние твое, победы Благоверному Императору Нашему Николаю Павловичу, на супротивные даруя, и твое сохраняя Крестом твоим жительство", -пел среди канониров судовой батюшка Александр Николаевич Шатилов, размахивая кадилом. Он, как и все моряки, молился за победу русского оружия.

В течение часа атакуемый русский бриг, используя весла и ловко маневрируя, заставлял противника действовать только погонными орудиями.

Пришел тот момент, когда бриг оказался в пространстве между обоими турецкими кораблями, осыпающими его тучей ядер. На требование опустить Андреевский стяг и сдаться Казарский ответил огнем, даже ружейным.

Канониры из донских казаков, зарядив оружие 24- фунтовыми ядрами перебили две мачты "Селиме", что моментально лишило его маневренности и вынудило лечь в дрейф. Но "Реал-бей" неутомимо наносил удары по русскому судну жестокими продольными залпами.

Воодушевленные первой удачей канониры с "Меркурия" продолжали упорно отбиваться от наседавшего противника и удачным залпом из своих орудий перебили левый нок фюр-марс-рей турецкого корабля, который, падая, увлек за собой лиселя. Эти повреждения лишили "Реал-бей" по возможности продолжать бой.

Израненный русский бриг достиг Сизополя (Болгария), где базировались основные силы Черноморского Императорского флота. Капитан Казарский был ранен в голову и контужен.

Генерал-лейтенант Михаил Николаевич Промптов (1857-1950), участник русско-японской и Первой мировой, офицер Добровольческой армии с конца 1918 года, после эвакуации из Крыма в ноябре 1920 года, прибыл в Константинополь, из которого переехал в Королевство СХС, где получил место на службе в Военном ведомстве. О подвиге брига "Меркурий" он писал в "Военном сборнике", "Русском голосе", "Часовом", в которых указывал, что на бриге было четверо убитых, шесть раненых, 22 пробоины в корпусе, 133 в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 в такелаже, разбиты все гребные суда.

Государь Император Николай I наградил всех матросов брига "Меркурий" знаками отличия военного ордена. А. И. Казарский и поручик Корпуса флотских штурманов И.П. Прокофьев получили по Георгию IV степени, остальные офицеры брига получили ордена Владимира IV степени с бантом. Всем офицерам повысили воинские звания, а А.И. Казарский получил еще и звание флигель-адъютанта (в России и ряде европейских государств адъютант в офицерском чине при императоре, генералиссимусе, фельдмаршале. С начала XIX века до 1917 - почетное звание, присваивающееся офицерам, причисленными к Свите Российского Императора. Прим. автора). Всем офицерам и матросам брига "Меркурий" была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования. В офицерские гербы Департамент Геральдии Сената внес изображение тульского пистолета, того самого, что лежал на шпиле брига перед люком крюйт –камеры, матросские штрафы были исключены из формулярных списков. Бриг получил вторым из русских судов Георгиевский флаг и вымпел.

 

IV.

Общие успехи русских и угроза движение на Константинополь побудила султана начать переговоры, тем более, что в Царьград прибыл специальный прусский посол для побуждения его к этому. Но турки, рассчитывая на вмешательство Австрии, всячески затягивали переговоры. Это побудило Дибича двинуть часть войск на столицу, тем более, что в тылу у него начали формироваться турецкие войска.

Иван Иванович Дибич (Иоганн Карл Фридрих Антон)  2 (I3).05. 1785-29.05.1831, граф (1827) русский военный деятель, генерал-фельдмаршал (1829). Сын прусского офицера барона Дибича, перешедшего в 1798 году на русскую службу. Родился в Силезии, учился в Берлинском кадетском корпусе. С 1801 года жил в Российской Империи. Будучи офицером Лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал в войне с Францией 1805-1807. В 1812 - начале 1813 - обер-квартирмейстер корпуса и генеральный квартирмейстер армии Витгенштейна. (Квартирмейстер - должностное лицо: офицер, генерал, чиновник в органах управления войсками армии, ведавшее первоначально (15-16 вв.) расположением войск лагерем или на квартирах, позже (17-20 веком) главным образом оперативными вопросами - организация разведки, передвижения войск, составление планов дислокаций и военных действий, изучение театра военных действий и т.п; полках и артиллерийских бригадах квартирмейстер заведовал только хозяйственной частью).

С весны 1813 года Дибич И. И. - генеральный квартирмейстер союзных русско-прусских войск. С апреля 1815 года - начальник штаба 1-й армии. В 1821 году И.И. Дибич сопровождает Государя Императора Александра на Лайбахский конгресс и становится одним из близких к Государю лиц. С апреля 1823 года - начальник Главного штаба и управляющий квартирмейстерской частью (1824). В начале декабря 1825 года на основании доноса Шервуда сообщает Государю Императору Николаю I о готовящемся восстании декабристов, а затем руководит их арестами во 2-й армии. В 1828 году во время русско-турецкой войны 1828-1829 года фактически руководит военными действиями на Балканах, находясь при престарелом главнокомандующим Витгенштейном. С февраля 1829 года – главнокомандующий. За переход через Балканы Государь Император добавил к его фамилии слово Забалканский.

Теперь Иоганн Карл Фридрих Антон стал Иваном Ивановичем Дибич-Забалканским - русским военным деятелем, генерал-фельдмаршалом.

Движение И. И. Дибича - Забалканского на Царьград произвело свое действие, советы которые давали послы султану сводились к одному о необходимости Турции принять все условия и требования России, и 2 сентября1829 года между Турцией и Россией был заключен адрианопольский мир, по которому Молдавия, Валахия и Сербия, оставаясь в вассальных отношениях к Турции, приобретали самостоятельно в управление с избранием пожизненных господарей. Турецкие крепости на левом берегу Дуная были срыты.

В результате войны Россия приобрела Анапу, Поти, Ахалцых, Ацхур и Ахалкалаки и получила военную контрибуцию.

Кроме того, Турция признала полную независимость Греции и обязалась открыть проливы для торговых судов всех наций. На отдельные боевые действия продолжались отдельными фанатически настроенными турецкими офицерами; так, например, Мустафа Скутарийский не обращал внимания на заключение мира между Турцией и Россией, против него успешно вели боевые действия офицеры Императорской армии Киселев и Гейсмар; только в конце сентября Мустафа Скутарийский, разорив основательно Филиппополь вернулся в Албанию, боевые действия прекратились и 17 октября Договор был ратифицирован, так закончилась русско-турецкая война 1828 -1829 года. По Андриапольскому мирному договору к России отошел Ахалиихский пашалык в Грузии и побережье Черного моря от устья реки Кубань до порта святого Николая.

В начале 1956 года к моему отцу Ивану Яковлевичу Сулиме приехал из Краснодара Ткачев Вячеслав Матвеевич (1885-1965), который советской властью был осужден на 10 лет по статье 58, который отсидел в лагерях ГУЛАГа, главным образом в Потьме, до февраля 1955 года. Генерал-майору авиации, ненавистники и губители России, запретили жить в больших городах. В беседе со мной Вячеслав Матвеевич сказал, что наши враги выбросили из нашей отечественной истории имя Ивана Ивановича Дибич-Забалканского, российского военно-начальника, генерал - фельдмаршала. Ни в одном учебнике по истории не упоминается его имя. В лагерях, в которых я сидел заключенные о нем не знали ничего, мало знают о нем и современные казаки. Не знают они и о том, что за боевые заслуги в войнах, которые вела Россия с многочисленными врагами, И. И. Дибич-Забалканский награжден орденами Святого Георгия всех 4-х степеней. Орден Святого Георгия был самой высокой наградой в Российской Империи во все времена.

Наши недоброжелатели и враги преследовали одну цель - стереть с памяти русских людей их историю, ибо они знали - кто не знает своей истории - тот не имеет будущего. История - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего. Генерал-майор авиации Ткачев Вячеслав Матвеевич скончался 25 марта 1965 года в Краснодаре. Похоронен на Славянском кладбище. Он так и не опубликовал свои книги: " Русский сокол", которую он посвятил своему другу капитану Петру Николаевичу Нестерову (1887-1914), российскому военному летчику, основоположнику высшего пилотажа, не опубликовал и свои воспоминания - "Крылья России", рукопись которых хранится в Российской Государственной библиотеке. Сибирские казаки с грустью сообщают, что у нас в стране нет достойного памятника полузабытому русскому Герою Вячеславу Матвеевичу Ткачеву, а вместо него в Москве строят здание музея разрушителю и губителю СССР Борису Николаевичу Ельцину - пьянчужке и врагу российского народа. Неужели мы, российские казаки, не можем запретить строительство здания для музея Ельцина, а на освободившиеся деньги построить памятник национальному Герою? Можем! Ударьте в набат патриоты России - Г.И. Ерастов, В.Н. Назаров, В.Н. Кочетов, О. В. Локтева и тысячи наших братьев – казаков - журналистов. В тесном союзе ы победим.

Заканчивая свой очерк о забытых героях Великой Империи, мне захотелось рассказать о дальнейшей судьбе А.И. Казарского, флигель-адъютанте, Кавалере ордена Святого Георгия, состоящего в свите Государя Императора Всея Руси Николая 1, рассказанного мне генерал-майором авиации Вячеславом Матвеевичем Ткачевым в мои 19 лет, о дальнейшей судьбе которого, к великому сожалению я ничего не знал.

Как поведал мне Вячеслав Матвеевич, Государь Император Николай Павлович часто поручал опытному, способному, кристально честному офицеру проводить неожиданные и особенно важные для Империи ревизии и инспекции во многих губерниях России.

Весной 1833 года А.И. Казарский был командирован на Черноморский флот, чтобы помочь Михаилу Петровичу Лазареву (1788- 1851) русскому адмиралу и мореплавателю снарядить экспедицию на Босфор.

В 1813-1825 годах Лазарев совершил 3 кругосветных плавания, в том числе в 1819-1821 годах, будучи капитаном "Мирного" в экспедицию Федора Фаддеевича Беллинсгаузена (1778-1852), русского мореплавателя, адмирала, участника I-го русского кругосветного плавания 1803-1806 годах. В 1819-1821 годах Беллинсгаузен руководил русской антарктической экспедицией на шлюпах "Восток" и "Мирный", открывшей в январе 1820 года Антарктиду и несколько островов в Атлантическом и Тихом океане.

При разгроме турок в Наваринском сражении 1827 году М.П. Лазарев командовал линейным кораблем "Азов", в 1833 -1850 годах Лазарев Государем Императором был назначен главным командиром Черноморского флота и портов Черного моря.

Александр Иванович Казарский возглавил погрузку десантных войск на корабли Черноморской эскадры, инспектировал тыловые конторы флота и интендантские склады в Одессе. (Интендант - должностное лицо в армии и флоте, ведавшее снабжением войск продовольствием, фуражом и вещевым довольствием. Прим. автора). Из Одессы Казарский переехал в Николаев для проверки интендантов, замеченных в крупных хищениях вверенного им казенного имущества. Но 16 июля 1833 года, через несколько дней после приезда в город, капитан I-го ранга, флигель-адъютант императора Казарский внезапно умер. Осенью 1886 года в журнале "Русская старина" журнале ежемесячном, историческом, выходящем в Петербурге с 1870 по 1918 годы появилась статья Елизаветы Фаренниковой, хорошо знавшую семью Казарских. По её мнению, Казарского отравили ртутью военные чиновники - казнокрады, имеющих высоких покровителей в высших эшелонах власти Российской Империи. Александр Иванович неоднократно участвовал в ревизиях и инспекциях и заслужил репутацию ревизора беспощадного и неподкупного, кроме того защищенного славою национального героя, флигель-адъютантский аксельбантами и обласканный Государем Императором Николаем Павловичем (Николаем I).

Весной 1833 года, благодаря совместной работе Казарского с адмиралом М.П. Лазаревым он знал всю подноготную подготовки экспедиции на Босфор: состояние кораблей и их вооружение, тыловую базу. Железная рука Казарского действовала жестоко. Национальный Герой России ставил вопрос ребром и говорил: если не остановить вовремя распоясавшихся воров в руководстве Черноморского флота, то они нанесут большой ущерб боевой мощи российского флота, направленного на отражение наступления превосходящего количества кораблей противника, удержания прикрытия намеченных направлений (портов, береговой территории, поселков и городов, всевозможных складов), экономии флотских сил и средств в одном районе моря и в создании превосходства боевых кораблей над боевым флотом противника на других направлениях. Если не отстранить чиновников-казнокрадов от занимаемых должностей, то они разворуют, разграбят государство и доведут Империю до гибели. А поэтому борьба с ворами государственного масштаба должна быть беспощадной. Не надо давать возможности врагам Отечества расшатывать державные скрепы и устои государства и помогать им воевать, по сути, на стороне врагов России. И моя задача, задача русского офицера, отыскивать этих врагов, разоблачать их, отдавать на суд офицерской чести, призывая Царя к жестокой расправе над военными чиновниками - казнокрадами, имеющих сильных покровителей в высших кругах Петербурга.

Беспорядки и злоупотребления, выявленные А.И. Казарским, были столь вопиющи и грозили такими наказаниями военным чиновникам, что они, зная неподкупности Казарского, решились на крайний шаг – физическое уничтожение денежного резистора.

Очевидцы говорят, что когда Казарский умер, то тело его было черно, как уголь, лицо обвалилось, волосы на голове вылезли, и ноги по ступни отвалились в гробу. Все это произошло на протяжении двух суток. Всем было ясно, что Казарского отравили яйцом содержащим большое количество ртути.

 

Господь, защитник, покровитель,

Услыши наш молящий глас!

К тебе взываем, Искупитель!

Помилуй, Боже, грешных нас.

-Гугеноты. ейербера. -

1-в действие. Хорал

Гугенотов.

При правильном проведении экспертизы трупа Казарского можно было с полной достоверностью установить причину смерти капитана. Однако, по непонятным причинам, экспертиза эта проведена не была. Даже Государь Император не смог разорвать цепь воровской круговой поруки своих чиновников. Впрочем, Государь Император Николай I не забыл верного офицера после его смерти. По личному указанию Императора уже в 1834 году в Севастополе на Мичманском бульваре был установлен памятник А. И. Казарскому с лаконичной надписью на пьедестале: "Казарскому. Потомству в пример". В том же году на Балтийском флоте вошел в строй новый 20-пушечный бриг "Казарский".

Доблесть родителей - наследие детей. Все тленно, все проходит, только доблесть не исчезает - она бессмертна.

"Христос Воскрес" поют во храме,

Но грустно мне… душа молчит.

Мир полон кровью и слезами,

И этот гимн пред алтарями

Так оскорбительно звучит.

Когда б Он был меж нас и видел,

Чего достиг наш славный век,

Как брата брат возненавидел,

Как опозорен человек!

И если б здесь, в блестящем храме,

"Христос Воскрес" Он услыхал,

Какими горькими слезами

Перед толпой Он зарыдал!

 

-"Христос Вескрес", ахманинова. -

 

Мудрые наследуют славу, а глупые - бесславие.

 Полузабытые Герои Российской Империи были людьми мудрыми, а мудрый человек приобретает доверие у своего народа, и имена их будут жить вечно.

Слава Тебе. Господи, что мы казаки!

 

 

Очерк написан Войсковой старшина Курганского

 отдела Сибирского казачьего войска

Виталий Иванович Сулима.

25 сентября 2018 г.

г. Курган.

 

Список литературы.

1. Ю.В. Ключников и А. В. Сабанин, Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях ч.I., М. 1925, стр 138-139.

2. Полное Собрание Законов Российской Империи, 2-ое, Т.I , №620.

3. M.П. Лазарев, доклады, Т I., M., 1952.

4. Рыкачев А.П. Год Наваринской компании, 1827 и 1828, Кронштадт, 1877

5. История военно-морского искусства. T.2., M. 1954., Б. И. Зверев.

6. Масонство в его прошлом и настоящем. В 2 т, под редакцией Мельгунова и Сидорова.

7. Де Понсен Л., Тайные силы революции.

8. Соколовская Т.0., Русское масонство и его значение в истории общественного движения. СПБ 1907 г.

9. Соколовская Т.0., 0 масонстве в русском флоте.

10. Философов А.Д., Разоблачение великой тайны франко-масонов.

11. Веригин, Военное обозрение похода русских войск в европейскую Турцию в 1829 г.

12. Мольтке, Русско-турецкая война 1828-1829 (перевод Шильдера).

I3. Лукьянович, Описание русско-турецкой войны 1828-1829.

14. Ушаков, История военных действий в Азиатской Турции 1828-1829.

15. Магнитофонные записи различных лет с участниками Белого движения, защищавшими Святую   Русь на полях мировой войны и Гражданской, их письма.

16. Ряд книг Священного писания, церковно-славянского письма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТАМБОВСКАЯ ОБЛАСТЬ В ГОДЫ
ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ.


Тамбовщина в стародавние времена входила в Азовскую губернию, была огромной губернией, частью Центральной Черноземной области, теперь уменьшиной в размерах территориальных и людских является Тамбовской областью. Иноземный враг эту землю не оккупировал, восставшие ватаги Степана Разины и Емельяна Пугачева не бесчестили. Что касается Антоновщины, так это было внутреннее дело крестьян в ружейном споре с центральным правительством.

 

Реализация мобилизационных планов

 

Накануне войны в области на 34 тыс. квадратных километрах проживало 1 млн. 900 тысяч человек. Это была самая населенная территория в СССР. Перед войной здесь были свыше 9 тыс. промышленных предприятий разных ведомств, включая мелкие хозяйства местной промышленности. К союзным и республиканским относились заводы «Ревтруд», «Комсомолец», «Автотрактородеталь», вагоноремонтный, мотороремонтный, № 204 (пороховой) в Котовске, ликероводочный завод в Тамбове, суконная и махорочная фабрики в Моршанске и т.д.

На селе проживало 1млн. 650 тыс. человек, из них полмиллиона трудоспособных взрослых (в возрасте 16-60 лет). Здесь действовали 49 совхозов и около 3100 колхозов с посевной площадью 1 млн. 600 тыс. га. Революция, антоновское восстание, коллективизация, отток населения на строительство в города не лучшим образом подействовали на состояние социально-экономического самообеспечения деревни.

«Сильно колебавшаяся урожайность главных зерновых культур составляла, как и до революции, в среднем чуть более 7 ц. с га. Продуктивность сократившегося поголовья скота была низкой. Острой была проблема качества кадров - управленцев и специалистов - сельского хозяйства».

Мобилизационные людские ресурсы в области были огромны и составляли 80%. Мобилизация мужчин коснулась родившихся в 1891- 1927 гг. Большая часть призыва в РККА пришлась на 1941 г.- около 200 тыс. и 1942 г. – около 150 тыс. человек. Сельское население в 1942 г. сократилось до 1283874 человека, сельские женщины на 340 тыс. превышали число мужчин.

Остальные мобилизации призывников (в 1943-1945 годы) 1925-1927 гг. рождения составляли по 20-27 тыс. человек в каждом годе рождения. Начиная с весны 1942 года, в армию было призвано около 10 тыс. молодых женщин. Служили в армии женщины военнообязанные с первых дней войны. Например, моя мама. Гражданская специальность фельдшер. В эвако–госпиталях она служила с сентября 1941 по ноябрь 1945 гг. Закончила войну старшиной медицинской службы. Меня воспитывали в тамбовском селе дедушка с бабушкой. С учетом тамбовчан, призванных с других территорий, область дала фронту не менее 450 тыс. бойцов, или четверть её предвоенного населения.

Одно из выступлений Карена Шахназарова по радио меня натолкнуло на мысль о том, что надо было бы найти публикации о грамотности призываемых в армию бойцов. Он ссылался на мнение Вадима Кожинова, который приводил данные образования немецких солдат в 1941 г., то есть на период вторжения нацистов в нашу страну. В среднем у немцев образование базировалось на 5-ти классах. У нас гораздо ниже. К сожалению в домашней библиотеке я не нашел этих материалов. Но посмотрел публикации ученых тамбовчан о довоенных комсомольских делах в части ликвидации безграмотности среди молодежи.

Доктор исторических наук А. Слезин пишет, что «Центральное Черноземье встретило 1920-е годы с крайне низким уровнем грамотности. В 1920 году в воронежской деревне была учтена 631 тысяча безграмотных в возрасте от 13 до 32 лет. В Тамбовской губернии 73% сельского населения были неграмотными. «Курская правда» сообщала 18 января 1921 года, что в губернии насчитывается 661750 человек, не умеющих даже расписаться».

«Тамбовский губисполком рекомендовал, например, привлекать к суду допризывников, не посещающих занятия по ликвидации неграмотности. Во многих местах отказывались регистрировать браки неграмотных».

«Уровень неграмотности в конце 1920-х годов оставался высоким. В ЦЧО в 1928 году неграмотных среди мужчин было 44%, среди женщин – 87%. Количество неграмотной молодежи достигало в округах 50%».

Недавно отметили 100-летие со дня образования Комсомола. Будет не лишним сказать о том, что комсомольцы при поддержки властей и ВКП(б) много сделали для ликвидации безграмотности. А. Слезин подчеркнул в своей книге: «… в четырёх районах Тамбовского округа в 1929 году работало 1878 комсомольцев – культармейцев, которые обучили 19137 человек.

Благодаря большой разъяснительной работе среди крестьян охват неграмотных учебой увеличился в ЦЧО в 25 раз по сравнению с 1927 – 1928 учебным годом».

«Комсомол направлял юношей и девушек на работу в школы, на учебу в педтехникумы и пединституты. В 1929 – 1930 учебном году охват детей 8 – 10 летнего возраста школой в Тамбовском округе составлял 72,6%, а в следующем году он приблизился к 100%».

Борьба с безграмотностью в предвоенные годы шла в двух направлениях, это вовлечение в процесс взрослого населения и привлечение в школы детей родителей, обучающихся грамоте у «культармейцев». Система школьного обучения детей давала возможность по окончанию школы поступать в техникумы и вузы. С каждым прожитым годом перед Великой Отечественной войной количество юношей и девушек с неполным средним и средним образованием увеличивалось. Но проблемы оставались.

Комсомольская смена - пионерия не стояла в стороне от этих проблем. В Тамбовском партархиве (КПСС и ВЛКСМ) хранится «Наказ новому составу Ржаксо – Высельского сельсовета от пионерского отряда и школьников с. Ржаксинские выселки (ныне райцентр р/п Ржакса), март 1929 г.»

1. Здание школы ветхое и не соответствует школе. Мы, дети, требуем постройку нового здания под школу, которое бы обслуживало нас в смысле света, тепла и воздуха.

2. В нынешнем году было много отказано детям в приеме в школу за неимением мест и за перегрузкой учителей. Мы требуем расширения штата учителей и охвата всех детей села. …

4. У нас в школе много детей бедняков, необходима им материальная помощь в смысле одежды и обуви, дабы они могли аккуратно, без пропусков учебных дней посещать школу. Мы просим создание при школе фонда бедноты. …

8. Вследствие имеющейся винной лавки в нашем районе наши родители пропивают по своему невежеству свои последние гроши, особенно в церковные праздничные и базарные дни, помогите нам запретить продажу водки, хотя бы детям до 17-летнего возраста. (Подписи)».

В стране развернулась огромная работа по физическому воспитанию подрастающего поколения. Комплексы «Готов к труду и обороне (ГТО)», «Будь готов к труду и обороне (БГТО)» были рассчитаны на детей и подростков, вплоть до призывников, а ГТО - физкультурников в возрасте до 60 лет. Вместе с программой подготовки по системе «Ворошиловский стрелок» и т.д. молодежь приобретала навыки бойца. Этому способствовали, а вернее приводили в систему, уроки военного дела во всех учебных заведениях. Значки ГТО, БГТО и специальных военизированных комплексов молодежь носила с достоинством. Отсутствие на груди у молодых людей этих знаков приводило их в смущение.

Широкие массы комсомольцев и молодежи были охвачены политическими кружками, которые были практически в каждой комсомольской организации. Пропагандистами в них были учителя, грамотные члены ВКП(б). По современным понятиям «политическая культура … представляется в виде трех уровней:

1) познавательной ориентации, охватывающей знания о политической системе, ее ролях, носителях этих ролей и ее функционирования;

2) эмоциональной ориентации, отражающей чувства, испытываемые по отношению к политической системе, ее функциям, участникам и их деятельности;

3) оценочной ориентации, выражающей личное отношение к политической системе, ее участникам и их действиям».

 Можно утверждать, что в действиях комсомольцев и молодежи более всего проявлялась эмоциональная ориентация в сфере политики. В значительной мере этому способствовали массовые мероприятия комсомольцев: «факельные шествия, демонстрации, митинги, собрания и т.д.»

Действительно, в армию с 1943 г. шла молодежь в основном с 7 –летним образованием. Они превосходили по теоретической подготовке солдат вермахта. Военная подготовка на «гражданке» также способствовала, более быстрому, приобретению ратного мастерства. Бесчинства нацистов укрепляли в их сознании ненависть к захватчикам.

Тамбовские ученые в своих публикациях подчеркивают: «Область отдавала в войну (и часто безвозмездно) не только мужчин-солдат. Осенью и зимой 1941 г. и летом 1942 г. от 80 до 120 тыс. женщин, юношей и девушек, невоеннообязанных мужчин отправлялись на строительство сотен километров укрепленных рубежей в тылу Западного, Брянского, Юго-Западного фронтов».

Кропотливая работа ученых над изучением итогов Великой Отечественной войны дает возможность сегодня ощутить цену Победы: «…война, на которой в первом же бою выбывала убитыми и тяжело ранеными половина пехотинцев, война, которая за полгода полностью обновляла состав истребительных авиационных, танковых полков, артиллерийских дивизионов, война, на которой вражеский концлагерь или оставление без помощи раненым на поле боя почти всегда означали смерть,…».

Около 250 тысяч тамбовских солдат погибли на фронте. В отдельных районах доля погибших от числа призванных в армию от 45% до 64%. В небольших селах и деревнях, где у призывников в воинских документах было записано «годен, не обучен», доля боевых безвозвратных потерь оказалась выше 90% мобилизованных. Подтверждением сказанному являются семейные итоги: были призваны мои отец, два родных дяди и муж моей родной тети. Погибли: отец – выпускник ускоренных курсов Военной Академии им. Фрунзе, капитан; дядя рядовой не обученный. Тяжело ранен дядя (комиссован инвалидом 2-ой группы), выпускник Тамбовского пехотного училища, гвардии лейтенант. И лишь муж моей тети рядовой, участник войн с немцами и японцами, вернулся в семью здоровым и невредимым.

Героями Советского Союза в годы Великой отечественной войны стали 262 уроженца Тамбовщины. Среди них Зоя Космодемьянская, отважная партизанка, её брат Александр, командир батареи САУ, Яков Синев, рядовой, в бою у станицы Крымская Краснодарского края закрыл собой амбразуру дота. Герой Советского Союза Николай Фролов в Красной Армии с 1942 г., окончил в Москве спецшколу. Командир диверсионной группы 1-го молдавского партизанского соединения. В тылу врага лично взорвал 10 эшелонов. 50 уроженцев тамбовской земли - кавалеры ордена Славы.

Все, что написано выше – это некоторые итоги подготовки к войне жителей Тамбовской области и некоторые показатели, характеризующие участие тамбовчан в защите Отечества. Но жизнь продолжалась. В сознании взрослого населения мысль о будущем была. Материализовывалась она через заботу о сохранении детей и подростков. 26-28 апреля 2016 года в Тамбове государственный университет им. Г.Р. Державина провел международную научную конференцию «Социальная история Второй мировой войны».

Моё внимание привлекли доклады Валентины Борисовны Жиромской «Дети России в годы Великой Отечественной войны» и Инны Ивановны Муравьёвой «Дети войны» в Тамбовской области: проблемы жизнеобеспечения». Признаюсь, что все доклады заслуживают высокой оценки, но моей души коснулись творения выше приведенных двух женщин. Всё просто: я дитя войны со всеми вытекающими последствиями. Изложу тему с цитатами из их докладов.

 

Военное детство

 

Отечественная война для Советского Союза была кровопролитной. Нацисты шли с мыслью об уничтожении советских людей независимо от возраста. Жиромская ссылается на данные Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний фашистов на оккупированных территориях. «В ходе работы этой комиссии были обнаружены многочисленные детские массовые захоронения на освобождённой от оккупантов земле. В Ленинградской, Курской, Московской, Тульской, Смоленской, Псковской, Воронежской и во многих других областях обнаружены свидетельства преступлений геноцида. Так, в Воронежской области было заживо сожжено 366 детей, в Калининской – 2000 подростков, в Краснодарском крае расстреляно 214 воспитанников детского дома, в Курской области истреблено 700 детей, в том числе воспитанников детского дома, одна тысяча детей уничтожена в Псковской области и т.д.»

У советского правительства стояла сложная задача: спасти эвакуированных детей. В восточной части страны ими были переполнены города и крупные населенные пункты. «Несмотря на все сложности, в связи с перенаселением городов восточных районов продолжалась работа по организации дополнительных детских учреждений. В первые годы войны было создано около 2000 детских учреждений на 192 тыс. мест, куда направили около тысячи врачей и 1900 медицинских сестер. В детских садах и яслях работали и женщины – матери эвакуированных».

Инна Ивановна Муравьёва на основе архивных документов из фондов Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО), Государственного архива Тамбовской области (ГАТО) в своем докладе привела убедительные данные реализации государственной политики в области охраны детства в период Великой Отечественной войны в Тамбовской области.

«Начиная со второй половины июля, в Тамбовскую область начали поступать дети, эвакуируемые с детскими учреждениями из западных областей Советского союза (городов Витебска, Вязьмы, Минска, Могилёва, Смоленска, Рославля). К декабрю 1941 г. в регион прибыло и было размещено … 61 эвакуированное детское учреждение, в составе которых находилось 4792 ребенка.

Кроме организованного детского населения, по состоянию на 1 марта 1942 г. в Тамбовскую область прибыло 33423 ребенка в составе 37130 эвакуированных семей. В отдельных районах доля детей составляла от ½ до 2/3 всего прибывшего эвакуированного населения».

Особого внимания требовали дети сироты. «Если на 1 июля 1941 г. в Тамбовской области насчитывалось 16 детдомов с контингентом в них детей 1620 человек, то на 1 августа 1945 г. в области действовало 85 детдомов с количеством детей 6185 человек (рост в 3,8 раза). Всего с июля 1941 г. по октябрь 1945 г. через детские дома области прошло детей – сирот и полусирот 5049 человек». Не все детские дома были государственными. В области открыты 40 колхозных детских домов, в которых воспитывалось 2480 детей. «Кроме того, был организован детский дом школьного типа при заводе «Комсомолец» на 50 мест. В конце войны был открыт еще один инициативный детский дом при Тамбовском пороховом заводе на 50 воспитанников. А всего за последний год войны было открыто 6 новых детских домов школьного типа, в том числе один на 200 человек для польских детей в Уваровском районе».

Массу детей в закрытых учреждениях надо было накормить, обуть, одеть, обеспечить койко-место для каждого ребенка, натопить помещение. Налаживать беспокойное хозяйство надо было в условиях приближающегося фронта при недостатке рабочей силы, иногда отсутствия необходимых продуктов, тканей, обуви. Люди, работающие с детьми, искали выход из создавшегося положения. И.И. Муравьёва привела два примера, которые переношу в текст. «Например, в эвакуированных из Смоленской области Кардымовском и Сабуровском детдомах (располагались в Никифоровском районе) зимой 42 –го насквозь промерзали стены и покрывались снегом. Из-за отсутствия дров приходилось топить сырым мерзлым торфом, который ежедневно привозили за 10-20 километров. Завтрак начинали готовить с двух часов ночи, чтобы дети успели позавтракать до школы…в Перевозовском детском доме Ржаксинского района в столовой имелось только 8 тарелок, из которых в порядке очереди ели 76 человек. Из-за отсутствия теплой одежды и обуви (обеспеченность всего на 20%) многие детдомовские дети были вынуждены пользоваться пальто и обувью для посещения школы поочередно».

Небогатый ассортимент продуктов питания распределялся по каждому детскому учреждению, в 1942/43 гг. нормы выдачи из-за их нехватки значительно снижались. До января 1943 г. руководители детских учреждений выходили из положения путем приобретения части продуктов на рынке. В связи с приказом наркома финансов СССР А.Г. Зверева от 7 января 1943 г. № 11 финансовые органы запретили практику закупки рыночных продуктов. В связи с этим, к сожалению, питание детей ухудшилось.

Жизнь несмотря ни на что налаживалась. Например, оказывалась помощь в выделении гужевого и автомобильного транспорта для подвоза дров, строительных материалов. Их заготовка и ремонт проводились силами учителей и обслуживающего персонала, с привлечением старших воспитанников. Ощутимую шефскую помощь в этом деле оказывали воинские части.

«В изготовлении мебели, пошиве белья, одежды, обуви большую помощь оказали предприятия местной легкой промышленности, артели облпромсовета, облкоопинсоюза. Только в 1У квартале 1942 г. для детей было подготовлено по 2 тыс. пар валенок и холодной обуви, пальто, шапок, 1 тыс. одеял. Для них отпущено 1500 килограммов мыла, 2 тонны керосина, 3 тыс. штук игрушек. В 1943 г. детские дома получили 2598 штук американских вещей 20 названий».

Эффективно решались вопросы на местном уровне. Так, мичуринской артелью «Вперёд» для эвакуированных детей было изготовлено из отходов 300 пар бурок и галош к ним. В конце 1942 г. в Староюрьвском районе колхозники собрали шерсть на валенки для детей Новиковского детдома. Однако не измеримо выросла детская смертность в семьях коренных жителей области. «Всего за 1941-1945 гг. умерло детей в возрасте от 0 до 15 лет около 57 тыс. человек (1941 г.-19742, 1942 г.-19261, 1943 г.-8081, 1944 г.-6059, 1945 г.- 3845 человек).

Самым катастрофичным был 42-й год и зимние месяцы 43-го. В общей половозрастной структуре умерших в 1942 г. дети в возрасте от 0 до 9 лет включительно составили 49%. Смертность среди новорожденных достигла 24%, т.е. в 1942 г. умер каждый четвертый родившийся ребенок (родилось 33543 детей, умерло – 8116). Наибольшее количество смертей было зарегистрировано в летние месяцы (июль, август) от кишечно-желудочных заболеваний». Причин много: значительное сокращение возможностей медицинской помощи матерям и детям, голод, отсутствие надлежащего присмотра за малолетними детьми в семьях, антисанитария в жилищах сельской местности и т.д.

Надо отдать должное медицинской службе области. Несмотря на катастрофическую нехватку медицинских кадров, увеличивалась сеть сельских детских консультаций, практически все они были обеспечены врачами - педиатрами. Жестко применялись санкции к врачам, самовольно покидавшим место работы: в области в 1941 г. против 7 врачей возбуждены уголовные дела за дезертирство с трудового фронта. Детские учреждения, например, были обеспечены запасами противокоревой сыворотки. Проводились профилактические прививки против дизентерии и брюшного тифа, вспышки дифтерии были сокращены благодаря госпитализации детей и благодаря вакцинации противодифтерийной сывороткой.
Систематически проводились обследования школ, детских домов и других детских учреждений на педикулёз. Усиленная санитарная профилактика (обработка специальным мылом, стрижка, дезинфекция одежды, помещений) дала возможность избежать крупных эпидемий сыпного тифа. Усилия медиков и органов власти способствовали тому, что «к 1945 г. острые инфекционные болезни до нуля утратили свою смертельность».

 Сокращалось количество обучающихся в школах: « в 1944/45 учебном году по сравнению с 1940/41 на 89042 человека (на конец учебного года). Особенно резкий скачок сокращения контингента учащихся произошел в 1941/42 учебном году (на 40%)». Следует подчеркнуть, что, несмотря на военные трудности, в Тамбовской области школьная сеть не уменьшилась, а увеличилась: «Она возросла на 52 школы по сравнению с 1040/41 учебным годом и насчитывала на 1 июня 1945 г. 1878 школ (1317 – начальных, 425 – неполных средних и 136 средних). Рост в основном произошел за счет открытия однокомплектных начальных школ в отдаленных сельских населенных пунктах и организации начальных школ при педучилищах». Кроме этого создавалась сеть вечерних и заочных школ для работающей молодежи.
Заканчивая раздел «Военное детство» особо следует отметить состояние безнадзорности и беспризорности детей и подростков. Наша страна, и Тамбовская губерния в том числе, получила огромное количество этого контингента жителей в период гражданской войны, мятежа Антонова. В тот период организации и население в основном справились с несчастием. Но Великая Отечественная война возобновила контингент бездомных детей. Не вдаваясь в социальную составляющую появления этого контингента, заимствую у И.И. Муравьёвой статистическую часть и перечисление государственных мер по ликвидации явления.

«Только за 1944 г. – 9 месяцев 1945 г. в детприёмники поступило 2460 беспризорных и безнадзорных детей. Поступившие в приемник дети были уроженцами не только Тамбовской, но и многих других областей (Воронежской, Ворошиловоградской, Куйбышевской, Ленинградской, Московской, Орловской, Пензенской, Ростовской, Рязанской, Смоленской, Сталинградской). Примерно половина детей, поступившими в детприёмники, были сиротами. Остальную часть составляли дети: бежавшие из детдомов – от 10 до 17%, школ ФЗО – от 4 до 7%., ушедшие от родителей – от 18 до 20%». Из детприемников «беглецов» отправляли в основном в те же организации. Некоторую часть трудоустраивали на предприятиях, железной дороге, в колхозах, направляли в больницы, если этого требовал диагноз, судебно-следственные органы, в трудовые воспитательные колонии.

 

Память о бойцах, павших во имя Отечества, вечна!

 

Ученые и работники архивов Тамбовщины проделали огромную работу по изучению документов партийных, комсомольских, профсоюзных и советских органов, отражающих участие жителей области в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг. По сути, каждый том под названием «Тамбовская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» представляет собой документальную энциклопедию. Скрупулёзный отбор исторических материалов размещен более чем на 2,5 тысячах страниц. Отдельным изданием вышли «Письма Великой Отечественной». Более 700 весточек с фронта и ответов на них помещены в этом издании. Книги получили высокую оценку на Всероссийском конкурсе на лучшее издание по патриотической тематике в рамках Государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 гг.» Президент Российской Академии наук, академик Ю.С. Осипов наградил Почетной Грамотой Редколлегию документального труда «Тамбовская область в годы Великой Отечественной войны» - Дьячкова В.Л. (отвед.), Дорошину М.М. (гл. составителя), Муравьёву И.И. (составителя). Как участников выше указанного конкурса Ю.С. Осипов за труд по изданию «Письма Великой Отечественной» наградил Почетным Дипломом Редакционную коллегию и составителей В.Л. Дьячкова (отв. Редактор), М.М. Дорошину, И.П. Журавлева, И.И. Овсянникова, Л.В. Провалову.

Успешно ведет военно-патриотическую работу музейно-выставочный центр Тамбовской области. Его фонды составляют тысячи реликвий. Создателем и руководителем центра является Почетный гражданин города Тамбова, заслуженный работник культуры Российской Федерации, полковник в отставке И.А. Николаев.

Отреставрировано и вновь построены более 120 мемориалов в населенных пунктах области. На гранитных плитах выгравированы имена павших жителей в 1941-1945 гг. на фронтах Великой Отечественной войны, родившихся и проживавших в этих населенных пунктах. Увековечены имена более 140 тыс. павших бойцов. В сборе средств на создание мемориалов принимают участие жители населенных пунктов. На открытие мемориалов собираются жители не исчезнувших поселений. В художественной части митингов участвуют артисты филармонии, губернаторский оркестр, ветераны. Руководит всей работой первый заместитель председателя областной Думы, руководитель регионального отделения Российского военно-исторического общества Владимир Николаевич Карев. Работа продолжается. Оставшиеся в населенных пунктах ветхие мемориалы будут отреставрированы, точнее, возведены заново, в ближайшие годы. В области поставлена задача, чтобы ни одно имя павшего воина на полях сражений Великой Отечественной войны не было забыто.

При составлении данного материала использовались выше приведенные издания, а так же:

«Социальная история второй мировой войны: материалы Международной конференции 26-28 августа 2016 г. Тамбов, 2017;

А.А. Слезин «Миру крикнули громко…»: Комсомол Центрального Черноземья в духовной жизни общества 1921-1929 гг.: социально-политические аспекты: Монография. Тамбов: Издательство Тамбовского технического университета.2002.;

В.Е. Бредихин «Социальный состав ВЛКСМ и его регулирование во второй половине 1930-х – начале 1950-х гг. (на материале территориальных организаций): монография, Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина. 2017.;

«Детское движение в Тамбовском крае (1014-1945 гг.): сборник документов / под редакцией А.А. Слезина. Тамбов. Грамота. 2017.

 

P.S. Надо бы поставит точку. Меня что-то останавливало: в изложении нет того динамизма, которого всегда в избытке при описании дел подпольщиков, разведчиков. Успокоился, когда прочитал в книге «Центр документации новейшей истории Тамбовской области. Путеводитель. М. «Звенья». 2002 год» о хранящихся документах партийных комитетов периода войны: «Докладные записки, справки и переписка о создании отрядов народного ополчения, истребительных батальонов, партизанских отрядов, подпольных партийных комитетов и групп на случай оккупации городов и районов области …» Партийные комитеты и государственные органы всю подготовительную работу выполнили. Немцы были остановлены и не дошли до Тамбовщины, потом их громили до самого Берлина и воины-тамбовчане.

И все же об одном семейном деле надо рассказать. С внучкой мы переписываемся года четыре. Живем в Москве, но на разных улицах. Приятно и мне и ей получить личное послание. Содержание писем «взрослели» с каждым годом. Сейчас она учится в 7 классе. Осенью, при встрече после каникул мы с ней пришли к выводу, что надо бы прочитать за эту зиму серьёзную литературу и поделиться мнением о прочитанным. Начала чтение она с «Молодой гвардии» А. Фадеева. Из своей комсомольской библиотеки я ей передал «в нагрузку» четвертое издание книги «Молодая гвардия. Документы и воспоминания о героической борьбе подпольщиков Краснодона в дни временной фашистской оккупации (июль 1942 – февраль 1943 гг.)» Донецк. «Донбасс» 1973». Книгу мне вручили в музее молодогвардейцев в Краснодоне. На вклейке шесть подписей здравствующих тогда родителей молодогвардейцев и жены руководителя партийного подполья Ф.П. Лютикова. Внучка после прочтения романа и документов прислала мне письмо. Привожу его без редакции и правки полностью: «Дедушка, здравствуй. Я, наконец, созрела для письма о Молодой Гвардии. Само произведение мне очень понравилось своей простотой в плане повествования. Автор не использует какие-то нереальные эпитеты и слова, тем самым не романтизирует войну. И это правильно, просто по тому, что война – это не то, что должно подаваться в таком ключе. Я решила это выделить, потому что в наше время очень много писателей и просто людей романтизируют такие ужасные вещи как заболевания, депрессию, суицид, проблемы в семье, находя что-то красивое и прекрасное в этом. Да, я знаю, что ушла от Молодой Гвардии, но хочется рассказать тебе об этом. Сейчас у подростков и молодых людей совсем другие проблемы. Можно сказать, что стали даже более эгоистичными. Это не относится ко всем, но все же.

Как описывается в произведении общая масса молодых и не только людей стояли стеной за свою родину. И мне почему-то кажется, что если бы что-то таких же масштабов повторилось, то все не вели себя так сплоченно. Я, конечно, могу ошибаться, это просто мысли вслух, не более.

Ладно, как-то я перегнула с серьёзностью, пессимистичненько. Само произведение оставило приятное ощущение. Приятно читать о сплоченности всей страны. Единственное, мне показалось, затянуто начало, совсем немного. Можно сказать, что произведение долго разгоняется что ли.

Часть, где немцы заняли Краснодон и Молодая Гвардия начала свои действия, просто пролетела мимо меня, настолько быстро я прочитала её. На самом деле действия фашистов просто привели меня в шок. Они настолько жестоко поступали с детьми, матерями, пожилыми людьми, да и просто с мужчинами и женщинами. Никогда не пойму людей, которые считают себя выше других. У всех должны быть равные права и возможности. Мне кажется это очень важно особенно в наше время. Ну, в общем, как-то так.

11.12.18.

 

В.Х. Погребной

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РУССКИЙ ЖИВОПИСЕЦ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ СУРИКОВ ИЗ КАЗАКОВ

 

Представитель ОЖК О.В.Локтева была приглашена 19 декабря - в день Николая Чудотворца – Николы-Зимнего - на заседание Заслуженных художников Подмосковья.

Презентация новых картин и лекция профессора Анатолия Сергеевича Петушкова со слайдами и блестящим рассказом о гениальном русском художнике Василии Ивановиче Сурикове прошла в Центральной Библиотеке Ивантеевки. Василий Иванович Суриков происходил из казачьего рода верно служившего Отчизне, и его мировоззрение во многом формировалось под воздействием семейных преданий и исторических былин. Суриков поведал были прошлого, показал исконную красоту русских женщин, представил человечеству в своих образах героическую душу нашего народа. Как прекрасны эти образы! Как близки они нашему сердцу своей многогранностью, своими страстными порывами.

Из отзывов присутствующих: лекция - рассказ произвела на бывалых гостей такое впечатление, что слушали, "затаив дыхание, до мурашек по спине!..".

Василий Иванович Суриков (1848-1916) - художник поистине мирового масштаба. Совершенный художник. С такой силой и глубиной, а главное – светом… оставил нам незабываемые образы Степана Разина, Ермака, делал рисунки к Емельяну Пугачёву. Род Сурикова остался в искусстве. Продолжается в потомках великого художника.

 

Подборка о Василии Ивановиче Сурикове:

В 1880 году в мастерскую к Сурикову заглянул Илья Репин. Тогда работа над картиной «Утро стрелецкой казни» была уже практически окончена. Репин в целом высоко оценил картину, но поинтересовался, почему коллега не изобразил несколько повешенных на виселицах вдоль Кремлевской стены для пущего эффекта. Суриков возразил, что это было бы, на его взгляд, излишним и дешевым ходом, но на следующий день все-таки попытался набросать мелом несколько казненных стрельцов поверх почти готовой картины. Когда это увидела престарелая няня, она упала без чувств. «Тут я и понял, что был прав я, а не Репин, — рассказывал художник об этом случае. — Искусство не так должно действовать».

Суриков был предан простому народу и восхищался народным творчеством. Он называл его «хрустально-чистым родником, откуда берут начала творческие пути лучших русских художников». Он не жалел средств на приобретение старинных нарядов и оружия. Знакомые рассказывали о его обширной коллекции головных уборов, мужских и женских одежд, выкупленных у старожилов сибирских поселений. Все это он использовал в своей работе.

Однажды великий князь Владимир Александрович захотел приобрести у Сурикова картину «Переход Суворова через Альпы» для Михайловского музея в Петербурге. Цена, назначенная художником — 10 тысяч рублей — показалась ему слишком высокой. Суриков в прямолинейной форме, без положенного по этикету обращения «ваше высочество» возразил: «Это ничуть не дорого, если учесть, во сколько художнику обходятся приобретения костюмов, оружия и других предметов, которые он должен писать с натуры, да еще надо учесть многолетний напряженный труд». Когда князь согласился заплатить названную сумму, художник удовлетворенно заметил: «Вот то-то и оно!» Ведь он сам ездил в Альпы и проделал тот путь по снегам, который потом изобразил на полотне.

 

Переход Суворова через Альпы в 1799 году

 

***Суриков на дух не переносил салонные обычаи и светский этикет. Однажды его пригласили на прием к князю Щербатову. В письме с приглашением было указано, что дам ожидают в вечерних платьях, а мужчин — во фраках. Художника это вывело из себя: «Им мало Сурикова! Им подавай его во фраке», — возмутился он. Раздобыв костюм, он положил его в коробку и вместе со своей визитной карточкой отправил князю, оставшись чрезвычайно довольным своей выходкой.

Иногда перед встречей с кем-либо он взбивал прическу, чтобы не выглядеть так, будто он только что из парикмахерской. А однажды при покупке шляпы тщательно смял ее прямо на глазах у обомлевшего продавца. Затем Суриков бросил головной убор на пол и наступил на него. На вопрос торговца о том, кто будет платить за это безобразие, художник ответил: «Теперь и носить ее! Отличная шляпа, а то какие-то дамские складочки. Смерть не люблю новых шляп».

Максимилиан Волошин так описывал внешность художника: «Суриков был среднего роста, крепкий, сильный, широкоплечий, моложавый, несмотря на то, что ему было уже под семьдесят: он родился в 1848 году. Густые волосы с русою проседью, подстриженные в скобку, лежали плотною шапкой и не казались седыми. Жесткие и короткие, они слабо вились в бороде и усах. В наружности простой, народной, но не крестьянской, чувствовалась закалка крепкая, крутая: скован он был по-северному, по-казацки».

А вот хорошую мебель он ценил. Когда один знакомый пригласил Сурикова посмотреть на только что приобретенный гарнитур, художнику пришлось вежливо отмалчиваться, поскольку мебель оказалась безвкусной и аляповатой. Но поскольку хозяин продолжал восторгаться и всячески нахваливать гарнитур, Суриков запрыгнул на диван и все-таки выдал свой вердикт: «М-да, пружины добротные».

Скромная обстановка в квартире самого Сурикова некоторым посетителям казалась просто вызывающей. В его доме не было предметов роскоши, отсутствовала даже мягкая мебель. Всем домочадцам было положено по кровати и стулу, на стенах не было картин: художник не любил вешать ни свои, ни чужие. Был нетребователен к еде, но не ел индейку, ссылаясь на ее внешность: «Уж очень препротивно — некрасивая птица! Если поем, всегда плохо бывает!» Также поражал окружающих равнодушным отношением к цветам, которые если и дарил, то приносил в кармане или спрятав за полой пальто. Торты тоже носил небрежно, спрятав коробку боком под мышкой.

Портрет Елизаветы Августовны Суриковой, жены художника

 

Родился 12 (24) января 1848 года в Красноярске. Принадлежал к казачьему сословию. Крещён 13 января во Всехcвятской церкви. Дед — Василий Иванович Суриков, двоюродный брат деда — Александр Степанович Суриков (1794—1854), был атаманом Енисейского казачьего полка, обладал большой силой. Однажды в бурю оторвался от берега плот, атаман бросился в реку, схватил бечеву и вытащил плот на берег. В его честь назван остров Атаманский на Енисее. Дед Василий Иванович Торгошин служил сотником в Туруханске.

Отец - Иван Васильевич Суриков (1815—1859). Мать - Прасковья Фёдоровна Торгошина (14 октября 1818—1895) — родилась в казачьей станице Торгошино под Красноярском (современное название Торгашино). В 1854 году отца перевели на службу в акцизное управление в село Сухой Бузим (в настоящее время Сухобузимское, Сухобузимский район Красноярского края).

Немало интересного о своем носителе может нам рассказать и старинное прозвище Сурик. Как известно, суриком на Руси издревле называли огненный «сирийский краситель», т.е. ярко-красную с золотистым оттенком краску, которую народ использовал для «расцвечивания» наличников, ставен и крыш домов. Краска эта была столь насыщенной, что буквально светилась, радуя глаз и создавая праздничное настроение. Вероятно, такую же радость несли людям и полковник в Запорожском войске Сурик (1669), житель слободки Пыскор на Каме Васька Федоров сын Сурик (1623) и многие другие носители этого солнечного прозвища. Со временем именование Сурик стало употребляться на Руси и в ином значении: так стали называть художников, занимавшихся росписью икон.

Очевидно, что фамилия Суриков имеет интересную многовековую историю и должна быть отнесена к числу старейших родовых именований, свидетельствующих о многообразии путей появления русских фамилий.

Подборка: О.В. Локтева, члена ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

КУБАНЬ - МОЯ РОДИНА. КОСМОНАВТИКА - МОЯ ЖИЗНЬ

 

Кубанский край, моя малая родина. Край казачий. Это казаки освоили в XIX в. просторы правобережья Кубани и охраняли южные рубежи Российской империи, выполнив тем самым свою историческую миссию. «Граница родила казачество, а казачество создало Россию» (Л.Н. Толстой).

В XX в. казаки Кубани участвовали в освоении новых просторов просторов космоса. Край мой заслуженно гордится именами Ю. Кондратюка, Н. Чернышева, Г. Бахчиванджи, именами космонавтов В.Горбатко, В.Севастьянова, А.Березового, С. Трещева, Г. Падалки, космонавта-испытателя А. Щукина. Их имена на слуху у земляков, особенно молодежи.

Но неужели это все? Нет.

А имена ветеранов Б. Романенко, А. Улугбекова, связавших свою судьбу с космонавтикой еще в 30-е гг., XX в., а не летавший космонавт В. Хатулев, уроженец Тихорецка, выпускник МВТУ имаумана, сотрудник ЦКБМ «Салют»? А уроженец г. Тихорецк, участник Великой Отечественной войны, сотрудник ОКБ-1, НИИ-88, по рекомендации С.П. Королёва руководитель ЦСКБ «Прогресс», лауреат Ленинской и государственных премий, дважды Герой Социалистического труда Дмитрий Ильич Козлов?

Вот еще три имени весьма уважаемых ученых, сотрудников ЦНИИ машиностроения, головной научно-исследовательской организации ракетно-космической отрасли.      

Владимир Григорьевич Степаненко (1924—1995), уроженец станицы Должанской Ейского района, фронтовик, участник борьбы с бандитизмом, кавалер ордена Славы и других боевых и трудовых наград. Окончил МАИ, главный конструктор отдела динамики ЦНИИ машиностроения, лауреат Государственной премии СССР.

Анатолий Григорьевич Пилютик (1915—1989), кубанский казак, начальник отдела динамики ЦНИИ машиностроения, доктор технических наук, профессор, заведовал кафедрой Московского лесотехнического института.

Юрий Васильевич Бирюков, выпускник МВТУ им. Баумана, работал в ОКБ-1 С. П. Королева, в ЦНИИ машиностроения, известный историк космонавтики, заслуженный работник культуры РФ (правда, родился он в Москве, но родители его потомственные кубанские казаки).

В конце декабря 2003 г. секция истории авиации и космонавтики Национального комитета РАН по истории и философии науки и техники, сопредседателем которой я являлся, проводила свое очередное заседание. Оно было посвящено 95-летию со дня рождения одного из ветеранов советского авиаракетостроения и космонавтики Ильи Флорентьевича Флорова (1908—1982). Слушаю доклад о жизни и творчестве И. Ф. Флорова. Вдруг слышу: родился Флоров в Новочеркасске, школу окончил в Екатеринодаре, высшее образование получил в Новочеркасском Донском политехническом институте, работал в первом в мире Реактивном НИИ. "Вот те раз", умаю, - "ведь это же все места, где жил, учился и работал Николай Гаврилович Чернышев".

По окончании заседания подхожу к сыну Ильи Флорентьевича Вадиму (мы с ним знакомы более двух десятков лет, мы не только коллеги, организаторы и участники научных чтений, других научных форумов, но и весьма дружески расположены друг к другу). Спрашиваю, что же ты ничего не рассказывал мне об отце, ведь в Краснодаре и Новочеркасске учился Н.Г. Чернышев, мой земляк, да и работал он с ним. Да, отвечает Вадим, они с Н.Г. Чернышевым учились в Краснодаре в одной школе, отец, часто вспоминая те годы, называл его Колька Чернышев. Но это еще не все. И.Ф. Флоров работал над проектом реактивного самолета БИ-1, на котором летал Г. Бахчиванджи. Не кажется ли вам, дорогие земляки, что это сюжет для романа.

Вот еще одна судьба. А.Я. Пекшев родился в станице Усть-Лабинской. В 17 лет ушел в армию, два года действующая армия, а еще через пять лет службы был направлен на работу техником в легендарный теперь НИИ-4 Министерства обороны. Участвовал в испытаниях ракеты Р-5 на полигоне Капустин Яр. Я много лет проработал с ним в одной лаборатории и знаю его как добросовестного и трудолюбивого техника.

Можно было бы продолжить список кубанских казаков и моих земляков, отдавших свой талант и свою жизнь освоению космического пространства. Но и приведенных примеров достаточно, чтобы понять, что надо искать новые имена тех, кто родился и жил на Кубани и кто закладывал основы и развивал отечественную и мировую космонавтику.

Теперь немного о себе. Я, Кантемиров Борис Николаевич, родился в г. Кропоткин Краснодарского края в 1932 году. Через несколько лет мы переехали в Краснодар к новому месту работы моего отца. Здесь я окончил в мае 1941 года первый класс, после чего родители меня отправили на летние каникулы в Сталинград, в рабочий посёлок завода «Красный октябрь». Я хорошо помню эти годы, страшные бомбёжки и уличные бои, сначала города Сталинград, а затем нашего рабочего поселка, оккупация нашего посёлка, вывоз немцами нас из посёлка и далее..онцлагерь, сортировка лагерников и многое, многое другое. Но это уже другая история. Закончилась война, демобилизовался отец, мы снова в Краснодаре, учёба в школе.

В 1951 г. я окончил краснодарскую школу №41. В силу странно сложившихся обстоятельств на родине обо мне сформировалось мнение как о пропагандисте космонавтики, пишущем популярные статьи и выступающем с лекциями. Это в моей биографии есть, но, за без малого полувековую жизнь, (именно жизнь, а не работу) в области ракетостроения и космонавтики были у меня и существенно значимые дела.

После окончания в Ленинграде Военной Краснознаменной инженерной академии связи им. СМ. Буденного я был направлен на работу в НИИ-4. Буквально через 10 дней был откомандирован на полигон Капустин Яр, где мы при реальных пусках ракеты Р-2 отрабатывали систему измерения параметров движения ракеты радиотехническими методами.

В следующем году, еще не имея достаточного опыта руководства научно-исследовательской работой, меня назначили ответственным исполнителем темы по обоснованию выбора районов расположения объектов РВСН. Работы проводились в исполнении Постановления СМ СССРот 19 июля 1955 года «О выборе районов для старта изделий Р-7» в районе Воркуты, Архангельска, проект которого подготовлен Министром обороны СССР Г.К. Жуковым.

В экспедицию были направлены сотрудники института в разные районы. Я был направлен на рекогнесцировачно-изыскательские работы "правого крыла" района Воркуты. Экспедиция началась на полуострове Ямал, а завершилась районом Северного Приобья. Условия работы были очень тяжелые, не только из-за климатических и погодных характеристик региона. Приходилось и тонуть в болоте, и ночевать у костра при десятиградусном морозе так, что примерзала к земле одежда. Завершилось это тем, что в полете отказал двигатель вертолета, и мы пошли на вынужденную посадку. Чудом остались при этом живы. Разбитую машину пришлось оставить, предварительно, как всегда, вымыв корпус машины и ,на этот раз, не зачехлив лопасти, т.к она осталась одна, а самим выходить к месту расположения нашей базы. Шли вечер и всю ночь при двадцатипятиградусном морозе. Только огромные усилия воли и дисциплина позволили нам не потерять людей. В этом, прежде всего заслуга командира вертолета капитана Петра Бирюкова (имя его буду помнить всегда). На следующий год такая же экспедиция на Северном Урале. Приключений и трудностей хватило и здесь (правда, без вынужденной посадки).

С 1959 г. я был откомандирован в НИИ-885 для участия в работах по отработке созданных на новых принципах радиотехнической системы управления МБР Р-9 (8К75). Отработка системы 8К75 проходила на полигоне Тюра-Там. Испытания проводились в любое время года и в любое время суток. Так что впечатлений было много, много было и трудностей.

Послевоенное время было временем очень жесткого противостояния двух великих держав СССР и США. Здесь не место аргументировать, кто был ведущий, а кто ведомый в этой гонке. Отмечу лишь, что в одном из директивных документов США было сказано: «Вбомбить Россию в каменный век». В порядке подготовки к ядерной войне, в США в 1958 г. провели космический ядерный взрыв в целях изучения его воздействия на системы вооружения. В 1962 г. и мы провели такие же взрывы, так называемые операции «К». Мне довелось осуществить всю теоретическую оценку и подготовку к испытаниям системы радиоуправления МБР Р-9. К сожалению, не по нашей вине эксперимент в этой части не удался. В 1963 г. было принято международное соглашение о запрете ядерных взрывов в трех средах. Для того чтобы эксперимент довести до конца, нам пришлось перейти на подземные взрывы на Семипалатинском полигоне. Такие испытания мы провели в 1965— 1966 гг. Мы впервые в мире, да и единственный раз, при подземных ядерных взрывах в поле действия излучений ставили полностью бортовые приборы, причем моделировали программу работы системы в полете. Эксперименты прошли удачно. В 1965 г. после ядерного взрыва нам сразу же пришлось идти в штольню спасать фотопленки с записанной на них информацией. Что такое войти в штольню после ядерного взрыва в противогазе, когда от образовавшейся в воздухе взвеси ничего не видно на расстоянии вытянутой руки, когда пол штольни завален гранитными отколами и сиюминутно ты можешь грохнуться на острые края гранитных глыб, а у тебя на все 15—20 минут, после чего прорвавшиеся радиоактивные газы могут засветить пленку и вся твоя годовая работа, как говорится, «псу под хвост». Одним словом, ситуацию эту знают и чувствуют только те, кто побывал в ней. Но, слава богу, все обошлось. Только вот в следующем году врачи меня после взрыва в активную зону не пустили, заявив, что «я свое уже получил». Результаты этих работ легли в основу моей кандидатской диссертации. Я был включен в списки участников испытателей ядерного оружия на Семипалатинском полигоне, удостоен почетного звания «Ветеран подразделения особого риска».

На этом закончилась моя экспедиционно-испытательная эпопея. Став начальником лаборатории НИИ, я больше занимался теоретическими исследованиями, руководящей работой и участием в разработке норма­тивных документов.

После увольнения со службы я стал заниматься историей ракетостроения и космонавтики, работал в различных общественных организациях, в создании которых я принимал непосредственное участие. К этим организациям относятся: Федерация космонавтики СССР (ныне ФК России), Ассоциация космонавтики России, Комитет космонавтики ДОСААФ, Всесоюзная (ныне Всероссийская) молодежная аэрокосмическая организация «Союз», Мемориального музея космонавтики (ММК), Московского космического клуба. Наконец, я был одним из инициаторов, участником учредительного собрания Академии космонавтики имени К. Э. Циолковского (ныне Российская). В академии я руководил отделением истории космонавтики и музееведением, являясь также членом бюро президиума академии, членом бюро Совета старейшин. Занимаясь историй космонавтики, одновременно работал ведущим научным сотрудником Института истории, естествознания и техники им. С. И. Вавилова Российской академии наук. Я являюсь членом комиссии РАН по исследованию научного наследия К.Э.Циолковского. Я один из руководителей секции истории на академических чтениях СП. Королева, общественно-научных чтениях Ю. А. Гагарина, чтениях К. Э. Циолковского. В качестве историка и теоретика представления ракетно-космической техники и космонавтики в музеях я публикую результаты своих исследований на научных конференциях, выступаю с лекциями.

Издательство "Наука" РАН в 2012г. издало мою книгу о Н.Г. Чернышове, а в 2014г. - о выдающемся деятеле ракетостроении и космонавтики М.К. Тихонравове. Всего же мной опубликовано книги по истории космонавтики в соавторстве с коллегами более 250 научных и научно-популярных сборников материалов.

Вот такой путь я прошел в ракетостроении и космонавтике. Простите, если кому эти мои строки покажутся нескромными.

Б. Н. Кантемиров,

ветеран подразделений особого риска,
кандидат технических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДОНСКОЙ КАЗАК – ГЕНЕРАЛ США

Семья. Годы учения.

Турчанинов Иван Васильевич. Человек удивительной судьбы, романтик. Боевой офицер русской армии, боевой генерал армии США. Уже сама фамилия вызывает вопросы. Турчанинов на Дону, попахивает Турцией. Действительно, прозвище Турчан восходит к древнерусскому слову «турчанин», т.е. турок. Турка в старом русском просторечии – турок. На Дону часто встречаются фамилии с корнем «турок», «турка»

Родословная Ивана Васильевича доподлинно не известна. Может быть, казаки в своих походах по турецким владениям захватили какого-то турка  и привезли его на Дон. А может быть, кто-то из его предков побывал в плену у турок и стал «турком».

К примеру, наша фамилия по-уличному называется Туркины. Мой прадед Иван Федорович после турецкой войны 1878 года привез на коне мою прабабку Агафью из-под Карса. Вот и прозвали Кочетовых Туркиными. Но на хуторе была и семья не с прозвищем, а с настоящей фамилией Туркины.

Семья Турчаниновых богатством не славилась, но пользовалась почетом и уважением. Отец Ивана Васильевича был отставным майором. Дядя его Павел Петрович принимал активное участие в наполеоновских войнах, дослужился до чина генерал-лейтенант, был близок к М.И.Кутузову. Другой  дядя Андрей Петрович,  генерал-майор русской армии, награжден золотым оружием, и оба они были награждены многими боевыми орденами. Портреты Павла и Андрея Турчаниновых украшают Военную галерею Эрмитажа.

Родился И.Турчанинов 22 декабря 1822 года в станице Константиновской. В 1832-1835 гг. он учился в классической гимназии в Новочеркасске, а затем в 1-м кадетском корпусе в Петербурге. В  1843 г. И.Турчанинов окончил Михайловское артиллерийское училище.

Во время учебы в училище Турчанинов близко сошелся с Петром Лавровым, ставшим философом, идеологом революционного народничества, участником освободительного движения 1860-х годов. В 1870 г. Лавров эмигрировал из России, издавал журналы «Вперед» и «Вестник народной воли». Сослуживцем Турчанинова по гвардейскому Генеральному штабу был Николай Николаевич Обручев, который в шестидесятые годы 19 в. был близок к революционно-демократическим членам общества «Земля и воля». Н.Обручев дослужился до чина генерала от инфантерии, стал почетным членом Петербургской АН, профессором Академии Генштаба.

Вот откуда у И.В.Турчанинова зародились либеральные демократические устремления.

 

Военные конфликты

 В училище Турчанинов проявил незаурядные способности и был зачислен в гвардию. В чине поручика служил в Лейб-гвардии Донской конно-артиллерийской батарее и с ней участвовал в подавлении восстания в Венгрии.

В 1848 г. в Венгрии вспыхнула революция против Габсбургов под руководством Лайоша Кошута, главой Комитета зашиты родины и верховного правителя. Кошут создал венгерскую национальную армию, издал Декларацию независимости Венгрии от империи Габсбургов. Это была настоящая война, и Турчанинов в ней отличился, за что был награжден орденом Святого Георгия.

После разгрома венгерского восстания И.В.Турчанинова направили в Академию генерального штаба. В 1852 году И.В.Турчанинов  с серебряной медалью закончил академию  Генерального штаба в чине секунд-майора. Он был лично знаком с цесаревичем Александром Николаевичем, будущим императором  Александром II.

Во время Крымской войны И.Турчанинов с полусотней казаков произвел топографическую съемку побережья Балтийского моря с целью отражения возможных вражеских десантов. За эту работу он получил чин полковника гвардии и орден Владимира 4-й степени с мечами. Во время осады Севастополя антироссийской коалицией И.В.Турчанинов на севастопольских бастионах командовал батареей из 8 орудий, снятых с затопленных русских кораблей.

Несмотря на блестящую карьеру, сулившую большие перспективы, Турчанинов видел гнетущую обстановку  крепостного права в России по сравнению с зарубежными странами. Он сблизился с Герценом, установил с ним переписку, читал его газету «Колокол»

В 1856 г. И.В.Турчанинова назначили начальником штаба  гвардейского корпуса в царстве Польском. В Польше в то время зрело очередное восстание против царского правительства. 10 января 1863 г. польские повстанцы напали на казармы русских войск в Польше. Восстание в очередной раз потерпело поражение и мятежники стали разбегаться. 27 марта 1863 г. Пруссия дала разрешение русским войскам преследовать польских мятежников на своей территории. 19 февраля 1864 г. были разгромлены последние отряды повстанцев и восстание было окончательно подавлено. Польша лишилась своей независимости.  Во время службы в Польше И.В.Турчанинов женился на красавице княжне Надежде Дмитриевне Львовой.

Турчанинов испрашивает отпуск под свадебное путешествие и лечение. Это был удобный случай для исполнения задуманного решения покинуть Россию. В прошении на высочайшее имя он писал, что «страдает расстройством печени и желчным состоянием крови, с сильными головными болями, сердцебиением и ипохондрией, а так как из «занятости по службе» он не имел возможности все эти годы лечиться, то просит о годичном отпуске за границу. В прошении он указывал, что будет находиться в Мариенбадене, а остальное время по совету медиков в Средней Германии, Италии или Франции.

Просьба Турчанинова была удовлетворена. Вместе с молодой женой он через Германию и Францию направился в Англию, «обманув бдительность царских шпионов», как сообщал он в интервью чикагской газете.  В Лондоне он встретился с Герценом. Из Англии Турчаниновы эмигрировали в США, которые представлялись Турчанинову образцом демократии.

Через год штаб отдельного гвардейского корпуса доложил военному министру о неявке Турчанинова из-за границы. 27 ноября 1857 года Турчанинов был «исключен из службы за долгосрочное неприбытие из отпуска и по отысканию подлежит преданию военному суду».

 

Эмиграция.

Это была не эмиграция, а по сути своей побег, хотя его не преследовали, за ним никто не гнался.

В Америке Турчанинов купил небольшую ферму в Лонг-Айленде под Нью-Йорком и попытался заняться фермерством. Но деловой хватки у вояки не хватало, он не мог конкурировать с американскими рвачами, вскоре разорился и потерял ферму. Турчаниновы едут на запад и поселяются в городке Маттуне.

Здесь Турчанинов поступил в инженерный колледж, а Надежда Дмитриевна в медицинское училище. Получив диплом инженера, Иван Васильевич устроился инженером-топографом в железнодорожную компанию. 1859 году семья Турчаниновых поселилась в Чикаго, штат Иллинойс. Здесь Иван Васильевич тесно сблизился с предпринимателем Джорджем Мак-Клелланом, ставшим во время гражданской войны главнокомандующим армии северян и с адвокатом Авраамом Линкольном, ставшим президентом США.

Получив американское подданство, Турчанинов стал называться Джон Базил Турчин.

Столкнувшись с реалиями американской жизни, Турчин увидел в стране, которую он считал образцом демократии, проблем не меньше, чем в России. В России крепостное право, в Америке – рабство, и еще большой вопрос, что хуже.

22 марта 1859 г. он писал Герцену:

«Назад тому почти 3 года, - это было, если не ошибаюсь, в начале июня, когда только что кончилась Крымская война и его величество изволили собираться короноваться, - к Вам явился в Лондоне гвардейского генерального штаба полковник Турчанинов, это был я…Я сказал Вам тогда, что еду в Соединенные Штаты и помню Ваше замечание: «Скучная земля Америка!»…Признаюсь, я отчасти усомнился в Ваших словах, мои заокеанские грезы были гораздо выше и чище пошлой действительности», с которой он столкнулся в «благословенной» стране Америке. Далее Иван Васильевич продолжает делиться своими мнениями о США, куда он так стремился, пожертвовав блестящей военной карьерой.

«Разочарование мое полное: я  не вижу действительной свободы здесь ни на волос. Это тот же сбор нелепых европейских предрассудков и монархических, и религиозных начал, во главе которых стоит не королевская палка, а купеческий карман; не правительство управляет бараньим стадом, а бодливые, долларами гремящие козлы – купцы; не «мы Божию милостию» в заголовке своих повелений, почтенность и общественное мнение, которые, как и везде, принадлежат сильным, то есть богатым, а эти («козлы»), как водится, устраивают вещи так,  что только то что почтенно и поддержано общественным мнением, что не противоречит их интересам.  

Эта республика – рай для богатых, они здесь истинно независимы; самые страшные преступления и самые черные происки окупаются деньгами. Ловкач и пройдоха здесь великое слово: от миллионера до носильщика, от сенатора до целовальника, от делателя фальшивых ассигнаций до разбойника. Будь человек величайший негодяй, в каком бы то ни было классе сословия, если он не попал на виселицу, он-то и почтенный; за ним все ухаживают, его мнение первое во всем; его суждениям и приговору верят больше чем библии: он вертит кругом, в котором сам вертится. Итог подобных ловкачей-пройдох в государстве составляет управляющий класс во всех делах; остальная масса – управляемые. Ловкач-капиталист – американский  принц, которого почтенность не может быть также атакована, как почтенность русского царя…Скорей в России может осуществиться что-нибудь похожее на социальную республику, только не в Америке   Что касается до меня, то я за одно благодарю Америку - она помогла мне убить наповал барские предрассудки – никакой труд для меня не страшен».

Разочарование в американском образе жизни было полное, и Турчанинов делился своим планом возвращения в Европу, но в 1861 г. в США развернулась гражданская война и он, как демократ, встал в ряды федералов.

 

Гражданская война в США

И.В.Турчанинов, или уже Джон Базил Турчин, несмотря на свои впечатления от американского образа жизни, стал, тем не менее, горячим противником рабовладения. Он часто выступал на митингах Республиканской партии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что  с началом гражданской  Джон Турчин вступил в ряды республиканской армии. За ним сохранили чин полковника и предложили принять 19-й Иллинойский полк. С этим полком Д.Турчин 12 июля 1861 г выступил на фронт. Лето и осень 1861 г. полк нес службу в пограничных штатах Миссури и Кентукки (между Севером и Югом – федералами-республиканцами и конфедератами-рабовладельцами), где северяне рабовладельцы-плантаторы, не примыкая формально к мятежной Конфедерации, оставались враждебны правительству Вашингтона. Эта вражда потом отразилась и на судьбе Джона Б.Турчина.

Приложив русскую военную выучку, Турчин добился в своем полку образцовой военной подготовки. В армии федералов многие офицеры и даже генералы, не говоря уже о солдатах, будучи добровольцами, не имели военного образования и военной подготовки.

В своем полку Турчин установил железную дисциплину. В постоянных стычках с южанами солдаты его полка приобрели большой боевой опыт. В боях Турчин применял казачью тактику нападения и защиты.  Солдаты его полка воспитывались на основании строгой, но сознательной казачьей дисциплины на основании чего Турчину удалось создать отличный, боеспособный полк. Как руководство к действию он разработал методику «Обучение бригады», которая была принята во всей армии северян. Сослуживцы называли Турчина «неистовый казак», он пользовался любовь и уважением своих солдат.

Оценив военные способности Турчина, как инициативного и высокообразованного офицера,  ему дали под командование 8-ю бригаду в дивизии Митчелла. Бригада Турчина шла неизменно в авангарде дивизии Митчелла. Жена Турчина  Надежда также стала американкой с именем Надин. Все годы гражданской войны в США она провела на фронте вместе с мужем. В американской «Энциклопедии Гражданской войны» ей отведено место.  Она была врачом в бригаде Турчина, что вызывало недовольство командования, а солдаты обожали Надин. Во время болезни Турчин однажды передал командование бригадой Надин, и она блестяще справилась с обязанностями командира. В газетах о ней писали: «Будь она женой генерала-американца, столь же героического, каким был генерал Турчин, о ней, наверное, сложили бы песни и рассказы, и о ней знал бы каждый школьник в Америке»  Дивизия Митчелла входила в состав Огайской армии генерала Дона Карлоса Бьюэлла. Теплые по началу отношения между Турчиным и Бьюэллом постепенно стали охладевать. Во-первых, Бьюэлл сам имел рабов и симпатизировал южанам. Во-вторых, Турчин отказался возвращать плантаторам беглых рабов, укрывшихся в его лагере. Бьюэлл потребовал вернуть рабов их владельцам, искавшим убежища в бригаде Трчина, но он в резкой форме отказался выполнить приказ. Кроме того командарм завидовал популярности, успехам и боевой славе своего подчиненного.

Кроме Бьюэлла, летом 1861г. у Турчина на той же почве возник резкий конфликт с другим генералом С.Хэрблатом, обвинившим его «в нарушении личных и имущественных прав населения» (понимай – рабовладельцев). Возглавлявший Северомиссурийский военный округ генерал Джон Поуп на основании жалоб плантаторов подал на него рапорт командованию армией, но командующий Западным фронтом северян, республиканец Джон Фремонт не дал ему хода и порвал рапорт Поупа. В сентябре 1861 г. командующей армией Огайо генерал Шерман направил письмо Турчину:

«Полковнику Турчину, Луисвилл, Кентукки, 15 окт.1861                                             Уважаемый сэр, два джентльмена, имеющие рекомендации от мистера Гутри, заявляют, что несколько негров-невольников укрываются в вашем лагере, и что вы оказываете им защиту. Законы Соединенных Штатов и законы Кентуккии – и те и другие для нас обязательны – требуют, чтобы вы выдали беглых невольников по требованию владельца или лица, им на то уполномоченного. Полагаю, что в данном случае вы лично тут ни причем , но приказ мой таков, что всех негров надлежит выдать по первому требованию. А лучше всего, чтобы на территории вашего лагеря вообще не было негров, за вычетом тех, что прибыли вместе с полком»

 Бьюэлл вел пассивную тактику ведения войны, не проводил активных действий против южан, что привело к ряду поражений республиканцев. Такую тактику «неистовый казак» Турчин одобрить не мог. Он, вместе с Митчеллом, перешел в наступление без санкции Бьюэлла. Бригада Турчина заняла города Нашвилл и Ноксвилл.

Суд.

2 мая 1862 года бригада Турчина взяла город Афины в штате Алабама. И тут его солдаты устроили грабеж нескольких домов богатых рабовладельцев.  Дело получило широкую огласку и Турчина отдали под военно-полевой суд. Свою роль в этом деле сыграл Бьюэлл. В составе суда были сторонники южан. Председателем суда назначили Джеймса Гартвилла, будущего президента США. В одном из писем он отзывался о Турчине: «Мы ожидали увидеть неотесанного мужика, типичного продукта царской власти…Однако он держался как человек глубоко благородной души и тем покорил наши сердца». Но, несмотря на столь теплый отзыв, и на то, что следственная комиссия установила невиновность Турчина, суд признал его виновным и постановил уволить  из армии. Солдаты негодовали и выступали против решения суда. Пресса представляла Турчина патриотом Америки, а Бьюэлла пособником рабовладельцев.

В дело вмешался старый знакомый Турчина президент Линкольн. Он присвоил Турчину чин бригадного генерала и суд, состоявший из полковников, по закону не имел права судить генерала. Ситуация резко изменилась в пользу Турчина, его оставили в армии, а Бьюэлла Линкольн отстранил от должности командующего армией. Чикаго приветствовало Турчина как национального героя.

Речь Турчина на суде и реакция прогрессивной общественности на суд над героем освободительной войны широко освещались в американской прессе. Об этом деле широко вещали газеты «Чикаго Трибун», «Нью Йорк Дейли Трибун», «Газета Цинциннати». Собственный корреспондент последней давал критическую оценку суда, который характеризовался как «весьма поразительный: «Почти половина судейских мест заполнена офицерами из Кентукки, а кентуккийцы известны своей защитой «конституционных прав» сторонников мятежа (южан), а иные и заявлениями, что если правительство рьяно будет вести войну, то они перейдут к противнику». Корреспондент считает, что  поскольку дело Турчина затрагивает общие интересы, в составе суда должны быть представлены полки и других штатов, входившие в армию Бьюэлла, а именно Иллинойса, Пенсильвании, Висконсина, Мичигана.

Корреспондент дал характеристику Турчина на суде: «О поведении офицера, которого судят, можно сказать лишь одно: оно мужественно, внушает всяческое уважение, исполнено воинской прямоты. Те, кто побывал в зале суда, не скрывают восторга. Это человек могучего физического сложения с характерной военной выправкой держаться, с лицом, выражающим смелость и ум. Сейчас он вынужден, подперев рукой голову, часами сидеть и слушать, пока очередной оголтелый  изменник не изольет на него свою злобу и пока секретарь суда не занесет все до последней подробности в протокол, как если бы это было драгоценнейшее откровение свыше».

Турчин всем этим свидетелям задавал один вопрос: «Верны ли вы законному правительству в Вашингтоне?» - и всякий раз этот вопрос отводился прокурором. Корреспондент газеты далее писал: «Если подобные действия прокурора получат признание как прецедент, то каждому офицеру нашей действующей  армии надо будет отныне запомнить, что он ни чем не смеет обидеть мятежника и предателя, потому что, если те обвинят его на суде, суд будет руководствоваться не его, а их показаниями. Враги нашей республики сами будут определять, какой ущерб вправе им причинить наш офицер. Таков логический вывод из действий прокурора на этом процессе».

О том же и столь же критически в передовой статье писала газета «Чикаго Трибун»: «Зрелище таково, что каждый, кто верен Республике, должен залиться краской стыда. Мятежники и предатели, погрязшие в измене, желающие нам гибели, обагренные нашей кровью, выступают в суде против офицера воюющей за республику армии с нелепыми россказнями  о разоренных курятниках и сожженных заборах, а другие офицеры нашей же армии жадно внимают их показаниям… В этом суде свидетелей не спрашивают, верны ли они своему законному правительству? Спрашивают лишь об одном: «Готовы ли вы очернить Турчина?».

В своем выступлении Турчин нарисовал обстановку, сложившуюся в Афинах, когда он прибыл туда на помощь 18-му полку Огайо, подвергшемуся внезапному нападению кавалерии мятежников. Он называет имена граждан города, лично принявших участие в нападении на солдат 18-го полка: лагерь полка был разграблен горожанами, сторонниками южан. Ожидая нового нападения противника, Турчин принял необходимые меры для обороны города: «Мой долг был прежде всего позаботиться о жизни и безопасности доверенных мне трех тысяч верных сынов Республики, у меня не было лишнего времени сожалеть о тех неудобствах, которые я причиняю мятежникам. Да, действительно, собственность мистера Доннела пострадала потому, что мы стали лагерем на принадлежащей ему земле. Теперь я спрошу вас, кто такой мистер Доннел? Это человек, оказывающий активную помощь мятежникам, их сторонник и соучастник. На его деньги экипировались мятежные части. Это он послал в Декатур 70 кип хлопка, чтобы строить там укрепления. Декатурские укрепления пришлось штурмовать тем самым бойцам 24-го Иллинойского полка, которые теперь стали лагерем на земле мистера Доннела, и если бы мятежники так быстро не ретировались, наш успех в Декатуре был бы оплачен кровью наших солдат. Только что здесь мистер Доннел заявил с гордостью, что он ни при каких обстоятельствах не присягнет на верность правительству нашей республики и что он полностью на стороне мятежной Конфедерации. И этот господин явился ко мне с требованием, чтобы отрядил солдат для охраны его плантаций! Разумеется, я ответил ему отказом. Но, не скрою, я охотно отрядил бы солдат, чтобы препроводить столь отъявленного изменника  за решетку!»

В своей речи на суде Джон Б.Турчин поставил кардинальный вопрос об отношении армии федералов к неграм-невольникам: «Меня обвиняют здесь в том, что скрывал у себя в бригаде мулата по имени Джо, принадлежавшего мистеру Вассеру, проживавшему в Афинах. Как уже показали свидетели, этот мулат выполнял для меня разведывательные задания и доставил ценные сведения о враге, после чего я предоставил ему в соответствии с приказом генерала Митчелла убежище и защиту. Генерал Митчелл, согласовав это, я полагаю, с высшим командованием, использовал помощь негров в военных целях и гарантировал им убежище за оказанные услуги. Я считаю эту политику в высшей мере правильной. Если бы мы воевали с Англией и направили бы войска, чтобы занять ее территорию, мы бы высадились в Ирландии потому, что мы знаем, что ирландский народ ненавидит своих угнетателей и окажет нам помощь…В глубине души мы считаем, что негры здесь единственные наши друзья, но  одержимые предрассудками, мы не желаем это признать открыто. В силу необходимости мы используем их,  заставляем сообщать нам о настроениях своих господ и о передвижении противника, а после, сделав их ненавистными белым жителям Юга, мы подло и низко предаем их врагу. Единой политики в этом нет. Один генерал готов укрыть их на время и сулит им свободу. На смену ему приходит другой генерал и гонит негров из лагеря на произвол их владельцев. И те при первом же случае расправляются с ними. Когда я оставил Тускумбию, мне передали – и я имею основания этому верить, - что дня не прошло и   в Тускумбии были повешены 4 или 5 негров-невольников, давших нам ценные сведения о противнике»

Корреспондент газеты далее писал: «Турчин перечислил множество преимуществ, которые мятежники извлекают из владения невольниками, и ту огромную пользу, которую могла бы иметь наша армия, привлекши негров на службу». Далее он выразил сожаление, что суд принимает на веру свидетельства сторонников мятежа, чтобы очернить его и его солдат и в заключение сказал: «Везде, где я воевал, в Миссури, Кентукки, Теннеси и Алабаме, я неизменно был ненавистен мятежникам, и я считаю это лучшей рекомендацией для офицера союзной армии. Но укажите мне хоть одного человека, верного нашей Республике, который имел бы малейший повод для жалобы на меня. Чем снисходительнее мы будем вести себя со сторонниками мятежа, тем наглее они будут с нами. И если мы не начнем вести эту войну со всей возможной энергией, используя все возможные средства против врага, включая освобождение невольников, наша страна неизбежно погибнет».

Корреспондент отмечает, что Турчин, обращался к судьям не как подсудимый, а как наставник, беседующий с учениками, старый воин так закончил свою речь: «Я указал здесь на некоторые недостатки (если это были лишь «некоторые» недостатки, то что же было в США на самом деле?) в нашем ведении войны и предложил некоторые меры к их устранению, и, если члены суда усвоили мою мысль, и доведут ее до высших командных инстанций, я буду считать что этот военный суд не прошел впустую»

Прогрессивная печать Севера не только оказала поддержку Турчину, но и использовала его выводы для борьбы с тайными сторонниками Юга. Газета «Нью Йорк Дейли Трибун» писала: «Турчин – непримиримый воин ведущейся  ныне борьбы, офицер того типа, в котором мы столь нуждаемся и которого всякий честный солдат и человек из народа глубоко уважает».

Газета «Чикаго Трибун» писала: «Генерал Турчин неподсуден более ссворе врагов в офицерских погонах, которые восхитили и, наверное, привели в изумление алабамских мятежников, с которыми они отвлеклись от соей вялой борьбы с мятежом, чтобы посвятить себя травле этого офицера…Их тошнотворное раболепство перед противником венчает все те бесчестия, которыми было отмечено командование Д.К.Бьюэлла, и заставляет нас требовать, чтобы его, наконец, убрали. Столь ответственный пост в армии не должен занимать человек, наивысшее стремление которого – не уронить свою репутацию в южных гостиных и сохранить симпатии своих южных друзей… Хватит с нас Бьюэлла!»

И Бьюэлл был отстранен от командования армией Огайо, предстал перед следственной комиссией в Вашингтоне и был уволен в отставку.

 

Положение в американской армии.

Этого вопроса Турчин касался на судебном процессе, но детальный анализ положения в армии федералов и конфедератов он дал в статье «Military Rambles» (переводится как «Военные походы» и как «Военная прогулка», имеется несколько разночтений. Поскольку Турчин человек военный будем считать, что это все-таки «Военные походы»). В статье Турчин уделяет большое внимание внутренним, коренящимся в армии северян недостаткам, обусловившим затяжной характер гражданской войны в США, приведшему к поражениям северян и огромным потерям. Турчин ставит вопрос о реакционности значительной части дипломированных генералов армии северян (а многие офицеры и генералы были и «недипломированными», т.к. были добровольцами, о чем говорилось выше), их малой военной подготовленности и неспособности как военачальников (о чем тоже говорилось и будет сказано ниже). Он обвиняет военных руководителей севера в первый период войны таких, как Мак-Клеллан, Бьюэлл и др. в пассивном примиренческом отношению к врагу, вызванном традиционным подобострастием  кадрового офицерства  северян перед рабовладельческим  Югом.

Турчин писал о политической ненадежности «офицерской касты», сформированной в Вест-Пойнтской военной академии: «Люди, входившие в эту касту, выделялись не только своим специальным военным образованием, но также тенденцией к аристократизму. Академия принимала слушателей, как с Севера, так и с Юга, южане преобладали  в стенах академии и в армии и имели решающее влияние и в той, и в другой. Богатые люди с Юга, владевшие сотнями негров-рабов и тысячами акров хлопковых плантаций…те, кто блистал аристократическими замашками, кто играл в карты, не заботясь о том, в проигрыше он или в выигрыше, у кого был лучше конь под седлом и богаче мундир, те становились лидерами в этом военном сообществе. Каждый стремился походить на них, и влияние их распространялось не только на воинский стиль и повадки, но и на политические взгляды их сотоварищей. Офицерские связи и дружба сделали их едиными; и когда вспыхнул мятеж, множество северян-офицеров было в сомнении, стать ли им на защиту Республики или примкнуть к южанам. Иные из них остались у нас не потому, что считали мятеж преступным, а потому что их личная собственность или собственность их жен находилась на севере. По старой привычке взирая на офицера-южанина с почтительным восхищением, они опасались столкнуться с ним в поединке на поле сражения…Постоянные разговоры  среди кадровых офицеров, что южан нельзя победить, стихли только недавно…Офицеры научились видеть в негре-рабе существо чуть лучше обезьяны, пригодное только трудиться, но весьма далеко отстоящее от человека. Когда наш народ потребовал уничтожения рабства, им пришлось подчиниться, но подчинялись они неохотно…»

 Далее Турчин говорит о гибельности насаждения в армии северян бесчестных методов американской политической жизни. Тяга к политическому подсиживанию (что он испытал на собственном горьком опыте), интриганство и борьба конкурирующих клик стали причиной многих военных неудач: «Офицеры в действующей армии не менее искушенные политиканы, чем их штатские братья. Правда, сфера их действия уже и методы менее разборчивы, но зато борьба здесь ведется с особой утонченностью. Офицер подкапывающийся под своего товарища, действует с изощренностью иезуита. Клики, формируемые военными лидерами, изменчивы по составу и численно невелики, но чрезвычайно могущественны и беспощадны в борьбе. Человек со стороны даже не в силах представить, насколько жесток и беспощаден военный политикан. Чтобы погубить военную репутацию своего личного конкурента или неугодного своей партии человека, он с легкой душой оставит его в жертву врагу месте с его солдатами, только бы не содействовать ему в военной удаче. Даже после прямого приказа оказать ему помощь, он выполнит этот приказ таким ловким манером, что поспеет на помощь только после разгрома, когда будет уверен, что репутация конкурента безвозвратно погублена. Делалось это несколько раз столь беззастенчиво и открыто, но гораздо чаще это делалось скрыто и оставалось известно лишь немногим проницательны наблюдателям внутри самой армии…»

За огромные людские потери в сражениях гражданской войны Турчин возлагает ответственность командование федералов. Если Бьюэлл и др. страдали робостью перед противником, то другие, стремясь к немедленному успеху штурмуют противника, не заботясь о потерях. Он осуждает бессмысленные и произвольные штурмы.

Жестоко критикую генералитет северян, Турчин с теплотой отзывается о солдате, о рядовом американце,  рабочем и фермере, несущих на себе тяжесть войны: «Если наше начальство, как гражданское, так и военное, трудно хвалить, то наш солдат-доброволец настоящий герой». Он писал, что приходится выносить солдату по милости некомпетентных и равнодушных начальников: «Дрянные мундиры, за месяц превращающиеся в лохмотья; гнилые ботинки, которые разваливаются за один переход; ранцы, которые можно носить человеку лишь в наказание; патроны с недосыпанным или сбитым в комки порохом; снаряды с дистанционными трубками, которые взрываются в пути и убивают людей; пушки, калечащие канониров – стволы у них разрывает первом выстреле; седла, которые коробятся после дождя и калечат лошадей; рубашки, которые не достают до пояса; носки детских размеров, не влезающие на ногу… Солдат отдан на откуп грабителям-поставщикам…»

Критику армейских порядков Турчин заканчивает  торжественной похвалой рядовому солдату: «Отважный. Самоотверженный патриот! Кости твоих боевых товарищей белеют на холмах южных штатов. Сколько их, братских могил, разбросано по мятежному Югу! Ты губишь свое здоровье, выходишь из боя безруким, безногим, ты отдаешь свою жизнь за родину и свободу. Если мы проиграем эту войну, никто не посмеет сказать, что ты виноват. Но если придем к победе, просвещенный историк  сбросит с котурнов многих политических генералов и запишет в вечное поучение будущим поколениям: «Политиканы привели нашу республику на самый край гибели. Солдат-доброволец спас ее».

О положении негров в стране и свое мнение о Турчине выразил также Джон Шерман, брат генерала У.Шермана. В письме брату он писал: «Ты даже не представляешь всех перемен о неграх…Только партийные разногласия и кастовый предрассудок удерживали нас до сих пор  от использования их как союзников в этой войне. Заметь, как популярны Фремонт, Батлер, Турчин и Кокрен и как не популярны Бьюэлл, Томас, Макклеллан…»

В 1862 году бригаду Турчина направили на фронт в Виргинию, но по дороге, 17 сентября, поезд упал в реку Бивер-крик. В катастрофе погибло 25 солдат и 14 офицеров, 114 получили ранения. Надин Турчина сделала все возможное для оказания помощи пострадавшим.

 

Битва при Чикамоге

Битва состоялась 19-20 сентября 1863 года. Это было одно из важнейших сражений и единственная крупная победа конфедератов в боевых действиях в гражданской войне в США

В 1863 году Турчин отличился в боях при Чикамоге. В переводе с языка чероки «чикамуга» означает «река смерти». Под Чикамоге армия северян потерпела поражение и стала отступать. Тогда Турчин повел свою бригаду в контратаку, прорвал позиции южан, но сам оказался в окружении в тылу врага. Оценив обстановку, Турчин развернул бригаду и прорвал окружение. В ходе боя бригада взяла 300 пленных и 3 орудия. В истории гражданской войны в США эта операция получила название «Турчинская операция  в тылу врага». Турчин проявил в этой битве полководческий талант и большое личное мужество.

В предисловии к своей книге «Чикамога» Турчин, анализируя ход войны, четко делит ее по военно-политическим признакам на два этапа: принятие законов о конфискации собственности мятежных рабовладельцев и Декларацией Линкольна об освобождении негров-невольников и привлечения их на военную службу: «1863 г. был замечателен коренной переменой  в нашей военной политике. В 1861-1862 гг. господствовала, особенно на Западном фронте, политика, которую лучше всего назвать «патрулированием картофельной грядки» и глупее которой едва ли можно что разыскать в анналах военной истории. Корни ее уходят к годам унизительных компромиссов, которые развратили наших политических лидеров и в конечном счете привели к мятежу. Эта готовность идти на уступки Югу, ласкать и задабривать сторонников мятежа лишь бы они оставались в Союзе, нашла наивысшее выражение на первом этапе войны в нежничании с мятежниками на поле сражения и запрете пользоваться их собственностью для нужд нашей армии. Нашим войскам предлагалось кормиться собственными припасами и ставить посты для охраны полей мятежных южан, их огородов, садов, закромов с зерном, коптилен, даже колодцев с водой, чтобы не дать к ним доступа нашим солдатам. 

Лишь полнейшее невежество в вопросах ведения войны и отсутствие элементарного здравого смысла могло породить в головах наших лидеров такую идею. И только после военных судов над нашими офицерами, долгих страданий наших солдат и позорных провалов на поле сражения народ осознал абсурдность подобной политики и волей президента положил ей конец…Другим важнейшим событием 1863 г. и ударом по мятежу была объявленная 1 января Прокламация президента Линкольна об освобождении невольников…Освобождение невольников привело к созданию негритянских полков, массовому бегству рабов и общей деморализации на территории  противника. К концу войны в нашей армии было почти 150 тыс. негров. Они научились стрелять не хуже белых солдат и показали во многих сражениях поразительную отвагу и выдержку»

Все попытки южан разбить противника ни к чему не привели, армия северян отступила к укреплениям г. Читтануги.

 

Битва при Чаттануге

Битва состоялась 24-26 ноября 1863 года. Это было тоже одно из важнейших сражений гражданской войны в США.

Позиции были почти неприступны: Чаттануга находилась в излучине реки Теннесси и прикрывалась горами, но южане блокировали армию северян. над осажденными нависла угроза голода. В случае капитуляции Чаттануги мог обрушится весь Западный фронт северян. президент Линкольн принял срочные меры для деблокады Чаттануги. По приказу Линкольна командование Западным фронтом принял генерал Грант, одержавший ряд побед над конфедератами и зарекомендовавший себя как смелый и решительный начальник. Под его руководством северяне захватили две переправы через Теннесси и установили устойчивую связь с осажденной армией. Линия снабжения осажденного города называлась «крекерная дорога» (аналог нашей «дороги жизни» Ленинграда  в период ВОВ).

Бригада Турчина отличилась и в сражении при Чаттануге. Северяне выбили южан с позиций у Миссионерского хребта, но оказались под сильным огнем южан с вершины горной гряды. Под сильным огнем южан Турчин повел в атаку свою бригаду на позиции конфедератов. Артиллеристы южан поджигали фитили бомб и бросали их на атакующих. Но и этот им не помогло, они были выбиты с позиций и покинули Миссионерский хребет. Бригада Турчина первой ворвалась на позиции южан на вершине хребта. Потери бригады составили 6 офицеров, 51солдат убитыми и 211 ранеными.

С победой при Чаттануге военная ситуация кардинально изменилась – стратегическая инициатива окончательно перешла к северянам. Благодаря этой победе армия Шермана начала свой знаменитый поход – «рейд к морю», в котором активное участие принимала бригада Турчина. В ходе этого рейда северяне выиграли битву за Алабаму – стратегический и промышленный центр Юга.

В июле 1864 года Джона Базила Турчина поразил сердечный приступ. 4 октября он ушел в отставку. Президент предлагал ему высокий пост в военном министерстве, но он отказался.

Джон Б.Турчинн – Иван Васильевич Турчанинов отличался не только военной отвагой, но он был еще и изобретателем. Он первым в мире установил артиллерийские орудия на железнодорожные платформы. Так был создан прототип бронепоезда. Конечно, бронепоезд в нашем понятии громко сказано. Этот бронепоезд состоял из открытых платформ. Такие «бронепоезда» с платформами, обложенными мешками с песком, успешно применялись во время гражданской войны в России. Бронепоезд Турчина позволял быстро приблизиться к позициям противника, нанести артиллерийский удар и также быстро отойти.

После увольнения из армии Турчин вернулся в Чикаго, работал патентным поверенным и инженером-строителем, занимался торговлей недвижимостью, скупкой и продажей земельных участков. Однако коммерческой жилки у бойца явно не хватало, не способен он был конкурировать с американскими жуликами и терпел убытки.

В 1873 году в Иллинойс прибыла группа в 500 семей польских эмигрантов. В память о своем пребывании в Варшаве Турчин занялся их расселением. За свой счет он приобрел участок земли и основал польскую колонию Радом. Турчин помог переселенцам построить больницу, школу, костел. Колония вскоре стала процветающей. Турчин приобрел рядом небольшую ферму и жил в такой бедности, что иногда ездил в соседние города,  играл на скрипке, чтоб заработать себе и Надин на хлеб. Жители Радома помнят, как Турчин  бродил по окрестностям с ружьем и папироской во рту «всегда готовый взорваться по поводу несправедливости, творящейся в мире»

Слухи о его бедности достигли Вашингтона и Конгресс ему, как герою гражданской войны и заслуженному генералу, установил  пенсию в 50 долларов в месяц. Гроши он получал и от издателей за свои книги: «Битва у Миссионерского хребта», «Опыт и впечатления  гражданской войны в США», «Сражения Федерации во время гражданской войны в Соединенных Штатах Америки в 1861-1865 годах», «Картины России». Сочинения Турчанинова не потеряли научного значения до сих пор.

Турчин подал прошение императору Александру II о разрешении вернуться в Россию, но получил отказ.

Барон Э.Стекль, русский посланник в США, который «продал» Аляску Америке, представил канцлеру русской империи князю А.М.Горчакову доклад о службе Турчина в  армии США, где указал «что здесь не место офицеру, который имел честь служить под знаменами нашего августейшего монарха». Горчаков поставил на докладе резолюцию: «Нет, конечно»  

Последствием сердечного приступа явилось уменьшение умственной деятельности, он стал проявлять странности – сжег свою библиотеку. Его поместили в госпиталь в городе Энн (штат Иллинойс), где в 1901 году он и скончался. Похоронили Джона Базила Турчина –     Турчанинова Ивана Васильевича с военными почестями на военном кладбище города Маунт-Сити.

Там же покоится прах и его верной спутницы всей жизни  Надин – Надежды Дмитриевны, умершей 17 июля 1904 года в возрасте 78 лет

 

В.Н.Кочетов, член СЖР, ОЖК, ВНО им. М.В.Фрунзе

ИСТОЧНИКИ:

1.Губарев Г.В. «Казачий словарь-справочник», т.3, Сан-Ансельмо, Калифорния, 1970

2.Энциклопедия «Казачество», М, 2008

3.Казвчий календарь, 1998

4.А.И.Старцев «И.В.Турчанинов и гражданская война в США», 1974

5.Д.Петров (Бирюк). Иван турчанинов. М, 1973

 

 

 

 

 

 

 

470 ЛЕТ СО ДНЯ СОЗЫВА ПЕРВОГО ЗЕМСКОГО СОБОРА

 

 

 

 

 

 

ПЕРВЫЙ ЗЕМСКИЙ СОБОР

10 января 1549

 

Первый Земский собор («Собор примирения»), высшее сословно-представительское учреждение Русского царства, был собран царем Иваном IV в 1548 г. для обсуждения политических, экономических и административных вопросов. Впоследствии такие соборы стали называться Земскими (в противоположность соборам церковным).

 

ПРИЧИНЫ СОЗЫВА ПЕРВОГО ЗЕМСКОГО СОБОРА

По мнению одних, этот собор был созван царем для борьбы с боярами, против которых Грозный искал опоры в народе. Это мнение не поддерживается историческими свидетельствами. Напротив, именно в 1550 г. царь всего менее мог думать о борьбе с боярством. К тому времени при посредничестве митрополитов Макария и Сильвестра он сблизился с лучшими людьми из боярства и составил из них круг советников и сотрудников, которые помогали ему в его смелых внешних и внутренних предприятиях. Чувствуя это затруднение, другие исследователи поправляют догадку, прибавляя, что первый земский собор дал царю твердую почву для будущей борьбы с боярством. Но когда настала эта ожиданная борьба, царь не искал опоры в твердой почве земского собора, а создал для этого новое учреждение совершенно противоземского характера, опричнину. Все, что известно о целях первого земского собора от самого верховного виновника и руководителя его, также не поддерживает догадки о боевых демократических побуждениях, будто бы его вызвавших.

Другие исследователи указывают другие причины созыва первого земского собора; эти причины повторяют иногда как подкрепление своей догадки и сторонники противобоярского происхождения этого собора. То были: возникшая с объединением Руси Москвой потребность в общем органе для всей Русской земли, при помощи которого она могла бы заявлять о своих нуждах и желаниях перед образовавшеюся общею верховною властью, необходимость дать общее направление интересам и стремлениям отдельных земщин Московского государства, чтобы могло выработаться сознание целостной общерусской земщины, необходимость для царя вступить в союз с землею, отстранив бояр с пути, который вел к единению царя и земли, ясно понятая царем необходимость непосредственного общения своего с народом, чтобы иметь в нем твердую опору в правительственной деятельности, и т. п. Нельзя не признать того удобства этих соображений, что они касаются происхождения соборного представительства вообще, а не первого только собора; трудно объяснить происхождение первого собора отдельно от дальнейших, особенно когда для суждений о первом соборе так мало данных.

Первый собор был созван Иваном IV в пору крайнего правительственного возбуждения царя. Венчание на царство с принятием царского титула, женитьба и вслед за тем страшные московские пожары, народный мятеж, казанские и крымские набеги - все эти треволнения с самого начала 1547 г. поочередно то поднимали, то повергали в уныние его неустойчивый дух. Он долго не мог оправиться от впечатления московских пожаров и через три с лишком года на Стоглавом соборе описывал свой тогдашний испуг с живостью только что пережитой минуты: тогда "вниде страх в душу мою и трепет в кости моя, и смирися дух мой, и умилихся и познах своя согрешения". Тогда он решился покончить и с боярским правлением, и со своей легкомысленной юностью и хлопотливо принялся за государственные дела. Он начал искать вокруг себя людей и средств, которые помогли бы ему поправить положение дел. При таком настроении царя созван был собор 1550 г. До нас не дошло деяния или протокола этого собора, и мы не знаем ни его состава, ни подробностей его деятельности. Но о нем сохранился такой рассказ. На двадцатом году своего возраста царь Иван, видя государство в великой туге и печали от насилия сильных, умыслил всех привести в любовь. Посоветовавшись с митрополитом, как бы уничтожить крамолы и утолить вражду, царь "повелел собрать свое государство из городов всякого чина". В воскресный день царь вышел с крестами на московскую Красную площадь и после молебна с лобного места сказал митрополиту: "Молю тебя, святый владыко, будь мне помощник и любви поборник. Знаю, что ты добрых дел и любви желатель. Сам ты знаешь, что я после отца своего остался четырех лет, а после матери осьми лет". Изобразив затем яркими чертами беспорядки боярского правления в продолжение своего несовершеннолетия, царь вдруг бросил в глаза присутствовавшим на площади боярам запальчивые слова: "О неправедные лихоимцы и хищники, неправедный суд по себе творящие! Какой теперь ответ дадите нам - вы, многие слезы на себя воздвигшие? Я чист от этой крови; ждите своего воздаяния". Потом царь поклонился на все стороны и продолжал: "Люди божии и нам дарованные богом! Молю вашу веру к богу и к нам любовь; ныне нам ваших обид и разорений и налогов исправить невозможно... молю вас, оставьте друг другу вражды и тяготы свои... я сам буду вам судия и оборона, буду неправды разорять и хищения возвращать".

 

ВНУТРЕННЯЯ РЕФОРМА ГОСУДАРСТВА

Одновременно с казанскими походами Грозного шла его внутренняя реформа. Начало ее связано с торжественным "собором", заседавшим в Москве в 1550—1551 гг. Это не был земский собор в обычном смысле этого термина. Предание о том, будто бы в 1550 г. Грозный созвал в Москве представительное собрание "всякого чина" из городов, признается теперь недостоверным. Как показал впервые И. Н. Жданов, в Москве заседал тогда собор духовенства и боярства по церковным делам и "земским". На этом соборе или с его одобрения в 1550 г. был "исправлен" Судебник 1497 г., а в 1551 г. был составлен "Стоглав", сборник постановлений канонического характера. Вчитываясь в эти памятники и вообще в документы правительственной деятельности тех лет, мы приходим к мысли, что тогда в Москве был создан целый план перестройки местного управления. Так как примитивная система кормлений не могла удовлетворять требованиям времени, росту государства и усложнению общественного порядка, то ее решено было заменить иными формами управления. До отмены кормления в данном месте кормленщиков ставили под контроль общественных выборных, а затем и совсем заменяли их органами самоуправления. Самоуправление при этом получало два вида: 1) Ведению выборных людей передавались суд и полиция в округе ("губе"). Так бывало обыкновенно в тех местах, где население имело разносословный характер. В губные старосты выбирались обыкновенно служилые люди, и им в помощь давались выборные же целовальники (т. е. присяжные) и дьяк, составлявшие особое присутствие, "губную избу". Избирали вместе все классы населения. 2) Ведению выборных людей передавались не только суд и полиция, но и финансовое управление: сбор податей и ведение общинного хозяйства. Так бывало обыкновенно в уездах и волостях со сплошным тяглым населением, где издавна для податного самоуправления существовали земские старосты. Когда этим старостам передавались функции и губного института (или, что то же, наместничьи), то получалась наиболее полная форма самоуправления, обнимавшая все стороны земской жизни. Представители такого самоуправления назывались разно: излюбленные старосты, излюбленные головы, земские судьи. Отмена кормлений в принципе была решена около 1555 г., и всем волостям и городам предоставлено было переходить к новому порядку самоуправления. "Кормленщики" должны были впредь оставаться без "кормов", и правительству надобны были средства, чтобы чем-либо заменить кормы. Для получения таких средств было установлено, что города и волости должны за право самоуправления вносить в государеву казну особый оброк, получивший название "кормленаго окупа". Он поступал в особые кассы, "казны", получившие наименование "четвертей" или "четей", а бывшие кормленщики получили право на ежегодные "уроки" или жалованье "из чети" и стали называться "четвертчиками".

 

ЛИТЕРАТУРА:

·                     Список Земских соборов

·                     Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. СПб., 2000

·                     Ключевский, Василий Осипович

·                     Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. М., 2004

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИГНАТ НЕКРАСА. НЕКРАСОВЦЫ

 

1.Предисловие.

Мое еще неосознанное знакомство с некрасовцами состоялось в 1952 году. В 1951-1954 гг. я служил в Румынии в г. Галац. Часть размещалась на высоком берегу Дуная, а  на противоположном низменном берегу до самого горизонта простиралась Добруджа, в которой были поселения  липован, как их называли в Румынии. Говорили они на старорусском языке. Это, как я потом узнал, и были некрасовцы. Они жили по своему укладу, по своим обычаям и законам ( о чем рассказ ниже). Законы Румынии они в большей степени игнорировали, а Россия – Советский Союз далеко.

На левом берегу Дуная как раз против нашей части был широкий песчаный городской пляж, куда мы переплывали через Дунай (в самоволку) и куда липоване приносили изделия  своих промыслов и вино. Там мы с ними и познакомились.

 

2.Булавинский мятеж.

Рассказ об Игнате Федоровиче Некрасове (родился в 1660 г. в столубинской) и некрасовцах следует начать с восстания под руководством Кондратия Булавина. Булавинцы обратилиь к казакам с посланием: «Всем казакам, старшинам за Дом Пресвятой Богородицы и за истинную христианскую веру, за все Великое Войско Донское, а также сыну за отца, брату за брата и друг за друга стоять и умирать за одно, ибо зло на нас помышляют, жгут казнят напрасно, а злые бояре вводят нас в елинскую веру, а от истинной христианской отвращают (старой веры. Казаки, некрасовцы держались старой веры). Ведаете ли вы, атаманы молодцы, как наши отцы и деды на сем поле жили и прежде всего наше поле стояло и держалось, а те злые супостаты то старое поле все перевели и ни во что почли. Чтобы нам не потерять его и единодушно всем стать, ему, атаману Булавину, дайте правое слово, и думами вашими укрепите. Запорожские казаки и Белгородская орда станут с нами заодно, и вам бы, атаманы молодцы, о сем ведать. Куда наше сие письмо придет, то половине оставаться  куренях, а другой половине быть ли которую станицу  к походу. А буде кто, или которую станицею сему нашему войсковому письму ослушны и противны будут, и тому будет учинена смертная казнь без пощады, а верстанные по полям опричь вольницы, которым всем в поход идти. Сие письмо посылать от городка до городка наскоро и днем и ночью, не мешкав, во все станицы и на усть и на верх Бузулука и Медведицы».

Донской атаман Лукьянов   при первом извещении о поднятом Булавиным мятеже  послал по все станицам приказ: «Булавина не слушать и наличному составу войска собраться в Черкасске».

Отряды Булавина под Бахмутом и Азовом были разгромлены. Мятежники стали собираться в других местах и продолжали бунт. Наиболее значительная часть бунтовщиков собралась вокруг Игната Некрасова, главного сподвижника Булавина, с которым он был от начала и до конца восстания, а после смерти Булавина продолжил борьбу, руководил крупными отрядами казаков. Некрасовцы, как их стали называть, сосредоточились в станице Есауловской.

26 мая 1708 г. Некрасов осадил Саратов, но калмыки, бывшие в составе его войска, не поддержали атамана, и он вынужден был отойти. 17 июня Некрасов занял Царицын. Оставив в нем гарнизон, он двинулся на Дон в Голубинский городок. По дороге Некрасов узнал о гибели Булавина и принял на себя руководство восстанием.

После нескольких поражений, поняв невозможность продолжать борьбу, Некрасов ушел на Кубань под покровительство крымского хана и турецкого султана. В туретчину Некрасов увел около 8 тысяч казаков вместе с семьями. На Лабе и Таманском полуострове они построили три городка: Блудилинский, Голубинский и Гирянский. Отсюда они нападали на русские окраины, но и сами терпели поражения. Царские войска заняли Приазовье и вплотную  подошли к Тамани.  Некрасовцы были вынуждены искать новое прибежище. В 1740-41 годах с разрешения турецкого султана  часть из них переселилась в Добруджу и в устье Дуная. Другая часть ушла в Малую Азию и поселилась  в окрестностях портового города Бандерма на Мраморном море по берегам озера Майнос.

 

3.Некрасовцы.

К началу Х1Х в. собрались в двух отдельных группах: Майносской и Дунайской.

Русский этнограф, посетивший Майнос, писал: «Майносская ветвь некрасовцев жила вдали от русских границ в чужом окружении изолированно, замкнуто. Это создавало условия для сохранения общественного устройства общины, какой она была на Дону, культуры своих предков. Селение на Майносе состояло из 5 станиц, которые назывались Бив-Эвле – «селение из тысячи домов». Майнос посещала чума, некрасовцы умирали от лихорадки, т.к. жили на заболоченном месте. Численность постоянно уменьшалась».

Когда в ноябре 1847 г. некрасовцев посетил английский путешественник Мак-Фарлеп, то на Майносе он насчитал 300 домов.

Демократическое устройство некрасовской общины Майноса, самоуправление, экономика, быт, грамотность – все это обращало на себя внимание путешественников. У некрасовцев было 5 учителей, 2 священника. Сравнительно высокое их образование, трудолюбие, порядок, чистота жилищ были хорошо известны.

Основным занятием некрасовцев было рыболовство, скотоводство и охота.

 

4. «Заветы Игната»

Игнат скончался в 1737 году. До самой смерти пользовался непререкаемым авторитетом и составил  для общины правовой кодекс – «Заветы Игната». Для некрасовцев это были такие законы, нарушение которых считалось преступлением и жестоко наказывалось.

Абсолютной властью у некрасовцев было народное собрание – Круг. Круг ежегодно избирал атамана с исполнительной властью и правом требовать беспрекословного послушания. Атамана контролировал Круг, который мог сменить его досрочно и призвать к ответу за свои деяния.

«Заветы» запрещали казакам родниться с турками. Каждый казак должен был работать и знать какое-либо ремесло, но никто из некрасовцев не мог пользоваться трудом своих соплеменников для личного обогащения. Треть заработка каждый некрасовец сдавал в войсковую казну, расходы из которой шли  на церковь, школы, на оружие, на помощь немощным, престарелым, вдовам и сиротам – полный социализм!

В поселениях запрещалось производство и продажа спиртных напитков и их употребление. За непочтительное отношение к старшим полагалась порка. Главой семьи был муж, который не должен был обижать жену (см. «Игнат запретил обижать жен»). По ее жалобе Круг мог наказать мужа. Разврат и насилие над женщиной наказывалось немилосердной поркой. Но и за измену мужу виновницу зарывали по шею в землю или сажали «в куль да в воду». Такое наказание устанавливалось и для убийц. Изменники подлежали смертной казни, а за меньшие проступки перед обществом Круг мог изгнать виновного, и тогда он считался вне закона и его мог убить любой безнаказанно.

В духовной жизни некрасовцы  были неизменно привержены к старой вере. Старообрядческих  священников, не выполнявших волю Круга, считали еретиками и изгоняли. Помощь соотечественникам оказывалась тайно. Помощь  явно мог оказывать только Круг. Нищим подавали открыто, но тот же хлеб, что ели сами.

«Заветы» - древний кодекс казачьего права, собранный и записанный в «Игнатовой книге», которая хранилась в священном ларце в церкви на Майносе.

Русский чиновник В.П. Иванов-Желудков, посетивший Майнос 1863 году, рассказывал о необычайной честности, царившей у некрасовцев: «Все единогласно уверяли меня, что валяйся у некрасовца под ногами мешок с червонцами, он даже одного червонца не возьмет на том основании, что на своей земле ничего брать нельзя». Атаманы во время службы несут ответственность за свои проступки наравне с другими членами общины: атамана можно высечь и секли (вот ввести это за правило для нынешних «атаманов»!). это не подлежит сомнению и вовсе не выходит из ряда обыденных событий майносской жизни. Точно также атамана кладут ничком и точно также заставляют поклониться в землю и благодарить: «Спаси Христос, что поучили!». Затем ему возвращается булава, символ его власти, которую на время порки отбирает какой-нибудь старик. Вручив булаву, все кланяются атаману в ноги: «Прости, Христа ради, господин атаман!». «Бог простит», - отвечает атаман, почесывая спину»

Иной образ жизни вела община некрасовцев в Добруже. Майносцы их называли «дунаки» и «хохлы». Они постепенно теряли казачьи национальные черты. Некрасовцы дунайской ветви принимали к себе уходящих с родины старообрядцев, русских и украинских, поэтому в Румынии их стали называть «липоване». Они утратили язык предков, обычаи, фольклор, предания и песни об Игнате, его «Заветы». Не потеряли только желание называться казаками. У них не запрещалось спиртное и когда в Галаце (областной центр области Молдова, куда входили поселения липован) по советским и румынским запрещалась продажа винно-водочных изделий, мы «ходили» за Дунай к липованам за спиртом.

Со временем майносцы стали различаиься с дунайцами и по религиозным обрядам. Дунайцы принимали к себе пастырей Белокриницкой епархии, считающейся и до настоящего времени основной старообрядческой епархией. В начале ХХ века среди дунайцев стало распространяться единоверие, их причетники рукополагались во священники московскими  епископами, которых и сейчас считают раскольниками.

 

5. Игнат запретил казакам обижать жен.

Когда Игнат уводил казаков с Дона, он приказывал, чтобы казаки жен не обижали, любили, потому что от них род идет. Женщина – мать, а как можно обижать мать, когда она детей дает? Нельзя того делать. Только и неразумные казаки были, которые своих жен обижали. Знал Игнат, что мужья есть, потому и запретил такое бесчинство. Игнат сказал казакам: «Глядите, казаки, идем с вами в чужую землю, в Турцию. Соединяться с турками – не соединяйтесь, на турецких женщинах не женитесь, а кто нарушит мое слово – казнить смертью. Своих жен берегите. Что будете делать, когда не убережете? Весь корень ваш пропадет. Если муж не любит жену, обижает ее (бьет), измену делает ей – такого казака на Круг вести, плетьми учить надо. А жена, если муж обиду ей делает, должна пойти до атамана, сказать ему. Круг за такое дело поучить должен. Такого мужа жена может оставить. Вот и повелось, как какой казак забыл завет Игната да начнет обижать свою жену, так его сейчас на Круг. Стоит он перед Кругом, просит прощения у жены. Простит она так мужа олько поучат.  После они в мире живут. А если жена  не прощает, Круг ей свободу давал, она от мужа уходила. На такой женщине мог каждый неженатый казак жениться. А за непрощенного, да «ученого» (нагайками) ни одна женщина не шла. Вот такой казак оставался одним, роду его конец был. А какой казак, если от него роду-племени нет?! Без детей – он пустой цвет.

Такие казаки бежали с Майноса бежали на Дунай.

Про женщин Игнат тоже слово оставил: «Изменит жена мужу – в куль да в воду, али по шею в землю закопать. Стала женой – не моги хвостом туды-сюды вертеть. Знай мужа. Такие жены тоже бывали, да им ходу не было. Правда, потом жен в воду не бросали, а учить-учили: смотрите, девки, блюдите честь, тогда вам уважение будет. Муж жене, а жена мужу должны верными быть.

 

6.Смерть Игната. Быль казачья.

Гутарили люди, что царица Катерина хотела замуж пойти за Игната Федоровича  Некрасу, а он не хотел е за себя брать. Катерина-то была царицей, а Игнат атаманом. Разных они мнений были. Игнату не нравилось, что Катерина народ притесняет, казаков казнила, жить не разрешала на Дону людям, что от притеснений, за веру тоже притеснения делала. А Катерине не нравилось, что Игнат-сударь автономию держит, людей до себя принимает. Вот раз на пиру царица гутарит Игнату: «Не возьмешь меня замуж – я на тебя войной пойду!». Игнат утешил ее, а себе на уме держит другое мнение. Призвал он до себя казаков, что за ним шли, да сказал: Кто со мной, тот и мой!». Казаки слово дали. Тогда он приказал: «Готовтесь!». Катерина на радостях, что Игнат утешил ее, созвала пир. Ну, пир идет. Все пьют, гуляют. Игнат царицу поит. Кончился пир, Некраса остался с царицей  вдвох. Уложил ее спать, а сам казаков позвал, спрашивает их: «Готовы?! – «Готовы!» - отвечают казаки. «Раз готовы, пойдем на Кубань!»

Утром вышла Катерина, пытает: «А когда венчаться будем?» - «Не будем венчаться, - отвечает Некраса. – Не могу свое мнение менять. Слово казакам дал» - «Не будешь?» - «Нет» - «Воевать будем!»

Началось. Царица войско свое собрала да на Игната пошла.  А Игнат Некраса погрузил всех на корабли и побежал по Дону. Переправились через Дон, пошли на Кубань. Пришли, а царица следом. Игнат переправился через Кубань. Царица подошла с войском до берега, а Игнат стал на другом берегу.   Навели друг на друга пушки, палят. Сорок дней та-то бились. У царицы войско все пребывает и прибывает. А тут салтан с войском прибыл, стал на границе. Нет ходу дальше Игнату на Кубань. Собрал Игнат круг и спрашивает: «Атаманы-молодцы, что будем делати? Салтан дальше не пущает, а Катерина тоже с войском стоит». Круг зашумел: «Тут останемся!». Остались! Некраса на Лабе крепость построил, станицы. Стали жить. Катерина со своим войском не уходит, знай палит да палит в казаков через Кубань. Вот НЕкраса тогда придумал. Зарядил пушку, навел на  царицу, встал под пушкой. А когда человек за пушкою стоит, думает стрелять, то ругаться нехорошими словами нельзя. Закон такой. Вот стал Игнат за пушку да заругался: «на вот тебе мать твою!...я тебя сейчас сыму с белого света!». Сказал, да стрельнул. А царица в это время тоже стрельнула. Ядро в Игеата-сударя попало и убило его. Не заругайся он, Катерина никогда бы не убить Некрасы, он такую силу имел. А как заругался, чародейную силу потерял.

Забыл об этом деле Игнат-батюшка!

Это, конечно, сказка. Императрица Екатерина 1 царствовала,  когда Игнат был уже в Турции, а Екатерина II вступила на престол через 30 лет после кончины  Игната Некрасова. Он скончался в 1737 году  в Майносе. До самых последних дней он оставался бессменным атаманом майноской общины некрасовцев.

 

           

В.Н.Кочетов, член СЖР, ОЖК, ВНО им. М.В.Фрунзе

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КУБАНЦЫ И ДОНЦЫ ГЕНЕРАЛА П.Н. ВРАНГЕЛЯ

В ЛАГЕРЯХ ОСТРОВА ЛЕМНОС (ГРЕЦИЯ).

 

Осенью 1920 года из российского Крыма, из порта города Феодосии ушли на кораблях свыше 18 тысяч кубанских казаков, членов их семей, офицеров и гражданских лиц. Кубанцы (16 050 чел.) были направлены на безлюдный и безлесный греческий остров  Лемнос. 

Греческий остров Лемнос был в полном смысле слова водяной тюрьмой. Скалистый и пустынный, без единого деревца, почти без воды, подверженный холодным ветрам Норд-Ост, летом палимый жгучим южным солнцем, он должен был томить вольную душу казака своей безмерной безнадежностью. Мрачные условия жизни в Галлиполи были тут еще мрачнее. Потрясенные, лишенные оружия, претерпевшие многодневный переход в грязных и тесных трюмах, – выходили кубанские казаки в новую тюрьму, окруженную со всех сторон волнами моря.

В разное время остров Лемнос находился в руках то персов, то афинян, спартанцев, македонян, а примерно в V веке нашей эры попал под влияние византийцев. Это был важнейший объект империи — житница и зернохранилище Константинополя. С конца XV века на несколько столетий Лемнос попадает под власть Османской империи. Освободить остров в конце XVIII века помогала русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова. А в начале XIX века у берегов Лемноса состоялось сражение, вошедшее в историю как Афонское. Русским флотом командовал вице-адмирал Дмитрий Сенявин. Ему, а также графу Орлову в Мирине, на берегу моря, установлен памятник, так что здесь русских уважают за помощь в освобождении от турецких захватчиков. Греческим Лемнос стал только в 1912 году. В Первую Мировую войну здесь располагался гарнизон войск Антанты, которая воевала на стороне Российской Империи против немцев.

За переброску воинских частей казаков и беженцев отвечали французы. Они-то и предложили гене­ралу П. Н. Врангелю в качестве места базирова­ния крупных соединений «проверенный» остров Лемнос. Решено было отправить туда Кубанс­кий казачий корпус под командованием генерала Фостикова М. А., всего около 16 тысяч человек. Командир Кубанского казачьего корпуса генерал-лейтенант М. А. Фостиков с офицерами по прибытии на остров Лемнос в декабре 1920 г.

Но вместе с собственно частями корпуса на Лем­нос прибыли еще более полутора тысяч человек. Председатель Кубанской Рады (правительства) Д. Е. Скобцов в декабре 1921 года в беседе с кор­респондентом эмигрантской газеты назвал сле­дующие данные: военнослужащие корпуса — 15 тысяч, дивизион «первопроходников» — 300 чело­век, генералы, офицеры, находящиеся в резерве (в отставке), и гражданские лица — около 1200, Рада (члены правительства, сотрудники аппара­та, их семьи) — более 470 человек.

Высадка на Лемнос началась в двадцатых числах ноября и закончилась к концу декабря 1920 года, когда в пустынном и безводном районе Калоераки был разбит боль­шой палаточный лагерь кубанцев. В нескольких уцелевших бараках и сараях разместились штаб и управление корпусом во главе с полковником Д. И. Туган-Барановским. В Калоераки стояли 1-я Кубанская конная дивизия (командир гене­рал-майор Л. М. Дейнега), 2-я Кубанская стрел­ковая дивизия (генерал-майор С. Ф. Цыганок), Кубанский технический полк (полковник Гусев) и Кубанское Алексеевское военное училище (ге­нерал-майор А. И. Лебедев). В составе корпуса были и остатки горского, черкесского и чеченско­го дивизионов. Отставные военные, гражданские лица устроили отдельный лагерь поблизости.

Вся территория, занимаемая кубанцами, бы­ла оцеплена французскими войсками, в основном сенегальцами и марокканцами. Это на первых по­рах вызывало у простых станичников, никогда не видавших африканцев, повышенное чувство опасливого любопытства. Речь шла о фактичес­ком интернировании и создании концентрационного военного лагеря для кубанцев. Рядовой состав разоружен, введен строгий режим передвижения: из лагеря можно было выйти только организованно и обя­зательно по пропускам, которые французы выда­вали в крайне ограниченном количестве.

Жили казаки в палатках до 8-10 человек в каждой, рацион питания был очень скудным. Острой проблемой стал поиск дров для обогрева и приготовления пищи. Во многом повторилась ситуация с русскими беженцами весны 1920 го­да. Только тогда хозяевами были англичане, а сейчас французы. Как отмечалось в публикациях русских газет, издававшихся в Константинопо­ле, «материальные условия жизни на оемносе такие же, как и в Галлиполи, то есть одинаково скверные».

В конце ноября 1920 года в Калоераки к ку­банцам добавилось Донское атаманское военное училище (начальник генерал-майор А. М. Максимов). Оно стало предвестником появления на Лемносе крупных соединений донского казачества.

Донской казачий корпус после эвакуации из Крыма был размещен в Турции (в основном в районе Чаталджа под Константинополем (Истамбул).

С начала декабря 1920 года на острове вы­садилось свыше 3600 военнослужащих Донского казачьего корпуса, включая подразделения 80-го Зюнгарского калмыцкого полка и 655 казаков-терцев и астраханцев, сведенных в один полк. Вместе с ними прибыли и гражданские беженцы, в том числе, некоторые сотрудники аппарата управления Всевеликого войска Донского.

До 22 декабря 1920 года донцы остановились в кубанском лагере, пока 2-й Донской конный артдивизион готовил новый лагерь на склонах холмов у города Мудрос, на другой от Калоераки стороне большого залива. Накануне нового 1921 года все донцы, терцы, астраханцы перебрались в мудросский палаточный городок.

В январе-феврале 1921 года на Лемнос из Турции прибыли остальные части Донского корпуса. Всего на острове в разное время находилось свыше восьми тысяч донцов, терцев и астраханцев. В «лемносском сидении» Донского корпуса (командир генерального штаба генерал-лейтенант Ф. Ф. Абрамов) участвовали штаб и управление (начальник генерал-лейтенант А.В.Говоров), 1-я Донская казачья дивизия (генерал-лейтенант Г. В. Татаркин), 2-я Донская казачья дивизия (генерал-лейтенант А. К. Гуселыциков), Донской технический полк (полковник Л. М. Михеев) и Атаманское военное училище.

Для управления всеми частями Белой Армии на о. Лемносе (25 тысяч человек) и гражданскими беженцами (около 3,5 тысяч человек) было создано командование Лемносской группы во главе с генерал-лейтенантом Ф. Ф. Абрамовым и начальником штаба полковником П. К. Ясевичем. Штаб, а это всего пять-шесть человек, денно и нощно занимался решением самых разнообразных вопросов, связанных с организацией жизни двух казачьих корпусов. Во многом успех обеспечивался самоотверженностью и высоким профессионализмом Петра Константиновича Ясевича (1889-1970), выпускника академии Генерального штаба, участника Первой Мировой войны, в годы гражданской командира Донской дивизии.

Вот так на острове, всего 8 лет назад освобожденном от турецкого владычества, с населени­ем, не превышавшим 20 тысяч человек, внезапно в течение 2-3 месяцев сложилась огромная русская колония. Если в первой половине 1920 года в столице острова г. Кастро (ныне – Мирина) о находившихся в 20 км в районе Калоераки 4,5 тысячах наших соотечественников мало кто что слышал, то те­перь все местные лемносцы только и говорили об огромном количестве русских в военной форме, в непривычных и удивительных для греков сапогах.

Отношения с православными греками были теплыми, сердечными. Местное население тогда бедного, еще не оправившегося от турецкого господства острова с сочувствием относилось к военным и беженцам из России. Нередки были случаи, когда наших казаков и офицеров приглашали в дом, кормили, снабжали хлебом, брынзой, овощами. Однако со временем стали происходить эксцессы в основном из-за того, что в многолюдных скоплениях людей, находившихся в очень тяжелых условиях, неизбежно проявляются отчаяние, озлобление. ЧП имели место в основном к концу пребывания частей Белой Армии на Лемносе, когда некоторые интернированные, подталкиваемые голодом и неустроенностью быта, уходили в «самоволку» в греческие деревни.

Значительно хуже складывались отношения с французскими военными, прежде всего с частью офицеров, которые относились к русским коллегам с плохо скрываемым презрением. Атмосфера накалялась из-за того, что французское командование вынуждено было, нередко даже вопреки своим взглядам, выполнять указания из Парижа, направленные на расшатывание единства казачьих частей.

Французские власти стремились избавиться от 25-тысячной «обузы». С начала 1921 года они преднамеренно поддерживали состояние полуголода. Каждому казаку ежедневно полагалось по 500 граммов хлеба, 200 граммов мясных консервов, немного картофеля или фасоли, 30 граммов сахара, 4 грамма чая. Но и этот весьма скудный «паёк» периодически урезывался, выдача продуктов часто задерживалась на сутки — двое. Искусственно создавалась ситуация постоянной нехватки дров, теплых вещей, кроватей, палаток. Немало казаков и беженцев месяцами спали на голой земле, их крайне редко выпускали за пределы лагерей в греческие деревни, где они могли приобрести дополнительные продукты и необходимые для жизни вещи.

Таким образом, французы надеялись внести в казачьи части разброд, деморализовать их, вынудить интернированных массово возвращаться в Советскую Россию, вербоваться на работу в латиноамериканские страны, записываться во французский Иностранный легион. Казаки, испытывая все возрастающее давление французов, не теряли присутствия духа и в своих незамысловатых частушках высмеивали их усилия по рассеиванию Белой Армии по всему миру.

Но все же в результате прессинга неблагодарных «союзников» и под воздействием тяжелых лишений в Советскую Россию с Лемноса вернулись 8582 человека, из них 1460 гражданских лиц. Среди последних определенное число составляли беженцы, находившиеся на Лемносе еще с весны-лета 1920 года, в том числе, около 70 жен и детей офицеров, погибших или оставшихся в Крыму. Задерживаться на оемносе, надеяться на эмиграцию в другие страны без главы семейства не имело смысла. Возвращались и некоторые чиновники, не принимавшие активного участия в белой борьбе. 7120 военнослужащих, решивших выехать в Советскую Россию, были в подавляющем большинстве рядовые казаки, полагавшие (как оказалось, безосновательно), что новая власть отнесется к ним снисходительно. Они не знали, что Советы приняли страшное, бесчеловечное решение, уничтожить полностью казачество как военное служилое сословие вместе с домочадцами и детьми.

Примечательно, что первыми, подавшими заявления на возвращение, были заключенные в тюрьмы на пароходе «Рион», осужденные военными судами русской армии за границей за различные уголовные преступления (кражи, драки с нанесением увечий, убийства и др.). Плавучая тюрьма стояла у причала в Калоераки и была полностью в ведении командования русской армии. Однако это не смутило французов, добившихся переброски нескольких десятков осужденных в Советскую Россию.

На работы в Бразилию уехали 1029 военнослужащих, в Иностранный легион нанялись около тысячи человек. Несколько небольших групп самовольно ушли на материковую Грецию, в Турцию, Болгарию. Однако основная часть (свыше 16 тысяч человек) сохраняли воинскую дисциплину, оставались верными солдатскому и офицерскому долгу и ждали решения своей судьбы командованием русской армии, которое вело переговоры о ее переводе в славянские страны — Югославию и Болгарию.

«Лемносское сидение», как и Галлиполи, Чаталджа, Бизерта, — это необыкновенный пример силы православного русского воинского духа. Да, были и слабые, отчаявшиеся, разуверившиеся. Но в большинстве своем люди в неимоверно трудных условиях, заброшенные на далекий от России остров, без каких-либо представлений о будущем уповали на Господа и слушали своих командиров.

Весьма показательно для настроений основной массы казачества письмо казака Ивана Андрианова, находившегося в феврале 1921 года в Константинополе, генералу П. Н. Врангелю. Приведем его почти полностью.

«Не желая оставаться в стране, где господствуют вандалы-большевики, я, хотя и не состоял в рядах армии Юга России вследствие преклонных лет, эвакуировался за границу, оставив на произвол судьбы как свое хозяйство, годами собираемое, так и близких родных, за исключением сына своего, казака 2-го Донского дивизиона1-й сотни Ивана Ивановича Андрианова… в настоящее время находящегося на острове Лемнос. Оторвавшись впервые от России, я чувствую, как тяжело мне на старости лет жить на чужбине, вдали от родных и близкого моему сердцу Дона. Все это подтачивает мои силы, и я боюсь, что не дожить мне до светлого праздника возвращения всех нас в Россию. А потому покорнейше прошу не отказать мне, прослужившему в свое время Родине честно и безупречно, в месячном отпуске моему сыну, дабы он имел возможность повидать отца и тем самым утешить мое одиночество. По окончании отпуска я сам отправлю его обратно исполнять и дальше свой священный долг перед нашей Родиной». На письме – резолюция командования: «Просить французов дать пропуск».

В июне 1921 года переброска казачьих частей и беженцев в Болгарию, Югославию, а также небольших групп в Константинополь и материковую Грецию действительно началась. Первый крупный транспорт отправился с острова 25 июня — на пароход погрузился отправлявшийся в Болгарию 5-й Донской Атамана Платова полк: 103 генерала и офицера, 1 священник, 696 казаков, 25 женщин, двое детей. Затем транспорты регулярно уходили в течение июля-августа. 30 августа с Лемноса выехали Донское Атаманское военное училище с офицерскими курсами (174 офицера, 217 юнкеров, 141 казак, 14 женщин, 8 детей) и Кубанское Алексеевское военное училище также с курсами (177 офицеров, 263 юнкера, 178 казаков, 31 женщина и 13 детей).

Последняя строевая часть донцов покинула остров 3 сентября 1921 года, а кубанцев — в октябре. Донской казачий корпус разместился в Болгарии, Кубанский, в основном, –  в Югославии. До декабря 1921 года на Лемносе еще находилась усиленная сотня, занимавшаяся ликвидацией лагеря в Калоераки, и около 300 беженцев. В декабре их перебросили в Галлиполи. И только потом они попали на болгарскую землю. С января 1922 по март 1924 на острове оставались двое чинов Донского казачьего корпуса (один из них есаул), в обязанности которых входило поддержание русских кладбищ в чистоте и порядке.

 

Вербенко Ю.В., член ОЖК, сибирский казак.

 

Литература:

1.      В.Х. Даватц , Н.Н. Львов, “Русская Армия на чужбине”, Белград, 1923.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЮБИЛЕЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

 

8 февраля 2019 года Российской академии наук исполняется 295 лет. Она была создана по распоряжению Петра Первого указом Правительственного сената от 28 января (8 февраля) 1724 года под названием Императорской академии наук и художеств в Санкт-Петербурге. Впоследствии она неоднократно переименовывалась: с 1836 года называлась Императорской Санкт-Петербургской академией наук, с июля 1917 года – Российской академией наук, с июля 1925 года – Академией наук СССР, с декабря 1991 года – Российской академией наук.

К моменту создания Академии наук в мире шло интенсивное накопление достоверных данных о природе, основанных на экспериментах и математических методах. Развитие промышленности, транспорта, горнорудного дела, торговли, культуры,  да и сама жизнь требовали развития науки для использования её результатов в практической деятельности в разных областях человеческой деятельности. Образование Академии наук было важной составляющей кардинального обновления  страны,  проводимого Петром Первым. Он стремился преодолеть отставание  России от передовых стран, укрепить российское государство и вовлечь его в общемировой процесс промышленного, научного и культурного развития.  Им было организовано интенсивное строительство новых фабрик и заводов, он издал несколько указов об организации просвещения и специального образования.

Как и при реализации других грандиозных проектов,  Пётр Первый основательно подошёл к организации первой в России Академии наук. Изучению опыта работы иностранных академий наук он посвятил несколько зарубежных поездок. Во время поездки во Францию он посетил Сорбонну, обсерваторию, Академию письменности и словесности и даже принял участие в заседании Королевской академии наук в Париже, в состав которой  полгода спустя он был принят в качестве иностранного члена за участие в составлении детальной карты Каспийского моря и его побережья. Он также посетил Лондонское королевское общество, Оксфорд, ряд музеев и научных лабораторий,  верфи Голландии.  Изучив организацию и опыт работы этих организаций, Пётр Первый утвердился во мнении о необходимости создания в России не только академии наук, но и сети научно-учебных центров, университетов.

Среди западноевропейских  учёных, оказавших влияние на императора, особое место занимает великий немецкий  философ, математик и организатор науки Леонард Лейбниц. Поскольку в тот момент в России отсутствовали дипломированные учёные, Пётр Первый назначил его тайным юстиц-советником и поручил опекать научные учреждения. Именно по совету Лейбница он начал создавать академию и приглашать для работы видных иностранных учёных и профессоров. Однако по своей структуре и задачам Российская академия наук значительно отличалась от западных академий. Во-первых, понимая, что создание академии на частной или общественной основе приведёт проект к провалу, Петр предусмотрел создание академии, как государственного учреждения с финансированием за счёт казны. Во-вторых, академия создавалась в комплексе с университетом и гимназиями, её члены были обязаны вести преподавание и индивидуально вести одного-двух воспитанников, которые впоследствии смогли бы их заменить. Этим обеспечивалась ускоренная подготовка отечественных научных и преподавательских кадров для академии, университета и гимназий. Вместе с тем в европейские университеты и академии направлялись на учёбу и стажировку перспективные молодые учёные. Среди них был и знаменитый в дальнейшем учёный Михайло Ломоносов, прославивший отечественную науку. Торжественное открытие Императорской академии наук и художеств состоялось уже после кончины Петра – 27 декабря 1725 года (7 января 1726 года по новому стилю).  Первым её президентом стал Лаврентий Блюменпрост. Начальный состав академии включал только иностранных специалистов. По мере подготовки отечественных учёных и профессоров они постепенно заменяли иностранцев. Одним из первых российских учёных начал работать в академии вернувшийся в 1742 году из заграничной командировки в Германию  Михайло Ломоносов, который в числе первых четырёх российских учёных был назначен профессором химии  в Московском университете, впоследствии названный его именем, и возведён в ранг членов Академии.  В 1746 году он выпустил учебник по экспериментальной физике на русском языке, по которому учились несколько поколений студентов. Ломоносов проявил себя, как чрезвычайно разносторонний учёный. Он открыл закон сохранения массы, впоследствии экспериментально подтверждённый французским учёным Лавуазье. В 1748 году Ломоносов создал первую в России научно-исследовательскую и учебную лаборатории и построил завод художественного стекла. Он провёл обширные исследования в области горного дела,  астрономии. Велика его роль в развитии русского языка, он создал учебник «Российская грамматика».

Наибольшее число научных открытий было сделано отечественными учёными в советское время в разных отраслях науки, в первую очередь в области физики, что в значительной мере обеспечило паритет нашей страны в создании  ядерного и ракетного оружия в противостоянии с потенциальными противниками.

Наша страна подарила миру немало научных открытий, сделанных отечественными учёными, многие из них стали Нобелевскими лауреатами. Среди них десять учёнлен ОЖКых за выдающиеся открытия в области физики, два - в области медицины, по одному в области химии и экономики.  Это звание было присвоено также пяти нашим поэтам и писателям.

 

Смирнов А.В., член ОЖК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оксана Локтева*

 

И ГРЯНУЛ… III МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРЕМЛЕВСКИЙ КАДЕТСКИЙ БАЛ

 

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_8874.jpg2018 – необычный год для всех почитателей и хранителей бальной культуры России. Расцвет балов пришёлся на XVIII и XIX века. Главными фигурами в бальной церемонии были офицеры, они пользовались успехом у прекрасной женской половины. Их стать и выправка, боевые ордена и блестящие эполеты привлекали внимание всех участников бала.

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_8669.jpgНачиная с петровской эпохи во всех государственных высших и средних учебных заведениях, высших школах, иностранных пансионах танец стал обязательным предметом. Его изучали в Царском Лицее и в скромных ремесленных и коммерческих училищах. В России не только прекрасно знали все новейшие и старинные бальные танцы, но умели исполнять их в благородной манере. Иностранные специалисты - владельцы частных танцевальных классов - невольно перенимали русскую манеру обучения. Танцевальная культура России в XIX веке стояла на большой высоте. Русская школа классического танца с каждым десятилетием, с каждым новым творческим этапом заявляла о себе как о сильной художественно-педагогической системе. Петербург и Москва постепенно становятся самыми значительными хореографическими центрами Европы. Русский бал – это школа благородства!

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_8626.jpgСегодня энтузиасты хотят восстановить незаслуженно забытые добрые и хорошие традиции, одной из которых является традиция проведения балов, соприкосновение с эстетикой классического танца. Бал - это не просто праздник танца – это школа этикета, наше культурно-историческое воспитание. Делается многое, чтобы молодые люди принимали участие в подобных мероприятиях, повышали свой общекультурный уровень.

11 декабря 2018 г. в Московском Гостином Дворе традиционно состоялся III Международный Кремлевский Кадетский Бал. В этом году мероприятие приурочено ко Дню Героев Отечества, 75-летию со дня образования Суворовских военных и Нахимовских военно-морских училищ, а также 300-летию бальной культуры в России!

Организаторами МККБ являются:

Н. Т. Антошкин - Председатель Оргкомитета МККБ, Герой Советского Союза, депутат Государственной Думы ФС РФ, Председатель Правления Клуба Героев, Заслуженный военный летчик РФ, генерал-полковник, член Учредительного Совета ОМТ;

Х. М. Совмен - Председатель Попечительского совета МККБ, кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, государственный и общественный деятель;

Ю. Ю. Кирпичникова - Организатор проекта, Президент Благотворительного фонда Юлии Кирпичниковой по поддержке социально-экономических программ.

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_9023.jpgТрадиционный ведущий всех предыдущих Балов и нынешнего Бала - Заслуженный артист России, певец и композитор Дмитрий Дунаев.

Руководитель пресс-службы МККБ, член Оргкомитета МККБ Людмила Ванина.

Председатель Оргкомитета МККБ, депутат Государственной Думы ФС РФ, Герой Советского Союза, Заслуженный военный летчик РФ, генерал-полковник Николай Антошкин отметил, что в мероприятии принимают участие воспитанники ведомственных кадетских учреждений из всех силовых структур: Минобороны РФ, СК РФ, МВД РФ, МЧС РФ, ФСО РФ, ФСБ РФ, Росгвардии из различных регионов Российской Федерации.

Традиционно гостями Бала стали Герои Советского Союза и России, известные политические и общественные деятели, делегации посольств иностранных государств.

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/oksana_s_evgeniem_dogoj.jpg Приглашение на бал получили воспитанники кадетских училищ из 60 регионов России.

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_8622.jpg«Приветствую организаторов, участников и гостей III Международного Кремлевского кадетского бала - уникального военно-патриотического проекта. Являясь одновременно и праздником, и школой этикета, Кремлевский кадетский бал, как одна из значимых форм патриотического и духовно-нравственного воспитания, станет важным событием в жизни каждого суворовца, нахимовца и кадета, эстафетой памяти Героев России», - говорится в поздравлении заместителя Министра обороны – начальника Главного военно-политического управления ВС РФ Андрея Картаполова, которое зачитал на балу председатель оргкомитета, герой Советского Союза Николай Антошкин.

Международный кремлевский кадетский бал является рекордсменом России в номинации «Наибольшее количество кадетов в одной локации». В этом году количество кадет, участвующих в балу, составило 1 800 человек.

Кадеты готовились к этому событию несколько месяцев. Учащиеся тщательно и увлечённо разучивали хореографические композиции: полонез, различные вальсы – фигурный, испанский, экосез, гавот,…польки, мазурки, падеграс, французскую и московскую кадриль,…Сочетание внешней и внутренней культуры – Благородный Образ, изящество – как подсказывают нам словари – это тонкая и строгая художественная соразмерность, и красота, музыкальность, чувство ритма, и – самое главное – деликатность! Вот главные качества на Балу.

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_8664.jpghttp://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/IMG_8627.jpgИзящность как качество личности – способность к проявлению изысканно-грациозной красоты, художественного вкуса, утончённости, тонкой художественной соразмерности форм – всё это присуще гостье бала – московской художнице, члену Общественного Совета ОМТ Аиде Лисенковой. Аида - член Творческого Союза Художников России (ТСХР). Она создала галерею образов наших современников. Работает в жанре портрета, пейзажа, натюрморта, книжной графики. Автор серии из 300 портретов «Они прославили Россию», серии из 110 портретов Героев Советского Союза, РФ и Полных Кавалеров ордена Славы для Музея Героев г. Москвы (филиал музея-панорамы «Бородинская битва»)…

Россия богата талантами. Поэты и музыканты, мастера слова и смычка, создают шедевры высокого вкуса.

Среди них, конечно, Евгений Дмитриевич Дога, чей бессмертный вальс ежегодно звучит на этом кадетском балу.

http://www.omttv.ru/_tbkp/1-omt-28/1-omt-38/oksana_viktorovna_lokteva.jpgДавайте и мы все припомним добрые песни и возвышающие душу мелодии, наполним музыкой сердца.

*Оксана Викторовна Локтева – Президент Академии истории и культуры российского казачества, Академик международной Славянской Академии, доктор наук МГУ им. М.В. Ломоносова, автор книги-путеводителя "Крым 2014", вице-президент РОО «Бородино 2045», участник международного клуба исторического бального танца «Падеграс».

**Фото О. Локтевой.

*** На Балу присутствовали корреспонденты и съемочная группа Общественного московского телевидения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПОДВИГ КОЗЬМЫ КРЮЧКОВА

 

В ту пору он стал героем для всей России. В советское время его подвиг объявили несуществующим, а имя его подвергли осмеянию и поношению.

 

Происхождение

Козьма Фирсович Крючков, уроженец Усть-Хопёрской станицы Войска Донского, происходил из потомственной семьи казаков-единоверцев (старообрядцев в унии с православной церковью). В школе не учился, но выучился грамоте дома. Как все казаки, готовился к службе. Знал и старинные приёмы кавалерийской рубки, чем искони славились казаки.

В 1911 году был призван на действительную военную службу. До того успел жениться, детей, по-видимому, ещё не было, во всяком случае источники про них не упоминают. Начало Первой мировой войны застало его в чине приказного (ефрейтора) в 3-м Донском полку имени Ермака.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1034365/pub_5c25d6ce8ac44000a993042a_5c25daa6cb325f00add26aae/scale_600

Легенда

Первые дни войны были временем стычек отдельных отрядов и разъездов, пока армии только проходили мобилизацию и готовились к выступлению. О происшедшем бое ходили потом приукрашенные легенды. Их первоисточником послужил рассказ самого Крючкова.

В ночь на 30 июля Крючков вместе с тремя товарищами (Астаховым, Иванковым, Щегольковым) проводил разведку в приграничной полосе в Литве и заночевал в небольшом леске. Наутро казаки обнаружили разъезд из 27 немецких кавалеристов. Те тоже заметили казаков и решили, пользуясь своим численным преимуществом, захватить их в плен или расправиться с ними. Казаки не растерялись и, поскакав навстречу врагу, срубились с ним врукопашную.

Сам Крючков, по его словам, получил 16 лёгких режущих и колотых ран, но лично зарубил и заколол 11 немцев. Всего же четверо казаков уложили 24 немцев.

Крючкову лично приколол орден св. Георгия 4-й степени командующий 1-й армией генерал П.К. Ренненкампф. Крючков стал, таким образом, первым георгиевским кавалером на Великой войне. Георгия получили и все трое его товарищей.

Легенда сыграла большую роль для поднятия боевого духа Русской армии. Но в описании боя сразу появились обоснованные сомнения. И несколько странно, что в дальнейшем столь умелые и бесстрашные бойцы ничем не проявили себя на фронте.

Участники того боя Козьма Крючков, Иван Щегольков и Василий Астахов

 

Участники того боя Козьма Крючков, Иван Щегольков и Василий Астахов

 

Что было на самом деле

Михаил Шолохов в «Тихом Доне» описал события так, чтобы показать этот бой реально не существовавшим, выдуманным патриотической пропагандой. А Крючкова изобразил как фиктивного бойца, который потом играл роль героя в столичных салонах, где на него глядели как на диковину. Однако дыма без огня не бывает. Бой наверняка был.

В 1926 году в Белграде вышел очередной номер Военного сборника белоэмигрантского Общества ревнителей военных знаний,. В нём были опубликованы воспоминания генерала Карла Адариди. Есть там и упоминание о подвиге Крючкова, не названного по имени. Там рассказывается о первом раненом и награждённом на войне.

Взвод конвойной полусотни Оренбургского казачьего полка столкнулся с конным разъездом 10-го егерского полка немцев и после короткой стычки обратил его в бегство. Один немец был убит. С русской стороны был ранен только один казак. Он и стал, по этим воспоминаниям, первым награждённым в ходе Великой войны.

 

Гибель Крючкова

Однако это описание не согласуется с послужным списком Крючкова – не совпадают номера и названия воинских частей. Так что реальная история остаётся пока не выясненной до конца.

Но Козьма Крючков действительно существовал и впоследствии геройски погиб. Он дослужился до младшего офицерского чина хорунжего (подпоручика). Воевал в белоказачьей Донской армии. 5 (18) августа 1919 года он пал смертью храбрых на гражданской войне в бою с красными карателями, истреблявшими казаков.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/42056/pub_5c25d6ce8ac44000a993042a_5c25dae7746a3900a9ef0e7a/scale_600

Телеграмм канал
История Российской Империи. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАК КОЗЛУДЖИ СТАЛО СУВОРОВО — ТРИУМФАЛЬНАЯ ПОБЕДА МОЛОДОГО ПОЛКОВОДЦА

 

На заключительном этапе Русско-турецкой войны 1768—1774 годов неподалеку от болгарского селения Козлуджи состоялась битва между русской и турецкой армиями. Русскими командовал фельдмаршал Румянцев, османским войском — Хаджи-Абдул-Резак.

Благодаря решительным действиям командира корпуса, генерала-поручика Суворова, и командующего дивизией, генерала-поручика Каменского, русская армия победила, значительно ускорив окончательный разгром Османской империи.

В честь русского полководца городок Козлуджи был переименован в Суворово, название сохранилось и по сей день.

 

Через Дунай на турков

Основной задачей русской армии, сражавшейся с турками на Балканах, был захват крепости Шумла — там находилась ставка османских военачальников. Неподалеку от нее располагалась армия османского визиря Хаджи-Абдул-Резак, который, заняв удобную оборонительную позицию на подступах к городу, активных действий не предпринимал.

Иллюстрация из «Военной энциклопедии И. Д. Сытина». Карта местности близ Козлуджи

Д. Левицкий. Портрет А. В. СувороваИллюстрация из «Военной энциклопедии И. Д. Сытина». Карта местности близ Козлуджи

 

Войска Каменского и Суворова отдельно друг от друга форсировали Дунай и, продвинувшись вглубь Болгарии, 20 июня 1774 года объединили силы неподалеку от города Базарджик (сейчас Добрич). Общая численность армии под началом двух военачальников составила порядка 24 тысяч солдат. По приказу графа Румянцева главнокомандующим объединенной армии был назначен генерал-поручик Каменский.

 

Д. Левицкий. Портрет А. В. Суворова

 

Атака казаков

Оставив в полевом лагере уставшую от длительного перехода пехоту, командующие во главе конного авангарда решили разведать дальнейшую дорогу на Шумлу. Дорога пролегала через Делиорманский лес, сразу за которым располагалось поселение Козлуджи.

К полудню на выходе из рощи передовые отряды казаков заметили среди деревьев турецкий разъезд и сразу бросились в атаку. Враг спешно отступил, а разгоряченная погоней русская конница выскочила из леса и наткнулась на османскую армию численностью около 40 тысяч.

 

Неравная битва

Турки немедленно атаковали выскочивших на открытое пространство конников, стараясь зайти с флангов и отрезать их от основного войска. Казаки стали отступать к опушке и смешались с движущимися на встречу отрядами русской армии.

Узкая дорога и зажатая со всех сторон окраина леса мешала маневрам русских войск, но в то же время не позволяла противнику атаковать во фланг.

Каменский, быстро оценив ситуацию, отправил в лагерь гонца за подкреплением и бросил на помощь казакам три эскадрона кавалерии. Тем временем Суворов выстроил против турецких войск три батальона пехоты из гренадер и егерей. Из-за стесненности поля боя турки не могли задействовать всю свою армию, что уравновесило силы сторон.

Неизвестный художник. Сражение при Козлуджи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Неизвестный художник. Сражение при Козлуджи

 

Спустя некоторое время отрядам Суворова удалось оттеснить противника от леса и занять позиции напротив холмов, на которых расположились турки. Вовремя подошедшее подкрепление помогло отбить контратаку врага.

Когда из лагеря к месту сражения, наконец, подоспела русская артиллерия, Суворов повел своих солдат на штурм и опрокинул неприятеля. Османы отступили в свой лагерь. Бой довершил пушечный обстрел и последовавшая за ним штыковая атака. Противник обратился в беспорядочное бегство. Спеша покинуть поле боя, турки даже бросили в лагере три десятка пушек и транспортный обоз.

Войско Хаджи-Абдул-Резака отступило к Шумле, которая вскоре была осаждена армией Каменского.

 

 

Фиаско Блистательной Порты

Так и не сумев деблокировать свою крепость и потерпев неудачу на всех остальных фронтах, 21 июля 1774 года османы окончательно сдались.

С. Торелли. Аллегория победы Екатерины II над турками

С. Торелли. Аллегория победы Екатерины II над турками

 

Турция подписала крайне невыгодный для себя Кючук-Кайнарджийский мирный договор, по которому за Россией закреплялось право иметь свой флот на Чёрном море, а также свободно проходить через Босфор и Дарданеллы.

 

Истории об истории

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

1

Бессмертный полк обороны и просвещения

3

1.1

Обращение к читателям альманаха

«Защитим нетленные мощи достославного казака Земли Русской Ильи Муромца!»

3

1.2

Аушев В.П. Возвращение достославного казака Ильи Муромца

(Новогодняя фантасмагория)

5

1.3

275 лет со дня рождения Фёдора Фёдоровича Ушакова, непобедимого адмирала Русского Флота

20

1.4

10 февраля 1784 года указом Екатерины II порт и крепость на Чёрном море получил название «Севастополь»

27

1.5

Городу-герою Севастополю – 235 лет. Краткая история его создания и развития

33

1.6

Сулима В.И. О забытых героях Империи (окончание)

36

1.7

Погребной В.Х. Тамбовская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

48

1.8

Локтева О.В. Русский живописец Василий Иванович Суриков из казаков

56

1.9

Кантемиров Б.Н. Кубань - моя родина. Космонавтика - моя жизнь

59

2

Кочетов В.Н. Донской казак –генерал США

63

3

470 лет со дня созыва Первого Земского Собора

74

4

Кочетов В.Н. Игнат Некраса. Некрасовцы

77

5

Вербенко Ю.В. Кубанцы и донцы генерала П.Н. Врангеля в лагерях острова Лемнос (Греция)

81

6

Смирнов А.В. Юбилей Российской Академии Наук

85

7

Локтева О.В. И грянул… III Международный кремлевский кадетский бал

87

8

Легендарный подвиг Козьмы Крючкова

90

9

Как Козлуджи стало Суворово — триумфальная победа молодого полководца

93