ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ КАЗАЧЕСТВА
Наши награды

Скачать оригинал газеты

image002

СВЯТООТЧЕСКИЕ НАСТАВЛЕНИЯ ПРЕПОДОБНЫХ СТАРЦЕВ, МУДРЕЦОВ, МЫСЛИТЕЛЕЙ

 

                                                               Мощи святых в Москве

Мощи святых - это нетленные останки праведников, которые благодаря своему образу жизни были канонизированы. Часто и после смерти у могил благочестивых христиан продолжают происходить чудеса. Словно Благодать Божия осеняет всех тех, кто приходит поклониться праху святых. Священнослужители двух основных христианских конфессий - православные и католики - считают, что мощи наделены благотворными целительными свойствами. Дабы укрепить веру и умы прихожан данные реликвии должны присутствовать в каждом Храме.

Традиция сохранения останков известных патриархов восходит к далёкой древности. Первые христиане не желали осквернения останков своих проповедников, потому прах наставников веры старались уберечь от осквернения. Они сбереглись в различных формах - цельным скелетом, фрагментами остова или отдельными костями. Нередко при транспортировке мощи терялись, а затем, спустя многие лета, находились. Священнослужители практиковали разделение останков на части и хранение в различных церквях, дабы большее количество прихожан могло соприкоснуться со святыней. Конечно, случались и фальсификации мощей. По этой причине подлинность части останков святых остаётся под вопросом.

Официально статус святых мощей был признан на Втором Никейском Соборе (Седьмом Вселенском Соборе) в 787 году. Главы церквей пришли к единому мнению, что Господь через нетленный прах праведников передаёт своё благословение христианской пастве. Почитать их следует также, как и самих праведников и патриархов, поскольку костям придали особый литургический статус. Вблизи могил мучеников и святых людей стали вскоре воздвигаться храмы. Вскоре архиереями был принят закон, что любая выстроенная церковь в

обязательном порядке освящается в присутствии мощей. Данное правило соблюдается по сию пору.

Особый статус мощи приобрели благодаря своим чудотворным свойствам. Отцы церкви заметили, что приходящие поклониться останкам праведников люди исцеляются, обретают помощь в трудную минуту, испытывают благодать. Не следует однако понимать, что каждые нетленные останки христианина автоматически становятся святыми мощами. В силу ряда естественных

 

 

причин тело может быть мумифицировано, однако прижизненные деяния не позволяют праху придать сакральный статус.

В Москве мощи святых наличествуют во многих храмах. Их также привозят из других российских монастырей и церквей. Часто о том, чьи мощи и где выставляются извещают на интернет-страницах соответствующей церкви. Хотя большая часть столичных храмов открыта ежедневно для посещения, все же рекомендуем поинтересоваться часами работы перед визитом.

 

Мощи святой Матроны Московской

 

Святая Матрона Московская была канонизирована относительно недавно, но считается одной из самых почитаемых в столице. Житие её пришлось на начало прошлого века. Она пережила революцию, становление советской власти, Великую Отечественную войну. В те года верующие во Христа подвергались гонениям и осуждению. Тем не менее, слепая от рождения, с разбитыми параличом ногами в 17 лет, Матрона проявила истинную стойкость к выпавшим на её долю лишениям. Как могла, она старалась разжечь в душах прихожан огонь

веры, своими напутствиями и наставлениями помогала в тяжелейших жизненных ситуациях.

Согласно многочисленным свидетельствам, до своей смерти в 1952 году Матрона совершила немало чудес исцеления, давала верные предсказания. За благие деяния возрождённая Русская православная церковь причислила её к лику святых. Ныне мощи святой Матроны находятся в ризе Покровского монастыря. Но и к кенотафу на Даниловском кладбище, где было совершено первоначальное захоронение до сих пор приходят толпы страждущих за обретением душевного спокойствия, исцеления, ниспослания благодати.

 

Мощи Николая Чудотворца

 

Существуют святые, одинаково почитаемые как католиками, так и православными. Одним из них является святой Николай Чудотворец. В IV-м веке н. э. он занимал пост архиепископа в городе Мира (Ликия, Восточная Римская империя). Во время служения Господу он не раз являл чудеса перед своими прихожанами, помогал добрым советом, примирял разногласия, заступался за обиженных. Случались на его веку и чудесные воскрешения. После смерти святого к ризе с его останками стекались толпы христиан для поклонения. Ценность мощей была настолько велика, что в годы турецкого правления они были тайно вывезены итальянскими моряками и сохранялись в городе Бари.

Со временем фрагменты праха Николая Чудотворца разошлись по свету, дошли и до православных земель. Наиболее полные останки продолжают пребывать в Венеции и Бари - главные места поклонения святому. В Москве частицы мощей находятся в 25 храмах: Новодевичьем женском монастыре, Даниловском монастыре, Храме-музее св. Николая в Толмачах и ряде других церквей. Летом 2017 года рака с ребром св. Николая была привезена в Россию, и ей поклонились сотни тысяч верующих.

 

Мощи благоверного князя Дмитрия Донского

 

Князь Дмитрий Иоаннович Донской во всех исторических летописях упоминается как ревностный защитник русской земли, доблестный воин, победитель Золотой Орды. Жизнью он жил праведной, был примерным семьянином и глубоко верующим человеком. Также известен как строитель белокаменного Кремля. Канонизирован Дмитрий Донской на Поместном соборе Русской православной церкви в 1988 году. Впрочем, задолго до причисления клику святых его почитали как покровителя российской столицы, образцом для подражания. Ныне мощи святого покоятся в Архангельском соборе Кремля рядом с прахом других членов его рода.

 

 

 

 

 

Мощи преподобного Сергия Радонежского

 

Житие преподобного Сергия Радонежского настолько примечательно, что в середине XX века Римская католическая церковь его также причислила к сонму своих святых. Как подвижник христианства, он основал немало монастырей, наиболее известным из которых считается Троице-Сергиев монастырь. Святой Сергий активно распространял христианскую веру, был наставником многих церковных деятелей. Его усилия были также направлены на объединение русских земель.

При жизни преподобным было совершено немало чудес исцеления, воскрешения, усмирения гордыни, примирения. Клику святых Сергий Радонежский были причислен уже через полвека после своей кончины. Ему молятся желающие постигнуть науки, выиграть судебную тяжбу, пребывающие в смятении. Ныне святые мощи размещены в Троице-Сергиевой Лавре, доступ к ним открытый.

 

Мощи Георгия Победоносца

 

Святой великомученик Георгий изображён на гербе Москвы и является покровителем столицы России. Видный христианский деятель, в средние века он считался образцом рыцаря и защитника христианской веры. В своё время Георгий был одним из полководцев войска императора Диоклетиана. Когда монарх узнал о вероисповедании своего подчинённого, то подверг его жестоким пыткам на протяжении 7 дней. На 8-й день Георгий изгнал бесов из храма Аполлона и низвергнул идолов. Историю о повергнутом Змее следует считать иносказанием заступничества Георгий за христиан в Бейруте.

Фрагменты останков великомученика располагаются во многих храмах мира. В 1998 году Патриарх Иерусалимский Диодор даровал частицу мощей Российской православной церкви. Ныне поклониться им можно в храме Георгия Победоносца на Поклонной горе.

 


Март

01.03 Прощеное Воскресенье Масленица

02.03 Первая седмица Великого поста, чистый понедельник

08.03 Неделя 1-ая Великого поста.

14.03 Родительская суббота 2-ой седмицы Великого поста.

20.03 Иконы Божией Матери «Споручница Грешных»

21.03 Родительская Суббота 3-ей седмицы  Великого поста.

22.03 Сорока мучеников Севастийских. Неделя 3-я Великого поста, Крестопоклонная

28.03 Родительская суббота 4-ой седмицы Великого поста.

29.03 Прп. Иоанна Лествичника,                            ( переходящее празднование в 4-ю неделю Великого поста )

Апрель

07.04 Благовещение Пресвятой Богородицы.

08.04 Собор Архангела Гавриила.

11.04 Лазарева суббота

12.04 Вход Господень в Иерусалим. Вербное Воскресенье.

Прп. Иоанна Лествичника, игумена Синайского

16.04 Великий четверг

17.04 Великая пятница. Вынос плащаницы.

19.04 СВЕТЛОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО. ПАСХА

26.04 Неделя 2-я по Пасхе, Антипасха или ап. Фомы

28.04 Радоница (поминовение усопших)                        


 

 

 

 

СТИХИ СЕРДЕЧНОЙ ПАМЯТИ

Нина БЫКОВА (г.Лыткарино)

 

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

 

                      Еще вчера была война.

                      Конца её никто не ведал.

                      А утром, сквозь завесу сна,

                      Громоподобное: «Победа!»

                      И сердце, помню и сейчас,

 


Остановилось на мгновенье.

Пробил Победы нашей час!

И помнит наше поколенье,

Как всё живое в этот день

Ту радость с нами разделяло –

В саду махровая сирень,

Как никогда, благоухала,

Земля счастливая цвела

/И, мне казалось, что звонили

В то утро все колокола.

Какие только в мире были.

 

Солдат, пилотку набекрень,

Смеясь, плясал самозабвенно.

Наверно, не было в тот день

Счастливей нас во всей Вселенной.

А с наступленьем темноты

Москва опять салютовала –

И звезд гирлянды, как цветы,

с высот к ногам солдат бросала.

И все мы верили тогда,

Что после праздника Победы

Уйдут из жизни навсегда

Все наши горести и беды.

Но хмурит брови шар земной –

Вновь неспокойно в мире стало,

А мы хотим, чтоб наш покой

И тень войны не омрачала.

 

Поклон погибшим всем земной,

И пусть пунцовые тюльпаны

Горят в руках у ветеранов

Как символ мира в день святой!

 


*************************************************************************************

Татьяна УВАРОВА  

 (г. Дзержинский)

 

Я – ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПОБЕГ

Моей матери Елене Медведевой,

солдату Великой Отечественной войны.

 


Я – послевоенный побег

Любви сорок пятого года.

Мой голос взрастила в себе

Девчонка в солдатских погонах.

Сквозь боль многочисленных тризн,

Шагая в грязи по колено,

Мне право давала на жизнь

Ефрейтор по имени Лена.

И в долгом бою за меня

Сносила неженские беды

Во славу великого дня,

Когда прогремела победа.

 

Шли будни потом нелегко:

Труду всенародная ода.

Всосала с её молоком

Я гордое слово - «свобода».

От матери – главное в нас.

Мы, может быть, ростом не вышли,

Но в самый решающий час

Мы станем сильнее и выше.

И, если огнем опалит

Родимые кровли и пашни,

Швырнет не минутный порыв

Сразиться с врагом в рукопашной.

Я с теми уйду в этот бой,

Кто старшим – надёжная смена.

Меня воспитала такой

Ефрейтор по имени Лена.

 

 

 

 

 


 

А.П. Чехов и казачий Таганрог.

 

А.П.Чехов родился и вырос в Таганроге, купеческом и полиэтническом городе, в котором большинство населения составляли малороссы. Малоросские корни были и у писателя, о чем он в шутку сообщал Д.В.Григоровичу: «В моих жилах течет ленивая хохлацкая кровь, я тяжел на подъем и не люблю выходить из дому...». В1887 году по политическим и экономическим причинам было принято решение включить Таганрог в Область Войска Донского. Жителями Таганрога присоединение оценивалось неоднозначно. П.Ф. Иорданов, общественный деятель и в будущем член Городской думы, писал А.П. Чехову, которого знал еще по гимназии: «Вы должны знать, что с1887 г. Таганрог утратил свое прошлое. Произошло это, когда... нас присоединили к печенегам...». Другой таганрогский знакомый писателя с горечью замечал: «...по-видимому, казаки смотрят на Таганрог как на завоеванный край». Уехавший из Таганрога А.П. Чехов вряд ли принял перемены близко к сердцу. Об этом свидетельствуют редкие упоминания тех событий в переписке писателя. В письме дяде, М.Е. Чехову, 20 июня 1886 года, когда вопрос находился еще в стадии обсуждения, он интересовался: «Что у вас поговаривают о присоединении Таганрога к Донской области?». 30 ноября 1887года университетский товарищ писателя доктор И.В. Еремеев, из казаков, писал об этом уже как о деле решенном: «С нового года должно быть присоединение Таганрога к Области Войска Донского, и я надеюсь получить место помощника окружного врача». В своих оценках присоединения Таганрога А.П. Чехов был скорее нейтрален. 23 июня 1887 года он писал Г.М. Чехову: «Поздравляю с “присоединением”. Думаю, что Таганрогу оттого не будет ни лучше, ни хуже. Впрочем, быть может, будет больше внешнего порядка, будет единая власть вместо градоначальника, который решительно был бесполезен и для Таганрога не нужен».

Однако в творчестве писателя эти события нашли яркое отражение. Говоря о «предпосылках чеховского творчества и составляющих чеховского мира», В.Б. Катаев среди «разнообразных культурных и цивилизационных волн», столкнувшихся в Таганроге — родине А.П. Чехова, назвал и казачество. К сожалению, это утверждение осталось едва ли не единственным в специальной литературе. Многие этнокультурные реалии чеховских произведений непонятны современному читателю в силу их региональной специфики. Однако они позволяют выявить в чеховских текстах те смыслы, которые заложены в их структуре, но обнаруживаются только в южнорусском контексте. Такая своеобразная традиция, как казачья, не могла не попасть в поле зрения писателя, несомненно встречавшегося с ее проявлениями в повседневной жизни и в путешествиях по Приазовью и Донскому краю.

 

Памятник А. П. Чехову в Таганроге. Скульптор Д. Лындин.

 

 Для понимания взаимодействия А.П. Чехова с казачьей культурой и идентичностью особенно важны рассказы «Казак» (1887г.), «Печенег» (1897г.) и повесть «Степь» (1888г.). Эти произведения можно рассматривать как форму описания писателем своей родины, форму познания и принятия ее, как своеобразный текст самоописания. И роль А.П. Чехова в культурном развитии региона, который им гордится, состоит еще и в том, что он создал художественный язык для выражения локальной приазовско -донской культуры, в том числе казачьей. В художественном сознании А.П. Чехова сосуществовали казачество как социальное явление, как тип ментальности, действительный уклад жизни казаков и богатейшая казачья культурная традиция с ее особой пространственной символикой, специфически «мужским» содержанием, героикой и удалью.

В одном из писем он рассказывал о своем пребывании у донского помещика Г.П. Кравцова: «Жил я в последнее время в донской Швейцарии, в центре так называемого Донецкого кряжа:

горы, балки, лесочки, речушки и степь, степь, степь... Жил я у отставного хорунжего, обитающего на своем участке вдали от людей. Кормили меня супом из гуся... будили стрельбой из ружей (в кур и гусей, которых здесь не режут, а стреляют)... тем не менее, жилось мне превосходно. Впечатлений тьма...»  В.Б. Катаев заметил: «Но Чехов знал также, что молодой казак Петя Кравцов, которого он репетировал в гимназические годы, впоследствии возмужав и получив офицерский чин, уже носил пенсне и вводил у себя по книгам агрономические усовершенствования».

Во время поездки на родину в 1887 году А.П. Чехов побывал на казачьей свадьбе в Новочеркасске— столице донского казачества. О своих впечатлениях он писал родным: «Вчера и третьего дня была свадьба, с музыкой, бабьим «козлогласием» и возмутительной попойкой. Такая масса пестрых впечатлений...». Человеку, воспитанному на классической музыке и выросшему в Таганроге, где если и пели народные песни, то большей частью малоросские, казачья песенная манера не могла не показаться странной. Малоросские песни мелодичные, задушевные; казачьи — по преимуществу бодрые, боевые. Малоросские песни льются, казачьи — поются громко, открытым голосом (как говорят сами исполнители, их надо «орать»). Народная песня малороссов всегда исполняется с подголоском, который «забирает» мелодию либо вниз, либо вверх. Подголосок казачьей песни исключительно верхний, высокий. По словам А. Листопадова, известного собирателя донских песен (его основные экспедиции приходились на 1902–1903гг.), подголосок— это «душа песни.  Его сопровождение дает песне ширь и свободный размах, свойственные исконной казачьей песне и обусловленные историческим складом боевой жизни донских казаков.  На общем фоне музыкальной картины, которую образует основная мелодия с сопровождающими ее вариантами других голосов, легкие, оригинальные мелодические переливы и скачки подголоска дают впечатление полноты и своеобразной законченности». Этот высокий подголосок казачьей песни называется «дишка’нт». В такой манере— «дишканить», или «подголашивать»— исполняются и «мужские», и «бабьи» песни, причем женщины еще больше держатся песенной традиции. Видимо, исполнение песен с этим очень высоким подголоском А.П. Чехов и назвал «козлогласием» (в прямом смысле— высоким «подголашиванием»). Ироническая манера писем А.П. Чехова не может нас обмануть.

5 марта 1889 года в письме А.С. Суворину он подобным образом характеризовал понравившееся ему пение цыган: «Их пение похоже на крушение поезда с высокой насыпи во время сильной метели: много вихря, визга и стука». Появление в произведениях А.П. Чехова образа степи связывают с путешествием писателя по Приазовью и Придонью. Действительно, этот образ мы встречаем в рассказе «Счастье», и разворачивается он во всей полноте в повести «Степь». Но мало кто замечает, что в повести образ степи складывается отчасти под влиянием казачьей культурной традиции, что хорошо видно при сопоставлении гоголевских и чеховских степей, например, с тургеневскими.

 Упоминание о Н.В. Гоголе здесь не случайно. Его степь в «Тарасе Бульбе»— это не просто природный ландшафт, а мир казачества. Думается, А.П. Чехов назвал Н.В. Гоголя «степным царем» не потому, что тот лучше всех описал степь, а потому что он изобразил степь так, как ее понимали на юге России, в Приазовье и на Дону. То, что А.П. Чехов связывал степь с казаками, косвенно следует из слов В.А. Гиляровского: «Нет, Антоша, не пивать тебе больше сливянки, не видать тебе своих донских степей, целинных, платовских, так прекрасно тобой описанных...» А.П. Чехов и Н.В. Гоголь воспроизводят стереотипно-казачье представление о степи, хотя у Чехова из явных «казачьих» отсылок— только песня «Наша матушка Расия всему свету га-ла-ва!» (именно так поет ее в повести «Степь» Кирюха). Степь у казаков— это полое, порожнее пространство, территория молодечества и испытания, Дикое Поле.

Вступление в казачье сообщество мальчиков рассматривалось как символическая смерть. У малоросских казаков мальчик именно в 9 лет поступал в Сечь, в группу «молодиков», что было частью процедуры посвящения в казаки. «Молодиков» часто подвергали ритуальным осмеяниям и испытаниям. Собственно, так происходит в любом обрядовом комплексе посвящения/испытания, но казачья традиция дожила до наших дней. Степь— это еще и специфически мужское пространство. Мотивы мужского сообщества и пребывания героя в экстремальных условиях в чеховской повести могли быть навеяны именно «казачьими» впечатлениями писателя. Быт казаков был более архаичен, чем быт русских крестьян. Казаки воспитывали мальчиков в возрастных

мужских сообществах. Мужские качества, в том числе умение драться и постоять за себя, поощрялись общиной и являлись обязательным условием для вступления в нее. Значимой деталью, указывающей на наличие региональных традиционных представлений в повести «Степь», является красная рубаха Егорушки. Красный цвет имеет связь с родильной обрядностью, что подтверждается текстом повести. Вспомним, что красная рубаха мальчика «пузырем вздувалась на спине» (околоплодный пузырь, в котором иногда рождается ребенок, называют «рубашкой»). Красный цвет— повсеместно цвет жизни. Рубашка Егорушки— материнский оберег. У южных славян детская одежда была преимущественно красного цвета. Но в культуре донских казаков существует специфическое представление, что «плод» зарождается в виде красной ниточки, основы. Это дает дополнительные импульсы к интерпретации образа Егорушки, его душевного и духовного становления, вочеловечения, о чем, собственно, и написана вся повесть. Главный герой в повести «Степь» многократно называется по имени, причем обычно именно в ласкательной форме — Егорушка. Лишь один раз, в самом конце, указывается его фамилия, да и то косвенно (сынок Ольги Ивановны Князевой, — аттестует мальчика Иван Иваныч Кузьмичов). Имеет ли художественное значение фамилия Егорушки? Думается, в литературном произведении не бывает случайных деталей, и то, что кажется несущественным на первый взгляд, находит объяснение в региональном традиционно - культурном контексте. В повести «Степь» во всей полноте реализовалось чеховское представление о детстве–взрослении как о переходе, умирании – возрождении, своего рода инициации. Последовательность событий повести в точности соответствует этапам этого архаического обряда. Но структура инициации, перехода реализуется и в свадебной обрядности, где жениха именуют «князем». Финальные эпизоды повести (встреча Егорушки с Настасьей Петровной Тоскуновой) подтверждают эту мысль.

В свадебных песнях жених-«князь» приезжает издалека, из «чужого мира», поэтому одним из центральных является мотив дальней дороги, пространственного перемещения. В величаниях жених изображается писаным красавцем, «красовитей» всех. Настасья Петровна восхищается Егорушкой: «Ангельчик мой! Красота моя неописанная! Я и не знала, что у Олечки такой сыночек!». Обращение, похвала, выраженная словами с уменьшительно-ласкательными суффиксами, упоминание родителей, вырастивших замечательного сына, — характерные композиционные элементы свадебных величаний. Невесту могут именовать по-разному, но среди распространенных в свадебных песнях имен есть и Катенька (Катька— Атька в повести). И появляется Катька в примечательном, типично «женском» интерьере-пространстве — около швейной машины и клетки со скворцом в окружении цветов. Образы птиц, цветов/сада, мотивы женского рукоделия создают в свадебных песнях символику счастья. Весь этот

эпизод похож на свадебный сговор, включая стоящего на окне цыпленка, накрытого тарелкой, — традиционное свадебное обрядовое блюдо. Нас не должно смущать то обстоятельство, что Егорушка поселяется в доме Катьки, т.е. в переводе на свадебный язык становится «приемышем», «примаком». Культурная практика показывает, что «примачество» было формой первоначальной адаптации переселенцев на новом месте». «Приемышами» называли также детей, взятых на воспитание в чужую семью.

            Так новая жизнь Егорушки получает закрепление в традиционном культурном коде. Конечно, в повести «Степь» и речи нет о браке Егорушки, маленького мальчика. Но перемена его социокультурного статуса неизбежно вводит в текст свадебные мотивы и символы, которые, в свою очередь, объясняют некоторые художественные детали произведения. Даже образ «широкой, размашистой, богатырской» дороги находит аналогии в казачьих былинах и песенной лирике: «Ой-да не пролёгивала / Вот и степь- дорожунькя, она не широкая / Она не широкая, / шириною она, /эта степь-дорожунькя, она конца краю нет».

В связи с присоединением Таганрога к Области Войска Донского особое значение приобрел еврейский вопрос. Об этом писал в Петербург таганрогский городской голова А.Н. Алфераки: «В предположенной к присоединению местности насчитывается до 16000 душ евреев. Эта крупная цифра осложняет и без того трудный вопрос о судьбе евреев с присоединением к Донской Области четырех городов... Будет ли предоставлено евреям остаться на месте? Если да, то для этой части Области должно быть сделано исключение из общих законов, правящих казачество; если нет, то придется их выселить. Последняя мера сопряжена однако с такими затруднениями и расходами и причинила бы столько несчастия множеству народа, что едва ли даже осуществима».

Массовое переселение евреев не состоялось, но в повести «Степь» есть персонажи- евреи, обитающие вдали от городов, а обида и агрессия Соломона— это, возможно, художественная реакция на обострившуюся еврейскую проблему. Разумеется, мы не предполагаем ставить чеховскую повесть в прямую зависимость от конкретного исторического факта и казачьей культурной традиции. Но, думается, «казачьи» впечатления могли дать писателю творческий импульс.

Вербенко Ю.В., член Объединения Журналистов Казачества, сибирский казак.

 

Литература:

1.      Катаев В.Б. «Чехов и Таганрог: к проблеме культурного ответа». Таганрогский вестник: материалы Междунар. науч. конф. «Молодой Чехов: проблемы биографии, творчества, рецепции, изучения». Таганрог, 2004.

2.      Гиляровский В.А. «Жизнерадостные люди»  А.П. Чехов в воспоминаниях современников». М., 1960.

3.      Рыблова М.А. «Экстремалы Дикого Поля: основные этапы жизненного пути казака-воина».  Мужской сборник. Вып.3: Мужчина в экстремальной ситуации. М., 2007.

4.       Рыблова М.А. «Малолетки и выростки в структуре донской казачьей общины XIX— начала XXвв.»  Молодежь и молодежные субкультуры этносов и этнических групп ЮФО. Традиции и современность. Краснодар, 2009.

 

*************************************************************************************

 

Королёвские чтения 2020

Конец января, у студентов МВТУ имени Баумана начались каникулы, освободились аудитории, учёные, молодые специалисты и студенты со всей страны собрались на очередные Академические Королёвские чтения. Научное представительство было замечательным, лучшие университеты и предприятия прислали своих участников. Минутой молчания мы почтили ушедших от нас за год, в том числе Алексея Леонова.

Помню, когда пленарные заседания вели академики Черток и Легостаев, в зале присутствовали космонавты, в этом году открывал чтения академик Микрин, в первом ряду была Наталья Сергеевна Королёва, книгу о ГИРДЕ представлял дважды Герой СССР Александров.

Интересными были доклады музейщиков на секции

 «Космонавтика и культура».

 

 

Мой особый интерес, конечно, привлекла секция Энергетики, именно на ней в 2016 году я делала доклад к 100 – летию своего учителя Академика Николая Лидоренко.  С тех пор каждый год в чтениях участвуют сотрудники «Кванта», меняются директора, но доклады молодых специалистов предприятия признаются лучшими.

 

 

Отрадной новостью для меня стала и модернизация первого зала Музея Космонавтики на ВДНХ, впервые там среди основоположников космической отрасли появились сотрудники «Кванта», создатели батареи для Первого спутника Земли и солнечных батарей по Лунной программе.

 В этом году исполнится 55 лет со дня выхода советского человека в открытый космос, 65 лет космодрому Байконур. Надеемся отметить эти памятные даты достойно.

 

 

 

 

 

Валентина Плотникова, ветеран «Кванта» и Оборонпрома 

*************************************************************************************

 

580 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИВАНА III,

ГОСУДАРЯ И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВСЕЯ РУСИ

Сын Василия Темного Иван III Васильевич был выдающимся государственным деятелем. При нем Московское государство превратилось в огромную мощную державу, набрало такой вес, так усилилось в экономической и политической областях, что с его интересами уже не могли не считаться соседние княжества и государства Европы. Ивана III величали не просто князем, а государем и великим князем всея Руси.

 

Иван III.

Гравюра из книги А. Тевэ.

 

Н. М. Карамзин так писал об Иване III: «Внутри государства он не только учредил единовластие..., но был и первым истинным Самодержцем России, заставив благоговеть перед собою вельмож и народ, восхищая милостью, ужасая гневом, отменив частные права, несогласные с полновластием вен­ценосца... Ему первому дали в России имя Грозного, но в похвальном смысле: грозного для врагов и строптивых ослушников».

В годы правления Ивана III решались очень важные задачи: во-первых, при нем в основ­ном завершилось объединение русских зе­мель вокруг Москвы, во-вторых, укрепилась централизация управления, определилось место самодержавной власти в государ­стве, в-третьих, была обретена полити­ческая независимость страны, Русь осво­бодилась от монголо-татарского ига.

 Всей своей политикой Иван Васильевич стремился возвысить великокняжескую власть. Этому способствовала и его же­нитьба на Зое (Софье) Палеолог. Даже в новой государственной атрибутике за­метно стремление

 

возвысить роль рус­ского государя: с конца 15 века на печатях московского правителя появляется визан­тийский двуглавый орел, который допол­няет прежний герб изображение Георгия Победоносца.

 

Общеизвестно, что Казанское ханство, одно из государств-наследниц Золотой Орды, было покорено Иваном Грозным в 1552 г. Однако еще в 1467 г. великий московский князь Иван III впервые попытался утвердить своего ставленника в Казани, чтобы подчинить ее своему влиянию и обезопасить восточные рубежи Руси. Длившаяся около двух лет с переменным успехом война получила в источниках название «Первая Казань». Летний поход 1469 г. на Казань сначала оказался неудачным. Но уже в августе на Казань двинулось войско под командованием младшего брата Ивана Юрия Васильевича. Казань была взята в осаду, и хан Ибрагим вынужден был просить мира. 1 сентября 1469 г. был заключен мирный договор, по которому освобождались все русские пленники. Победа над Казанью была, по сути, первой после Куликовской битвы победой русских над Ордой. В 1486 г. Москву приехал один из сыновей хана Ибрагима, Мохаммед-Эмин, враждовавший с братом Али-ханом. Мохаммед признал себя вассалом Ивана III, и 11 апреля 1487 г. начался новый поход на Казань под предводи­тельством князя Даниила Дмитриеви­ча Холмского. В мае началась осада Казани, Али-хан пытался сопротив­ляться, но силы были неравными. 9 июня русские войска впервые вош­ли в Казань, Али-хан сдался в плен, а ханом стал Мохаммед-Эмин. Таким образом Казанское ханство призна­ло себя вассалом Российского госу­дарства.

Эпоха Ивана III это время объе­динения русских земель, превраще­ния России в одну из сильнейших дер­жав мира и окончательной ликвида­ции ордынской зависимости.

В процессе присоединения русских княжеств к Москве Иван III действо­вал различными способами. Еще при Василии II рязанский князь Иван Фе­дорович перед смертью «передал» своего малолетнего сына Василия под опеку великого князя. Воспитанный в Москве княжич подрос и в 1464 г. же­нился на сестре Ивана, Анне. Мос­ковский князь проявил великодушие: не нарушил данное его отцу слово и отправил Василия с молодой женой на свое княжение. Благодаря династиче­скому браку Рязань оказалась в поли­тическом плане подчинена Москве.

Одним из важнейших дел Ивана III было присоединение к Московскому княжеству Новгорода. Уже давно на город положили глаз литовские кня­зья. Тем не менее и московские князья считали Новгород своей вотчиной. Конфликт начался в 1470 г., когда в Новгороде появился князь Михаил Олелькович, потомок Ольгерда, ставленник великого литовского князя и короля польского Казимира IV Анжея Ягеллончика. Новгородцы разделились: одни поддерживали литовцев, другие москвичей. На вече дело дошло даже до рукопашной схватки. В конечном итоге «литовская» партия одержала верх. Она уже подготовила договор с великим литовским князем. Это было, по сути, началом войны Новгорода за отдел от Москвы. Причем союзниками новгородских бояр выступили не только Казимир, но и магистр Ливонского ордена Вольтус фон Герзе и хан Большой орды Ахмат.

Иван III не испугался надвигавшейся опасности и в послании к новгородцам особо подчеркнул свои родовые права на Новгород. Это вызвало бурю на вече, и его противники открыто заявили: «Московский князь» многиеe обиды и неправды над нами чинит, хотим за короля польского и великого князя литовского Казимира. Иван и митрополит Филипп направили к новгородцам посольство, пытаясь сохранить мир. Но горожане хотели идти на соглашение с Моской. Весной 1471 г. Иван принял решение начать войну. Впервые московский князь собирался в поход на Новгород в летнее время, которое традиционно считалось по погодным условиям неблагоприятным. Однако война началась, и вскоре отдельные отряды новгородцев были разбиты московским войском. 14 июня на р. Шелони произошло решающее сражение, в котором войска Новгорода потерпели сокрушительное поражение. Исход битвы, вероятно, решила мощная московская конница. Прибыв в Русу, Иван III приказал казнить часть попавших в плен бояр и взял выкуп с горожан. Вскоре в Коростыни был заключен мирный договор.

В 1477 г. в Москву приехало посольство от части новгородского боярства, которое предложило Ивану III назвать себя их «государем», полностью ликвидировать новгородскую автономию и установить в городе власть княжеских наместников. Весной Иван направил ответное посольство, но как только московский боярин выступил перед горожанами, вече взбунтовалось. Противники Москвы опять взяли верх, и разъяренная толпа убила великокняжеских послов. 9 октября 1477 г. Иван III начал новый поход против Новгорода. Новгородское войско заперлось в городе, и Иван, не встречая сопротивления,

двигался по новгородским землям. В конце ноября, пройдя по льду Ильмень-озера, московские отряды взяли город в осаду. Начались долгие переговоры. Между тем в городе наступил голод, начался мор. Под угрозой возмущения горожан новгородские бояре приняли все предложения Ивана, согласившись даже передать ему часть церковных земель. 15 января 1478 г. в город въехали московские бояре и дьяки и привели горожан к присяге Ивану. Независимому существованию Новгородского госу­дарства пришел конец.

В 1471—1472 гг. воевода князь Федор Давыдович Пестрый-Стародубский присоединил к Москве пермские земли, а в 1489 г. был взят город Хлынов, и Вятское государство подчинилось Москве.

Объединение русских земель про­исходило и за счет уделов ближайших родственников Ивана. Ещё в сентябре 1472 г. скончался один из младших братьев Ивана князь Юрий Дмитров­ский. Он не был женат и не оставил завещания, поэтому его владения должны были быть разделены между остальными братьями. Однако Иван самовольно присоединил Дмитров, Можайск и Серпухов к своим землям, что вызвало недовольство братьев. В 1474 г. он купил у одной из линий рос­товской княжеской династии их вот­чину половину Ростова и Ростовского княжества. Таким образом, и­ эти исконно русские земли вошли состав Московского государства

По завещанию младшего брат Андрея Меньшого в 1481 г. Иван получил Вологду, а в 1482 г. Московский князь заключил договор со своим родственником внуком Дмитрии Донского Михаилом Андреевичем Верейским, который отказался oт наследственных прав на Белоозсро Однако вскоре сын Михаила Василий по прозвищу Удалой сам поставил точку в недолгой истории Верейского удела. Когда у Ивана III родился внук, то великий князь захотел одарить снох семейными драгоценностями. Но оказалось, что жена Ивана Софья Палеолог раздарила их  Андрею своему брату и его дочери Марии, которая была женой Василия Михайловича. Разъяренный Иван приказал изъять у верейского княжича все «приданое», а самого его схватить и посадить в тюрьму. Не дожидаясь этого Василий Удалой бежал в Литву. Поскольку наследник верейского  стола остался в Литве навсегда, его отец Михаил Андреевич вынужден был завещать все свои владения Ивану III. В 1486 г. Верея и Малоярославец были присоединены к Московскому княжеству. Наконец в 1485 г. Иван ликвидировал самостоятельное Тверское княжество, и Московская Русь практически стала единым государством.

При Иване III Русь окончательно освободилась от ордынской зависимости. Время, когда московские князья униженно ездили в Орду за ярлыками на свои земли, безвозвратно прошло. Чингизид Ахмат, ставший ордынским ханом, попытался было восстановить свою власть над Русью.

Летом 1472 г. он предпринял безуспешный поход на Русь. А весной 1480 г., выбрав удачный момент для нападения, Ахмат снова двинул огромные силы на Русь. Война закончилась «стоянием» на реке Угре и отступлением ордынцев в нача­ле ноября в степь. «Татарский» период русской истории завершился.

 

Стояние на реке Угре.

Миниатюра Лицевого летописного свода

 

Отношения Ивана III с Литвой бы­ли непростыми. В 1492—1493 гг. Иван совершил походы на Литву для при­соединения некоторых русских горо­дов. По мирному договору границы Руси перемещались на запад до Дорогобужа, а в состав русских земель вошла Вязьма. В 1500 г. началась новая русско-литовская война, которая оз­наменовалась разгромом литовского войска в битве у реки Ведроши (14 июля 1500 г.) и в битве под Мстиславлем (4 ноября 1501 г.). Затем были освобождены Чернигов, Гомель, Стародуб и другие города. 25 марта 1503 г. Иван заключил перемирие с Литвой сроком на 10 лет. В состав Руси вошли все отвоеванные земли, и граница го­сударства Ивана III подошла к Киеву и Днепру.

 

Весной 1492 г. во время литовской войны по приказу Ивана строится го­род-крепость Ивангород против Нар­вы. Новый город должен был стать первым русским портом на Балтий­ском море. Из Ивангорода русские су­да плавали по всей Балтике, доходили до Копенгагена. В 1493 г. Москва за­ключила с Данией мирный договор, а в 1495 г. началась война со Швецией, во время которой русское войско штурмовало Выборг, вышло в район г. Або (ныне Турку), и даже часть Се­верной Финляндии признала вассаль­ную зависимость от Руси. В марте 1497 г. в Новгороде было заключено перемирие со Швецией сроком на шесть лет. В результате была обеспечена свобода торговли на Балтике, в том числе и для русских судов. Иван III первым из русских государей, задолго до Петра Великого,  попытался «прорубить» окно в Европу.

Укреплялись и культурные связи с зарубежными государствами, в Москву приглашали европейских мастеров, При Иване III развернулось каменное строительство: были построй новые кремлевские стены вместо прежних обветшавших белокаменных, Успенский собор и другие храмы. Архитекторами были итальянцы Аристотель Фьораванти, Антон Фрязин, Пьетро Антонио и другие. Один из итальянцев, побывавший в Москве Амброджо Контарини оставил нам единственное дошедшее до нас от современников внешности Ивана III: «Он высок, но худощав. Вообще он очень красивый человек».

В 1503 г. Иван III перенес инсульт. С тех пор здоровье его пошатнулось. Через два года Государь всея Руси скончался и был похоронам Архангельском соборе Московского Кремля.

 

Литература:

1. Московия / Сост. М.Колыванова. – М.:ОЛМА Медиа Групп, 2010. – 256 с.

2. Исторический лексикон. 14 – 16 века. Книга 1-я. Энциклопедический справочник / Ред. совет: В.Н. Кудрявцев (предс.) и др. – М.: Знание, 2001. – 800 с.

3. Балязин В.Н. Неофициальная история России. Ордынское иго и становление Руси. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. – 192 с.

 

Материал  составил В.Н. Назаров

*************************************************************************************

 

РАССКАЗ «И ВНОВЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ!»

                                      

              Людка решила рассекретиться. Она проползла от начала арыка метров пятьдесят, и уже довольно долго скрываясь в нём, слушала, как сидящие на обочине канавки напротив неё через аллею её брат и его друзья, смеясь, рассказывали разные интересные случаи. Много чего из них Людмилка, конечно, не понимала, но старалась, на всякий случай, запомнить.

      Аллея акаций метров в пять шириной была любимым местом прогулок всего населения заводского района. По обеим её сторонам пролегали маленькие неглубокие канавки, которые питали акации водой. Садовники, в каждую из них, чередуя, запускали через день воду, а солнце наперегонки с корнями деревьев его тут же высушивало. Понятное дело: вода в Средней Азии большая ценность: не разбежишься. Сегодня, поблёскивая под падающими на него горячими лучами, желтоватый ручеёк воды журчал в арычке, над которым сидели ребята в блаженстве опустив в прохладный поток свои босые ступни.                         

        Людкины жёсткие, белесые космы, еле-еле скрученные мамой в две косы, были обвалены в грязи, опавших листьях и сухих ветках. Ей надоело прятаться в пыли своего укрытия, и, как джин из лампы, выскочив из арыка на аллею, она стала рьяно отряхиваться. Не извлекая ног из воды, парни удивлённо обернулись. Володя напрягся, ожидая, что его сестрёнка сейчас наверняка чего-

ни будь отчебучит. Успокоившись, что ничего не происходит, через пару секунд они от неё отвернулись, продолжая свой разговор уже почти шёпотом.

      И напрасно… Валяясь в арыке, она запомнила загадочную басню, только что рассказанную Толькой. Видя полное к ней равнодушие, у неё теперь уже не хватало терпения, чтобы не доказать им, что она почти всю её запомнила. Потому, бросив бесполезное занятие потряхивания, Людка завопила жутким грубым голосом: - Одиножды один, шёл гражданин, одиножды два …  

        Ребята вскочили, офонарело выпучив на неё глаза. Володя очухался первым и, подбежав к сестре, дёрнул её за плечо: - Закрой рот. Быстро домой, а то я сейчас всю таблицу умножения на твоей спине от тарабаню.

       С Людмилой такие номера не проходили. Вырвавшись из рук брата и отпрыгнув в сторону, она продолжала громко декламировать всё, что запомнила, правда, уже не придерживаясь рифмы. Брат, тремя шагами нагнав сестрёнку, шипящим голосом объяснил ей, что это плохие и стыдные стихи, и шестилетним девочкам их нельзя повторять. Заинтригованная и возмущённая несправедливостью, что мальчишкам всё можно, а девчонкам – нет, к тому же ещё и почти семилетним, Людка, тотчас же, решив узнать правду от мамы, вприпрыжку бросилась к дому.

       Уже почти добежав до своей калитки, она увидела дядю Алёшу, который, как говорил папа был «под-шефе» и, как обычно, строил в шеренгу соседских гусей. Понимая, что в одиночку тому гусей ни за что не собрать, несмотря на жуткий страх перед злыми птицами, Людка, подобрав с земли длинный тутовый прут, тут же бросилась ему на помощь. Она слышала, как папа с мамой разговаривали о дяди-Лёшиных фронтовых ранениях и контузии. Людка мало понимала, что такое контузия, зато о ранениях знала почти всё, потому что сама непрестанно находилась в состоянии обраненности в разных частях своего тела.

       Дядю Лёшу ей было ужасно жалко, ведь, когда он был трезвый – он почти всё время молчал, ни с кем не разговаривая, а когда «под-шефе» то обязательно, отдавая разные приказы и сильно припадая на одну ногу, сгонял гусей в отряд. 

     Потряхивая перед ними ведёрком с зерном или хлебными размоченными огрызками, рулевой водил тех за собой по аллеям и задам огородов, после чего, за отлично пройденные учения потчевал своими гостинцами. Папа рассказывал, что дядя Лёша на фронте был майором и самым геройским героем. Что у него много наград и его нужно очень, очень уважать всегда, даже когда тот выпивши. Людка и уважала его всегда. Тем более за то, что он не боялся гусей и звал её Людочкой.

     Вот и теперь, на всякий случай, держась недалеко от дяди Лёши, неистово освистывая гусей и маша прутом, она сгоняла их в кучу. Гуси, видя перед собой сплочённое боевое содружество, ворчливо загоготав, начали сбиваться в отряд и, подпираемые сзади Людочкиной плёткой, нестройные колонны, наконец, двинулись за главнокомандующим  - дядей Алёшей.   

    - Товарищ старлей, - кричал дядя Лёша своей помощнице, - держать фланги.

       За оказанное доверие у Людки выпрямилась спина, и сивые брови грозно сдвинулись к переносице. Теперь она готова была погибнуть за соблюдение дисциплины. Гусаку Емеле,  видно, надоело шагать по строевому,  и, вытянув шею, он двинулся к луже. Но, над его головой тут же просвистел тонкий прут, и более не задаваясь, Емеля, не понаслышке зная о Людкином патриотизме, спешно возвратился в строй, недовольно обсуждая с однополчанами деспотические приёмы командного состава.

    - Смир-р-рно! - кричал дядя Лёша, и весь строй, громко возмущаясь, замирал вслед за остановившимся предводителем.

    - Напр-р-раво!

      Людка забегала влево и гнала гусей в сторону, определённую взмахом руки командира. Дядя Лёша, не оглядываясь на свой взвод, продолжал движение по задам огородов. Людмиле он доверял, как себе.

     - Левой. Левой. Взво-од, на месте шаго-ом  арш! Раз-два… Смирно!

Взвод упорно продолжил движение, и дядя Лёша вынужден был срочно сдать свои позиции. Теперь, устав бороться с таким бестолковым войском, разбросав перед ними пакетик с размоченным овсом, дядя Лёша подозвал помощницу к себе. 

Она давно забыла про то, что бежала к маме за разъяснениями, да и басню ту совсем не помнила. 

   - Ну что, Людочка, отдохнём?

  Они присели на узенькую скамейку около аллеи.                                       

   - Сейчас я открою тебе одну большую тайну.

Людмилка, вытянув к нему шею, хотела вздохнуть, но не смогла, потому что воздух застрял в горле. И – ни туда, ни сюда. Прохрипела – «какую»?

   -  Военную.

Воздух она таки заглотнула, - Военную?!

Да за доверенную ей военную тайну она готова была хоть сейчас жизнь отдать.

   - Вот смотри, - дядя Лёша, покрутил перед собой в воздухе рукой с вытянутым вверх указательным пальцем, - Ситуация крайне напряжённая и крайне смутная. Ясности никакой. В воздухе зависла неопределённость.

  Людка подняла вверх округлённые глаза, и почувствовала: - точно висит.

   - Ну вот, - продолжал он, и ты чуешь, что что-то сейчас произойдёт. Интуиция подсказывает, что всё-таки нападёт.

Людка приподнялась с места, - Кто? Интуиция?

   -  Враг. Ты ощущаешь это нутром…

   -  Вот сволочь. И чё, дядь Лёш?

   -  Твои действия? Ну… думай.

Людкины жилы чуть не попорвались, но предательская голова молчала.

Дядя Лёша, как ни в чём не бывало, продолжил, - Выход один…

Ногу патриотки схватила судорога, - Затаиться?

   - Нет, Людочка, как раз наоборот. Напасть первым. Вторым не успеть.

   - Дядь Лёш, а вдруг враг передумает?

   - Военная интуиция – вещь непревзойдённая. Нападёт. Точно. В тебе уже живёт такая страшная яма, она гудит в ушах тишиной.

В это время взревел заводской гудок, объявляя всем, что дневная смена закончилась и начинается вечерняя.

   - Вот как этот гудок. Только внутри тебя, понимаешь?

Внутри Людки гудок резанул так, что даже выскочил из горла.

   - Мне нужно было громить их первым, - дядя Лёша рукой схватился за ствол рядом стоящего тополька. А я ждал приказа, раздумывал. И они полегли. Все.

Людка видела, как трясётся в его руке молоденький тополёк, - Кто?

   - Артиллеристы, солдатики мои.

   Людочка понимала, что тополёк сейчас переломится. Она поднялась в рост и только теперь ощутила, что недавно сведённая судорогой нога наступать на землю не может. Тогда, на второй допрыгав до тополька и ухватившись за дяди Лёшину руку, она стала медленно разжимать ему пальцы, - Не плачь, дядя Лёшенька. Не плачь, это же давно было.

   Дядя Лёша разжал пальцы и резко, сильно нажав ими на свои глаза, прошептал, - Эх, Людочка, это для тебя давно. А для меня – вчера. Не приказа нужно было дожидаться, а первыми фашистов давить.

   - Всё равно не плачь.

   - Разбабахали они на-а-ас… Точно по расчётам шарахнули. Очнулся – ни услышать, ни кричать. Валяешься с гудящей головой и раздолбанными осколками ногами, и ни на сантиметр, ни в одну из сторон.

      Помолчав несколько мгновений, дополнил, - Так вот я хочу тебе сказать, девочка моя храбрая, что интуицию нужно слушать и боевая готовность в человеке должна присутствовать неизменно, так как на свете где-то всегда существуют фашисты, и им нужно уметь давать отпор.

      Дав честное слово, что всегда будет готова к отпору фашистам, Людмилка отправилась домой.

     Войдя в прихожую, она, тут же, уразумела, что Вовка уже дома и мама знает про её недостойное званию девочек поведение. При виде дочери, мама, как всегда, скрутила в руках верёвкой маленький посудный полотенчик, и суровым голосом произнесла, что если ещё раз она

позволит себе так позорить своих родителей, то ей, непременно, придётся пройтись этим жгутом по мягкому месту ниже талии.   

     Людка плевала на малюсенькое полотенце. И ещё она знала, что папа дома, а значит, всегда прикроет её своим телом, но позорить родителей в каждом очередном разе, ей, конечно, не хотелось. Правда, как назло, обстоятельства почему-то всегда складывались к их позору лицом, и Людочка по этому поводу сильно переживала. В страданиях за содеянное на аллее, она сейчас же твёрдо решила всю свою оставшуюся жизнь вести себя, наконец-то, прилично и держать рот на замке, тем более, если что-то непонятно.

     Правда, успокаивало то, что когда Вовка заорал, что ни у кого из его друзей нет такой сестры, то папа, несмотря на неодобрительный мамин взгляд, как-то странно улыбнувшись, буркнул: «вот именно». Значит, надежда на неё в нём всё-таки не угасает.

Людмила Артёмова.

*************************************************************************************

 

Сказки деда «Калины».

Как сказано, так и сделано

(не прошло и четверти века).

В память о милом старике

И чудном рассказчике, Мише Калинине.

 

«Алтын»

История первая.

«Где правда здесь, ответит только ложь».

Бросает жизнь обглоданные кости, но всякому мерещится своё

(сколь, не бросай), увы, мы с детства слепы.   И слух направлен

только на себя, хоть гром греми и вся земля дрожи, мы

принимаем только комплементы.   ( К.К.) .

 

Давно это было. Так давно, что   быльём поросло.

Жил да был в одной деревеньке мужик.  Была у мужика семья: жена и детки малые. Куры, гуси, и   другая домашняя тварь тоже были.

И вот однажды….

Пришла весна.  Зима, в тот год, выдалась долгая и морозная,

и прошлогодний урожай, растаял ещё в марте. В общем, подъел народ до Юрьего дня всё: до донышка, до пёрышка, до пылиночки (и посевное и долговое), дочиста.

Пошёл мужик к сватам, а те на лавке сидят пустые щи едят.  Он по соседям. И те присмирели на прошлой неделе.

Время сеять, а нема.  Вот и отправился мужик к барину. В ножки кланяться, просить – упрашивать, перезаначивать.

-  Ну что ж   - говорит барин,-  Как не помочь.

Дал мужику четыре шапки зерна и три алтына в придачу, а

на прощанье сказал: «Того зерна, что я тебе дал, всё равно

до весны не хватит.  Посади и эти три алтына.  Как взойдут

поливай и от ветра оберегай, а как начнёшь урожай собирать

сорви с каждого деревца по три алтына и принеси мне.

А    не принесёшь, работать на меня будешь три года и три

месяца, с сего дня».

Мужик тяжело вздохнул, а что делать: «Будь по- твоему».

На следующий день пошёл мужик поле пахать. Целый день пахал,

Устал.  Присел отдохнуть, чуток вздремнуть и   не заметил

как уснул.  Просыпается и видит…

 

Стоит перед ним дедок, без лапоток.  Ростом невысок, ну

прям шишок.  Борода до земли, на носу ковыли, а во рту

два зуба, не человек, «чудо-юдо».

Хотел   мужик старика прогнать, да не может встать. А старичок

насмехается, над мужичком издевается.

«Ну что, дурачок, попал на крючок.

На колоду вскочил, по речке поплыл,

А река широка, а река глубока.

Колода вот –вот зачерпнёт

За собой, на дно, позовет.

Дай алтын старику, я тебе помогу».

Хотел мужик сказать, что рад бы алтын отдать, да только

где же ему, лишний, взять.

А старичок, прыг да скок, мужицкий кошель развязал, алтын достал

и убежал. Осталось у мужика, два алтына.

Прошло пару дней.  Земля под весенним солнышком согрелась,

Пришла пора сеять.  Вся деревня в поле и наш мужик в доле.

И сеял, и боронил, соседу пособил, выбился из сил.

Прилёг на лужок, отдохнуть зачуток, и заснул.

Просыпается и видит…

Стоит перед ним дедок, без лапоток. Борода до пупа,

в волосах лебеда. Мужицкую краюху жует, речь такую ведёт:

«Ходит по морю телега

Ветер треплет паруса

Поселилась в бочке с мёдом

Трёх пудовая оса.

Чего уставился как на блоху,

Дай алтын я тебе помогу».

Хотел мужик сказать, что сам в долгах как в шелках.

Всего два алтына осталось, не за горами старость.

Детки дома кричат, кушать детки хотят.

Рад бы отдать, да где?  Сам в бесконечной нужде.

А старичок, прыг да скок, кошель развязал и алтын уволок.

Хотел мужик старика догнать, а его уже не видать.

Поднял   кошель с земли и к лесу бежать.

Последний алтын спасать.  Нашёл в лесу у ручья,

полянку – беглянку, выкопал ямку. Молитовку прошептал,

водичкой полил и закопал.

* * *

От сказителя.

А здесь я и сам: хоть лягу, хоть сяду.

Полянок таких   секретных и не заметных   в лесу, с десяток к ряду.

И всюду берёзки и вязы, пойди, отыщи сразу.

* * *

Когда мужик на поле воротился, чуть с ума не сошёл. Ни заметки, ни сломанной ветки, хоть бы пень кривой, вот голова с дырой.

Делать нечего скоро вечер. Пришёл домой, сел на лавку немой.

Жена ему крапивные щи, а он сидит, молчит.

А время как дети у соседа, не спит, стрелка по кругу спешит.

Была полная сума, да в боку дыра.

Прошёл сенокос, урожай подрос.

И пошёл мужик в лес плутать.  Куст алтынный искать.

Два дня бродил, впустую. Пора примерять сбрую. На барина

пахать, долги отдавать.

На третий день взял мужик с полка̀, мешок и верёвки моток.

А сам себе думает: «Схожу ещё разок, по -  ищу алтынный кусток,

а не найдётся кусток, сойдёт и сучок».

* * *

От сказителя.

Да - а…   Наш мужик не герой. На войне не жалея собой

идёт на вражий редут, враги от страха бегут, а дома,

мужик как солома, ни скажет, ни слова.  Спину подставит под кнут

и ждёт оплаты за труд.  А сам и кузнец, и плотник,

плясун и певец и скотник. За что не возьмётся -  всё удаётся.

За это часто ему достаётся.

* * *

Наступил полдень.  В лесу духота, на душе маята.  Присел мужик на пенёк перекусить, водички испить. Пару раз моргнул и заснул.

Сколько времени прошло не ведомо, а если и ведомо, то не считано.

Открывает мужик глаза, а в глаза глядят небеса. Лесная поляна ни

пенька, ни изъяна. Растут на поляне цветы, невиданной красоты.

Стоит перед ним дедок, без лапоток.  Борода чистый мох, в руке

кузовок, полон ягод красных волчьих и опасных.

- Что, мужик, отдыхаешь?  В лес забрался, птичек пугаешь?

Хотел мужик неправду сказать, да не умеет врать. И рассказал,

как на духу, свою историю старику.

Старичок на травке катается, за живот хватается, хохочет, не унимается.

- Ты, что мужик и в правду дурак?  В землю хоть рубь, хоть пятак,

дерева не дождёшься, а слезами весь обольёшься.

Возвращайся мужик домой, посоветуйся, с мудрой женой.

И мешок пустой не носи, хоть грибов домой принеси.

Сказал и скрылся в чаще.

Обиделся мужик на такие слова, разболелась его голова.

«Легко говорить собрать. А   где, те грибы искать»?

И вдруг …

Земля шевельнулась у ног. Из земли вылезает грибок.

И полезли...  Строчки, маслята.  Лисички - сестрички, опята.

Белые, берёзовые, красные, жёлтые, розовые.

Мужик, упал на колени, крестится.  Ущипнул себя, вдруг мерещится.

А из чащи лесной доносится: «Ты не крестись, собирать торопись.

Солнце за тучу зайдет и урожай пропадёт».

И пошла тут работа.  Мешок оказался как нельзя кстати.

Грибочки, поначалу, упирались, за землю хватались, но

мужицкая рука крепка, пальцы как вилы, канатом жилы.

Слава богу, до вечера, не было ни тучки.  Набрал он полный

мешок. Из рубахи соорудил кузовок, после рубахи штаны

и те в дело пошли. Возвратился домой затемно, в чём мать родила.

«А не стыдно. В темноте, всё равно не видно. Правда

жена на порожке сидела, испугалась, а после ревела».

* * *

Две ночи и два дня разбирали грибы. И солили, и варили, и сушили.

Жарили и парили.  Соседям и родственникам носили.  Всю деревню накормили, а грибов всё равно пол мешка осталось. И сказала

тогда жена: «Снеси, любимый, их в город, да продай на базаре.

 

Глядишь, копейку и выручишь».

Как сказано, так и сделано.  Целый день мужик торговал, всё продал.

Последнему покупателю и мешок отдал. Выручил десять алтын

(тридцать копеек). Чтобы не откладывать пошёл к барину, долг отдавать. Барин удивился: «Неужели дерево алтынное выросло?».

«Выросло» -  смеется мужик. «Правда, два алтына у меня старичок

украл, я только один закопал.  В лесу.  И случилось чудо».

«И впрямь, чудо»,-  согласился барин.  На том и расстались.

Остался у мужика алтын, один.  Нёс он его в кошельке, нёс и вдруг

видит, сидит на обочине мальчишка и плачет.

-  Чего плачешь, горемыка?

А мальчик отвечает: «Целый день у барина, на конюшне, работал.

Навоз убирал, воду таскал. Барин копейку дал, а конюх отнял.

Пожалел мужик мальчишку, достал из кошеля алтын и говорит:

«Вот тебе алтын.  Алтын этот не простой, волшебный.

Зря не трать и в землю не закопай. Дураку он и даром не нужен,

а честному и умному счастье привадит, достаток и славу,

страдания и любовь».

На том и расстались.

 

От сказителя.

Прошёл слушок, будто барин в том лесу закопал и золото, и серебро, а когда пошёл урожай собирать, сгинул.  Но это только слушок, а у нас, сказка…

Устали?  Отдохните.  Завтра   приходите.

 

Следующая информация особой исторической ценности не имеет, но вполне правдива.

 

*алтын -  старинная русская монета (от татарского алты– шесть).

В алтыне считалось от трёх -  шести денег.  До Петра1-ого

Особой монеты Алтын не чеканилось и лишь с 1704г.  начали. Чеканить серебряный алтын, правда не долго и в скорее изъяли из оборота.  Изъять то изъяли, а народу такая мера     понравилась   и по сей день слышно: пятиалтынный (15 копеек).

Малый энциклопедический словарь Ф.Брокгауза и И.Ефрона.1907г.

*

Алтын (от татарского – золото) русская монета и счетно-денежная единица с 15 века. 1-алтын равнялся 6 московским или 3 новгородским деньгам (позже новгородская деньга стала называться копейкой.)

И вот итог, за 2500 лет деньги (из золота и серебра) превратились

в бумагу, а сегодня   вообще стали пластиком.  Ещё чуть – чуть

и «золотой алтын» превратиться в пшик. «И сколь за него не паши один убыток».

 

Кирилл Кострецов.XXI век от Р.Х.